РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

 

Источник: Акинин К.В. Первые шаги архимандрита Амвросия по восстановлению Воскресенского собора. Все права сохранены.

Материал предоставлен библиотеке «РусАрх» автором. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2013 г

 

   

К.В. Акинин

ПЕРВЫЕ ШАГИ АРХИМАНДРИТА АМВРОСИЯ

ПО ВОССТАНОВЛЕНИЮ ВОСКРЕСЕНСКОГО СОБОРА

 

В конце 40-х годов XVIII столетия начался новый период восстановительных работ в Воскресенском соборе. 6 марта 1748 г. в монастырь назначается новый архимандрит – бывший префект Александро-Невской семинарии Амвросий Зертис-Каменский [1].

Ситуация с заглохшим восстановлением Воскресенского собора стала стремительно меняться. Благодаря близости ко двору и высокому статусу члена Синода, архимандрит Амвросий имеет возможность непосредственного обращения в центральные учреждения империи и к императрице Елизавете Петровне. Открылась возможность быстрого получения необходимых средств, для восстановления всего собора, к тому времени состоящего из наполовину восстановленной ротонды и уже значительно обветшавшей соборной церкви.  Среди настоятелей первой половины XVIII столетия архимандрит Амвросий имел наиболее высокое общественное положение и это было, по-видимому, основным фактором, сделавшим возможным быстрое восстановление всего здания. Монастырь как бы возвращал себе утраченный в петровскую эпоху высокий статус [2].

Уже документы весны 1748 г. иллюстрируют начало кипучей деятельности нового архимандрита. Появляются новые главы на Подземной церкви, колокольне и теплой церкви Рождества [3]. Причем, в связи с устройством скатной кровли над Подземной церковью [4], световая часть церковной главы получает дополнительную кирпичную надкладку, сплошь покрытую изразцами, сделанными по образцу первоначальных украшений на фасадах голгофского придела [5] (рис. 1). Благодаря выпискам из монастырских расходных книг, сделанным в свое время проф. В.И.Троицким, нам известны имена мастеров,

____________________

 

[1] Об архимандрите Амвросии: Бантыш-Каменский 1836, стр. 31-32; НЭС т. II, ст. 332-333. В литературе, посвященной архимандриту Амвросию,  подчеркивается, что он был назначен в Воскресенский монастырь «в видах восстановления его запущенных зданий» (там же, стр. 332). Интересно, что в начале 1748 г. по воле Елизаветы Петровны начинаются работы и над двумя другими крупнейшими церковными проектами её царствования – Смольным монастырем в Петербурге и Андреевским собором в Киеве (Денисов, Петров 1963, стр.10).

[2] Представление о проводимых в то время в Воскресенском соборе работах можно получить благодаря бесценному труду профессора Владимира Троицкого (завершен в 1926 г.), скопировавшего ряд документов из монастырского архива, большая часть которого в настоящее время утрачена. Важнейшим дополнением к этой работе служат выписки из архивов, сделанные в 1970-х - начале 1980–х гг., сотрудником треста «Мособлстройреставрация» Татьяной Бугаевой.  На основании этих двух собраний мы в своем очерке цитируем большинство  архивных материалов, с ссылкой на номера страниц в сборнике (для материалов В.Троицкого), или непосредственно на архивный шифр и номера листов в деле (для материалов, собранных Т.Бугаевой).

[3] Расходная книга Воскресенского монастыря за 1748 г.//Троицкий 1978, стр. 179.

[4] Из листового железа по железным же стропилам - там же, стр. 179.

[5] Чернышев и др. 1988, стр. 32-33. Керамическое оформление нижней части главы (наличники, херувимы и аркатура) было разрушено позднее, при переделке окон в 1760 г. – Расходная книга Воскресенского монастыря за 1760 г.//Троицкий 1978, стр. 245.

 

-1-

 

 

участвовавших в этих работах – это была артель каменщиков Семена Занеги [6], а работами по производству изразцов руководил керамист Степан Пентюхов, сделавший партию изразцов «по прежнему рисунку» [7].

 

SANY0066 800

 

Рис. 1. Глава Подземной церкви с керамическими украшениями и куполом 1748 г.

Источник изображения: фото автора.

 

Заметим, что и вновь сделанным металлическим главам была придана откровенно устаревшая к тому времени луковичная форма. Таким образом, на первых порах архимандрит Амвросий пытался следовать первоначальной стилистике Воскресенского собора с луковичными главами и изразцовым оформлением [8], используя для этих работ профессиональные кадры еще мичуринского времени.

____________________

[6] Каменщик Семен Занега (Занегин) работал при возведении ротонды по проекту И.Мичурина еще в первый строительный сезон 1732 г.– см. Крючкова 2002, стр. 325.

[7] Расходная книга за 1748 г.//Троицкий 1978, стр. 180.

[8] В работах Чернышев и др. 1988, стр. 32 и Тепфер 2002, стр. 129 переделка главы Подземной церкви приписываются И.Мичурину, который уже был на строительстве Андреевского собора в Киеве (1747 – 1754 гг. – Клименко 2008, стр. 416).

Формально, к работам мог иметь отношение Семен Яковлев, назначенный по указу Сената на место уехавшего И.Мичурина (Аронова 2008, стр. 660). Но, по своему объему, переделка не столь значительна – она  могла быть сделана и без привлечения архитектора и составления проекта, на основании одних лишь указаний архимандрита Амвросия. 

 

-2-

 

 

Приведя в 1748 – начале 1749 г. монастырские здания в более-менее приемлемый облик [9], в 1749 г. архимандрит Амвросий устроил торжественное посещение монастыря императрицей Елизаветой Петровной, которая, правда, в течение 1749 г. побывала в монастыре дважды – 14-15 июля и 5-7 сентября [10]. После первого посещения, когда архимандрит провел императрицу по собору и продемонстрировал великолепие здания, многие годы находящегося в полуразрушенном состоянии, выходит именной указ Елизаветы Петровны:

 

«…В нынешнюю нашу бытность в Воскресенском монастыре, именуемом Новом Иерусалиме, усмотрели мы многие в большой церкви в строениях ветхости, а особливо над гробом Христа Спасителя нашего обвалившийся шатер, чрез многие годы поныне не исправлен, отчего и оставшемуся строению чинится великое повреждение, что немалому сожалению подлежит; а понеже доходы, оставшие за определением монастырским, все отбираются в Экономию Синодального Правления [11], в том числе, и с пожалованной от нас тому монастырю Симбирской вотчины села Воскресенского, Сергиевское тож; того ради повелеваем Святейшему Синоду на все то исправление отпустить ныне во оной монастырь из доходов Экономии Синодального Правления тридцать тысяч рублев немедленно [12], и при том иметь прилежное старание, дабы вся та церковь и шатер в надлежащее во всем состояние приведена была в будущем году немедленно, а с вышепомянутой пожалованной от нас вотчины доходов никаких в Экономию не отбирать, а оставлять их на монастырское содержание и исправление сверх определенных на оной монастырь окладных доходов.

Елисаветъ.

в “19” день июля 1749 г. в Москве.». [13]

____________________

[9] Перечень работ «косметического» характера и закупок к приему содержит отчет о монастырских расходах за 1749 г. – Троицкий 1978, стр. 174-176. Весьма показателен перечень работ в монастыре, выполненных артелью С.Занеги в 1748 г. – Крючкова 2002, стр. 325.

[10] Троицкий 1978, стр. 174; Хроника пребывания Елизаветы Петровны в Москве по материалам Камер-фурьерских журналов и другим источникам // Елизавета Петровна и Москва, стр. 206.

[11] Здесь и далее имеется в виду т.н. Синодальная канцелярия экономического правления – правопреемница Монастырского приказа и Коллегии Экономии, по указу императрицы 1744 г. перешедшая под контроль Синода; она заведовала сбором доходов с монастырских владений и распределением средств на нужды церковных учреждений. Наилучшей характеристикой истории Коллегии Экономии является раздел в указателе к «Полному собранию законов…», где приведены все основные вехи истории этого учреждения с ссылками на соответствующие указы и законы – см. ПСЗРИ, т. XLII, ч. 1, ст. 901-902.

[12] В 1720-х гг. 30 000 руб. – это крупная сумма, составляющая порядка 0,5% годового бюджета империи 1723 г. (Кафенгауз 1954, стр. 391), в 1730-х уже 0,33 % (Заозерская 1957, стр. 314); в царствование Елизаветы Петровны для сравнения можно взять стоимость строительства нового Зимнего дворца, на которое по смете 1754 г. предполагалось потратить 1,3 млн. руб. (Денисов 1989, стр. 66, прим. 23.). Таким образом, восстановление Воскресенского собора составляло 2% от стоимости сооружения новой царской резиденции; но не следует забывать, что Зимний дворец – очень значительное по объемам сооружение.

[13] Троицкий 1978, стр. 94 = ОДДСС т. XXIX (1749 г.), ст. 397 – 398.

 

-3-

 

 

Этот акт придал делу восстановления Воскресенского собора общегосударственный статус, сходный по своему значению с работами по достройке здания в конце XVII столетия. Кроме 30.000 рублей на восстановление шатра, императрица пожертвовала 5.000 рублей на обновление ризницы, «его высокорейхсграфское сиятельство» [14] Алексей Разумовский пожаловал 3000 рублей на обновление иконостаса Подземной церкви, а «их императорские высочества» [15] пожертвовали 1000 рублей на обновление Голгофской церкви [16]. Так же по желанию Елизаветы Петровны в соборе было основано и полностью укомплектовано три новых придела [17].

После посещения Елизаветы Петровны Воскресенский монастырь пережил как бы «второе рождение» - наряду с Троице-Сергиевым монастырем, Новый Иерусалим стал самым посещаемым императрицей из подмосковных обителей [18]. Кроме материальной помощи, Воскресенский монастырь удостоился и разного рода статусных почестей. Название обители в указе императрицы - «Новый Иерусалим», послужило поводом для официального восстановления Синодом первоначального имени монастыря, отнятого еще при осуждении патриарха Никона в 1666 г. [19] Также по желанию правительницы империи, архимандритам Нового Иерусалима было даровано право совершать службу по чину старейшего и знатнейшего русского монастыря – Киево-Печерской Лавры [20].

 

После выхода императорского указа о восстановлении шатра над ротондой Воскресенского собора в дело вступают общеимперские «правительствующие» учреждения. На заседании Св. Синода 24 июля выносится решение,

____________________

[14] В 1744 г. А.Г.Разумовский от императора Карла VI удостоился титула графа Священной Римской империи (нем. Reichsgraf), а позднее, вместе с братом Кириллом, по случаю мирного договора в Або, были пожалованы графским титулом и Российской империи (Майков 1910, стр. 429).

[15] Официальный титул четы наследников престола – будущего императора Петра III (1761-1762) и императрицы Екатерины II (1762-1796).

[16] Эти подробности архимандрит Амвросий упоминает в письме в канцелярию Елизаветы Петровны начала марта 1751 г. (Троицкий 1978, стр. 128-130) и в документе 1753 г. (фрагмент; там же, стр. 126).

[17]  Приделы св. Захария и Елизаветы и смежно с ним св. Иоанна Златоустого на северных хорах собора, а также  преп. Марии Египетской в первом ярусе Голгофского комплекса. В начале 1751 г. все три придела были уже освящены (Письмо архимандрита Амвросия в канцелярию Елизаветы Петровны начала марта 1751 г.//там же, стр. 128-129). О приделах в общем см. Зеленская 2002а, стр. 49, 343-344; Зеленская 2008, стр. 242-244, на стр. 243 – воспроизведение проектного чертежа иконостасов двух первых приделов А.Евлашева.

[18] По нашим подсчетам (по данным - Елизавета Петровна и Москва, стр. 204-209), официальные акты отмечают 13 посещений Троице-Сергиевой лавры (1744-54 гг.), 5 посещений - Ново-Иерусалимского монастыря (1749-54 гг.), по одному – женского Александровского и Николо-Угрешского (оба в 1744 г.), Саввино-Сторожевского (1749 г.), Новоспасского (1753 г.) монастырей.

[19] Решение Синода от 11 октября 1749 г.– ОДДСС т. XXIX (1749 г.), ст. 566. Название дела в собрании передано неверно, как видно из изложения его сути, речь идет именно о самом названии «Новый Иерусалим». К сожалению, эта описка перешла и в новейшие издания, например – Елизавета Петровна и Москва, стр. 98.

Ставропигиального статуса монастырь никогда не терял, что было подтверждено как решением Собора 1666-67 гг., одновременно осудившего Никона (Леонид 1876, стр. 125), так и указом Синода в 1745 г. – см. ОДДСС т. XXI (1741 г.), ст. 262.

[20] Именной указ от 8 октября 1749 г. – ОДДСС т. XXIX (1749 г.), ст. 564 – 565.

 

-4-

 

 

обязывающее, в том числе, архимандрита Амвросия представить свое видение будущих восстановительных работ [21].

Через несколько дней, 28 июля, архимандрит Амвросий подает в Синод «Мнение», в котором раскрывает свое видение организации восстановительных работ и их концептуальную направленность [22]. В принципе, документ по своей структуре почти ничем не отличается от сенатского решения о восстановлении ротонды и шатра 1730 г. и проекта организации работ архитектора И.Мичурина начала 1733 г. Правда, в отличие от этих документов, архимандрит Амвросий, ввиду своего высокого положения, называет конкретные имена лиц, которых он хотел бы видеть на ответственных должностях.

«Мнение» начинается с рассуждения о покупке материалов, о назначению к смотрению за строительством секунд-майора Стефана Яковлева, о назначении монастырским экономом монаха Каллистрата – сотрудника Амвросия по Александро-Невскому монастырю. Архимандрит также считает необходимым назначения архитектора с гезелями, которым «… и жить до окончания того строения при Воскресенском монастыре неотлучно…»; так же касается вопроса о найме мастеровых людей «… дабы оная церковь с шатром к окончанию [приведена] и покрыта была [кровлей] будущим вешним и летним временем…» [23].

Крайне интересно дальнейшее повествование, из которого можно понять предполагаемую концепцию ведения работ: «… а кирпичные и изразцовые сараи … и печи возобновить… и как кирпич, так изразцы по всей возможности сделать немедленно… а понеже изразцового дела мастер из швецких пленников, в том монастыре воспринявший веру православного греческого исповедания Михайло Иванов… и закабален недавно в Москве неведомо каким случаем на фабрике купца Афанасия Гребенщикова… надлежит немедленно и непременно взять от Гребенщикова и возвратить в Воскресенский монастырь, кроме его таковой для церкви изразцовой работы и прочности сделать не может…».

Таким образом, архимандрит Амвросий декларирует дальнейшее проведение работ в русле своих начинаний 1748 г. – возобновление ротонды и шатра с изразцовыми украшениями, вероятно, по образцу первоначальных. Однако, при казалось бы, очень простом сценарии – продолжении работ, в русле концепции И.Мичурина, далее в своем повествовании архимандрит как бы спотыкается на ровном месте. Он заявляет о необходимости созыва консилиума из всех московских архитекторов, для экспертизы проекта И.Мичурина и построенных

____________________

[21] ОДДСС т. XXIX (1749 г.), ст. 397-398. В это время архимандрит Амвросий не присутствовал на заседаниях Синода (с 31 мая по 5 сентября - там же, стр. III Введения и ст. 331), т.к. был занят решением хозяйственных вопросов в монастыре, поэтому вынесенное определение обращено не к нему напрямую, а к экономическому департаменту Синода  - т.н. Синодальной Канцелярии Экономического правления, которая должна была запросить архимандрита Амвросия по существу дела.

[22] там же, ст. 398-399 = РГИА ф.796, оп.30, д.321, л. 11-13.

[23] Эти невероятно сжатые сроки были заложены в указе Елизаветы Петровны. Архимандрит Амвросий, по-видимому, ранее не сталкивавшийся с организацией крупномасштабных строительных работ, вероятно, считал такие сроки вполне приемлемыми.

 

-5-

 

 

по нему частей ротонды - ввиду отсутствия автора [24] и неупоминания в его смете сведений о необходимом для строительства количестве рабочих [25]. Указанные причины – не более как формальность. Можно предположить, что проект И.Мичурина, по которому ранее велись работы, в художественном плане уже не устраивал архимандрита Амвросия - вероятно, восстановление собора должно было вестись по более «современному» проекту, учитывавшему и последние придворные вкусы [26]. По-видимому, ввиду столь сложных расчетов, архитектор упомянут во «Мнении» Амвросия лишь бегло, без конкретного имени.

Двойственность в подходе Амвросия к оформлению собора демонстрируют последующие шаги архимандрита. Так,  в начале 1750 г., он отдает приказание об отделки интерьеров Воскресенского собора: «… наблюдать,чтобы по аркам и по сводам была тяга и внутрь тех были мрамори, понеже во всех петербургских церквях сие украшение обретается…» [27]. Одновременно, архимандрит планирует устроить придел на одном из пустующих ярусов колокольни, арки которого следует заложить и «…надлежит… шесть окошок ценинными зразцами обделать…» [28].

____________________

[24] см. прим. 8.

[25] ОДДСС т. XXIX (1749 г.), ст. 399.  

[26] Хотя будь здание достроено по проекту И.Мичурина, его массивные формы, наверное, хорошо бы сочетались с росписью под мрамор и легкой гипсовой декорацией, как это было реализовано в собственно соборе уже в 1750-53  гг. – об этом ниже.

[27] Пометка архимандрита на полях письма наместника Каллистрата от 26 мая 1750 г.- Троицкий 1978, стр. 116.

Во всяком случае, такое оформление до сих пор сохраняет интерьер Петропавловского собора, и, по-видимому, этот самый монументальный из храмов новой столицы в тот период, и был основным источником вдохновения для архимандрита Амвросия. Общие данные о Петропавловском соборе – ПАЛ, стр. 30-33.

По описи 1756 г. в интерьере Воскресенского собора преобладали сине-голубые и красно-бордовые тона мраморной росписи стен и колонн (Троицкий 1978, стр.23-24); заключительная часть описи 1756 г. содержит существенное пояснение: «Кое поновление все производилось тщанием и усердием епископа Переславского и Дмитровского и архимандрита Ново-Иерусалимского Амвросия с 1749 по 1754 год» (там же, стр. 31).

Элементы лепного оформления интерьера первой половины 1750-х гг. имеют уплощенный характер, слегка выступая из поля стен, и, подобно легкой гравировке, подчеркивает своим изяществом монументальный характер конструкций здания. Существенным дополнением к лепнине были живописные композиции в картушах. Единственный архитектурный сюжет этого оформления – гипсовые наличники окон внутри большой главы собора, своей формой близки аналогичным элементам фасадной декорации московских церквей того времени – свят. Алексия в Рогожской слободе (1748-51 гг.) и храма Никиты Мученика на Старой Басманной (1745-51 гг.).

После завершения ротонды и шатра, в 1760-61 гг., интерьер собственно собора был дополнен сделанными из гипса каннелированными стволами колонн и композициями из тяг (квадратурой), покрывшей сплошным ковром все свободные участки стен, поверхности арок и оконных ниш, а мраморная роспись была закрашена густым темно-синим цветом. Опись 1763 г. упоминает мраморную роспись стен только в алтаре (там же, стр. 252). В таком виде интерьер Воскресенского собора сохранялся до 1941 г.

[28] Письмо архимандрита Амвросия в канцелярию императрицы начала марта 1751 г. - Троицкий 1978, стр. 133.

Придел апостола Иакова, брата Господня, был перенесен из Подземной церкви и размещен во втором ярусе колокольни (Зеленская 2002, стр. 164, 383). Если изразцовые наличники и были сделаны, то, наверное, уже в 1759 г. они могли быть утрачены, когда по всему зданию шло масштабное расширение оконных проемов, с разрушением обрамлявшего их керамического убранства, а в расходных книгах имеется запись об установке новых окон и дверей в приделе (Троицкий 1978, стр. 238); в дальнейшем придел сильно пострадал в пожар 1762 г. (Скворцов 1911, стр. 223). В 1766 г. был восстановлен - в т.ч. над арочными проемами появились гипсовые херувимы (Контракт 1766 г. – Троицкий 1978, стр. 275-276). На довоенных фотографиях арки второго яруса колокольни имеют сплошное остекление.

 

-6-

 

 

 

PAS051 800

Рис. 2. Главный алтарь Воскресенского собора. Дореволюционная фотография.

Хорошо заметны детали оформления интерьера начала 1750-х гг.: капители колонн, мраморная роспись стен, лепные гирлянды и клейма с живописью в поле аркады и гипсовый карниз, дополняющие первоначальный керамический пояс над арками. Каннелированные стволы колонн относятся к работам кон. 1750-х гг.

Источник изображения: Зеленская 2008, стр. 253.

 

В связи с этим, вернемся ко «Мнению» и рассмотрим другой вопрос – ходатайство о Яне Флегнере, при крещении получившим русское имя Михаил

Иванович [29]. Этот мастер удостоился от архимандрита Амвросия таких лестных отзывов: «… Михайло Иванов при том Воскресенском монастыре жил с давних

____________________

[29] Г.М.Зеленская высказала мнение, что Михаил Иванович Флегнер – это сын Яна Флегнера, опираясь на соответствие западно-европейского имени Ян (Jan – сокращенное от Johann) русскому Иван и на данные о том, что отец Михаила Ивановича был «цесарской нации рейтар» (Зеленская 2002б, стр. 191). Последнее положение свидетельствует, что отец Михаила Ивановича имел немецкое происхождение и вполне мог быть конным наемником на шведской службе. В части нашей темы это интересное предположение ничего существенно не меняет.

 

-7-

 

 

лет, и вступив, был построенному издревле, еще блаженной памяти святейшим Никоном патриархом,  изразцовому заводу обновителем, приемником; на котором заводе работая, то изразцовое художество чрез многие годы по искусству своему сделался достойным мастером, а после того, неведомо каким случаем, стался у вышеписанного купца Гребенщикова на партикулярной фабрике закабален и удержан напрасно; который и с сыном его к возобновлении в церковном здании оного изразцового художества, коего, за

обветшанием, должно исправить самым искусным и прочным мастерством противу прежнего немалое число непременно и необходимо; во оное в Воскресенском монастыре быть потребен, ибо кроме его в таковой для  святыя церкви изразцовой работе и прочности на другова никакого положиться не надежно…» [30].

Как мы видели ранее, при начале восстановительных работ в 1732 г. у И.Мичурина не было мастера-керамиста, из-за чего первые детали оформления новой части здания были вытесаны из камня [31]. В то же время, в проекте организации работ начала 1733 г., И.Мичурин упоминает, что вокруг монастыря живет достаточное количество гончаров, которых можно привлечь к производству изразцов [32], а уже отчет 1739 г. дает фантастическую цифру в 3540 новых изразцов, установленных в новопостроенных частях ротонды [33].  Таким образом, мастер или мастера  все же были привлечены к работам и они отлично справлялись с нуждами строительства.

Теперь сравним эти данные с биографическими сведениями о Яне Флегнере [34]. Попав в 1709 г. в Воскресенский монастырь, в 1732 г. он нанимается на фабрику А.Гребенщикова в Москве [35], а в январе 1736 г. выходит указ Анны Иоанновны о закрепощении всех квалифицированных работников за предприятиями, на которых они работают [36].

Таким образом, сопоставив эти две линии, можно заметить, что Ян Флегнер никакого отношения к производству керамики в период восстановления собора не имел. Более того, до начала 1733 г. элементы оформления в восстановленных частях ротонды делались из камня. Да и само повествование Амвросия, в принципе, этим данным не противоречит – в нем нет ни слова об участии мастера в восстановительных работах по Воскресенскому собору. 

 

Мастера-керамисты Пентюховы.

Ну и, в конце концов, как мы уже заметили, при Амвросии в монастыре был свой мастер-керамист - Степан Пентюхов, мастерская которого произвела в

____________________

[30] РГИА ф.796, оп.30, д.321, л. 54. Этот пассаж периодически цитируется в литературе с ссылкой на работу архимандрита Леонида (Зеленская 2002б, стр. 191; Баранова 2006, стр. 284).

[31] Они сохранились до сих пор – это малые окна первого яруса ротонды, очень тщательно воспроизводящие композицию и профилировку керамических аналогов, сохранившихся в первом ярусе Голгофы; о них  – Чернышев и др. 1988, стр. 31.

[32] РГАДА ф. 248, оп. 14, кн. 20/728, д.23, л. 280.

[33] РГАДА ф. 390 оп. 1 ед. хр. 2790 л. 11об.

[34] О мастере в общем - Баранова 2006, стр. 276, Савко 2002, стр. 158.

[35] О фабрике А. Гребенщикова – Баранова 2006, стр. 294-295; Ерофеева 2001, гл. 3 и 5.

[36] РГИА ф. 796, оп. 30, д. 321, л. 38; указ Анны Иоанновны опубликован в ПСЗРИ т.IX, стр. 707-712 (№ 6858).

 

-8-

 

1748 г. партию изразцов для верхней части главы Подземной церкви. Это украшения были сделаны вполне качественно и полностью сохранились до наших дней, а имя С. Пентюхова в дальнейшем встречается в монастырских документах. - Так, во время строительства третьего яруса ротонды и переделки карнизов галерей западной части здания (1756-58 гг.) его мастерская производила полые изделия – «вьюшки» и «крышки» [37], которые предполагалось установить на сводах верхнего яруса галерей «для легкости вместо бута» [38].

Кроме периода, упомянутого в документах (1748-1758 гг.) ничего более о С.Пентюхове не известно – когда он родился, у кого учился и когда умер. Вероятно, он отошел от дел где-то в конце 1758 или 1759 г.  Может быть, С.Пентюхов был близок по возрасту уже упоминавшемуся каменщику С.Занеге, и мог делать изразцы еще при работах И.Мичурина в 1730 - 40-х гг.; тогда С.Пентюхов мог быть автором и керамических клейм, украшающих парапет хор внутри собора и определенно относящихся к 1-й половине XVIII ст. [39]

Сын Степана Пентюхова – Иван, упоминается в монастырских отчетах за 1760 [40], 1776 и 1783/84 гг. [41] Иван Степанович Пентюхов занимался в основном «разными каменными и печными работами» [42]. В 1760 г. он произвел крупную партию «лазоревых» [43] печных изразцов для Подземной церкви, где сложил пять печей – две украшенные изразцами собственного производства и три без керамического оформления [44]. В 1783 г. И.Пентюхов устанавливает изразцы, вероятно – печные собственного производства, где-то внутри монастырских зданий [45]. Так же он и его помощники, кроме кладки и ремонта печей, перебирают оконные проемы, настилают полы и ремонтируют лестницы [46]. Учитывая отсутствие заказов на архитектурную керамику и строительные изделия, Иван Пентюхов, по-видимому, занимался исключительно печными

____________________

[37] По данным расходных книг, в 1756 г. им было произведено 1500 вьюшек и 50 крышек (Троицкий 1978, стр. 210), в 1758 г. их число достигло 2000 вьюшек и 732 крышек и было произведено еще 1060 вьюшек (там же, стр. 183) и потом еще 789 вьюшек и 988 крышек (там же, стр. 185). Итого за 1756-58 гг. было произведено 3849 вьюшек и 1720 крышек.

[38] Расходная книга за 1756 г.//Троицкий 1978, стр. 206.

Все сделанные 3849 вьюшек были использованы на «делание на шатерной нижней стене сверх своду розбутки»  (устройство облегченной забутовки) при работах с 11 июля по 6 августа 1758 г. (там же стр. 184).

[39] Тепфер 1984, стр. 149. Из монастырских актов упоминание о клеймах на парапете хор собора содержит только фрагмент отчета 1751 г., где говорится о написании внутри клейм изображений святых и золочении самих клейм (Троицкий 1978, стр. 194), а так же опись 1756 г., где указано общее число клейм – 38 (там же, стр. 24 и 36).

[40] Расходная книга за 1760 г.//Троицкий 1978, ст. 242, 246.

[41] Материалы О.Б.Киселёвой - Крючкова 2002, стр. 332. Правда, в этих материалах И.Пентюхов назван то каменщиком слободы Макруша, то купцом г. Воскресенска – но, судя по характеру выполняемых работ, речь идет об одном и том же человеке.

[42] там же.

[43] Вероятно, это модные в то время белые изразцы с синим рисунком. О особенностях печной керамики I-й пол. XVIII ст.: Баранова 2006, стр. 276-289.

[44] Партия изразцов была просто огромна - 2678 шт. – Расходная книга за 1760 г. //Троицкий 1978, стр. 246. Такого количества хватило бы приблизительно на 10-12 печей. Вероятно, остальные изразцы пошли на печи в других зданиях.

[45] 650 шт. - Крючкова 2002, стр. 332. 

[46] там же.

 

-9-

 

 

изразцами, дополняя круг своей деятельности разного рода каменными работами, необходимыми при текущей эксплуатации зданий [47]. 

 

SANY0027 800

Рис.3. Принципиальный характер отказа от производства архитектурной керамики в 1756-61 гг. на примере ремонтной вставки в изразцовое оформление большой главы Подземной церкви: куски композиции «павлинье око» во фризе с гирляндами (нижний сплошной ряд, чуть правее центра снимка).

Красные контуры внизу – румпы первоначального керамического оформления, разрушенного при повышении окон в 1760 г. Верхняя часть одного из гипсовых наличников этого периода видна слева.

Источник изображения: фото автора.

 

В истории Степана Пентюхова,  можно отметить большую мобильность мастера-керамиста, оказавшегося на стыке двух разных эпох. Благодаря универсальному характеру своих навыков, на первом этапе своей деятельности, мастер производил многоцветные рельефные изразцы по образцу первоначальных украшений собора, а после отказа от использования архитектурной керамики, в период 1756-61 гг. [48], отлично адаптировался к новым условиям, производя технические изделия на нужды строительства,  и, может быть, параллельно выполняя заказы на популярную в то время

____________________

[47] Правда, остается вопрос с атрибуцией керамического иконостаса из Яропольца, относящегося ко II-й пол. XVIII ст. (Горячева 2002).

[48] Принципиальный характер этого решения заметен в характере ремонтных вставок 1756-61 гг. в изразцовые композиции (Тепфер 1984, стр. 151-152; Гришин 2002, стр. 166): ремонтные дополнения сделаны из случайных кусков других композиций, лишь соответствующих по размеру утраченным частям; или же на месте повреждений лицевых пластин изразцов сделаны долепы из гипса с последующей раскраской.

 

-10-

 

 

декоративную керамику – печные изразцы с плоской поверхностью и синей росписью по белому фону [49].

 

Имея в виду вышесказанное и возвращаясь к теме участия Я.Флегнера в восстановлении Воскресенского собора, зададимся вопросом: для чего архимандриту Амвросию потребовался мастер, покинувший монастырь еще до начала восстановительных работ, но, тем не менее, удостоившийся от архимандрита столь положительных характеристик?  Вероятно, причина, по которой архимандрит Амвросий пытался привлечь Я.Флегнера к участию в восстановительных работах, лежала вне профессиональной сферы его деятельности.

Как известно, Я.Флегнер, происходивший из полтавских пленников, был направлен в Воскресенский монастырь отцом правящей императрицы – Петром I, и делал по его распоряжению печные кафли, пробные партии которых направлялись непосредственно в Петербург, где проходили личную «апробацию» самого государя [50]. К тому же, Елизавета Петровна родилась в год Полтавской битвы, и в тот самый день, когда в Москве проходил торжественный парад в честь победы при Полтаве [51].

Поэтому, можно предположить, что попытка привлечения Я.Флегнера к возобновляемым восстановительным работам, по-видимому, была продиктована знаковым характером этой фигуры; попыткой создать символическую связь петровских начинаний и восстановительных работ, ведущихся по распоряжению его царственной дочери.

 

Впрочем, в силу все еще действовавшего тогда указа 1736 г., Я.Флегнер так и не был «возвращен» в монастырь [52] – это стало ясно уже в декабре 1749 г., когда после тщательного расследования этого вопроса, выходит соответствующий указ Елизаветы Петровны [53].

 

 

 

 

 

____________________

[49] Печи из т.н. «Амвросиевых покоев» вполне вписываются в период деятельности С.Пентюхова - они датируются 1754 г. (Леонид 2002, стр. 276; 282, прим. 1; в Путеводителе по музею 1989 г. эти комплекты изразцов приписаны Я.Флегнеру (Майборода и др. 1989, стр. 54)). Мы вполне допускаем возможность, что и в 1760 г. печные изразцы так же делал Степан Пентюхов, а не его сын.

[50] Баранова 2006, стр. 276.

[51] Маркина 2010, стр. 15. В связи с этим парад был перенесен на три дня.

[52] Архимандрит Леонид в своем очерке об истринской керамике придерживался иного мнения - Савко 2002, стр. 158; то же – Баранова 2006, стр. 284)

[53] РГИА ф. 796, оп. 30, д.321, л. 72-73.

 

-11-

 

 

Библиографические сокращения и литература.

 

Елизавета Петровна и Москва – Елизавета Петровна и Москва. Каталог выставки, проходившей в Государственной Третьяковской Галерее (9 декабря 2010 – 27 марта 2011 г.). М., 2010.

ОДДСС – Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего Правительствующего Синода. СПб., 1868 – 1916.

ОИ – Очерки истории СССР. М., 1953 – 1958.

ПАЛ – Памятники архитектуры Ленинграда. Л., 1976.

ПСЗРИ – Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830.

САМ – Словарь архитекторов и мастеров строительного дела Москвы XV – середины XVIII века. М., 2008

Троицкий 1978  –  Виноградова И.К., Губаревич О.К. Материалы проф. В.И.Троицкого «К истории зодчества на Истре». М., 1957-1958 (Бугаева Т.В. Ново-Иерусалимский монастырь. Историко-архивные исследования. т. 5. М., трест «Мособлстройреставрация», 1978).

НЧ – Никоновские чтения в музее «Новый Иерусалим». Сборник статей. М., 2002.

НЭС – Новый энциклопедический словарь. Издание Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона. СПб., 1911-1916.

 

 

 

Аронова 2008  –  Аронова А.А. Яковлев, Семен Яковлевич // САМ, стр. 659-661.

Баранова 2006  –  Баранова С.И. Москва изразцовая. М., 2006.

Бантыш-Каменский 1836 – Бантыш-Каменский Д.Н. Словарь достопамятных людей Русской земли. Часть 1. М., 1836.

Горячева 2002  –  Горячева М.Ю. Изразцовый иконостас XVIII века из церкви Рождества Пресвятой Богородицы села Суворово Волоколамского района Московской области и керамические иконостасы XVII века в Воскресенском соборе Ново-Иерусалимского монастыря// НЧ, стр. 235-239.

Гришин 2002  –  Гришин В.П. История изучения и реставрации изразцового убранства Воскресенского собора Ново-Иерусалимского монастыря // НЧ, стр. 163-170.

Денисов, Петров 1963  –  Денисов Ю.М., Петров А.Н. Зодчий Растрелли. Материалы к изучению творчества. Л., 1963.

Денисов 1989  –  Денисов Ю.М. Новый каменный Зимний дворец Елизаветы Петровны // Эрмитаж. История строительства и архитектура зданий. Л., 1989., стр. 55 – 92.

Ерофеева 2001  –   Ерофеева А.Ф. Город Лосино-Петровский и его окрестности. М., 2001.

Заозерская 1957  –  Заозерская Е.И. Государственные финансы // ОИ. т.VIII. Россия во второй четверти XVIII века, стр. 310-320.

Зеленская 2002а  –  Зеленская Г.М. Святыни Нового Иерусалима. М., 2002.

 

-12-

 

 

Зеленская 2002б  –  Зеленская Г.М. Реставрационные и научно-исследовательские работы по Воскресенскому собору во 2-й половине 1990-х годов // НЧ, стр. 185-204.

Зеленская 2008  –  Зеленская Г.М. Новый Иерусалим. Альбом-антология. М., 2008.

Кафенгауз 1954  –  Кафенгауз Б.Б. Финансовая реформа и государственный бюджет // ОИ. т. VII. Россия в первой четверти XVIII века, стр. 381-395.

Клименко 2008  –  Клименко С.В. Мичурин, Иван Федорович // САМ, стр. 413-417.

Крючкова 2002  –  Крючкова М.А. [Киселёва О.В.] Словарь мастеров Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря XVIII – начала XX веков// НЧ, стр. 284-336.

Леонид 2002  –  Леонид (Кавелин). Опись музея Святейшего Патриарха Никона (Публикация подготовлена Г.М. Зеленской) // НЧ, стр. 275-283.

Майборода и др. 1989  –  (Майборода З.П. - сост.). Московский областной Краеведческий музей в городе Истре. Путеводитель. М., 1989.

Майков 1910  –  Майков П.  Разумовский, Алексей Григорьевич // Русский биографический словарь. Притвиц – Рейс (т. 15). СПб., 1910, стр. 427 – 436.

Маркина 2010  –  Маркина Л.А. «Младые лета» в древней столице // Елизавета Петровна и Москва, стр. 15 – 17.

Савко 2002  –  Савко Н.М. Архимандрит Леонид (Кавелин) – первый исследователь керамики Воскресенского собора Ново-Иерусалимского монастыря // НЧ, стр. 155-162.

Скворцов 1911  –  Скворцов Н.А. Материалы по Москве и Московской епархии за XVIII век. Часть 1. М., 1911.

Тепфер 1984  –  Тепфер Л.Э. История истринской керамики в свете новых исследований // Материалы творческого отчета треста «Мособлстройреставрация». М., 1984, стр. 148-152.

Тепфер 2002  –  Тепфер Л.Э. Реконструкция Воскресенского собора Ново-Иерусалимского монастыря на конец XVII века // НЧ, стр. 119-132.

Чернышев и др. 1988  –  Бугаева Т.А., Гришин В.П., Тепфер Л.Э., Чернышев М.Б. Работы И.Ф.Мичурина по восстановлению Воскресенского собора Ново-Иерусалимского монастыря// Архитектурное наследство. Вып. 35. М., 1988, стр. 28-33.

 

-13-

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский