РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

Источник: Баталов А.Л. Традиция строительства Успенских храмов в XVI веке. Тезисы доклада на конференции "Русское искусство позднего средневековья - XVI  век" (М., 12 - 14 января 2000). Все права сохранены.

Размещение электронной версии материала в открытом доступе произведено: www.archi.ru («Российский архитектурный портал»). Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2006 г.

 

 


А.Л. Баталов

Традиция строительства Успенских храмов в XVI веке

 

Копирование московского Успенского собора традиционно отмечается исследователями как характерная черта архитектуры XVI в. Пока нет утвердившегося мнения, в каком памятнике впервые обнаруживается программная ориентация на Успенский собор. Недостаточность материалов не позволяет однозначно считать им Успенский собор Ярославля 1501-1533 г., о котором мы можем только предполагать, что он обладал шестистолпной структурой. Пока больше оснований видеть в Архангельском соборе Московского Кремля первый опыт интерпретации структуры Успенского собора. В ряд построек времени Василия III, в которых можно с достаточной долей уверенности предполагать следование образцу Успенскому собору Москвы, многие исследователи ставят и Успенский собор Ростова-Великого и собор Хутынского монастыря.

В то же время в последние годы появились попытки связывать эти храмы с Архангельским собором как с образцом. Сходные с ним особенности интерпретации шестистолпной структуры, а также присутствие итальянизирующих мотивов, появившихся впервые в русских постройках итальянских мастеров в 1500-е гг., позволили декларировать ориентацию этих соборов на алевизовский образец.

Тем не менее рационалистическая разбивка плана Успенского осталась чуждой для крестовокупольного храма, отступления от нее присутствуют во всех репликах этого собора, в том числе в храмах грозненской эпохи, в которых образец копируется наиболее последовательно. Присутствие ренессансных ордерных мотивов в начале XVI в. может не свидетельствовать об ориентации на конкретное произведение, а может объясняться привлечением к строительству итальянского мастера. Вспомним, что анализ форм Успенского собора Ростова Великого дает значительные основания считать его автором мастера итальянской выучки.

Нельзя смешивать программное обращение, связанное с перенесением сакрального авторитета и являющееся содержанием заказа, и чисто архитектурное влияние, связанное с использованием архитектурных мотивов. Вероятно более правомерен вывод том, что вслед за Архангельским собором возводится ряд построек, в архитектуре которых ордерным языком пересказывается архитектура Успенского собора.

Обращение к Успенскому собору в первой трети XVI в. определяется тем, что собственно московская святыня становится в центр сакрального пространства поместной церкви. События русской церковной истории второй половины XV столетия конституировали положение Успенского собора как соборной церкви русской митрополии. Московский собор и его главная реликвия - гроб святителя Петра становятся олицетворением нового канонического центра русской митрополии, святительского престола, что соответствующим образом формулируется во второй половине XV - первой трети XVI в. не только в соборных и владычных грамотах ("превеликий стол митрополита в дом пречистыя Богоматери и к гробу великаго чудотворца Петра"), но и в публицистических сочинениях ("вселенскиа апостольскиа церкве, иже вместо римьской и констянтинопольской, иже есть в богоспасеном граде Москве святого и славнаго Успения пречистыя Богородица, иже едина в вселенней паче солнца светится"). Особенности почитания Успенского собора нельзя рассматривать вне традиции почитания самого праздника Успения Богоматери, которому посвящен его главный престол.

В свое время в литературе указывалось на его градозащитную семантику, что и определило особое распространение на Руси храмов, посвященных Успению. Почитание Риз Богоматери как палладиума, избавляющего православный город от нашествия, действительно свидетельствует, что подобный символический образ сопровождал почитание Успения Богоматери. (Свидетельства этому были получены и в московской истории - при избавлении столицы от войск царевича Мазовши в день Положения Риз Богоматери во Влахерне. Характерно, что связь почитания Риз Богоматери и Ее Успения было выражено и в сакральной топографии Кремля в непосредственном соседстве церкви Ризоположения на Митрополичьем дворе и Успенского собора). Однако он не был единственным - чудесное собрание апостолов у ложа Богоматери прообразовывало Вселенскую Церковь. Таким образом Успение Богоматери становилось символическим образом Собрания Церкви. Такое понимание Успения отразилось и в Слове о построении Успенской Печерской церкви в Киеве, где ее освящение становится актом собрания Поместной церкви - епископов, символически уподобляющихся апостолам, собравшимся у ложа Богоматери: "яко же в свое преставление апостолы от конец вселенныа събравши в честь своему погребению, тако и ныне в освящение своея церкве събравши тех наместникы и наши служебники".

Все это предопределяло восприятие Успенского собора как символического образа Церкви. В литературе же существует устойчивая тенденция объяснять обращение к московскому образцу исключительно политическими мотивами - утверждение власти московских государей, декларирующих языком архитектуры принадлежность к Москве столиц бывших суверенных княжеств. Успенский собор становится в таких построениях символом московского протектората. Толкования, основанные только на таком постулате, противоречат как функции некоторых сооружений, так и географии их распространения. То обстоятельство, что Успенский собор копируется впрямую или оказывает непосредственное влияние в течение XVI столетия на зодчество самых различных регионов, определяется не столько политическим диктатом Москвы, сколько тем, какое реальное значение приобретает в системе символов русского государства и русской церкви Московский Успенский собор.

Не случайно, на наш взгляд, что второй этап программного обращения к Успенскому собору как к образцу наступает уже в середине -второй половине столетия, в период обобщения традиции русской церкви, упорядочения ее устава. Его копии создаются уже после Стоглавого собора, структурировавшего сакральное пространство не только города, но и всей страны.

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский