РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Филиппов А.В. Древнерусские изразцы. М., 1938. Все права сохранены.

Размещение электронной версии в открытом доступе произведено: http://www.ibm.bmstu.ru. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2009 г.

 

 

 

А.В. Филиппов

Древнерусские изразцы

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

undefinedКнига "Древнерусские изразцы" - вып. II является продолжением исследования профессора А.В. Филиппова - "Древнерусские изразцы" вып. I, результаты которого опубликованы в 1938 г. издательством Академии Архитектуры СССР на русском и французском языках и включает материалы по изучению изразцов последующего периода, их применения в русской архитектуре, технологии изготовления и альбом рисунков изразцов XYII века. Автором впервые выявлены и систематизированы применявшиеся для изразцов орнаментальные мотивы, даны их точные наименования, их генезис и исторические параллели с орнаментикой в других областях искусств. Эта работа заполняет пробел в нашей литературе по освоению культурного наследия, она посвящена изучению народного творчества в производстве древнерусских изразцов и является посмертным изданием законченных в рукописи научных исследований профессора А.В. Филиппова в области архитектурной керамики. Для издания эти рукописи были подготовлены кандидатом технических наук С. В. Филипповой и кандидатом технических наук, архитектором Т. М. Меняевой.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ К WEB-ИЗДАНИЮ

   В папке размером 270х340 под общим заголовком "А. В. Филиппов Древнерусские изразцы Выпуск II: Изразцы XYII века. Период освоения ремесленной техники массового художественного производства. г. Моск-ва, 142 м.п.с. Таблицы с 93 цветными рисунками» находится уникальная рукопись, которая была передана мне в начале 90-х годов прошлого века.
   Судьба этой рукописи весьма необычна, но об этом поговорим позже.
   Автор, известный специалист в области «русского стиля» в древнерусской керамике профессор А.Н. Филиппов, предполагал, что будет под-готовлено четыре выпуска:
   Выпуск 1-й. Введение. Кирпичные рельефы и балясины XY века. Глазурованные плиты и изразцы XYI века. Терракотовые изразцы XYI ве-ка и первой половины XYII века. Эмалированные рельефные изразцы с сюжетами XYII века.
   Выпуск 2-й: Изразцы начала второй половины XYII века - периода усиленного влияния Запада, технологических и стилевых исканий.
   Выпуск 3-й: Изразцы развитого ценинного дела. Главные центры и мастера изразцового производства второй половины XYII века и начала XYIII века.
   Выпуск 4-й: Изразцы переходного к «живописным» типа. Стиль и технология древнерусских изразцов как культурное наследие.
   Для исполнения своей задачи автор отобрал и воспроизвел более 330 облицовочных плит и изразцов XY – XYII веков из 35 городов и населенных мест. Об основном содержании предпринятого исследования ав-тор знакомит нас в предисловии к первому выпуску издания. « Это слож-ное и малоизученное явление предстает в движении, ясно видны его развитие и перерождение, поступательное движение и реакции торможения. Впервые в этой области декоративного искусства явно выступает нали-чие местных особенностей в стиле и технике. Неповторимое своеобразие, художественное мастерство и производственная оправданность «эмалевого рельефа» русских изразцов делают эти доныне неизученные памятники ценным культурным вкладом во всеобщую историю искусства и в особенности в историю керамики.»(А.В.Филлипов. Древнерусские изразцы. Выпуск I, XY – XYII века. М.: Издательство Академии Всесоюзной Архитектуры Архитектуры. 1938 г. с.5.)
   К сожалению, удалось выпустить в свет только первый выпуск издания, которое содержит два текста: на русском (1-72 с.) и французском языках (73 - 90 с.), а также том таблиц с 87 цветными рисунками.
   К концу 40-у года был подготовлен для печати второй выпуск издания, который прошел все необходимые этапы подготовки к публикации, включая и редактирование, и корректуру. Для печати уникального изда-ния была выбрана 21-я типография ОГИЗ им. Ивана Федорова, где был напечатан первый выпуск. Типография находилась в Ленинграде, на ули-це Звенигородской в доме 11. Типография располагала современной на то время полиграфической базой, которая позволяла воспроизвести цветные рисунки, сделанные с подлинных керамических образцов.
   Трагедия Великой Отечественной Войны, унесла от нас не только миллионы людей, но и часть исторической памяти, которая была закреп-лена в тысячах образцах культурного и научного наследия. В их число вошел второй выпуск издания, рукопись которого сгорела после очередной бомбежки города на Неве.
   После окончания войны, лаборатория Керамики Академии Архитектуры (как ее упрощенно называли) занималась вопросами использования керамических элементов при строительстве высотных здании в Москве и других городах. Однако коллектив лаборатории не забыл о своей цели – публикации результатов исследования в области древнерусских изразцов, и постепенно воссоздавал заново тексты и рисунки для будущего издания. Но и здесь история внесла свои коррективы. В конце 50-х годов упраздняется Академия Архитектуры, а лаборатория Керамики закрывается. Умирает основатель научного направления. Часть материалов оседает в различных архивах, на полках бывших сотрудников лаборатории большая часть материалов была уничтожена безхозяйственностью тех времен.
   В 60-х годах супруга А.В. Филиппова и архитектор Т.М. Меняева предпринимают
усилия к формированию рукописи второй части исследования. С помощью М. Швецовой и Немчиновой (эти фамилии найдены мною на цветных рисунках изразцов, подготовленных для публикации) удается создать цветные копии древнерусских материалов и подготовить к публикации текстовую часть издания. Но и здесь энтузиастов ждала участь многих исследователей, результаты работы которых не могли найти путь к общественной жизни в те времена. Объемная переписка с различными чиновниками, которая хранится в папке с рукописью издания, не дала положительных результатов. Рукопись окончательно оседает на полке стеллажа нашей квартиры.
   Материалы к третьей и четвертой части исследования, мне думается, утеряны еще в те времена.
   А теперь вернемся к началу предисловия, когда мы отложили разговор о судьбе рукописи. Эту рукопись в виде двух папок и отдельного издания первого выпуска мне передала моя мама – Меняева Тамара Матвеевна, незадолго до ее кончины, когда мы начали говорить о сохранившейся живописи моего отца, в свое время строившего г. Мурманск. В процессе их поиска и была извлечена на свет Божий эта рукопись. Мама попросила найти способ издать ее, без всякой надежды на положительный результат. Теперь заботы о Филипповском наследии перешли ко мне, но положительные результаты в то время не были достигнуты. Перестройка и последовавшая за ней вакханалия, привели не только к гибели многих миллионов носителей национальной культуры, они также вычеркнули из нашего сознания многие исторические пласты. Уничтожались не только музеи, и библиотеки, но и даже понятия о возможной культурной миссии коммунистического этапа развития России. Конечно, в то время найти издателя было делом практически безнадежным, а нищета не позволяла выполнить данное мною обещание. Все спасались от разгула стихии безнравственности и о какой-либо благотворительной помощи не могло быть и речи.
   Выход оказался весьма неожиданным. Занимаясь вопросами педагогической информатики мне показалось уместным повторить различные варианты издания в форме текстового издания, в Интернете и на СD-диске. Одним словом, историческое развитие технологии позволило оказать помощь культурному развитию нации.
   Публикация рукописи в виде веб-издания имеет одно отличие от издания в виде книги или CD-диска, которое проявляется в отсутствии графической составляющей. Это сделано в целях экономии файлового пространства на нашем сервере. Однако, при необходимости, всегда можно приобрести и дисковую копию. Вполне возможно, такой подход позволит выполнить данное мною обещание опубликовать результаты весьма значительного научного исследования, имеющего ярко выраженное национально-историческое значение.
   Все замечания и предложения я с удовольствием готов обсудить, используя электронную почту: mmf@ibm.bmstu.ru.

Профессор М.Ф. Меняев

 

ТЕРРАКОТА В XYII ВЕКЕ

   В первом выпуске настоящего исследования было указано, что в конце XY-го и начале XYI вв. - в периоде заметно развивавшегося на Руси кирпичного строительства, архитектурная терракота получила развитие в виде кирпичных рельефных плит и балясин для фризов наружной облицовки (Вып. 1, стр. 1-5). В XYI-м и первой половине XYII века терракота находит новое применение в бытовом интерьере в виде красных печных изразцов.

До 1938 г. производственная база изразцов была установлена лишь для Ярославля, где при земляных работах в слободе Коровники в 1936 г. И.А, Тихомировым и И.Ф. Барщевским были найдены красные изразцы, сложенные стопками и не бывши в употреблении (Вып.1, стр. 30-32). В XYII в. здесь были сосредоточены гончарные и кирпичные заводы, 18 из которых сохранились и в следующие столетия [1].

Летом 1938 года остатки древнего изразцового завода XYII-го века обнаружены также в Москве, в районе бывшей Гончарной слободы. Здесь вместе с другими изразцами XYII-го века найдены фрагменты типичных красных изразцов традиционного народного стиля. Таким образом, с очевидностью устанавливается, что и Гончарная слобода в Москве была местом производства таких изразцов (табл. 1).

Твердо установившиеся яркие особенности стиля и техники красных изразцов, охарактеризованные в I-м выпуске настоящего издания, во второй половине XYII-го века претерпевают значительные изменения.

Терракота, как вид керамической техники, с середины XYII-го века замирает и решительно вытесняется глазурованными блестящими изразцами. Неполивные терракотовые изразцы находят лишь второстепенное применение, как добавление к новым глазурованным изразцам.

Как вспомогательный материал, терракота продолжает находить место и в это время в виде изразцов, особенно в наружных и внутренних фасонных архитектурных деталях. Порталы фасонного кирпича (Рис. 1), подвесные гирьки (Рис. 2), капители (Рис. 3), скамьи в церковных галереях (Рис. 4) - вот новые виды применения терракоты в русской архитектуре второй половины XYII-го века.

 

 

 

 

 

 

 

Табл. 1. Фрагменты красных терракотовых изразцов, найденных при раскопках на территории изразцового завода XYII-го века в Гончарной слободе в Москве

 

Порталы фасонного кирпича в церкви Иоанна Предтечи 1671-1687 гг. в Ярославле (Рис. 1)

 

Терракотовый пояс собора в Волоколамске (Рис. 2)

 

Терракотовая капитель конца XYII в. Крутицкого терема в Москве (Рис. 3)

 

Терракотовая скамья в галерее Толчковской церкви в Ярославле(Рис. 4)

 

 


Изменение керамической техники и ее переход к глазуровке совпадает с переломом стиля, который наглядно виден в сохранившихся от этого времени красных изразцах.

 

      

 

      

 

 

Рис. 5,6 Терракотовые изразцы из облицовки галереи церкви в Коровниках в Ярославле 1654г.

 

Рис. 5,6 Терракотовые изразцы из облицовки галереи церкви Николы Мокрого в г. Ярославле 1672г.

 

 



Вместо обычного до середины XYII-го века применения красных изразцов для облицовки печей, во второй половине века, когда красные изразцы для печей уже сходили со сцены, терракотовые изразцы находят в наружной облицовке. Примерами нового применения и перехода к новому стилю красных изразцов могут служить галереи ярославских церквей в Коровниках (Рис. 4, 5) и особенно Николы Мокрого 1672-го года (Рис. 7,8. Табл. 88-94).

радиционные красные печные изразцы до середины XYII-го века имели квадратную форму и стандартные размеры - 19-20 См. Красные изразцы 70-х годов XYII-го века на галерее цервкви Николы Мокрого в Ярославле в большинстве также квадратные, но размеры их меньше и не отличаются пержним постоянством: 17,2; 18,3; 18,4; 18,5 и 19 См. Можно допустить, что при изготовлении новых форм для этих изразцов мастер исходил из стандартного размера 19-20 См., но не увеличил формы изразцов в расчете на усадку глины в сушке и обжиге, что составляет 8 - 11% от размеров формы. Незыблимость квадратной формы для старых красных изразцов также поколеблена: изразцы (Рис. 89 и 92) имеют удлиненную прямоугольную форму).

После большой техничности выполнения трехжгутового орнамента старых изразцов с какой неуверенностью, почти робостью выполнен рельеф розетки (Рис.88). Но эта неуверенность стилевой трактовки в большинстве других изразцов уступает место ясному новому направлению. В остальных красных изразцах галереи Николы Мокрого с совершенной очевидностью традиционный народный стиль с условными терхжгутовыми порезками уступил место новому западному стилю, с ясными чертами реализма. Реализм рельефов с птицей в движении (Рис. 89), со скачущими оленями (Рис. 90 и 91) и стремление к реализму в сценах с фигурами и всадниками (рис. 92, 93 и 94) не вызывает сомнения.

Рядом с доминирующим новым стилем трактовки рельефа изразцов и преобладанием в них реализма интересно констатировать в этих изразцах пережитки старого. Старые элементы находят в себе частью логичное и законное место, но частично удерживаются, как немотивированная традиция. Вполне логичной является сохранившееся от старых элементов плоская рамка, окаймляющая квадрат изразца, в которой размещается рельефное изображение. Но неоправданным пережитком старого трехжгутового стиля являются трехлепестковые пальметты во всех иди отдельных углах изразцов с реалистическими рельефными изображениями (Рис. 8, 88 - 92).

Реализм красных изразцовых рельефов был смелым новшеством в русском искусстве допетровской эпохи и явился лишь эпизодом в его развитии, не имевшим непосредственного продолжения. Лишь косвенно и в смягченной форме он нашел место в трактовке рельефов птиц не полихромных эмалированных изразцах второй половине века. Здесь реальная трактовка птиц в разнообразном движении и повороте смягчена богатым орнаментальным оформлением и условно декоративными цветами эмалевой окраски.

 

МУРАВЛЁНЫЕ ИЗРАЗЦЫ

   Глазурованные одноцветные или многоцветные изразцы с прозрачными глазурями, применявшиеся в XYI-м веке в Твери, Дмитрове Пскове и Москве преимущественно на сооружениях исключительного значения и опубликованные и описанные в первом выпуске настоящего издания, в следующем XYII –м столетии получили более широкое развитие и распространение [1].

Прозрачную глазурь называли в XYII – XYIII-м веках муравою, а соответствующие изделия – муравлеными; часто эпитет «муравленый» применялся и в более узком значении, для определения изделий с прозрачной глазурью зеленого цвета, цвет травы-муравы. Анализ письменных документов этого времени, в которых часто встречаются обозначения «Муравленые образцы» (или изразцы), «муравленый кирпич», «муравленая черепица», «муравленые печи», «муравленая посуда» [2] – помогает уяснить значение этого термина.

В 1680-м году церковь апостола Филиппа в Московском кремле на патриаршем дворе переустроена в честь двенадцати апостолов. В связи с этим, в том же году, 29 мая, патриарх указал сделать в церкви кирпичный пол: «помост выслать «кирпичом муравленым» [3]. 31 августа того же года тяглец Гончарной слободы Федька Петров «подрядился в церковь 12 апостолов на мост (пол) делать кирпич угольчатый и муравить с обе стороны домовым покупным свинцом» [4]. В тот же день в Москательном ряду куплено 22 пуда «свинцу большой руки на муравление в церкви кирпичного мосту» [5].

Из приведенных документов видно, что данный половой кирпич называется муравленым потому, что муравят его свинцом. Комментируя эти документы технологически, нужно сказать, что свинец входит в состав глазури в виде сурика или глета, т.е. металлического свинца, окисленного путем прокаливания. Глет или сурик, смешанный с песком или глиною и нанесенный на глиняное изделие, даст в обжиге прозрачный, слегка желтовидный стекловидный покров – глазурь. Отсюда ясно, что муравлением называли глазуровку глиняных изделий, а муравлеными изделиями – изделия глазурованные.

Указание на муравленье свинцом (т.е глазуровку бесцветной или неизвестного цвета глазурью) не так часты в документах, как выражение «муравленый зеленый», то и дело встречаемое в XYII-XYIII веках. В 1701 году Каменной слободы каменщик Андрюшка Ермолин на церкви трех святителей в доме патриарха «обил главу и закомары черепицею мурам-зеленою». Полуслившееся со словом «зеленою» слово «мурам» можно понимать и как глазурь и как траву, т.е. главы и закомары обиты черепицею, глазурованною зеленью травяною. Сохранившиеся памятники керамики и письменные документы XYII-го и начала XYIII столетий указывают на очень широкое применение в Московской Руси для поливки изразцов, полового кирпича и черепицы именно зеленой, травяной глазури-муравы. При этом, для одноцветнолй архитерктурной керамики покрытие прозрачной зеленой глазурью являлось как бы правилом, каким-либо другим цветом, так же как и муравление в разные цвета – редким исключением. Примером последнего находим в ответе Иверского Валдайского монастыря на грамоту патриарха Никона 1654 года о посылке в Тверь двух печей муравленых, причем эти печи названы «муравлеными, с розными красками [7].

В 1701 году «Гончарной слободы тяглец Василий Федоров сделал из своей глины в церковь 12 апостолов и в патриаршую крестовую палату выстилку на мосту, в которых местех старой половой муравленый кирпич выломался, 910 кирпичей угольчатых, четвероугольных: и те кирпичи с одну сторону «зеленил своим свинцом» [3]. Здесь выражение «зеленил свинцом» употреблено вместо «муравил свинцом», как равнозначащее в применении к кирпичу. Конечно, слова «зеленил свинцом» технически не точны. Свинец является составной частью бесцветной глазури и зеленить их можно, лишь прибавив в него краситель, красочный пигмент, каковым в данном случае является медь. Свинец отмечен потому, что он является преобладающим и более ценным материалом в составе зеленой глазури.

В таком значении зеленой глазури слова «муравить» и муравленый, «Муравленье» стали очень уместными терминами в русской монументальной керамике XYII-го и начала XYIII века потому, что: во-первых, одноцветная, поливная керамика этого времени была почти сплошь зеленою; во-вторых, для многоцветных эмалированных изделий было другое определяющее слово – цениннный; в-третьих, русская монументальная керамика XYII-го века почти исчерпывалась двумя типами окраски – муравленой зеленой и цениннной многоцветной; в-четвертых, в значении зеленой глазури эти слова осмысливались со стороны цвета.

Позднее, в XYII-м и начале XYIII-го века понятие «мурава» становится расширительным и обозначает всякую глазурь и эмаль. В 1789 году Вольное Экономическое общество присудило награду на «немуравленую» черепицу и похвалу за способ обжига «муравленой» черепицы [9]. В обоих случаях слово «муравленый» здесь употреблено в значении «глазурованный». Технологические руководства по керамике первой четверти XIX столетия – члена Вольного экономического общества Вас. Джунковского [10] и профессора Вильгельма Нассе [11] – прямо ставят знак равенства между понятиями «мурава» и «глазурь». При этом первое руководство обозначает этими терминами глухую оловянную эмаль [12], а второе – глазурь для фарфора [13]. Одновременно, в официальном документе 1816-го года, - штатном расписании вновь учрежденного гончарного завода, принадлежащего императорским кирпичным заводам, - значится «мастер для составления массы, глазури и обжига горнов» [14]; здесь старое слово «мурава»заменено новым «глазурь».

В конце XIX-го столетия старое понимание слова «мурава» было забыть и это слово иногда применялось в технологии в новом значении - глазури, получаемой путем возгонки поваренной соли, бросаемой в обжигательную печь в конце обжига изделий [15]. Составы прозрачной глазури XYII-го века в значительной мере расшифровываются только что приведенными письменными документами. Покупка свинца и муравление свинцом с ясностью указывают, что глазури по своему составу были свинцовые. Государственные росписи времени Петра I подтверждают эти данные и дают дополнительные сведения о применявшихся красителях. Росписи предусматривают государственный расход на черепицу для покрытия башен Московского кремля: расход 1702 года – «к черепичному делу, на свинец, медную окалину – 519 руб.; расход 1703-го года – «подрядчику за черепицу в артиллерию – 700 руб., к черепичному делу на свинец и медную окалину – 735 руб. [16]. Таким образом, здесь подтверждается, что глазурь для черепицы, совершено аналогичная прозрачным глазурям для изразцов, - была свинцовой, и, кроме того, указывается, что материалом для получения зеленого цвета глазури служила медная окалина. В 1938 году опытная керамическая установка Всесоюзной академии архитектуры произвела качественный химический анализ зеленой муравы изразцов (Рис. 104), найденного при раскопках на месте бывшего завода XYII-го века в Гончарной слободе в Москве. Этот анализ вполне подтвердил приведенные выше сведения старых документов.


Рис. 9. Зеленый муравленый изразец из церкви Троицкого монастыря в г. Муроме

Процесс муравления русских изразцов или техника нанесения прозрачной глазури на изразец для получения одноцветной зеленой блестящей поверхности в общих чертах нами уже описан. При нанесении на красную глину, которая являлась преобладающим сырьем для русских изразцов в XYII-м веке, прозрачная зеленая глазурь получает темный оливковый оттенок, как акварельная зеленая краска, положенная на красной бумаг. Нами было установлено, что для получения более светлых оттенков зеленой глазури в XYII веке было уже освоено применение предварительной грунтовки красной глины тонким залицовочным слоем белой глины (ангоба) [17]. Это применение ангоба при глазуровке зеленых муравленых изразцов после открытия в 1938-м году остатков древнего завода XYII-го века на территории бывшей Гончарной слободы в Москве не только подтвердилось, но технологический процесс ангобирования и глазуровки XYII-го века получил возможность более четкой детализации. На месте бывшего завода в Гончарной слободе найдено большое количество изразцов и их фрагментов, не бывших в употреблении, как законченных, так и полуфабрикатов. Среди этих находок имеется целый ряд обожженных изразцов из красной глины, с лицевой стороны покрытых белым ангобом, которые дошли до нас неглазурованными в виде полуфабрикатов.


Рис. 10. Зеленый муравленый изразец из церкви Зосимы и Савватия в Троице-Сергиевой лавре, построенной в 1637г.

Рядом найдены изразцы тех же форм и техники, по ангобу покрытые зеленой глазурью и обожженные вторично с нею. Таким образом, точно установлено, что изделия, отформованные из красной глины, залицовывались слоем белого ангоба и обжигались. Затем изделия покрывались зеленой прозрачной глазурью и обжигались вторично. Примерами зеленых муравленых изразцов такой техники могут служить воспроизведенные в настоящем выпуске изразцы в Москве (Рис. 99 – 102 и рис. 104 – 107), в Ростове Ярославском (Рис. 103), в Александровской слободе (Рис. 108, 109, 11), в Ярославле (рис. 115), в Новом Иерусалиме (рис. 150). Совершенно та же техника применялась и при изготовлении других керамических изделий из красной глины – черепицы, посуды и др.


Рис. 11. Зеленая глазурованная намогильная плита из Псково-Печёрского монастыря, датированная 1560(7058) годом.

Преобладающим сырьем для изготовления русских изразцов XYII-го века повсеместно служила красная глина, кроме Владимирского края, где для глазурованных изразцов применялись местные светложгущиеся глины. Зеленые муравленые изразцы из такой глины сохранились во Владимире на Клязьме [18], Муроме (Рис.9) и Сергиевом Посаде (рис. 10). При светлом черепке этих изразцов, конечно, грунтовки белым ангобом не требовалось. На производство и применение муравленых изразцов в архитектурной декорации зданий первой половины XYII века указывают ряд тогдашних письменных документов. В 1606-м году в кремлевском деревянном дворце Димитрия самозванца были «печки зеленые, а некоторые обведены серебряными решетками [19]. В 1608-м году, по свидетельству иностранца Петра Петрея, в домах знатных и богатых в Москве – печи изразцовые [20]. Работали в это время в Москве и свои и иноземные мастера. Особенно усилилось строительство после большого пожара Москвы в 1626-м году [21]. Очевидно, своих местных гончаров и муравлеников не хватало и приходилось мобилизовывать их из разных городов и выписывать из-за границы. В описи Москвы 1638 года, от которой, к сожалению, не сохранилось листов, относящихся к главному московскому центру производста изразцов - Гончарной слободе, все же есть указания, что «в слободе Таганной, идучи от Яузского мосту на правой стороне … дом пуст Афиногена мурамщика [22]. Царскими грамотами 1630 и 1631 года гончары собирались из Перьми, Чердыни, с Белоозера и из других мет [23]. Кроме этой внутренней мобилизации в 1631-м году был выписан и приехал в Москву с разными мастерами мурамленик Орнольт Евермер [24].


Рис. 12. Зеленая намогильная плита из Псково-Печёрского монастыря, датированная 1571 (7079) годом.

О муравленых изразцах этого времени говорит также немногочисленные сохранившиеся архитектурные памятники. Хорошо освоенное производство зеленых муравленых мемориальных плит во второй половине прошлого XYI-го века в Псково-Печерском монастыре (рис. 11 – 13). Продолжается в XYII-м столетии, о чем говорят сохранившиеся намогильные плиты с датою 1611, 1625 и 1656 годов. Но эти плиты значительно беднее и ремесленнее своих предшественников XYI-го столетия. Ближе к Москве, в Троице-Сергиевой лавре в 1637-м году была облицована зелеными муравлеными изразцами шатровая церковь Зосимы и Савватия. Зеленые муравленые изразцы применялись или в виде шаров кувшинов, вделанных горлом в кирпичную кладку или в виде рельефных изразцов (рис. 10).

Но уже во второй половине XYII-го столетия сильным конкурентом зеленых муравленых изразцов являются многоцветные эмалированные изразцы. Непрозрачные, глухие эмали этих изразцов получались путем добавки в их состав окислов олова. В то время месторождений олова у нас еще не было открыто и его получали из Англии. В одном из указов XYII-го века говорится: «а Московском государстве олово не родится, приходит из немецких сторон» [25]. По иноземному исходному материалу, входившему в состав эмали в качестве глушителя, - олову (от нем. Zin, или польского zing) получили название вырабатываеме у нас готовые изделия. Эмалированные изразцы и другие изделия назывались в XYII-м веке цениннными или цынинными.


Рис. 13. Зеленая глазурованная плита из церкви Николы Чудотворца в г. Острове.

Во второй половине столетия господствуют многоцветные цениннные изразцы, а муравленые зеленые печи и наружные облицовки ставятся лишь в сооружениях второстепенного значения. Такое снижение применения муравленых изразцов в Москве ясно видно из документов и памятников второй половины XYII-го и начала XYIII-го столетия. При подсчете ветхостей запущенного кремлевского дворца в Москве в 1722-м году описанао 206 печей (подсчет мой – А.Ф.) из этого количества отмечено 65 ценинных печей, 30 муравленых, 13 обращатых печей и 60 кирпичных. При этом в парадных помещениях обычно находятся многоцветные ценинные печи, а зеленые муравленые помещаются в службах, складах, подвалах, палатках сторожей, ключников и истопников под лестницей, мыльне, на хлебенном дворе [26]. Но в некоторых других городах и населенных пунктах зеленые изразцы остаются преобладающими, например в печах Александровской слободы (рис. 108, 109, 11).

Значительно отстает от Москвы в применении новых многоцветных ценинных изразцов Ростов Великий (рис.103). Здесь, как в самом городе, так и в находящемся в 18 км от него крупном Борисоглебском монастыре, в наружной облицовке каменных построек 1670 – 90-х годов преобладают зеленые муравленые изразцы. Главнейшие архитектурные сооружения Ростова, имеющие изразцовую декорацию, построены в 1670-х годах при местном митрополите Ионе III (1652 – 1690). Эти сооружения, как и постройки патриарха Никона, выражают стремление духовной власти России «облечься величавыми образами светской власти» [27], выражают идеологию церковных верхов о равноправии «священства» и «царства» [28]. Свойственная ростовской архитектуре декоративность крепостных форм «кремля» и Борисоглебского монастыря и архаичность архитектурных форм сказывается и в деталях изразцовой облицовки: запоздалом применении преобладающих здесь одноцветных зеленых муравленых изразцов вместо многоцветных ценинных, применявшихся в это время и раньше в Новом-Иерусалиме, Москве, Ярославле, применении в ширинках церкви Воскресения изразцов-шаров предшествующего века с московских шатровых построек или из Троицкой лавры 30-х годов. Ля достижения своих целей Никон заново создавал и ставил новое в стране ценинное дело. Иона III использовал в этом деле лишь готовые достижения, да и то в скромной и посильной форме, не гоняясь даже целиком за московской, ярославской и новоиерусалимской модой на новое ценинное производство, а ограничившись почти исключительно более простыми зелеными изразцами.

Использование изразцов еще более усиливает декоративную обработку крепостных форм Ростовского «кремля» и Борисоглебского монастыря. Полихромия архитектуры придает постройке праздничность, уютность и миловидность. Размещение в гнездах ширинок из лекального кирпича они облегчают монументальные стены декоративными проемами углублениями, как бы заменяющими очень редкие в этих стенах оконные проемы. Свойственные темным и блестящим цветным поверхностям глазурей «отступание» от глаза зрителя еще больше усиливает иллюзию глубинности ширинок.

Как правило, изразцы помещаются здесь не на самых церковных стенах, а исключительно на пристроенных к церквам галереях папертях. Они по сюжетам и мотивам изображений имеют светский или нейтрально-декоративный характер. Мотивы и трактовка рисунка зеленых изразцов имеют оригинальный местный характер. В сюжете и деталях рисунка и типажа проходят некоторые черты полонизма: гербы с одноглавыми польскими орлами (рис. 103), одежда пеших и конных воинов. Муравленье, уступив со второй половины XYII го века в большинстве русских городов свое место многоцветным эмалированным изразцам, и в этом и следующем XYII-м столетии продолжает широко применяться при изготовлении черепицы.

 

ОРНАМЕНТИКА РУССКИХ ИЗРАЗЦОВ XYII-го ВЕКА

   Применявшиеся на русских рельефных изразцах XYII века мотивы орнамента были достаточно разнообразны. Начиная с мало характерных для рассматриваемых изделий геометрических порезок и необычайно широко развитого растительного орнамента, мотивами орнамента являлись также декоративные вазы, раковины, фигуры птиц и зверей и маски звериные и человеческие. Кроме этих орнаментальных мотивов находили место сюжетные изображения: сцены бытовые, военные. Исторические, мифологические и культовые. Мотивами для оформления и украшения изразцов являлись также архитектурные формы и детали, мотивы деревянного и мебельного дела, тканей, металлического производства, орнамент рукописей и печатных книг и листов, государственные и церковные печати.

В настоящей главе дается беглый обзор геометрических узоров и рассматривается наиболее широко развитой и распространенной на описываемых изразцах растительный орнамент и большею частью тесно связанный с ним орнамент с мотивами декоративных ваз. Как уже сказано, геометрические узоры на русских изразцах отнюдь не являются типичным мотивом орнаментации. Простые геометрические формы и линии встречаются на изразцах чаще как детали, при этом обязательно смягченные соседством растительного и животного орнамента. Иногда отвлеченная геометрическая форма дает лишь мотив для разбивки основных пятен украшения, заполняемых более органическими мотивами трав, зверей и людей. Большею частью она определяет лишь общую форму изразцовых кусков. Кроме того, эти самые линии и формы можно назвать геометрическими лишь условно, по общему их направлению и виду: в исполнении они всегда далеки от линейки и циркуля и, кроме того, часто смягчены растительными мотивами.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Табл. 2. Украинские неполивные печные кафли с геометрическими мотивами орнамента


Изразцы и орнаментированные лицевые кирпичи со сплошным «геометрическим» узором встречаются среди памятников в гончарного дела XYI – XYII-го столетий в виде редкого исключения. Примерами таких исключений, среди тысячи других мотивов изображения, могут служить изразцы шатра храма Василия Блаженного в Москве (прямоугольники с диагоналями в виде современного конверта и круги с проведенными крестообразными диаметрами (рис. 144 и 147); лицевые эмалированные кирпичи ярославских церквей с изображением ромба в прямоугольнике (рис. 141); половые эмалированные кирпичи с тем же мотивом (рис. 142); с тем же мотивом настенный изразец в Ярославле (рис. 151); эмалированные лицевые кирпичи в фризах Крутицкого терема и на здании земского приказа, находившегося на месте Исторического музея на Красной площади в Москве, с мотивом косых полос, напоминающих перекручивание кушака и носящих народное название «опояски» [28]; зеленые муравленые изразцы из Александровской слободы с узорами из ряда пересекающихся круглых колец. (рис. 108, 109).

Интересно отметить, что геометрические мотивы, редко применявшиеся на территории бывшего Московского царства в качестве основного, заполняющего изразец узора являются типичным украшением украинских неполивных кафлей. Эти кафли облицовывали печи у казаков и крестьян Украины. Орнаментальные порезки из комбинации прямых линий - дорожки, лесенки, елочки, сосенки, зигзаги, опояски, орнамент «хрестаты» из крестов разной формы, «решеткою» - т.е. сетчатый узор, квадраты, прямоугольники и ромбы, круги, шестиугольники, распространенные и типичные узоры «селянских» кафлей, собранные в музеях Киева, Полтавы и др. украинских городов [30] (Табл.2).

Самый распространенный мотив украшения рельефных изразцов XYI – XYII веков – растительные узоры, по старой номенклатуре «травы». Травы в самой разнообразной трактовке являются или основным мотивом украшения изразцов, или дополняющим другие мотивы. На рельефных изразцах русского севера (В. Устюг, Вологда, Тотьма, Сольвычегорск, Каргополь) травные узоры являются почти исключительными мотивами украшения или явно доминирующими над другими случайными мотивами: геометрическими, мотивом раковин и т.п.

Естественно, что в земельческой стране, какой была Россия в XYII-м веке, растительные узоры играли столь видную роль в декоративном искусстве. На особенную близость древнему русскому человеку растительных форм указывает, между прочим, самый язык описей XYI и XYII го века, точный и образный, изобилующий терминологией, взятой из природы. Формы предметов на языке этих старинных описей часто определяются словами «яблоком», «тюльпанцем», «грушкой», «тыквою», «дынькой», причем эти «яблоки» предметов декоративного искусства иногда довольно далеко отходят от натуральных. Эти «яблоки» по форме и обработке бывают «круглые гладкие [31], «резные» [32], или «прорезные граненые [33], крсками выписаны [34], «золочены» [35], «выточены гладью с пояском» [36], «ложчатые» [37] «тюльпанцем» [38], «грушкою» [39], а по месту применения «яблоки» бывают «державные» и «царские» (у двухглавых орлов и на порталах царей [40], «яблоки – описание земли» (глобусы) [41], и т.п.

В описях XYI и XYII веков встречаются «яблоки» - деревянные [42], костяные [43], «галишные литые» [44], цениннные [45], склянишные [46], хрустальные [47], хрустальные в серебряном окладе [48], медные [49], серебряные [50]. Узоры определяются словами «травы», «травчатый», «мелкотравный», «репьи» и «репейки» и т.п. Место по украшенной поверхности – «земля» (фон), «поля (гладкие полосы обрамлений); мастера узоров назывались «трвщики» и т.п [51]. В растительных старорусских узорах различают орнаменты крупно и мелко-травный. Изразцовые узоры «мелкой травы» являются крайне типичными для печных изразцов В. Устюга, Вологды, Тотьмы, Каргополя и Сольвычегорска.

Травы бывают лиственные и «с нацветы», т.е цветущие, сильно стилизованные и не потерявшие связи с землей, как например «травка виноградная» XYII-го века или дубовые листья на плитах Псково-Печерского монастыря XYI-го столетия (рис. 11-13) и на изразцах XYII-го столетия с Архангельского собора в Нижнем Новгороде. В XYII-м столетии частым мотивом украшения изразцов являются травы остролистные, нередко еще подчеркнутые острыми же засечками и вырезами. Ярко выраженные остролистные травы «с выцветы» разбросаны то по синей, то по буро-красной земле на изразцовых поясах второй половины XYII-го столетия работы Степана Иванова (церкови Григория Неокесарийского (рис. 160), Андрея Стратилата (рис. 161), соборов в Измайлове, Иосифо-Волоколамском монастыре и Новом Иерусалиме). Отдельные изразцы с остролистной флорой часты в Москве, Ярославле, Угличе, Великом Устюге.


Рис. 14. Листья берёзы и дуба Средней Азии.

Остролистные травы на Руси – явление заносное с Востока, с их родины – Средней Азии. Достаточно сравнить фотографии с тощих сжатых и острых листьев дуба и березы безводной Средней Азии с теми же листьями русских деревьев, чтобы ясно увидеть источник их происхождения и в формах искусства (рис. 14, 15).


Рис. 15. Листья русской берёзы и дуба.

Из цветов и «нацветов» на травах можно выделить гвоздику и василек, лилии, тюльпан, разрыв-сердце. Остро рассеченная гвоздика и василек – мотив довольно частый на изразцах XYII – го столетия, силуэты цветка, взятого сбоку и сверху, в разной степени стилизации приведены на таблице в тексте (табл.3, рис. 1-18 [52], табл.4). В московской Руси мотив цветка лилии встречается еще на неполивных плитках «Дворца царевича Дмитрия» в Угличе XY-го века (Табл. 3, рис. 20, 22). В XYII веке на поливных изразцовых поясах работы Степана Иванова 1667 года на церкви Григория Неокесарийского в Москве появились целые кусты лилий (Рис. 160 и табл. 3, в тексте рис. 21 и 23). Эти кусты стилизованы под сильным восточным влиянием [53].

Цветы тюльпана в ясно выраженной форме встречаются на изразцах конца XYII-го века с изображением вазы из Новодевичьего монастыря (рис.134) и таких же изразцов с фриза церкви Адриана и Наталии в Москве (1688 г.) (Табл.3., рис. 24, 25, Табл.4). В конце XYII-го века, при сильном развитии западного влияния в жизни и в искусстве, тюльпаны разводятся в дворцовых садах и появляются, кроме изразцов, и в других декоративных искусствах, само слово «тюльпан», «тульпан», «тюльпанец» появляется в описях и садового строения и серебряного дела.

В 1701-м году в Нижнем Красном саду в Кремле было «1000 тюльпанов цветных, 3000 средних и мелких» [54], а в Преображенских садах 60 тюльпанов» [55]. В описях серебряного дела при Патриаршем дворе (1682, 1692 – 94 г.г.) встречаются: «яблоки тюльпанцем» [56], «тюльпанцы» как узор [57], «стоянцы и трубки тюльпанцем» или «тульпанцем» [58], «пуговка на тюльпанцевое подобие». Тюльпаны в украшении рукописей встречаются несколько раньше, например в «Титулярнике» 1672 г. [60].

Цветок «разрыв-сердце» встречается на изразцах XYII-го века в Москве и Ярославле Варианты его изображений можно видеть (табл.3 в тексте, рис. 26, 28 и 29) на изразцах церкви Иоанна Предтечи в Толчкове и на изразце Исторического музея из раскопок в Московском Кремле на месте здания Приказов (табл.3, рис.27). Мотив часто встречается на произведениях декоративного искусства Украины, откуда, возможно, и заимствован. Рядом с «травами» и цветами на изразцах XYII-го века частым мотивом украшений служат плоды или на языке XYII-го века «садовое слетье» [61] (табл. 5).


Табл. 3. Мотивы орнамента древнерусских изразцов. Остролистные цветы и травы.

Виноградные гроздья, порою трудно отличимые от зернистых ягод, встречаются на изразцах второй половины XYII-го века в Москве (Крутицкий терем, печи Ново-девичьего монастыря и Кремлевских приказов в Историческом музее), Ярославле (церковь Иоанна Предтечи в Толчкове, и церковь Петра и Павла) и в Угличе.


Табл. 4. Полуфабрикаты изразцов второй половины XYII-го века с рельефным растительным орнаментом, ещё не окрашенные эмалями и глазурями. Из расколок изразцового завода XYII-го века в Гончарной слободе в Москве.

Вообще виноград в виде декоративного мотива обработки стен и изделий применялся в придворном быту и в XYI и в XYII столетиях. Например в 1589 г. при царе Федоре Иоанновиче в дворцовых палатах были изображены виноградные кисти [62], а в 1637 году апреля 8-го прапорщик немец Анц Вестволь делал царевичу Алексею Михайловичу « в воску и в красках – каковы бывают виноградные цветы и виноградины и лимоны» [63]. Во втором примере винограды и лимоны изображены уже, очевидно, натурально, как «фряжские фрукты», в виде наглядного пособия. Типичную для XYII-го века форму имеет «виноград» на росписи кирпичных скамей в ярославской Толчковской церкви [64]. Здесь он изображен в виде крупной зернистой ягоды, растущей из широкого зонтовидного листа, т.е. схож с изображением «винограда» на изразцах (табл.5 в тексте рис. 2-9).

Различные мотивы «винограда» на изразцах XYII-го века представлены на табл.5, в тексте рисунков 1 -11. Виноград особенно привился на витых колоннах деревянных иконостасов, почти точно повторенных в изразцовых колоннах Крутицкого терема и Ново-иерусалимского храма Воскресения (внутри). Этим мотивом украшены также колонны изразцовых наличников Вяжишского монастыря близ Новгорода и витые уколонки печей XYIII-го столетия в Великом Устюге.


Табл. 5. Мотивы орнамента древнерусских изразцов. Виноград, огурцы, "садовое слетье".

Огурцы» на изразце XYII-го века на церкви в Угличе могут быть указаны, как готовая орнаментальная форма азиатского декоративного искусства, перенесенная на русский изразец: «огурец» имеет вид сухого стручка с остроконечным загнутым концом (табл.5, рис.14). Восточные «огурцы» того же времени на изразцах Украины в Киевском Художественно-Промышленном музее имеют более мягкие и как бы ленивые формы (табл. 5, рис. 12, 13). «Дыни», известные московским хозяевам уже в XYI-м столетии, когда они занесены в древнейшее записанное руководство к огородничеству и садоводству: «Огород и сад как водити», в «Домострое» [65], послужили и декоративным мотивом для украшения изразцов (Изразец из Александровской слободы и Земского приказа в Историческом Музее (табл.5, рис. 15 и 16).

Мотив кукурузы стилизован и применен на изразцовые колонки, обрамляющие цениннные изображения евангелистов на барабане главы церкви Успения в Гончарах в Москве. Кроме отдельных плодов и фруктов в конце XYII столетия в Москве изразцы украшаются также целыми плодовыми букетами (Верхоспасский собор, Земской приказ, Крутицкий терем, Церковь Космы и Дамиана в Садовниках), трактованными в виде «фряжских фруктов» [66], близко к натуре. Травы и садовое слетье – плоды представляют на изразцах XIY-XYIII-го столетий в различных формах декоративной обработки. Из рук художника – декоратора выходят они в виде спиралей и завитков, в виде пальметт или «древа жизни», получают форму розетки, группируются гирляндою или оживляют своими растительными формами фигурные рамки изразцов и расцветают на декоративных арках.

Травные завитки на изразцах бывают:

1.                 одиночные или в различном соединении с другими,

2.                 двойные,

3.                 Х-образные,

4.                 расходящиеся от одного общего ствола, объединенные винтообразной линией в полосу с чередующимся направлением завитков вправо и влево,

5.                 заполняющие путем повторения любое украшаемое пространство и др. (табл. 6, в тексте, рис. 1-10).

Травные завитки, кА элемент украшения изразцов, бывают различны по своему растительному содержанию или по степени стилизации. Сильно стилизованные и составленные из трех параллельных жгутов завитки обычны на красных изразцах первой половины XYII-го века (табл.6, ри.1), дубовые завитки с листьями и жолудями в почти реальной трактовке украшают надгробие плиты Псковско-Печерского монастыря 1560 и следующих годов XYI-го столетия (табл.6, рис.2), завитки из переработки орнаментальных форм ренессанса с акантовыми и другими листьями довольно часты на изразцах второй половины XYII-го века (табл.6, рис. 3, 4).



Табл. 6. Мотивы орнамента древнерусских изразцов. Завитки.


Виноградные гроздья, порою трудно отличимые от зернистых ягод, встречаются на изразцах второй половины XYII-го века в Москве (Крутицкий терем, печи Ново-девичьего монастыря и Кремлевских приказов в Историческом музее), Ярославле (церковь Иоанна Предтечи в Толчкове, и церковь Петра и Павла) и в Угличе.




Табл. 7. Мотивы орнамента древнерусских изразцов. Розетки.

Вообще виноград в виде декоративного мотива обработки стен и изделий применялся в придворном быту и в XYI и в XYII столетиях. Например в 1589 г. при царе Федоре Иоанновиче в дворцовых палатах были изображены виноградные кисти [62], а в 1637 году апреля 8-го прапорщик немец Анц Вестволь делал царевичу Алексею Михайловичу « в воску и в красках – каковы бывают виноградные цветы и виноградины и лимоны» [63]. Во втором примере винограды и лимоны изображены уже, очевидно, натурально, как «фряжские фрукты», в виде наглядного пособия. Типичную для XYII-го века форму имеет «виноград» на росписи кирпичных скамей в ярославской Толчковской церкви [64]. Здесь он изображен в виде крупной зернистой ягоды, растущей из широкого зонтовидного листа, т.е. схож с изображением «винограда» на изразцах (табл.5 в тексте рис. 2-9).

Различные мотивы «винограда» на изразцах XYII-го века представлены на табл.5, в тексте рисунков 1 -11. Виноград особенно привился на витых колоннах деревянных иконостасов, почти точно повторенных в изразцовых колоннах Крутицкого терема и Ново-иерусалимского храма Воскресения (внутри). Этим мотивом украшены также колонны изразцовых наличников Вяжишского монастыря близ Новгорода и витые уколонки печей XYIII-го столетия в Великом Устюге.

 

 

Табл. 8. Полуфабрикаты неокрашенных изразцов с рельефными мотивами розетки из раскопок завода XYII-го века в Гончарной слободе в Москве.


«Огурцы» на изразце XYII-го века на церкви в Угличе могут быть указаны, как готовая орнаментальная форма азиатского декоративного искусства, перенесенная на русский изразец: «огурец» имеет вид сухого стручка с остроконечным загнутым концом (табл.5, рис.14). Восточные «огурцы» того же времени на изразцах Украины в Киевском Художественно-Промышленном музее имеют более мягкие и как бы ленивые формы (табл. 5, рис. 12, 13). «Дыни», известные московским хозяевам уже в XYI-м столетии, когда они занесены в древнейшее записанное руководство к огородничеству и садоводству: «Огород и сад как водити», в «Домострое» [65], послужили и декоративным мотивом для украшения изразцов (Изразец из Александровской слободы и Земского приказа в Историческом Музее (табл.5, рис. 15 и 16).

Мотив кукурузы стилизован и применен на изразцовые колонки, обрамляющие цениннные изображения евангелистов на барабане главы церкви Успения в Гончарах в Москве. Кроме отдельных плодов и фруктов в конце XYII столетия в Москве изразцы украшаются также целыми плодовыми букетами (Верхоспасский собор, Земской приказ, Крутицкий терем, Церковь Космы и Дамиана в Садовниках), трактованными в виде «фряжских фруктов» [66], близко к натуре.

Травы и садовое слетье – плоды представляют на изразцах XIY-XYIII-го столетий в различных формах декоративной обработки. Из рук художника – декоратора выходят они в виде спиралей и завитков, в виде пальметт или «древа жизни», получают форму розетки, группируются гирляндою или оживляют своими растительными формами фигурные рамки изразцов и расцветают на декоративных арках.

Травные завитки на изразцах бывают:

1.                 одиночные или в различном соединении с другими,

2.                 двойные,

3.                 Х-образные,

4.                 расходящиеся от одного общего ствола, объединенные винтообразной линией в полосу с чередующимся направлением завитков вправо и влево,

5.                 заполняющие путем повторения любое украшаемое пространство и др. (табл. 6, в тексте, рис. 1-10).

Травные завитки, кА элемент украшения изразцов, бывают различны по своему растительному содержанию или по степени стилизации. Сильно стилизованные и составленные из трех параллельных жгутов завитки обычны на красных изразцах первой половины XYII-го века (табл.6, ри.1), дубовые завитки с листьями и жолудями в почти реальной трактовке украшают надгробие плиты Псковско-Печерского монастыря 1560 и следующих годов XYI-го столетия (табл.6, рис.2), завитки из переработки орнаментальных форм ренессанса с акантовыми и другими листьями довольно часты на изразцах второй половины XYII-го века (табл.6, рис. 3, 4).

 

 

Табл. 9. Мотивы орнамента древнерусских изразцов. Расцветшие арки и рамки.


Двойные завитки, как заполняющий мотив украшения, повторяющийся в рапорте на соседних изразцах – излюбленное украшение изразцовых поясов на церквах второй половины XYII-го века в Ярославле (Табл.6, рис.6), тот же мотив покрывает изразцовый пояс Верхоспасского собора в Москве (табл.6, рис. 5). Х-образные завитки встречаются на изразцах Крутицкого терема в Москве (вторая половина XYII-го века). На этих изразцах изображены звитки «с нацветы», (табл.6, рис. 9).

Завитки, расходящиеся от одного ствола, прекрасно представлены на лопатках боковых обрамлений изразцового наличника бывшей церкви Петра и Павла в Ярославле (табл.6, рис. 7). Завитки, объединенные винтообразной линией и по очереди загнутые то вправо, то влево, встречаются на изразцах XYI и XYII-го веков. Примерами такого мотива для XYI-го века могут служить надгробные плиты Псково-Печерского монастыря 1560 и следующих годов, а для XYII-го - обрамления окон церкви Николы Мокрого и Петра и Павла в Ярославле (табл.6, рис. 7). Завитки, своим повторением заполняющие всю украшаемую плоскость, можно видеть на красном изразце трехжгутной лепки в бывшем музее Строгановского училища в Москве (табл. 6, рис. 10).

К завиткам может быть присоединен мотив травной восьмерки, часто встречающийся на изразцах печей Великого Устюга первой половины XYIII-го века (табл. 6, рис. 8). Пальметты также представлены на изразцах XIY – XYIII столетий целым рядом форм и их разновидностей )табл. 6, рис. 11-21). Являясь частым украшением печных «городков», пальметты встречаются и на обыкновенных стенных и печных изразцах. Характерным для пальметт русских изразцов является классическая трактовка с нечетным количеством ее лепестков: она бывает 5, 7, 9 и 11-лепестною; лепестки, симметрично расположенные справа и слева, венчаются последним нечетным. Исключением в этом отношении являются пальметты обрамления северного распятия Успенского собора в Дмитрове XYI-го столетия. Здесь пальметты четнолепестковые, из шести лепестков, с маленьким еще развивающимся с седьмым (табл. 6, рис. 16).

Кроме распятия в Дмитрове пальметты встречаются на красных изразцах первой половины XYII-го века из Суздаля (табл. 6, рис. 11), Москвы (табл. 6, рис. 12-14), Ярославля (табл. 6, рис. 12, 18, 19) и на поливных изразцах церкви Петра и Павла в Ярославле (табл. 6, рис. 16). Мотив этот попадается также на изразцах Москвы и Каргополя, Сольвычегорска (с хором Строгоновых, (табл. 6, рис. 20) и в Великом Устюге (на печных изразцах).



Табл. 10. Мотивы орнамента древнерусских изразцов. Вазы.



На Красном изразце из раскопок в с. Спас-Тушине под Москвою останавливает внимание мотив древа жизни. На изразцах второй половины XYII-го века попадается мотив гирлянды (Крутицкий терем). Этот мотив на изразцах сохранившихся печей в великом Устюге XYIII-го века принимает формы, типичные для стили Людовика XYI. Большим богатством и разнообразием отличается мотив розетки на изразцах второй половины XYII-го и начала XYIII-го века. Варианты этих мотивов представлены на таблице 7 и 8 в тексте. Русские гончары XYII-го века, почти всюду, применяя любимые "травы", нисколько не стеснялись оживлять ими и неодушевленные предметы: арки, вазы, рамки и т.п.

Еще рамки миниатюр византийских и древнерусских рукописей часто прорастали по углам прелестными цветками крин. Во второй по-ловине XYII-го века, в эпоху небывалого расцвета орнаментальности в русском искусстве, взамен скромных крин на русских изразцах расцве-тают богатые и разнообразные травы и изысканные нацветы. Красивые изгибы невиданных растений органически вплетаются в архитектурные формы арки или точеной вазы, оживляют их определенность и геомет-ричность и разнообразием форм и пятен побеждают повторяющиеся квадратные и прямоугольные обрезы изразцов. Образцы этих расцветших арок, ваз и рамок на русских изразцах второй половины XYII-го и начала XYIII-го века приведены в таблицах (табл. 9, 10, 11). Излюбленным мотивом украшения изразцов в XYII и начала XYIII-го веков является ваза (табл. 10). Вазовые формы на изразцах в бога-тых и разнообразных решениях представлены в Москве и Ярославле и встречается также в Суздале, Угличе, Гороховце, Нижнем Новгороде, Юрьевце, Александровской слободе, Великом Устюге, Вологде, Сине-зерской пустыни Новгородской губернии и других местах.

В Ярославле очень интересны четыре формы вазы Толчковской церкви (табл. 10, рис. 17 - 20). Эти вазы ложчатые, большей часть. "дынькою", с травными богатого силуэта поддонами "тюльпанцем", внизу законченные "яблочками". По красоте силуэта и декоративной законченности - эти вазы могут служить прекрасными мотивами для висячих цветочных горшков или подвесных лампад. Здесь же в Толчко-ве интересны близкие к указанным - половинки ваз в обрамлениях из-разцов (табл. 10, рис. 2, 3, 11, 12, 14, 15, 16). Вазы тех же форм встре-чаются в Москве - в печах кремлевских теремов, на бывшей колоколь-не церкви Большого Вознесения и т.д. Кроме этих ваз в Ярославле можно отметить кувшинец балясиной на изразцах бывшей церкви Пет-ра и Павла (Табл. 10, рис. 6) и кувшинец "стоянцем" (табл. 10, рис. 7) из раскопок в Коровниках.

В Москве сохранились сложного рисунка вазы, расположенные на 4-х изразцах, на изразцовом поясе церкви Адриана и Наталии (табл. 10, рис. 22). Ваза из той же формы украшала печи Ново-Девичьего мона-стыря (рис. 134). Эта ваза общей формой напоминает обычный народ-ный кувшин-крынку. Широкая шаровидная ее форма суживает сверху - в горле и внизу - в поддоне. Поддон, в отличие от крынки, как бы при-креплен снизу к вазе в виде ножки. Низ вазы, ее поддон и горло - лож-чаты; ваза украшена рельефными травами, кружками, квадратами и дорожками, и имеют четыре ручки из травных спиралей в виде букв З и S [67].

Церковь Космы и Дамиана в Садовниках сохранила на колокольне внизу у входа три изразцовых вставки с вазами Ново-Девичьего монастыря, возобновленными на одном изразце каждая. Рисунок изменен: над ручками появились две птички, рельеф вазы выше. Весь узор изразца полит сплошь бирюзой по красной глине. Исполнение фабричное. Кроме этой вазы в Москве могут быть отмечены: выза шаровидная на поддоне, в виде братины, наполненная фруктами, на изразцах кремлевских приказов (табл. 10, рис. 10). Ваза в формах Возрождения с S-видными ручками - на поясе церкви Рождества Богородицы в Бутырках (рис. 9) и купелевидная чаша (рис. 10, рис. 21) на изразце из кремлевских приказов.

Большая ваза с рапортом на шести изразцах на неправильно пе-реложенной печи Синезерской пустыни бывшей Новгородской губер-нии напоминает вазу Ново-Девичьего монастыря (табл. 10, рис. 23). Третий вариант этой вазы можно видеть в Ярославле в изразцо-вых уборах Федоровской церкви. На поясе церкви, среди парных завит-ков вставлены изразцы, изображающие вазу с ложчатым низом, на поддоне, с S-образной ручкой. Ваза "по-московски" более сочно и де-коративно вылеплена. Московская ваза также была поставлена не пол-ностью, а лишь частями на церкви Троицы в Зубове в Москве.

Несколько интересных форм вазы может быть отмечено также на изразцах Суздальского Ризположенского монастыря (табл. 10, рис. 13) [68] на ограде Никольского монастыря в Гороховце и в оконных налич-никах Благовещенского монастыря в Юрьевце. В рассмотренных "вазах" русских изразцов XYII-го и начала XYIII-го веков нужно отметить чисто декоративную полуфантастическую трактовку мотива, его малую конструктивность и хрупкость. Вазы на из-разцах редко изображаются натурально и живут почти исключительно как интересные декоративные мотивы. Их ручки порой переходят в травы и разводами соединяются с растущими из вазы цветами и буке-тами, расцветают и сами вазы. Ручки большой вазы Новодевичьего монастыря расцвели даже тюльпанами. Со стороны конструкции к ни нельзя подходить, их ручки отстанут от вазы при первом прикоснове-нии; это - отвлеченные орнаментальные формы, не менее далекие от жизни, чем хрупкие декоративные формы архитектуры в палатном письме икон. Однако, даже фантастически трактованные вазы русских израз-цов по основным силуэтам своим могут быть сведены к нескольким бы-товым формам. Изображаются вазы стоячие и висячие. Типичны фор-мы, суживающиеся и сверху и снизу (все рис. 10, таблицы, кроме 14, 17 и 21); как исключение - встречаются формы купелевидные с широким разложистом верхом.

Бытовые первоосновы форм изразцовых ваз следующие:

1.                 кринка-кувшин (табл. 10, рис. 1, 9, 18, 15, 22 и 23),

2.                 братины (табл. 10, рис. 10),

3.                 кувшинец-балясина (табл.10, рис. 6),

4.                 кувшинец-стоянец (табл. 10, рис. 7),

5.                 восточная посуда - кувшинчики и курильницы (табл. 10, рис. 5 и 8),

6.                 Купель (табл. 10, рис. 21),

7.                 Лампада (табл. 10, рис. 11, 12, 14, 15, 17 - 20).

Фантастическая, чисто декоративная обработка "вазы" на изразцах делает эти бытовые формы на первый взгляд неузнаваемыми. Но количество вазовых форм, созданных человечеством в течение тысячелетий, далеко не бесконечно, и создание совершенно новых форм, как показывает всеобщая история искусств, очень давно, едва ли не в древнем мире, прекратилось. Даже при исключительной декоративной одаренности древнерусского художника и свободном фантастическом задании - формы ваз приближаются к примелькавшимся художнику бытовым формам окружающей жизни. "Воображение" - писал Ив. Е. Забелин, как бы сильно не играло, никогда не сможет унестись с той почвы, на которой оно воспитывается, и непременно, если не в частях, то в общих образах будет воссоздавать лишь те формы. Какие искони запечатлены в памяти, как существующая или существовавшая действительность" [69]. Эта мысль была высказана по поводу фантастики палатного письма на русских иконах и рукописях и не противоречит нашему современному пониманию и с одинаковым основанием может быть применена к фантастическим изображениям на русских изразцах.

Изразцы - не первоисточник фантастических решений "вазы": не менее пышно и до второй половины XYII-го века, когда они известны на русских изразцах, расцветали подобные вазы в заставках рукописей, на тканях и в декоративных росписях стен. На изразцах "ваза" имеет значительный художественный интерес, как законченный мотив изображения, украшающий всю площадь изразца.

Ввиду почти полного отсутствия разработки истории русского орнамента, остановимся еще несколько на трактовке вазы и ее украшениях.
Табл. 11. Полуфабрикаты неокрашенных изразцов с рельефными мотивами расцветшей арки и вазы из раскопок завода XYII-го века в гончарной слободе в Москве.

Не изменяя готовых бытовых форм по существу мастер-художник, при переносе их на декоративную плоскость изразца дает им новую стилевую обработку. Прототип его форм - бытовая посуда - имеет объемную форму и довольно тяжелый силуэт. В творческой переработке для изразца разрешается задача декоративного единства этих тяжелообъемных форм с плоским прямоугольно-ограниченным фоном изразца. Объем основных форм изображения делается более плоским, что еще более усиливается применением обратной перспективы. Дополнительные линейные фигурно-ажурные декоративные ручки делаются еще более низкого рельефа, который вместе с линейным заполнением фона органически объединяет изображение с плоскостью и формой изразца. В вазах на изразцах XYII-го века можно отметить: пристрастие к трактовке "дынькой", как на вазах Толчковской церкви, и к обхвату вазы с дна или с горла "тюльпанцем" (табл. 10, рис. 11, 12, 16, 17-20); пристрастие к украшению ложками, выгнутыми или вогнутыми гладкими желобками и долинками. Украшения в виде ложков или ложек (Sic) [70] сильно распространены былив декоративных искусствах XYII-го столе-тия. Эти вдавленные или выпуклые "каннелюры" встречаются, и на металлических, и на гончарных, и на деревянных изделиях. Типичным для изразцов XYII-го века нужно считать также помещение на краях изразцов по половине вазы, трактуемой так, конечно, в расчете на продолжение вазы на соседнем изразце. "Вазы" изразцов, кроме ложков, богато украшались травами, ва-ликами, полочками и "яблочками" (шариками). Вазы изображались с ручками и без ручек. Ручки имели формы, напоминающие своими изгибами буквы C, S и З. Вазы изображались всегда в обратной перспективе - с открытым овалом горла при плоском горизонтальном дне. Не только на изразцах, но и в рукописях, и в нашей иконописи подобные изображения обычны.

 

Разновидности и конструктивное оформление изразцов

   При описании терракотовых изразцов XYI-го и первой половины XYII-го века указывались основные четыре типа этих красных печных изразцов: стенные, поясовые, перемычки и городки [71]. При дальнейшем развитии изразцового производства во второй половине XYII-го столетия, когда изразцы начали применяться не только для печной, но и для наружной облицовки, появились их новые формы. В связи с той или другой формой, профилем, назначением и местом в кладке, изразцы получали и разные названия.

Для круглых печей и поставленных над ними в верхних этажах «проводных труб» для карнизов («подзоров») и физов («поясов») на барабанах и шеях церковных глав применялись изразцы круглые, выгнутые, называвшиеся так в отличие от плоских. Карнизы печей и наружных фасадов составлялись из подзорных изразцов, а фризы – на поясовых. Изразцы, составляющие надкарнизную полку перапета печи, назывались листвою, венчающие печь антефиксы и акротерии, назывались листвою, венчающие печь антефиксы и акротерии – городками, а столбики-консоли у основания печи – ногами. Профилеванные фасонные изразцы носили название: валик, свес (каблук), уступ (обращенный каблук). Изразцы фигурного силуэта назывались: выступающие вперед точеные на круге украшения, горлом уходящие в глубь стенной кладки – шарами, а плоские удлиненные, фигурного силуэта – языками (табл. 12).

Конструктивной особенностью изразца, отличающей его от других керамических облицовочных плит и плиток, является его румпа, глиняная коробка для крепления изразца в стенной или печной кладке. Румпа – обычная принадлежность как печных, так и наружных древнерусских изразцов. Последнее необходимо отметить и подчеркнуть, так как в литературе нашей имеется ошибочное утверждение, что румпа - принадлежность только печного изразца и не применялась при облицовке наружных стен [72]. Для внесения в этот вопрос полной ясности, необходимо указать, что в многовековой истории русской керамики в отдельные периоды ее развития производились и применялись и плиты без румпы. Так, олицовочные неглазурованные плитки XI – XIII-го столетия известны в Киеве, белгородке и Старой Рязани [73]. В Московской Руси в конце XY-го и начала XYI-го века изготовлялись терракотовые рельефные плиты для наружной облицовки зданий. С середины XYI-го до конца XYII-о века вырабатывались мемориальные плиты во Пскове. Все эти плиты и плитки не имели румпы.


Табл. 12. Разновидности древнерусских изразцов. Изразцы круглы и плоские: подзорные, поясовые, городки, ноги, валики, свесы, уступы, шары и языки.

Но с середины XYI-го века начинает развиваться на Руси производство изразцов, продолжающееся преемственно и в следующих столетиях. Эти изразцы обязательно имели румпу, независимо от их применения в печной или наружной облицовке. В настоящее время известен способ крепления наружных изразцов с построек XYI – XYIII-го столетий из Астразани, великого Устьюга, Владимира, Иосифо-Волоколамского монастыря, Костромы, Москвы, Нижнего Новгорода, Новгорода, Нового Иерусалима, Романово-Борисоглебска, Ростова, Твери, Углича, Ярославля; эти наружные изразцы всегда снабжены румпой.


Табл. 13. Характерные типы румп древнерусских изразцов XYI-го и XYII-го веков.

Чтобы не перегружать изложение перечнем всех построек в названных четырнадцати городах и сохранить примерам конкретность, приведем перечень лишь известных Московских построек с наружной облицовкой изразцами, имеющими румпы: в Кремле – Верхоспаский собор (рис. 125, 167 – 170), на красной площади – собор Василия Блаженного (рис. 144 – 148, 152) и Земской приказ; церкви Григория Неокессарийского на Большой Полянке (рис. 160), Николы Явленного на Арбате, Троицы в Зубове, Ермолая на Большой Садовой. Терракотовые красные изразцы для печей XYI-го и первой половины XYII-го века имели своеобразное технически конструктивное оформление, подробно описанное в первом выпуске [74]. Его основной особенностью являлись – коробчатая румпа для крепления и отсутствие угловых изразцов, заменявшееся двумя прямыми изразцами, румпы которых срезаны под углом 45о (табл. 13).

Со второй половины XYII-го столетия румпы изразцов имеют новую форму, сохранившуюся через XYIII и XIX-е столетия до XX-го века на небольших заводах, выделывавших белые печные кафли, типа называвшегося «московскими» [75] (табл.14). Второй тип румпы точится отдельно от изразца на гончарном круге, в вдие цилиндрика, обычно с двойным ободком наверху, называвшимся «бунтик». Здесь же на круге, цилиндр мнут, придавая ему четырехугольную форму с мягкими углами. В таком виде будущую румпу снимают с круга и ставят «провялить». Затем у нее разбивают и расширяют деревянной линейкой низ и примазывают ее к изнанке мягкого изразца, еще находящегося в форме. Изразец переворачивают вверх лицом, снимают с него форму и ставят его на полутвердую румпу для сушки. Обычная высота румпы этого типа на старых изразцах – 9 – 11 см., но иногда они делались значительно выше. Более высокие точеные румпы приделывались к выступающим профилеванным изразцам наружной облицовки: например, карнизный изразец из Углича обычной «ярославской» формы имеет румпу в 19 см, а розетка оконных наличников Крутицкого терема в Москве – 26 см.

В стенках румпы для удобства крепления и привязывания проволокой при установке и для более равномерной сушки сырового отформованного изразца – с узких сторон изразца делались отверстия металлической трубкой – «патроном», по одной с каждой стороны, изразца, а у крупных – по две.


Табл. 14. Конструктивное оформление древнерусских изразцов. Румпы.

Точеные румпы заготовлялись заблаговременно, на целую неделю вперед, на круге тем же мастером, который оттискивает изразцы в формах. Для такой заготовки румп мастеру не нужно быть специалистом токарем, умеющим точить посуду, обычно более тонкостенную и имеющую более сложные очертания профиля. Чтобы точить румпы, привычному к глине гончару достаточно упражняться на круге несколько дней. Таков преобладающий тип румпы второй половины XYII-го века (табл. 14). Для угловых, парных или полуторных изразцов «наугольников», применявшихся с этого же времени, обычно делались несколько измененные румпы, тип окторых показан на рисунках 13 и 15. «Городки» печей и мелкие изразцовые пояски «перемычки» имели вместо румпы особые зацепные ушки (табл.15).



Табл. 15. Приспособление для крепления "городков" и "перемычек".


Помимо конструктивного значения при сушке и креплении изразцов, румпы древнерусских изразцов являются исключительно ценным материалом для распознавания самих изразцов. Различные типы коробчатой румпы красных изразцов первой половины XYII-го века и фасонной румпы поливных изразцов второй половины того же столетия, отсутствие у первых и наличие у вторых оформленных углов – уже сами по себе помогают ориентироваться в типе и датировке изразца.







Табл. 16. Прямые и угловая румпы изразцов Великого Устюга.

Приводимые рисунки профилей изразцовых румп второй половины XYII-го века дают возможность дифференцировать соответственные изразцы по различным районам производства. Оригинальность и неповторимость в других районах румпы изразцов Великого Устюга, с которыми автор настоящей работы первоначально знакомился как с анонимными в музее, помошли ему установить по этому и ряду других признаков существование на севере одного из крупных самостоятельных центров изразцового производства, которое может быть объединено понятием Северо-двинской школы (табл.16).

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1.                 На сохранившемся в Ярославском областном краеведческом музее плане города Ярославля 1777 года показано 19 керамических заводов, из них 18 сосредоточено в слободе Коровники: гончарные – Кубасова, литина, Вашарина, горшечные – Андронова, Андронова, Опишина, Ко-нонова, кирпичные – Андреева, Андронова, Андронова, Седова, Хлеб-никова, Конькова, Опятина, опятина, Деева, Пастухова, Затрапезнико-ва. Деятнадцатый завод – кирпичный, находился за рекой Которослью, дальше Толчкова, за Кавардаковским ручьем. Гончарными заводами назывались заводы по производству изразцов, а горшечными – посуды. Об этом см. Афанасий Щекатов, Словарь географический Российского государства, ч. Y, М. 1807, стр.704.

2.                 Материалы для истории, археологии и статистики города Москвы Ива-на Забелина, часть I. М., 1884, стр. 232, 235 – 237, 239, 249, 1283 – 1340.

3.                 Там же, стр. 235.

4.                 Там же. Стр. 237.

5.                 Там же. Стр. 238.

6.                 Там же. Стр. 232.

7.                 Леонид, Цениное дело в Воскресенском, Новый Иерусалим именуемом монастыре, - в «Вестнике общества древнерусского искусства», М., 1876, №12, стр.82 (смесь).

8.                 Материалы для истории … г. Москвы Ивана Забелина, ч. I, стр. 249.

9.                 Продолжение трудов Вольного Экономического общества, часть XIY, СПб., 1791, стр.3.

10.            Наставление о делании фаянсовой посуды, по препоручению Вольного Экономического общества, из достоверных опытных сочинений соб-ранное Членом оного к.с. Вас. Джунковским, Спб., 1814, YII, 135 стр.

11.            О фарфоре и происхождении фарфоровых фабрик в некоторых евро-пейских государствах, особенно в России. Сочинение профессора тех-нологии, надворного советника и доктора философии Вильгельма Нас-се. Перевод с немецкой рукописи – Казань, в Университетской типо-графии, 1824 года, 29 стр.

12.            Стр. 34 – 41, 96 – 98.

13.            Стр. 3, 4, 5, 9.

14.            Полное собрание законов Российской империи с 1649 года, - 1830.

15.            Селезнев В.И. Производство и украшение глиняных изделий в настоя-щем и прошлом (керамика). – СПб., 1894, стр. 77, 247, 249, 243.

16.            Государственные росписи 1701 – 1703 г.г. в книге Милюкова П.Н. Госу-дарственное хозяйство России в первой четверти XYIII столетия. СПб. 1892г, стр. 83, 89, 92.

17.            Филиппов А.В. Древнерусские изразцы, Вып. I, стр. 45 – 46.

18.            Иванов А.И. Забытое производство. Очерк изразцовой промышленно-сти Владимирского края, - Владимир, 1950.

19.            Сказания современников о Димитрие Самозванце, Том. IY, СПб., 1834, стр. 23.

20.            Петр Петрей де Ерлевунда. История о великом княжестве Московском … 1620 года, перевод с нем. А.Н. Шемякина, - М.: 1867, стр. 6.

21.            Иван Забелин. Домашний быт русских царей в XYI и XYII вв. ст. часть 1, 4 изд. М., 1918, стр. 59.

22.            Труды Московского отдела Русского военно-исторического общества, Том первый, Расписной список города Москвы 1638 года. М.: 1911, стр. 259.

23.            Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Архео-графической экспедицией Академии наук, Том III, 1613 – 1645, Спб., 1836, стр. 274 -275; Дополнения к актам историческим, собранные и из-данные Археографической комиссией, Том второй, - СПб., 1846, стр 146.

24.            Иван Забелин. Историческое обозрение финифтяного и ценинного де-ла в России, - СПб., 1853, стр 44 и 86.

25.            Хмаров. Металлы в древней России. СПб., 1875., стр. 286.

26.            Материалы для истории … г. Москвы Ивана Забелина, часть 1, стр. 1283, 1340 (опись ветхостей дворца 1722 г.).

27.            Поездка в Кирилло-белозерский монастырь, Вакационные дни профес-сора С. Шевырева в 1847 году часть 1, - М.: в Университетской типо-графии, 1850, стр. 71.

28.            Воронин Н. Н. Ростовский «кремль», - в сборнике: Из истории докапи-листических формаций, ГАИМК, 1934, стр. 674.

29.            Венедиктов М. Расписные кирпичные избы. – М., 1890 г.

30.            Украинские кафли до настоящего времени мало изучены. Из литерату-ры по этому вопросу можно указать: 1) Спаська Евг. Кахлi Чернiгiвщини (XYIII- XIXст.), Киев, 1927, того же автора – Гончарскi кахлi Чернiгiвщиyи XYIII –XIX ст., Киiв, 1928 року.

31.            Троицкий В.И.. Словарь. Мастера- художники золотого и серебряного дела …, работавшие в Москве при Патриаршем дворе в XYII в. – т. XXXYI Записок Московского Археологического института, М., 1914, стр. 13.

32.            Забелин И.Е. Домашний быть русских царей. ч. II, - М., 1915, стр. 583.

33.            Там же, ч. I, - М., 1918, стр. 243.

34.            Савваитов П. Опись Сольвычегорского Благовещенского Собора 1579 года, - Общ. Люб. Древ. Письменности, Спб., 1886, стр. 79.

35.            Там же, стр. 75.

36.            Забелина И. Е. Домашний быт русских царей 1, стр. 243.

37.            Трицкий, Указ, соч., стр. 148.

38.            Там же, стр. 19 и 148.

39.            Там же, стр. 19.

40.            Забелин И.Е. Домашний быт русских царей, 1, - Изд. IY, стр. 184.

41.            То же, ч. II, стр. 598.

42.            Там же, стр. 580, П. Савваитов. Указ соч., стр. 75.

43.            Забелин И.Е. Домашний быт русских царей, I, стр. 243.

44.            Савваитов П. Указ. Соч., стр. 75.

45.            Там же, стр. 75.

46.            Там же, стр. 75.

47.            Там же, стр. 75.

48.            Там же, стр. 75.

49.            Там же, стр. 74.

50.            Троицкий В.И. Указ. Соч., стр. 10.

51.            См. например, В.И. Троицкий, Указ. Соч., стр. 5, 10 – 14, 18, 30, 49, 79, 89, 115, 183.

52.            В дворцовых садах Москвы разводили кусты гвоздики душистой и ре-пейчатой. В 1683 г., сто кустов ее доставлено в Нижнее-набережный сад у благовещенского собора, а в 1701 г. в том же саду было 5 ящиков гвоздики; в этом же году в Преображенских садах было 100 кустов гвоздики душистой и 50 кустов репейчатой (Московские сады в XYII столетии, в «опытах изучения русских древностей и истории» Ивана Забелина. ч. II. – М., 1873, стр. 301, 312, 314).

53.            Цветы и кусты лилий были известны в Москве в конце XYII в., в двор-цовом садоводстве. В 1673 году 800 корней пестрой лилии было приве-зено из Симбирска для аптекарского огорода, а в 1701 году в Кремле, в Нижнем Красном сду было 82 куста лилий желтых. А в Преображенских же садах – 8 кустов белой и 21 куст желтой лилии (И. Забелин, Москов-ские сады в XYII столетии, стр. 294, 312, 314).

54.            Московские сады в XYII столетии. В «Опытах изучения русских древно-стей и истории» Ивана Забелина, ч. II, М., 1873, стр. 12.

55.            Там же, стр. 314.

56.            В.И.Троицкий, Словарь, Мастера-художники золотого и серебряного дела …, работавшие в Москве при патриаршем дворе в XYII веке. Т. XXXYI записок Московского Археологического Ин-та, _М., 1914, стр. 19.

57.            Там же, стр. 180.

58.            там же, стр. 115 и 148.

59.            там же, стр. 116

60.            «Старые годы» Июль-Сентябрь 1909, рис. стр. 362.

61.            Московские сады в XYII столетии … стр. 312, 317, 318.

62.            Забелин И. Е. Домашний быт русских царей. III изд. М., 1901, стр. 361.

63.            Его же. Домашний быт русских царей.

64.            Церковь Иоанна Предтечи в Ярославле. М., 1913, рис. На стр.18.

65.            Московские сады в XYII столетии … стр. 271 и сл.

66.            Термин взят из Описей Серебряного дела XYII века. См. В.М. Троицкий, Словарь мастера …, стр. 5.

67.            Ваза ошибочно описана проф. В.Н. Щепкиным: « Обзор важнейших па-мятников исторического музея». Исторический отдел 1883 – 1908, Мо-сква, 1912, стр. 48 – 49. Здесь описан отдельно в виде самостоятель-ных мотивов сначала низ этой вазы, затем ее верх, перевернутый вверх ногами. В результате «расчленения» получились формы: «чаша большая разложистая, ложчатая на высоком подоне» и «ваза цилинд-рическая с зубчатым разложистым венцом и двумя спиральными руч-ками». Ошибка произошла из за того, что рисунок вазы, расположенный на двух горизонтальных рядах изразцов, перед описанием не был сло-жен целиком.

68.            См. также: Б.Т. Георгиевский. Суздальский Ризположенский монастырь, Владимир.

69.            Забелин Ив. Е. Русское искусство, Черты самобытности в древнерус-ском зодчестве, - М., 1900, стр. 150.

70.            Слово употреблялось в XYII веке в женском роде «ложка». См. его в родительском падеже единственного и множественного числа в описях XYII века: С.Н. Кологривов. Материалы для истории сношений России с иностранными державами в XYII в. Вестник археологии и истории, из-даваемый археологическим институтом. Вып. XX, СПб., 1911, стр. 35, 39, 53, 113, 114, 115, 116, 117, 118. В.И. Троицкий (указ. соч.) стр 175, 183. переписная книга домовой патриаршей казны, состав. При патри-архе Иоасаве 1 в 1634 году, М., 1911.

71.            Филиппов А.В. Древнерусские изразцы, Вып. 1, стр.36.

72.            Султанов Н.В. Древнерусские красные изразцы, - в «Археологич. извес-тиях и заметках» Моск. Археологич. Общества. М., 1894, №12, стр 371 ошибочное представление проф. Н.В. Султанова, основанное на еди-ничном в то время известном ему случае конструкции крепления терра-котовых плит без румпы на Угличском дворце и неосторожно обобщен-ное, было частично повторено через 20 лет в статье Е. Шмидт: «Гон-чарное искусство древней Руси» (Баян. М., 1914, №2 стр. 56) и полно-стью повторено через 37 лет в статье С.Д. Яхонтова: «Красные израз-цы в собраниях Рязанского областного музея (Рязань, 1927, стр. 5 – 6).

73.            Филиппов А.В. Древнерусские изразцы. Вып. 1, стр. 12 – 13.

74.            Там же, стр. 36 – 38.

75.            В начале XX-го века такие румпы делались на московском заводе Власова и ярославском заводе Векетова в слободе Коровники.

Приложение 1. СПИСОК ИЛЛЮСТРАЦИЙ В ТЕКСТЕ

Табл. 1 Фрагменты красных терракотовых изразцов, найденных при раскопках 1938 г. в Гончарной слободе в Москве

Рис. 1 Портал из фасонного кирпича в ц. Иоанна Предтечи 1671 – 1678 г. в Ярославле

Рис. 2 Терракотовый пояс собора в Волоколамске

Рис. 3. Терракотовая капитель конца XYII-го века на северном фасаде Крутицкого терема в Москве

Рис.4. Терракотовая скамья в галерее Точковской церкви в Ярославле

Рис. 5-6 Терракотовые изразцы из облицовки галереи церкви в Коровниках в г.Ярославле (1654 г)

Рис. 7-8 Терракоторвые изразцы из облицовки галереи церкви Николы Мокрого в г. Ярославле (1672 г.)

Рис. 9. Зеленый муравленый изразец из церкви Троицкого монастыря в г. Муроме

Рис. 10 Зеленый муравленый изразец из церкви Зосима и Савватия (1637 г.) Троице-Срегиевской лавры

Рис. 11 Зеленая глазурованная намогильная плита из Псково-Печерского монастыря, датированная 1560 (7079) г.

Рис. 12 Зеленая глазурованная намогильная плита из Псково-Печерского монастыря, датированная 1571 (7079) г.

Рис. 13 Зеленая глазурованная плита из церкви Николая Чудотворца в г. Острове

Табл.2 Украинские неполивные печные кафли с геометрическими мотивами орнамента

Рис. 14 Листья березы и дуба Средней Азии

Рис. 15 Листья русской березы и дуба

Табл. 3 Мотивы орнамента древнерусских изразцов. Остролистные цветы и травы

Табл. 4 Полуфабрикаты изразцов второй половины XYII-го века с рельефным растительным орнаментом, еще не окрашенные эмалями и глазурями. Из раскопок на территории изразцового завода XYII-го века в гончарной слободе в Москве

Табл. 5 Мотивы орнамента древнерусских образцов. Виноград, огурцы, дыни, «садовое слетье»

Табл. 6 Мотивы орнамента древнерусских изразцов. Завитки

Табл. 7 Мотивы орнамента древнерусских изразцов. Розетки

Табл. 8 Полуфабрикаты неокрашенных изразцов с рельефными мотивами розетки из раскопок завода XYII-го века в гончарной слободе в Москве

Табл. 9 Мотивы орнамента древнерусских изразцов. Расцветшие арки и рамки

Табл. 10 Мотивы орнамента древнерусских изразцов. Вазы

Табл. 11 Полуфабрикаты неокрашенных изразцов с рельефными мотивами расцветшей арки и вазы из раскопок на территории завода XYII-го века в Гончарной слободе в Москве

Табл. 12 Разновидности древнерусских изразцов. Изразцы круглые и плоские: подзорные, поясовые, городки, ноги, валики, свесы, уступы, шары и языки

Табл. 13 Характерные типы румп древнерусских изразцов XYI и XYII-го веков

Табл. 14 Конструктивное оформление древнерусских изразцов. Румпы: 1 – Москва, Ярославль, Кострома (Встречается в Угличе, Ростове, Александровской слободе). 2 – 3 – Александровская слобода, 4 – Ростов, 5 – Великий Устюг, 6 – Полтавщина (Ереська), 7 – изразец 1650 г. из Московского Кремля

Табл. 15 Приспособление для крепления «гордков» и «перемычек»

Табл. 16 Прямые и угловые румпы изразцов Великого Устюга

 

ПРИЛОЖЕНИЕ 2: АННОТАЦИИ И РИСУНКИ ИЗРАЗЦОВ


88. Красный терракотовый рельефный изразец с изображением розетки на церкви Николы Мокрого (постр. 1672) в Ярославле. В центре изразца - рельефная семиконечная розетка-цветок, окруженная мелкими бутонами; по углам расположены четыре трехлепестковые пальметты. Изразец окаймлен плоской рельефной квадратной рамой. Трактовка рельефа неуверенная. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, квадратный, со сто-роной 172 мм.
Поставлен на известковом растворе, в углублении кирпичной ширинки, на северной стороне галереи, идущей с трех сторон вокруг бывшей летней церкви, в нижних рядах. Постройка относится к 1672 г. (Самуил Мисланский, Церкви г. Ярославля 1781 г. - Ярославль, 1874, изд. В. Лествицина, стр. 53- 54). В 1915, 1916, 1921 и 1938 годах все изразцы галереи вместе со стенами находились под желтой окраской, из под которой сквозила известковая забелка. Рисунок изразца издается впервые. С изразца имеется эскизная зарисовка 1921 г. В.С. Воронова в Государственном Историческом музее в Москве, инв. № 52632/6, и фотографии И.А.Лазарева в Ярославле.




89. Красный терракотовый рельефный изразец с изображением птицы, на церкви Николы Мокрого (постр. 1672 г.) в Ярославле. На изразце, в плоской рельефной раме, профильное изображение птицы с распущенными крыльями и хвостом, поднимающейся с ветки и несущей в клюве цветок. В правом верхнем углу изразца неясная рельефная надпись, начинающаяся с буквы "М", в левых углах - трехлепестковые пальметты. Трактовка рельефного изображения реалистическая.
Изразец из красной глины, оттиснут в форме. Размер 185 х 180 мм. Поставлен на известковом растворе, в углублении кирпичной ширинки, на южной стороне галереи, идущей с трех сторон вокруг бывшей летней церкви, в нижних рядах. Постройка относится к 1672 г. (см. аннотацию 88). Изразец закрашен холодным способом в желтый цвет поверх известковой забелки как 88. Рисунок изразца издается впервые. С изразца имеется эскизная зарисовка в Историческом музее, инв. № 52632/11, как 88.





90. Красный терракотовый изразец с изображением оленей, на церк-ви Николы Мокрого (потр. 1672 г.) в Ярославле.
На изразце, в плоской рельефной раме, в нижней его части - профильное изображение скачущего оленя; голова оленя с длинными ветвистыми рогами повернута к настигающему его второму оленю, задняя часть туловища которого и рога срезаны левой и верхней сторонами рамки. В правом нижнем углу - трехлепестковая пальметта. Трактовка рельефа реалистическая. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, квадратный, со стороной 184 мм. поставлен на известковом растворе в углублении кирпичной ширинки, на северной стороне галереи, идущей вокруг бывшей летней церкви, в нижних рядах. Рисунок изразца публикуется впервые. О датировке постройки, закраске изразца в желтый цвет и наличии с него эскизной зарисовки (инв. № 52632/8) см. аннотацию 88.


91. Красный терракотовый рельефный изразец с изображением оле-ня, на церкви Николы Мокрого (постр. 1672) в Ярославле.
На изразце, в плоской рельефной раме, - олень с ветвистыми рогами, бегущий по холмистой местности. Часть изображений на фоне неясна. В левом верхнем углу - трехлепестковая пальметта. Трактовка рельефа реалистическая. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, квадратный, со стороной 183 мм. Изразец поставлен на известковом растворе, в углублении кирпичной ширинки, на южной стороне галереи, идущей вокруг бывшей летней церкви, в нижних рядах. Рисунок изразца публикуется впервые. О датировке постройки, закраске изразца в желтый цвет и наличии с него эскизной зарисовки (инв. №52632/8) см. аннотацию 88.




92. Красный терракотовый рельефный изразец с изображением всадника с птицей, на церкви Николы Мокрого (постр. 1672 г.) в Ярослав-ле.
На изразце, в плоской рельефной раме, - всадник на неоседланном коне-единороге. Торс всадника повернут в фас, ног в профиль, на руке сидит птица. Всадник одет в широкий книзу кафтан и плоский головной убор. За спиной колчан со стрелами (мотив соколиной охоты). В верхней части изразца под рамкой следы сильно выветрившейся рельефной надписи; в правом нижнем углу - трехлепестковая пальметта. Изразец из красной глины, квадратный, со стороной 184 мм. Изразец поставлен на известковом растворе в наружной облицовке галереи. О датировке постройки см. аннотацию 88. Рисунок изразца издается впервые.




93. Красный терракотовый рельефный изразец с изображением здания с двумя башнями и аркой и помещенными под ней фигурами человека и двух животных, на церкви Николы Мокрого (постр. 1672 г.) в Ярославле.
На изразце, в широкой рельефной раме, - фасад трехнефного здания с двумя трехэтажными башнями по бокам центральной части. Башни с высокими шатровыми крышами и широкими проемами, в которых видны неясные фигуры. Над центральной частью здания островерхая крыша и под ней широкая арка. Впереди арки стоит человеческая фигура в высоком головном уборе; одна рука поднята вверх, другая - держит меч, опущенный книзу. По бокам фигуры с одной стороны - туловище животного с отрубленной головой и с другой - сидящая фигура животного с поднятым хвостом. Над крышей парят два голубя. Библейская сцена: Даниил во рву львином (?). Изразец из красной глины, оттиснут в форме, высота рельефа 6 мм., квадратный, со стороной 185 мм. Изразец поставлен на известковом растворе, в углублении кирпичной ширинки, на западной стороне галереи, идущей вокруг бывшей летней церкви, в нижних рядах. Рисунок изразца издается впервые. О датировке постройки, закраске изразца в желтый цвет и наличии с него эскизной зарисовки (инв. № 52632/7) см. аннотацию 88.

94. Красный терракотовый рельефный изразец с изображением части здания и фигур вооруженных людей, на церкви Николы Мокрого (постр. 1672 г.) в Ярославле.
Изразец в широкой рельефной раме. Справа - часть здания с по-катой крышей на опорах и с четырьмя высокими ступеньками. К зданию прислонена лестница, по которой поднимается человек в длинном ши-роком кафтане с мечом в руке; рядом с лестницей - вторая фигура и дальше неясные изображения (Библейская сцена избиения младенцев). На изразце следы сильно выветрившейся надписи. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, рельефный, высота рельефа 6 мм., квадратный, со стороной 190 мм. Изразец поставлен на известковом растворе, в углублении кир-пичной ширинки, на южной стороне галереи, в нижних рядах. Рисунок публикуется впервые. О датировке постройки, закраске изразца в желтый цвет и наличии с него эскизной зарисовки (ин. 3 52632/1) см. аннотации. 88.


95. Зеленый глазурованный изразец с рельефным изображением суда Соломона, на церкви Вознесения (постр. 1682 г.) в Ярославле.
Изразец в плоской рельефной раме, под которой второпланным рельефом изображена драпировка в виде театральной падуги. На изразце - сцена суда Соломона и на рельефном щитке - следы неясной надписи, в которой можно разобрать первое слово "суд". Изразец из красной глины, оттиснут в форме, квадратный, со стороной 185 мм., покрыт зеленой медной глазурью. Изразец находится в наружной облицовке, датировка постройки по Самуилу Миславскому см. аннотацию 88. Рисунок изразца издается впервые






96. Зеленый глазурованный изразец с рельефным изображением кон-ного воина на церкви Михаил Архангела в Ярославле, построенной в 1657 г.
На изразце, в плоской рельефной раме - скачущий всадник в островерхой шапке с пером. В кольчуге и вооруженный луком; на поясе всадника - колчан со стрелами. Грузный конь оседлан и взнуздан, хвост подвязан узлом. Воин скачет по горам, покрытым растительностью. Изразец из красной глины, квадратный, со стороной 185 мм., покрыт одноцветной зеленой медной глазурью; часть глазури на голове коня сбита. Изразец находится в наружной облицовке. Датировка постройки по Самуилу Миславскому см. аннотацию 88. Рисунок изразца издается впервые.





97. Зеленый глазурованный изразец с рельефным изображением вооруженных людей, в лодке, на церкви Михаила Архангела (постр. 1657 г.) в Ярославле.
Изразец в плоской рельефной раме. По углам изразца четыре трехлепестковые пальметты, украшающие ободок круглого медальона, сделанный в виде крученого жгута. В центре медальона - лодка с крытой каютой, в ней две фигуры. Правая, широкополой шляпе, держит в руке секиру, левая - снасть для ловли рыбы. В воде, под лодкой - ры-ба. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, квадратный со стороной 185 мм., покрыт зеленой медной глазурью. Изразец находится в наружной облицовке. Датировка постройки по Самуилу Миславскому см. 88. Рисунок публикуется впервые.





98. Зеленый глазурованный изразец с рельефным изображением че-ловеческой маски, найденный при земляных работах при постройке памятника Александру II, на месте Кремлевских приказов, в Москве.
На изразце, имеющим форму неправильного четвертного вала с двумя полочками, - личина человека, в реалистической трактовке, с длинными волосами, разделенными пробором. Маска полуокружена орнаментом из мелких параллельных удлиненных бусин в два ряда и завитками растительного характера. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, покрыт белым ан-гобом и поверх зеленой медной прозрачной глазурью. Длина изразца 180 мм. Изразец находится в Государственном Историческом музее в Мо-скве. Рисунок изразца издается впервые.


99. Зеленый глазурованный фасонный изразец с рельефным изображением человеческой маски, найденной при земляных работах при постройке памятника Александру II, на месте кремлевских при-казов, в Москве.
На изразце, имеющем форму неправильного четвертного вала с двумя полочками, - личина человека в реалистической трактовке, с длинными волосами, разделенными пробором. Маска полуокружена орнаментом из мелких параллельных удлиненных бусин в два ряда и завитками растительного орнамента. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, покрыт белым ан-гобом и поверх зеленой медной прозрачной глазурью. Длина изразца 180 мм. Изразец находится в Государственном историческом музее в Москве. Рисунок изразца издается впервые.


100. Фрагмент зеленого глазурованного поясового изразца с рельеф-ным изображением крылатого коня. На изразце, обрамленном сверху и снизу плоскими поясками, рельефное изображение скачущего крылатого коня. Грудь и бока коня покрыты рельефными горошинами.
Изразец из красной глины, покрыт белым ангобом и поверх полит зеленой медной прозрачной глазурью. Высота фрагмента 100 мм. Находится в Государственном Историческом музее в Москве. Рисунок изразца издается впервые.











101. Зеленый глазурованный поясовой изразец с рельефным расти-тельным орнаментом, найденный при земляных работах, при соору-жении памятника Александру II, на месте Кремлевских приказов в Москве.
В середине изразца изображена розетка-цветок, по обе стороны которой расположены в зеркальной симметрии завитки и листья. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, покрыт белым ан-гобом и поверх зеленой медной прозрачной глазурью. Изразец прямо-угольный, 165 х 200. Изразец находится в Государственном историческом музее в Мо-скве. Рисунок изразца издается впервые.


102. Зеленый глазурованный изразец с рельефным растительным орнаментом, найденный при земляных работах при постройке па-мятника Александру II, на месте Кремлевских приказов в Московском Кремле.
В середине изразца, обрамленная снизу и сверху поясками - овальная ягода из крупных зерен, законченная внизу листом с прямым стеблем. Направо и налево от ягоды - остролистный орнамент растительного характера. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, покрыт белым ан-гобом и поверх зеленой медной прозрачной глазурью. Изразец прямо-угольный, 105 х 200 мм. Изразец находится в Государственном Историческом музее в Москве. Рисунок издается впервые.


103. Зеленый глазурованный поясовой изразец с рельефным изобра-жением двух львов во щитом, найденный при раскопках в Кремле Рос-това Великого.
На изразце, обрамленном сверху и снизу поясками, два зверя с львиными хвостами. Звери держат щит с одноглавым польским орлом. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, покрыт белым ан-гобом и поверх зеленой медной прозрачной глазурью. На глазури цек. Размеры изразца 210 х 110 мм. Румпа отступающая от края, точеная, с налепкой, высотой 110 мм. Два экземпляра изразца найдены И.А.Шляковым при раскопках в Ростовском Кремле. Изразцы находятся: Первый, в Государственном Историческом музее в Москве за № 26071/92, второй - в музее г. Рос-това Ярославского, третий - в облицовке галерей в Ростовском Крем-ле. Рисунок изразца издается впервые.


104. Зеленый глазурованный печной "городок" с рельефным орнаментом из Гончарной слободы в Москве.
В средней части "городка" изображены два завитка растительного характера, расположенные в зеркальной симметрии и соединенные между собой "пояском". Над ними - рельефный валик с "бусами". Вверху "городок" заканчивается рядом ажурных пальметт, а внизу - обрамлен плоским пояском. "Городок" из красной глины, оттиснут в форме, пролеты между пальметтами и силуэт пальметт вырезан, после оттиска в форме но-жом. "Городок" покрыт по белому ангобу зеленой прозрачной глазу-рью. Форма "городка" прямоугольная, размером: 190 х 128 мм. Фрагмент "городка" был найден при рытье котлована в 3-м Гон-чарном переулке д. 12, на месте бывшего изразцового завода XYII-го века в Гончарной слободе. Зеленая глазурь с фрагмента изразца под-вергнута качественному химическому анализу на опытной Керамиче-ской Установке Всесоюзной Академии Архитектуры. "Городки" совер-шенно тождественные по форме, но с много цветной эмалевой роспи-сью были на печах Ново-Девичьего монастыря в Москве. Хранятся в Государственном историческом музее в Москве. Рисунок изразца публикуется впервые.


105. Фрагмент зеленого глазурованного поясового изразца с рельефным изображением козла, найденный при земляных работах, при постройке памятника Александру II, на месте Кремлевских при-казов в Москве.
На фрагменте - половина туловища козла с длинными острыми рогами и шерстью в виде параллельных борозд, расположенных на шее и груди. Во рту козла листья, сорванные им с цветущего кустар-ника, помещенного в правом углу изразца. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, покрыт белым ангобом и поверх - зеленой прозрачной глазурь. Изразец прямо-угольный, высотой 110 мм. Изразец находится в Государственном Историческом музее в Мо-скве. Рисунок изразца издается впервые.





106 - 107. Два зеленых глазурованных изразца с рельефным изобра-жением обезьяны с яблоком на первом и медведя на втором, из печи кремлевских приказов в Москве.
На первом изразце - профильное изображение сидящей обезья-ны в ошейнике, держащей в лапе половину яблока. Перед обезьяной ваза с яблоками. На втором - профильная фигура медведя с яблоком в лапе и ваза с яблоками. Изразцы из красной глины, оттиснутые в формах, покрытые бе-лым ангобом и поверх - зеленой медной прозрачной глазурью На гла-зури цек. Изразцы прямоугольные, 200 х 105 мм., изогнуты для обли-цовки круглой печи. Румпы отбиты. Изразцы находятся в Государственном Историческом музее, имели красную наклейку с надписью "Кр". Рисунки изразцов издаются впервые.


108. Зеленый глазурованный изразец с рельефным геометриче-ским узором, из печи келий Успенского женского монастыря в Алек-сандровой слободе.
На изразце узор из пересекающихся кругов и ромбов. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, покрыт белым ангобом и поверх зеленой медной прозрачной глазурью. Изразец квадратный, со стороной 223 мм. Изразец хранится в Государственном Историческом музее в Мо-скве. Рисунок изразца издается впервые. С изразца имеется фотогра-фия И.Ф.Барщевского за № 1526.









109. Зеленый глазурованный изразец с рельефным геометрическим узором из печи келий Успенского женского монастыря, в Александ-ровской слободе.
На изразце узор из пересекающихся кругов. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, покрыт белым ан-гобом и поверх зеленой медной прозрачной глазурью. Размер - 223 х 215 мм. Изразец хранится в Государственном Историческом музее в Москве. Рисунок изразца публикуется впервые.









110. Зеленый глазурованный изразец с рельефным изображением церковных глав из келий Успенского женского монастыря в Алексан-дровой слободе.
На изразце - три церковные главы, изображенные в сильной ор-наментальной стилизации рельефным контуром. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, покрыт одноцвет-ной зеленой медной глазурью. На глазури цек. Размеры изразца 223 х 240 мм. С изразца имеется фотография И.Ф. Барщевского. рисунок из-разца, исполненный черной литографией, опубликован в издании Стро-гановского училища при сотрудничестве Н. В. Зайкина: "Мотивы орна-ментов, снятые со старинных русских произведений", Выпуск IY, М., 1890; под рисунком надпись: "Изразцы XYI в. из келий успенского жен-ского монастыря в гор. Александрове Владимирской губ."




111. Зеленый глазурованный печной изразец с рельефным расти-тельным орнаментом из Александровской слободы.
На изразце - сильно стилизованный цветок в ложчатой вазе с уз-кой шейкой. Ножка вазы переходит в два завитка с листьями и плода-ми, расположенными в зеркальной симметрии по обе стороны цен-трального цветка. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, покрыт белым ан-гобом и поверх зеленой прозрачной глазурью. На глазури цек и потеки, указывающие на вертикальное положение изразца в обжиге. Размеры изразца 245 х 223 мм. Румпа точеная, отступающая от края, высотой 110 мм. На румпе следы копоти. Изразец находится в Государственном историческом музее в Мо-скве, с надписью "Александровская слобода". По фотографии И.Ф. Барщевского изразец опубликован в "Рус-ских древностях", изд. Строгановского училища, выпуск 9, М., лист 86. Обмеры и описание издаются впервые.



112. Зеленый глазурованный печной изразец с рельефным расти-тельным орнаментом.
Изразец орнаментирован барочным рельефным орнаментом из моти-вов мебельной резьбы. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, покрыт белым ан-гобом и поверх зеленой медной прозрачной глазурью. На глазури цек. Размер 240 х 245. румпа выступающая от края, отбита. На румпе следы копоти и глины. Изразец находится в Румянцевском Музее в Москве, в отделении Русских древностей.







113. Зеленый глазурованный изразец с медальоном и расти-тельным орнаментом.
На изразце - фигурный медальон (по старой русской терминоло-гии "клеймо"), внутри которого стилизованные цветы гвоздики в вазе. По углам изразца завитки, при соединении с соседними изразцами, об-разующие законченный узор. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, покрыт белым ан-гобом и поверх зеленой медной прозрачной глазурью, квадратный, со стороной 223 мм. Изразец хранится в Государственном Историческом музее в Мо-скве. Рисунок изразца публикуется впервые.






114. Зеленый глазурованный изразец с рельефным изображением птицы - "оглядышка".
На изразце - профильное изображение птицы с повернутой назад головою, по народной терминологии - "оглядышка", стоящей на "ша-ре" - "яблоке". В клюве птица держит ягоду на длиной ветке. Изобра-жение птицы окружено узорной рамкой растительного характера. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, покрыт белым ан-гобом и поверх зеленой медной прозрачной глазурью. Размеры израз-ца 210 х 255 мм. Край отбит. Изразец хранится в Государственном Историческом музее в Мо-скве. Рисунок изразца публикуется впервые.







115. Зеленый глазурованный изразец с рельефным изображением вооруженного всадника, на церкви Иоанна Предтечи в Толчкове (постр. 1671 - 87 г.г.) в Ярославле.
На изразце - скачущий всадник. Композиция рельефа дана в смелом свободном ракурсе. Всадник в латах, голова покрыта шлемом с длинными перьями, на плечах развивается плащ, в руках ружье. Конь взнуздан и оседлан. Трактовка рельефа реалистическая. Орнамент растительного характера, обрамляет изображение и увенчивается ли-нейной седловидной аркой. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, покрыт белым ан-гобом и поверх зеленой медной прозрачной глазурью. Размер 195 х 210 мм. Изразец поставлен на известковом растворе, на воротах церков-ной ограды. Изразец той же формы находится в церкви всех святых (пост. 1689 г.) в Ярославле. Фотография с изразца имеется у И.Ф.Барщевского № 1545, об-меры и описание издаются впервые.



116. Фрагмент зеленого глазурованного изразца нишей из Бол-динского монастыря Дорогобужского района Смоленской области.
На изразце - ниша с двумя пилястрами по бокам, покрытые рельефным растительным орнаментом. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, покрыт белым ангобом и поверх зеленой медной прозрачной глазурью. Размер 230 х 210 мм. Фрагмент найден в земле Болдинского монастыря и находится у архитектора П.Д.Барановского, по данным которого в Болдинском мо-настыре имеются изразцы той же формы в многоцветной окраске. Рисунок изразца публикуется впервые.




117. Многоцветный эмалевый изразец с розеткой, на церкви Иоанна Предтечи в Толчкове (постр. 1671 - 1687 г.г.) в Ярославле.
В середине изразца - розетка, состоящая из двух восьмилепест-ковых цветков разного диаметра, совмещенных в общем центре. В се-редине розетки выпуклый кружок с зубчатым венчиком. Вокруг розетки узорная рама. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рельефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной красно- ко-ричневой глазурью. Форма изразца квадратная, со стороной 278 мм. Изразец поставлен на извести в наружной облицовке. Рисунок изразца публикуется впервые.






118. Многоцветный эмалированный изразец с рельефной розеткой в узорной раме на церкви Иоанна Златоуста (постр. 1654 г.) в слободе Коровниках в Ярославле.
На изразце в узорной рамке розетка, состоящая из двух восьми-лепестковых цветков разного диаметра, совмещенных в общем центре. Лепестки малого цветка вырезной формы с заостренными концами; ле-пестки крупного цветка - округленный с острыми засечками, чередую-щиеся с заостренными, с завитковыми засечками. "Эмалевый" рель-еф. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рельефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричневой глазурью. На эмалях цек. Изразец прямоугольной формы, размер 290 х 275 мм. Изразец находится в облицовке церквей Иоанна Златоуста в Коровниках и в церкви Иоанна Предтечи в Толчкове (постр. 1671 - 87 г.г.) в Ярославле. С изразца имеется фотография И.Ф. Барщевского. Снимок с фо-тографии опубликован в "Русских Древностях" изд. Строгановского училища, выпуск 9, лист 82. Обмеры и описание изразца публикуются впервые.

119. Многоцветный эмалированный изразец с рельефной розет-кой на церкви Николы Мокрого (постр. 1672 г.) в Ярославле.
На изразце - розетка-вертушка в виде цветка с листьями, загну-тыми в одном направлении и узорным венчиком в середине цветка. Цветок окружен узорной рамкой. "Эмалевый" рельеф. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рельефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и красно-коричневой глазу-рью. На эмалях цек. Изразец квадратный, со стороной 275 мм. Поставлен на известковом растворе на церкви Николы Мокрого в Тихвинской церкви в Ярославле. Рисунок изразца воспроизведен схематически в красках в изда-нии Н.В. Султанова: "Изразцы в древнерусском искусстве", СПб, 1885, табл. Y. Описание изразца издается впервые.




120. Многоцветный эмалевый изразец с рельефной розеткой на церкви Иоанна Предтечи в Толчкове (постр. 1671 - 87 г.г.) в Ярославле.
В середине изразца - розетка, состоящая из трех кругов - цвет-ков гвоздики разного диаметра с восемью лепестками, наложенных друг на друга и совмещенных в общем центре. Розетка обрамлена узорной рамкой. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рельефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной красно-коричневой глазурью. На эмалях цек. Изразец квадратный со стороной 290 мм. Находится в наружной облицовке. Рисунок изразца издается впервые.






121. Многоцветный эмалированный изразец с рельефной розет-кой на церкви Петра и Павла (постр. 1691 г) в Ярославле.
На изразце - розетка в виде развернутого махрового цветка с венчиком в середине, в узорной раме. "Эмалевый" рельеф". Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричне-вой глазурью. На эмалях цек. Изразец прямоугольный, размер 215 х 233 мм. Изразец был поставлен на известковом растворе на южном фасаде. Вариант того же изразца находится в облицовке церкви богояв-ления (1691 г.) в Ярославле. Изразец квадратный, со стороной 289 мм. Рисунок изразца воспроизведен схематически в красках в изда-нии Н.В. Султанова: "Изразцы в древнерусском искусстве", - СПб., 1885 г., табл. 1. Описание изразца издается впервые.



122. Многоцветный эмалированный изразец с рельефным изображе-нием розетки, на церкви Николы Мокрого (постр. 1672 г.) в Ярослав-ле.
В середине изразца помещена розетка, состоящая из трех вось-милепестковых цветков разного диаметра, совмещенных в общем цен-тре. Розетка обрамлена узорной рамой. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рельефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричневой глазурью. На эмалях цек. Изразец квадратный со стороной 278 мм. Изразец находится в наружной облицовке. Рисунок изразца воспроизведен схематически в красках в изда-нии Н. В. Султанова: "Изразцы в древнерусском искусстве", СПб., 1885 г., табл. I - II. Описание изразца издается впервые.





123. Многоцветный эмалированный изразец с рельефной розет-кой, на церкви Николы Мокрого (постр. 1672) в Ярославле.
На изразце помещена розетка в виде развернутого цветка с вы-резанными внутрь лепестками и венчиком в середине, окруженная узорчатой рамой. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рельефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричневой глазурью. Изразец квадратной формы со стороной 275 мм. Изразец находится в наружной облицовке. Рисунок изразца издается впервые.








124. Многоцветный эмалированный изразец с рельефной розеткой, из печи Новодевичьего монастыря в Москве.
На изразце, в узкой рельефной раме - розетка в виде стилизо-ванного цветка с развернутыми крупными листьями, направленными к углам квадрата. В середине цветка в круге короткие, загнутые внутрь, листья обведены орнаментом из бус. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричне-вой глазурью. Изразец прямоугольной формы, слегка выгнут для обли-цовки круглой печи. Размер 255 х 260 мм. Румпа, отступающая от края с налепкой высотой 90 мм. Изразец находится в Государственном историческом музее. Из-разцы той же формы были в наружной облицовке церкви Адриана и На-талии (постр. 1686 - 1688 г.г.) на 1-й Мещанской в Москве, на фризе с северной и западной стороны церкви и в ширинках восьмерика коло-кольни. Рисунок изразца издается впервые.


125. Многоцветный эмалированный изразец с рельефной ро-зеткой, из облицовки Верхоспасскогособора в Московском кремле.
(Иначе называвшегося церковью Спаса на верху или Спаса за золотой решеткой). Изразец в рельефной плоской раме. На изразце - розетка в виде пятилепесткового акантовидного цветка сильно стилизованного, в се-редине - бутон, обведенный кольцом из бус. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричне-вой глазурью. Размер 233 х 278 мм. Изразец находится в ширинках пояса наружной облицовки. Рисунок изразца издается впервые.







126. Многоцветный эмалированный изразец с розеткой, из церкви Николы Мокрого (постр. 1672 г.) в Ярославле.
Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: желтой, белой, бирюзовой и синей. На эмалях цек и по-теки, указывающие на вертикальное положение изразца в обжиге. Из-разец квадратной формы, со стороной 290 мм. Поставлен на известковом растворе в наружной облицовке. Изра-зец той же формы имеется в облицовке церкви Богоявления (1691 г.) в Ярославле. Изразец в весьма условной схематической зарисовке и окраске опубликован в издании Н.В. Султанова: "Изразцы в древнерусском ис-кусстве", - СПб., 1885, табл. YI.



127. Многоцветный эмалированный изразец с рельефной восьмико-нечной розеткой, на церкви Иоанна Предтечи в Толчкове (постр. 1671 - 87) в Ярославле.
На изразце изображена восьмиконечная розетка - звезда, контур которой образует профилеванную раму из ряда суживающихся к центру параллельных рельефных полос. В середине звезды развернутый че-тырехлепестковый цветок. Вокруг звезды растительный орнамент. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, в середине звезды след-шов от двух половинок формы. Изразец расписан по рельефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой и синей. На эмалях цек. Изразец квадратной формы, со стороной 210 мм. Изразец поставлен на известковом растворе в наружной обли-цовке. Фотография с изразца имеется у И.Ф. Барщевского № 1540. Фрагменты, не бывшие в употреблении, неглазурованных образ-цов этой формы найдены в Москве сотрудниками Всесоюзной Акаде-мии Архитектуры, под руководством проф. А.В. Филлипова в мае 1938 г. при рытье котлована на месте бывшего изразцового завода XYII-го века в Гончарной слободе (3-ий Гончарный пер., д. 12). Найденные фрагменты хранятся на Опытной Керамической Уста-новке Академии Архитектуры. Заметки о находках в Гончарной слободе были напечатаны в 1938 г. в московских газетах: "Правда" от 23 июня, "Архитектурная га-зета" от 3 июля.


128. Многоцветный эмалированный изразец с рельефным изображе-нием двух половинок восьмиконечной звезды на церкви Иоанна Пред-течи в Толчкове (постр. 1671 - 87 г.г.) в Ярославле.
Изразец является дополнительной формой к изразцу с полной восьмиконечной звезды с облицовки той же церкви в Ярославле (Опи-сание см. 127). Снимок с изразца по фотографии И.Ф. Барщевского помещен в "Русских древностях" Строгановского училища. Выпуск 9, М., лист 127.








129. Многоцветный эмалированный изразец с рельефным изображе-нием вазы с цветами на церкви Иоанна Предтечи в Толчкове (постр. 1671 - 87 г.г.) в Ярославле.
В центе изразца помещена остродонная ваза с широким откры-тым горлом и поддоном из выпуклых ложков. В вазе - прямой стебель с листьями и два цветка. Справа от центральной вазы изображены поло-вины цветка, слева - половина вазы с цветами. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричне-вой глазурью. Изразец квадратный со стороной 223 мм. Изразец поставлен на известковом растворе в ширинках галереи в наружной облицовке. Рисунок, описание и обмеры изразца издаются впервые. Фотография с изразца имеется у И.Ф. Барщевского за №1530.




130. Многоцветный эмалированный изразец с рельефным изображе-нием вазы с цветами на церкви Иоанна Предтечи в Толчкове (по стр. 1671 - 87 г.г.) в Ярославле.
На изразце - остродонная ложчатая ваза с поддоном из крупных листьев. В вазе помещены стебель и два цветка. Справа и слева от центральной вазы размещены половины ваз с крупными цветами. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричне-вой глазурью. На эмалях цек. Изразец квадратный, со стороной 225 мм. Изразец поставлен на известковом растворе в ширинках галереи в наружной облицовке. Изразец опубликован в "Русских древностях" по снимкам И.Ф. Барщевского, изд. Строгановского училища, выпуск 9, М., лист 82. Обмеры и описание издаются впервые.




131. Многоцветный эмалированный изразец с рельефным изображе-нием вазы с цветами на церкви Иоанна Предтечи в Толчкове (постр. 1671 - 87 г.г.) в Ярославле.
На изразце - круглодонная ваза с выпуклыми ложками с ажурной суженной шейкой и поддоном из листьев. В вазе помещены ветки с ли-стьями. Справа от вазы размещены половины крупных цветом и завит-ки растительного характера. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричне-вой глазурью. Изразец квадратный, со стороной 223 мм. Изразец поставлен на известковом растворе в ширинках на гале-реи в поясе западного входа и в наружной облицовке церкви Иоанна златоуста (постр. 1645 г.) в Ярославле. Изразец опубликован в "Русских Древностях" по снимкам И.Ф. Барщевского, изд. Строгановского училища, выпуск 9, м., лист 82. Описание и обмеры изразца издаются впервые.


132. Многоцветный эмалированный изразец с рельефным изображением вазы с цветами на церкви Иоанна Предтечи в Толчкове (постр. 1671 - 87 г.г.) в Ярославле.
На изразце - круглодонная ваза с выпуклыми ложками, с широким открытым горлом на поддоне из цветочных лепестков. В вазе - прямой стебель и два цветка. Справа - половина вазы, слева - поло-вина цветка. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричне-вой глазурью. Изразец прямоугольный, размер 233 х 223 мм. Изразец поставлен на известковом растворе в ширинках галереи. Снимок с изразца имеется у И.Ф. Барщевского. Рисунок изразца издается впервые.





133. Многоцветный эмалированный изразец с рельефным изображе-нием вазы с цветами на церкви Преображения в Великом Устюге.
На изразце - грушевидная ваза, изображенная в обратной пер-спективе и в ней три цветка. Низ корпуса вазы и переход между плеча-ми и шейкой обработан рельефным ложчатым растительным орнамен-том. Справа и слева от вазы - половины крупных стилизованных цве-тов, переходящих в завитки. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной красно-коричневой глазурью. Изразец прямоугольный, 240 х 210 мм. Изразец поставлен на известковом растворе, в наружной облицовке галереи. Изразцы забелены. Такие же изразцы находятся в Великом Устюге в наружной облицовке церквей: 1) Леонтьевской, 2) Ильинской, постройки 1695 г., 3) Варваринской холодной 1698 г., 4) Мироносицкой 1685 - 1690 г.г., 5) в Дымкове. Датировка построек по В.П. Шляпину: "Из истории города Великого Устюга". Близкий по рисунку и рельефу изразец найден при раскопках Гончарной слободы в Москве в 1938 году (см. 127). Рисунок изразца издается впервые.


134. Многоцветный эмалированный изразец с рельефным изображе-нием вазы с облицовки печи в Новодевичьем монастыре.
Рапорт изображения вазы размещен на трех цельн7ых и двух по-ловинках изразцов. Ваза грушевидной формы с узкой орнаментирован-ной шейкой и высокой ножкой. По энтазису вазы проходит пояс из двух рядов бус, заканчивающийся вверху растительными завитками. Ручки вазы в форме лиственных завитков, соединенных с шейкой и энтазисом вазы. По обе стороны ножки расположены такие же завитки. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричне-вой глазурью. На эмалях цек и потеки, указывающие на вертикальное положение изразцов при обжиге. Изразцы находятся в Государственном Историческом музее в Москве. Тех же форм изразцы имелись в наружной облицовке: 1)фриза с восточной и южной сторон на церкви Адриана и Наталии (постр. 1688 г.) на 1-й Мещанской в Москве, 2) нижние изразцы, как самостоя-тельное украшение, - в ширинках колокольни церкви Троицы в Зубове (постр. 1651 г.), ул. Кропоткина угол Померанцева переулка, 3) ваза того же мотива, исполненная в XIX веке и покрытая одноцветной бирюзовой эмалью, - на колокольне церкви Косьмы и Домиана в Садовниках (постр. 1657 -1662 г.г.), 4)на одной из церквей Переяславля Залесского. Большое количество фрагментов не бывших в употреблении изразцов с изображением этой вазы, исполненных в тех же формах, было найдено при раскопках в Гончарной слободе в Москве (см. 127), что указывает на место изготовления этих изразцов. Попытка описания изразцов была сделана в "Отчете Российского Исторического музея в Москве за XXY лет (1883 - 1908)", М., 1916, стр. 126. здесь единая ваза описана, как две самостоятельные: а)низ вазы, как чаша, б)верх вазы (перевернутой низом вверх), как отдельная ваза. Рисунок изразца издается впервые.


135. Красный терракотовый изразец с рельефным изображением цветов в медальоне, найденный на месте бывшего изразцового заво-да в слободе Коровниках в Ярославле.
На изразце изображены три гвоздики в вазе в округлом медальо-не с подвышениями сверху и снизу. Композиция рисунка не заканчива-ется на одном изразце и рассчитана на продолжение при соединении изразцов. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, рельеф трехжгуто-вый. Изразец прямоугольный, 200 х 215. Имеется румпа. Изразец не был в употреблении. Изразец, вместе с другими изразцами, найден И.Ф. Барщевским и И.А. Тихомировым в 1896 г. в бывшей пригородной слободе Ярославля - коровниках на глубине 1,8 м. При земляных работах на месте быв-ших кирпично-изразцовых заводов. Изразцы не были в употреблении и лежали сложенными в стопку один на другом. В 1916 г. изразец находился в Ярославском Древлехранилище под № 124. Рисунок изразца издается впервые.



136. Многоцветный эмалированный рельефный изразец с круглой пе-чи в бывшем музее Строгановского училища в Москве.
На изразце рельефное изображение цветов и листьев, располо-женных в зеркальной симметрии и помещенных в фигурном медальоне. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричне-вой глазурью. Изразец квадратный, со стороной 240 мм. Изразец находится в облицовке печи в бывшем музее Строганов-ского училища в Москве. Печь из таких же изразцов имелась в церкви села Алексеевского под Москвой (ныне близ Русаковского шоссе). Рисунок изразца издается впервые.






137. Многоцветный эмалированный рельефный изразец с круглой пе-чи в бывшем музее Строгановского училища.
На изразце две соприкасающиеся в середине половины рельеф-ного медальона с расположенными внутри цветами и листьями. Изра-зец является дополнительной формой при облицовке в перевязь к из-разцу 136. Рисунок изразца издается впервые.











138. Многоцветный эмалированный рельефный изразец с цветами в узорном медальоне на церкви Иоанна Предтечи в Толчкове (постр. 1671 - 87 г.г.) в Ярославле.
На изразце - в рельефном узорном медальоне изображены три цветка на длинных стеблях, сходящихся внизу в общий стебель. По уг-лам изразца помещено по два лепестка стилизованной гвоздики, даю-щих при соединении 4-х изразцов цветок-розетку. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой и синей. На эмалях цек и по-теки, указывающие на вертикальное положение изразца при обжиге. Изразец квадратный со стороной 190 мм. Изразец находится в наружной облицовке галереи вокруг церкви. Такой же изразец имелся в облицовке церкви Петра и Павла в Яро-славле. Вариант того же изразца найден в Москве на Воробьевых горах при постройке водохранилища, который хранится в Государственном Историческом музее в Москве за № 40825. С изразца имеется фотография И.Ф. Барщевского за № 1535. Рисунок изразца издается впервые.


139. Многоцветный эмалированный рельефный изразец с рельефным изображением розеток в фигурных медальонах из Новодевичьего монастыря в Москве.
Изразцы двух форм, составляющих рапорт и рассчитанные на установ-ку в перевязь. На одном - в середине цветочная розетка в сложных ок-руглых медальонах с подвышениями, на углах изразца - по два лепест-ка гвоздики (1/4 всего цветка). На втором изразце в середине - две соприкасающиеся половинки другого медальона с розеткой; свободные края изразца заполнены че-тырьмя лепестками гвоздики (1/2 всего цветка). Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричне-вой глазурью. На эмалях цек и подтеки. Изразцы прямоугольные, раз-мером 233 х 223 мм. Изразец находится в Государственном Историческом музее в Мо-скве. Такие же находились на церкви Косьмы и Дамиана в Садовниках (построенной в 1657 - 1662 г.г.) в Москве. Близкие по рисунку и релье-фу изразцы найдены при рытье котлована в Гончарной слободе в Мо-скве, см. 127. Рисунок изразца издается впервые.



140. Многоцветные эмалированные изразцы с цветами в медальонах найденные на Воробьевых горах в Москве.
На изразце в узорном медальоне на общем стебле три цветка и два листка; в каждом углу по два лепестка стилизованной гвоздики, дающие при соединении 4-х изразцов законченный цветок. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, сине-голубой и прозрачной коричневой глазурью. На эмалях цек. Изразец прямоугольный, разме-ром 184 х 190 мм. Изразец находится в Государственном Историческом музее в Мо-скве за № 40825. Вариант такого же изразца - в облицовке галереи во-круг церкви Иоанна Предтечи в Толчкове (постр. 1671 - 87 г.г.) в Яро-славле. Рисунок изразца издается впервые.





141. Эмалированный лицевой кирпич с ромбом на церкви Николы Мок-рого (постр. 1672 г.) в Ярославле.
На тычке кирпича цветными эмалями ромб с горошиной в центре. Кирпич из красной глины, оттиснут в форме, тычок расписан эма-лями: бирюзовой (фон), синей или желтой (ромб) и белой (горошина в центре ромба). Кирпич полнотелый, брусчатой формы, размер тычка 133 х 78. Изразец находится на входах в галерею церкви. Рисунок кирпича издается впервые.







142. Плита половая эмалированная, из настила пола в соборе Двена-дцати апостолов в Московском Кремле (1656 г.)
Плита имеет гладкую поверхность, окраской разделена по диаго-нали на 4-е части. Плита из красной глины. Покрыта эмалями: бирюзовой - два про-тиволежащие треугольника и серосиней - два другие. Размеры плиты: 190 х 210 мм., толщина 47 мм. Румпы нет. На нижней стороне следы известкового раствора. Найдена проф. Рыльским в 1920 г. в площади пола, под пятой древней арки. Указание в литературе на дату постройки собора: М. Александ-ровским, - Указатель московских церквей, М., 1915 г., стр. 14 [81]. Рисунок изразца издается впервые.












143. Гладкая эмалированная плита - лещадь в церкви Михаила Архан-гела (постр. 1657 г.) в Ярославле.
Плита из красной глины, полита одноцветной бирюзовой эмалью. На эмале цек. Плита квадратная со стороной 140 мм., толщина 22 мм. Румпы нет. Плита поставлена на известковом растворе в облицовке входной галереи церкви. Рисунок изразца издается впервые.














144. Эмалированный изразец второй половины XYII-го века с обли-цовки шатра собора Василия Блаженного (постр. 1555 - 1560 г.г.) в Москве.
Изразец имеет гладкую лицевую поверхность, разделенную ок-раской диагоналями на 4-е части. Изразец из красной глины. Противолежащие треугольники рас-писаны желтой сурьмяной и бирюзовой медной эмалями. На эмалях цек и подтеки, указывающие на обжиг изразца в вертикальном положении. Изразец прямоугольный, размером 133 х 200 мм. Румпа коробчатой формы, суживающаяся книзу, высотой 58 мм. На румпе следы известкового раствора. Сохранность изразца хорошая. Изразец находится в Государственном Историческом музее. Рисунок изразца издается впервые.










145 - 146. Бирюзовый эмалированный изразец и фрагмент такого же изразца второй половины XYII-го века с наружной облицовки шатра Василия Блаженного (постр. 1555 - 1560 г.г.) в Москве.
Изразец из красной глины, имеет гладкую поверхность покрытую одноцветной эмалью - бирюзовой на цельном изразце и желтой - на фрагменте. На эмале цек и отслаивание. Размеры 155 х 373. Румпа ко-робчатой формы, высотой 44 мм. (вместе с толщиной изразца). Изразцы находятся в Государственном Историческом музее в Москве. Один из изразцов опубликован с фотографии в издании А.В.Филиппова: "Русские поливные изразцы XYI века", М., 1915, стр. 4. Уточненная датировка и обмерный рисунок в красках даются впервые.













147. Фрагмент круглого эмалированного изразца второй половины XYII в. с облицовки шатра собора Василия Блаженного (постр. 1555 - 1560 г.г.) в Москве.
Изразец имел форму круга с гладкой лицевой поверхностью, разделенной окраской на 4-е сектора. Изразец из красной глины; на фрагменте сохранилась роспись эмалями: синей и белой; на эмалях цек и следы стекания эмали в об-жиге. Диаметр круга около 200 мм. Имеется румпа. На румпе следы из-весткового раствора. Изразец находится в Государственном Историческом музее в Мо-скве. Изразец опубликован с фотографии, как 145. Уточненная дати-ровка и обмерный рисунок в красках издается впервые.







148. Бирюзово-желтый эмалированный изразец шаром, второй половины XYII-го века, с облицовки шатра собора Василия Блаженного (постр. 1556 - 1560 г.г.) в Москве.
Изразец "шаром" или "яблоком" с лицевой поверхности разде-ленной окраской на 4 сектора. Изразец из красной глины, выточен на круге. Противолежащие секторы расписаны бирюзовой медной и желтой сурьмяной эмалями. На эмалях цек. Диаметр шара 200 мм. Изразец имеет румпу со следа-ми известкового раствора. Сохранность хорошая. Изразец находится в Государственном Историческом музее в Мо-скве. В остальном, как 145.







149. Бирюзовая и желтая эмалированная лещадь и кирпич из настил-ки пола в Зилантьевом монастыре в Казани.
Настилка пола собрана из расположенных в шахматном порядке бирюзовых и желтых эмалированных плиток, обрамленных красным не-глазурованным кирпичом, поставленным на ребро. Описание и изображение в красках имеются у Н.В. Султанова: "Изразцы в древнерусском искусстве", - СПб., 1885, табл. IX.









150. Глазурованная и эмалированная лещадь из настила пола в скиту патриарха Никона в Новом Иерусалиме.
Настилка пола собрана из чередующихся квадратных и шести-угольных с удлиненными параллельными сторонами плит и составляет узор из непрерывного ряда восьмиугольников с квадратом внутри. Квадратная лещадь имеет стороны 78 мм., покрыта бирюзовой эмалью; шестиугольная лещадь - длиною 260 мм., и шириною 100 мм. Покрыта красным и белым ангобом под "мрамор" и поверх прозрачной бесцветной глазурью. Лещадь находится в настилке пола. Рисунок пола издается впервые.







151. Многоцветный эмалированный изразец в виде прямоугольника, разделенного диагоналями на четыре части, на воротах ограды церкви Иоанна Предтечи в Толчкове (постр. 1671 - 87 г.г.) в Ярослав-ле.
Средняя часть изразца разделена рельефными валиками, распо-ложенными по диагонали, на четыре треугольника. По борту изразца - рамка с орнаментом из коротких рельефных параллельных валиков, сходящихся на углах изразца "елкой", обрамленная с двух сторон уз-ким рельефным же длинным валиком и кончающаяся гладкой каймой. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан эмалями: белой - два противолежащие треугольника, желтой - рельефная часть рамки и два другие треугольника и кайма рамки зеленой прозрачной гла-зурью. На эмалях имеется цек и потеки, указывающие на вертикальное положение изразца в обжиге. Изразец прямоугольный, размер 278 х 290 мм. Изразец находится в наружной облицовке ворот ограды. Рисунок изразца издается впервые. С изразца имеется фотогра-фия И.Ф. Барщевского за № 1541.


152. Три эмалированные изразца с рельефными буквами из из-разцовой летописи с сооружении собора Василия Блаженного в Моск-ве, купленные в 1683 г. у Петра Андреева Гончара.
На изразцах рельефная надпись: "СИЯ", "IИСО", "ИВОИ". Содержание всей надписи было следующее: "Божим благоволением и пречистыя Богородицы милостью и всех святых молитвами, повелени-ем благочестивого царя и великого князя Иоанна Васильевича всея России лета 7062 (1554) начала созиданием СИЯ церковь Покрова Пресвятыя Богородицы да на том же основании восемь церквей (сле-дует перечень приделов) … и поставлена бысть СИЯ святая церковь егда всем своим воинство ходил в Казань и многих там поби и разори и град взя и царя казанского с мурзами привезе в Москву, а при сыне его благоверном государе, царе и великом князе Федоре Ивановиче всея великия и малыя и белыя России самодержце и по благословению свя-тейшего Иоакима (Иова) патриарха московского и всея Руси та церковь починена и расписана колокольня и главы железныя и покрыта досча-тым железом разными образцами, и полужены церкви и паперти покры-ты черепицей". Текст приведен по "Истории русской архитектуры" ака-демика А.Н. Павлинова, М., 1894, стр. 146. В надписи нами выделены крупным шрифтом и подчеркнуты части, соответствующие тексту пуб-ликуемых изразцов. Об этих изразцах имеются следующие документальные сведе-ния: "7191 г. (1683) мая 20, около церкви Покрова Пресвятой Богоро-дицы, что на Рву, около приделов сделана подпись летописная це-ниннная на образцах, а куплено тае подписи образцов, тяглеца у Пет-рушки Андреева Гончара 560 образцов, по уговору за те образцы за десяток по 13 алтын по две деньги и за те ему образыц за 311 образцов 12 рублей 14 алтын 4 деньги. Июня 20 около церкви Покрова Пресвятой Богородицы, что на Рву, прибиты летописные цениннные слова, за гвозди и за серу рубль 11 алтын". (На публикуемых изразцах, называемых в приведенном докумен-те "образцами", имеются сквозные отверстия для крепления гвоздями, сделанные в сырой глине еще до обжига. Сера, надо думать, применя-лась против коррозии металла А.Ф.) "Августа 15 подписывали и стави-ли летописные слова по И. Е. Забелину: Материалы для истории, ар-хеологии и статистики г. Москвы, Часть 1, М., 1884, стр. 341, 342. По Павлинову эта поливная надпись, шедшая вокруг собора, уничтожена в 1722 году. По его же данным 1894 года, остатки этой "по-ливы" были найдены несколько лет тому назад и представлены в Мос-ковское Археологическое общество. На них сделаны желтые буквы по темному фону". При изучении изразцов в Историческом музее в 1915 году нами была найдена в инвентарной книге за № 44945 запись о трех изразцах с собора Василия Блаженного. Хранившиеся там же, не имевшие инвентарного номера публикуемые изразцы, нами были оп-ределены на основании совокупности приведенных выше данных, как детали летописи собора Василия Блаженного. По нашему указанию, изразцы переданы из Исторического Музея в музей собора Василия Блаженного. Изразцы из красной глины, буквы плоского рельефа, покрыта желтой сурьмяной эмалью по фону темно- и светло-синей кобальтовой эмали. На эмалях цек. Изразцы прямоугольные, 315 х 250 мм. На 1-м изразце сохранилась невысокая, суживающаяся от краев изразца, рум-па, налепленная от руки и перегороженная внутри на две половины. На румпах следы известкового раствора. Длина всей надписи на 560 изразцах была около 140 м.


153 - 155. Три фасонные эмалированные изразца с рельефными изо-бражениями цветка и зубчатого орнамента с печи Новодевичьего монастыря в Москве, из облицовки наличника церкви Петра и Павла (постр. 1691 г.) в Ярославле и вариант того же изразца с печи каби-нета теремного дворца в Московском Кремле.
Изразцы фасонные, с профилем неправильного четвертного ва-ла. На первых двух изразцах - рельефный остролепестковый цветок в травном завитке, расположенный в зеркальной симметрии на валике изразца. На полке изразца - зубчатый орнамент с рельефными буси-нами между остриями зубцов. На третьем изразце - вариант того же цветка. Зубчатый орнамент на полке изразца заменен двумя зубчатыми листьями с цветком посередине. Изразцы из красной глины (в 152 со включениями гальки), оттис-нуты в формах, расписаны эмалями: 153 - белой, желтой и бирюзовой. 154 - желтой, бирюзовой, темносиней и прозрачной коричневой глазу-рью. 155 - белой, желтой, бирюзовой и синей. Изразцы имеют форму валика с полочкой (два первые близки по профилю; валик третьего изразца более пологий), размеры: 153 - 185 х 90, 154 - 195 х 90, 155 - 196 х 88. Румпы коробчатой формы со следа-ми глины. Изразцы находятся: 153 - в Государственном Историческом музее в Москве, 154 - в облицовке наличника церкви Петра и Павла в Ярославле, в об-лицовке галереи церкви Илии Пророка в Ярославле и в других построй-ках в Ярославле второй половины XYII века, 155 - в облицовке печи кабинета теремного дворца в Московском Кремле. Рисунки изразцов издаются впервые.


156. Многоцветный эмалированный рельефный поясовой изразец с пальметтами, на церкви Петра и Павла (постр. 1691 г.) в Ярославле.
На изразце в нижней части - чередующиеся пальметты с двой-ным стеблем, закругляющимся внизу и вырастающим в самостоятель-ный стебель с двумя разветвлениями, между которыми помещен бутон цветка. В верхней части изразца, отделенной валиком - рельефные овалы и над ними тройные, закругленные стебли. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричне-вой глазурью. На эмалях цек и потеки, указывающие на обжиг изразца в вертикальном положении. Изразец прямоугольный, размер 190 х 145 мм. Изразец находится в обрамлении окон церкви. Варианты той же формы встречаются в других ярославских церквах в Москве и Каргопо-ле. Рисунок изразца издается впервые.


157. Многоцветный эмалированный рельефный поясовой изразец с пальметтами из печи Новодевичьего монастыря в Москве.
На изразце чередующиеся пальметты с двойным стеблем, закругляющимся внизу и вырастающим в самостоятельный стебель с двумя разветвлениями, между которыми помещен бутон цветка. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рельефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричневой глазурью. На эмалях цек и потеки, указывающие на обжиг изразца в вертикальном положении. Изразец прямоугольный, 205 х 102 мм. Румпа, отступающая от края, с налепкой вверху, высотой 51 мм. На румпе следы глины. Изразец этой формы, в количестве нескольких экземпляров находится в Государственном Историческом музее в Москве. Изразцы того же рисунка имеются: 1. На церкви Петра и Павла и других церквях второй половины XYII-го века в Ярославле. 2. В кабинете Теремного дворца Московского Кремля (фотография Барщевского 2074, 2075). 3. Найден в Каргополе (Олонецкая губ.). 4. Найден в Гончарной слободе в Москве в 1938 г. см. 127. Рисунок изразца издается впервые.


158. Многоцветный эмалированный рельефный печной "городок" из Новодевичьего монастыря.
В средней части изразца - два завитка растительного характера, расположенные в зеркальной симметрии и соединенные между собой "пояском", с находящимся под ним листом. Над ними идет рельефный валик с бусами. Вверху городок заканчивается рядом крупных ажурных пальметт. "Городок" из красной глины, оттиснут в форме, пролеты между пальметтами и силуэт пальметт вырезан после оттиска ножом. Распи-сан по рельефу эмалями: белой, желтой, голубой и прозрачной корич-невой глазурью. На эмали цек. Размеры: 190 х 128 мм. Румпа в виде треугольника, ширина около 45 мм. Изразцы в количестве нескольких экземпляров хранятся в Государственном Историческом музее в Москве. Совершенно тождествен-ные по форме и размерам зеленые муравленые "городки" были най-дены в Гончарной слободе в Москве, см. 127. Рисунок изразца издается впервые.


159. Многоцветный эмалированный изразец с рельефным изображением цветов с печи Новодевичьего монастыря в Москве.
На изразце - ветка с цветами и листьями. Характер композиции и мотив изображений близки и к иранскому орнаменту. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рельефу эмалями: белой, желтой, синей, бирюзовой и прозрачной коричне-вой глазурью. На эмалях цек. Изразец квадратный со стороной 245 мм. Румпа, отступающая от края с налепкой, выточенная на круге, высотой 110 мм. На румпе следы глины с песком. Изразец находится в Государственном Историческом музее в Москве. Изразцы той же формы имеются в облицовке церкви Иоанна Зла-тоуста в Коровниках в Ярославле. Фрагменты изразцов той же формы найдены в Гончарной слободе в Москве в 1938 г. см. 127. Рисунок изразца издается впервые.



160. Многоцветный изразцовый рельефный эмалированный фриз 1667 г. на церкви Григория Неокесарийского на Большой Полянке в Москве, строившейся с 1667 по 1679 г. мастером Иваном Кузнечиком.
На фризе рельефный орнамент из трав и цветов, расположенных в зеркальной симметрии, обрамленной вверху и внизу гладкой полосой. Рапорт фриза размещен на 18 изразцах. Изразцы из красной глины, оттиснуты в форме. Изразцы расписаны по рельефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и про-зрачной коричневой глазурью. Изразцы прямоугольные, 355 х 310 мм. Фриз исполнен ценинных дел мастером Степаном Ивановым с товарищами в 1667 г. Кроме этой церкви фриз из тех же форм, но в других вариантах окраски находится на церкви Андреевской богадель-ни близ Воробьевых гор в Москве (см. 161), в соборе села Измайлова, в соборе Нового Иерусалима и в Иосифо-Волоколамском монастыре. Документальные сведения о фризе находятся у И.Е. Забелина - "Историческое обозрение финифтяного и ценинного дела в России", СПб., 1853 г., стр. 44, 55 и 90: "176 г. (1668 г.) октября в 24 день, по указу великого Государя подряжены ценинных дел мастера Степашко Иванов с товарищи к церковному строению церкви Григория Неокеса-рийского сделать две тысячи образцов розных поясовых ценинных в длину осмии вершков и больши и менши, а поперег сами вершков. А поставить те образцы на срок на светлое Христово Воскресенье ны-нешнего же 176 году, а дать им ото ста образцов по десяти Рублев и наперед сто Рублев". При переводе на современное летоисчисление И.Е. Забелиным была допущена неточность, в следствии не учета ме-сяца, поэтому следует переводить не 1668, а1667 г. Эта неточность перевода датировки повторена и последующими исследователями - Н.В. Султановым, Е.Г. Шмидт и др. Описание фриза имеется в "Истории русского искусства" - Игоря Грабаря т. II, стр. 150. датировка постройки по М. Александровскому: " "указатель московских церквей" М., 1915, стр 18. Схематическая зари-совка фриза, изданная верхом вниз, имеется в книге "Памятники древ-нерусской архитектуры" изд. Академии художеств, выпуск III, стр. 15.


161. Многоцветный эмалированный рельефный фриз на церкви Андрея Стратилата (постр. 1675) близ Воробьевых гор ("У Воробье-вых круч") в Москве.
Вариант окраски фриза, исполненного ценинных дел мастером Степаном Ивановым (см. 160). Описание имеется в "Истории русского искусства" Игоря Граба-ря, том. II, стр. 150, карандашные зарисовки фриза изданы А. Марты-новым: "Русская старина", тетрадь 16.





















162. Три многоцветные эмалированные рельефные изразца с растительным орнаментом, образующие часть поясового узора из Нижне-го Новгорода.
Изразцы при установке в перевязь образуют клеймо из крупных завитков, внутри которого помещена декоративная арка между двух столбов, увенчанных фиалами. Изразцы из красной глины, оттиснуты в форме, расписаны по рельефу эмалями: белой, бирюзовой, желтой, синей и коричневой про-зрачной глазурью. На эмалях цек. Размеры изразца 223 х 228 мм. Рум-па коробчатой формы, высотой 90 мм. ( с толщиной изразца). Изразцы находились в Румянцевском музее в Москве в отделе-нии Русских древностей за № 94, 98, 99. Поступили от архитектора Л.В..Даля. Рисунок изразца издается впервые.






163. Два многоцветные эмалированные рельефные изразца с расти-тельным орнаментом на церкви Богоявления (постр. 1691 г.) в Яро-славле.
Изразцы поясовые, парные, с изображением завитков с окантованными листьями, расположенными в зеркальной симметрии. Изразцы из красной глины, оттиснуты в формах, расписаны по рельефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной красно-коричневой глазурью. Размеры изразцов 228 х 223 мм. Изразцы находятся в наружной облицовке. Такие же изразцы вставлены по одиночке на Федоровской церкви (постр. 1637 г.) в Ярославле. Рисунок изразца издается впервые.
















164. Два многоцветные рельефные поясовые изразца с растительным и цветочным орнаментом на церкви Николы Мокрого (постр. 1672 г.) в Ярославле.
Каждый из изразцов в отдельности - незаконченный рисунок, композиция которого рассчитана на соединение двух или нескольких изразцов. На изразцах в зеркальной симметрии расположены цветы, окруженные листьями-завитками. Изразцы из красной глины, оттиснуты в формах, расписаны по рельефу эмалями: белой, желтой, синей, бирюзовой, и прозрачной ко-ричневой глазурью. На эмалях цек. Изразцы прямоугольные, 273 х 355 мм. Изразцы поставлены на известковом растворе в наружной обли-цовке церкви. Той же формы изразцы имеются на церкви Петра и Пав-ла (постр. 1691 г.) в Ярославле. Цветная зарисовка из альбома Л. Даля опубликована Н.В. Султа-новым в исследовании: "Изразцы в древне-русском искусстве", СПб., 1885, табл. XI.







165. Многоцветный поясовой изразец с рельефным изображением расцветших завитков, с облицовки теремов в Московском Кремле.
На изразце в центре пальметтовидный цветок, замыкающий два расцветших эллипсовидных завитка. У верхнего и нижнего края изразца узор из мелких пальметт. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой и синей. На эмалях цек. Изра-зец прямоугольный 335 х 423 мм. Румпа коробчатая, высотой 66 мм (с толщиной изразца). Изразец находился в 1915 г. в Музее Строгановского училища в Москве за № 1813/1.










166. Колонка и два поясовые многоцветные эмалированные изразца с рельефным изображением вазы с букетом, на церкви Рождества Бо-городицы в Бутырках (постр. 1682 - 1684 г.) в Москве.
На двух изразцах - рельефное изображение вазы с двумя ручка-ми и помещенным в ней букетом; в нише, обработанной растительным орнаментом. Третий изразец - трехгранная полуколонна с рельефным лиственным и цветочным орнаментом. Изразцы из красной глины, оттиснуты в формах, расписаны по рельефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной ко-ричневой глазурью. На эмалях цек и потеки, указывающие на обжиг из-разцов в вертикальном положении. Размер изразца из двух форм - нижняя 290 х 223 мм., верхняя 290 х 165 мм. И высота колонки - 388 мм. Изразцы находятся в наружной облицовке церкви над воротами вокруг колокольни. Датировка постройки по М. Александровскому " Указатель московских церквей", М., 1915, стр. 19. Рисунок изразца из-дается впервые.


167. Многоцветный эмалированный фасонный изразец 1680 - 81 г.г. из наружного фриза Верхоспасского собора в Московском Кремле.
Изразец карнизный профилеванный, на гзымсе порезка из акантовых листьев, ниже на полке бусы, валик гладкий. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рельефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричневой глазурью. Размеры 350 х 280 мм. Имеется румпа. Изразец был поставлен на известковом растворе и составлял часть карниза-фриза наружной облицовки собора. Сведения об изразце см. 168. Рисунок изразца издается впервые.














168. Многоцветный эмалированный рельефный изразец 1680 -81 г.г. из наружного фриза Верхоспасского собора в Московском Кремле.
Изразцы для фриза исполнялись в 1680 - 81 г.г. по формам рез-ных дел мастера старца Ипполита. Источники: 1) Дела архива Оружейной Палаты, столбец 189 (1680) года, № 151. Указ 189 г. ноября 28 великого государя о расходах по отделке 10 спасских и овдокеинских глав; 2) Забелин, Домашний быт русских царей, ч. 1, изд. Ступина, стр. 618 и 621. Изразец является частью подлинного фриза 17-го века, открытого в 1918 г. А.В. Филипповым, приглашенным для экспертизы в Кремль комиссийе по охране памятников и художественных сокровищ при Со-вете рабочих и солдатских депутатов. Экспертом было установлено, что существующий на Верхоспасском соборе изразцовый фриз являет-ся, на основании его рисунка, лепки, эмалей и глины изразцов, грубой реставрационной подделкой 19-го века. Эти соображения были под-тверждены экспертом, открывшим под крышей пристройки к собору подлинные древние изразцы 17-го века. Фриз искаженного реставрацией рисунка воспроизведен в изда-нии Федора Рихтера "Русские древности". Рисунок изразца издается впервые.




169. Многоцветный эмалированный изразец 1680 - 81 г.г. из фриза Верхоспасского собора в Московском Кремле.
Изразец профилеванный, расчлененный на три части валиками. Две верхние части украшены орнаментными порезками; вверху узкая полка. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричне-вой глазурью. Размеры 330 х 256 мм. Румпа имеется. Изразец был поставлен на известковом растворе и составлял часть фриза наружной облицовки собора. Сведения об изразце см. 168. Рисунок изразца издается впервые.


















170. Многоцветный эмалированный рельефный изразец 1680 - 81 г.г. на Верхоспасском соборе в Московском Кремле.
На изразце изображены рельефные фрукты (виноград и груши на фоне листьев), обрамленные с одной стороны половиной картуши и с другой поясом из чередующихся бус и рустов. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рельефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричне-вой глазурью. Изразец прямоугольный, 284 х 343 мм. Имеется румпа. Изразец поставлен на известковом растворе. Изразец находился в кладке под крышею пристройки к Верхоспасскому собору и составлял частью фриза, исполненного в 1680 - 81 г. по формам резных дел мастера старца Ипполита. В XIX в. при рес-таврации, заменен на соборе новым, воспроизведенным в изд. Ф.Рихтера "Русские древности": (см. 168). Рисунок данного изразца издается впервые.










171. Многоцветный эмалированный фигурный изразец с раститель-ным орнаментом, на церкви Петра и Павла (постр. 1691 г. в Яро-славле.
Изразец сложной грушевидной формы, раздвоенной внизу и увенчанной узорным силуэтом цветка вверху. На изразце изображен цветок в центре и два парных завитка с цветами по обе стороны его. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рельефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и коричневой прозрач-ной глазурью. На эмалях цек и потеки, указывающие на вертикальное положение изразца в обжиге. Ширина изразца 323 мм. Изразец находится в облицовке церквей Петра и Павла и Иоанна Златоуста в Коровниках в Ярославле. 1) Изразец венчает кирпичные наличники окон 2-го этажа и 2) в том же применен в виде пояса над ло-патками. Рисунок изразца издается впервые.





172. Многоцветный эмалированный изразец с рельефным изображе-нием птицы "оглядышка" в узорной раме, из Сергиевской церкви в Нижнем Новгороде.
На изразце, в узорной раме, дающей законченну. Фору лишь при соединении изразцов, помещена птица - "оглядышек" с головой по-вернутой назад. Одной ногой птица опирается на цветок, другая нога на завитке рамы. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рельефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, голубой, синей и прозрачной коричневой глазурью. На эмалях цек и потеки, указывающие на верти-кальное положение изразца в обжиге. Изразец квадратный, со сторо-ной 233 мм. Изразец находился в Румянцевском музее в Москве. Отделение древностей, 89 Р. Изразец в весьма условной схематичной зарисовке и окраске из-дан в издании Н.В. Султанова: "Изразцы в древнерусском искусстве". СПб., 1885, табл YI.



173. Многоцветный эмалированный изразец с рельефным изображе-нием птицы в узорном медальоне из Сергиевской церкви в Нижнем Новгороде.
На изразце в узорной раме птица с длинной шеей и поднятыми крыльями, стоящая на одной ноге на яйцевидной подставке. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричне-вой глазурью. На эмалях цек. Изразец квадратный, со стороной 233 мм. Румпа коробчатой формы. Изразец находится в Государственном Историческом музее в Мо-скве, Лит ДК. В остальном см. 172. На изразце в узорной раме птица с длинной шеей и поднятыми крыльями, стоящая на одной ноге на яйцевидной подставке. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной коричне-вой глазурью. На эмалях цек. Изразец квадратный, со стороной 233 мм. Румпа коробчатой формы. Изразец находится в Государственном Историческом музее в Мо-скве, Лит ДК. В остальном см. 172.


174. Многоцветный эмалированный изразец с рельефным изображе-нием птицы Сирина на Сергиевской церкви в Нижнем Новгороде.
На изразце в узорной барочной раме, дающей законченный рисунок при соединении изразцов, изображена птица в пышном оперении с женской головой в короне. Ноги птицы опираются на цветок. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рельефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, синей и прозрачной красно-коричневой глазурью. На эмалях потеки, указывающие на вертикальное положение изразца в обжиге. Изразец квадратный, со стороной 233 мм. На изразце следы известкового раствора. Изразец находится в Румянцевском музее в Москве, в отделении древностей, № 92 Р. В остальном см. 172.






175 - 178. Четыре многоцветные эмалированные изразца с рельефным изображением птиц в узорных медальонах на Сергиевской церк-ви в Нижнем Новгороде.
На изразце № 175 изображен павлин с распущенными хвостом, стоящий на овальном граненом бутоне цветка. На изразце 177 помещена птица, кормящая двух птенцов (по легендарным данным пеликан кормил птенцов своим мясом). Ноги птицы опираются на лепестки цветка. На изразце 176 изображена птица, стоящая на одной ноге на цветке. Птица клюет яблоко, которое держит в другой ноге. На изразце 178 помещен индюк с распущенным хвостом, также стоящий на цветке. Каждый изразец в узорной барочной раме, дающей законченную форму при соединении нескольких изразцов. Изразцы из красной глины, оттиснуты в форме, расписаны по рельефу эмалями: белой, желтой, бирюзовой, голубой и прозрачной коричневой глазурью. На эмалях цек и сильные потеки, вследствие вертикального положения изразцов в обжиге. Изразцы прямоугольные, 228 х 238 мм. Румпы, поставленные под прямым углом к лицевой пластине, начинались от края изразцов (отбиты). Изразцы находились в Румянцевском Музее в Москве в Отделении древностей, № 86р, 90р, 91р, 87р. Изразцы тех же форм находятся в г. Вязниках в западной галерее Благовещенского монастыря, в ши-ринках под карнизом (25 изразцов) по данным А.И. Иванова "Забытое производство". В остальном см. 172.








179. Многоцветный эмалированный изразец с рельефной пти-цей-сирином на церкви Усекновения главы Иоанна Предтечи в Угличе.
На изразце изображена крылатая птица с ликом и торсом женщи-ны с распущенными волосами и короной на голове. В одной руке жен-щина держит ветку с ягодами, а в другой - цветы. У ног птицы помеще-ны два завитка. Изразец из красной глины, оттиснут в форме, расписан по рель-ефу эмалями: белой, синей, желтой, бирюзовой и прозрачной красно-коричневой глазурью. На эмалях цек и потеки, указывающие на обжиг изразца в вертикальном положении. Изразец прямоугольный, 305 х 273 мм. Румпа отступающая от края с налепкой высотой 110 мм. Изразец находится в Государственном Историческом музее в Мо-скве (Г), фотография с изразцов опубликована в Peasant Art in Russia, 1912, рис. 180.




180. Два фрагмента многоцветного эмалированного рельеф-ного изразца с надписью и датой (1652 - 1661), найденные в Москов-ском Кремле.
Оба фрагмента являются частью одного изразца с рельефным растительным орнаментом в рельефной плоской рамке. На меньшем (верхнем) фрагменте часть растительного орнамента и рамки. На большем нижнем - кроме орнамента и рамки имеется часть обломан-ной картуши и надписи. Внизу, на поле изразца рельефные буквы ЗР…З (1652 - 1661). Фрагменты из светлой песчанистой крупнозернистой глины. Изразец оттиснут в форме, расписан по рельефу эмалями: белой, желтой и гла-зурями синей и зеленоватой (по белой эмали). Глазури пузырчаты, ча-стью матовы. На глазури цек и потеки, указывающие на вертикальное положение изразца в обжиге. Ширина изразца 228 мм. Румпа, отсту-пающая от края изразца, точеная на круге, бунтик не двойной, отвер-стие для крепления проткнуто пальцем. Высота румпы 90 мм. Фрагмен-ты найдены А.В. Орешниковым в Московском Кремле в 1915 г. во дворе бывшей Синодальной Конторы собора двенадцати Апостолов. Фрагменты находятся в Государственном историческом музее в Москве № 49456. Фотография нижней части изразца в Отчете Рос. ис-торического музея за 1915 год - М., 1917, стр.5, рис. 1.

  

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский