РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Грабарь И.Э. Древнейшие храмы Новгорода. Все права сохранены.

Размещение электронной версии в открытом доступе произведено: www.portal-slovo.ru («Православный образовательный портал»). Все права сохранены. Ссылка на печатный оригинал в электронной версии отсутствует.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2012 г.

  

 

 

И.Э. Грабарь 

Древнейшие храмы Новгорода

 

 

           

 

Благодаря большому числу храмов, воздвигнутых в течение XI и особенно XII века, в Новгороде образовалась настоящая школа строительства, давшая целый ряд искусных мастеров, не привозных из-за моря, а своих, новгородских. Уже в самом начале XII века летопись говорит о русском зодчем Петре, строившем церковь св. Георгия в Юрьевском монастыре. В 1196 году другой русский мастер "Коров Яковлевич" строит каменную церковь св. Афанасия и Кирилла в Кирилловом монастыре. И тот, и другой были, несомненно, новгородцами, а не иноземцами, ибо летописец, говоря о лицах не русского происхождения, никогда не забывает прибавить "заморский", или "грек", или "гречин". Около того же времени мы видим еще одного новгородского мастера – Милонега или Миронега, бывшего тысяцким, а впоследствии и посадником. Построивши у себя на родине церковь Вознесения, он был позже занят постройкой стен Выдубицкого монастыря в Киеве. Здесь работали до того одни лишь греки, и киевлянам казалось совершенно необычайным, что русский мастер мог быть таким искусным. И действительно, Новгород, получивший некогда свое искусство из Киева, давно успел его опередить и многому мог бы его теперь выучить.

Церкви строились либо князьями, либо архиепископами и игуменами, либо частными лицами, купцами и богатыми гостями.

Церковное строительство было в Новгороде делом государственным и поистине народным, о чем свидетельствуют летописи, среди которых есть одна исключительно посвященная хронике церквей. Это – "книга, глаголемая летописец Новгородской вкратце церквам Божиим, в которое лето которая церковь во имя строена". Редкий год в ней не отмечен постройкой новой каменной церкви, причем строили не только местные жители, но и приезжие и даже заморские гости.

Древнейшею новгородскою церковью после св. Софии является Николо-Дворищенский собор, заложенный в 1113 году1 сыном Владимира Мономаха Мстиславом на "Ярославском дворище"2. Построенный в виде равностороннего четырехугольника, он сохранил свои стены, сложенные из плитняка и кирпича и производящие очень внушительное впечатление необычайной массивностью и конструктивной логичностью. Трудно представить себе сооружение, более простое по конструкции и яснее выражающее основную архитектурную идею первых новгородских храмов. Это – самый обыкновенный куб, на восточной стороне которого наращены три алтарных полукружия, а верх снабжен широким куполом3. Каждая сторона разбита на несколько частей плоскими выступами, или лопатками, тянущимися по стене от кровли до основания и отделяющимися от нее на четверть аршина. Покрытие церкви, некогда, вероятно, посводное, по полукружиям, соединяющим лопатки вверху, заменено позже четырехскатной кровлей. Окна почти все расширены вдвое и втрое против прежнего, а некоторые пробиты вновь уже в XIX веке, когда выведены и все карнизы. И все же, несмотря на все эти явные искажения, храм производит неотразимое впечатление, особенно со стороны своих полукружий, живописно выступающих на восточной стороне и играющих на солнце красивыми тенями.

В.В.Суслов в своем прекрасном исследовании новгородско-псковской архитектуры приходит к выводу, что Софийский собор, построенный как бы в назидание последующему церковно-строительному делу, не имел прямых копий4. Причину этого он видит в том, что в первое время в Новгороде еще не могло быть своих искусных мастеров, "а во-вторых, св. София играла такую громадную роль в жизни новгородцев, что всякое соперничество в постройке другого подобного же храма показалось бы делом греховным, да они и не представляли себе лучшего храма". Предположение это очень вероятно. Недаром же говаривали новгородцы: "Къде святая София, ту Новгород". "Последующие церкви XI и нач.XII ст., - продолжает исследователь, - были, несомненно, меньших размеров, но каких именно форм – летописи умалчивают". Формы эти действительно не сохранились, хотя самые памятники и дошли до нас. Мы знаем несколько церквей, построенных в течение ближайших 60 – 70 лет, прошедших после окончания св. Софии, причем все летописные списки говорят определенно, что они были не деревянные, а каменные и, следовательно, не могли исчезнуть. Кроме того, летописцы никогда не забывают рассказать, что церковь была за ветхостью разобрана до основания и сложена затем вновь, если это действительно случалось, а если об этом молчат, то мы имеем основание считать ее древней, в особенности в тех случаях, когда кладка ее стен свидетельствует о том же. К таким церквам надо, прежде всего, отнести Николо-Дворищенский собор. Как этот храм, так и другие, близкие к нему по типу и появившиеся в начале XII века, дают нам возможность составить себе некоторое представление об их первоначальном облике. Несомненно, что все они не дошли до нас в их древнейшем виде, но несомненно также и то, что искажены они немногим больше, нежели св. София. Значительнее всего изменились покрытия их стен и куполов, но самые стены все еще дышат глубокой древностью, и, несмотря на неоднократные переделки окон и подкровельных частей, они все так же эпически просты с северной и южной стороны и так же внушительны и могучи со стороны восточных полукружий. Первые местные зодчие не были сильны в искусстве украшать, но они обладали настоящим архитектурным инстинктом, и их создания, лишенные всякого узора, действуют на нас одним чисто архитектурным очарованием, одними обнаженными стенами, как действуют иные памятники Египта или Ассирии.

Несколько лет спустя, в 1116 году5 Антоний Римлянин заложил в основанном им монастыре, на правом берегу Волхова, в трех верстах к северу от кремля, церковь Рождества Богородицы. Как и св. София, она имеет башню, примыкающую к ее северо-западному углу и увенчанную куполом. Кроме этого купола, есть еще два, один большой, посредине храма, на четырех главных из шести его столбов, и другой, поменьше, на юго-западном его углу. По барабанам куполов, а также по верху трех алтарных полукружий тянутся пояса из арочек. Такие же арочные пояски позже были повторены и вверху других стен под самой кровлей, которая в настоящее время имеет четыре ската, как Николо-Дворищенский собор, тогда как в прежнее время, несомненно, была иной. Все три главы перестроены значительно позже и очень портят общее впечатление неприятной выпяченностью своих боков.

Не успел еще Антоний Римлянин окончить своего храма, как в 1119 году состоялась закладка другого, самого значительного после святой Софии, Георгиевского собора в Юрьеве монастыре. Расположенный в трех верстах к югу от города, на левом высоком и живописном берегу Волхова, Юрьев монастырь кажется издали какой-то белокаменной сказкой, особенно весной, когда Ильмень-озеро, Волхов и все небольшие речки, окружающие его, сливаются в сплошное море, среди которого одиноко высится остров, весь засыпанный церквами, башнями и монастырскими зданиями. Однако сказка постепенно исчезает по мере того, как приближаешься к ней, и вырастают  неприятные линии колокольни и других новейших построек. От всего очарования остается один только собор, сказочно прекрасный и вблизи, могучий величавой гладью своих стен, лишенных малейшего узора6 и уходящих в небо, на котором рисуются дивно найденные силуэты трех глав. Имя зодчего на этот раз сохранила нам летопись, из которой видно, что стройка продолжалась больше десяти лет, так как освящение храма совершилось в 1130 году. Это тот самый мастер Петр, о котором уже было упомянуто выше и искусство которого вызвало у летописца только знаменательную своим лаконизмом приписку: "а мастер трудился Петр"7. По приемам и общему облику собор Юрьева монастыря чрезвычайно близко напоминает храм Антониева монастыря и заставляет видеть в последнем раннее произведение того же зодчего, развернувшего через несколько лет свое дарование во всю ширину8. Вопрос о первоначальной форме обоих храмов все еще не может быть решен с полной определенностью, как он не может быть решен и для других древнейших храмов Новгорода. Мы не можем даже сказать с безусловной уверенностью, существовали ли все три купола у этих храмов со времени их основания, или вначале был только средний и купол полатной башни. Даже по поводу последней нельзя быть уверенным, что она построена одновременно с главным храмом, а если такая одновременность была бы доказана, то естественно предположить, что первоначально обе башни были круглыми, как в Антониевом храме, а в Георгиевском соборе башня слилась с западной стеной только впоследствии. Во всяком случае сходство плана и приемов обоих храмов, а также почти одновременность их закладки говорят, скорее, в пользу того предположения, что их общий облик получил это сходство не в позднейшие времена, а с самого начала9.

Упрощенный тип храма  

Несколько иной характер носит церковь Благовещения, построенная в 1179 году на озере Мячине (рядом с деревней Аркажи), в двух верстах к западу от Юрьева монастыря10. Она четырехстолпная  с обычными всем предыдущим церквам тремя восточными полукружиями и с такими же гладкими стенами, сложенными из камня и кирпича, но пропорции ее уже совсем иные. В то время как все первые церкви тянутся в вышину, Благовещенская, скорее, расползается по земле, производит впечатление точно сдавленной сверху вниз. Эта приземистость, ставшая позже типичной для Новгорода и особенно Пскова, получилась не случайно, а явилась в силу необходимости, вызванной суровостью климата и отсутствием печей или хотя бы оконных стекол. Другая ее особенность заключается в самом плане, в котором выражены некоторые черты, также усвоенные позднейшим зодчеством. Если стать прямо против южной стороны церкви, то можно видеть, что в разбивке ее фасада нет полной симметрии. Вся стена разделена четырьмя сильно выступающими лопатками на три неравных части, из которых самая значительная – средняя, несколько меньше ее – западная и почти втрое уже – восточная. Эта несимметричность разбивки получилась вследствие того, что алтарь не вынесен, как у св. Софии или в Юрьевском соборе, целиком в восточные полукружия, очень слабо выступающие здесь из главного куба церкви, а занимает и некоторую часть самого куба. Зимние стужи и дороговизна обширных сооружений, видимо, рано уже заставили северян искать такой тип малой церкви, который давал бы возможность на небольшом пространстве разместить все храмовые части, завещанные им Византией. Введя алтарь вместе с жертвенником и диаконником во внутрь главного храма, они получили бы совсем кривобокий фасад, с одной средней и западной нишей, как мы это видим в псковском Спасо-Мирожском монастыре, и во избежание такой неприятной асимметрии им ничего другого не оставалось, как отметить узким третьим делением на наружной стене ту алтарную часть, которая вросла в самый храм. Вместе с небольшим выступом полукружий эта часть приблизительно равна западному делению стены, и, в общем, весь фасад дает впечатление почти симметричного. Окна, бывшие некогда, несомненно, гораздо меньших размеров, позже значительно расширены, но наличники двух из них должны быть отнесены еще к концу XVII века, когда церковь подверглась некоторым переделкам11. Трудно сказать, когда появилась нынешняя восьмискатная крыша, а также кирпичные узоры, опоясывающие верхнюю часть купольного барабана, видные только с северной стороны и забитые железными листами с юга. Все это, несомненно, существовало до переделок XVII века, и если бы путем тщательного исследования кладки всех частей храма удалось доказать, что характер кровли и украшения барабана современны самой постройке, то в Благовещенье на Мячине можно было бы видеть прототип всех будущих новгородских церквей12. Прежде были в этой церкви хоры, ход на которые находился в западной стене, отличающейся от других своей особенной толщиной, доходящей почти до сажени.

Очень близка по типу к Благовещению на Мячине церковь Петра и Павла "на Синичьей горе" [на Синилище]. Она также внушительна массивностью своих стен, особенно со стороны алтарных полукружий, гладь которых перебита только уродливыми недавно пробитыми широкими окнами. Церковь заложена в 1185 году и окончена в 1192 году13. Как и в Мячинской, восточное деление ее северного и южного фасадов значительно уже других.

Приблизительно к тому же времени надо приурочить постройку церкви св. Георгия в Старой Ладоге. Летопись не оставила нам точного года постройки, но судя по ее плану и способу кладки, она, несомненно, возведена новгородскими мастерами, а по времени сооружения должна быть ближе всего к Благовещению на Мячине. Ее алтарные полукружия еще меньше выступают из основного куба церкви, нежели в первой, и восточное из делений северного и южного фасадов еще уже, чем там. Это особенно ясно видно на плане ее, на котором стены, окончательно слившиеся с полукружиями, представляют почти полный квадрат. Два восточных столба очутились далеко позади иконостаса, в самом алтаре, а главный храм стал совсем тесен. Теснота его скрашивалась фресками, которыми богато расписаны стены и которые местами еще хорошо сохранились14. Как и Благовещенская на Мячине, Георгиевская церковь имеет украшения, встречающиеся потом в различных вариантах почти во всех памятниках Новгорода и Пскова. Это – фриз из треугольных впадинок с протянутым под ним пояском из кирпичиков, выпущенных наружу ребрами. Такой фриз без нижнего пояска тянется вверху барабана Благовещения на Мячине, здесь же  он бежит по стене под самой кровлей и идет кругом всего храма. Глава, венчающая купол, поставлена только после недавней реставрации и заменила прежнее шатровое покрытие барабана15.

Еще одна новая особенность встречается в церкви Фомы Апостола16, построенной в 1196 году на берегу того же озера Мячина, но ближе к городу, приблизительно в одной версте к югу от кремля17. Опыт показал, что для жертвенника и диаконника, помещавшихся всегда в боковых полукружиях, не нужно ни высоты, ни ширины, которые необходимы для среднего, вмещающего самый алтарь, и оба крайних были понижены, а главное, алтарное расширено. Этот прием открыл возможность новых, в высшей степени живописных композиций, особенно красивых там, где еще не испорчены древние окна. Таковы именно окна церкви Фомы Апостола, каким-то чудом уцелевшие все до одного на алтарных выступах, - пример чуть ли не единственный во всей Новгородско-Псковской области. Благодаря этому церковь производит с восточной стороны то неотразимое обаяние, которое присуще только нетронутым памятникам седой старины. Подойдя близко к этим красиво играющим на солнце трем выступам, не замечаешь, что барабан обшит железными листами с намалеванными на них окнами и что новейшая четырехскатная железная кровля не гармонирует с древним видом алтаря. Главка купола, хотя и относится к позднейшему времени, все же очень изящна своими красиво тянущимися кверху контурами и приятна отсутствием той сплющенности, какая появилась позже в Москве.

Те черты самобытного русского зодчества, которые выступали уже в храмах Благовещения на Мячине и Фомы Апостола, получают свое дальнейшее развитие в целом ряде других, построенных вскоре вслед за первыми. К ним, прежде всего, относится храм Спаса Преображения на горе Нередице, или, как он зовется в народе, Спас-Нередица. Построенный великим князем Ярославом Владимировичем, внуком Мстислава, в 1198 году в трех верстах к югу от города на правом берегу Волховца, он наследовал от своих предшественников все их новые особенности. Его северный и южный фасады разбиты на такие же три неравные части и так же слабо выступают алтарные полукружия, но боковые из них на этот раз опущены так низко, что едва достигают половины среднего. Хоры устроены здесь так же, как в Петропавловской церкви, в Благовещенье на Мячине и у Фомы Апостола, не на сводах, а на простых дубовых настилах, и купол опирается на четыре квадратных столба. Все стены внутри храма покрыты сплошным ковром фресок, хорошо сохранившихся и оставляющих глубокое впечатление значительностью композиций и торжественной суровостью красок. Фрески эти должны быть отнесены к числу лучших созданий стенной живописи XII века не только в России, но и в целой Европе и придают в высшей степени драгоценный вид этому так долго находившемуся в забвении созданию примитивной веры18. Дивная по рисунку главка, хотя и относится к более позднему времени, так же как и крест на ней, чудесно связана с общей композицией и кажется органически сросшейся с древним храмом.

В 1904 году храм был реставрирован, причем его четырехскатная кровля заменена покрытием по закомарам, по древним следам заложены те окна, которые были прибиты или расширены позже, и возобновлены старинные, узкие. Новое покрытие освободило барабан его купола, совсем было ушедший в высокую крышу, и обнаружило всю необычайную соразмерность его масс и стройность пропорций отдельных частей. Однако что-то неуловимое и вместе с тем особенно нам дорогое и близкое – после реставрации исчезло, и, наоборот, неожиданно выступили черты, как будто чуждые Новгороду. Исчезло бесследно то очарование, которое Спасу-Нередице придавала примитивность его приемов, вся его наивная самодельщина, взамен которой появилось холодное и мудрое мастерство, слишком еще византийское, и только нетронутая глава говорит сердцу о Новгороде. Реставрация эта, которой предшествовали обмеры и исследования, своей точностью и строгой научностью далеко опередившие все предыдущие, еще один раз показала, как, в сущности, мало у нас данных для реставраций, безусловно, неоспоримых19.

Все больше упрощая тип храма, новгородцы не остановились на понижении боковых абсид до половинной высоты средней, а пришли к логическому выводу о ненужности их вообще. Для жертвенника и диаконника было совершенно достаточно места в тех углах, которые образовывались по обеим сторонам главного алтаря, позади восточных столбов, и не было никакой нужды увеличивать их полукружными выступами. Эта новая мысль получила впервые свое выражение в плане церкви Николая Чудотворца на Липне20. В ней – одно только алтарное полукружие, и с этого времени редкая церковь в Новгороде имеет их больше. Построенная новгородским архиепископом Климентом в 1929 году верстах в восьми к юго-востоку от города, она стоит на островке, образуемом при впадении реки Мсты и ее истока Гнильницы в озеро Ильмень. Островок этот угрюм и одинок, особенно в вешнюю полую воду, когда церковка кажется точно выросшей прямо из беспредельного моря. Все четыре верхних угла ее стен надложены позже, что особенно ясно видно на ее северной стене. Первоначально она, несомненно, была покрыта на восемь скатов, подобно Благовещенью на Мячине. Об этом с полной очевидностью говорят и верхние окна, обрезанные одновременно с верхушками прежних остроконечных фронтонов, и еще яснее на то указывают украшения всех четырех ее фасадов21. "Никола на Липне", как называют храм летописцы, и как до сих пор зовет его народ, - первая церковь, в которой новгородский зодчий отказался от общепринятого трехчастного деления стены. Вместо обычных четырех лопаток он удержал одни только угловые, и некоторое воспоминание о трехдольности осталось лишь в композиции сложного узора, которым он заполнил верхнюю часть своей пустынной стены. Узор начинается вверху лопаток с их внутренней линии и выложен из кирпичиков по системе, очень распространенной среди византийских строителей. К нему прибегали и в Киеве, как пользовались им и в Новгороде, причем чаще всего его применяли под арочными поясами или валиками, игравшими роль украшения. На Николо-Липненской церкви узор этот начинается в виде двух дуг, идущих вначале навстречу одна другой, но вскоре круто поднимающихся кверху и встречающихся высоко, в самой верхушке фронтона, небольшим заострением. Такое трехлопастное очертание очень привилось в последующем зодчестве Новгорода, и его многочисленные варианты являлись излюбленным мотивом стенных украшений. Чрезвычайно характерно оно на стенах церкви Успения Богородицы на Волотовом поле22, где ясно видны надложенные углы. Под таким узором, дающим благодаря выпущенным наружу ребрам кирпичей очень живописную игру светотени, тянется другой такой же трехлопастной, но поднимающийся вверх непрерывными зубцами23. Нижний зубчатый узор виден ясно на всех четырех стенах, но верхний, с выступающими треугольными зубцами, почти исчез, и обломок хорошо сохранился лишь на западной стене. Эти узоры, надо думать, придавали некогда церкви чрезвычайно нарядный вид, которому способствовали и украшения барабана, особенно валики над его окнами. Но главное очарование памятника лежит в прелестной по рисунку главке, в которой мы имеем, быть может, самый ранний образец переходного типа. В ней нет уже византийского плоского купола, но нет и будущей луковицы, а есть та благородная форма шлема, которая получилась вследствие необходимости заострить, ввиду частых дождей и обильных снегов, слишком неудобную шапку греческого покрытия24.

Отказаться сразу от боковых полукружий было, однако, нелегко, и В.В.Суслов справедливо полагает, что должен был существовать и здесь известный переходный тип, признаки которого он склонен видеть в алтарном устройстве церкви Параскевы Пятницы25. Построенная на Ярославлем дворище еще в половине XII века, она неоднократно горела и перестраивалась, пока, наконец, после одного такого пожара не разрушилась. В 1340 [1345] году она была построена вновь, и легко возможно, что новгородцы возвели ее на прежних фундаментах, оставшихся от перестройки, а может быть и новой постройки 1207 года26. В последнем случае27 план ее можно считать более ранним, нежели план Николо-Липненской церкви. Как и последняя, она имеет лишь одну абсиду, однако к основному кубу церкви пристроено не только это полукружие, но и два боковых небольших помещения для жертвенника и диаконника, которые выступают прямоугольниками и имеют с главным алтарем одинаковую высоту, образуя с ней как бы одно тело, значительно пониженное против храма.

К числу переходных типов может быть отнесена и церковь Благовещения на Городище, построенная в 1342 году28 на самом возвышенном месте новгородских окрестностей, в верстах двух к югу от города, на правом берегу Волхова29. Имея уже одно алтарное полукружие, хотя и гораздо более высокое, нежели в предыдущих церквах, - она еще удержала трехдольное деление. Ее рухнувший купол был заменен в XVIII веке деревянным, и вместо сводов церковь получила тогда бревенчатый потолок. Но, несмотря на эти замены, она все еще производит сильное впечатление, особенно вблизи, со стороны белого массива ее алтаря, сохранившего древние окна, а также с южной стороны, где испорчено только одно окно. Последнее пробито над заложенным порталом, арка которого еще ясно виднее и который вместе с мощными, двухступенчатыми лопатками должен был некогда давать нужное на этой глади красочное пятно. Внутри церкви под штукатуркой сохранились следы древней росписи. Храм этот – один из наиболее интересных в окрестности Новгорода, и остается только пожалеть, что до сих пор он слишком мало привлекал на себя внимание исследователей30.

Последней церковью такого упрощенного типа является маленькая церковь Спаса Преображения на Ковалеве, построенная в 1345 году на берегу Волховца, в четырех верстах от города. Трудно представить себе храм более простого вида, нежели этот. Даже три пристройки, облепившие его с севера, юга и запада, не нарушили его эпической простоты, а западная, вмещающая паперть и появившаяся, по-видимому, очень скоро после самого сооружения храма, дала зодчему возможность перебить ее гладь глубокой нишей, в которой он устроил звонницу. Церковь имеет одно низкое полукружие, и стены ее лишены тройного деления, взамен которого трижды повторен в очень крупном масштабе арочный пояс, украшающий барабан купола. Последний до недавнего времени был покрыт шатровидной кровлей, увенчанной тонкой шейкой с крошечной главкой очень позднего происхождения. Потому ли, что глаз наш привык к этим главкам, которые особенно любили ставить в конце XVII и в XVIII веке, и мы свыклись с их давностью, но общий вид чудесной церковки много потерял от замены прежнего покрытия простым конусом, придавшим барабану какой-то кавказский характер и сразу лишившим весь памятник его былого теплого и уютного вида.

Внутри стены украшены фресками, относящимися, судя по надписи, к 1380 году. Окна барабана, снаружи заложенные кладкой толщиной в один кирпич, сохранили изнутри свои откосы, в простенках между которыми написаны фигуры пророков31.

 

Примечания:

1. В 1932 году раскопками была обнаружена часть фундамента еще более древней церкви – Благовещения, заложенной в 1103 году на Городище князем Мстиславом.
2. Место на торговой стороне Новгорода, на котором стоит собор, получило свое название от княжеского дворца, перенесенного сюда с древнего городища Ярославом I в бытность его новгородским князем. Северная и южная стены пятью лопатками, замыкающимися вверху арками, разбиты на четыре части. С севера и с запада собор почти сплошь заставлен папертью, ризницей и другими пристройками, возведенными главным образом в 1822 году. Из шести столбов четыре средних поддерживают купол, а западные были предназначены для хор. Ход на последние помещается в западной стене, в ее правой половине, но впоследствии его наглухо заделали. Толщина стен его достигает местами двух аршин.
3. По исследованиям Ю.Э.Крушельницкого и Г.М.Штендер, Николо-Дворищенский собор первоначально был пятиглавым.
4. В.В.Суслов. Материалы к истории новгородско-псковской архитектуры. СПб., 1888, стр. 6.
5. В настоящее время принято считать 1117 год – годом постройки собора Рождества Богородицы в Антониевом монастыре.
6. Во время работ по ремонту и консервации соборов Юрьева и Антониева монастырей, поврежденных в годы Великой Отечественной войны, на обоих памятниках были обнаружены остатки декоративного зубчатого обрамления восточных закомар.
7. "Новгородские летописи", стр. 189. Подробное описание храма есть в исследовании архимандрита Макария "Описание Новгородского общежительного первоклассного Юрьева монастыря", СПб., 1862, стр. 12 – 16, и в его же книге "Археологическое описание церковных древностей в Новгороде и его окрестностях". Как все ранние храмы, Георгиевский собор имеет три алтарных полукружия и, в общем, представляет форму прямоугольного параллелепипеда. Подобно св. Софии и храму Антония Римлянина, он имеет башню с лестницей на хоры, пристроенную с его северо-западной стороны. Стены его сложены из крупного плитняка с редкими кирпичными прослойками. Всех столбов в храме шесть, из которых четыре средних служат основанием для главного купола, а два западных держат своды хор. Второй купол возведен над башней, а третий – над юго-западным углом собора и ближайшим к нему столбом.
8. Существует мнение, основанное на сравнительном архитектурном анализе Рождественского собора Антониева монастыря, Георгиевского собора Юрьева монастыря и Николо-Дворищенского собора, что последний является самым ранним из сохранившихся в Новгороде произведений мастера Петра (М.А.Ильин. Мастер Петр. – "Архитектура СССР" сб. 2. М., 1943, стр. 37 -39).
9.
В 1933 – 1935 годах  Георгиевский собор в Юрьевом монастыре был реставрирован под руководством М.К.Каргера. В результате реставрационных работ фасады собора освободились от пристроек XIX века; на фасадах были восстановлены плоские, закругленные сверху уступчатые ниши, раскрыты древние ступенчатые, с полуциркульным завершением порталы; внутри, под полом, были обнаружены остатки древних фресок, сбитых в XIX веке, а также частично расчищены фрески в северо-западной главе и раскрыты орнаментальные росписи в оконных проемах (М.К.Каргер. Раскопки и реставрационные работы в Георгиевском соборе Юрьева монастыря (1933 – 1935). – "Советская археология", вып. VIII, М. – Л., 1946, стр. 195 – 222).
10.
"Летописец Новгородской церквам Божиим". – В кн. "Новгородские летописи", стр. 194.
11. Между 1682 и 1684 годами. (Макарий, архим. Археологическое описание…, стр.536; "Служба и житие св. Феоктиста", рукопись в библиотеке Юрьева монастыря, л.36).
12.
По сообщению М.К.Каргера, церковь Благовещения на Мячине сохранилась лишь в своей нижней части: обрушившиеся еще в древности завершения стен, своды и купол были возведены вновь в XVI веке, приняв характерные для этого времени формы (М.К.Каргер. Новгород Великий, стр. 158). Однако Л.Е.Красноречьев, автор проекта реставрации и руководитель реставрационных работ, проводившихся в церкви в последние годы, придерживается мнения, что здание в своих верхних частях было перестроено в XVII веке (Т.В.Гладенко и др. Указоч., стр. 191).
13. "Новгородская летопись по синодальному харатейному списку". СПб., 1888, стр.160 и 165.
14. Подробности см. в томе IV [т.е. в VI томе "Истории русского искусства", посвященном истории живописи допетровского времени. М., Кнебель, [1914], стр. 126 -130].
15.
В.В.Суслов полагает, что это покрытие, имевшее вид низкого сдавленного шатрика, образовавшегося от тесинок, которыми был обшит купол, было древним. Кровля самого храма состояла из ряда двускатных крышечек с фронтонами над каждым делением фасада ("Материалы к истории древней новгородско-псковской архитектуры", стр. 9 и 29).
16. В современной литературе эта церковь известна под наименованием Уверения Формы. По словам М.К.Каргера, от церкви, выстроенной в 1195 – 1196 годах, до нашего времени дошли лишь фундаменты: существующая ныне церковь возведена в 1463 году взамен обрушившейся старой и по образцу новгородских храмов XII века (М.К.Каргер. Новгород великий, стр. 149 -150).
17.
Церковь заложена в 1195 году, а освящена в 1196 году ("Летопись по архивскому сборнику", под 6703 годом, и "Летописец Новгородской церквам Божиим", под тем же годом.В кн. "Новгородские летописи", стр. 12 и 196). Кладка – из камня и кирпича. В западной стене был, видимо, ход на деревянные хоры, ныне не существующие, но упоминаемые в летописи. (Макарий , архим. Археологическое описание…, стр. 547). Внутри храма – четыре столба.
18. В 1941 – 1943 годах фашисты подвергали церковь Спаса Нередицы артиллерийским обстрелам, в результате которых обрушился ее купол, своды и верхние части стен. Погибли и фрески, от которых остались лишь отдельные небольшие куски. В 1956 – 1958 годах церковь была восстановлена под руководством Г.М.Штендера по проекту, составленному С.Н.Давыдовым на основании старых обмерных и реставрационных чертежей П.П.Покрышкина, с учетом данных, полученных при исследовании руин церкви. Это дало возможность не только воссоздать первоначальный облик храма, но и сохранить уцелевшие фрагменты здания и фресок.(Г.М.Штендер. Восстановление Нередицы. – "Новгородский исторический сборник", вып. 10. Новгород, 1962, стр. 169 – 205).
19.
Этим обмерам посвящено весьма ценное исследование руководившего реставрацией П.П.Покрышкина, изданное императорской Археологической комиссией: "Отчет о капитальном ремонте Спасо-Нередицкой церкви в 1903 и 1904 годах". СПб., 1906.
20. Церковь Николы на Липне в результате артиллерийских обстрелов фашистами в 1941 – 1943 годах была превращена в руины; в послевоенные годы производились работы по восстановлению и реставрации памятника, завершенные в 1960 году. Первоначальный обмер руин церкви и эскизный проект ее реконструкции были выполнены П.Н.Максимовым (П.Н. Максимов. Церковь Николы на Липне близ Новгорода. – В сб. "Архитектурное наследство", вып. 2, М., 1952, стр. 86 – 104). Дальнейшая разработка проекта реставрации памятника и самые реставрационные работы были осуществлены архитектором Л.М.Шуляк (см.Т.В. Гладенко и др. Указ. соч., стр. 214 – 220).
21. По мнению Ю.Н.Дмитриева, церковь Николы на Липне была  перестроена в XVI веке; первоначально она была одноэтажной с деревянными хорами и тремя входами – с запада, севера и юга (Ю.Дмитриев. Церковь Николы на Липне в Новгороде. В кн. "Памятники искусства, разрушенные немецкими захватчиками в СССР", М. – Л., 1948, стр. 60 - 61).
22.
Построена в 1352 году и стоит на правом берегу Волховца, верстах в трех к востоку от Новгорода. Она имеет одно алтарное полукружие, четыре столба и когда-то имела деревянные хоры. Как и Николо-Липненская, она не имеет тройного деления.
23. Примеров таких зубчатых украшений много в романских церквах, главным образом, в Германии и в скандинавских странах, где они в XII и XIII веках с особенной любовью применялись во фронтонах. Мы видим их в соборах Шпейера, Вормса, Бамберга и Маульбронна в Германии или Лунда – в Швеции. Только там они всегда идут по двум прямым фронтона и не извиваются в сложные фигуры.
24. Церковь Успения на Волотовом поле разрушена в результате артиллерийских обстрелов фашистами в 1941 – 1943 годах. Руины церкви сохраняются.
25. В.В. Суслов. Материалы к истории древней новгородско-псковской архитектуры. СПб., 1888, стр. 13.
26. Первое летописное свидетельство о ее постройке относится к 1156 году. В 1207 году церковь либо оканчивалась, либо была построена вновь. В 1340 году она обрушилась и через пять лет была построена снова. Церковь сложена из кирпича, имеет четыре столба, и под ней помещается подцерковье, или так называемый подклет, существующий еще в нескольких новгородских церквах. Стены ее разбиты по-старому четырьмя лопатками на три деления, замыкающиеся вверху арками, и покрыты на восемь скатов.
27. Современные исследователи отдают предпочтение более ранней дате постройки церкви Параскевы Пятницы, беря за ее основу 1207 год. М.К.Каргер считает, что от этого времени, "несмотря на многочисленные разновременные перестройки, особенно в верхних частях, памятник сохранил в основных чертах не только старый план, но и весьма интересные детали фасада" (М.К.Каргер. Новгородское зодчество, стр. 39). Указанную дату подтверждает и автор проекта реставрации церкви Г.М.Штендер (Т.В.Гладенко и др. Указ. соч., стр. 201 -204).
28. В "Летописи по архивскому сборнику" указано, что церковь Благовещения на Городище была заложена 27 мая 1342 года ("Новгородские летописи", СПб., 1879, стр. 30). "Летописец новгородской церквам божиим" сообщает, что церковь эта была поставлена 8 августа 1345 года и освящена 24 августа " на другое лето", т.е. 1346 года (там же, стр. 219 – 220).
В настоящее время церковь датируется 1342 – 1343 годами (М.К.Каргер. Новгородское зодчество, сто. 50; Т.В.Гладенко и др. Указ. соч., стр. 222), по-видимому, на основании записей в Новгородской I летописи, которая считается наиболее достоверной из новгородских летописей.
29. Городищем это место называется потому, что первоначально здесь именно был основан город и здесь первое время находился и княжий двор.
30. Церковь Благовещения на Городище разрушена фашистскими захватчиками в 1941 – 1943 годах.
31. Церковь Спаса Преображения на Ковалеве разрушена фашистскими захватчиками в 1941 – 1943 годах. Руины церкви сохраняются.

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их цитированием в целях обеспечения сохранности и доступности научной информации, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

академик Российской академии художеств

Сергей Вольфгангович Заграевский