РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Гаврилов С.А. Дополнительные исследования пола церкви Вознесения в Коломенском. Все права сохранены.

Материал предоставлен библиотеке «РусАрх» автором. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2010 г.

 

 

 

С.А. Гаврилов

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОЛА

ЦЕРКВИ ВОЗНЕСЕНИЯ В КОЛОМЕНСКОМ

 

Первоначальный пол церкви Вознесения в Коломенском был раскрыт и зафиксирован архитектором Н. Н. Свешниковым. Зафиксированы все керамические плитки, сохранившиеся полностью или частично. Зафиксированы также все вскрытые отпечатки в известковом растворе XVIв. от плиток пола и амвона. Мельчайшие частицы керамики от снятых плиток во многих местах говорили совершенно точно о цвете керамики - серого или красного цвета. По аналогии с традиционной технологией производства плиток из серой керамики, где сверху плитка доходила до черного цвета и затем лощилась, было принято во время фиксации все плитки из серой керамической массы помечать индексом "ч" (черная). От плиток сохранились, в основном, фрагменты, у которых верх полностью утрачен. Плитки с лицевой поверхностью сохранились под первоначальным престолом, от которого на полу остались отпечатки. Лицевая поверхность у половины плиток из серой керамики была серой, однако с черными составляли совершенно случайное сочетание, могли взаимозаменяться, т.е. подразумеваться как одинаковые. Сохранились несколько нехарактерных фрагментов из красной керамики с черным покрытием. Были обнаружены плитки из красной керамики с тонким белым покрытием (ангобом?). Прочность такого покрытия при толщине в доли миллиметра очень незначительна, поэтому был сделан вывод о случайном характере такого покрытия. В средней части пола сохранился отпечаток от камня1. Отпечаток лежит местами чуть выше, чем отпечатки от плиток. Отпечаток камня размерами превышает один метр, а сама плита была больше сохранившегося отпечатка. При размерах более метра плита должна иметь значительно большую толщину, чем максимальная толщина плиток. Поэтому камень возвышался над уровнем пола. Таким камнем мог быть только амвон. После исследования был разработан проект восстановления покрытия пола. В проекте предложено двухцветное покрытие из черной и красной плитки. Этот проект был утвержден. Однако в настоящее время оказалось возможным уточнить первоначальное цветовое решение пола, ответить на некоторые другие вопросы.

1. Под чистый пол в ХVIв. сделана сплошная кладка кирпича2. Кирпич уложен плашмя, на известковом растворе. Часто встречаются нецелые кирпичи (1/2, 3/4). Кирпичи укладывались параллельно стенам церкви в отличие от кладки «елочкой» XVIIIв., где кирпичи располагались под углом в 45° к стенам. Черный пол весь покрыт толстым слоем известкового раствора, на который был уложен чистый пол. Известковый раствор белый с крупным речным песком, встречается мелкая галька. Раствор идентичен раствору из кладки стен..

2. Укладку плиток пола начали после установки амвонного камня в середине квадратной части церкви3.

3. Размеры амвона не могли быть большими. Сохранившийся след камня в длину чуть больше размера трех рустов, но, едва ли, камень был более четырех рустов из-за тесноты помещения. Скорее всего, камень имел квадратную форму.

4. Из четырех плиток: двух светлых (белых) и двух темных (серой и черной) составляли мотив руста. Судя по фрагменту пола под престолом, один руст включал в себя только одну черную /с.3/ плитку, но иногда мог иметь две серые .

5. Плитки пола укладывались полосами шириной в один руст - чуть менее 30см. В средней части полосы шли параллельно поперечной оси храма. От северной стены к южной и от правой части амвона к южной стене. Левая часть амвона и вся левая часть пола утрачены. В восточной ветви полосы шли параллельно продольной оси, от стен к оси, поэтому средние полосы восточнее престола получились узкими.

6. Русты между собой располагались так, чтобы со светлой плиткой соседствовали со всех трех сторон темные и наоборот - с темной соседствовали три белые.

7. Русты были не абсолютно одинаковы, поэтому между рустами рядом расположенных полос образовывался сдвиг. Когда сдвиг достигал половины размера руста и белая плитка наезжала на белую, тогда добавлялась вставка в половину руста и таким образом светлая (белая) плитка вновь оказывалась точно против темной (серой, черной).

8. Несколько обследованных фрагментов из серой керамики имели черный цвет только с одной стороны, другая сторона их также не была изношена, но имела серый цвет. Можно предположить, что при укладывании плиток их могли класть любой стороной наверх, как черной, так и серой. Остается неясно, входило ли разделение цвета на черный и серый в замысел зодчего или получилось в процессе производства совершенно случайно. Однако при укладке серым цветом пользовались как самостоятельным

9. Вся красная плитка была покрыта в белый цвет (ангоб?), несмотря на его небольшую прочность. Белым цветом плитки покрывались со всех сторон - плитки опускались в жидкий красящий раствор4.

10. Из общего правила раскладки плиток можно видеть исключения, например, руст повернут на 90° и белые плитки руста оказались против белых плиток соседних рустов, а темные плитки - против темных плиток.

11. Престол и иконостас устанавливались, когда уже пол был полностью выложен. Ни престол, ни иконостас не могли повлиять на раскладку плиток пола, но они способствовали сохранению плиток; под престолом сохранился наиболее крупный фрагмент первоначального пола. Лучше всего лицевая поверхность плиток сохранилась под четырьмя ногами престола - здесь хорошо видно белое покрытие на красных плитках. Плитки, открытые до ХУШ в., сохранились значительно хуже, несмотря на то, что они находились под престолом и по ним не ходили. По ширине престол равен трем рустам, а по длине расстояние между ногами на четверть руста меньше. (Рис.в).

12. Размер руста равен длине кирпича ХУ1 в., а он в церкви Вознесения равен I римскому футу <29,5 см).Исходя из ранее сказанного, следует сделать вывод: пол первоначально был сделан из плиток двух основных тонов: светлого (белого цвета) и темного. Темный тон состоял из двух цветов: серого и черного. Белый цвет, как наименее стойкий по качеству, был утрачен очень скоро, особенно в местах основных проходов, возможно, чтобы достичь единообразия, в местах, удаленных от основных приходов, белый цвет пришлось удалять специально. Впоследствии была утрачена лицевая черная и серая поверхность и на серых плитках. После этого пол имел естественный цвет керамики /с.5/ без покрытия: серый и красный. Так как белым цветом покрывались только красные плитки, а черным почти исключительно серые, то система сохранялась до самого конца эксплуатации пола, но цвет менялся. Наиболее ценным следует считать именно первоначальное решение, с белым, серым и черным цветами - безусловно, это цветовое решение восходит к авторскому. В предлагаемом проекте восстановления пола предусмотрено повышение уровня пола на 7 см над уровнем первоначального. Повышение необходимо в целях сохранения дошедших до настоящего времени фрагментов первоначального пола, отпечатков пола и амвона. Все фрагменты полностью закрываются слоем сухого просеянного песка, керамические плитки нового пола укладываются на известковом растворе. Песок для известкового раствора также должен быть просеянным. Предлагаемый пол будет примыкать к гладкому высокому плинту базы, как и первоначальный пол. Высота плинта вполне допускает повышение пола. На общем архитектурно-пространственном восприятия памятника повышение уровня пола практически не отражается. Предлагаемый уровень соответствует уровню пола второй половины ХУШ в. в алтаре. Там, где сохранились плитки, либо следы от них, раскладка руста нового пола должна точно соответствовать первоначальным рустам. Там, где были уничтожены даже отпечатки от плиток, пол должен восстанавливаться полосами шириной в один руст» с минимальными швами между плитками. В случае появления сдвига между рустами разных полос - до половины размера руста, должны добавляться вставки в половину руста. Реконструировать амвон в виде возвышения не представляется возможным, так как между ним и сенью ХУIIв., сохраняющейся в Экспозиции, тесно. Амвон можно сделать в один уровень с новым полом, т.е. плитку уложить на подсыпку толщиной 2-3см. из сухого мелкого просеянного песка. Толщина плиты получается около 10см. Размеры плиты 118х118см. Для музейного показа необходимо выполнить экспозиционные зондажи. Проект предлагает зондаж в восточной ветви креста и небольшой зондаж в северном притворе. Зондажи должны быть покрыты стеклом вровень с новым полом. В экспозиционных целях предлагается престол сделать полностью из стекла, по размерам первоначального. Стекло для пола и престола должно обладать особой прочностью. Белые плитки следует делать или керамическими из белой глины, или из белого камня. Серые и черные плитки делать керамическими.

Архитектор Гаврилов С.А. 23 апреля 1985 года г. Москва, музей-заповедник "Коломенское» ц. Вознесения 25 апреля 1985 г.

 

Научно-реставрационный совет треста "Мособлстройреставрация" в составе председателя НРС В.М.Пустовалова, членов НРС: М.Н. Айзенберга, С.А. Гаврилова, В.П.Гришина, В.В.Кавельмахера, С,П.Орловского, П.П.Пинчукова, Л.Э.Тепфера, М.Б.Чернышева, провел выездное заседание с осмотром памятника. Член НРС, ведущий архитектор по церкви Вознесения в Коломенском С.А. Гаврилов сделал сообщение.

С.Гаврилов: Пол в церкви Вознесения был исследован Н.Н.Свешниковым. На основе изучения был разработан проект, который предлагал двухцветное покрытие из черных и красных плиток. Этот проект был утвержден. Однако, в 1985 году оказалось возможным уточнить первоначальное цветовое решение пола, ответить на некоторые другие вопросы. Все красные плитки до обжига были покрыты жидким белым раствором предположительно, ангобом. Плитки полностью погружали в раствор и это хорошо видно на сохранившихся фрагментах плиток. Вообще мной не найдено ни одного фрагмента красной лицевой поверхности. Белая лицевая поверхность имеет очень небольшую прочность, по¬этому вскоре после начала эксплуатации пола стал проглядывать естественный цвет красной керамики. НРС осмотрел фрагменты красных плиток с белым покрытием.

С.Гаврилов: Наряду с плитками из серой керамики, которые можно по внешнему виду отнести к чернолощенным, мы видим плитки из красной керамики, покрытые черной краской (?) и плитки, у которых сохранилась серая лицевая поверхность. По количеству серых плиток чуть больше, чем черных. Четкая закономерность раскладки серых и черных плиток относительно друг друга отсутствует.

С. Орловский: Почему отсутствует? - Система довольно четкая: две белые и две темные плитки.

С. Гаврилов: Нет, я говорю только о темных. Серые и черные плитки подразумевались как одинаковые, взаимозаменяемые.

М. Чернышев: Серые - это плохо обожженные черные.

С. Гаврилов: Не совсем так. Они не очень стремились все плитки сделать одинаково черными. И если бы дело было лишь в градациях тона от серого до черного, то мы бы видели множество промежуточных тонов. Однако мы видим довольно четкое различие серого и черного. Между собой серый и черный цвета выступают как вполне самостоятельные, но относительно белого применяются как "темные", т.е. как одинаковые. Из четырех плиток (двух светлых и двух темных) выкладывался мотив руста. Укладку вели полосами шириной в один руст, приблизительно равный одному римскому футу (29,5см), В средней части эти полосы идут вдоль поперечной оси, полосы идут с севера на юг, а в восточной ветви - вдоль продольной оси. Укладку полос вели от стен к продольной оси, поэтому средние полосы рустов получились зауженные. Предположение того, что по перебивкам в системе раскладки плиток пола можно определить место и формы предалтарной преграды5, в натуре не подтвердилось, т.к. преграда и престол были сделаны лишь после укладки плиток пола. Перебивки встречаются не только в месте предполагаемой предалтарной преграды, но почти везде, где сохранились плитки и отпечатки от них в известковом растворе. Перебивки связаны с колебаниями размеров руста. Когда сдвиг между рустами рядом расположенных полос достигал половины размера руста, тогда добавлялась вставка в половину руста и этим восстанавливалась заданная система раскладки плиток. Раскрытый и зафиксированный Н.Н.Свешниковым отпечаток камня в средней части пола лежит на одном уровне с отпечатками от плиток и даже местами находится выше них. Сохранившийся отпечаток с запада и севера обломан при устройстве позднего пола. Против сохранившегося отпечатка видны отпечатки трех и начало четвертого руста плиток пола. Поскольку сам камень был несколько больше сохранившегося отпечатка, но из-за тесноты помещения не мог быть очень большим, постольку можно предположить, что он был кратен четырем рустам или равен 118 см. Скорее всего камень был квадратной формы. Безусловно, отпечаток может принадлежать только амвону, который должен был возвышаться над уровнем пола. Камень, превышающий по длине один метр, не мог иметь толщину равную плиткам (максимальная толщина которых = 5см), Камень амвона был поставлен на место до начала укладки плиток пола. Наряду с самым большим сохранившимся под престолом фрагментом первоначального пола, сохранились отпечатки и от самого первоначального престола. Четыре квадратных (1x1 фута) столба престола были выложены из кирпича, известковый раствор по внешнему виду идентичен раствору первоначального пола и кладки стены 1530г. Ширина престола равнялась 3 футам, а длина 3 футам без четверти (2 3/4). В. Кавельмахер: Почему лицевая поверхность пола под престолом утрачена?

С.Орловский: Утрачена вообще вся лицевая поверхность, за исключением тех мест, где стояли столбы престола. Пол подвергался сильному воздействию конденсата, а под столбами пол был законсервирован.

С.Гаврилов: Все найденные фрагменты представляют собой исключительный научный интерес и их необходимо законсервировать. Для этого предлагается уровень воссоздаваемого пола повысить в среднем на 7см, что соответствует уровню пола 2-ой половины XVIIIв. Фрагменты плиток и отпечатки от них в известковом растворе должны быть покрыты слоем сухого просеянного песка. Новые плитки укладываются на известковом растворе на эту песчаную подготовку. Плинт пьедесталов пилястр имеет значительную высоту 20см, поэтому повышение уровня на 7см практически не отразится на архитектурном облике памятника. В музейных целях предлагается устроить экспозиционные зондажи фрагмента пола под престолом с отпечатком престола, фрагмента в северном притворе у восточной стены и у восточной стены за престолом. Говоря о воссоздании авторского цветового решения, едва ли нужно придерживаться авторской технологии, т.к. белое покрытие с красной плитки сойдет довольно быстро. Там, где сохранились фрагменты плиток, либо следы от них, раскладка рустов нового пола должна точно соответствовать первоначальным рустам, Там, где были уничтожены даже отпечатки от плиток, пол должен восстанавливаться полосами шириной в один руст» с минимальными швами между плитками. В случае появления сдвига между рустами разных полос до половины размера руста, должны добавляться вставки в половину руста…

Заслушав сообщение архитектора С.Гаврилова и осмотрев памятник в натуре, научно-реставрационный совет треста "Мособлстройреставрация" подтвердил следующее:

1. Все красные плитки первоначально имели белое покрытие, похожее на ангоб.

2. Светлые (белые) и темные (серые и черные) плитки укладывались строго по мотиву руста, составлявшемуся из четырех плиток: двух светлых и двух темных.

3. Серые и черные плитки между собой соотносятся без особой закономерности, т.е. подразумевались как одинаковые (темные) по отношению к белым.

4. Серых плиток чуть больше, чем черных, но одного фрагмента недостаточно, чтобы вынести окончательное решение о количественном соотношении черных и серых плиток.

5. Хорошо видны отпечатки от ног первоначального престола. Визуально известковый раствор, на котором был выложен престол, идентичен известковому раствору первоначального пола.

6. Лицевая поверхность плиток пола лучше всего сохранилась под ногами первоначального престола. В других местах, даже под престолом она почти полностью утрачена.

7. Отпечаток в первоначальном растворе от камня в средней части пола лежит примерно на одном уровне с отпечатками от керамических плиток первоначального пола.

8. Граница отпечатка более точно определяется с восточной и южной сторон камня по его отпечаткам и по отпечаткам керамических плиток. С северной и западной сторон отпечаток уничтожен при устройстве поздних полов6.

9. Отпечаток от камня может принадлежать только амвону.

10 Плитки пола укладывались полосами шириной в один руст.

11. Полосы в средней части идут вдоль поперечной оси .

12. Полосы в восточной ветви идут вдоль продольной оси. Средние полосы восточной ветви заужены, т.к. выкладывались последними.

13. Перебивки в системе раскладки плиток не связаны с престолом и алтарной преградой, т.к. делали их лишь после того, как полностью были уложены плитки пола.

14. Перебивки в системе получались вследствие колебаний размеров руста. Когда сдвиг между рустами рядом расположенных полос достигал половины размера руста, тогда добавлялась вставка в половину руста и этим восстанавливалась заданная система раскладки плиток пола. Предложение ведущего архитектора С.Гаврилова по повышению уровня пола в целях сохранения фрагментов первоначального пола, амвона и престола, надо признать методически верным и следует одобрить. Подтверждая то, что первоначально пол церкви Вознесения выкладывался мотивом руста и каждый руст содержал две светлые (белые) и две темные (серую и черную) плитки, НРС считает необходимым предложить воссоздание первоначального цветового решения, серых и черных плиток.

Белые плитки целесообразно сделать полностью из белой глины.

В. Пустовалов

М. Айзенберг

С. Гаврилов

В. Гришин

В. Кавельмахер

С. Орловский

П. Пинчуков

Л. Тепфер

М. Чернышев.

 

Дополнительное исследование пола церкви Вознесения завершилось тем, что в западной и северной частях места предполагавшегося амвона были обнаружены плохо сохранившиеся отпечатки треугольных керамических плиток. Они были тоньше рядом обнаруженных сохранившихся плиток примерно на 2 см. Хорошо сохранившиеся фрагменты таких более тонких плиток были обнаружены в северном притворе и алтаре. Уложены плитки на известковый раствор вниз лицевой стороной, вследствие ее повреждения. Рядом с обнаруженными отпечатками тонких плиток уровень известкового раствора резко понижался, и там не могло сохраниться никаких отпечатков. По характеру разрушения раствора я предположил, что повреждение нанесено тупым тяжелым предметом, возможно, брусом или бревном при его падении. В связи с обнаружением отпечатков треугольных плиток, у нас не осталось никаких прямых свидетельств существования амвона. На площади поврежденного раствора, в лучшем случае, могла разместиться плита площадью не более 0,6х0,6 м. кв. Центр повреждения пола сместился к южной стене настолько, что архитектор В.Переслегин (ныне священник одной из подмосковных церквей отец Владимир) высказал сомнение: "А как же при катавасии певчие с клиросов будут сходиться? Они не смогут сойтись перед амвоном одновременно, а следовательно НИКАКОГО АМВОНА НЕ БЫЛО ВООБЩЕ".

В заключение были сделаны следующие выводы: Тонкие плитки (20-25мм, редко до 30мм), отнесенные нами к первоначальному строительству, были двух основных цветов: белого - цвет белого ангоба на красной плитке и светло-серого - на серой плитке. Интенсивно черный цвет на тонкой плитке не встречался. Обнаружено несколько фрагментов тонкой белоглинянной плитки. Но, в основном, белые плитки сделаны из красной глины и покрыты белым ангобом. Тон и цвет белого ангоба зависел от его толщины и, возможно, от примесей. Серые плитки также имели цвет нескольких градаций, от светло-серых до интенсивно-серых. ПЕРВОНАЧАЛЬНО КРАСНОГО ЦВЕТА НЕ БЫЛО.

Толстые плитки отнесены мною ко второму - ремонтному - периоду, имели толщину 40-45мм. Некоторые из них, как серые, так и красные плитки, имели черное покрытие (покрытые таким образом плитки похожи на плитки из церкви Преображения в с. Остров 1570-е гг.). При исследовании пола не было найдено ни одного отпечатка первоначального пола - отпечатки плиток были сняты при ремонте XVIв. вместе с известковым раствором и верхним слоем кирпичной выстилки. Вполне вероятно, что при ремонте повторили рисунок пола, но исследованием это доказано быть не могло. При ремонте в XVIв был полностью снят один ряд кирпичной выстилки (хвостовые части кирпичей этого слоя сохранились под стенами) и ее заменил толстый слой известкового раствора. Уровень пола после ремонта был таким же, как первоначальный уровень, высота плинта цоколя не изменилась. Цветовое решение ремонтного пола было основано на вторичном использовании первоначальных плиток. Поскольку лицевая сторона красных ангобированных плиток была повреждена, ее решили перевернуть лицом вниз. Вот тогда и появился красный цвет. Такую плитку укладывали на менее ответственных местах. В дополнение к сохранившимся первоначальным плиткам было сделано необходимое количество новых более толстых плиток. Новую плитку постилали на самом видном месте. Этот пол при исследовании Н.Н.Свешникова ошибочно был отнесен к первоначальному периоду строительства.

 

1. Для подобного заключения не было основания – отсутствие отпечатков плиток и более высокий уровень известкового раствора в этом месте не могло служить доказательством существования здесь амвона. Обнаруженные в дальнейшем отпечатки значительно более тонких плиток (25-30мм) сократили эту неясную площадь почти в четыре раза и сместили ее еще больше в южную сторону. С.Г.

2. В дальнейшем установлено, что кирпичная выстилка, на которую укладывался пол, полностью была выломана вслед за снятием первоначальной плитки во время первого ремонта пола в XVI веке.

3. Недостаточно корректное описание – для подобного заключения нет основания.

4. Но на многих фрагментах плиток обнаружено, что на заднюю плоскость жидкий раствор попадал не всегда, видимо, плитки не до конца погружали в раствор.

5. Такова была точка зрения архитектора Н.Н.Свешникова. Автор данной публикации относит отпечаток престола, алтарной преграды и самого пола ко второму периоду пола, т.е. к 1570-м годам.

6. В этом месте в 1987 году мною были обнаружены отпечатки значительно более тонких плиток. Место без отпечатков плиток сократилось до 0,6 х 0,6м и оно сместилось в южную сторону.

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский