РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Брюсова В.Г. Ответ оппонентам. В журн.: Вопросы истории, 1970, № 11, с. 202-203. Все права сохранены.

Материал отсканирован, отформатирован и предоставлен библиотеке «РусАрх» С.В.Заграевским. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2008 г.

 

 

 

В.Г. Брюсова

ОТВЕТ ОППОНЕНТАМ

 

В связи со статьей «Спорные вопросы био­графии Андрея Рублева»1 появилась за­метка Т. А. Бадяевой и М. А. Ильина2, ко­торые возражают против некоторых выво­дов статьи. Они настаивают на сохранении установившейся датировки основания Андроньева монастыря. По их мнению, суще­ствующий собор не первый каменный храм монастыря, а второй (первый же, будто бы построенный митрополитом Алексеем, не сохранился). Рассмотрим выдвигаемые ар­гументы по каждому вопросу в отдельности.

О времени основания монастыря. Для подтверждения версии об учреждении монастыря митрополитом Алек­сеем Т. А. Бадяева и М. А. Ильин привле­кают пелену Марии Тверской 1389 года. Изображение на пелене в центре деисуса Нерукотворного Спаса позволяет, по их мнению, связать пелену с Андроньевым монастырем и считать ее вкладом именно в этот монастырь, на том основании, что со­бор посвящен образу Нерукотворного Спа­са. Изображение на пелене митрополита Алексея авторы склонны рассматривать как ктиторское.

Но митрополиту Алексею вовсе не обя­зательно быть основателем монастыря, что­бы присутствовать в чине святителя. Не яв­ляется и изображение на пелене Нерукот­ворного Спаса достаточным основанием ут­верждать, что пелена была вкладом имен­но в Андроньев монастырь. Культ этого образа получил на Руси распространение еще в домонгольское время. В Карелии, например, образ Нерукотворного Спаса в центре деисусного чина вообще не редкость, что, несомненно, восходит к древней традиции. Между тем соображениям о пе­лене Марии Тверской, весьма гипотетичным, авторы склонны придать силу неопровер­жимого доказательства. Утверждение, что дата пелены — 1389 г. — свидетельствует о существовании монастыря до прихода в Москву Киприана, неосновательно уже пото­му, что последний управлял митрополией в первый раз с 1380 по 1382 год.

Если бы и удалось доказать, что пелена происходит из Андроньева монастыря, то это не противоречило бы предположении об основании монастыря Киприаном. В статье условно принята дата 1390 г. как наиболее ранняя для основания монастыря Киприаном при его вторичном восшествии на кафедру3. Но Киприан мог основать монастырь и в годы первого пребывания на митрополичьем столе. В нашем построении это ничего не меняет и к биографии Андрея Рублева имеет лишь косвенное отношение. Однако само по себе уточнение даты является важным, и в этом смысле соображения оппонентов о происхождении пелены Марии Тверской не лишены интереса, если они получат подтверждение в дальнейших исследованиях.

О построении «первого» каменного собора митрополитом Алексеем. Едва ли не главным аргументом в данном вопросе является утверждение, будто «Сергий видел белокаменный храм» и «похвалил», «одобрил» его (он повторяется трижды, на стр. 194—195). Т. А. Бадяева и М. А. Ильин считают, что, следовательно, собор был построен до 1392 г., когда Сергий умер. Посмотрим, что же сказано об этом в Житии Сергия. О посещении им монастыря записано лишь в позднейших переделках Жития Сергия Пахомием, начиная с редакции В и в последующих, где имеется такая фраза: «Прииде же и сьвятый в манастырь и похвали место и благослови»4. Сергий видел, следовательно (даже если и доверять этому не очень надежному сообщению Пахомия), не собор, а место монастыря! Никаких других указаний по этому вопросу Житие Сергия не содержит.

В качестве другого аргумента в пользу предположения о том, что существовал «первый» из «двух» каменных соборов Андроньева монастыря, Т. А. Бадяева и М. А. Ильин указывают на присутствие в надкладке закомар собора в XVII в. каменных блоков с резными изображениями змееборца и рыбы (использованных уже вторично). По мнению авторов, эти блоки могли попасть сюда только из ранее построенного со­бора. Но, спрашивается, почему же именно оттуда? Эти блоки могли попасть, откуда угодно, особенно в XVII веке. Кроме того, известно, что во время капитальной рестав­рации и раскопок в 1950—1960 гг. внутри собора вскрывались полы, разбирались склепы под церковью и исследовались фун­даменты храма. Никаких следов более ранней постройки обнаружено не было. Отчеты об архитектурно-археологических работах5 убеждают в несостоятельности этого весьма зыбкого предположения.

О времени построения сущест­вующего ныне каменного собо­ра и его росписи. Ссылка Т. А. Бадяевой и М. А. Ильина на мнение авторитетных знатоков П. Н. Максимова и Н. Н. Во­ронина о том, что собор был построен в XV в. (стр. 197), неправомерна. Принятая историками архитектуры дата выводится из сообщения Пахомия в поздних редакциях Жития Сергия о построении собора игуме­ном Александром и мнения П. Строева (не проверенного еще источниками), что Александр умер в 1427 г., причем допускает­ся широкий промежуток времени — от 1410 до 1427 года. Но сообщение Пахомия не может быть признано бесспорным ввиду то­го, что ему противоречит чтение другой группы редакций Жития Сергия, более ран­ней, в которой построение собора связыва­ется с игуменом Андроником и со временем митрополита Киприана (см. стр. 43—44 статьи).

Возражая против предложенной в статье даты построения собора в 90-х годах XIV в., авторы оспаривают утверждение, которого в статье нет, а именно, будто бы для по­строения собора и его росписи отведен в ней нереально короткий срок — 1391—1392 годы. В статье указываются 1391—1392 гг. как дата основания, то есть учреждения монастыря, но не построения собора и тем бе­лее его росписи. Строительство собора и украшение его стенописью отнесено «непо­средственно ко времени основания Андроньева монастыря (1391—1392) или, по крайней мере, к ближайшему десятилетию» (стр. 44), то есть не ограничено годичным сроком. Если дата основания монастыря может быть отодвинута к 1380 г., к перво­му приходу Киприана на московскую ка­федру, то строительство каменного собора и его роспись могли иметь место уже при его окончательном утверждении на митро­полии. Вспомним, что 90-е годы XIVна­чала XV в. — период подлинного расцвета раннемосковской архитектуры и монумен­тальной живописи.

По мнению Т. А. Бадяевой и М. А. Ильи­на, в пользу более поздней датировки фре­сок говорит и высокая художественность их исполнения и стиль (стр. 196). Напомним: все, что сохранилось от древней стенописи рублевского времени, — это орнаменталь­ная роспись проемов окон собора. Фраг­менты фресок имеют вид кругов, заполнен­ных растительным орнаментом геометризованного характера, построенным с по­мощью циркуля. Они лишены той свободы выполнения, которая отличает, например, орнаменты фресок владимирского Успен­ского собора 1408 г. и могут быть с полным правом датированы более ранним временем. Таким образом, сам памятник как «документ» (стр. 194), его архитектурные осо­бенности и фрагменты стенописи не только не противоречат их передатировке, но и су­щественно ее подкрепляют.

Разумеется, нельзя считать исчерпанными все доводы «за» и «против» предложенной в статье гипотезы 6, равно как и соображе­ния, высказанные ее оппонентами. Несом­ненно, однако, что каждое выдвигаемое вновь положение должно быть тщательно аргументировано.

 

________________________________ 

1. В.Г. Брюсова. Спорные вопросы биографии Андрея Рублева («Вопросы истории», 1969, №1. Далее ссылки на статью даются в тексте).

2. Т.А. Бадяева, М.А. Ильин. Спорные положения статьи об Андрее Рублеве («Вопросы истории», 1969, № 12. Далее ссылки на заметку даются в тексте).

3. В опубликованной нами статье на стр. 45 по вине автора вкралась опечатка: в сноске 46 следует читать не 6800, а 6900 год.

4. Н.С. Тихонравов. Древния жития Сергия Радонежского. М. 1892, отд. II, стр. 33.

5. См. Отчеты о работах за 1950 и 1960 гг. в архивах Центральной научно-реставрационной мастерской и Музея-заповедника имени Андрея Рублева.

6. Отметим здесь, что предложенные в статье выводы встретили поддержку. Так, предложение о новой хронологии истории Андроньева монастыря разделяет В.Л. Янин (В.Л. Янин. Загадочный XV век. «Знание – сила», 1969, №8).

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский