РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

Источник: Федоров В.И. Успенский собор: исследование и проблемы сохранения памятника. В кн.: Успенский собор Московского кремля. Материалы и исследования. М., 1985. С. 52-68. Все права сохранены.

Размещение электронной версии материала в открытом доступе произведено: www.russiancity.ru (Русский город. Архитектурно-краеведческая библиотека). Все права сохранены.
Сканирование и форматирование материала произведено Мариной Пироговой. Все права сохранены.

Сохранена сквозная нумерация иллюстраций печатного оригинала.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2006 г.

 

 

 

В. И. Федоров

Успенский собор: исследование и проблемы

сохранения памятника

 

        Создание главного сооружения Московского Кремля - Успенского собора - результат не единовременного действия, а сложного общественно-политического и историко-художественного процесса. Только всестороннее и последовательное изучение этого процесса с привлечением натурных данных может дать правильное представление об Успенском соборе 1479 г., его архитектурных достоинствах и месте в кремлевском ансамбле (ил. 13).
        Комплексное исследование памятника, начавшееся с 1962 г., впервые включило в столь полном объеме натурное изучение Успенского собора 1479 г., остатков предшествующих ему соборных храмов конца XIII в., 1326, 1472 гг. и территории центральной части Кремля.
        Начальный этап сложения архитектурного облика центральной части Московского Кремля относится к XII столетию. Именно в это время было определено место основных кремлевских соборов. С большим мастерством используя ландшафт Боровицкого холма, зодчие сгруппировали их на вершине. Причем главный храм занял самую высокую точку возвышенности, а два других - место на ее бровке. Первоначальное местоположение соборов было закреплено в конце XIII в. в камне. Кардинальная перестройка основных кремлевских сооружений при Иване Калите не только не разрушила сложившийся к этому времени архитектурный образ Кремля, но и подтвердила уже существовавшие градостроительные акценты ансамбля. В результате строительных работ, предпринятых в первой половине XIV в., и сооружения белокаменной крепости Дмитрия Донского, оформился целостный архитектурный ансамбль, олицетворяющий идею "собирательности", столь характерную для политических устремлений древней Москвы. В конце XV - начале XVI в. итальянским архитекторам пришлось столкнуться с уже готовой архитектурно-планировочной системой кремлевского ансамбля и в рамках заданной общей программы предложить свои частные, главным образом строительно-технические решения 1).
        ___________
        1) Так, кирпичные стены 1485-1495 гг., возведенные с участием иностранных мастеров, повторили в основном трассу белокаменных стен крепости Дмитрия Донского, шесть проездных башен также были построены на месте белокаменных. И лишь в основании холма, по заболоченной пойме реки Неглинной, благодаря использованию итальянской конструкции фундамента (белокаменных столбов-устоев с кирпичными арками) итальянские мастера, "града прибавивши", возвели новую линию стен с угловой Собакиной башней над родником. Новые храмы в XV-XVI вв., сохраняя свои наименования, возводились на прежних местах.

-52-


Рис. 13.
Успенский собор Московского Кремля. 1475-1479 гг.
Вид после реставрации фасадов в 1976-1978 гг.

-53-


        История создания Успенского собора в Московском Кремле интересовала многих исследователей. Остановимся на основных работах - К. К. Романова 2) и Н. Н. Воронина 3), опубликованных соответственно в 1955 и 1962 гг. Оба автора не располагали достаточным материалом натурных исследований и основывались на тщательном изучении письменных и иконографических источников. К.К.Романов полагал (ил. 14), что храмы 1326, 1472 и 1479 гг. строились строго на одном месте, когда продольная ось (запад - восток) у них совпадала, а планы каждого из трех зданий располагались симметрично к этой оси. Объемно-планировочное решение соборов 1326 и 1479 гг. он сопоставлял соответственно с Георгиевским собором Юрьева-Польского (1230-1234) и с Успенским собором во Владимире (1185-1189). Н. Н. Воронин принял схему построения планов трех соборов по одной оси, предложенную К. К. Романовым, но, тщательно анализируя архитектурно-конструктивные и декоративные особенности Георгиевского собора в Юрьеве-Польском, дал свою реконструкцию московского собора 1326 г. Он также считал, что "образцом" московского храма мог быть памятник владимиро-суздальского зодчества - Георгиевский собор.
        Что же дали исследования последних двух десятилетий по истории строительства главного здания Кремля, его кафедрального собора? Во-первых, вопреки мнению Н. Н. Воронина установлено, что место расположения центральной Соборной площади Кремля уже с середины XII в. находилось в границах укреплений. Во-вторых, постройку первого каменного здания на месте Успенского собора надо относить к концу XIII столетия, лет на 35-40 ранее постройки храма Калиты (1326). В-третьих, по раскопанным остаткам каменной кладки с помощью точной инструментальной съемки определена ориентация продольной оси (запад - восток) для трех ранее существовавших здесь храмов (конца XIII в., 1326 и 1472 гг.), а также для здания современного собора (1475-1479) 4). При этом установились очертания северных границ Соборной площади, изменявшиеся на протяжении двух столетий.
        От храма конца XIII в. (ил. 15) во время раскопок обнаружены следующие фрагменты кладки под центральной частью существующего Успенского собора: 1) основание столба (136X136 см) из белокаменных блоков со своеобразной клинчатой (но не ложковой) обработкой теслом; фундамент его без свай, из мелкого булыжника на желто-сером известково-песчаном растворе; столб являлся внутренней опорой, так как к нему со всех сторон примыкала известковая подготовка под пол; 2) южнее столба сохранилась часть стены, выполненная в той же технике, но имеющая остатки четвертной выкружки в основании цоколя, обращенной на восток; ширина ее тоже равна 136 см. Видимо, здесь сохранился фрагмент восточной стены южного притвора. Таким обра-
        ___________
        2) См.: Романов К. К. О формах московского Успенского собора 1326 и 1474 гг. - В кн.: Материалы и исследования по археологии Москвы. М., 1955, № 44, с. 7-19.
        3) См.: Воронин Н. Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV вв. М., 1962, т. 2, с. 149-186 и др.
        4) См.: Федоров В. И. К реконструкции планов главного собора Московского Кремля (конец XIII века,- 1326 и 1472 гг.). - В кн.: Памятники культуры. Новые открытия: Ежегодник, 1985. (в печати).

-54-


зом, можно предполагать, что нами раскрыта юго-восточная часть храма с крестообразным планом.
        Размеры столба и стены (в поперечнике) московского храма конца XIII в. близки к размерам аналогичных элементов Георгиевского собора в Юрьеве-Польском 1230-1234 гг. (столб здесь имеет размеры 126X125 см); с этим памятником совпадают также формы и функциональное назначение его частей. Все это подтверждает мнение о том, что за образец для первого каменного храма, стоявшего на месте Успенского собора, был взят собор Юрьева-Польского. Исходя из этого предполагаемая нами реконструкция плана кремлевского собора конца XIII в. воспроизводит формы плана прототипа по той же пропорциональной схеме с учетом корректировки на толщину стен и столбов.
        От собора 1326 г. раскопаны фрагменты кладки (включая остатки кирпичного пола и следы расположения престола) в шести местах. Дневная поверхность около него на 40 см выше уровня отметки пола церкви конца XIII в. Здание построено из больших квадров известняка (37,0X37,5X36,0 см), обработанных ложкообразным теслом. Фундамент из таких же блоков, но несколько больших размеров и грубее обработанных. Под ним - дубовые сваи-коротыши.
        Под одним из белокаменных столбов собора 1472 г., находящимся, в свою очередь, под южной стеной собора Аристотеля Фиораванти, найден кусок красной кровельной черепицы так называемого "татарского" образца, что подтверждает наличие черепичной кровли у собора 1326 г. В результате произведенного раскопа обнаружены в наилучшей сохранности остатки юго-западного внутреннего столба собора 1326 г. и часть стены его южного притвора. Внимательное изучение мест расположения и техники кладки раскопанных фрагментов позволяет реконструировать план собора 1326 г. с крестообразным очертанием, с двумя боковыми притворами, но гораздо меньших размеров, чем у "образца" (Георгиевского собора в Юрьеве-Польском). Небольшие по своим размерам боковые притворы удачно согласуются с трехапсидной восточной частью храма, в которую "вписываются" гробницы митрополитов Петра и Феогноста. Кроме того, у северной и южной малых .апсид располагаются два небольших придела (Поклонения веригам апостола Петра 5) и Похвалы Богоматери 6)), также примыкающих к основному объему храма, как об этом сказано в летописи. Западный притвор имел большие размеры.
        Несовпадение планов собора конца XIII в. с собором 1326 г., значительное увеличение толщины стен и внутренних столбов у последнего дают основание высказать предположение о несколько иной типологической схеме, использованной зодчими, строившими калитинский храм. Возможно, его постройкой было положено начало созданию московского варианта каменного соборного храма с развитым многоярусным позакомарным покрытием, с четко выраженной тенденцией к единству внутреннего пространства. Собор, построенный Иваном Калитой в 1326-1327 гг., просуществовал до 1472 г.
        ___________
        5) ПСРЛ, т. VII, с. 202; т. X, с. 201; т. XVII, с. 91; т. XXI, с. 79.
        6) Там же, т. VIII, с. 147; т. XVIII, с. 212; т. XII, с. 112.

-55-


Рис. 14.
Успенский собор Московского Кремля.
Совмещенные планы храмов 1326, 1472-1474 и 1475-1479 гг.
(По К.К. Романову)


        От собора 1472-1474 гг. также обнаружено достаточное количество фрагментов (в шести местах), что дает возможность реконструировать его план. С помощью шурфов удалось точно зафиксировать положение северной и западной стен. Кроме того, под полом собора 1479 г., в западной его части, открылись три белокаменных столба (в чистоте их размеры по плану 2,0X2,0 м). Под южной стеной современного собора находится четвертый такой же столб. У найденных столбов тщательно обработана внешняя поверхность кладки (от пола подклета на высоту до 2,0 м). Сохранилась только та часть столбов, которая находилась в подклете, располагавшемся в западной части собора. Столбы предназначались для поддержания хор. Верхняя их половина была разобрана при строительстве собора в 1475-1479 гг. В алтаре, под северной стеной центральной апсиды, обнаружен небольшой участок стены, который являлся основанием для западной стены центральной апсиды собора 1472 г. Все фрагменты кладки, относящиеся к предыдущему собору Мышкина и Кривцова, выполнены из блоков вторичного использования (от собора 1326 г.). Об этом говорит характерный след ложкообразного тесла у лицевой поверхности, образовавшийся после того, когда блоки уже вторично были использованы в кладку. Так как соборы 1472-1474 и 1475-1479 гг. имели разную ориентацию, стены их не совпадают, за исключением западных. Здесь стена последнего,

-56-


Рис. 15.
Успенский собор Московского Кремля.
Совмещенные планы храмов конца XIII в., 1326-1327, 1472-1474 и 1475-1479 гг.
Схема-реконструкция В.И. Федорова
1 - План собора конца XIII в.;
2 - План собора 1326-1327 гг.;
3 - План собора 1472-1474 гг.;
4 - План собора 1475-1479 гг.;
5,6 - Гробницы митрополитов Петра и Феогноста


четвертого собора поставлена на цоколь предыдущего недостроенного храма. Но из-за разной ориентации между стенами имеется некоторое смещение стены собора Фиораванти к югу. Восточная стена собора 1472-1474 гг. не сохранилась, а южная находилась, видимо, на три с половиной метра южнее современного собора (шурф 1976 г.).
        Если на обнаруженные нами фрагменты стен собора 1472-1474 гг. наложить план Успенского собора во Владимире (1185-1189), то они совпадут (корректировкой служит то обстоятельство, что при этом на предлагаемом нами плане кремлевского собора точно располагаются места захоронений митрополитов Петра и Феогноста). Тем самым подтверждается, что план собора 1472 г. достаточно точно следовал "образцу" - владимирскому Успенскому собору.
        По. подтекам на поверхности кладки столбов подтвердились и "не-клеевитость" (жидкая консистенция) известкового раствора, применявшегося Мышкиным и Кривцовым, из-за чего при землетрясении строившееся ими здание собора частично обрушилось.
        Нами произведен точный геодезический замер ориентации продольных осей у всех четырех кремлевских храмов по натурным данным. Оси запад -восток были ориентированы в северо-восточном румбе, равном для храма конца XIII в. 82°03'; для храма 1326 г.- 82°14 , для храма 1472 г.- 76°50' и для храма 1479 г.-72°33'. Таким образом,

-57-


Рис. 16.
Успенский собор Московского Кремля. 1475-1479 гг.
План и анализ пропорционального построения.
Чертеж В.И. Федорова

установленная ориентация не подтверждает мысль К. К. Романова о существовании единой продольной оси для всех последовательно сменявшихся зданий Успенского собора. Поворот продольной оси собора 1479 г. на 4° 17' севернее по отношению к предыдущей постройке позволил Фиораванти произвести самостоятельную разбивку плана своего здания, не дожидаясь полной разборки собора 1472 г.
        Обратимся к собору Аристотеля Фиораванти (ил. 16). Осуществление своего замысла Фиораванти начал с разбивки плана здания, сместив, как было уже сказано, его продольную ось (запад -восток) на 4° 17' севернее оси недостроенного собора 1472 г. Переориентация нового здания придавала северной стороне площади прямоугольные очертания, что способствовало еще большему выявлению Успенского собора как главного храма Кремля. Затем, "изнова зача делати", он произвел разбивку задуманного им сооружения. При этом: 1) за модуль он взял ширину центральной апсиды владимирского Успенского собора (условно принимаем ее размер за "А"); 2) величину продольной оси (запад - восток) Фиораванти установил в шесть "А", почти как во владимирском соборе (от конхи центральной апсиды до западного входа). Уменьшив внутреннюю длину храма на двойную ширину апсиды, он получил размер внутренней ширины собора в осях стен. Образовавшийся прямоугольник разбил на двенадцать равных частей (где

-58-


Рис. 17.
Успенский собор Московского Кремля. 1475-1479 гг.
Разрез и анализ пропорционального построения.
Чертеж В.И. Федорова

сторона квадрата равна "А" + 1/3 "А", т. е. величине "В"). Таким образом, стороны прямоугольника соответствовали положению осей наружных стен, а пересечение внутренних продольных и поперечных осей определяло места для внутренних опор (столбов), разбив пространство на три равношироких нефа; 3) западную стену зодчий поставил на фундамент западной стены собора 1472 г. (с известным смещением из-за разной ориентации зданий), поэтому внешние северо-западные углы его собора и собора Мышкина и Кривцова почти совпали; 4) столь четкую разбивку плана архитектор дополнил не менее четким построением внутреннего и внешнего объема здания (ил. 17). Высота столба равна двум "В", размер от пола до пяты свода центрального барабана равен четырем "В", а высота верхней точки свода этого же барабана составляет всю длину здания по оси запад - восток. Сохраняя предложенную ему владимиро-суздальскую композиционную схему вертикальных и горизонтальных членений всего объема здания и каждого его фасада, зодчий компонует их, используя единые числовые соотношения в пропорциональном построении здания, оставляя единый модуль в композиции внешних и внутренних объемов. Особенное внимание было уделено восприятию интерьера от каждого из трех входов. Уменьшив расстояние от западного входа до алтарной преграды по отношению к ширине собора по оси север - юг, перекрыв крестовыми сводами три

-59-


Рис. 18.
Успенский собор Московского Кремля. 1475-1479 гг.
Продольный разрез с указанием остатков предшествующих храмов,
обнаруженных в результате архитектурно-археологических исследований
в 1975-1976 гг. Вид на север.
1 - современный пол из чугуных плит; 2 - белокаменный пол собора 1475-1479 гг.; 3 - "черный" (кирпичный) пол собора 1475-1479 гг. Выше - белокаменный пол XVII в.; 4 - отметка залегания белокаменного фундамента столба подклета собора 1472-1474 гг.; 5 - кирпичный пол собора 1326-1327 гг.; 6 - уровень пола собора конца XIII в.; 7 - сваи под фундаментом собора 1326-1327 гг.; 8 - остатки свай под фундаментом собора 1326-1327 гг.; 9 - основание фундамента со сваями круглого столба собора 1475-1479 гг.

равных по ширине нефа, он создал впечатление цельного большого пространства, поражающего современников своим "величеством, и высотою, и светлостью, и звоностью". Был построен "храм-зал", ранее не существовавший на Руси.
        Блестящему выполнению задания способствовало использование Фиораванти особых строительно-технических приемов. Так, при вскрытии подпольного пространства выяснилось (ил. 18), что Фиораванти. применил антисейсмическую конструкцию фундаментов, известную-итальянским архитекторам. Это подтверждает известие летописи, что в Москве был "трус", т. е. произошло землетрясение в ночь с 20 на 21 мая 1474 г. Конструкция состояла в следующем. Перед закладкой фундаментов были забиты дубовые сваи-коротыши (колья длиной до 100-130 см и диаметром в 12-15 см). Фундамент заложен на 4,0 м ниже уровня современного пола, его основание получило в сечении овальную форму - прием, использовавшийся итальянцами при строи-

-60-


Рис. 19.
Успенский собор Московского Кремля. 1475-1479 гг.
Каменная алтарная преграда. Вид с запада и план.
Реконструкция В.И. Федорова

тельстве высотных сооружений в сейсмических районах. В поперечном сечении фундаменты имеют разную форму, которая, видимо, зависела от различных назначений той или иной части здания.
        Стены собора возводились из белокаменных, хорошо обтесанных блоков на извести с забутовкой внутри кладки. "Черный" пол выполнен из кирпича (для экономии не всегда цельного), а "чистый" - из белокаменных плит ромбовидной формы толщиной 17 см. Наиболее ответственные элементы здания: подпружные арки, своды и барабаны сложены из кирпича (карнизы белокаменные). Из кирпича внутренние круглые столбы, облицованные белокаменными блоками в 30 см толщиной. Кирпич использован и для алтарной преграды, покоящейся на специальных кирпичных арках (ил. 19), которые, в свою очередь, опирались на пилоны и внешние стены, что обеспечивало устойчивость преграды при осадках здания. Невысокие кирпичные стены разделяют северную часть алтарного пространства на жертвенник и Петроверигский придел. Металлические кованые связи скрепляли подпружные арки и своды в их основании.
        Использование кирпича наряду с белым камнем в наиболее сложных конструктивных элементах (арки, своды, барабаны, столбы) ускоряло строительные работы и придавало конструкциям большую надеж-

-61-


ность. Лаконично решалось и колористическое оформление - фасады и интерьер были одноцветными, белыми. Отсутствовало декоративное сопоставление естественного цвета кирпича и камня красно-коричневого и белого). Таким образом, единство конструктивно-пространственной системы подчеркивалось естественной фактурой белокаменной кладки стен и побеленным кирпичом в арках, сводах и барабанах.
        Многочисленные ремонты и реставрации не сохранили нам подлинной трактовки архитектурно-декоративных деталей собора (архивольтов-закомар, завершений лопаток, форм колончатого пояса на фасадах). Однако, например, профили белокаменных блоков в основании цоколей соборов как 1472, так и 1479 г. по рисунку очень близки русской, а не итальянской трактовке. Видимо, Фиораванти в архитектурном декоре не всегда придерживался геометрических форм, бытовавших у него на родине. Зато он строго следил за претворением в жизнь принятой им единой пропорциональной системы в построении плана, всего объема постройки и ее основных составляющих.
        Необходимо отметить ряд архитектурно-декоративных элементов,, ошибочно относимых некоторыми исследователями к "итальянизмам",, якобы использованным Фиораванти в построенном им соборе, например двухколонный портик с подвесными гирьками перед западным входом, автором которого считается Аристотель Фиораванти 7). Однако портик построен почти на двести лет позднее, а существующее оформление западного входа в собор связано с противоаварийными мерами, предпринятыми в 1624-1642 гг. Это было вызвано необходимостью предотвращения сильных деформаций в несущих и ограждающих конструкциях, возникших в результате неравномерных осадков фундамента из-за гниения свай и переуплотнения грунта под тяжестью здания. Особенно пострадал юго-восточный угол, "отделившийся" от здания собора. В срочном порядке по кружалам возвели новые подпружные арки, переложили своды. Затем все стены как бы стянули новыми коваными связями на трех уровнях. Для натяжки верхних связей, проходивших в интерьере собора в двух направлениях, на уровне пят сводов потребовалось подрубить капители у круглых внутренних столбов. В результате капители приобрели форму, типичную для русской архитектуры XVII в. Такими они дошли до нашего времени. Осуществление цикла укрепительных работ повредило росписи начала XVI в. на арках и сводах. Как удалось установить, по всем стенам проходили широкие борозды на трех уровнях, оставшиеся после закладки в них металлических тяг. Потребовалось вновь расписать интерьер собора, что и было сделано в 1642-1643 гг. Для написания новой композиции: "Страшного суда" на западной стене заложили кирпичом первоначальное окно над входом (второй ярус). Эта закладка окна под росписью XVII в. прослежена нами и художниками ВПНРК при восстановительно-реставрационных работах по стенописям в 1976-1977 гг. 8) Наружная закладка окна выполнена также кирпичом и очень неаккуратно,
        ___________
        7) Иную трактовку западного крыльца Успенского собора см. в статье С. С. Подъяпольского в настоящем сборнике. (Примеч. ред.).
        8) См. отчеты ВПНРК по реставрации стенописей собора за эти годы (архив ВПНРК и ОРГП Музеев Кремля).

-62-


потому что окно по фасаду находится под кровлей пристроенного портика и не просматривается. На переделку окна обратили внимание уже в начале 90-х годов XIX в. 9) Вероятно, в XVI в. западная паперть уже существовала. Стены и своды над западной папертью сложены из другого, большемерного кирпича (30,0X14,5X8,0 см, а также 22,0X21.0Х 10,5-11,0X4,5-5,0 см), а не фиоравантиевского (28,0Х16,0Х Х7,0 см). Белокаменные колонны портика, несущие щипец фронтона с подвесной гирькой, имеют капители той же формы, что и капители у круглых внутренних столбов собора, которые получили такую форму после их обтески в 20-40-е годы XVII в. Таким образом, переоформление западного входа в Успенский собор можно связать с противоаварийными работами, проводившимися в здании в 1624-1642 гг. под руководством Христофора Галовея, Бажена Огурцова и других мастеров. Видимо, они, а не Аристотель Фиораванти были создателями портика над западным входом собора. Итальянский архитектор не мог пристроить столь значительный, самостоятельно читающийся объем с западной стороны храма, так как к этому месту в его время близко подходило старое большое здание церкви Ризположения, которая приобрела меньший объем только в результате ее перестройки в 1486 г.10) Именно поэтому Фиораванти и пришлось возвести западную стену своего собора на фундаменте западной стены упавшего собора 1472- 1474 гг. Одинаково оформив три входа в собор, он точнее следовал владимирскому "образцу". Такое решение отвечало и его рационалистическому архитектурному мышлению.
        Для уточнения первоначального наружного облика фиоравантиевского собора важно выяснение форм его позакомарного покрытия. Существует мнение, в свое время высказанное А. М. Павлиновым 11), Н. В. Никитиным 12) и недавно поддержанное М. А. Ильиным 13), что Успенские соборы Владимира и Москвы, как и Архангельский собор Московского Кремля, имели своего рода фронтоны над закомарами (заостренные кокошники) - прием, заимствованный из итальянской архитектуры. Однако тщательное обследование сводов у обоих соборов Кремля во время реставрационных работ (1977-1978) не обнаружило каких-либо остатков кладки от дополнительных щипцов-фронтонов. На Успенском соборе такие детали, если они и были, не могли сохраниться, потому что своды, выполненные Фиораванти, перекладывались во время укрепительных работ во второй четверти XVII в., о чем речь шла выше. Возможно, здесь был прав И. Е. Забелин, который придерживался мнения о позднем происхождении обнаруженных деталей 14). Изображение же заостренных треугольных кокошников в книге "Об
        ___________
        9) Большой Успенский собор в Москве. М., 1896, рис. 9.
        10) Остатки древнего большого здания церкви Ризположения обнаружены при исследовании памятника в 1969-1970 гг. См.: Отчет об архитектурно-археологических наблюдениях за эти годы в ОРГП Музеев Кремля.
        11) Павлинов А. М. История русской архитектуры. М., 1894, с. 65-68.
        12) Древности: Труды МАО. М., 1900, т. XVI, с. 8-9, 13.
        13) См. Государственные музеи Московского Кремля: Материалы и исследования, вып. 5 (в печати).
        14) См.: Древности: Труды МАО, т. XVI, с. 8-9, 13.

-63-


избрании на царство" 1672 г., на которую ссылаются сторонники этой теории, можно объяснить с двух позиций: дополнительные фронтоны выполнялись из кованого железа с последующим декоративным покрытием (кровлей без кирпичного или белокаменного основания, опирающегося на свод), или, что менее вероятно, художник мог нарисовать такого рода кокошники по собственному убеждению (без натурного подтверждения), как бы фиксируя на изображенных им двух соборах многоярусное покрытие, прочно вошедшее в русскую деревянную и каменную архитектуру XVI и XVII вв.
        Архитектурный талант и подлинное профессиональное мастерство Аристотеля Фиораванти убедительно подтверждаются сравнением композиционных приемов, использованных при строительстве Успенского и Архангельского соборов в Московском Кремле. Фиораванти и Алевиз Фрязин (Новый), возводя первостепенные храмы на главной Соборной площади Кремля, по-разному подошли к выполнению задания. По характеристике Н. И. Брунова, "вся наружная форма флорентийского дворца XVI в. целиком определяется идеей этажа: фасад палаццо имеет в качестве единственного членения сильно подчеркнутые горизонтальные тяги" 15). Этим принципом руководствовался и венецианец Алевиз Фрязин, компонуя фасады Архангельского собора. Четко выраженными горизонтальными членениями он разбивает фасады на два этажа (хотя внутри пространство собора цельное) с использованием ордера и декора в тех же формах и вариантах, что применялись на родине Алевиза. Образно говоря, он взял традиционную схему построения русского пятиглавого собора и облек ее в известную ему итальянскую архитектурно-декоративную форму. Вместо крестовых сводов, перекрывавших три равношироких нефа Успенского собора на одной высоте, Алевиз вернулся к старой шестистолпной крестово-купольной системе с цилиндрическими сводами над тремя разновеликими нефами и крещатыми в плане внутренними столбами. В результате интерьер Архангельского собора не получил "светлости и пространства", присущих Успенскому собору. И неудивительно, что только декоративное убранство Архангельского собора стало предметом широкого подражания современников. Его архитектурная композиция так и не нашла отражения в последующих русских постройках. Так, в ренессансных формах были вновь выполнены два портала на галереях Благовещенского собора Кремля; вплоть до конца XVII в. в памятниках русской архитектуры неоднократно повторялись раковины в тимпанах закомар (например, в московской церкви "Никола Большой крест" на Ильинке, в надвратном храме Новодевичьего монастыря в Москве и др.).
        Аристотель Фиораванти проявил большую гибкость архитектурного мышления. С помощью трансформации объемно-планового построения древнерусского соборного пятикупольного храма на основе принятой им системы пропорционирования он по-своему ответил на решение основной архитектурной проблемы времени - художественного освоения пространства.
        ___________
        15) Брунов Н. И. Очерки по истории архитектуры. М.; Л., 1935, т. 2, с. 545.

-64-


        Четко очерченный силуэт Успенского собора не разбивается никакими дополнениями в виде портиков, приделов и высотных объемов, обычно примыкавших к русским церквам. Особое внимание Аристотель обратил на восприятие южной стены, целиком ограничивающей пространство Соборной площади с севера. Отсюда, с площади, наиболее выигрышно просматривается величественность архитектуры собора. Именно здесь через южный портал проходили торжественные процессии в храм. Включив приделы в основной объем сооружения, зодчий сохранил симметрию и компактность внешней композиции. Фиораванти оказался несомненным новатором, создав "палатным способом" единый зал для молящихся. Используя круглые столбы минимального диаметра (2,0 м) и оперев на них крестовые своды на одной высоте, как и в остальных компартиментах собора, он как бы связал предалтарную и заалтарную части храма. Учитывая опыт русской архитектурной традиции, Аристотель Фиораванти выделил пространство перед царскими вратами посредством увеличения диаметра среднего барабана, находящегося над этим местом,- прием, известный в практике древнерусской архитектуры (хотя бы тот же Успенский собор во Владимире 1185-1189 гг.).
        Постройкой Успенского собора в Московском Кремле Аристотель Фиораванти сделал гораздо больше, чем, может быть, было принято считать до сих пор. И если Италия наградила его именем прославленного инженера, то на русской земле раскрылся его большой талант зодчего, сделав его признанным мастером эпохи Возрождения.

* * *

        Комплексное архитектурно-археологическое изучение Успенского собора не только уточнило его художественные и архитектурно-строительные особенности, о которых говорилось выше, но и показало необходимость незамедлительного осуществления реставрационно-консервационных и ремонтных работ для его сохранения. В каменных стенах собора были обнаружены трещины, и отмечена осадка всего здания, особенно в его юго-восточной части. Установлена повышенная влажность каменной кладки и большое перенапряжение в некоторых древних металлических связях. Поэтому в сентябре 1964 г. Ученый совет Музеев Кремля утвердил программу комплексного исследования памятника. Она предусматривала одновременно с выяснением технического состояния всего здания собора и отдельных архитектурных конструкций (фундаментов, кладки стен, сводов, подпружных арок) исследование причин, вызывающих повышенную влажность, агрессивно воздействующую на состояние стенописи собора. Параллельно был намечен план архитектурно-археологического обследования здания и остатков ранее находившихся на данном месте храмов. Предусматривалось уточнение известных по письменным источникам сведений о деформациях, возникших в архитектурных конструкциях собора к 20-м годам XVII в., а также причин засоленности каменной кладки, разрушавшей не только ее поверхность, но и росписи стен. Последние были полностью утрачены на нижней части стен и столбов на высоту до 2 метров. В специальный раздел были выделены вопросы по выработке рекомен-

-65-


даций для устранения конденсата на внутренней поверхности ограждений (стенах барабанов, сводах, оконных проемах). Преследовалась цель улучшить теплотехнические качества ограждений и установить нужные параметры температурно-влажностного режима в интерьере собора. В итоге за эти годы был осуществлен ряд конструктивных мер. Для прекращения осадок здания в 1976 г. провели цементацию в месте сопряжения фундамента с основанием по периметру всех стен и восточных пилонов. В 1974-1975 гг. были установлены одиннадцать высокопрочных металлических тросов диаметром 26 мм. С их помощью укрепили древние кованые тяги.
        Наряду с укреплением надземной части собора была осуществлена консервация остатков каменной кладки, раскопанных под собором от трех ранее существовавших здесь храмов. Одновременно выполнено химическое закрепление наиболее ценного участка стратиграфических разрезов (около северо-западного столба существующего собора).
        Отметим, что после постройки собора в 1479 г. происходило значительное уменьшение влажности грунта, вызвавшее его переуплотнение и гниение свай, в результате чего к 1624 г. наступили сильные деформации в ограждающих конструкциях. Следовательно, меры по укреплению конструкций собора, о которых речь шла выше, были совершенно необходимы, и к 1641 г. сооружение удалось спасти, обеспечив ему жизнь еще на три с половиной столетия (в то же время из-за этих противоаварийных работ сильно пострадала стенопись, которая почти полностью была переписана в 1642-1643 гг.). В 1979-1980 гг. во время реставрации росписей на центральном своде среднего нефа было выявлено нарушение его очертаний и зафиксировано отсутствие известкового раствора в швах кладки свода во многих местах. Тщательное исследование подтвердило, что перед нами свод, вновь возведенный во второй четверти XVII в., так как на имеющихся в нем деформациях и просадках кирпича (30x15X8 см) нанесена роспись 1642-1643 гг. Из-за этого известковое основание под живописью во многих местах имеет разную толщину (от 5-10 мм до 20-25 мм и более). Для укрепления кладки свода по рекомендации специальной комиссии производилась зачеканка пустых швов сложным раствором с очесами пакли. Для этого в местах обнаружения пустых швов снимались росписи с последующим их возвращением после завершения укрепления кладки. При обследовании других сводов было также установлено нарушение геометрии, но техническое состояние их лучше, и укрепительных работ по этим сводам не проводилось. Видимо, в XVII столетии во время перекладки сводов не была достигнута правильная геометрическая форма. Выполненные в наше время работы позволят и в дальнейшем обеспечить сохранность памятника при условии постоянного наблюдения за ним по специальной программе 16).
        Одной из главнейших забот о памятнике архитектуры является сохранение подлинности не только формы, но и тех материалов, которые
        ___________
        16) В дальнейшем по соответствующему проекту необходимо устроить подпольное пространство - это обеспечит архитектурно-археологические исследования под собором и около него с соответствующей консервацией и музеефикацией находок. От-

-66-


были использованы при создании произведения. Полная замена разрушающегося белокаменного блока или кирпича разрешалась только при полной потере материалом его механической прочности. Во время реставрационных работ 1976-1978 гг. производились подмазки разрушающейся поверхности кладки мастикой, в которой основным компонентом был толченый кирпич или белый камень на соответствующем известково-цементном связующем с синтетическими добавками. Промытая и просушенная поверхность стен покрывалась защитным гидрофобным составом.
        Исследованиями установлено, что повышенная влажность на внутренней поверхности стен и столбов вызывалась в памятнике следующими причинами. Грунтовые воды находятся на глубине 8,6 м от современной поверхности пола собора. Капиллярный подсос влаги из грунта отсутствует, так как наибольшая влажность стен зафиксирована на уровне верхней поверхности чистого пола (чугунные плиты по цементной подушке; подпольное пространство отсутствует). Кладка фундамента и стен становится более сухой по мере удаления от уровня пола вверх и вниз. Наружный воздух конденсировался, и влага с чугунных плит впитывалась в кладку стен, вызывая миграцию солей из кладки, что, в свою очередь, разрушало стенописи. Чтобы прекратить образование конденсата на полу, потребовалось устройство тепловой завесы у западного, основного входа в собор.
        Следует заметить, что в древнерусских памятниках архитектуры, в том числе и в Успенском соборе, толщина кладки стен барабанов равна 40 см (у центрального - 50 см). Толщина кладки в амбразуре окна составляет всего 30 см, а местами доходит даже до 25 см. Толщина сводов в шелыге равна кирпичу, т. е. 30 см. Недостаточные (слишком тонкие) поперечные размеры каменной кладки длительное время вызывали образование конденсата на внутренней поверхности кладки и оконных проемах, что в конечном счете привело к полной утрате подлинных росписей на значительных площадях в барабанах, на откосах всех окон, на сводах. Наличие конденсата, в свою очередь, вызывало засоленность кладки, что еще больше усугубляло плохое состояние росписей. В связи с такими явлениями требовалось в первую очередь определить параметры температуры и влажности воздуха в интерьере собора. С этой целью были взяты пробы основных четырех материалов (кирпич, белый камень, дерево и известковая затирка-штукатурка), из которых построены три собора. Образцы впервые подверглись обработке методом голографической и лазерной интерферометрии, т. е. с помощью лазера в специальной камере фиксировались микроразрушения материалов при изменении температурно-влажностных параметров. Таким путем было установлено, что для данных материалов минимальные деформации лежат в диапазоне относительной влажности воздуха (ср=40-60%). Отсюда за наиболее благоприятный показатель (параметр) относительной влажности принято 50% +-5%.
        ___________
дельные участки культурного слоя со всеми содержащимися в нем вещевыми материалами и фрагментами древних сооружений представляют собой единый комплекс, достойный тщательного изучения и сохранения.

-67-


С учетом архитектурно-конструктивных особенностей памятника приняты следующие параметры:

Лето

t° 20°±1°

ф 50+5%

 

Зима

t° 17°±1°

ф 45-5%

 

Наибольшую сложность вызвала подготовка предложений для повышения теплозащитных свойств стен барабанов и оконных проемов. С этой целью впервые применялся способ расчетов температурных полей на электронно-вычислительной машине. Расчеты показали, что, при сохранении подлинных размеров и форм каменных конструкций, положительная температура на их внутренней поверхности может быть достигнута, если использовать специальные оконные блоки. Для этого в наружном деревянном переплете устанавливается трехчастное остекление (стеклопакет) и во внутреннем - одинарное стекло. Таким образом удалось ликвидировать образование конденсата, который разрушал росписи стен барабанов и оконных откосов. Система кондиционирования воздуха дала возможность поддерживать в интерьере установленные параметры температуры и влажности, обеспечив тем самым благоприятные условия для сохранения внутреннего убранства и памятника в целом 17). Уменьшение количества влаги в материале решает одну из главных проблем сохранения памятников архитектуры - их прочности и долговечности. Тем самым сохраняется и подлинность памятника 18).
        До последнего времени мероприятия по сохранению Успенского собора были связаны с решением подчас принципиальных, но отдельных проблем по его реставрации и консервации. Проведенные за 1965- 1979 гг. работы подтвердили эффективность комплексного подхода в исследовании, в подготовке рекомендаций и их осуществлении 19).
        Создание в 1479 г. Успенского собора в Московском Кремле стало событием не только русской, но и мировой культуры. Творческое сотрудничество русских и итальянских мастеров вызвало к жизни выдающийся памятник зодчества, органично сочетающий устойчивые традиции русской художественной культуры с архитектурными и инженерными достижениями итальянского Возрождения.
        ___________
        17) Благодаря применению в Успенском соборе-музее новых технических мер достигнуто следующее: при постоянном температурно-влажностиом режиме экскурсанты могут посещать памятник круглый год при разных погодных условиях; смонтированная система электроосвещения позволяет широко использовать средства показа интерьера с помощью света и звука.
        18) К сожалению, в наше время каменным кладкам наносится сильный ущерб из-за засоренности атмосферного воздуха в современных городах. Если кладка, особенно белокаменная, имеет повышенную увлажненность, то в ней развиваются микроорганизмы, разрушающие ее. Положительное решение этой проблемы, а также уменьшение деформаций в материалах, из которых созданы памятники архитектуры, можно достичь только путем регламентации температурных и влажностных колебаний в этих материалах.
        19) Однако еще недостаточно учитывается значение окружающей среды для выработки практических рекомендаций по сохранению памятника. На наш взгляд, на стадии предпроектной работы необходимо выявлять схему древнего рельефа и пути его трансформации, связанные с архитектурно-строительными мероприятиями на данной территории.

-68-


 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский