РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Гришина Н.Г. Хронология Рогожского летописца за IX—начало XIV вв. В журн.: Мир истории, №№ 8, 9, 2002; 2,3, 2003. Все права сохранены.

Размещение электронной версии в открытом доступе произведено: http://www.historia.ru. Все права сохранены.

Разделение текста по номерам журнала сохранено.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2009 г.

 

 

 

Н.Г. Гришина

ХРОНОЛОГИЯ РОГОЖСКОГО ЛЕТОПИСЦА ЗА IX—НАЧАЛО XIV вв.

 

Хронология — одна из исторических дисциплин, которая ставит своей задачей изучение систем счисления времени в их историческом развитии. Цель хронологии — дать историку точные сведения о времени исторических событий, т. к. основным условием изучения любого отрезка прошлого является знание последовательности событий и точная датировка. Характер хронологического исследования зависит от периода, к которому относится источник, от вида и происхождения самого источника. Одним из направлений в хронологии является древнерусская хронология. Она занимается изучением истории сложения и развития систем времясчисления, бытовавших на Руси, определением и уточнением дат, их проверкой и переводом на современную систему счисления. На сегодня древнерусская хронология остаётся в исторической науке недостаточно изученной, хотя надо отметить, что эта дисциплина развивалась вместе с формированием истории как науки, с развитием приёмов исторического исследования.

Начало научного изучения древнерусской хронологии было положено в XVIII в. исследованиями В.Н.Татищева1. Так как основным источником по русской истории до XVI в. являются летописи, то уже с XVIII в. главные проблемы древнерусской хронологии оказались тесно связаны с датировкой событий в летописях. В результате, в центре внимания исследователей оказалась хронология русского летописания. Этой проблемой в XIX в. занимались П.В.Хавский, Н.П.Ламбин, И.Д.Беляев, М.П.Погодин, В.М.Ундольский и другие учёные2. В процессе изучения хронологических особенностей русского летописания были выявлены хронологические противоречия внутри самих летописей, что, в частности, позволило сделать вывод о сложном составе летописных текстов, о том, что они в большинстве своём являются сводами3.

Значительные успехи в изучении древнерусской системы летосчисления были достигнуты в начале XX в. в трудах Н.В.Степанова. Особое место в них принадлежит исследованиям, где анализировалась хронология летописей4. Изучив статьи ранних летописей, Н.В.Степанов пришёл к заключению, что многочисленные расхождения в датировках статей связаны с употреблением на Руси одновременно двух стилей: мартовского и ультрамартовского (как он назвал новый стиль). Однако при всей обстоятельности трудов Н.В.Степанова, они положили только начало изучению вопроса о стилях древнерусского летописания.

Следующим этапом научного изучения древнерусской хронологии стали труды советского историка Н.Г.Бережкова5. Обстоятельный анализ хронологических данных источников по различным спискам летописей (при одновременном их сравнении) позволил ему доказать гипотезу Н.В.Степанова о применении на Руси ультрамартовского стиля и сделать окончательно вывод об использовании различных стилей счисления лет в летописании6. Учёный рассмотрел хронологические данные достаточно большого числа летописей, но основным предметом его исследования, как и у Н.В.Степанова, были ранние летописные источники: Лаврентьевская, Ипатьевская и Новгородская первая летописи.

После работ Н.Г.Бережкова исследователи редко обращались к изучению хронологии летописных памятников7. В связи с этим надо отметить, что хронологические особенности древнерусских летописных сводов изучены недостаточно полно. В то же время, хронологический анализ летописей несомненно необходим для дальнейшего изучения как истории сложения самих летописных сводов, так и истории развития летосчислительных систем, применявшихся на Руси.

Изучение истории сложения летописных текстов в настоящее время проводится учёными на основе комплексного исследования. Основное внимание при этом, правда, уделяется анализу содержания текстов, а также их сравнительно-текстологическому обследованию, что вполне оправдано. Однако следует заметить, что при таком исследовании летописей чаще всего бывают не учтены данные хронологии. Это происходит в силу того, что хронологический анализ летописного текста зачастую не проводится. Но, как писал в своё время Н.Г.Бережков, вскрытие при хронологическом обследовании источника многообразного сочетания датировок может помочь при работе в области истории летописания8. Едва ли стоит говорить, что хронологическое исследование необходимо для любого летописного памятника ввиду того, что летописцы при формировании сводов пользовались разным материалом (написание статей велось не по одному источнику, а чаще всего по двум и более), датированным сообразно системе счёта лет места записи. Составитель свода, как правило, следовал датировке событий основного источника. Но привлечение материала вспомогательных источников, которые могли быть датированы иначе, чем основной, влекло за собой соединение в одном своде материала с разными системами счёта лет (чаще всего объединение материала источников проводилось летописцами механически, без анализа его датировки). Следовательно, выявленный в процессе хронологического исследования летописей материал, имеющий различные датировки, позволяет в сочетании с данными текстологического анализа более точно определить источниковую основу летописных памятников. Одновременно исследование хронологии источника помогает правильно воссоздать ход событий, отражённых в летописях, что позволяет вскрыть причинно-следственные связи исторических событий.

Обращение к исследованию хронологии Рогожского летописца обусловлено тем, что он является одним из немногих известных нам памятников раннего летописания, доводящий изложение до 1411 г. Рогожский летописец был обнаружен в начале XX в. в составе сборника смешанного содержания9. Рукопись датируется 40-ми г. XV в.

Рогожский летописец представляет собой наиболее авторитетный источник по истории Северо-Восточной Руси XIV — начала XV вв. Но первоначально памятник не вызвал у исследователей большого интереса. Это прослеживается по работам, например, А.Е.Преснякова и Л.В.Черепнина10. Однако, чем дальше шло изучение летописных сводов, тем более обнаруживалась значимость Рогожского летописца как для характеристики политической истории русских земель11, так и в восстановлении истории развития летописания Северо-Восточной Руси XIV — начала XV вв. 12 Позднее интерес к памятнику возрос в связи с разработками лаврентьевско-троицкой группы летописей. Так, Я.С.Лурье и Л.Л.Муравьёва в своих исследованиях показали ценность Рогожского летописца как источника для восстановления Троицкой летописи (т.н. общерусского летописного свода 1408 г.), рукопись которой была утрачена в начале XIX в. 13 Одновременно, Рогожский летописец всё чаще привлекается исследователями и там, где уже имелся богатый источниковый материал. Это хорошо просматривается по работам Л.В.Янина, который использует сообщения Рогожского летописца в ряде случаев для оценки новгородских событий14.

К изучению Рогожского летописца с момента его открытия обращались немногие исследователи. Наиболее значительный вклад в изучение летописи внесли А.А.Шахматов и А.Н.Насонов. В своих работах авторы пытались путём сравнительно-текстологического анализа выявить источники, использовавшиеся при создании этого свода. Так, сравнительный анализ текста Рогожского летописца с другими летописями позволил А.А.Шахматову определить в общем виде источники летописи, которыми, по убеждению учёного, явились: извлечения из «Новгородского свода 1448 г.» 15; «Суздальский свод XIII в.», сходный с текстом Лаврентьевской летописи; «Тверская летопись», послужившая протографом Рогожского летописца и Тверского сборника, а также протограф Симеоновской летописи16. Однако надо отметить, что А.А.Шахматов, разбив текст памятника на несколько частей, в зависимости от сходства этих частей с теми или иными летописными сводами, наибольшее внимание уделил анализу первой части свода (до 1288 г.). А.Н.Насонов, поддержавший выводы А.А.Шахматова об источниках Рогожского летописца, полагал, что протографом, использованным в Рогожском летописце и тождественным Симеоновской летописи, являлся «Московский свод», а Тверская летопись — это сокращённая редакция «Тверского свода», составленного приблизительно в 50-е г. XV в. 17

Выводы А.А.Шахматова и А.Н.Насонова относительно источников Рогожского летописца получили развитие в последующих исследованиях. В них делались уточнения о его составе, источниках, времени составления и т. п. Так, М.Д.Приселков, разделявший в основном выводы А.А.Шахматова, считал, что общим источником Симеоновской летописи и Рогожского летописца (с 1328 г.) была Троицкая летопись, подвергшаяся тверской обработке в 1413 г. Причём Рогожский летописец, по его мнению, лучше передавал этот источник в смысле первоначальности чтений и изложения, чем Симеоновская летопись18. Влияние московского летописания, проникшего в Рогожский летописец через Троицкую летопись, отмечал Я.С.Лурье, обращавшийся к Рогожскому летописцу в связи с исследованием проблем общерусского летописания. Относительно первой части свода (до 6796 г.) он выдвинул предположение об использовании в ней не извлечений из «Новгородского свода 1448 г.», как первоначально полагал А.А.Шахматов, а Новгородской четвёртой летописи19.

Однако, такое утверждение исследователя вызывает сомнение. Надо отметить, что Новгородская четвёртая летопись — это ещё более поздний летописный памятник по сравнению с Рогожским летописцем, чем гипотетический «Новгородский свод 1448 г.». Ю.А.Лимонов, занимаясь исследованием северо-восточного летописания, определил «Суздальскую летопись» (как источник — выделен А.А.Шахматовым), содержащуюся в первой части Рогожского летописца, как общий источник с Новгородским кратким летописцем, в основу которого был положен «Летописец Никифора въскоре», сохранившийся в пергаменной Новгородской Кормчей 80-х г. XIV в. Но источник Рогожского летописца, который А.А.Шахматов определил как «Суздальский свод», по мнению исследователя, был не суздальским, а сокращённым ростовским сводом с владимирской основой и оканчивался 80-ми г. XIII в. (по А.А.Шахматову — 1276-м г.) 20. По мнению Л.Л.Муравьёвой, давшей на основе сравнительно-текстологического исследования обобщающую характеристику Рогожского летописца, в первой части этого памятника был использован материал в виде краткого извлечения из новгородского свода 30-х г. XV в. с подключением материала ростово-суздальского памятника конца XIII в. 21

В процессе изучения исследователями соотношения текста Рогожского летописца за вторую и третью четверть XIV в. с Симеоновской летописью и Тверским сборником возник вопрос о происхождении комплекса летописного материала, содержащегося в Рогожском летописце, но отсутствующего в двух других сводах. Г.М.Прохоров, исследуя этот вопрос, пришёл к заключению, что в Рогожском летописце по сравнению с Симеоновской летописью и Тверским сборником этот комплекс дополнительного материала восходит к общему с Симеоновской летописью источнику. При этом главную часть дополнительного материала Рогожского летописца исследователь определил как не принадлежавшую тверскому своду и допускал её принадлежность к источнику, близкому к Троицкой летописи, но не идентичному ей. Этим источником, по мнению Прохорова, был свод 1375 г. московского происхождения, который был им отождествлён с «Летописцем Великим Русским». Этот свод, как считает исследователь, содержал в своей начальной части краткие выдержки за XI — начало XIV вв. Г.М.Прохоров также выдвинул предположение о существовании кашинской летописи, ведшейся параллельно с тверской. По его мнению, эти летописи были слиты в Рогожском летописце, причём известия одной летописи пополнялись данными другой22.

По мнению Л.Л.Муравьёвой, также обращавшейся к вопросу о дополнительном материале Рогожского летописца в сравнении с Симеоновской летописью и Тверским сборником, обследованный Прохоровым материал не может быть признан московским по происхождению. Л.Л.Муравьёва считает, что в Рогожском летописце отражена тверская летописная традиция: собственно тверская и кашинско-тверская. Она полагает, что Рогожский летописец включает в пределах второй-третьей четверти XIV в. летопись времени князя Ивана Михайловича Тверского, в основании которой был использован «Свод 1409 г.» и «Свод 1425 г.» кашинской версии. Исследовательница не исключает возможности того, что часть дополнительного материала Рогожского летописца является опущением Симеоновской летописи против их общего источника, связанного с Троицкой летописью23.

Затронул в своих исследованиях этот вопрос и Я.С.Лурье, обративший внимание на параллельные тексты за XIV в. в Рогожском летописце, Владимирском летописце и Супральской летописи. По его мнению, дополнительный материал Рогожского летописца представляет собой известия двух использованных в нём летописей — тверской и общерусской24.

В процессе исследования памятника появились возражения против положения А.Н.Насонова о тверском своде 1455 г., составленном при князе Борисе Александровиче, как общем источнике Тверского сборника и Рогожского летописца. Ряд исследователей полагает, что отражение этого свода в Рогожском летописце, дошедшем до нас в списке, датируемым по водяным знакам 1440-ми гг., представляется маловероятным25. По мнению Э.Клюга, свод 1455 г. не может являться общим протографом для Рогожского летописца и Тверского сборника, т. к. начиная с известий середины XIV в., они отличаются друг от друга сильнее, чем этого следовало бы ожидать при их общем «происхождении» от свода середины XV в. 26 Б.М.Клосс и Я.С.Лурье, рассматривая вопрос об отражении тверской традиции в Рогожском летописце и Тверском сборнике, считают, что влияние тверского свода 1455 г. в общих статьях этих летописей не обнаруживается. Они делают вывод об общем тверском источнике Рогожского летописца и Тверского сборника, ограничив его временем до 1374 г. Исследователи относят составление этого тверского свода к последней четверти XIV в., а его редакцию — к началу XV в.27

Cделанный нами историографический обзор Рогожского летописца позволяет сделать вывод: в научной литературе в основном определено место памятника в истории летописания, приблизительное время создания свода, очерчен круг источников и, тем самым, заложена добротная основа для дальнейших изысканий. Но ряд положений до сих пор остаётся дискуссионным и нуждается в дальнейшем изучении и уточнении. С сожалением надо отметить, что те исследователи, кто изучал историю создания Рогожского летописца на основе сравнительно-текстологического метода, не уделили должного внимания хронологическим особенностям памятника, что позволило бы уточнить выводы относительно использовавшихся при создании свода источников.28

***

Рогожский летописец является сложным по составу памятником. Текст свода охватывает период от начала образования Древнерусского государства до 6920 г. (период в 560 лет). Весь материал включён в 300 летописных статей. Однако распределён по ним неравномерно. В зависимости от особенностей хронологической информации, заключённой в статьях свода, текст условно может быть разделён на две части. Первая часть (6360 — 6818 гг.) — краткая, содержащая выборку статей за отдельные годы с начала образования Древнерусского государства до конца XIII в. Эта часть включает 106 статей, охватывающих период в 458 лет. Вторая часть — последовательное и непрерывное изложение событий по годам практически за весь XIV в. (за вычетом первых 11 лет, с 6808-го по 6818 гг. 29 ) и начало XV в. (исключение составляет временной отрезок 6903 — 6017 гг., где непрерывность изложения событий по годам нарушена из-за отсутствия статей за 6904 — 6905 и 6910 — 6916 гг.).

Данная работа посвящена анализу хронологии первой части Рогожского летописца (статьи 6360 — 6818 гг.). В этой части читаются краткие выписки о событиях IX — начала XIV вв. Информация об этих событиях в развёрнутом, пространном виде представлена в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях30 , Новгородской первой летописи старшего извода31 , что и послужило причиной привлечения этих более ранних сводов для сравнительного анализа при исследовании хронологии статей первой части Рогожского летописца. Дополнительно для сравнения были привлечены выписки Н.М.Карамзина, сделанные им из Троицкой летописи, которая, по мнению исследователей, являлась более ранним памятником, чем исследуемый свод32. Кроме указанных, использовался ряд летописей, созданных позднее Рогожского летописца, но освещающих те же события: Новгородская первая летопись младшего извода33 , Новгородская четвёртая и Софийская первая летописи34 , летопись Авраамки35 , Троицкая № 80536 , Тверской сборник37 , Музейский фрагмент Тверского летописного свода38 , Симеоновская летопись39 и Владимирский летописец40 . Последние шесть летописей содержат ряд сходных с Рогожским летописцем статей за указанный временной период и использовались при анализе текстологических особенностей статей этой части Рогожского летописца для выяснения того, каким образом и на каком этапе летописной работы та или иная хронологическая информация попала в состав текста исследуемого памятника41.

Помимо летописных памятников привлекались и нелетописные источники, что позволило более точно исследовать хронологию свода: памятники русской средневековой литературы42 ; иностранные (сочинение Дж. Плано Карпини43 , сочинения арабских и персидских авторов44 , ливонские хроники45 , византийские — патриаршие послания на Русь46 ); актовый материал (договорные грамоты Новгорода и Пскова47 , духовные и договорные грамоты русских князей48 ); записи на пергаменных кодексах49 , настенные граффито50 ; а также нумизматический материал — монеты ордынской чеканки51.

Для удобства исследования хронологии этой части Рогожского летописца было принято условное разделение текста свода на статьи, известия и сообщения. Статья — часть текста свода, следующая за номером года. Она включает в себя известия. Известие — текст, который следует за словами «Того же лета» (их вариантами являются: «Тое же весны», «Тое же осени», «Тое же зимы», «Того же месяца») и содержит информацию о событии. Текст известия, содержащий информацию о нескольких событиях, делился на сообщения. Известие могло содержать сообщения как объединённые событийной канвой, так и не связанные общей тематикой, но объединённые между собой посредством соединительных союзов.

Обследование хронологии первой части Рогожского летописца заключалось, во-первых, в определении стиля летосчисления сообщений, известий и в целом каждой статьи, в обнаружении хронологически составных статей и известий. Во-вторых, в выделении в статье известий (или сообщений), относящихся не к тому году, которым она обозначена, и по возможности установление правильной датировки. Каждая выделенная в сообщении хронологическая информация сопоставлялась с информацией других сводов и при их расхождении задача состояла в определении правильной даты посредством анализа этих расходящихся свидетельств с привлечением по возможности всех имеющихся в источниках данных.

Хронологический анализ источника проводился путём ряда сопоставлений:

1) элементов календарных дат (если таковые имелись) между собой, календарных дат с номерами годов, индиктов с годичным номером, последовательности расположения сезонных или календарных дат в пределах статьи и т. д. для определения их согласованности. Случаи нарушения такой согласованности получали по возможности соответствующее толкование;

2) обследуемой статьи с предыдущими и последующими;

3) статей обследуемой летописи со статьями других сводов;

4) летописных сообщений с сообщениями нелетописных источников (если таковые имелись).

Для получения более объективных результатов хронологическое обследование каждой статьи дополнялось небольшим анализом её текстологических особенностей по отношению к другим летописным сводам. Если текстологический анализ показывал в исследуемом памятнике вставки, которые содержали прямые временные указания, то особое внимание обращалось на то, в какой системе счёта лет они даны.

***

Статьи первой части Рогожского летописца по заложенной в них хронологической информации можно условно разделить на две группы:

I. Статьи 6360 — 6559 гг., где практически отсутствует датирующая информация. В этих статьях время иногда указано относительно, т. е. известно лишь, что событие произошло до или после какого-то другого события, либо одновременно с ним52 ;

II. Статьи 6560 — 6818 гг., где время совершения события представлено не только обозначением года, как в предыдущей группе, но отчасти другими датирующими признаками (например, число, месяц и др.)

Исходя из указанного разделения, рассмотрим хронологические особенности статей этой части Рогожского летописца.

 

I. Хронологические особенности статей 6360 — 6559 гг.

В статьях 6360 — 6559 гг. Рогожского летописца тексты представляют собой краткие выписки о событиях IX — первой половины XI вв. В пространном виде тексты статей этой группы Рогожского летописца читаются в ранних летописных памятниках, содержащих в своём составе т. н. «Повесть временных лет». До сих пор в научной литературе нет единого мнения о хронологии «Повести временных лет». Имеющуюся по этой проблеме литературу можно разделить на две группы:

1) исследователи, которые полагают, что в древней Руси придерживались мартовского счёта лет. Так, А.А.Шахматов по итогам сравнительно-текстологического анализа «Повести временных лет» пришёл к заключению, что после крещения Руси здесь использовался мартовский счёт лет53. Н.Г.Бережков, занимавшийся непосредственно хронологией ранних летописных памятников, все годы «Повести временных лет» считал мартовскими. Он исходил из того положения, что определённый им при исследовании летописей новый ультрамартовский стиль появился не ранее XII в., а сентябрьский начал использоваться в летописях с XV в. 54 По этой причине Н.Г.Бережков вынес статьи "Повести временных лет" за рамки своего исследования, ограничившись анализом лишь заключительных статей. Вывод, сделанный Н.Г.Бережковым, оказал влияние на последующие изыскания55 ;

2) исследователи, которые придерживаются мнения о сложном характере хронологии «Повести временных лет». Одним из первых, кто высказал эту мысль, был Н.В.Степанов. Выявив наличие ультрамартовского стиля в русском летописании, он пришёл к заключению, что последние 15 статей (6604 — 6618 гг.) «Повести временных лет» являются ультрамартовскими. Он же впервые поставил вопрос о наличии в ней статей (известий), датированных другими, нежели константинопольская, космическими эрами56. Позднее на запутанную хронологию «Повести временных лет» обратил внимание Б.А.Рыбаков. Он полагал, что некоторые известия в ней датированы сентябрьским стилем, а ряд записей IX в. считал датированными не византийской, а александрийской эрой57. Последнее вызвало, по мнению исследователя, хронологическую путаницу и пропуски годов в сводах при их создании, когда позднейшие сводчики пытались уравнять разницу между эрами. В свою очередь, А.Г.Кузьмин высказал мысль о том, что датировка древнейшего летописного текста во многих случаях относительна, т. к. летописцу при работе над сводом чаще всего приходилось иметь дело с недатированным материалом и только в позднейших статьях (с 60-х г. XI в.) уже господствует абсолютная хронология58. По мнению исследователя, в статьях «Повести временных лет», содержащих абсолютную хронологию, наряду с мартовским стилем использовался и ультрамартовский. Кроме этого, А.Г.Кузьминым была сделана попытка исследования вопроса о наличии сентябрьского счёта лет в «Повести». Он, как Н.В.Степанов и Б.А.Рыбаков, придерживается мнения о возможности использования в ней оригинальных космических эр59. Новый взгляд на проблему хронологии «Повести временных лет» высказал недавно С.В.Цыб. По его мнению, в начальной части (статьи 6360 — 6561 гг.) наблюдается ряд хронологических пластов60. Такое формирование погодной сетки исследователь объясняет последовательной редакторской работой создателей «Повести», использовавших различные источники. Исследовав «Повесть временных лет», С.В.Цыб высказал гипотезу о применении в ней летописцами, кроме мартовского, ультрамартовского и сентябрьского, ещё одного стиля названного им «постмартовским»61.

Отсутствие в научной литературе единого мнения о хронологии статей «Повести временных лет» затрудняет датирование начальных статей ряда поздних источников, где читаются краткие выдержки из этого уникального памятника. Это относится и к хронологии статей 6360 — 6559 гг. Рогожского летописца. Поэтому при исследовании хронологических особенностей этой группы статей памятника нами были приняты уже существующие разработки по хронологии «Повести временных лет». Задача же при анализе заключалась в определении, откуда были взяты хронологические данные статей 6360 — 6559 гг. Рогожского летописца, и выяснении, с чем могли быть связаны погодные расхождения статей свода (при наличии таковых) в сравнении с другими летописями.

Обратившись к таблице 1, можно видеть, что из 63 статей в 28 случаях Рогожский летописец содержит преимущественно близкие, нередко идентичные тексты с летописью Авраамки при аналогичной хронологической сетке и только 8 статей имеют смещение в хронологии относительно последней (20 статей в летописи Авраамки отсутствуют). Практически такая же картина наблюдается при сравнении с Троицкой № 805 и летописцем епископа Павла.

Вначале рассмотрим те статьи Рогожского летописца и летописи Авраамки, в которых, при сходстве в двух летописях текста, годовые обозначения статей различаются:

1) Известие, читающееся в Рогожском летописце в статье под 6410 г. (о женитьбе князя Игоря), в летописи Авраамки отнесено к 6405 г., здесь же одновременно сообщается о «преложении» греческих книг62. Откуда в Рогожском летописце появилось такое обозначение года? Под тем же, что и в Рогожском летописце, годом сходная запись о женитьбе князя Игоря читается во Владимирском летописце63. Другие летописные своды помещают известие под 6411 г. (чтения сходны с летописью Авраамки и Владимирским летописцем) 64. Исходя из этих хронологических данных, можно высказать два предположения: либо сводчик летописи Авраамки не проставил год статьи и, тем самым, включил известие о женитьбе князя Игоря в предыдущую статью, т. е. под 6405 г., объединив два известия, либо в общем источнике Рогожского летописца и летописи Авраамки сообщения о «преложении» книг и женитьбе князя Игоря читались, как в последней, в одной статье под 6405 г. В отличии от Рогожского летописца и летописи Авраамки, в Троицкой № 805 сходное известие о женитьбе князя Игоря помещено под 6406 г., при этом сходное известие о «преложении» книг читается в ней под 6405 г., как в Рогожском летописце и летописи Авраамки. Такая датировка известий в Троицкой № 805 позволяет думать, что в общем источнике Рогожского летописца, летописи Авраамки и Троицкой № 805 сообщения о «преложении» книг и женитьбе князя Игоря читались, как в летописи Авраамки, в статье под 6405 г. 65 При создании Рогожского летописца и Троицкой № 805 составители этих сводов провели редактирование. Видимо, сводчикам Рогожского летописца и Троицкой № 805 показалось неудачным соединение в одном известии двух совершенно разных сообщений, так, как это было сделано в их источнике («преложиша... книгы отъ Гречьскаго языка... и рады быша. И потом Игореви... приведе... жену»). При составлении обоих сводов летописцами была произведена разбивка сообщений. Слова «и потом» текста источника сводчик Троицкой № 805 заменил следующим по счёту номером года (6406) за отсутствием, скорее всего, иной хронологической информации о времени женитьбы князя Игоря (такое обозначение года больше нигде не читается). Составитель же Рогожского летописца, по-видимому, поместил запись под годом, который взял из другого источника (обозначим его условно как «вспомогательный» для Рогожского летописца), находившегося в его распоряжении. В этом источнике известие о женитьбе князя Игоря читалось, как во Владимирском летописце, в статье под 6410 г.;

2) Статьи 6454 г. (о походе княгини Ольги на древлян), 6455 г. (о походе княгини Ольги к Новгороду), 6463 г. (о поездке княгини Ольги в Царьград и её крещении) в летописи Авраамки и летописце епископа Павла датированы (соответственно) 6455, 6463 и 6466 гг. (другие летописи помещают известия о походах княгини Ольги на древлян, к Новгороду и о её крещении под теми же годовыми обозначениями, что и в Рогожском летописце). Допустить исправление годов общего источника трёх летописей составителем Рогожского летописца по какому-то иному источнику нет оснований, т. к. те же годы, что и в Рогожском летописце, даёт Троицкая № 805. Здесь можно говорить о том, что либо общий источник летописи Авраамки и летописца епископа Павла подвергся редакции, в отличие от Рогожского летописца и Троицкой № 805, либо это произошло с источником последних, в основе которых лежал тот же летописный памятник, что и в первых двух. Но так как в Троицкой № 805 сокращение статей соответствует в основном летописи Авраамки и летописцу епископа Павла, то уместнее будет говорить опервом предположении: в общем источнике четырёх летописей известия были даны под годами, которые читаются в Рогожском летописце и Троицкой № 805. В летописи Авраамки и летописце епископа Павла изменение обозначения годов статей, по-видимому, связано с редакторской работой уже при создании общего источника только этих двух сводов;

3) Известие о распределении князем Святославом Игоревичем уделов между сыновьям содержалось в общем источнике Рогожского летописца и летописи Авраамки под 6478 г., а не под 6481 г. (как это читается в летописи Авраамки66 ), т. к. сходное известие имеется в Троицкой № 805 (в сокращении) и летописце епископа Павла под 6478 г. 67 Одновременно можно утверждать, что редакции (сокращению) был подвергнут текст, сходный с тем, который читается в Новгородской первой летописи младшего извода, Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях, а не тот, который содержат Лаврентьевская и Ипатьевская летописи, хотя при сравнении тексты всех летописей (датированы 6478 г.) достаточно близки68. Такой вывод основан на том, что в Рогожском летописце, Новгородской первой младшего извода, Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях, а также Тверском сборнике69 имеем одинаковое чтение названия местности, где был посажен на княжение Олег, сын Святослава: «въ Древлянхъ» (в Ипатьевской и Лаврентьевской летописях, а также в позднем Владимирском летописце70 — «в Деревхъ»). Таким образом, в общем источнике, отразившемся в Рогожском летописце и летописи Авраамки, под 6478 г. содержался, отредактированный текст, который в полном виде сохранился в Новгородской первой летописи младшего извода, Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях и Тверском сборнике. При составлении летописи Авраамки год статьи источника был изменён71;

4) Известие о походе князя Владимира Святославича на «ятвяги», читающееся в Рогожском летописце под 6490 г., в летописи Авраамки, Троицкой № 805 и летописце епископа Павла содержится под 6489 г. (другие летописи помещают известие под 6491 г.). Что послужило причиной изменения датировки известия в Рогожском летописце, неясно. Поэтому вопрос о его датировке остаётся открытым. Можно лишь высказать предположение о том, что это самостоятельная редакторская правка составителя Рогожского летописца, имевшего в своём распоряжении источники, где известие читалось в одном случае под 6489 г., в другом — под 6491 г. (иного обозначения года, исключая Рогожский летописец, в летописях нет). Исходя из разноречивой хронологической информации о событии, сводчик Рогожского летописца внёс свою корректировку в обозначение года известия;

5) Сообщения о походе князя Владимира Святославича на Корсунь, его крещении, женитьбе на византийской принцессе Анне и ниспровержении языческих богов, в отличие от известия Рогожского летописца, в сводах даны под несколькими годами (6495, 6496, 6497, 6499). И только в Тверском сборнике они читаются под тем же годом, что и в Рогожском летописце, но текст сообщений двух летописей отличается друг от друга72. В силу каких обстоятельств составитель Рогожского летописца объединил события под одним годом (6496), неясно. О том, что в общем источнике Рогожского летописца и летописи Авраамки они читались под двумя годами, можно судить по летописцу епископа Павла и Троицкой № 805, в которых сходные сообщения содержатся под 6496 г. и 6497 г. В летописи Авраамки, как и в Рогожском летописце, была проведена редакторская правка73.

6) Известие Рогожского летописца, в котором сообщается о строительстве князем Владимиром Святославичем церкви святой Богородицы, в общем источнике Рогожского летописца и летописи Авраамки читалось под 6499 г. (в последней оно содержится под 6500 г. 74). Это показывает наличие сходного известия под тем же годом, что и в Рогожском летописце, в летописце епископа Павла (в Троицкой № 805 известие отсутствует). Появление 6500 г. в летописи Авраамки можно связать с редакторской работой составителя свода (подобная датировка в других сводах не наблюдается).

Теперь обратимся к статьям Рогожского летописца, текст которых сходен с записями известий летописи Авраамки лишь относительно. Таких статей всего 6 (таблица 2).

1) Сообщение о походе князя Олега на северян, данное в Рогожском летописце в статье под 6392 г., в летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкой № 805 читается в составе статьи под 6391 г. В них в статье 6391 г. одновременно сообщается и о походе князя Олега на древлян. Аналогичное летописи Авраамки чтение статьи содержат Новгородская четвёртая и Софийская первая летописи75. В то же время в лаврентьевской группе летописей известия о походе князя Олега на древлян и северян даны отдельно (6391 и 6392 гг.), как в Рогожском летописце. Возникает вопрос, как были датированы походы князя Олега на древлян и северян в источнике Рогожского летописца. Если предположить, что в источнике Рогожского летописца сообщения были датированы так, как они читаются в Рогожском летописце, то становится непонятно, зачем в летописи Авраамки, Троицкой № 805 и летописце епископа Павла сводчикам надо было объединять известия о походах князя Олега на древлян и северян в одной статье. Считать, что в Рогожском летописце и трёх указанных летописях использовались в этом случае разные источники, нет оснований, т. к. текст сообщения о походе князя Олега на древлян текстологически сходствует с текстом летописи Авраамки. В Рогожском летописце, летописи Авраамки, Новгородской четвёртой летописи текст сообщения начинается со слов «Иде Олегъ на Дрвляне». Кроме того, в них сказано, что Олег «взъложи на нихъ дань». В Лаврентьевской и Ипатьевской летописях читается «Поча Олегъ воевати на Древляны» и говорится, что Олег «имаше на них дань»76. По-видимому, следует допустить, что в источнике Рогожского летописца содержался аналогичный летописи Авраамки текст статьи под 6391 г., где сообщалось о двух походах князя Олега. При составлении Рогожского летописца, сводчик, имея перед собой, кроме общего источника Рогожского летописца и летописи Авраамки, как минимум, ещё один источник, в котором содержалось известие о походе князя Олега на северян под 6392 г., провёл корректировку статьи 6391 г., убрав из её текста сведения о северянах. Затем включил в текст Рогожского летописца дополнительно статью 6392 г. с информацией о походе князя Олега на северян, проведя незначительную правку текста источника (сокращение)77.

2) Сообщения о гибели князя Святослава Игоревича и начале княжения Ярополка Святославича в Киеве в летописях даны под двумя годами (6480, 6481). В то же время, в Рогожском летописце они объединены в одно известие, которое помещено в статье под 6480 г.78 В летописи Авраамки известие о борьбе князя Святослава с печенегами и его гибели отнесено к 6477 г., а известие о начале княжения Ярополка дано, как в других, под 6481 г.79 В летописце епископа Павла известие о гибели князя Святослава расположено под 6480 г., известие о начале княжения Ярополка отсутствует. В Троицкой № 805 оба известия по годам расположены так же, как в Лаврентьевской летописи и других сводах (6480 г., 6481 г.). Наличие такого разночтения в расположении известий по годам в Рогожском летописце, летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкой № 805 может быть связано с редакторской работой составителей сводов. Разноречивый хронологический материал летописей даёт возможность предположить, что в общем источнике четырёх летописей сообщения по годам были расположены таким же образом, как в других сводах (6480 г. — гибель князя Святослава, 6481 г. — начало княжения Ярополка). Однако, только в Троицкой № 805 это расположение осталось неизменным. В Рогожском летописце сообщение о начале княжения Ярополка было внесено в конец известия о гибели князя Святослава, в летописце епископа Павла известие о начале княжения Ярополка было сокращено (или сводчик случайно его пропустил), в летописи Авраамки известие о гибели князя Святослава подверглось редакции;

3) В статье 6528 г. сообщается о рождении у князя Ярослава Владимировича сына Владимира. Под тем же годом в летописи Авраамки читается не только о рождении у князя Ярослава сына Владимира, но и о рождении ещё четырёх сыновей («а на 5 лтъ родися: Изяславъ, Святославъ, Вячеславъ, Всеволодъ»80 ). В Рогожском летописце о рождении Изяслава читается в статье под 6532 г., Святослава — в статье под 6535 г., Всеволода — в статье под 6538 г. (в летописце епископа Павла известия отсутствуют). В Троицкой № 805 информация о рождении Владимира и Изяслава содержится в статье под 6527 г. Такое расхождение в датировке статей Рогожского летописца, летописи Авраамки и Троицкой № 805 позволяет говорить о проведении редакции при составлении летописей. Каков был текст статьи в общем источнике Рогожского летописца, летописи Авраамки и Троицкой № 805, сказать трудно. Можно высказать лишь ряд предположений. В общем источнике указанных летописей под 6528 г. содержался текст о рождении у князя Ярослава сыновей Владимира и Изяслава, т. к. именно последний родился через пять лет после Владимира. Составитель летописи Авраамки (или её протографа) дополнил известие сообщением о рождении ещё трёх Ярославичей (Святослава, Вячеслава и Всеволода), причём не в хронологическом порядке (по Лаврентьевской и Ипатьевской летописям Вячеслав родился после Всеволода)81. В Троицкой № 805, при её создании, был изменён год (с чем это связано, трудно объяснить). Сводчик же Рогожского летописца разбил текст статьи между двумя годами, оставив под 6528 г. сообщение о рождении Владимира. Относительно Изяслава, исходя из упоминания о его рождении «на 5-ое лето», мог высчитать (применяя "включающий" счёт), что годом рождения второго сына князя Ярослава был 6532 (Владимирский летописец даёт 6533 г., другие летописи 6532 г.82 ). Хотя нельзя исключать того, что сводчик Рогожского летописца мог позаимствовать год из «вспомогательного» источника. Сложность в определении того, откуда был взят составителем Рогожского летописца год статьи (6532), связано с невозможностью выяснить, каким годом было датировано известие во «вспомогательном» источнике. Оно могло быть датировано 6533 г., как во Владимирском летописце83 , или 6532 г., как в остальных. Только при решении вопроса о годе известия во «вспомогательном» источнике можно говорить о его заимствовании в Рогожском летописце или отсутствии такого факта. Однако сам текст о рождении Изяслава мог быть взят составителем свода из «вспомогательного» источника. Статьи 6535 г. (о рождении Святослава) и 6538 г. (о рождении Всеволода) составитель Рогожского летописца, скорее всего, включил в состав своего труда из «вспомогательного» источника. Этот источник не принадлежал к новгородско-софийской группе летописей, т. к. в Новгородской первой и Новгородской четвёртой летописях оба известия отсутствуют, в Софийской первой летописи известие о рождении Святослава читается под 6534 г.84

Теперь рассмотрим статьи Рогожского летописца, которые отсутствуют в летописи Авраамки. Всего таких статей 20 (таблица 2). Эту группу статей можно разделить на две части:

а) статьи, отсутствующие в летописи Авраамки, но читающиеся в летописце епископа Павла или Троицкой № 805;

б) статьи, отсутствующие в летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкой № 805.

К первой части (а) относятся две статьи: 6420 г. (о начале княжения Игоря и начале царства Константина в Царьграде) и 6479 г. (о походе князя Святослава Игоревича на болгар).

Наличие статьи 6420 г.85 в Троицкой № 805 даёт возможность предположить, что она читалась в общем источнике четырёх летописей, но была исключена в общем протографе летописи Авраамки и летописца епископа Павла. Можно, правда, думать, что в Рогожский летописец и Троицкую № 805 это известие попало разными путями и не связано с их общим источником. Это известие мог содержать «вспомогательный» источник Рогожского летописца, откуда оно и было перенесено в свод при его создании. Так, аналогичное чтение под тем же годом даёт Владимирский летописец (другие летописи при идентичности записи помещают известие под 6421 г.)86. Скорее всего, «вспомогательный» источник Рогожского летописца содержал такое известие, но у нас нет достаточных оснований утверждать, что именно оно было перенесено в Рогожский летописец.

Присутствие сходной статьи 6479 г. в Троицкой № 805 и летописце епископа Павла позволяет говорить о том, что в общем источнике Рогожского летописца и трёх летописей это известие содержалось, но при составлении летописи Авраамки было опущено (или случайно пропущено).

Откуда были взяты статьи второй части (б) сводчиком Рогожского летописца? Здесь можно дать три варианта предположений (два из них взаимоисключающие):

1) отсутствующие в летописи Авраамки, летописце епископа Павла, Троицкой № 805 статьи принадлежали источнику, который явился основой для Рогожского летописца и трёх первых летописей (условно обозначим его как «основной» для Рогожского летописца). И тогда надо признать, что эти статьи в процессе летописной работы были опущены при создании сводов, за исключением Рогожского летописца;

2) отсутствие статей сразу в трёх памятниках, имеющих в основе общий с Рогожским летописцем источник, может говорить о присутствии в последнем статей из иного источника, условно обозначенного нами как «вспомогательный», по которому составитель Рогожского летописца дополнял текст общего источника летописи Авраамки, Рогожского летописца, Троицкой № 805 и летописца епископа Павла;

3) часть дополнительных статей Рогожского летописца, содержавшаяся в общем источнике Рогожского летописца, летописи Авраамки, Троицкой № 805 и летописца епископа Павла, была опущена при создании трёх последних, а часть дополнительных статей в Рогожском летописце появилась в результате редакторской работы составителя свода путём привлечения «вспомогательного» источника.

Нам представляется, что будет более правильным говоритu о формировании дополнительных статей в части 6360 — 6559 гг. Рогожского летописца, в сравнении с летописью Авраамки, летописцем епископа Павла и Троицкой № 805, на основе двух источников: «основного» и «вспомогательного». Какие из дополнительных статей Рогожского летописца принадлежали «основному» источнику, а какие были взяты летописателем из «вспомогательного», определить вряд ли удастся в силу того, что датировка статей 6360 — 6559 гг. в обоих источниках была практически идентична. Хотя, некоторые соображения по этому поводу можно высказать.

Из таблицы 2 видно, что присутствующие только в Рогожском летописце статьи 6409, 6421, 6422, 6426, 6436, 6451 гг. по датировке на единицу меньше, чем в Лаврентьевской летописи и других (соответственно 6410, 6422, 6423, 6428, 6437, 6452 гг.), что говорит об использовании в Рогожском летописце в этой части иного источника, нежели в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях и других (исключение составляют Владимирский летописец и выписки Н.М.Карамзина из Троицкой летописи, где датировка статей тождественна Рогожскому летописцу). Наличие аналогичной ситуации с датировкой статей 6405, 6414, 6419, 6420 (статья присутствует только в Рогожском летописце и Троицкой № 805), 6448 годов (таблица 1), читающихся не только в Рогожском летописце, но и в летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкой № 80587 , даёт возможность предположить, что статьи, которые читаются в Рогожском летописце, но отсутствуют в летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкой № 805, принадлежали тому же источнику, что и статьи, читающиеся во всех четырёх летописях. В источнике летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкой № 805 эти статьи могли быть опущены в силу того, что не представляли для составителя большого интереса, т. к. не отвечали идейной направленности его труда (это мог быть общий источник трёх летописей, созданный позднее общего источника Рогожского летописца и трёх сводов88 ). Из 6 известий 5 посвящены событиям, связанным с Царьградом или Болгарским царством. И только известия 6422 г. (о приходе на Русь печенегов и заключении с ними мира князем Игорем) и 6451 г. (о втором походе князя Игоря на греков) связаны с Русью. Однако, то же обозначение годов статей (6405 — 6451), наблюдаемое в Троицкой летописи (по выпискам Н.М.Карамзина)89 и Владимирском летописце (таблица 1), при текстологическом сходстве известий с Рогожским летописцем, позволяет предположить, что составитель Рогожского летописца мог использовать для дополнения текста «основного» источника статьи из свода, близкого к Троицкой летописи90 и Владимирскому летописцу91 . Исключение составляет статья 6426 г. (начало царства Романа) Рогожского летописца. В Троицкой летописи (по выписке Карамзина) и Владимирском летописце — это 6427 г. В Лаврентьевской, Ипатьевской летописях и других статья дана под 6428 г. Какой год мог быть в источнике Рогожского летописца? Чем могло быть вызвано изменение последней цифры года в статье Рогожского летописца? Связать изменение последней цифры года с работой составителя Рогожского летописца нет оснований. По-видимому, это произошло на этапе летописной работы при создании источника Рогожского летописца.

Скорее всего, в источнике Рогожского летописца уже читался 6426 г. В то же время, в протографе источника Рогожского летописца, по-видимому, стоял 6427 г., как в Троицкой летописи и Владимирском летописце. Составитель источника Рогожского летописца мог случайно пропустить 6427 г. Формирование статей в Лаврентьевской, Ипатьевской летописях и Владимирском летописце в этой части связано с перечислением здесь пустых годов. В Лаврентьевской и Ипатьевской летописях — это 6424 — 6427 гг., во Владимирском летописце — 6423 — 6426 гг.92 Такой же, как во Владимирском летописце, пропуск годов читался в Троицкой летописи (Н.М.Карамзин заменил его в выписке многоточием93 ). В протографе источника Рогожского летописца, по-видимому, как в Троицкой летописи и Владимирском летописце, были перечислены в строку пустые годы (6423 — 6426), за которыми шла статья 6427 г. Возможно, по невнимательности составителя источника Рогожского летописца текст статьи 6427 г. был воспроизведён под 6426 г. Подобное объяснение можно предложить и для статьи Рогожского летописца о строительстве Юрьева. В Рогожском летописце — это 6537 г., в других летописях — 6538 г. В протографе источника Рогожского летописца расположение известия, обозначение годов статей соседних с данным известием и их заполнение текстом, видимо, было подобное тому, которое читается в Ипатьевской летописи94 , т. е. 6536 и 6537 гг. были пустыми (это же видим во Владимирском летописце). В Лаврентьевской и Новгородской четвёртой летописях под 6536 г. читается известие о знамении (в Софийской первой летописи оно внесено под 6535 г.) 95. Объяснить включение текста статьи 6538 г. под 6537 г. в источнике Рогожского летописца схожестью написания последних цифр-букв в годе невозможно. Здесь можно говорить лишь о невнимательности составителя источника Рогожского летописца, который при перечислении пустых годов внёс под 6537 г. (пустой год в протографе источника) текст следующей за этим годом статьи96.

Известие под 6393 г. (о возложении Олегом дани на радимичей), по-видимому, было взято из «вспомогательного» источника при проведении редакционной работы над известием статьи 6391 г. составителем Рогожского летописца, о чём речь велась выше.

Появление в Рогожском летописце известия 6409 г. (о походе венгров на болгар) связано, скорее всего, также как и в предыдущем случае, с редакционной работой составителем исследуемого памятника над статьёй 6405 г. Во «вспомогательном» источнике между статьями 6405 г. (о "преложении" греческих книг) и 6410 г. (о женитьбе князя Игоря) в статье под 6409 г. читалось известие о походе венгров на болгар (аналогичное обозначение года имеется только в выписке Н.М.Карамзина из Троицкой летописи и позднем Владимирском летописце97).

Статьи 6473 г. (о походе князя Святослава на хазар), 6476 г. (о приходе печенегов на Русь), 6500 г. (о строительстве Белгорода), 6501 г. (о приходе печенегов на Русь), 6508 г. (о смерти княгини Рогнеды), 6559 г. (о поставлении Иллариона митрополитом) могли принадлежать как «основному» источнику Рогожского летописца (общей источник Рогожского летописца, летописи Авраамки, летописца епископа Павла и Троицкой № 805), так и могли быть взяты из «вспомогательного» источника. Из шести статей интерес вызывает известие под 6500 г. Такое же, как в Рогожском летописце, обозначение года читается в Ипатьевской летописи, Новгородской первой летописи младшего извода и поздних Московском своде конца XV в., Тверском сборнике и Владимирском летописце (во всех текст представлен полнее, чем в Рогожском летописце) 98. В Лаврентьевской, Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях — это 6499 г., в Радзивиловской летописи — 6498 г. (тексты аналогичны Ипатьевской летописи и другим) 99. Н.М.Карамзин в Примечаниях к событиям годов 988 — 990 писал: «Описанныя здсь происшествiя слдуютъ у Нестора въ такомъ порядк: Владимiръ началъ строить города близъ Кiева въ 988 году; церковь Богоматери заложена въ 989, а Блгородъ въ 990»100. Следовательно, это (соответственно) годы 6496, 6497, 6498. Такое распределение событий по годам читается только в Радзивиловской летописи101. В Лаврентьевской летописи — это 6496 (988) г., 649?102 (?) г., 6??9103 (991?) г. В Ипатьевской летописи — 6496 (988) г., 6499 (991) г., 6500 (992) г.104 Восстанавливая текст Троицкой летописи, М.Д.Приселков записал: «В "Истории" (т. I, гл. IX) под 994 — 996 годами: Россия года два или три наслаждалась потом тишиною. Этот экскурс в хронологию и неуверенность в последнем расчете ("года два или три") объясняется тем, что после 988 г. все древние списки расходятся в хронологии событий: Л дает явно ошибочные 982, 501, 992 (так читается у Приселкова — Н.Г.); И и Х 991, 992, 993; Р 989, 990 и 993. Очевидно, что Т повторяла Р, расходясь с Л.»105 .

Если принять точку зрения М.Д.Приселкова на годовое обозначение статей Троицкой летописи, закономерно возникает вопрос: откуда в Московском своде конца XV в. и Владимирском летописце появилось обозначение годов — 6499 (о строительстве церкви святой Богородицы) и 6500 (о строительстве Белгорода)? В Софийской первой летописи, которая лежит в основе Московского свода конца XV в.106 и в Новгородской четвёртой летописи, материал которой частично использован во Владимирском летописце107 , известия читаются в Софийской первой летописи в статье под 6499 г., в Новгородской четвёртой летописи — в статьях под 6498 г. и 6499 г.108 Вторым источником Московского свода конца XV в. и основным во Владимирском летописце был свод 1408 г. (или летопись сходная с ним)109 и только из него в эти летописи могло попасть данное обозначение годов статей — 6499 и 6500. По-видимому, в Троицкой летописи статьи имели такое же обозначение годов, как в Ипатьевской летописи, Московском своде конца XV в. и Владимирском летописце. Н.М.Карамзин же взял годовое обозначение известий из Радзивиловской (Кенигсбергской) летописи, как наиболее верно, по его мнению, передававшей события по годам. Присутствие в Рогожском летописце известия о строительстве Белгорода под 6500 г., как в Ипатьевской и Троицкой летописях, Московском своде конца XV в. и Владимирском летописце, можно связать с тем же источником, что и статьи 6405 — 6451 гг.

В тексте Рогожского летописца лишь два известия остаются не идентифицированными — 6395 г. (об отпадении латинян от «правой» веры) и 6552 г. (о пострижении Антония). Ни в одной летописи нет текстов аналогичных этим известиям Рогожского летописца. Правда, первое событие подробно читается под 6371 г. в начальной части летописи Авраамки101. Второе известие в летописях читается в подробном рассказе о начале Печерского монастыря под 6559 г. Вопрос, откуда в Рогожский летописец взяты эти статьи и почему именно так датированы, остаётся пока открытым.

***

Обобщая изложенный материал, заключаем, что при составлении группы статей 6360 — 6559 гг. Рогожского летописца сводчик в основном следовал датировке источников, которыми пользовался, но в ряде случаев датировка статей (6410 г., 6426 г., 6480 г., 6490 г., 6496 г.) одного из источников была им изменена. На основании хронологических особенностей этой группы статей можно выделить два источника, использованных при её составлении.

В основу формирования статей 6360 — 6559 гг. был положен источник, отразившийся также в летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкой № 805. В процессе работы над сводом он был частично редактирован111. Этот источник был определён нами как «основной» для этой группы статей Рогожского летописца. В нём, вероятно, читалась часть дополнительных статей Рогожского летописца (в сравнении с летописью Авраамки, летописцем епископа Павла и Троицкой № 805) за исключением статей 6360112 , 6366, 6392, 6393, 6395, 6409, 6500, 6532, 6535, 6538 гг., которые были добавлены в текст Рогожского летописца при его формировании, скорее всего, из «вспомогательного» источника при проведении составителем свода редакционной работы. Правда, говорить следует о незначительной редакторской работе, т. к. в противном случае нельзя объяснить тот факт, что сводчик Рогожского летописца не внёс из «вспомогательного» источника все статьи промежутка 6360 — 6559 гг., т. е. пропускал целые группы годов (между 6538 и 6545; 6545 и 6552; 6553 и 6559 и др.), которые, например, читаются в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях. Хотя нельзя исключать того, что во «вспомогательном» источнике Рогожского летописца уже отсутствовал ряд статей.

Как показал анализ статей 6360 — 6559 гг., особенностью «основного» источника Рогожского летописца является то, что, в отличие от ранних Лаврентьевской, Ипатьевской летописей и более поздних Новгородской четвёртой, Софийской первой летописей, этот источник в своей хронологической сетке ряда статей (6405 — 6451 гг.) отличался от источников указанных сводов. Такую же хронологическую сетку встречаем в Троицкой летописи (по выпискам Н.М.Карамзина) и Владимирском летописце при сходных или аналогичных текстах известий. Подобное аналогичное расположение статей по годам говорит об использовании в общем источнике Рогожского летописца, летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкой № 805 свода 1408 г. (вероятно, через какой-то поздний свод), или общий источник этих летописей содержал свод, сходный с тем, который отразился в Троицкой летописи и Владимирском летописце. В своё время Я.С.Лурье высказывал мысль об отражении свода 1408 г. в источнике Рогожского летописца и летописи Авраамки. По его мнению, свод 1408 г. отразился в Рогожском летописце и летописи Авраамки через Новгородскую четвёртую летопись, которая использовалась, как полагал Лурье, для составления этого источника113. Однако в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях статьи, о которых идёт речь, расположены по годам аналогично Лаврентьевской и Ипатьевской летописям, что противоречит выводу об использовании свода 1408 г. в статьях 6360 — 6559 гг. в Новгородской четвёртой летописи. Правда, можно предположить, что свод, которым пользовался составитель протографа Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей, содержалв себе статьи с аналогичной Рогожскому летописцу и летописи Авраамки хронологической сеткой, которые затем были заменены текстами,сходными с Лаврентьевской летописью. На такой вывод наталкивает наличие значительного числа статей Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей, сходных с теми, которые читались в Троицкой летописи (по выпискам Н.М.Карамзина) и содержатся в Симеоновской летописи на протяжении всего текста этих сводов. Это может свидетельствовать именно о замене начальной части источника в протографе Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей текстом, сходным с Лаврентьевской летописью. Видимо, этотисточник содержал такое же краткое описание событий в начальной части, какое имеется в Рогожском летописце, что и явилось причиной замены этих статей составителем протографа Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей более полным текстом по другому источнику, сходному с Лаврентьевской летописью. Но такое предположение подтверждает лишь то, что свод 1408 г. мог отразиться в общем источнике Рогожского летописца, летописи Авраамки, Троицкой № 805 и летописце епископа Павла через свод, который был также задействован при создании источника протографа Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей. Следовательно, в источнике летописиАвраамки и Рогожского летописца (летописца епископа Павла и Троицкой № 805) в части 6360 — 6559 гг. не могла отразиться Новгородская четвёртая летопись.

«Вспомогательный» источник, использовавшийся при составлении этой группы статей сводчиком Рогожского летописца редко, по всей видимости, имел аналогичную "основному" источнику летописи хронологическую сетку в части 6360 — 6559 гг. Это показывают известия 6409, 6410, 6500, 6501 гг. Следовательно, «вспомогательный» источник также в своей хронологической сетке в ряде статей отличался от Лаврентьевской, отчасти Ипатьевской летописей (при сходстве текстов) и представлял собой иной свод114. Что это был за свод? Наличие такой же, как в Рогожском летописце, хронологической сетки в Троицкой летописи (Владимирском летописце) позволяет говорить о его сходстве со сводом 1408 г. в группе статей 6360 — 6559 гг. Однако, надо заметить, что в нём присутствовали статьи (6532 г., 6537 г.) по обозначению годов отличные от Троицкой летописи и Владимирского летописца — 6538 (о строительстве Юрьева), возможно, 6533 г. (о рождении князя Изяслава), что, как отмечалось выше, могло быть связано с редакторской работой составителя «вспомогательного» источника Рогожского летописца. Поэтому можно говорить, что в Рогожском летописце отразился не непосредственно свод 1408 г., а источник, который имел в своём составе (в части 6360 — 6559 гг.) летописный материал свода 1408 г. или летописи, сходной с ним.

 

Примечания

1.                  Татищев В.Н. Собрание сочинений. Т. 1. М., 1994. С. 125 — 128; Т. 4. М., 1995. С. 49 — 50; Т. 7. М., 1996. С. 57.

2.                  Хавский П.В. Хронология вообще и в особенности хронология Нестора и его продолжателей // Чтения в Обществе истории и древностей российских (далее: ЧОИДР). 1847. № 3. С. 41 — 45; Он же. О тысячелетии государства Российского и способах проверки и исправления времясчисления, показанного в русских летописях. М., 1861. С. 16 — 28; Ламбин П.Н. О годе смерти Святослава Игоревича, великого князя киевского. // Записки имп. Академии наук. Т. 28. СПб., 1876. С. 119 — 156; Беляев И.Д. Хронология Нестора и его продолжателей //ЧОИДР. 1846. № 2. С. 23 — 28; Погодин М. Исследования, замечания и лекции о русской истории. Т. 4. М., 1850. С. 80-144; и др.

3.                  Вопрос о том, что противоречия в хронологии летописей могут вести к различным источникам, впервые поставил И.И.Срезневский (см.: Срезневский И.И. Статьи о древних русских летописях (1853 — 1866). СПб., 1903. С. 18). Позднее эту тему развил К.Н.Бестужев-Рюмин, в дальнейшем отказавшийся от «хронологических рассуждений» (см.: Бестужев-Рюмин К.Н. О составе русских летописей до к. XIV в. СПб., 1868. С. 157, 378).

4.                  Степанов Н.В. Единицы счёта времени (до XIII века) по Лаврентьевской и 1-ой Новгородской летописям. М., 1909. С. 52 — 64; Он же. К вопросу о календаре Лаврентьевской летописи // ЧОИДР. 1910. Кн. 4. С. 1 — 40; Он же. Календарно-хронологические факторы Ипатьевской летописи до XIII века // Известия отделения русского языка и словесности (далее: ИОРЯС). Т. 20. Кн. 2. 1915. С. 1 — 8; Он же. Таблицы для решения летописных "задач на время" // ИОРЯС. Т. 13. Кн. 2. СПб., 1908. С. 4 — 13.

5.                  Н.Г.Бережков подготовил два исследования: «О хронологии русских летописей по XIV век включительно» и «Хронология русского летописания» (монография была опубликована после смерти учёного). В первом он указал принципы изучения и изложил главные выводы, проведённого им исследования (основные положения статьи вошли в первую главу монографии), во втором были опубликованы материалы по определению стилей летосчисления в русских летописях. По привлечённому к исследованию кругу источников, по исходным положениям о существовании в древней Руси различных стилей исследования Н.Г.Бережкова явились продолжением работ Н.В.Степанова.

6.                  Бережков Н.Г. Хронология русского летописания. М., 1963. С. 14.

7.                  Рыбаков Б.А. Древняя Русь: Сказания. Былины. Летописи. М., 1963. С. 165 — 173; Он же. Русские датированные надписи XI-XIV в. // Археология СССР: Свод археологических источников. М., 1964. Вып. Е1-44. С. 14 — 15; Он же. Русские летописцы и автор «Слова о полку Игореве». М., 1972. С. 150. Примеч. 7; Тихомиров М.Н. Начало русской земли. // Вопросы истории. 1962. № 9. С. 40 — 42; Кузьмин А.Г. Русские летописи как источник по истории древней Руси. Рязань, 1969. С. 74 — 94; Он же. Начальные этапы древнерусского летописания. М., 1977. С. 226 — 294; Цыб С.В. Древнерусское времяисчисление в «Повести временных лет». Барнаул, 1995; и др.

8.                  Бережков Н.Г. О хронологии русских летописей по XIV век включительно. // Исторические записки. Т. 23. 1947. С. 361 — 362.

9.                  Памятник был введён в научный оборот Н.П.Лихачёвым. Первая публикация летописи была осуществлена в 1922 году, вторая публикация осуществлена в 1965 г. (фототипическое воспроизведение «Рогожского летописца» по тексту 1-го вып. Полного собрания русских летописей (далее: ПСРЛ). Т. 15 за 1922 г.); третья — в 2000 г. (фототипическое воспроизведение «Рогожского летописца» по тексту 1-го вып. ПСРЛ. Т. 15 за 1965 г.).

10.               Пресняков А.Е. Образование великорусского государства. М., 1998; Черепнин Л.В. Образование русского централизованного государства в XIV — XV веках. М., 1960.

11.               Так известия Рогожского летописца (далее: Рог.) и Симеоновской летописи (далее: Сим.) подтвердили предположения исследователей о том, что Юрий Московский владел Нижним Новгородом, что после смерти Александра Васильевича Суздальского до начала 40-х гг. XIV в. Нижним Новгородом владел Семён, сын Ивана Калиты (см.: Насонов А.Н. Монголы и Русь. М., 1940. С. 96 — 97). На основе известий Рог. меняется представление о генеалогии московского княжеского дома (см.: Кучкин В.А. Из истории генеалогии и политических связей московского княжеского дома в XIV в. // Исторические записки. 1974. Вып. 94. С. 365 — 384).

12.               Лимонов Ю.А. Летописание Владимиро-Суздальской Руси. Л., 1967. С. 145; Муравьёва Л.Л. Летописание Северо-Восточной Руси. XIII — XV века. М., 1983. С. 21 — 41; Она же. Рогожский летописец. М., 1998. С. 3.

13.               Лурье Я.С. Общерусские летописи XIV — XV вв. Л., 1976. С. 37 — 38; Муравьёва Л.Л. Летописание Северо-Восточной Руси... С. 23. Попытка реконструкции текста «Свода 1408 г.» была предпринята М.Д.Приселковым. Как основной материал при реконструкции пергаменного памятника исследователь использовал текст Сим., являвшейся предположительно вторым этапом переработки свода. Первую обработку Троицкой летописи (далее: Тр.), содержал Рог. (см.: Приселков М.Д. Троицкая летопись. Реконструкция текста. М. — Л., 1950. С. 23).

14.               Янин Л.В. Новгородские посадники. М., 1962; Он же. Новгородские акты XII — XV вв. Хронологический комментарий. М., 1991.

15.               Впоследствии, А.А.Шахматов изменил суждение и пришёл к выводу, что в основу первой части Рог. был положен источник, условно названный им «Новгородско-Софийский свод», составленный предположительно в 1430-х гг. в Новгороде (см.: Шахматов А.А. Обозрение русских летописных сводов XIV — XVI вв. М.; Л., 1938. С. 366, 368).

16.               Шахматов А.А. Обозрение... С. 311 — 321.

17.               Насонов А.Н. Летописные памятники Тверского княжества. Опыт реконструкции тверского летописания с XIII до конца XV в. // Известия АН СССР. Отделение гуманитарных наук. 1930. № 9. С. 709 — 738; № 10. С. 739 — 773; Он же. Летописные своды Тверского княжества // Доклады АН СССР. М., 1926. Серия В. Ноябрь — декабрь. С. 125 — 128.

18.               Приселков М.Д. История русского летописания. XI — XV вв. Л., 1940. С. 114 — 115, 141; Он же. Троицкая летопись. С. 19 — 20.

19.               Лурье Я.С. Общерусские летописи... С. 36, 49 — 50; Он же. О московском летописании конца XIV в. // Вспомогательные исторические дисциплины. Сб. ст. Л., 1979. Т. 11. С. 15 — 16. О выборках из Новгородской четвёртой летописи (далее: Н4Л) в первую часть Рог. пишет Г.М.Прохоров (см.: Прохоров Г.М. Центрально-русское летописание второй половины XIV в. // Вспомогательные исторические дисциплины. Сб. ст. Л., 1978. Т. 10. С. 169).

20.               Лимонов Ю.А. Летописание Владимиро-Суздальской Руси... С. 145 — 146.

21.               Муравьёва Л.Л. Рогожский летописец... С. 29 — 72. Как и Ю.А.Лимонов, исследовательница датирует ростово-суздальский источник Рог. 80-ми г. XIII в.

22.               Прохоров Г.М. Избыточные материалы Рогожского летописца // Вспомогательные исторические дисциплины. Сб. ст. Л., 1976. Т. 8. С. 186 — 187, 194 — 195, 202 — 206; Он же. Центрально-русское летописание второй половины XIV в. С. 159 — 181.

23.               Муравьёва Л.Л. Летописание Северо-Восточной Руси... С. 24; Она же. Заметки о Рогожском летописце // Источниковедение отечественной истории. Сб. ст. 1984. М., 1986. С. 145 — 152; Она же. Рогожский летописец... С. 9. Л.Л.Муравьёва, относит создание Рогожского летописца (как и его источников) ко времени княжения в Твери князя Бориса Александровича, но не позднее 40-х г. XV в. (см.: Муравьёва Л.Л. Рогожский летописец... С. 132 — 135).

24.               Лурье Я.С. Общерусские летописи... С. 37 — 42; Он же. О московском летописании... С. 10 — 12, 18 — 19.

25.               Кучкин В.А. Арсений Николаевич Насонов. Биография и творческий путь // Летописи и хроники. Сб. ст. 1973. М., 1974. С. 12; Лурье Я.С. Общерусские летописи... С. 50; Он же. Общерусский свод — протограф Софийской I и Новгородской IV летописей // Труды Отдела древнерусской литературы (далее: ТОДРЛ). Т. 28. Л., 1974. С. 128 — 129. Примеч. 55; Клосс Б.М., Лурье Я.С. Русские летописи XI-XV вв. (материалы для описания) // Методические рекомендации по описанию славяно-русских летописей, хранящихся в СССР. М., 1976. Вып. 2. Ч. 1. С. 96.

26.               Клюг Э. Княжество Тверское (1247 — 1485 гг.). Тверь, 1994. С. 30.

27.               Клосс Б.М., Лурье Я.С. Русские летописи XI-XV вв. (материалы для описания)… С. 95 — 96.

28.               Если же говорить в целом, то исследование хронологических особенностей Рог., который является наиболее ранним летописным памятником по истории Северо-Восточной Руси XIV — начала XV вв., даёт возможность уточнить не только источниковую основу самого свода, но предоставляет материал, который дополнит выводы, сделанные Н.Г.Бережковым относительно хронологии летописей за XIV — начало XV вв., а также позволяет обнаружить неизвестные этапы летописной работы, ведшейся в Северо-Восточной Руси в XIV — первой четверти XV вв. Благодаря Рог. можно восстановить хронологическую последовательность событий за XIV в., т. к. он содержит преимущественно известия о событиях этого периода. Хронология событий за XIV в. твердо не установлена, следовательно, анализ хронологии Рог. даёт возможность по восстановлению хронологической последовательности событий за этот период на территории Северо-Восточной Руси (в некоторых случаях уточнить датировку событий), а так же в ряде случаев в Орде, Литве и др., что в свою очередь поможет в уточнении и определении причинно-следственных связей событий.

29.               Статьи за эти годы включены в первую часть, т. к. они представляют собой выборочные краткие выписки.

30.               ПСРЛ. Т. 1. Вып. 1 — 2. 2-е изд. Л., 1926 — 1928 (фототипич. воспроизведение — Т. 1. М., 1962; репринтное воспроизведение — Т. 1. М., 1997); Т. 2. 2-е изд. СПб., 1908 (фототипич. воспроизведение — Т. 2. М., 1962; репринтное воспроизведение — Т. 2. М., 1998).

31.               Новгородская первая летопись старшего и младшего извода. М. — Л., 1950 (репринтное воспроизведение — ПСРЛ. Т. 3. М., 2000).

32.               Карамзин Н.М. История государства Российского. Кн. 1 — 2. М., 1988 — 1989; Приселков М.Д. Троицкая летопись… С. 51 — 471.

33.               ПСРЛ. Т. 3 М., 2000.

34.               Там же. Т. 4. Ч. 1. М., 2000; Т. 6. Вып. 1. М., 2000. Н4Л и С1Л, хотя и являются сводами, составленными позднее Рог., но их общий источник, как показал сравнительно-текстологический анализ этих летописей, был создан, по разным оценкам исследователей, в 1418 или 1423 г., что является по времени близким к написанию источников Рогожского летописца и самого свода.

35.               Там же. Т. 16. СПб., 1889 (репринтное воспроизведение — Т. 16. М., 2000).

36.               РО. РГБ. Ф. 304/1. Ед. хр. 805/1901. При сравнении были использованы также выдержки из летописца епископа Павла, приведённые А.А.Шахматовым в его работе «Обозрение русских летописных сводов XIV — XVI вв.»

37.               ПСРЛ. Т. 15. СПб., 1863 (фототипич. воспроизведение — Т. 15. М., 1965).

38.               Насонов А.Н. О тверском летописном материале в рукописях XVII в. // Археографический ежегодник за 1957 г. М., 1958. С. 30 — 40.

39.               ПСРЛ. Т. 18. СПб., 1913.

40.               Там же. Т. 30. М., 1965.

41.               При необходимости для сравнительного анализа использовались и другие летописные своды, если в указанных отсутствовала информация о событии.

42.               «Сказание о Борисе и Глебе» н. XII в. (Успенский список XII в.) и «Чтение о Борисе и Глебе» к. XI в. (Сильвестровский список XIV в.) // Жития св. Бориса и Глеба и службы им. Пг., 1916.

43.               Плано Карпини. Монголы и Русь. СПб. 1911.

44.               Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. СПб., 1884. Т. 1. М; Л., 1941. Т. 2; Рашид-ад-дин. Сборник летописей. М.; Л., 1960. Т. 2.

45.               Вартберг Г. Ливонская хроника // Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. Т. 2. Рига. 1879. С. 99 — 131; Генрих Латвийский. Хроника Ливонии. М. — Л., 1938.

46.               Русская историческая библиотека (далее: РИБ). 2-е изд. СПб., 1908. Т. 6.

47.               Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.; Л., 1949.

48.               Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV — XVI вв. (далее: ДДГ). М.; Л., 1950.

49.               Столярова Л.В. Свод записей писцов, художников и переплётчиков древнерусских пергаменных кодексов XI — XIV веков. М., 2000; Она же. Записи исторического содержания XI-XIV веков на древнейших пергаменных кодексах // Древнейшие государства Восточной Европы. Материалы и исследования. 1995 год. М., 1997. С. 3 — 79.

50.               Высоцкий С.А. Древнерусские надписи Софии Киевской XI — XIV вв. Вып. 1. Киев, 1966; Рыбаков Б.А. Русские датированные надписи XI — XIV вв. М., 1964.

51.               Марков А.К. Инвентарный каталог мусульманских монет Эрмитажа. СПб., 1896; Фёдоров-Давыдов Г.А. Клады джучидских монет // Нумизматика и эпиграфика. М., 1960. Т. 1. С. 94 — 192; Он же. Находки джучидских монет // Нумизматика и эпиграфика. М., 1963. Т. 4. С. 165 — 222; Он же. Нумизматика Хорезма золотоордынского периода // Нумизматика и эпиграфика. М., 1965. Т. 5. С. 179 — 219.

52.               Исключение составляют статьи 6477 г. (о смерти княгини Ольги) и 6523 (о смерти князя Владимира Святославича и убийстве его сыновей Бориса и Глеба).

53.               Шахматов А.А. Разыскания о древнейших русских летописных сводах. СПб., 1908. С. 452; Он же. Хронология древнейших русских летописных сводов. С. 463 — 482; Он же. Повесть временных лет. Вводная часть. Текст. Примечания. Т. 1. Пг., 1916. С.400 — 401. Примеч. 1; Он же. Исходная точка летосчисления «Повести временных лет». С. 217 — 222.

54.               Бережков Н.Г. Хронология... С. 16, 36; Он же. О хронологии русских летописей... С. 349.

55.               Поппэ А. В. К вопросу об ультрамартовском стиле в «Повести временных лет» // ИсторияСССР. 1974. № 5. С. 175 — 178; Алешковский М.Х. Первая редакция «Повести временных лет» // Археографический ежегодник за 1967 год. М., 1970. С. 21. Примеч. 43; Назаренко А.В. О датировке Любечской битвы // Летописи и хроники: сб. ст. 1984 г. М., 1984.С. 13 — 19; и др.

56.               Степанов Н.В. К вопросу о календаре Лаврентьевской летописи. С. 30, 32; Он же. Единицы счета времени (до XIII в.) по Лаврентьевской и Первой Новгородской летописям. С. 52 — 65; Он же. Таблица для решения летописных «задач на время». С. 4 — 13; Он же. Календарно-хронологические факторы Ипатьевской летописи до XIII века. С.2, 15 — 17, 26, 49.

57.               Рыбаков Б.А. Русские датированные надписи XI-XIV в. С. 14 — 15; Он же. Древняя Русь: Сказания. Былины. Летописи. М., 1963. С. 165.

58.               Мнение о том, что первоначально текст "Повести временных лет" (далее ПВЛ) не имел хронологической канвы и погодная разбивка текста была осуществлена позднее высказывали многие исследователи (см.: Тихомиров М.Н. Источниковедение Истории СССР. Т. 1. М., 1940. С. 44 — 45; Лихачев Д.С. Русские летописи и их культурно-историческое значение. М. — Л., 1947. С. 84 — 86; Карышковский П.О. О хронологии русско-византийской войны при Святославе // Византийский временник. Т. 14. М., 1952. С.134; и др.).

59.               Кузьмин А.Г. Хронология Начальной летописи // Вестник МГУ. 8. Серия «История». 1968.№ 6. С. 40 — 53; Он же. Русские летописи как источник по истории древней Руси. С. 74 — 94; Он же. Начальные этапы древнерусского летописания. С. 226 — 235, 249 — 263.

60.               Древнейший вид погодной сетки летописи, по мнению С.В.Цыба, формировался на основе нескольких источников: относительной хронологии «Сказания о русских князьях» и абсолютной византийско-болгарской хронологии; антиохийской хронологии славяно-русского перевода «Летописца вскоре» X — XI вв., где содержались древнейшие русские оригинальные абсолютные датировки (6463, 6477), а также константинопольской хронологии, в основе которой лежала сентябрьская датировка событий (см.: Цыб С.В. Древнерусское времяисчисление в «Повести временных лет». С. 12 — 54).

61.               Там же.

62.               ПСРЛ. Т. 16. Стб. 36.

63.               Там же. Т. 30. С. 17.

64.               Там же. Т. 1. Стб. 29; Т. 2. Стб. 20 — 21; Т. 4. Ч. 1. С. 18; Т. 6. Вып. 1. Стб. 24; и др.

65.               Составитель летописца епископа Павла мог опустить известие о женитьбе князя Игоря, не сочетавшееся с основным тестом статьи 6405 г.

66.               ПСРЛ. Т. 16. Стб. 37.

67.               В работе А.А.Шахматова допущена опечатка при указании года известия о Святославе в летописце епископа Павла: вместо 6478 напечатано 6378. (см.: Шахматов А.А. Обозрение... С. 306).

68.               ПСРЛ. Т. 3. С. 121; Т. 4. Ч. 1. С. 48; Т. 6. Вып. 1. Стб. 58; Т. 1. Стб. 69; Т. 2. Стб. 57.

69.               Там же. Т. 15. Стб. 69.

70.               Там же. Т. 30. С. 22.

71.               В летописи Авраамки (далее: Авр.) имеем редакторскую работу, скорее всего,составителя свода.

72.               ПСРЛ. Т. 15. Стб. 102.

73.               Для определения причины изменения годовых обозначений статей в Авр. необходимо хронологическое обследование этого свода, что позволит выявить источники, повлиявшие на изменение датировок её статей.

74.               ПСРЛ. Т. 16. Стб. 40.

75.               Там же. Т. 16. Стб. 36; Т. 4. Ч. 1. С. 13; Т. 6. Вып. 1. Стб. 17.

76.               Там же. Т. 1. Стб. 24; Т. 2. Стб. 17.

77.               Сходный текст содержат Тверской сборник (далее: Тв. сб.) и Московский свод конца XV в. (далее: МС) (ПСРЛ. Т. 15. Стб. 34; Т. 25. М.; Л., 1949. С. 341). В ранних сводах: Лаврентьевской летописи (далее: Лавр.) и Ипатьевской летописи, в тексте известия дополнительно читаются слова «и победи севряны», которых нет в текстах известия Рог., Тв. сб. и МС.

78.               Подобная редакция была проведена сводчиком Новгородской первой летописи младшего извода (далее: Н1Л младшего извода), записавшего сообщение окняжении Ярополка в Киеве под 6480 г., присоединив его к тексту известия осмерти князя Святослава (текст известия отличен от Рог.).

79.               ПСРЛ. Т. 16. Стб. 41. В Авр., видимо, проведена редакторская работа составителем свода при изложении событий, связанных с последними годами княжения Святослава.

80.               Там же. Т. 16. Стб. 41.

81.               В Авр., как уже отмечалось, нередки случаи редактирования статей составителем свода (или его протографа).

82.               ПСРЛ. Т. 30. С. 44; Т. 1. Стб. 149; и др.

83.               Под этим же годом известие читается в Никоновской летописи (далее: Ник.) (Там же. Т. 9. СПб., 1862. С. 79).

84.               Там же. Т. 6. Вып. 1. Стб. 175.

85.               В летописце епископа Павла известие отсутствует.

86.               ПСРЛ. Т. 30. С. 18; Т. 1. Стб. 42; Т. 2. Стб. 31; Т. 4. Ч. 1. С. 26; и др.

87.               В других летописях, кроме Владимирского летописца (далее: Вл.), эти известия отнесены соответственно к 6406, 6415, 6420, 6421, 6449 гг.

88.               Это предположение ещё требует доказательств. Для этого необходим текстологический, хронологический и содержательный анализ трёх летописных памятников (Авр., летописца епископа Павла и Троицкой № 805).

89.               Хотя Тр. утрачена, но остались выдержки, сделанные Н.М.Карамзиным из этого свода. Эти выписки показывают, что в Тр. те же известия, что и в Рог., были датированы аналогичными годами. Так поход Олега на греков Н.М.Карамзин отнёс по Тр. к 6414 г. (по другим — это 6415 г.), известие о договоре Олега с греками, где читался рассказ о его смерти — к 6419 г. В Примечаниях к «Истории» он писал, что «отъ похода Олегова до 945 года летосчисление Троицкого списка все еще отстаетъ годомъ отъ другихъ» и приводил годы: 6421 г. — поход Симеона Болгарского на Царьград, 6427 г. — о начале царства Романа и др. (см.: Карамзин Н.М. История государства Российского. Кн. 1. Т. 1. Примечания. М., 1988. Примеч. 305, 317, 335). Обращавшиеся к Троицкой летописи при работе над подготовкой к изданиюЛавр. в начале XIX в. Х.А.Чеботарев и Н.Е.Черепанов также отмечали годовое отставание этого свода против последней: «П. летопись, в ср. с Тр., с лета 6394 идет годом вперед до 6453, в которой они обе сходятся, и лета считают согласно» (см.: Приселков М.Д. Троицкая летопись. С. 64. Примеч. 1).

90.               Использование непосредственно Тр., как «вспомогательного» свода при создании Рог. можно допустить, но оснований для однозначного вывода недостаточно.

91.               Вл. — свод позднего происхождения и, поэтому, он не мог повлиять на составление не только общего источника четырёх летописей, но и Рог. В этом случае можно говорить только об общем для всех этих летописей источнике.

92.               ПСРЛ. Т. 1. Стб. 43; Т. 2. Стб. 32; Т. 30. С. 18.

93.               Карамзин Н.М. Указ. Соч. Примечания. Т. 1. Примеч. 335.

94.               Такое чтение статей даёт Хлебниковский список (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 137. Примеч. 9).

95.               ПСРЛ. Т. 1. Стб. 149; Т. 4. Ч. 1. С. 113. Примеч. 23; Т. 6. Вып. 1. Стб. 175.

96.               Возможно, Приселков неверно восстановил Тр. за 6536-6537, сделав это по тексту Лавр. (см.: Приселков М.Д. Троицкая летопись. С. 133). Видимо в Тр., как в Хлебниковском списке и Вл.,это были пустые годы.

97.               ПСРЛ. Т. 30. С. 17.

98.               Там же. Т. 2. Стб. 106; Т. 3. С. 165; Т. 25. С. 366; Т. 15. Стб. 115; Т. 30. С. 38.

99.               Там же. Т. 1. Стб. 122; Т. 4. Ч. 1. С. 91; Т. 6. Вып. 1. Стб. 73; Т. 38. Л., 1989. С. 55.

100.           Карамзин Н.М. Указ. Соч. Примечания. Т. 1. Примеч. 468.

101.           ПСРЛ. Т. 38. С. 55.

102.           «syч» — что соответстсвует 6 тысячам, 400, 90 при отсутствии последней цифры-буквы (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 121).

103.           «sf» — отсутствуют цифры-буквы сотен и десятков (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 122).

104.           ПСРЛ. Т. 2. Стб. 106.

105.           Приселков М.Д. Троицкая летопись. С. 116. Примеч. 3. Приселков неверно указал годы известий по Лавр. и Ипатьевской летописи (далее: Ип.).

106.           Об источниках МС см.: Шахматов А.А. Обозрение... С. 256 — 263.

107.           Муравьёва Л.Л. Новгородские известия Владимирского летописца // Археографический ежегодник за 1966 г. М., 1968. С. 37 — 40; Лурье Я.С. Общерусские летописи... С. 27 — 28.

108.           ПСРЛ. Т. 6. Вып. 1. Стб. 106; Т. 4. Ч. 1. С. 91.

109.           Шахматов А.А. Обозрение... С. 268, 282; Лурье Я.С. Общерусские летописи... С. 28 — 30; ПСРЛ. Т. 30. Предисловие.

110.           ПСРЛ. Т. 16. Стб. 22-28. Текст в Авр. взят летописцем из Краткой Хронографической Палеи (см.: Муравьёва Л.Л. Рогожский летописец. С. 34, 39).

111.           В Авр., летописце епископа Павла и Троицкая № 805 (далее: Тр. 805) отразился второй вариант редакции этого источника.

112.           В Софийской первой летописи (далее: С1Л) и Н4Л текст известия сокращен в сравнении с Рог. и другими. Этот сокращенный вариант записи уже читался в протографе двух сводов. Следовательно, известие в Рог. не могло попасть через источник С1Л и Н4Л. Имеется отличие в чтении известия по сравнении с Рог. в Лавр. и Радзивиловской летописи (далее: Рдз.), что не позволяет говорить об общем источнике Рог. и этих летописей.

113.           Лурье сделал вывод о том, что материал митрополичьего свода 1408 г. отразился в Н4Л через общий протограф С1Л и Н4Л (см.: Лурье Я.С. Общерусские летописи... С. 118 — 119).

114.           Это подтверждается и текстологическими отличиями при сравнении известий Рог. и Лаврентьевской летописи.

 

 

II. Хронологические особенности статей 6560 — 6818 гг.

Большинство известий статей 6560 — 6818 гг., где тексты, как и в предыдущей группе, являются краткими выписками о событиях второй половины XI — начала XIV вв., не содержат полных дат или каких-либо других датирующих признаков, помимо обозначения года, которые служат для распознавания стиля. В связи с этим для датировки известий статьей 6560 — 6818 гг. Рогожского летописца была использована вся заложенная в них информация (прямая и косвенная). Одновременно привлекались дополнительные сведения из независимых источников, а также сводов более раннего происхождения.

 

6560. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается об освящении церкви святой Софии на Воздвиженье (14 сентября) в Новгороде Великом (аналогичный текст читается в летописи Авраамки115 ). В Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях, Московском своде конца XV в. и Никоновской летописи это известие отнесено к 6558 году116. В Новгородской первой летописи младшего извода под этим же годом говорится о завершении строительства святой Софии в Новгороде Великом при епископе Луке117. Какая из двух дат верна? Ответ на этот вопрос хронология записи известия не даёт. Хотя в научной литературе бытует мнение, что освящение церквей проводилось в праздничные, либо в воскресные дни, современная церковная практика и летописные известия об освящении церквей не дают этому подтверждения. Освящение церквей проводилось не только в праздничные или воскресные дни, но и в любой другой день недели118. Единственно, что можно утверждать с долей достоверности — это то, что церковные мероприятия старались по мере возможности приурочивать к праздничным дням. В данном конкретном случае 14 сентября в 6558 мартовском году попадало на пятницу, в ультрамартовском (или сентябрьском) — на четверг (= 6557 мартовскому году), в 6560 мартовском году — на понедельник, в ультрамартовском (или сентябрьском) — на субботу (= 6559 мартовскому году). На воскресный день 14 сентября в пределах 6557 — 6560 мартовских годов не попадало. Таким образом, о 14 сентября можно говорить лишь как о большом церковном празднике «Воздвижение честного и животворящего Креста Господня». Но это не даёт ответа на вопрос, под каким годом читалось известие в источнике Рогожского летописца и какой стиль использовался. Можно лишь предположить, что верную дату дают летописи новгородско-софийской группы, т. е. 6558. Откуда взят (или каким путём появился) в Рогожском летописце, летописи Авраамки и летописце епископа Павла 6560 г., остаётся неясным. Одно является несомненным: известие под этим годом читалось в их общем источнике. По поводу стиля, по-видимому, надо исходить из датировки Новгородской первой летописи младшего извода119. В своей основе Новгородская первая летопись младшего извода, как показал Н.Г.Бережков, придерживается мартовской датировки известий120. Вероятно, первоначально — в раннем источнике — известие было датировано 14 сентября 6558 мартовским годом (14.09.1050).

Во втором известии статьи сообщается о смерти князя Владимира Ярославича в Новгороде (аналогичный текст читается в летописи Авраамки121). В Новгородскую первую летопись старшего извода, в Лаврентьевскую и Ипатьевскую летописи122 вошёл так же, как в Рогожский летописец и летопись Авраамки, редактированный текст новгородской записи. В Новгородской первой летописи младшего извода, Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях, а также некоторых других, генетически связанных с ними сводах, читается полная дата события — воскресенье 4 октября123. Она показывает, что известие во всех летописях, где оно содержится, датировано 6560 мартовским годом (4.10.1052 г.). Эта же дата, только без указания дня недели, сохранилась в сокращённом варианте записи Новгородской первой летописи старшего извода, что позволяет считать полную дату поздних летописных памятников верной.

В целом датировка статьи остаётся под вопросом по причине сложности в датировании первого известия статьи. В основу самой статьи положен материал одного источника. Но наличие разночтений в летописях по поводу года известия об освящении церкви святой Софии говорит о том, что статья по характеру составная. Аналогичная датировка первого известия в летописи Авраамки показывает, что уже в общем источнике Рогожского летописца и летописи Авраамки эта статья являлась составной. Была ли проделана работа по изменению года первого известия статьи составителем этого свода, или он также уже имел перед собой редактированный текст известия, ответить нет возможности.

 

6561. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о рождении у князя Всеволода Ярославича сына Владимира (сходные тексты читаются в Лаврентьевской летописи, Новгородской первой летописи младшего извода и ряде более поздних сводов124). Расхождений в обозначении года известия в летописях не наблюдается. Отсутствие хронологических ориентиров, помимо года известия, затрудняет определение его стиля125. В Новгородской четвёртой летописи, летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкой № 805 известие отсутствует. Наличие сходного известия в Новгородской первой летописи младшего извода и Софийской первой летописи ещё не означает, что оно читалось в источнике Рогожского летописца, отразившемся также и в летописи Авраамки. По-видимому, известие в Рогожский летописец было взято составителем свода из «вспомогательного» источника, текст известия которого сохранился в Лаврентьевской летописи и Тверском сборнике126 (тексты сходны). Присутствие данного известия в Новгородской первой летописи младшего извода позволяет сделать предположение, как и в случае первого известия статьи 6560 г., о мартовской датировке известия.

Во втором известии статьи сообщается о том, что сгорела церковь святой Софии о «13 верхах». Сообщение о пожаре в церкви святой Софии в Новгороде Великом в Новгородской первой летописи младшего извода и близких к ней Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях, а также в Тверском сборнике и Никоновской летописи читается под 6557 г. с указанием полной даты события — суббота 4 марта (соответствует мартовскому [или сентябрьскому] стилю) 127. В летописи Авраамки и летописце епископа Павла известие помещено под 6550 г. 128 В Новгородской первой летописи старшего извода известие дано под 6553 г. Здесь тоже читается полная дата пожара — суббота 15 марта129. Разбор полных дат известия по Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов был сделан Н.Г.Бережковым. Он отмечал, что правильной датой является 4 марта 6557 мартовского (или сентябрьского) года (4.03.1049 г.). Наличие иной даты в Новгородской первой летописи старшего извода он связывал с редакторской работой: следствие искусственного переноса сообщения из 6557 г. под 6553 г. перед известием о закладке князем Владимиром Ярославичем церкви святой Софии. При этом переносе число месяца было изменено применительно к новому году, но неудачно, т. к. в марте 6553 мартовского (или сентябрьского) года на субботу приходились числа 2, 9, 16 и т.д.130 При исследовании датировки известия Рогожского летописца возникает вопрос, что стало причиной включения известия в состав статьи 6561 г., а в летописи Авраамки — 6550 г. (в обеих летописях читаются сходные тексты за исключением указания числа куполов церкви святой Софии)? По всей видимости, это было связано с общим источником летописей, в котором известие о пожаре в церкви святой Софии читалось под 6561 г., как в Рогожском летописце и Троицкой № 805. В протографе общего источника указанных летописей оно, видимо, читалось под 6557 мартовским (или сентябрьским) годом. Наличие в этом источнике известий, расположенных в такой последовательности, как: 6557 г. — о пожаре в церкви святой Софии, под 6560 г. — об освящении церкви святой Софии и захоронении в ней князя Владимира, привело к тому, что сводчик общего источника Рогожского летописца, летописи Авраамки, Троицкой № 805 вынес известие о пожаре в статью под 6561 г., следующую за статьёй 6560 г. (сообщается об освящении церкви святой Софии и захоронении в ней князя Владимира). Такое положение могло сложиться в том случае, если в одном из ранних источников уже не читалось известие о строительстве церкви св. Софии князем Владимиром под 6558 г., как это наблюдается в Новгородской первой летописи младшего извода131. Составитель источника летописи Авраамки и летописца епископа Павла, видимо, изменил расположение известия о пожаре в церкви святой Софии. Поставил его перед известием о строительстве князем Владимиром церкви святой Софии, читающееся под 6553 г., возможно, имея сведения о том, что церковь святой Софии в Новгороде Великом была освящена позднее пожара. Скорее всего, летописатель не имел точных сведений о годе пожара и отнёс его к 6550 г. Хотя неисключена вероятность того, что в числе года была пропущена последняя цифра. И это мог быть 6551 или 6552 гг. Это вполне согласовывалось с погодной последовательностью совершения событий (как они теперь читаются в летописи Авраамки): 6550 (6551 или 6552?) — пожар в церкви святой Софии, 6553 — строительство церкви святой Софии князем Владимиром, 6560 — освящение церкви святой Софии и захоронение в ней князя Владимира132.

Говорить о стиле года данного известия в Рогожском летописце не представляется возможным, т. к., по всей видимости, 6561 г. для известия о пожаре в церкви святой Софии является ошибочным. Отнесение второго известия статьи к данному году связано не с редакторской работой сводчика летописи, а её источника, что подтверждается наличием такого же обозначения года известия в Троицкой № 805.

В целом статья по характеру составная. Она была сформирована на основе двух источников: 1) сходного с тем, который отразился также в Лаврентьевской летописи (или Тверском сборнике); 2) сходного с тем, который отразился одновременно в Рогожском летописце и Троицкой № 805.

 

6562. В статье сообщается о смерти киевского князя Ярослава Владимировича в первую субботу Великого поста (сходный текст читается в летописи Авраамки133). В Лаврентьевской летописи дата кончины князя Ярослава зафиксирована как «суббота 1 поста святого Феодора»134. В Новгородской первой летописи младшего извода дата имеет вид: «месяца февраля, в субботу 1 недели поста, на святого Феодора»135. В Ипатьевской летописи календарная часть даты смерти киевского князя представлена в несколько ином виде: «месяца февраля в 20, в субботу 1 недели поста в святого Федора день»136. Полная дата в Ипатьевской летописи содержит ошибку. Указанные в летописи элементы даты соответствуют 6566 мартовскому году (20.02.1059 г.). Ближайший год к 6562 г., когда 20 февраля приходилось на субботу, был 6560 мартовский. Но это число в 6560 мартовском году попадало на Масляную неделю (20.02.1053 г.). В 6562 ультрамартовском (или сентябрьском) году (= 6561 мартовскому) оно было воскресеньем 1-й недели поста (20.02.1054 г.). В этом году субботой первой недели поста было 19 февраля. В 6562 мартовском году на Федорову неделю выпадало 4 марта (1055 г.), т. е. дата принадлежала уже 6563 мартовскому (или сентябрьскому) году. Разночтения в летописях в дате смерти Ярослава Мудрого привели к появлению в научной литературе различных точек зрения по этой проблеме. Обнаружение С.А.Высоцким среди граффити Софийского собора в Киеве надписи, в которой, по мнению исследователей, речь идёт о смерти Ярослава Мудрого137, не внесло ясности в разрешение вопроса о дате смерти киевского князя.

Разное прочтение исследователями текста граффито привело к появлению лишь новых предположений о дате смерти Ярослава. Так, Б.А.Рыбаков, сделавший попытку восстановить текст записи, полагал, что в ней читается дата 6562 г., 20 февраля, воскресенье Федоровой недели138. Противоречия в датах летописного текста (19 февраля) и записи граффито (20 февраля) он попытался объяснить тем, что Ярослав умер в ночь с 19 на 20 февраля. В то время как церковь вела отсчёт суток с полуночи, собственно русские сутки начинались с утра139. Этим и объясняется, по мнению исследователя, смешение 19 и 20. И, следовательно, как считал Б.А.Рыбаков, летописное известие записано по ультрамартовскому (или сентябрьскому) стилю140. А.Г.Кузьмин, следуя выводу Б.А.Рыбакова, добавляет, что в статье 6562 обнаруживаются следы разновременного редактирования или соединения разных источников, что могло сказаться и на самой дате. Бесспорным свидетельством в данном случае, по мнению Б.А.Рыбакова и А.Г.Кузьмина, является то, что запись (либо её оформление позднейшим летописцем) приведена не по мартовскому стилю141. Иное прочтение даты смерти Ярослава в записи граффито предлагает В.К.Зиборов: 6560 г., суббота 1 недели поста 17 февраля на святого Фёдора. Он считает, что дата смерти Ярослава записана на основе хронологии, отличавшейся от хронологии, применявшейся в Киеве, на 2 года, поэтому она и не согласуется с летописным годом (6562). При этом исследователь замечает, что составитель записи пользовался сентябрьским стилем. Но указав при разборе вариантов датировки смерти Ярослава на то, что 17 февраля не приходилось на субботу ни в 6562 г., ни в 6560 г., если переводить дату на современное летосчисление по константинопольской эре, автор так и не дал точного перевода даты на современный счёт лет, отметив только, что 17 февраля было субботним днём на первой неделе поста в 1051 г, который не был в отличие от 6560 сентябрьского года високосным142. Этот факт в свою очередь не позволяет считать 6560 сентябрьский год от «сотворения мира» 1051 годом от «рождества Христова». Таким образом, вопрос о датировке летописного известия о смерти киевского князя Ярослава Владимировича остаётся открытым.

В отношении известия Рогожского летописца и летописи Авраамки можно утверждать только то, что текст статьи ближе к записи источника Лаврентьевской летописи, где также не указано число в дате смерти князя Ярослава, чем к источнику Ипатьевской, Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей143, где оно читается (20 февраля) или источнику Новгородской первой летописи младшего извода, т. к. здесь в дате читается название месяца, в котором умер Ярослав.

 

6567. В статье сообщается о смерти князя Игоря Ярославича (аналогичный текст читается в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях). В отличие от Рогожского и Владимирского144 летописцев, а также Никоновской летописи, другие своды145 относят известие о смерти Игоря к 6568 г. Н.М.Карамзин в Примечаниях ко II тому «Истории» отмечал: «Здесь заметимъ хронологическое несогласование въ харатейных спискахъ. По Суздальскому или Пушкинскому... Игорь скончался и Торки погибли въ 1060 (т. е. 6568 г. — Н.Г.). Половцы разбили Всеволода въ 1061. По Троицкому все годомъ ранее; но далее летосчислениiе согласно»146. Аналогичные записи в Рогожском и Владимирском летописцах и их одинаковое годовое обозначение с Троицкой летописью говорят в пользу того, что в основе этих сводов читается запись источника, где известие было помещено под 6567 г. И тем самым можно говорить, что источник Лаврентьевской или Ипатьевской летописей не являлись основой для формирования данной статьи147. Этим источником мог быть свод близкий к источнику Троицкой летописи.

Отсутствие в источниках датирующих признаков, помимо года известия, затрудняет определение стиля статьи. В то же время можно предположить, что в Троицкой летописи, Рогожском и Владимирском летописцах, в Никоновской летописи год проставлен по мартовскому стилю, а в Лаврентьевской летописи и других — по ультрамартовскому. Тем более, что предыдущие и последующие известия статей не дают однозначного ответа о стиле этих статей.

 

6569. В статье сообщается о приходе половцев на Русь и битве с ними киевского князя Всеволода Ярославича 2 февраля. Аналогичный текст в других летописях не содержится. По-видимому, в Рогожском летописце читается сокращённо-редактированная запись текста, сохранившегося в Лаврентьевской, Ипатьевской, Новгородской четвёртой, Софийской первой летописях и др. (тексты сходны) 148. В отличие от Рогожского летописца, Лаврентьевской летописи и других, в Троицкой летописи149 (а также во Владимирском летописце и Никоновской летописи150) это известие отнесено к 6568 г. Можно предположить, что известие в Рогожском летописце, Лаврентьевской летописи и других датировано ультрамартовским (или сентябрьским) стилем, в Троицкой летописи (Владимирском летописце и Никоновской летописи) известие дано по мартовскому стилю. Это предположение не противоречит датировке предыдущей статьи. Различие состоит лишь в том, что датировка известия статьи 6567 г. Рогожского летописца сходна с Троицкой летописью, Владимирским летописцем и Никоновской летописью, а датировка известия статьи 6569 г. Рогожского летописца сходна с Лаврентьевской и Новгородской четвёртой летописями. Известия обеих статей отсутствуют в летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкой № 805. Разночтения в датировке известий статей 6567 г. и 6569 г. Владимирского летописца и Троицкой летописи с Рогожским летописцем позволяет предположить, что известие данной статьи читалось в общем источнике Рогожского летописца и летописи Авраамки (т. е. «основном» источнике Рогожского летописца), но было сокращено в летописи Авраамки (или её протографе). А статья 6567 г. была дополнена по «вспомогательном» источнику.

 

6571. В статье даны два сообщения: об изменении течения р. Волхов в течение 5 дней и о сожжении князем Всеславом Брячеславичем Новгорода Великого на четвёртое лето после первого события (сходный текст читается в летописи Авраамки, Лаврентьевской летописи и ряде других сводов151). Второе сообщение известия является вставкой (это относится ко всем летописям, где оно читается). Наличие этой вставки в текстах Лаврентьевской и Ипатьевской летописей предполагает существование записи в таком виде уже в источнике этих ранних памятников.

Разночтений в обозначении года известия в летописях не имеется. Определение стиля статьи затруднено из-за отсутствия дополнительной датирующей информации. Статья, скорее всего, новгородского происхождения152.

 

6572. В статье сообщается о комете. В известии речь идёт о комете Галлея. её появление, по астрономическим данным, отмечено с конца марта 1066 г., что соответствует 6574 мартовскому (или сентябрьскому) году. Вначале она была видна в утренние часы, перед восходом солнца, а с 24 апреля — вечером, по заходе солнца153. К периоду вечерней видимости кометы относится летописное известие («въсходящи с вечера»). Следовательно, на Руси комета была видна приблизительно с 24 апреля. Во всех летописях, содержащих сообщение о комете, отмечено, что она была видна на вечернем небе 7 дней154, но под разными годами (6572, 6573), отличающимися от истинного года появления кометы на 1 — 2 единицы, что не позволяет точно определить стиль, использованный летописцем. Можно только предполагать, что первоначальная запись была датирована сентябрьским 6574 г. Впоследствии, сводчик, переводя дату на мартовский счёт лет, «ошибочно» вычел 1 и отнёс появление кометы к 6573 мартовскому году. Объяснить дату 6572 г. не представляется возможным155. Ошибка в датировке очевидна.

Аналогичный текст читается в летописи Авраамки (в других сводах текст известия представлен полнее) 156. Значит, известие с ошибкой в датировке перешло в Рогожский летописец из общего источника двух летописей. В тексте Рогожского летописца последнее слово «и погибе» добавлено сводчиком летописи, т. к. оно не содержится в записях других летописей, в том числе и в тексте известия летописи Авраамки. В новгородско-софийской группе летописей, а также в Ипатьевской летописи, Московском своде конца XV в. и Тверском сборнике известие дано под 6573 г.157 В Лаврентьевской и Радзивиловской летописях158 оно читается, как в Рогожском летописце и летописи Авраамки, под 6572 г.159 Следовательно, можно говорить с уверенностью, что в данном случае общий источник Рогожского летописца и летописи Авраамки отличался от источников Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, Новгородской четвёртой и генетически связанных с ней летописей. В нём отразился источник, сходный с Лаврентьевской летописью.

 

6574. Статья содержит краткое сообщение о том, что полоцкий князь Всеслав Брячеславич пожёг Новгород Великий. В Лаврентьевской и Ипатьевской летописях, Новгородской первой летописи младшего извода, Софийской первой и Новгородской четвёртой летописях, а также в выписке Н.М.Карамзина сообщение читается под 6575 годом160. Н.Г.Бережков считал этот год (на основе исследования хронологии Новгородской первой летописи старшего извода) мартовским, а отмеченное известие, включённое в 6575 мартовский год (в Лаврентьевской и др. летописях), относил к 6574 мартовскому году161. С такой трактовкой можно согласиться, если считать, что летописец не разрывает следующие друг за другом события двух годов и соединяет их под одним годом. В случае же большого временного интервала между событиями такая датировка вызывает некоторые сомнения (для текста «Повесть временных лет», сохранившегося в Лаврентьевской летописи и др.). Что имеется ввиду? В летописях не указано ни точной даты взятия Новгорода князем Всеславом, ни хотя бы времени года (сезона). Предположим, что Новгород был взят весной (или летом) 6574 мартовского года. Следовательно, вывод Н.Г.Бережкова ведёт нас к тому, что события начала одного мартовского года летописец перенес в другой, т. е. поместил их на год старше162 реального. При этом нельзя забывать, что в случае признания военной компании князя Всеслава против Новгорода, как весенней (или летней), зимний поход Ярославичей против него необходимо признать, как начавшийся через 5 (или 8) месяцев после сожжения Всеславом Новгорода (т. е. зимой 6574 мартовского года), что вызывает также определенные сомнения. При этом повторяется тот же вариант датировки — летописец помещает сообщение о зимнем походе Ярославичей конца 6574 мартовского года в конец статьи 6575 мартовского года. Что также сомнительно. Если же считать, что нападение на Новгород произошло осенью 6574 мартовского года, то 6575 г. (в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях) можно отнести к сентябрьскому стилю (1066/7), а не датировать его мартовским, как делает исследователь, тем более, что календарная последовательность следующих за этим сообщением событий соответствует именно сентябрьскому году — осенний(?) поход князя Всеслава на Новгород Великий, зимний поход Ярославичей на князя Всеслава, бой на Немиге в марте, крестное целование Ярославичей и июльское пленение Всеслава163. Новгородская первая летопись старшего извода, сообщая о данных событиях кратко, даёт их под двумя годами: взятие Новгорода под 6574 г., победу над Всеславо на Немиге (3 марта) и его пленение Ярославичами — под 6575 г.164, тем самым разбивая между двумя мартовскими годами.

Этот разбор текста «Повести временных лет» (по Лаврентьевской летописи) нам потребовался для того, чтобы определить, откуда взята краткая запись известия в Рогожском летописце и как она датирована. Аналогичный Рогожскому летописцу текст читается в летописи Авраамки165. Новгородская первая летопись младшего извода, Новгородская четвёртая и Софийская первая летописи содержат тексты известий, сходные с записями Лаврентьевской и Ипатьевской летописей. Значит, источники этих летописей имели в своём составе текста известия «Повести временных лет». Откуда же тогда мог быть взят текст общего источника Рогожского летописца, летописи Авраамки и летописца епископа Павла? Особняком от других летописей стоит текст известия Новгородской первой летописи старшего извода. Некоторые детали, указанные в тексте этого памятника, находим в записи Рогожского летописца, летописи Авраамки, а также Тверского сборника. Интересным является то, что начало текста известия Новгородской первой летописи старшего извода совпадает только с текстом Рогожского летописца (ср.: «Приде Всеславъ и възя Новъгородъ» — Новгородская первая летопись старшего извода и «Пришедъ Всеславъ и взятъ Новъгородъ» — Рогожский летописец). Остальная часть текстов в этих летописях отличается одна от другой. В то же время детали, содержащиеся в текстах Рогожского летописца, летописи Авраамки и Новгородской первой летописи старшего извода частично читаются в начале записи известия Тверского сборника, окончание которой составляет текст, сходный с «Повестью временных лет».

Ср.: Таблица 3.

Отмеченные в текстах летописей детали отсутствуют в тексте «Повести временных лет». Это говорит в пользу существования двух отдельных первоначальных записей о событиях тех лет. Одна из которых отражена была в «Повести временных лет» (по Лаврентьевской и Ипатьевской летописям). Вторая запись — новгородская — оказалась со временем редактирована и частями сохранилась в текстах Новгородской первой летописи старшего извода, Рогожском летописце и летописи Авраамки, а также в Тверском сборнике. Первая запись («Повесть временных лет») могла сохранить сентябрьскую датировку источника (6575 г.) или автор записи все события с сентября по август изложил под мартовским 6575 г., т. е. под годом окончания конфликта между Всеславом и Ярославичами, наступившего с момента пленения первого, а вторая дошла до нас в составе Новгородской первой летописи старшего извода, Рогожского летописца и летописи Авраамки с мартовской датировкой 6574 года166. Возводить известие общего источника Рогожского летописца и летописи Авраамки к источнику Новгородской четвёртой и Софийской первой летописи нельзя, т. к., во-первых, тексты этих летописей датированы 6575 г., а не 6574 г., во-вторых, сделать сокращенно-редактированный вариант текста, сходный с читающимся в Рогожском летописце и летописи Авраамки на основе содержащегося в первых двух летописях текста известия нельзя из-за отсутствия в нём тех элементов фактического материала, которые присутствуют в записи Рогожского летописца и летописи Авраамки: информация о сожжении Всеславом Новгорода; указание на место, до которого выгорел Новгород (Неревский конец); указание на ограблении святой Софии; указание на отход Всеслава из города. Таким образом, в Рогожском летописце и летописи Авраамки отразился иной источник (для данного известия). Он отличался от протографа Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей. Этим источником мог быть новгородско-софийский свод 30-х гг. XV в. 167, в котором отразился текст Софийского владычного свода, как и в Новгородской первой летописи старшего извода. В протографе Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей, вероятно, текст новгородского источника был заменён на текст «Повести временных лет» в сильвестровской редакции168.

 

6576. В статье кратко изложено известие о приходе половцев на Русь и битве Ярославичей с ними на р. Альте.

Разберём события в хронологической последовательности по более полному тексту известия Лаврентьевской и Ипатьевской летописей. Запись под 6576 г. начинается сообщением о приходе половцев на Русь, далее отмечено выступление против них трёх Ярославичей, битва на р. Альте, поражение русских князей и бегство Изяслава в Киев, Святослава в Чернигов, вече в Киеве и решение киевлян выпустить Всеслава Полоцкого из заточения, что и происходит 15 сентября (посажен в «поруб» Изяславом летом 6575 г. 169), бегство Изяслава к полякам, битва Святослава с половцами 1 ноября и его победа170. Последнее известие в статье («Всеславъ же седе в Киеве мъсяцъ 7») показывает, что Всеслав находился в Киеве с сентября до апреля171. Из летописного текста со всей очевидностью вытекает, что нашествие половцев на Русь произошло незадолго до того, как Всеслав был освобожден киевлянами (собственно его освобождение было следствием тех событий, которые последовали за приходом половцев). По тексту ясно, что выступление киевлян произошло сразу по возвращении Изяслава (т. е. 13 — 15 сентября). Можно предположить, что приход половцев на Русь приходился, таким образом, на первые числа сентября172. Относя их приход к началу сентября, видим, что календарная последовательность событий (начало сентября, 15 сентября, 1 ноября) предполагает датирование известия 6576 г. как сентябрьским, так и мартовским стилем. Н.Г.Бережков отнёс события, изложенные в Лаврентьевской летописи, к 6576 мартовскому году173. В Новгородской первой летописи старшего и младшего извода читается тот же год, что и в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях. Возможно, что год Новгородской первой летописи зависит от датировки «Повесть временных лет» откуда могли быть взяты краткие выписки об этих событиях в новгородский (владычный?) свод. Н.Г.Бережков, делая хронологический разбор Новгородской первой летописи старшего извода, отмечал, что она содержала лапидарные выдержки из «Повести временных лет», иногда имеющие прямое искажение сообщений источника174. Попытка подробного анализа текста «Повести временных лет» (по Лаврентьевской и Ипатьевской летописям) была сделана в связи с тем, что запись текста в Рогожском летописце сходна с известием Лаврентьевской, Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей. Определить, какой источник был использован при составлении Рогожского летописца (сходный с Лаврентьевской или Новгородской четвёртой летописью) представляется затруднительным. В связи с этом можно высказать два предположения: 1) наличие текста известия в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях может говорить о вероятности того, что в общем источнике Рогожского летописца, летописи Авраамки и летописца епископа Павла известие читалось, но было сокращено в протографе двух последних. Полный же текст известия этого источника отразился в Новгородской четвёртой летописи; 2) отсутствие известия в летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкой № 805, а также присутствие полного текста известия в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях, как это читается в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях, может говорить об отсутствии известия в общем источнике Рогожского летописца и трёх первых летописей. Оно также могло отсутствовать в раннем источнике Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей и было дополнено текстом, аналогичным тому, который имеется в Лаврентьевской летописи, при составлении непосредственного протографа этих сводов.

Говоря о стиле статьи, отметим, что в мартовском 6577 г. (осень) Всеслав участвовал в битве с новгородцами (анализ известия см. ниже). До этого, по сообщению Лаврентьевской и Ипатьевской летописей, весной 6577 мартовского года он бежит из Киева, просидев 7 месяцев на киевском княжении, т. е. с сентября 6576 мартовского года по весну (март) 6577 мартовского года, а в Киев 2 мая 6577 мартовского года возвратился Изяслав. Таким образом события, описанные кратко в известии Рогожского летописца можно отнести к 6576 мартовскому году (начало сентября 1068).

 

6577. В статье сообщается о битве на Гзени Всеслава Полоцкого с Глебом Новгородским 27 октября. Аналогичный текст читается в летописи Авраамки, но против Рогожского летописца в ней событие датировано 23 октября175. Какая из двух дат является верной? Обратившись к новгородско-софийской группе летописей, имеющих пространную запись известия о битве, находим полную дату события: пятница 23 октября176, соответствующую 6577 мартовскому году (27.10.1069 г.). Тверской сборник и другие своды позднего происхождения так же, как и новгородские летописи, приводят ту же дату (некоторые без указания дня недели). Из сказанного следует, что в Рогожском летописце число «27» поставлено ошибочно. Предполагать случайную замену буквы-цифры «3» (г) на «7» (з) в силу возможного сходства написания нельзя. Поэтому полагаем, что по невнимательности сводчик Рогожского летописца поставил последнюю букву-цифру года (7) в число дня при изложении события (это могло произойти при перенесении известия из протографа или при составлении списка Рогожского летописца). Ошибка в числе дня не влияет на признание года известия Рогожского летописца, как мартовского.

Запись известия Рогожского летописца и летописи Авраамки, представляет краткое извлечение из текста, сохранившегося в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей (в Новгородской первой летописи старшего извода содержится текст в ином чтении) 177. Это свидетельствует о том, что тексты Рогожского летописца, летописи Авраамки, Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей имели в основе общий источник для данного известия.

 

6580. 6581. В статьях сообщается (соответственно) о перенесении мощей князей Бориса и Глеба 21 мая178 и закладке игуменом Феодосием церкви святой Богородицы в Печёрском монастыре (аналогичные тексты читаются в летописи Авраамки179). В других летописях разночтений в обозначении годов известий не имеется. Отсутствие дополнительной информации затрудняет датирование записей.

В статье 6580 г. в числе месяца содержится неточность. Перенесение мощей Бориса и Глеба состоялось по Лаврентьевской летописи — 2 мая (эта дата отразилась в Новгородской первой летописи младшего извода и Новгородской четвёртоё летописи180), по Ипатьевской летописи — 20 мая. В связи с этим разночтением существуют и разные мнения по поводу даты переноса мощей князей. Так, А.Поппэ, за ним Г.Подскальски, а также С.В.Цыб считают реальной дату, читающуюся в Ипатьевской летописи (Хлебниковском списке) 181. В своё время ещё А.А.Шахматов выдвигал это предположение. Он считал, что в дате Лаврентьевской летописи отразилось влияние на владимиро-суздальских летописцев конца XII — начала XIII вв. даты другого переноса мощей этих же князей: 2 мая 1115 (6623) г. В дальнейшем А.А.Шахматов отказался от такой трактовки и посчитал дату Ипатьевской летописи ошибочной182. В Рогожском летописце ошибка в числе связана не с указанными летописями (или их источниками). Дата 21 мая читается в Софийской первой летописи, где сказано: «и оттоле (с момента переноса мощей — Н.Г.) утвердишася таковыи праздникъ мсяца маия 21 день въ славу святыхъ мученикъ Бориса и Глба»183. Очевидно, она и вошла в текст Рогожского летописца при использовании сводчиком текста источника, сходного с Софийской первой летописью. Однако отметим, как верно заметила Л.Л.Муравьёва в своём исследовании, сокращённый текст Рогожского летописца ближе к Лаврентьевской летописи, чем к Софийской первой летописи (текст известия в двух последних представлен полнее). К Софийской первой и Новгородской четвёртой летописям ближе текст летописи Авраамки. Такое положение ведёт нас к выводу о том, что при записи известия о перенесении мощей князей сводчик Рогожского летописца использовал тексты двух источников: один был сходен с Лаврентьевской летописью (из него был взят тект известия), другой, скорее всего, — с Софийской первой летописью (из него заимствована дата)184.

Предположение как о реальной дате перенесения мощей 20 мая (по Ипатьевской летописи) не лишено оснований. Эта же дата читается в житийной литературе: «Сказании о Борисе и Глебе» и «Чтении о Борисе и Глебе»185. Такие крупные церковные мероприятия чаще проводились в праздничные или воскресные дни (так второе перенесение мощей в 1115 г. произошло 2 мая в воскресенье после освящения в субботний день церкви). 20 мая в 6580 мартовском (или сентябрьском) году приходилось на воскресенье, в то время как 2 мая в том же году — на среду. Предпочтительной в данном случае является дата Ипатьевской летописи. Полагаем, что 6580 г., по дате 20 мая, надо датировать мартовским (или сентябрьским) стилем (20.05.1072 г.).

Закладка церкви святой Богородицы в Печёрском монастыре состоялась после 21 марта. В Лаврентьевской летописи и др. сказано, что церковь была заложена при князе Святославе. Святослав Ярославич стал киевским князем после изгнания из Киева Изяслава Ярославича с 21 марта (в момент перенесения мощей Бориса и Глеба киевским князем был Изяслав). По-видимому, и это известие датировано в летописях мартовским (или сентябрьским) стилем. Дополнительным основанием для признания статей 6580 г. и 6581 г. мартовскими (или сентябрьскими) служит их расположение между мартовскими статьями.

 

6582. В статье сообщается о смерти Феодосия Печорского 3 мая. Полная дата дня смерти игумена (3 мая суббота второй недели по Пасхе) читается в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях186. Она показывает, что известие в летописях датировано 6582 мартовским (или сентябрьским) годом (3.05.1074 г.). Аналогичная Рогожскому летописцу запись известия содержится в Новгородской первой летописи старшего извода187. Против Рогожского летописца в ней вместо «Феодосiи» стоит «Федосъ». Текст известия в летописи Авраамки имеет дополнительное чтение против Рогожского летописца и Новгородской первой летописи старшего извода (о захоронении игумена в «печере»)188. В Новгородской четвёртой летописи, имеющей сходный с Рогожским летописцем текст, отсутствует дата события189. Лаврентьевская и Ипатьевская летописи дают пространный текст о Феодосии и его смерти, отразившийся в ряде более поздних летописных сводов (Софийская первая летопись, Тверской сборник и др.)190. Н.Г.Бережков, делая хронологический разбор Новгородской первой летописи старшего извода, полагал, что она содержала выдержки из «Повести временных лет», но не дословные, а в виде сокращенной, сжатой передачи сути сообщения191. Этот вывод исследователя можно отнести и к тексту Рогожского летописца. По-видимому, в Рогожском летописце и летописи Авраамки отразился общий для этих известий источник, содержавший сокращённый текст «Повести временных лет» и датированный мартовским (или сентябрьским) стилем. В Рогожском летописце текст известия представлен в более сокращенном виде, нежели в летописи Авраамки. Возможно, это связано с редакторской работой составителя Рогожского летописца.

 

6585. В статье сообщается о гибели киевского князя Изяслава Ярославича (по Лаврентьевской, Ипатьевской летописям и др. — 3 октября) и начале княжения в Киеве Всеволода Ярославича. В Лаврентьевской, Ипатьевской и ряде поздних летописей эти сообщения помещены под 6586 г., в Софийской первой — под 6587 г., в Новгородской четвёртой они разбиты между 6586 и 6587 гг.192 Указанные своды содержат тексты в ином чтении, нежели в Рогожском летописце. Только летопись Авраамки, как и Рогожский летописец, даёт известие под 6585 г., хотя их тексты имеют лишь относительное сходство.

Ср.: Таблица 4.

Вероятно, год известия был взят сводчиком Рогожского летописца из «основного» источника. Сам же текст известия мог быть им отредактирован по «вспомогательному» источнику (добавлена информация о начале княжения в Киеве Всеволода после смерти его брата), где сообщение о смерти Изяслава читалось под 6586 г.

В текстах Лаврентьевской и других летописей о событиях, связанных с борьбой Ярославичей и их племянников (Бориса и Глеба) отсутствуют полные даты, что затрудняет датирование известий. Поэтому основанием для датировки известия может служить его расположение между известиями и статьями мартовского (или сентябрьского) стиля, т. е. в Лаврентьевской летописи и др. статью 6586 г. можно датировать мартовским стилем. В отношении года известия Рогожского летописца и летописи Авраамки, в сравнении с Лаврентьевской летописью и другими сводами, можно говорить о датировании сообщений на единицу ниже мартовского года. Очевидно, что такая датировка известия летописей связана с их общим источником. Однако объяснить, что послужило появлению данного года в источнике, представляется затруднительным. Возможно, это механическая ошибка, связанная с невнимательностью составителя общего источника Рогожского летописца и летописи Авраамки.

 

6596. В статье сообщается о перенесении мощей святого Николы из Мир Ликийских (Малая Азия) в Бар. Это известие читается также в Новгородской четвёртой летописи, Тверском сборнике, Никоновской летописи и Владимирском летописце (своды позднего происхождения в сравнении с Рогожским летописцем)193. В Новгородской четвёртой летописи, Владимирском летописце и Никоновской летописи тексты содержат небольшое дополнение против Рогожского летописца, в Тверском сборнике читается подробный рассказ о событии. Здесь же содержится полная дата перенесения мощей — воскресенье 2 мая.

Ср.: Таблица 5.

Полная дата Тверского сборника показывает, что в источнике известие датировано ультрамартовским стилем, что соответствует 6595 мартовскому (или сентябрьскому) году (2.05.1087 г.). Тверской сборник — источник позднего происхождения и поэтому заключённый в нём подробный рассказ о перенесении мощей может представлять собой позднейшую вставку или добавление к краткому тексту, который читался в протографе свода и был сходен с записями Рогожского летописца, Новгородской четвёртой летописи. Однако нельзя отвергать того обстоятельства, что подробные сведения тверской летописец почерпнул из какого-то иного источника, нежели летописные своды и, возможно, более раннего по происхождению, чем летописи, использованные им при работе. Поэтому есть вероятность того, что хронологические сведения Тверского сборника могут быть достоверными. Тем более, что летописец различал официально установленную дату празднования переноса мощей (9 мая) и дату непосредственного принесения мощей в Бар (2 мая)194.

Отсутствие известия в ранних летописных сводах — Лаврентьевская, Ипатьевская летописи, Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов — может указывать на то, что само известие могло появиться в летописях поздно (не ранее XIV в.) и было взято, скорее всего, из каких-то церковных записей. Поэтому считать 6596 год ультрамартовским по дате Тверского сборника можно только с определенной долей вероятности195. Возможно, известие относится к записям ростовской епархии. Определить, каким образом известие попало в Рогожский летописец (из какого источника), представляется достаточно сложным. Если это был источник, сходный с Новгородской четвёртой летописью, то почему известие не читается ни в летописи Авраамки, ни в Софийской первой летописи или других, генетически связанных с Новгородской четвёртой летописью, сводах. Если предположить, что это общий источник с Тверским сборником и в Рогожском летописце читается краткая выписка из этого источника, то надо признать, что в работе над этой частью Рогожского летописца составитель использовал и источник, близкий Тверскому сборнику.

 

6597. Статья содержит два известия: об освящении церкви святой Богородицы в Печёрском монастыре и смерти митрополита Иоанна. Разночтений в обозначении года известий в других летописях не имеется, за исключением летописи Авраамки, где известие об освящении церкви отнесено к 6600 г.196 В летописях отсутствует дополнительная информация, что затрудняет датирование известий. Основанием для датировки известий мартовским (или сентябрьским) стилем служит их промежуточное положение между статьями с мартовской (или сентябрьской) датировкой года в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях, т. к. оба известия представляют собой сокращённый вариант текстов, читающихся в Ипатьевской, Радзивиловской летописях, выписке Н.М.Карамзина из Троицкой летописи и других сводах197.

В целом, по-видимому, статья сформирована на основе одного источника. Однако наличие сходного чтения текстов известий в разных сводах затрудняет определение, к тексту какой летописи этот источник был ближе198. Возможно, это был «вспомогательный» источник и данная статья отсутствовала в общем источнике Рогожского летописца, летописи Авраамки и летописца епископа Павла. В летописи Авраамки известие об освящении церкви могло быть добавлено при формировании этого свода из источника, который отличался от общего источника Рогожского летописца и летописи Авраамки (оба известия отсутствуют в летописце епископа Павла и Троицкой № 805), и ошибочно было внесено под 6600 г.

 

6600. В статье сообщается о «дивных» событиях в Полоцке (аналогичный текст читается в летописи Авраамки199). Разночтений в обозначении года известия в других летописях не имеется. В летописях отсутствует дополнительная хронологическая информация, что затрудняет датирование статьи. Основанием для датировки статьи мартовским (или сентябрьским) стилем служит её промежуточное положение между статьями с мартовской (или сентябрьской) датировкой года в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях, т.к. известие представляет собой сокращённо-редактированный вариант текста, читающегося в этих сводах.

 

6601. В статье сообщается о смерти киевского князя Всеволода Ярославича и начале княжения в Киеве Святополка Изяславича. Полные даты известий читаются в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях, а также более поздних сводах. Всеволод умер 13 апреля, а в четверг 14 апреля Страстной недели был погребён, Святополк вошёл в Киев на Антипасху 24 апреля на Праздной неделе (следующее воскресенье после Пасхи)200. Полные даты показывают, что известие в Рогожском летописце датировано 6601 мартовским (или сентябрьским) годом (13 — 14.04, 24.04.1093 г.). Текстологически запись в Рогожском летописце отличается от ранних летописей (Лаврентьевская, Ипатьевская). Нет аналогов тексту Рогожского летописца и среди поздних летописных сводов. Однако полагать, что в Рогожском летописце содержится известие, имеющее самостоятельное происхождение, нет оснований. В Лаврентьевской летописи и других начальная часть известия аналогична тексту Рогожскому летописцу. По-видимому, сводчик Рогожского летописца сократил и отредактировал текст источника, который в пространном виде сохранился в летописи Авраамки (наиболее сокращённый вариант выдержки из «Повести временных лет» читается в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов).

 

6605. В статье сообщается об ослеплении теребовльского князя Василька Ростиславича. Подробный рассказ об ослеплении Василька, походе князей в связи с этим на Святополка Изяславича, заключении Городецкого мира (до освобождения Василька в марте) и последующих событиях приведён в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях201. Сходный с Рогожским летописцем текст читается в летописи Авраамки, имеющей дополнительное чтение об ослеплении («отъ Святополка Изяславича, отъ строя своего») и Новгородской четвёртой летописи, также с дополнением («отъ строя своего Давида Игоревича»)202. Сокращённый по отношению к Рогожскому летописцу, Новгородской четвёртой летописи и летописи Авраамки, текст содержит Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов203. Поэтому можно считать, что сокращённую выдержку из «Повести временных лет» об ослеплении Василька содержал новгородский источник, отразившийся затем в разных редакциях в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, Новгородской четвёртой летописи и общем источнике Рогожского летописца и летописи Авраамки.

В Лаврентьевской и Ипатьевской летописях в статье под 6605 г. объединены события 4 лет, что говорит о существовавшей особой повести о Васильке. В данном случае нас интересует не весь комплекс информации статьи и как она распределяется по годам. Для нас важно определить, когда произошло ослепление теребовльского князя и каким стилем обозначена статья 6605 г. в Рогожском летописце. Из большого объема, заключенной в статье информации, можно с очевидностью утверждать, что ослепление Василька произошло через непродолжительное время после окончания Любечского съезда — в ночь с 6 на 7 ноября. В связи в этим задаемся вопросом: почему и когда состоялся Любечский съезд? В Лаврентьевской летописи читаем: «6605. Придоша С(вя)тополкъ (и) Д(а)в(ы)дъ Игоревичь и Василько Ростиславичь и Давъдъ С(вя)тославичь и брат его Wлегъ и сняшася Любячи на оустроенье мира и гл(агогя)ша к соб... почто губим Руськую землю, сами на ся котору дяше, а Половци землю нашю несуть розно...»204 Этот текст в основе своей полагает наличие каких-то распрей между князьями в предшествующее время и нападения половцев. Обратившись к предшествующим годам, находим подтверждение этому предположению:

6601 г. — приход половцев (мартовская [или сентябрьская] датировка года по полным датам);

6602 г. — Олег Святославич привел половцев из Тмутаракани к Чернигову на Владимира Всеволодовича;

6603 г. — начало распри Святополка Изяславича и Владимира Всеволодовича с Олегом Святославичем (мартовская датировка по полным датам);

6604 г. — попытка Святополка Изяславича и Владимира Всеволодовича заключить соглашение с Олегом Святославичем об управлении («порядъ положимъ w Русьсти земли») и продолжение распри («Wлегови wбщавшюся... прити з братом своим Кыеву и wбрядъ положити и не всхот сего Wлегъ створити»), приход половцев, перенесение конфликта Олегом от Киева в Ростово-Суздальскую землю (противостояние Изяслава и Мстислава Владимировичей Олегу) (мартовская /или сентябрьская/ датировка по полным датам205).

Статья под 6604 г. заканчивается информацией, в хронологическом отношении связанной с битвой Мстислава и Олега в пятницу на второй неделе поста (для 6604 мартовского года — 27 февраля). В этой битве Олег проиграл, и Мстислав послал к нёму посла с предложением: «Не бгаи никаможе, но пошлися к братьи своеи с молбою не лишать тя Русьскы земли и азъ пошлю къ о(т)цю молится w тоб////. Wлег же wбщася тако створити»206. Следующая статья под 6605 г. начинается рассказом о Любечском съезде князей, где среди прочих присутствовали князья Святополк Изяславич, Владимир Всеволодович, Олег Святославич и Василько Ростиславич. Мартовская датировка событий 6604 года показывает, что княжеский съезд в Любече не мог произойти ранее весны 6605 мартовского года, а Василько был ослеплен, таким образом, в ноябре этого же года. Следовательно, известие в Рогожском летописце датировано 6605 мартовским годом (6 — 7.10.1097).

 

6610. В статье сообщается о закладке Мстиславом Давыдовичем, внуком Святослава, церкви Благовещения на Городище (аналогичный текст читается в летописи Авраамки207). В сокращённом варианте известие о начале строительства церкви в Новгороде содержится в Новгородской первой летописи старшего и младшего извода под 6611 г.208 Под этим же годом оно читается в Новгородской четвёртой летописи и Тверском сборнике209. В отличии от Рогожского летописца и летописи Авраамки в Новгородской четвёртой, Софийской первой и некоторых поздних летописях сказано, что церковь заложена Мстиславом Владимировичем. В Новгородской первой летописи старшего и младшего извода и Тверском сборнике не уточняется, какой Мстислав заложил церковь. Таким образом, разночтения в летописях обнаруживаются не только в числе года, но и в имени князя. Лаврентьевская и Ипатьевская летописи под 6610 г. отмечают о приходе новгородцев с Мстиславом Владимировичем в Киев с просьбой к киевскому князю Святополку Изяславичу оставить у них Мстислава, сына Владимира Всеволодовича (по «ряду» между Святополком и Владимиром новгородцы должны были принять у себя сына Святополка), и добившись своего новгородцы возвратились в Новгород с Мстиславом Владимировичем210. Ни Новгородская первая летопись старшего и младшего извода, ни Лаврентьевская и Ипатьевская летописи не дают основания говорить о новгородском князе Мстиславе Давыдовиче, внуке Святослава, тем более, что в сводах нет сведений о таком князе211. Возможно, в первоначальной записи известия, которой пользовался составитель общего источника Рогожского летописца и летописи Авраамки, читалось только имя князя. Дополнение, чьим сыном и внуком был этот князь, внёс составитель источника, что и отразилось впоследствии в этих двух летописях. В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, а также во втором Приложении к Комиссионному списку Новгородской первой летописи читается, что до Мстислава Владимировича новгородским князем был Давид, сын Святослава Ярославича Черниговского. Этот князь просидел на новгородском столе два года212. Затем его сменил Мстислав, сын Владимира Всеволодовича. Возможно, составитель источника Рогожского летописца и летописи Авраамки посчитал Мстислава, сменившего Давида Святославича, сыном последнего. В отношении года известия можно сделать предположение: 6611 г. Новгородской первой летописи старшего и младшего извода не является реальным годом совершения события. В летописи Авраамки дополнительно читается, что Мстислав, заложив церковь и украсив её, «отъиде». Возможно, это дополнение принадлежит сводчику летописи Авраамки, но с тем же успехом эти слова могли быть сокращены сводчиком Рогожского летописца. Если же они читались в общем источнике двух летописей, то резонно предположить, что в 6610 г. князь Мстислав построил (заложил) церковь на Городище и ушёл с новгородцами в Киев (по Лаврентьевской появление Мстислава в Киеве отнесено к 20 декабря 6610 г., по Ипатьевской — к 20 октября 6610 г.). В Новгородской первой летописи старшего и младшего извода год мог быть изменен сводчиком. Это же наблюдается, как показал Н.Г.Бережков, в отдельных известиях начальной части этой летописи.

 

6612. В статье содержится два известия.

В первом известии статьи сообщается о приходе на Русь митрополита Никифора (сходный текст читается в Лаврентьевской, Ипатьевской летописях213, выписке Н.М.Карамзина из Троицкой летописи214 и в некоторых поздних сводах). Разночтений в обозначении года известия в летописях не наблюдается215. В Лаврентьевской и других летописях указано, что Никифор пришёл на Русь 6 декабря, а 18 декабря был поставлен на митрополию. Дополнительной информации, помогающей точно определить стиль известия, в источниках нет. Однако можно предположить, что известие в летописи датировано мартовским стилем. На чём основано это предположение? Под следующим 6613 г. в летописях отмечено поставление митрополитом трёх епископов: 27 августа (Амфилохия во Владимир), 12 ноября (Лазаря в Переяславль), 13 декабря (Мину в Полоцк)216. В мартовских годах приведённые даты по дням недели распределяются следующим образом:

6612 г. — 18 декабря приходилось на воскресенье;

 

6613 г. — 27 августа — на воскресенье;

 

6613 г. — 12 ноября — на воскресенье;

6613 г. — 13 декабря — на среду.217

6611 г. (= 6612 ультрамартовскому) — 18 декабря приходилось на пятницу;

6612 г. (= 6613 ультрамартовскому) — 27 августа — на субботу;

6612 г. (- " -) — 12 ноября — на субботу;

6612 г. (- " -) — 13 декабря — на вторник.

Поставление епископов и митрополитов проводилось в разные дни недели, но предпочтение чаще отдавалось воскресным и праздничным дням. Приведённые даты не выпадали на крупные церковные праздники. Наличие же в 6612 и 6613 мартовских годах дат, приходившихся на воскресные дни (из 4-х — 3), позволяет нам сделать заключение о мартовской датировке 6612 и 6613 г. известий Лаврентьевской летописи и тем самым Рогожского летописца и ряда других сводов.

Во втором известии статьи сообщается о «знамении», произошедшем 4 — 6 февраля (сходные тексты читаются в Лаврентьевской, Новгородской четвёртой летописях и ряде других сводах218). Разночтений в обозначении года известия в других летописях не содержится. Датирование известия затруднено из-за отсутствия дополнительной информации. Возможно, как и предыдущее известие, оно датировано мартовским стилем.

В целом статья может быть предположительно признана мартовской. По-видимому, она сформирована на основе одного источника. Наличие сходных чтений известий как в Лаврентьевской, так и в Новгородской четвёртой летописях, не даёт возможности однозначно охарактеризовать этот источник. Здесь можно говорить о двух вариантах:

1) отсутствие известий в летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкой № 805 (при наличии известий в Новгородской четвёртой летописи) может свидетельствовать о том, что в общем источнике трёх первых и Рогожского летописца известия не читались. Они были добавлены в Рогожский летописец при его формировании из «вспомогательного источника», сходного с текстом Лаврентьевской (может быть Троицкой или сходной с ней) летописи;

2) наличие известий в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях (в последней первое известие отсутствует) может означать, что эти известия присутствовали в общем источнике Рогожского летописца, летописи Авраамки, летописца епископа Павла и Троицкой № 805, но были сокращены в трёх последних.

 

6616. В статье сообщается о закладке Святополком Изяславичем церкви святого Михаила в Киеве. Сходные тексты содержатся в Лаврентьевской летописи и родственных ей списках, где читается дата события — 11 июля219. Дополнительных датирующих признаков в летописях нет, что затрудняет определение стиля статьи. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов относит известие к 6617 г.220 С.В.Цыб 6617 г. Новгородской первой летописи предлагает считать сентябрьским (09.1108 — 09.1109), априори утверждая, что подобные церковные мероприятия проводились по воскресным дням. Сделанный им вывод о стиле года известия подтверждается, по его мнению, тем, что 11 июля попадало на воскресенье в 6617 сентябрьском году221. Но в случае даты 11 июля о 6617 г. можно говорить и как о мартовском. В своё время ещё А.А.Шахматов считал ошибочным отнесение известия к 6616 г., т. к. в этом мартовском году 11 июля не попадало на воскресенье222. Следует заметить, что в летописях имеются известия, где день закладки церквей приходятся не на воскресенье. Летописные известия показывают, что это мероприятие проводилось и в обычные дни недели. Так в Новгородской первой летописи младшего извода под 6850 г. сообщается: «Заложи владыка Василии церковь святое Благовщение на Городищи... в Петрово заговние в понедльник мсяца мая въ 27»223, что никоим образом не согласуется с утверждением С.В.Цыба (вероятно вслед за А.А.Шахматовым, т. к. автор не даёт в работе указания на источники или литературу, откуда он почерпнул такие сведения) о воскресных днях, как времени проведения церемонии закладки церквей. Поэтому утверждать, что 6617 г. Новгородской первой летописи является сентябрьским (по С.В.Цыбу), а в Лаврентьевской летописи и родственных ей списках 6616 г. — ошибочным (по А.А.Шахматову) по крайней мере бездоказательно. Не очень понятным является и то обстоятельство, почему С.В.Цыб киевские события датирует по Новгородской первой летописи, содержащей, как показал Н.Г.Бережков, в своей основе краткие выписки о киевских событиях из «Повести временных лет». В отношении года Новгородской первой летописи Н.Г.Бережков писал: «Остается неясным, почему Новгородская I летопись отступила в обозначении года этих событий (имеются ввиду киевские события этой статьи, в том числе строительство церкви — Н.Г.) от своего источника, от Повести. Можно предположить, что в новгородском своде 60-х годов XII в. такого отступления не было, статья была обозначена 6616 г., как и предшествующая, а 6617 г. был оставлен пустым. В дальнейшем, в один из последующих этапов истории летописного текста, обозначение двух смежных статей одинаковыми годами (6616) было сочтено за ошибку и в соответствии с этим обозначением второй из них было "исправлено" на 6617.»224 Таким образом, нельзя исключать вероятность того, что известие о закладке церкви святого Михаила датировано 6616 мартовским (или сентябрьским) годом.

Отсутствие известий в летописи Авраамки, летописце епископа Павла, Троицкой № 805, Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях говорит в пользу того, что статья включена в текст свода из «вспомогательного» источника.

 

Примечания

 

 115.

ПСРЛ. Т. 16. Стб. 41. Под тем же годом известие читается в летописце епископа Павла (см.: Муравьёва Л.Л. Рогожский летописец. С. 35, 41).

 116.

ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 117; Т. 6. Вып. 1. Стб. 180; Т. 25. С. 377; Т. 9. С. 83.

 117.

Там же. Т. 3. С. 181.

 118.

В качестве примера приведём известия об освящении церквей: в Лавр. — под 6623 г. (1 мая суббота), в Воскресенской летописи (далее Воскр.) — под 7041 г. (3 сентября вторник) (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 290; Русские летописи. Т. 3. Рязань, 1998. С. 368).

 119.

В НIЛ старшего извода известие отсутствует.

 120.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 212 — 307.

 121.

ПСРЛ. Т. 16. Стб. 41.

 122.

Там же. Т. 3. С. 16; Т. 1. Стб. 160; Т. 2. Стб. 149.

 123.

Там же. Т. 3. С. 181; Т. 4. Ч. 1. С. 117; Т. 5. Вып. 1. Л., 1925. С. 130; Т. 15. Стб. 150; Т. 9. С. 85.

 124.

Там же. Т. 1. Стб. 160; Т. 3. С. 181; и др.

 125.

Н.Г.Бережков не рассматривал хронологию статей Лавр. и Ип. за 6360 — 6618 гг., считая их обозначенными мартовским стилем (см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 16).

 126.

ПСРЛ. Т. 15. Стб. 151.

 127.

Там же. Т. 3. С. 181; Т. 4. Ч. 1. С. 116; Т. 6. Вып. 1. Стб. 180; Т. 15. Стб. 150; Т. 9. С. 83.

 128.

Там же. Т. 16. Стб. 41. Л.Л.Муравьёва неверно указала на отсутствие этого известия в Авр. В отличие от Рог. оно помещено под 6550 г., в его тексте при уточнении количества глав церкви вместо числа «13» поставлено «12». Ошибка в Авр. в количестве куполов могла возникнуть при неправильном прочтении протографа, текст записи в которой мог быть побелевшим, полустёртым, что привело к смешению цифр-букв «2» (в) и «3» (г). Во всех летописях, где читается известие (за исключением Авр.), стоит число «13». По мнению Муравьёвой, статья 6550 в Авр. и летописце епископа Павла является дополнительным материалом отсутствующим в Рог., который находился в общем источнике трёх летописей и был сокращён при создании Рог. (см.: Муравьёва Л.Л. Рогожский летописец. С. 41, 44 — 45). Если принять точку зрения исследователя, то становится непонятным, зачем сводчику Рог. нужно было сокращать статью 6550 (о пожаре в церкви святой Софии) общего с Авр. источника и дополнять статьей 6561 г. о пожаре в церкви святой Софии (очевидно из “вспомогательного”, т. к. в основном источнике этот год отсутствовал, если судить по Авр.)? При этом нельзя не учитывать того факта, что в Тр. 805 известие о пожаре датировано также 6561 г.

 129.

ПСРЛ. Т. 3. С. 16.

 130.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 221, 226 — 227.

 131.

В НIЛ старшего извода, как уже отмечалось, известие читается под 6553 г.

 132.

Рассматриваемые известия в раннем источнике Рог., Авр., летописца епископа Павла и Тр. 805 могли быть расположены таким образом: 6553 г. — строительство церкви святой Софии князем Владимиром; 6557 г. — о пожаре в святой Софии; 6560 г. — освящение святой Софии и захоронении в ней князя Владимира. На следующем этапе летописной работы известие 6557 г. было перенесено под 6561 г. В такой последовательности известия читаются в Рог. и Тр. 805 (в последней отсутствует известие об освящении святой Софии). Нет оснований полагать, что известие читалось сначала под 6550 г. В этом случае, как отмечалось, погодная последовательность совершения событий согласована и не нуждалась в корректировке, т. е. переносе известия о пожаре в святой Софии под 6561 г.

 133.

ПСРЛ. Т. 16. Стб. 41. А.А.Шахматов, исследуя летописец епископа Павла, писал: «местами текст Летописца еп. Павла оказывается более первичным и более исправным, чем летопись Авр., откуда выясняется, что последняя подвергла свой оригинал переработке». Так, автор Авр. («смольнянинъ») в известии под 6562 г. изменил порядок, в котором названы сыновья Ярослава и доставшиеся им уделы, выдвинув смоленского Вячеслава на первое место. По мнению А.А.Шахматова, более первоначальный порядок читается в летописце епископа Павла (см.: Шахматов А.А. Обозрение... С. 307). Это же можно утверждать и в отношении текста Рог. В нём порядок соответствует тому, который читается в Лавр., Ип., где текст о смерти Ярослава дан в пространном виде.

 134.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 162.

 135.

Там же. Т. 3. С. 182.

 136.

Там же. Т. 2. Стб. 150.

 137.

Рыбаков Б.А. Запись о смерти Ярослава Мудрого // Советская археология. 1959. № 4. С. 245 — 249; Кузьмин А.Г. Русские летописи… С. 63, 76; Зиборов В.К. Киевские граффити и дата смерти Ярослава Мудрого (источниковедческий анализ) // Генезис и развитие феодализма в России. Проблемы истории города. Вып. 11. Л., С. 82.

 138.

Высоцкий С.А. Древнерусские надписи Софии Киевской. С. 39 — 41; Рыбаков Б.А. Русские датированные надписи XI — XIV в. С. 15.

 139.

Церковные сутки, как показал в своём исследовании Д.М.Прозоровский, представлены в источниках в двух вариантах: евангельские сутки — начинались с полуночи, богослужебные — вечернею (по современному счёту — это 18 или 19 часов) (см.: Прозоровский Д.М. О старинном русском счислении счислении часов. СПб. 1881. С. 57 — 61). У Б.А.Рыбакова церковные сутки, таким образом, это евангельские сутки. Объяснить смешение 19 и 20 февраля можно иначе. Ярослав умер не в ночь с 19 на 20, как предложил считать Б.А.Рыбаков, а в субботу 19 февраля по светскому счёту или в воскресенье 20 февраля по церковному (богослужебные сутки). Но это лишь предположение, т. к. в источниках нет каких-либо указаний на время суток.

 140.

С.В.Цыб, вслед за Н.В.Степановым, считает, что противоречие в трактовке даты смерти князя Ярослава снимается, если признать 6562 г. сентябрьским (09.1053 г. — 08.1054 г.) (см.: Цыб С.В. Указ. соч. С. 33 — 34). Однако это не объясняет наличия 20 февраля в дате смерти Ярослава в Ип.

 141.

Кузьмин А.Г. Русские летописи... С. 76 — 77. Об этом писал ещё А.А.Шахматов. Он относил смерть Ярослава к 6561 мартовскому году (см.: Шахматов А.А. Повесть временных лет. Т. 1. Пг. 1916. С. 305 (примеч. 205, 11), 401 (примеч. 1).

 142.

Зиборов В.К. Киевские граффити и дата смерти Ярослава Мудрого… С. 81 — 93.

 143.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 162; Т. 2. Стб. 150; Т. 4. Ч. 1. С. 117 — 118; Т. 6. Вып. 1. С. 183.

 144.

Там же. Т. 30. М., 1965. С. 47.

 145.

Там же. Т. 1. Стб. 162 — 163; Т. 2. Стб. 151; Т. 3. С. 17, 183; Т. 4. Ч. 1. С. 120; Т. 5. Вып. 1. С. 153; Т. 30. С. 70; и др.

 146.

Карамзин Н.М. История государства Российского. Кн. 1. Примечания. Т. 2. М., 1988. Примеч. 114.

 147.

В МС датировка известий зависит от источника новгородско-софийской группы летописей, чем и объясняется её отличие от датировки Рог., Вл. и выписки Карамзина (в Сим. начальный текст отсутствует, изложение событий начинается с 6686 г.).

 148.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 163; Т. 2. Стб. 152; Т. 4. Ч. 1. С. 120-121; Т. 6. Вып. 1. Стб. 184; и др.

 149.

Карамзин Н.М. История государства Российского. Примечания. Т. 2. Примеч. 114.

 150.

ПСРЛ. Т. 30. С. 47; Т. 9. С. 92.

 151.

Сообщения отсутствуют в НIЛ старшего извода, СIЛ и Тв. сб.

 152.

Н.Г.Бережков считал, что известие было заимствовано в новгородскую летопись из ПВЛ. Так как датировка статей ПВЛ Бережков определял как мартовскую, то и в новгородской летописи оно должно датироваться тем же стилем (см.: Бережков Н.Г. Хронология… С. 216 — 217).

 153.

Святский Д.О. Указ. соч. С. 129 — 131; Морозов Н.А. Христос. Т. VI. Ч. I. М., 1998. С. 131, 137, 139, 143 — 144 (Н.А.Морозов при определении комет пользовался кометным каталогом Вильямса — J.Williams. Observations of Comets. 1871).

 154.

Если считать, что наблюдение за кометой проводилось с 24 апреля, то её исчезновение произошло или в последний день этого месяца или в самом начале мая.

 155.

С.В.Цыб, исследуя хронологию ПВЛ, отмечает: «Астрономический комплекс известий 6572 (6573) г. принадлежал, видимо, древним этапам сложения текста ПВЛ... Не удается (...) объяснить отнесение к этому же году кометы Галлея.., что, впрочем, не должно удивлять, так как понятно, что в астрономическом комплексе статьи 6572 г. летописцем были собраны разновременные события» (см.: Цыб С.В. Указ. соч. С. 35). Хотя автор пишет о невозможности объяснения хронологии данной статьи о комете, в то же время выдвигает предположение о появлении такой датировки сообщения о комете объединением известий разных годов под одним годом (6572).

 156.

ПСРЛ. Т. 16. Стб. 42.

 157.

Там же. Т. 2. Стб. 153; Т. 25. С. 380; Т. 15. Стб. 154.

 158.

Там же. Т. 1. Стб. 164; Т. 38. С. 70.

 159.

Под этим же годом известие о комете читалось, вероятно, в Тр. Н.М.Карамзин в Приложении к «Истории» писал, что с 6570 г. летосчисление известий в Тр. и Лавр. восстанавливается (см.: Карамзин Н.М. История государства Российского. Примечания. Т. 2. Примеч. 114). Определить, действительно ли, это известие читалось в Тр. трудно, т. к. в Сим. изложение событий начинается с 6687 г., во Вл. — известие отсутсвует, в МС — известие изложено, как в Н4Л и СIЛ, в Рог. — наличие известия в своде связано с общим источником с Авр. Поэтому, можно лишь предположительно говорить о наличие известия в Тр.

 160.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 166; Т. 2. Стб. 155; Т. 3. С. 186; Т. 5. Вып. 1. С. 133; Т. 4. Вып. 1. С. 123; Карамзин Н.М. История государства Российского. Кн. 1. Примечания. Т. 2. Примеч. 118.

 161.

Н.Г.Бережков писал: «Повесть временных лет сообщает о том же (взятие Новгорода Великого — Н.Г.) в начале статьи 6575 (1067/8) мартовского года, но по контексту ее статьи видно, что Новгород был захвачен до марта этого года, т. е. в 6574 (1066/7) г.» (см.:Бережков Н.Г. Хронология... С. 227).

 162.

В данном случае имеется ввиду численное отношение годов, а не отношение их старшинства.

 163.

Последнее известие (пленение Всеслава), которым заканчивается статья 6575 г., относится к 10 июля.

 164.

ПСРЛ. Т. 3. С. 17.

 165.

Там же. Т. 16. Стб. 42. А.А.Шахматов, сравнивая тексты летописи Авраамки и летописца епископа Павла, отмечал, что в последнем в данном известии опущена вторая половина текста (см.: Шахматов А.А. Обозрение... С. 304).

 166.

Исходя из разобранного материала, полагаем, что вывод С.В.Цыба о наличие сентябрьских признаков в ПВЛ, сохранившейся в различных списках, не лишен основания. Однако вызывает сомнение его утверждение относительно того, что первоначальной для ПВЛ является датировка Рдз. и Московского Академического списка (далее: МАк.) на отрезке 6570 — 6575 гг. Автор относит искажение датировки ПВЛ за счёт неоднократного хронологического редактирования древней сентябрьской основы ПВЛ, во-первых, наслоением древних ультрамартовских «артефактов», во-вторых, вставками другой времяисчислительной системы (византийско-болгарский счёт лет), отразивший какой-то просвятославский источник. Не вдаваясь в вопрос о вставках в текст ПВЛ, отметим, что основной вывод о первичности датировок Рдз.— МАк. С.В.Цыб делает путём простого математического расчёта. Он пишет: «...в 6571 г. после описания <<знамения>> в Новгороде летописец заметил, что <<се же знаменье не добро бысть, на 4-е бо лето пожже Всеславъ градъ>> ... четвертым же годом от 6571 г., по правилам "включающего" древнерусского относительного счета, должен быть 6574 г., к которому и относится нападение Всеслава Брячеславича на Новгород в Рдз. — МАк., тогда как в других списках оно датировано 6575 г.» (см.: Цыб С.В. Древнерусское времяисчисление в «Повести временных лет». С. 34 — 35). Однако нам не известно, каким правилом счёта пользовался летописец. Но даже, если летописец источника НIЛ младшего извода пользовался методом “включающего счёта”, это ещё не говорит о том, что датировка известия в Рдз. и МАк. является первичной по отношению к тексту и датировке известия в Лавр., Ип. и других. В Н1Л старшего извода известие под 6571 г. отсутствует. В Н1Л младшего извода это могла быть редактированная запись новгородского источника (с добавлением к тексту известия об изменеиии течения р. Волхов сообщения о сожжении Всеславом Новгорода на четвёртое лето), вошедшая затем в источник Лавр., Ип. и отразившаяся также в поздних сводах. По исследованию А.А.Шахматова, источниками ПВЛ по Рдз., в частности, была Лавр., а также «домыслы редактора, работавшего над ее протографом в к. XIV или в XV в.», а в МАк. сводчик в первой части использовал протограф Рдз. списка (см.: Шахматов А.А. Обозрение... С. 55 — 68, 222 — 230). Этот вывод А.А.Шахматова даёт право говорить о несостоятельности утверждения о первичности текстов Рдз. — МАк., если ещё учесть немаловажный факт, по мнению всё того же Шахматова, что в Ип. (датирующей события как и Лавр.), ПВЛ «восходит к древнему оригиналу игумена выдубецкого Сильвестра» (см.: Там же. С. 70, 86) и является, по отношению к другим спискам, 2-ой редакцией ПВЛ. Можно предположить, что составитель Рдз. (или её источника) мог произвести иное математическое действие, чем то, которое предложил Цыб. Имея перед собой уже сформированные датировку и текст известий под 6571 г. и 6575 г., он мог просчитать по методу «включающего счёта», что, исходя из 6571 г., годом нападения Всеслава на Новгород должен был быть 6574 г., в то время как в его источнике читался 6575 г. Несоответствие годов (высчитанного и содержащегося в источнике) события о взятии Новгорода привело, возможно, к тому, что составитель свода заменил 6575 г. на 6574, записав под ним текст, сходный с записью Лавр.

 167.

Шахматов А.А. Обозрение… С. 366.

 168.

А.А.Шахматов возводил Н4Л первоначально к своду 1448 г. Затем исследователь изменил своё мнение и возвёл Н4Л к новгородско-софийскому своду 30-х гг. XV в. (см.: Шахматов А.А. Обозрение... С. 366 — 367). Возможно, в новгородско-софийском своде 30-х гг. XV в. читалась запись, сходная с текстами Рог., Авр. или НIЛ старшего извода. Она была заменена при формировании источника Н4Л и СIЛ.

 169.

Сколько просидел Всеслав в заточении в Киеве, летописи не уточняют. Если считать 6575 и 6576 гг. мартовскими, то Всеслав должен был просидеть более года.

 170.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 167 — 173; Т. 2. Стб. 156 — 162. С.В.Цыб полагает, что Сновская битва (1 ноября) в древнейшей летописной версии была датирована 6572 г. византийско-болгарского счёта лет (известие взято исследователем у Татищева) и приписывалась старшему из братьев, Изяславу. Но затем эта версия подверглась просвятославской обработке и была помещена в пределы 6575 г. (по Рдз.), а победа была приписана Святославу (см.: Цыб С.В. Указ. соч. С. 34 — 35). В данном предположении настораживает то, что автор отдаёт предпочтение не тексту летописей, а записи Н.В.Татищева, не уточнив, насколько это сообщение имеет под собой реальные факты (откуда она взята Татищевым С.В.Цыб не разбирает). Но даже допустив возможность того, что Сновская битва была описана в каком-то источнике, датированном византийско-болгарским счётом лет под 6572 г., то этот год соответствует 09.1067 — 08.1068 г. Возникает недоумение в связи с хронологической трактовкой данного известия С.В.Цыбом. Излагая свои соображения, автор противоречит сам себе, говоря, что новая дата (6575 г.). помогла «отнять» заслугу победы у Изяслава, поскольку в этом году он находился в бегах и, следовательно, не мог претендовать на лавры победителя. Он «забывает», что 6575 г. — это тот же 6572 г., только в другой системе временных координат (или 1067 г.). Поэтому Изяслав не мог одновременно быть в бегах и возглавлять рать в битве. В этом случае приходится выбирать одно из двух. Исследователь, выбрав второе (по Татищеву), тем самым должен полностью исключить либо признать выдумкой летописца киевские события, вызванные поражением на р. Альте, «смещение» Изяслава и провозглашение киевским князем Всеслава, просидевшего в Киеве с сентября до апреля, а также рать на него Изяслава с Болеславом. Если же придерживаться версии, описанной в ПВЛ (по Лавр., Ип. и др.), как реально происшедших событий, то известие Татищева, вступающее в противоречие с этими фактами, можно объяснить обработкой источника, которым он пользовался, в пользу Изяслава, кем-то, кто придерживался произяславской политической линии, тем самым оправдывая его ранние промахи, приписав победу Святослава Изяславу. Можно также предположить, что это две разные битвы, датированные разными годами в одной времяисчислительной системе.

 171.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 167 — 173; Т. 2. Стб. 156 — 162.

 172.

В известиях XII в. (6633), по Лавр., отмечено, что Владимир Мономах умер на р. Альте в момент посещения церкви святых Бориса и Глеба 19 марта и перевезен сыновьями в Киев, а 20 марта (по Ип.) на княжении в Киеве уже его сын Мстислав (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 294 — 295; Т. 2. Стб. 289). Следовательно, о смерти киевского князя Владимира Мономаха было уже известно на следующий день после его смерти. По-видимому, время пути от р. Альты до Киева составляло не более суток конного переезда в XII в. Это же можно отнести и к более ранним векам. Скорее всего, приход половцев надо относить к десятым числам сентября. К сентябрю относит события 6576 г. (приход половцев) И.Я.Фроянов, анализируя политическую ситуацию в Киеве. (см.: Фроянов И.Я. Древняя Русь. Опыт исследования истории социальной и политической борьбы. М. — СПб., 1995. С. 73, 183).

 173.

Хронологический разбор известия сделан Н.Г.Бережковым по НIЛ старшего извода (см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 212, 217.) Иную датировку предлагает С.В.Цыб. Он считает, что верная датировка сохранилась в Рдз. — МАк. В них излагаются события под 6575 сентябрьским годом (= 6574 мартовскому году) (см.: Цыб С.В. Указ. соч. С. 34).

 174.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 215. Как отмечал А.А.Шахматов, одним из источников Синодальной летописи была летопись Германа Вояты (скорее всего, ее позднейший извод середины XIII в.), которая представляла собой компиляцию новгородских известий с известиями какой-то южнорусской летописи. Из этой летописи в Синодальную попали статьи и известия общие с «Повестью временных лет» (см.: Шахматов А.А. Обозрение... С. 131).

 175.

ПСРЛ. Т. 16. Стб. 42.

 176.

Там же. Т. 3. С. 33; 4. Ч. 1. С. 127; Т. 5. Вып. 1. С. 137 — 138.

 177.

В НIЛ младшего извода, в Лавр. и Ип. известие отсутствует.

 178.

В работе Л.Л.Муравьёвой о Рогожском летописце при цитировании данного известия допущена опечатка: вместо «маiа 21» поставлено «маия 2» (см.: Муравьёва Л.Л. Рогожский летописец... С. 53).

 179.

ПСРЛ. Т. 16. Стб. 42.

 180.

Там же. Т. 3. С. 197; Т. 4. Ч. 1. С. 132.

 181.

Подскальски Г. Христианство и богословская литература в Киевской Руси (988 — 1237 гг.). СПб., 1999. Т. 1. С. 185 (примеч. 491); Цыб С.В. Указ. соч. С. 35. Этой же точке зрения придерживается О.В.Лосева. Она считает, что данные Прологов XIV — XV вв., где указывается датой перезахоронения останков двух князей 20 мая, более точными в сравнении с Лавр. Эти данные согласуются с Ип. и «Сказанием о Борисе и Глебе» в Успенском сборнике (XII — XIII вв.). Кроме того, она отмечает, что в Прологах четко различаются два события: перенос мощей 1072 г. (20 мая) и церемония 1115 г. (2 мая) (см.: Лосева О.В. Русские праздники в древнейших церковных календарях // Русское Средневековье. 1999 год. Духовный мир. М., 1999. С. 30 — 31).

 182.

Шахматов А.А. Разыскания о древнейших русских летописных сводах. СПб., 1908. С. 60 — 61 (примеч. 1); Он же. Обозрение... С. 99.

 183.

ПСРЛ. Т. 5. Вып. 1. С. 142 — 143. Аналогичный текст читается в МС. Однако вместо числа 21 здесь стоит 2 (Там же. Т. 25. С. 8). Это же число встречается в списках СIЛ. О 2 мае, как о дне установления праздника, читаем и во Вл. (Там же. Т. 30. С. 48). В других летописях записи об установлении праздника в день перенесения мощей князей не имеется. Возможно в СIЛ читается ошибочная дата, т. к. в начале текста известия здесь, как и в других сводах, днем переноса мощей названо 2 мая.

 184.

В Н4Л, Авр. текст источника в сравнении с СIЛ сокращён, отсутствует упоминание об установлении праздника в день перенесения мощей. И, следовательно, в первых двух читается дата, располагавшаяся в начале текста источника (2 мая). В МС и Вл. читается, по-видимому, уже редактированная запись (тексты сходны с СIЛ). Составители сводов, скорее всего, исправили 21 мая на 2 мая.

 185.

«Сказание о Борисе и Глебе» н. XII в. (Успенский список. XII в.) и «Чтение о Борисе и Глебе» к. XI в. (Сильвестровский список XIV в.) // Жития св. Бориса и Глеба и службы им. Пг., 1916. С. 22, 56; Е.Е.Голубинский отмечал, что в позднейших святцах имена этих князей записаны, кроме 2 мая, еще и 20 мая. Правда, он считал, что это явилось следствием ошибочного отнесения дня перенесения мощей со 2 мая на 20 мая. (см.: Голубинский Е.Е. История канонизации святых в русской церкви. М., 1998. С. 49. Примеч. 1; Он же. История русской церкви. Т. 1. Ч. 2. М., 1997. С. 387).

 186.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 188; Т. 2. Стб. 178.

 187.

Там же. Т. 3. С. 18.

 188.

Там же. Т. 16. Стб. 42.

 189.

Там же. Т. 4. Вып. 1. С. 133. Текст Н4Л вероятно является сокращённой редакцией записи, читающейся в СIЛ (Там же. Т. 6. Вып. 1. Стб. 200 — 203).

 190.

Там же. Т. 1. Стб. 183 — 198; Т. 2. Стб. 173 — 189.

 191.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 215.

 192.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 199 — 204; Т. 2. Стб. 190 — 195; Т. 5. Вып. 1. С. 147; Т. 4. Ч. 1. С. 133 — 134.

 193.

Там же. Т. 4. Ч. 1. С. 135; Т. 15. Стб. 176; Т. 9. С. 115; Т. 30. С. 50.

 194.

Там же. Т. 15. Стб. 176 — 179.

 195.

Центром распространения культа святителя Николая в к. XI — начале XII вв. являлся Киев, а самое раннее упоминание праздника 9 мая в месяцеслове относится ко второй половине XIII в. (южнорусское), с конца XIII — первой половины XIV в. упоминание праздника встречается в месяцесловах вне зависимости от места создания рукописи (см.: Лосева О.В. Русские праздники… С. 25 — 27).

 196.

ПСРЛ. Т. 16. Стб. 42.

 197.

В Лавр. начало известия об освящении церкви отсутствует, и поэтому источником для Рог. Лавр. в данном случае служить не может (Там же. Т. 1. Стб. 207). В выписке Н.М.Карамзина из Тр. читается только известие о смерти митрополита (см.: Карамзин Н.М. История государства Российского. Примечания. Т. 2. Примеч. 160).

 198.

Хотя в Авр. второе известие отсутствует, но в Н4Л читаются оба известия (ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 135). Причём текст второго является аналогом записи Рог.

 199.

Там же. Т. 16. Стб. 42.

 200.

Там же. Т. 1. Стб. 215 — 218; Т. 2. Стб. 207 — 209. Точность и первичность дат смерти и погребения Всеволода подтверждается записью о его погребении на столбе центрального нефа Киево-Софийского собора. «В Великий Четверг <р>ака положена бысть... месяца април<я> в 14» (см.: Высоцкий С.А. Древнерусские надписи Софии Киевской. Вып. 1. С. 18 — 24).

 201.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 258-262; Т. 2. Т. 233 — 236.

 202.

Там же. Т. 16. С. 42; Т. 4. Ч. 1. С. 138.

 203.

Там же. Т. 3. С. 19, 202.

 204.

Там же. Т. 1. Стб. 256.

 205.

С.В.Цыб датирует 6604 г. ПВЛ ультрамартовским (= 6603 мартовскому) стилем, т. е. 03.1095 — 03.1096 и отмечает, что Давид Святославич встретил брата Олега осенью 1095 г. и снарядил его в поход на Мономашичей (см.: Цыб С.В. Указ. соч. С. 30 — 31). Датируя таким образом статью, автор исследования не объясняет наличия в рассказе полной даты побега Олега из Чернигова к брату в Смоленск — суббота 3 мая, которая соответствует 6604 мартовскому (или сентябрьскому) году (для ультрамартовского — это четверг). Эта дата показывает, что все последующие события, связанные с конфликтом уже в Ростово-Суздальской земле, произошли также в 6604 мартовском году (03.1096 — 03.1097), включая гибель Изяслава в битве с Олегом 6 сентября и битву Олега с Мстиславом в пятницу на второй неделе поста. Об ультрамартовской датировке в 6604 г. можно говорить лишь при разборе известия, в котором сообщается о нападении половцев на Печёрский монастырь (рассказ имеет вид вставки). О мартовской датировке статьи 6604 г. (усобице Олега Святославича с двоюродными братьями Святополком и Владимиром) говорит А.Г.Кузьмин (см.: Кузьмин А.Г. Русские летописи как источник по истории древней Руси. С. 75).

 206.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 240.

 207.

Там же. Т. 16. Стб. 43.

 208.

Там же. Т. 3. С. 19, 203.

 209.

Там же. Т. 4. Ч. 1. С. 140; Т. 15. Стб. 189. В Софийской первой летописи известие дано под 6607 г. (Там же. Т. 6. Вып. 1. Стб. 217).

 210.

Там же. Т. 1. Стб. 275 — 276; Т. 2. Стб. 251.

 211.

В НIЛ старшего и младшего изводов содержится информация под 6692 г. о новгородском князе Мстиславе, сыне Давида Ростиславича Смоленского. Однако в данном конкретном известии речь идет о Мстиславе, как о сыне Давида Святославича Черниговского. Но у черниговского князя Давида Святославича были сыновья: Святослав, впоследствии, получивший прозвище «Святоша», Изяслав и Владимир. Наиболее близкое по времени к данному известию имеем упоминание в летописях о Мстиславе (Мстиславец), сыне Святополка Изяславича, но этот князь умер за несколько лет до указанных событий. Таким образом, в Рог. и Авр. явная ошибка в имени новгородского князя.

 212.

ПСРЛ. Т. 3. С. 19, 161, 202, 470.

 213.

Там же Т. 1. Стб. 280; Т. 2. Стб. 256.

 214.

Карамзин Н.М. История государства Российского. Примечания. Т. 2. Примеч. 210.

 215.

Только во Вл. известие отнесено к 6613 г. Это может быть связано с изменением обозначения года, что часто наблюдается в хронологии данной летописи.

 216.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 280 — 281; Т. 2. Стб. 256 — 257; и др.

 217.

Ник. даёт 10 декабря как день поставления Мины. В 6613 мартовском году это число попадало на воскресенье. Возможно, в числе даты в Лавр. и Ип. содержится ошибка, связанная с неправильным прочтением числа сводчиком источника этих летописей (тексты сходны). Так, С.В.Цыб считает, что при переписке цифра «I» (10) с низко опущенным влево титлом была воспринята, как «ГI» (13) (см.: Цыб С.В. Указ. соч. С. 103. Примеч. 19). В этом случае все три даты поставления епископов в 6613 мартовском году приходились на воскресные дни.

 218.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 280; Т. 4. Ч. 1. С. 256; и др.

 219.

Там же. Т. 1. С. 283; Т. 2. С. 259; Т. 38. С. 102; Т. 30. С. 56; и др.

 220.

Там же. Т. 3. С. 19, 203.

 221.

Цыб С.В. Указ. соч. С. 14, 17.

 222.

Шахматов А.А. Повесть временных лет... Т. 1. С. 391.

 223.

ПСРЛ. Т. 3. С. 354.

 224.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 229.

 

6621. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о начале строительства церкви святого Николы в Новгороде Великом (сходные тексты читаются в летописи Авраамки, Ипатьевской летописи и Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов225). Разночтений в обозначении года известия в летописях нет. Каких-либо дополнительных хронологических ориентиров, помимо года известия, в летописях не содержится. По-видимому, это известие, как и второе известие статьи (о датировке см. далее), следует датировать мартовским (или сентябрьским) стилем.

Во втором известии статьи сообщается о солнечном затмении. В интервале 03.1113 — 03.1114 гг. (= 6621 мартовскому /или сентябрьскому/ году) по астрономическим данным отмечено только одно солнечное затмение, которое было видно на европейской территории России — это затмение 19 марта 1113 г.226 Полоса полного солнечного затмения проходила через северо-восточную часть Африки и далее через Азию. Следовательно, на европейской территории России диск солнца был закрыт лунной тенью лишь частично. Это и сообщает нам летописное известие («солнце аки мсяць»). Таким образом, можно с уверенностью говорить, что описываемое в Рогожском летописце солнечное затмение — это затмение 19 марта 1113 г., датированное в летописи 6621 мартовским (или сентябрьским) годом.

Аналогичный Рогожскому летописцу текст содержится в летописи Авраамки (6621), а также Софийской первой и Новгородской четвёртой летописях (6622)227. Разночтение в обозначении года известия в этих сводах ведёт к двум взаимоисключающим выводам: 1) о разных источниках использованных в летописях; 2) проведение редактирования составителем общего источника Софийской первой и Новгородской четвёртой летописей текста, отразившегося в Рогожском летописце и летописи Авраамки. Откуда мог попасть текст известия в общий источник Рогожского летописца и летописи Авраамки? В ранних Лаврентьевской летописи в статье под 6622 г. и Ипатьевской летописи в статье под 6621 г. находим иную запись о том же затмении с точной датой и указанием, с какой стороны шло затмение: «аки месяць долу рогама» (если наблюдение проводится из северного района по отношению к затмению, то закрытой будет нижняя (южная) часть солнечного диска228, что и указано в записи)229. При сравнении записей о затмении Лаврентьевской и Ипатьевской летописей с текстом Рогожского летописца и летописи Авраамки обнаруживается, что на основе текста первых можно сделать краткое извлечение подобное тому, которое читается в Рогожском летописце и летописи Авраамки. По-видимому, в общий источник двух летописей сводчик включил редактированный текст известия более раннего свода, который был датирован так же, как и текст Ипатьевской летописи230.

В целом статья может быть признана мартовской. Её формирование было проведено на основе одного источника, отразившегося и в летописи Авраамки. Однако отметим, что отнесение второго известия к 6621 г. ставит проблему: каким сводом воспользовался составитель раннего источника? Данный год известия прослеживается только в двух летописях: Ипатьевской и Московском своде конца XV в. Московским сводом конца XV в. составлен позднее общего источника Рогожского летописца и летописи Авраамки и тем самым источником для них быть не мог. Источником самого Московского свода конца XV в. для этого известия мог быть свод, сходный с Ипатьевской летописью, но каким образом этот свод отразился (если это так?) в источнике Рогожского летописца и летописи Авраамки, определить затруднительно.

 

6622. Статья содержит три известия.

В первом известии сообщается о солнечном затмении 19 марта. В предыдущей статье уже отмечалось, что это затмение 1113 г.231 Следовательно, в Рогожском летописце отразились две записи об одном и том же затмении. Аналогичного или сходного текста известия в других сводах нет. Во всех летописях, содержащих сообщение о солнечном затмении, есть только два варианта записи: первый имеет пространное содержание, второй — краткая выдержка из первого232. Откуда в таком случае появился текст известия Рогожского летописца, не имеющий аналогов в других летописях? По-видимому, второй вариант текста известия о солнечном затмении Рогожского летописца — это краткая редактированная запись пространного сообщения, сохранившегося в Новгородской четвёртой летописи233, сделанная составителем Рогожского летописца (или уже содержавшаяся в источнике, т. к. известие под этим же годом читается в летописце епископа Павла234), датированная 6622 ультрамартовским годом. Только в записи Новгородской четвёртой летописи читается, что солнце погибло (ср.: «бысть гибель солнцу» — Рогожский летописец и «солнци тако же: погибе...» — далее текст известия Новгородской четвёртой летописи аналогичен Лаврентьевской и другим летописям).

Второе и третье известия — смерть киевского князя Святополка Изяславича и вступление в Киев князя Владимира Всеволодовича — не содержат хронологических ориентиров. Даты указанных событий есть в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях: смерть князя Святополка наступила 16 апреля, князь Владимир вошёл в Киев в воскресенье 20 апреля235. Полная дата третьего известия показывает, что обе записи Рогожского летописца датированы ультрамартовским стилем (16.04, 20.04.1113 г.). Сходный с Рогожском летописцем текст читается в Лаврентьевской (в ней дополнительно указаны даты событий), а также в Новгородской четвёртой летописях. Против текста Рогожского летописца в обеих записях известий отсутствует отчество Святополка — «Изяславич[ь]». Однако оно читается во втором варианте записи известия Новгородской четвёртой летописи, а также в тексте известия летописи Авраамки, содержащих текстологическое отличие в сообщении о вокняжении Владимира236. Исходя из приведённых материалов, можно высказать два предположения: а) общий источник Рогожского летописца и летописи Авраамки содержал текст, сходный со 2-м вариантом записи Новгородской четвёртой летописи. При работе над сводом автор Рогожского летописца начало взял из этого источника, а конец из «вспомогательного», в котором читалась запись, подобная той, которая сохранилась в Лаврентьевской летописи. В Новгородскую четвертую летопись текст 1-го варианта известия мог попасть позднее 2-го варианта.

Ср.: Таблица 7.

б) в «основном» источнике Рогожского летописца читались две записи, сходные одна — с текстом Лаврентьевской летописи или 1-м вариантом Новгородской четвёртой летописи, другая — со 2-м вариантом той же Новгородской четвёртой летописи. При работе с источником сводчик Рогожского летописца отредактировал обе записи, совместив их в одном тексте: начало взято из текста, сходного с 2-м вариантом Новгородской четвёртой летописи, конец из 1-го (2-ой вариант текста Новгородской четвёртой летописи в сокращении отразился в летописи Авраамки). Отсутствие первого варианта текста в Софийской первой летописи и летописи Авраамки делает первое предположение предпочтительным.

В целом статья датирована ультрамартовским стилем.

 

6623. В статье сообщается о перенесении мощей князей Бориса и Глеба 2 мая. Полная дата события читается в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях: воскресенье 2 мая (эта же дата отразилась в более поздних сводах)237. Она показывает, что в Рогожском летописце известие датировано 6623 мартовским (или сентябрьским) годом (2.05.1115 г.). Сходная или аналогичная Рогожскому летописцу запись известия в других летописях не содержится. Однако наблюдается некоторое сходство с текстами известий Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей238. Против Рогожского летописца в них отсутствует дата и дополнительно читается, что мощи перенесены в каменную церковь (в Рогожском летописце дата могла быть взята составителем свода из святцев) 239. В тексте Лаврентьевской летописи240 и родственных ей списках отсутствует упоминание о мощах и сама запись представлена в несколько ином виде. По-видимому, краткая выписка, сделанная из «Повести временных лет» в новгородский источник, впоследствии, через общий источник попала в Рогожский летописец, Новгородскую четвертую и Софийскую первую летописи.

Ср.: Таблица 8.

Правда, как правильно отмечает Л.Л.Муравьёва, отсутствие известия в летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкой № 805 и наличие его в Лаврентьевской летописи делает вывод о существовании известия в общем источнике Рогожского летописца и летописи Авраамки на основании присутствия этого известия в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях только предположительным.

 

6625. 6627. 6629. В статьях сообщается (соответственно) о строительстве князем Владимиром Всеволодовичем церкви Бориса и Глеба на р. Альте (текст в сокращённом варианте читается в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях, во Владимирском летописце241), князем Всеволодом Ольговичем церкви святого Георгия в Новгороде Великом (сходный текст читается в летописи Авраамки242) и смерти митрополита Никифора (аналогичный текст содержат Лаврентьевская, Новгородская четвёртая летопись и ряд поздних сводов243). Сообщения в статьях не имеют датирующих признаков (помимо года известия). По другим источникам уточнить датировку также не представляется возможным. Разночтений в летописях в обозначении годов известий, помещённых в данных статьях, нет. Поэтому основанием для датировки и признания статей мартовскими является их промежуточное положение между статьями мартовского стиля.

Относительно содержательной стороны текстов записей заметим, что сводчиком Рогожского летописца под 6627 г. допущена ошибка фактического характера. Церковь святого Георгия в Новгороде Великом заложил не Всеволод Ольгович, как указано в летописи, а Всеволод Мстиславич (внук Мономаха), княживший здесь в это время. Эта же ошибка читается в записях летописи Авраамки и летописца епископа Павла244 (тексты сходны с Рогожским летописцем). Новгородская первая летопись в статье под 6625 г. сообщает: «иде Мьстиславъ Кыеву на столъ из Новагорода марта въ 17; а сынъ посади Новегороде Всеволода на столе»245. То, что замены в Новгороде на другого князя в последующее время не было и здесь оставался княжить Всеволод Мстиславич, говорит следующая запись Новгородской первой летописи: «В лто 6631. Оженися Всеволодъ, сын Мьстиславль, Новегороде»246. Так как события новгородские, то мы склонны считать, что новгородские источники дают правильное их изложение. Почему возникла путаница с отчеством Всеволода? Скорее всего, это связано с вставкой в текст общего источника Рогожского летописца, летописи Авраамки и летописца епископа Павла слов: «сынъ Ольговъ, внукъ Святославль». Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов, а также Новгородская четвёртая летопись, имея сходные записи с известием Рогожского летописца, дают только имя князя (тексты сходны с известием Рогожского летописца)247. Отсутствие в записях новгородских сводов уточнения, чьим сыном и внуком был Всеволод, с одной стороны, и наличие такого уточнения в Рогожском летописце, с другой, даёт возможность высказать предположение о том, что вставка была сделана при составлении общего источника Рогожского летописца, летописи Авраамки и летописца епископа Павла. Н.М.Карамзин в Примечаниях к «Истории» пишет по поводу летописного известия: «Тамъ (в монастыре святого Георгия — Н.Г.) находится надпись следующего содержания: "Лета 6627 заложилъ церковь каменну Князь Великiй Мстиславъ Св. Георгiя въ монастыре Юрьеве, а совершилъ ею Великiй Князь Всеволодъ, сынъ Мстиславичь Гаврiилъ; а освятилъ ею въ лето 6648 месяца Iюня на память Св. Апостолъ Петра и Павла при Игумене Исаiи, а зачата бысть при Игумене Кирьяке; а мастеръ делалъ Петръ церковь о трехъ верхахъ"»248. В момент освящения церкви в 6648 г. киевским князем был Всеволод Ольгович (с 5 марта 6647 г.), а новгородским — Святослав Ольгович. Ответить на вопрос, почему поздний сводчик принял летописного Всеволода Мстиславича, заложившего церковь, за современного освящению церкви киевского князя Всеволода Ольговича, что привнесло искажение в запись известия, вряд ли теперь возможно. Можно лишь говорить, что позднейший составитель источника Рогожского летописца, летописи Авраамки и летописца епископа Павла был не достаточно хорошо осведомлен в вопросах княжеской генеалогии.

В отношении записи под 6625 г. отметим, что если предположить, как это сделал М.Д.Присёлков при восстановлении текста Троицкой летописи, что в ней присутствовала запись, аналогичная Лаврентьевской и Радзивиловской летописям (в них отсутствует указание на место возведения церкви и её название)249, то возникает вопрос: какой источник содержал запись, подобную той, которая читается в Рогожском летописце и Никоновской летописи250 (новгородско-софийская группа летописей такого известия не знает)? В тексте Ипатьевской летописи находим уточнение, что церковь Владимир заложил «на Льте» (это же читается в Рогожском летописце), в тексте Владимирского летописца, содержащем запись, сходную с Лаврентьевской летописью, в конце добавлено название церкви «Бориса и Глеба»251. Это те элементы текста, которые присутствуют в записях Рогожского летописца и Никоновской летописи, но отсутствуют в Лаврентьевской и Радзивиловской летописях. Наличие «на Льте» в Ипатьевской и Никоновской летописях, а также в Рогожском летописце; «Бориса и Глеба» в Рогожском и Владимирском летописцах, а также в Никоновской летописи дают основание полагать, что эти элементы записи читались и в тексте известия Троицкой летописи. В противном случае, если принять точку зрения Приселкова, надо признать, что в этих сводах отразился источник, в котором текст известия за XII в. был изложен полнее в сравнении с Лаврентьевской и Троицкой летописями.

 

6630. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о приезде на Русь митрополита Никиты (аналогичный текст читается в Тверском сборнике; в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях добавлено «изъ Царяграда»252). В летописях разночтений в отношении года известия нет. Отсутствие хронологических ориентиров, помимо года известия, затрудняет его датирование. Полагаем, что первое известие, как и второе (о датировке см. далее), можно датировать предположительно мартовским (или сентябрьским) стилем.

Во втором известии статьи сообщается о двух затмениях: солнечном (10 марта) и лунном (24 марта). По астрономическим данным оба затмения произошли в 1122 г.253, что соответствует 6630 мартовскому (или сентябрьскому) году. При работе над летописью сводчик Рогожского летописца допустил ошибку, отметив, что в этом году было два лунных затмения — 10 и 24 марта. Лунного затмения 10 марта не наблюдалось ни в 1122 г., ни в ближайшие годы. Чем вызвана неточность? Такое сообщение о затмениях имеется в двух ранних по происхождению летописях: Лаврентьевской и Ипатьевской254. Текстологическое сходство с записью Рогожского летописца содержит известие Лаврентьевской летописи. В сводах позднего происхождения либо нет данного известия, либо в них повторяется в сокращении текст Лаврентьевской летописи.

Ср.: Таблица 9.

По-видимому, присутствие ошибки в тексте Рогожского летописца связано с направильным прочтением текста, близкого Лаврентьевской летописи, где слова "в лунh" могли быть отнесены к 10 марта, а не к 24 марта из-за не вполне удачного построения фразы, как это видно по тексту Лаврентьевской летописи.

В целом статья может быть признана мартовской.

 

6632. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о пожаре в Киеве на Рождество Иоанна Предтечи (24 июня). Текст известия — это краткая выписка из источника, близкого к Лаврентьевской летописи. Разночтений в летописях в отношении года и даты пожара не наблюдается. Полагаем, что датировано это известие, как и второе, мартовским (или сентябрьским) стилем.

Во втором известии статьи сообщается о солнечном затмении 11 августа. По астрономическим данным в этот день затмение наблюдалось в 1124 г.255, что соответствует 6632 мартовскому (или сентябрьскому) году. Полоса полного затмения проходила через северо-запад Европы (Финляндия), затем шла через современную территорию Петербурга, далее на Новгород, Тверь, Москву256. Затмение произошло во второй половине дня (около 12.30), что соответствует приблизительно летописному указанию Рогожского летописца «въ 9 часъ дни». Текста известия, аналогичного (или сходного) Рогожскому летописцу, в других летописях не имеется. Однако нет основания считать, что текст Рогожского летописца — это самостоятельная запись очевидца о затмении. По-видимому, в Рогожском летописце читается отредактированный текст, сохранившиёся в Лаврентьевской летописи. В Рогожском летописце так же, как в Лаврентьевской летописи, отмечено, что солнечное затмение было неполным. В районе Киева затмение было частным, что и отразилось в текстах этих летописей (фаза видимости для Смоленска — 10,5 дюймов или «как месяц 3 дней»257). В то же время тексты новгородско-софийской группы летописей дают описание затмения как полного (в районе Новгорода фаза видимости была 12 дюймов). В них отразилась запись о затмении новгородского происхождения.

В целом статью можно считать мартовской. Её формирование было проведено на основе одного источника. Отсутствие известий в летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкой № 805, наличие иного текста известий в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях (в последней не читается первое известие) позволяет сделать вывод о том, что этот источник был близок к тексту Лаврентьевской летописи.

 

6633. В статье сообщается о смерти киевского князя Владимира Всеволодовича и вокняжении в Киеве его сына Мстислава, в Переяславле князя Ярополка Всеволодовича. Смерть Владимира Мономаха, по сообщению Лаврентьевской, Ипатьевской и некоторых других летописей, наступила 19 марта258. Вокняжение Мстислава Владимировича в Киеве Ипатьевская летопись относит к 20 мая. В отличие от других летописных сводов, в ней данные события помещены под 6634 г. Этот год Н.Г.Бережков определил как ультрамартовский (1125/6) по отношению к Лаврентьевской и Новгородской первой летописям259. Аналога тексту Рогожского летописца в других летописях не содержится. Отчасти запись Рогожского летописца сходствует с известием Тверского сборника. В обоих сводах мог быть использован один и тот же источник, текст которого сводчики отредактировали для своих летописей по-разному, оставив некоторые словосочетания не изменёнными. Можно также предположить, что текст Рогожского летописца представляет собой краткую редакцию пространного сообщения о смерти Владимира Мономаха, сохранившегося в Лаврентьевской летописи и читавшегося в Троицкой летописи260. Поэтому полагаем, что вывод Бережкова о мартовской (или сентябрьской) датировке 6633 г. можно отнести и к записи Рогожского летописца.

 

6634. Статья содержит 2 известия.

В первом известии статьи сообщается о смерти митрополита Никиты. Точная дата события читается в Лаврентьевской, Новгородской четвёртой летописях и некоторых других сводах — 9 марта261. Во втором известии сообщается о землетрясении 1 августа262 (аналогичный текст читается в Лаврентьевской летописи). Ипатьевская летопись помещает оба известия под 6635 г. Н.Г.Бережков определил его как ультрамартовский (1126/7) по отношению к Лаврентьевской летописи. Возможным подтверждением такого вывода (для первого известия) может служить известие о поставлении митрополитом Никитой игумена Марка епископом в Переяславль 4 октября, записанное в Лаврентьевской летописи под 6634 г. перед известием о смерти митрополита263. Поставления епископов часто (хотя и не обязательно) приурочивались к праздничным и воскресным дням. Какого-либо праздника в этот день не было, но поставление приходилось на воскресенье 6633 мартовского (1125/6) или 6634 ультрамартовского (или сентябрьского) года. Что позволяет датировать год смерти митрополита Никиты для Лаврентьевской летописи мартовским (или сентябрьским) 6634 г.264 Записи, аналогичные тексту первого известия Рогожского летописца, читаются в Ипатьевской и Радзивиловской летописях, тексты Лаврентьевской, Новгородской четвёртой и ряд поздних летописей содержат дополнительно дату смерти митрополита. Определение источника текста Рогожского летописца осложняется тем, что известия имеют общерусский характер и читаются как в Лаврентьевской (Радзивиловской), так и в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях (в последних нет второго известия). Однако отсутствие известий в летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкоё № 805, а также второго известия в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях, может свидетельствовать в пользу того, что статья была сформирована на основе одного источника, близкого к тексту Лаврентьевской летописи. С точки зрения датировки статью Рогожского летописца можно предположительно датировать по стилю статьи Лаврентьевской летописи, т. е. мартовским (или сентябрьским) стилем.

 

6635. В статье сообщается о закладке в Новгороде Великом князем Всеволодом Мстиславичем церкви святого Иоанна (аналогичный текст читается в летописи Авраамки265). Разночтений в обозначении года известия в летописях не содержится. Датировка известия затруднена ввиду отсутствия хронологических ориентиров, помимо года события. Однако полагаем, что признать этот год ультрамартовским (=6634 мартовскому) нет оснований. В Новгородской первой летописи сказано, что в 6634 г. Всеволод ходил к отцу в Киев и возвратился 28 февраля266. Факт закладки Всеволодом церкви до отъезда в Киев, скорее всего, должен был быть отражен в новгородской летописи так же, как летописец уточнил при записи события, что церковь заложена Всеволодом «во имя сына своего», т. е. в честь Ивана, сына Всеволода (возможно, в честь его рождения). По той же Новгородской первой летописи Иван умер в апреле 6636 года267. По-видимому, 6635 г., как и большинство статей Новгородской первой летописи, датирован мартовским (или сентябрьским) стилем268. Эта датировка может быть отнесена и к известию Рогожского летописца.

 

6637. В статье сообщается об отправлении киевским князем Мстиславом Владимировичем полоцких князей с семьями к Царьграду (сходный текст читается в Лаврентьевской летописи269). В Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях, летописи Авраамки это известие дано под 6638 г.270 В текстах этих летописей сказано, что данное мероприятие осуществил Всеволод. Под этим же годом известие помещено в Ипатьевской летописи271. Н.Г.Бережков полагал, что события 6633 — 6640 мартовских годов распределены в Лаврентьевской летописи между последовательными мартовскими годами так же, как они распределены в Ипатьевской летописи между теми же восемью годами, обозначенными по ультрамартовскому стилю (6634 — 6641) 272. То есть подразумевалось, что и известие под 6637 г. о полоцких князьях в Лаврентьевской летописи было датировано мартовским стилем. Наличие сходного текста известия в Рогожском летописце позволяет предположить, что она датирована тем же стилем, что и известие Лаврентьевской летописи.

 

6639. В статье сообщается о походе киевского князя Мстислава Владимировича на Литву (аналогичный текст читается в летописи Авраамки273). В Ипатьевской летописи данное известие отнесено к 6640 г.274 В 6640 мартовском (или сентябрьском) году Мстислав не мог пойти в поход, т. к. 14 апреля этого года скончался. Мог ли это быть 6638 мартовский (или сентябрьский) год (= 6639 ультрамартовскому)? По всей видимости, нет. В 6638 г., по Лаврентьевской летописи (6639 г. — по Ипатьевской), Мстислав отправил своих сыновей Всеволода и Изяслава на Чудь с дружиной (зимой в великое говенье — по Новгородской первой летописи старшего и младшего извода275). Этот поход может быть датирован только мартовским (или сентябрьским) стилем, т. к. в 6639 мартовском году состоялся уже поход на Чудь только Всеволода Мстиславича, окончившийся для новгородцев неудачно в субботу 23 января276. Полагать, что в 6638 мартовском (или сентябрьском) году состоялось два похода: один — Мстислава на Литву, второй — его сыновей на Чудь, нет оснований. Очевидно, поход Мстислава Владимировича в Лаврентьевской летописи, Рогожском летописце и летописи Авраамки датирован мартовским (или сентябрьским) стилем, в Ипатьевской — ультрамартовским.

 

6640. В статье сообщается о смерти киевского князя Мстислава Владимировича и вокняжении в Киеве князя Ярополка Владимировича (сходный текст содержится в Лаврентьевской летописи, Тверском сборнике277). Хронологические подробности этих событий читаются в Ипатьевской, Лаврентьевской, Новгородской первой летописях и ряде поздних сводов. По Лаврентьевской и Новгородской первой летописям Мстислав умер 14 апреля278. По Ипатьевской летописи князь был погребен в пятницу 15 апреля на Праздной неделе. Здесь же читается полная дата вокняжения в Киеве Ярополка — воскресенье 17 апреля279. Полные даты показывают, что известие Рогожского летописца датировано 6640 мартовским (или сентябрьским) годом280.

 

6645. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о смерти князя Всеволода Мстиславича. Полная дата события читается в Ипатьевской, Новгородской четвёртой, Софийской первой летописях и некоторых других сводах — четверг 11 февраля Масляной недели281. В дате присутствует ошибка: четверг Масляной недели ни разу не приходился на 11 февраля в промежуток между 6588 — 6650 мартовскими годами. В 6645 мартовском году он попадал на 10 февраля, в 6646 мартовском году — на 2 марта. Н.Г.Бережков считал, что ошибка в обозначении числа дня возникла на ранней стадии истории летописного текста. Он показал, что где бы ни возникла ошибка (число, день недели), при её исправлении мы получим только 6645 мартовский год (1137/8). При предположении об ошибочности обозначения дня недели, т. е. вместо «в четверг» первоначально читалось «в пяток», дата 11 февраля пятница соответствует 6645 мартовскому году. Выдвигая это предположение, Н.Г.Бережков отмечал, что само по себе возникновение ошибки в названии дня недели значительно менее вероятно, чем в буквенно-цифровом обозначении числа месяца282. Говорить об ошибочности названия недели («масляная» вместо «мясопуста») нет оснований, т. к. в этом случае надо признать за реальный год смерти Всеволода 6644 мартовский (только в этом году соблюдается условие — 11 февраля четверг). Но датировка событий, происшедших ранее смерти Всеволода и связанных с этим князем, не позволяет сделать такой вывод. В 6644 мартовском году 15-го июля Всеволод был изгнал из Новгорода (по Новгородской первой летописи старшего и младшего извода). Он ушёл в Киев. Получив от киевского князя в управление Вышгород и просидев там одно «лето» Всеволод был приглашён в Псков на княжение (по Лаврентьевской летописи). На следующий мартовский год (6645), после ухода Всеволода из Новгорода, к нему 7 марта прибыл новгородский посадник Константин Микулинич, бежавший из Новгорода283. Это показывает невозможность признания 6644 мартовского года за год смерти Всеволода. Одновременно это означает маловероятность признания ошибочности в написании названия недели, что подтверждает обоснованость вывода Бережкова о 6645 мартовском годе, как о реальном годе смерти Всеволода, где бы ни содержалась ошибка: в числе дня или в названии недели.

При исследовании Пролога за сентябрь-февраль первой половины XIV в. Л.В.Столярова обратила внимание на запись о смерти князя Всеволода-Гавриила Мстиславича и его захоронении в соборе святой Троицы, где читается дата 13 февраля 6645 г. Разбирая даты, исследовательница пишет: «Вероятность того, что день кончины назван в летописных сводах точнее (имеется ввиду 11 февраля четверг Масляной недели — Н.Г.), чем в записи, подтверждается тем, что 11 февраля действительно приходится в 1138 г. на четверг, как об этом и сообщается в летописях. Не исключено, что в записи одним числом (13 февраля) помечены два разновременных события — смерть Всеволода-Гавриила и его погребение. Однако это маловероятно: в псковских летописях говорится о захоронении князя Всеволода в воскресенье ("в неделю"). В 1138 г. воскресенье приходилось не на 13, а на 14 февраля»284. К сожалению, автор работы допустила при разборе дат ошибки в хронологии. Во-первых, в 1138 г. (6645 мартовский год) 11 февраля не попадало на четверг — это была пятница Масляной недели. На четверг 11 февраля выпадало в 1137 г. (6644 мартовский год), но неделя была Мясопустная. Во-вторых, в 1138 г. 14 февраля было не воскресным днём, а понедельником. В этом году воскресенье приходилось на 13 февраля, при этом неделя была Масляная. О захоронении князя в воскресенье говорится в текстах Новгородской четвёртой, Софийской первой летописей, а также в псковских сводах285, где дополнительно читается, что оно (воскресенье) приходилось на Масляную неделю. Значит в Прологе, скорее всего, днём поминовения князя обозначен день его погребения, т. е. 13 февраля. Таким образом, можно говорить с определенной долей вероятности, что в записи Пролога одним числом помечены два события — смерть Всеволода Мстиславича и его погребение, т. е. 13-м февраля, днём захоронения князя. На основе летописных данных вывести число 13 февраля как день смерти князя нельзя, что говорит об ином источнике формирования записи в Прологе, нежели летописные тексты. Наличие во внелетописном источнике даты 13 февраля взаимно подтверждает тот факт, что годом смерти князя Всеволода может быть признан только 6645 мартовский год и ошибка в летописной дате связана с указанием дня недели. Записи, аналогичной Рогожскому летописцу, в других сводах не имеется. По-видимому, составитель Рогожского летописца сократил и отредактировал текст, сходный с читаемым в Новгородской четвёртой летописи или Тверском сборнике (в Лаврентьевской летописи событие помещено под 6646 г.).

Во втором известии статьи сообщается о поставлении епископами Мануила в Смоленск, Фёдора во Владимир на Клязьме (аналогичный текст читается в Лаврентьевской летописи286). Датируя известие Лаврентьевской летописи, Н.Г.Бережков исходил из текста известия Ипатьевской летописи287, где поставление Мануила (о Фёдоре сообщение отсутствует) поставлено в зависимость от солнечного затмения 1136 г. (6645 ультрамартовский год) словами «в се же лето». Следовательно, как считал Н.Г.Бережков, поставление произошло в 6644 мартовском году и 6645 год Лаврентьевской и Ипатьевской летописей — ультрамартовский288. Вполне вероятно, что поставление Фёдора и Мануила имело место в 6645 ультрамартовском году, т. к. предшествующие статьи Лаврентьевской летописи, как показал Н.Г.Бережков, датированы тем же стилем. Наличие в Рогожском летописце текста, аналогичного Лаврентьевской летописи, даёт возможность считать, что данное известие статьи исследуемого свода датировано ультрамартовским стилем. Это заключение ведёт к признанию статьи 6645 г. Рогожского летописца как механически составленной из разных источников, имевших разную хронологическую сетку: первое известие, скорее всего, новгородского происхождения, т. к. именно в новгородской группе летописей известие отнесено к 6645 мартовскому году, второе — взято из источника, сходного с текстом Лаврентьевской летописи.

 

6646. В статье даны два сообщения: о смерти киевского князя Ярополка Владимировича и начале княжения Всеволода Ольговича (сходный текст читается в летописи Авраамки289). В хронологическом плане статья распадается на две части.

Хронологический разбор сообщения о смерти князя Ярополка был сделан Н.Г.Бережковым по Лаврентьевской и Ипатьевской летописям, в которых читаются дата смерти Ярополка (18 февраля) и дата вокняжения его брата Вячеслава в Киеве (по Лаврентьевской — 22 февраля, по Ипатьевской — 24 февраля, среда Мясопустной недели). В Ипатьевской летописи сводчик допустил ошибку в числе месяца. Ошибка, возможно, связана с некачественным текстом протографа летописи или неправильно понятой сводчиком даты (кд* вместо кв*). В феврале 6646 мартовского года среда Мясопустной недели приходилась на 22 февраля (это число приводит Лаврентьевская летопись)290. Полная дата вокняжения Вячеслава в Киеве (22 февраля, среда Мясопустной недели) обнаруживает, что сообщение о смерти князя Ярополка в Рогожском летописце датировано мартовским 6646 годом (18.02.1139 г.).

Дата начала княжения Всеволода Ольговича в Киеве читается в Лаврентьевской (6646) и Ипатьевской (6648) летописях: 5 марта291. В тексте известия Московского свода конца XV в. (6647 г.) указано также название недели («Масляная»)292. Полная дата соответствует 6647 мартовскому году (5.03.1139 г.). Текст, аналогичный Московскому своду конца XV в., читается в ранней Ипатьевской летописи293. Правда, в отличие от Московского свода конца XV в., он помещён под 6648 ультрамартовским годом, а в дате опущено название недели. Однако можно говорить, что в основе этих сводов лежит общий источник, где дата вступления Всеволода Ольговича на киевский стол читалась в полном виде, как это даёт Московский свод конца XV в. Но даже, если не брать в расчёт названия недели, указанного в Московском своде конца XV в., который является памятником позднего происхождения, то и в этом случае 5 марта выходит за рамки 6646 мартовского года и принадлежит уже 6647 мартовскому году. Следовательно, вокняжение Всеволода в Киеве относится к 6647 мартовскому (или сентябрьскому) году. В своём исследовании Н.Г.Бережков отмечал, что «отступление от 1 марта как грани при распределении событий между статьями вообще довольно обычное явление в летописях..., летопись заканчивает статью сообщениями, имевшими место уже после февраля..., такое отступление может быть объяснено тесной взаимосвязью излагаемых событий, нежеланием нарушать связность повествования разнесением событий в разные статьи, но далеко не всегда»294. В данном случае перед нами пример того, когда летописец не пожелал нарушать связи излагаемых событий. Поэтому, в целом статья Рогожского летописца может быть признана датированной 6646 мартовским годом (1138/9 г.).

 

6651. 6653. В статьях сообщается (соответственно) о женитьбе князя Святослава Всеволодовича и поездке митрополита Михаила в Царьград (сходные тексты имеются в Лаврентьевской летописи295). Разночтений в обозначении годов известий в других летописях нет. Дополнительной информации, помимо года известий, в источниках не содержится, что затрудняет их датирование. Основанием отнесения годов этих известий к мартовским для Лаврентьевской летописи, является, как полагал Н.Г.Бережков, их расположение между статьями с мартовской датировкой296. Наличие в Рогожском летописце текстов, сходных с Лаврентьевской летописью, даёт возможность отнести датировку известий последней к статьям первой.

 

6654. В статье даны два сообщения: о смерти киевского князя Всеволода Ольговича 30 июля и начале княжения Изяслава Мстиславича в Киеве. Полная дата вступления Изяслава в Киев читается в Ипатьевской летописи — вторник 13 августа297. Она показывает, что статья Рогожского летописца датировано мартовским (или сентябрьским) стилем (30.07; 13.08.1146 г.). Текста, аналогичного тому, который содержится в Рогожском летописце, в других летописях нет. Л.Л.Муравьёва относит текст сообщений статьи Рогожского летописца, вслед за А.А.Шахматовым, к извлечениям из свода 1448 г., считая известие летописи Авраамки обработкой Краткого новгородского летописца298. Так ли это? В данном случае можно говорить о зависимости текста летописи Авраамки от Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей (тексты аналогичны), но никоим образом не от общего источника Рогожского летописца и летописи Авраамки. Очевидно, в Рогожском летописце читается текст, сделанный на основе известия, сходного с сохранившимся в Лаврентьевской летописи и выписке Н.М.Карамзина299.

Ср.: Таблица 10.

Отсутствие этого известия в летописце епископа Павла и Троицкой № 805, а также сходство текста летописи Авраамки с записями Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей позволяет предположительно говорить об отсутствии известия в "основном" источнике Рогожского летописца. Сводчик летописи мог взять известие из "вспомогательного" источника, сходного с Лаврентьевской летописью, предварительно отредактировав его текст.

 

6655. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о поставление Климента митрополитом 27 июля. Поставление митрополитов часто приурочивалось к праздничным или воскресным дням. Какого-либо крупного церковного праздника на 27 июля не приходится, но это число в 6655 мартовском (или сентябрьском) году попадало на воскресный день (27.07.1147 г.). Запись известия в Рогожском летописце сходна с текстами Лаврентьевской, Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей300. Однако в последних митрополит назван не «Климентом», а «Климом». Кроме того, в Лаврентьевской летописи дополнительно содержится указание на память святого, в Новгородской четвёртой летописи допущена ошибка в числе (26), в Софийской первой летописи вместо «Русина» стоит «Руси». В выписке Н.М.Карамзина о данном событии содержится текст, отличающийся как от Рогожского летописца, так и от Лаврентьевской летописи (в ней Клим назван «Смолятичем» вместо «Русина»)301. Очевидно, текст в источнике Рогожского летописца был сходен с записью, читающейся в Лаврентьевской, Новгородской четвёртой или Софийской первой летописей, но при работе над статьей составитель свода несколько видоизменил имя митрополита. Такое же, как в Рогожском летописце, имя митрополита читается в поздней Никоновской летописи, где приведён пространный текст о митрополите и его избрании. По-видимому, имя «Климент» в текстах известий Рогожского летописца и Никоновской летописи позднего происхождения (не ранее XV в.). Все другие летописи, как раннего, так и позднего происхождения, называют митрополита Климом (в данном известии, а также в других статьях302). Определить, к тексту какой летописи был ближе источник Рогожского летописца, представляется затруднительным. В данном случае можно лишь сделать два предположения:

1) отсутствие известия в летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкой № 805 (при наличии известия в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях) может свидетельствовать о том, что в общем источнике трёх первых и Рогожского летописца известие не читалось. Оно было добавлено в Рогожский летописец при его формировании из "вспомогательного" источника, сходного с текстом Лаврентьевской летописи;

2) наличие известия в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях может означать, что оно присутствовало в общем источнике Рогожского летописца, летописи Авраамки, летописца епископа Павла и Троицкой № 805, но было сокращено в трёх последних.

Во втором известии статьи сообщается об убийстве киевлянами князя Игоря Ольговича (сходный текст читается в летописи Авраамки303). Полная дата события содержится в Ипатьевской летописи: пятница 19 сентября304. Она показывает, что известие датировано мартовским 6655 годом (19.09.1147 г.). В тексте известия Рогожского летописца допущена ошибка фактического характера: Игорь Ольгович именуется Игорем Изяславичем. В летописи Авраамки Игорь назван Ольговичем. Это же отчество читается в тексте Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей305, начало которого аналогично тексту летописи Авраамки. По-видимому, в общем источнике Рогожского летописца и летописи Авраамки отчество князя Игоря было написано правильно. В тексте известия Рогожского летописца «Изославич» могло появиться в результате невнимательности сводчика (или переписчика). Текст первого известия, в котором упоминается киевский князь Изяслав, мог повлиять на запись второго известия.

Календарная последовательность (июль, сентябрь) известий в статье обнаруживает, что она в целом датирована мартовским стилем.

 

6662. В статье сообщается об основании князем Юрием Владимировичем г. Дмитрова на р. Яхроме. Ранние Лаврентьевская и Ипатьевская летописи, Новгородская первая летопись старшего извода такого известия не содержат. Оно читается только в поздних сводах (Новгородская четвёртая и Софийская первая летописи, Московский свод конца XV в., Тверской сборник и др.)306. В них отмечается, что Юрий заложил г. Дмитров в ознаменование рождения у него сына Всеволода (Дмитрия). Точная дата рождения Всеволода (19 октября) приведена только в тексте Тверского сборника307. Следовательно, город был заложен после 19 октября. Хотя эта дата указана в источнике позднего происхождения. Однако крестильное имя Всеволода — Дмитрий (память святого приходится на 26 октября) — позволяет считать дату рождения Всеволода, обозначенную в Тверском сборнике реальной. Правда, дата сама по себе без дополнительных датирующих элементов не даёт возможности ответить на вопрос о стиле статьи. Может ли 6662 г. известия считаться ультрамартовским (или сентябрьским)? По всей видимости, нет. События, произошедшие до 6663 г.: с 6657 г., когда Юрий впервые вокняжился в Киеве и по 6662 г. — момента смерти Изяслава Мстиславича, которые читаются в ранних Лаврентьевской и Ипатьевской летописях, а также в поздних сводах, по полным датам и календарной последовательности известий относятся к мартовским статьям308. Присутствие известия о рождении Всеволода и строительстве г. Дмитрова в этом комплексе мартовских статей (в поздних сводах) даёт возможность считать его датированным тем же стилем (осень 1154 г.). Аналога тексту Рогожского летописца в других летописях нет. Поздние летописи содержат пространный текст, включающий не только сообщение о строительстве города, но и о рождении Всеволода (тексты сходны). Очевидно, сводчик Рогожского летописца отредактировал запись источника, близкого к протографу Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей309. Каким образом в эти своды попала запись о суздальских событиях? По мнению А.А.Шахматова, в составе Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей сохранились следы древней редакции Ростовского владычного свода. В летописи запись из этого свода могла попасть через новгородско-софийский свод, созданный в 30-х гг. XV в., где отразилась редакция Ростовского владычного свода, доведенная до 1418 г. или 1419 г.310 Однако отсутствие известия в летописи Авраамки, летописце епископа Павла, Троицкой № 805 делает вывод о наличии известия о строительстве г. Дмитрова в "основном" источнике Рогожского летописца предположительным.

 

6663. Статье содержит два известия.

Первое известие состоит из двух сообщений: о смерти киевского князя Изяслава Мстиславича и начале княжения в Киеве Юрия Владимировича. Полная дата смерти князя Изяслава читается в Ипатьевской летописи (6662 г.): «въ неделю на ночь преставися, на Филиповъ день», т. е. в воскресенье 14 ноября311. Она обнаруживает, что первое сообщение известия датировано 6663 ультрамартовским (или сентябрьским) годом (14.11.1154 г.).

Вступление князя Юрия в Киев могло состояться не ранее смерти киевского князя Изяслава Мстиславича (осень 6662 мартовского года). Уточнение времени появления князя Юрия в Киеве содержит Новгородская первая летопись старшего и младшего извода: «на вербницу»312. Вербное воскресенье, как показал Н.Г.Бережков, приходилось на 20 марта в 6663 мартовском году (1155) 313. Следовательно, второе сообщение известия датируется мартовским (или сентябрьским) стилем.

Исходя из разобранного материала, можно указать на два варианта датировки известия в Рогожском летописце: а) в известии соединены события, относящиеся к двум мартовским годам (ноябрь 6662 г. и март 6663 г.), само известие датировано по стилю второго сообщения (6663 мартовский год); б) известие датировано сентябрьским стилем. Аналогичного Рогожскому летописцу текста известия в других летописях нет. Некоторое сходство с текстом Рогожского летописца наблюдается в записях летописи Авраамки, где первое событие помещено под 6661 г., второе — под 6663 г.314 Однако считать, что известия в обеих летописях имели один источник нет достаточных оснований. Но вполне допустимо, что в источнике Рогожского летописца сообщения об Изяславе и Юрии могли быть разбиты на два года.

Ср.: Таблица 11.

Сводчик Рогожского летописца, по-видимому, объединил оба известия под 6663 мартовским (или сентябрьским) годом, т. е. годом начала княжения Юрия.315

Во втором известии статьи сообщается об уходе на княжение в Суздальскую землю князя Андрея Боголюбского. Андрей Юрьевич ушёл от отца из Киева в конце 6663 мартовского года (1155/6). Текст известия Рогожского летописца представляет собой сокращённую запись известия, сохранившегося в Лаврентьевской (и Троицкой316) летописи. В процессе редактирования составитель свода в конце известия добавил, что Андрей ушёл на княжение не только в Суздаль, но «и Владимирю». Откуда могло появиться это слово? В текстах известий, начиная с ранних летописей, читается или название одного Суздаля (Лаврентьевская, Ипатьевская и др. летописи317), или в сочетании: Суздаль и Ростов (Новгородская четвёртая, Софийская первая и Никоновская летописи318). То, что Андрей ушёл на княжение не только в Суздаль, но и Владимир читается ещё только в летописи Авраамки319. Но текст известия этого свода дан в ином чтении, нежели в Рогожском летописце. По-видимому, в общем источнике двух летописей содержался текст, сходный с тем, который читается в летописи Авраамки. Возможно, составитель Рогожского летописца по "вспомогательному" источнику заменил текст "сновного", добавив из текста последнего упоминание о «Владимире». Текст известия "вспомогательного" источника, скорее всего, представлял собой запись, сохранившуюся в Ипатьевской, Лаврентьевской, Новгородской четвёртой и других летописях. Начальная часть этого известия в летописях соответствует началу текста Рогожского летописца.

В целом, статья имеет составной характер как с точки зрения календарной последовательности (осень 6662 г. — конец 6663 г.), так и состава её текста.

 

6664. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о закладке в Новгороде Великом церкви святой Пятницы (аналогичный текст читается в летописи Авраамки320). Разночтений в обозначении года известия в других летописях не имеется. Отсутствие дополнительной хронологической информации, помимо года, затрудняет датирование известия. Сходная запись содержится в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов. В ней известие расположено в статье, датированной мартовским (или сентябрьским) стилем. Полагаем, что эту датировку можно отнести и к записи Рогожского летописца.

Во втором известии статьи сообщается о приходе на Русь митрополита Константина. Разночтений в обозначении года известия в других летописях не наблюдается. Для определения датировки известия обратимся к другим источникам. Так, в Ипатьевской летописи отмечено, что Константин был встречен киевским князем Юрием321. Следовательно, приблизительное время появления митрополита на Руси с 20 марта 6663 мартовского (или сентябрьского) года по 15 мая 6665 мартовского (или сентябрьского) года, когда Юрий Владимирович был киевским князем. В Лаврентьевской, Ипатьевской, Новгородской первой летописях сообщается, что встречать митрополита в Киев из Новгорода пошёл епископ Нифонт322. Не дождавшись прихода митрополита, он скончался в Киеве. Полная дата смерти Нифонта читается в Ипатьевской летописи. В ней сообщается, что новгородский епископ умер в субботу 15 апреля на Праздной неделе323. Лаврентьевская летопись датирует его смерть 18 апреля, а Новгородская первая летопись старшего и младшего извода — 21 апреля324. В Ипатьевской и Лаврентьевской летописях содержится описка в числе месяца. Н.Г.Бережков показал, что датой смерти Нифонта является 21 апреля суббота Праздной недели325. Полная дата соответствует 6664 мартовскому (или сентябрьскому) году. Это известие уточняет время прихода в Киев митрополита Константина. Он появился в Киеве позже смерти Нифонта — весной того же мартовского года. Таким образом, известие Рогожского летописца можно датировать мартовским (или сентябрьским) 6664 г. Запись, аналогичная или сходная с текстом Рогожского летописца, в других летописях не содержится. Однако полагать, что в своде отразилась особая запись о приходе Константина на Русь, нет оснований. В летописях имеется только один вариант записи известия (с небольшими редакционными правками). Очевидно, в Рогожском летописце содержится редактированный вариант этой записи. Определить, к тексту какой летописи был ближе источник Рогожского летописца, представляется затруднительным. Можно лишь сделать два предположения:

1) отсутствие известия в летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкой № 805 (при наличии известия в Новгородской четвёртой летописи) может свидетельствовать о том, что в общем источнике трёх первых и Рогожского летописца известие не читалось. Оно было добавлено в Рогожский летописец при его формировании из "вспомогательного" источника, сходного с текстом Лаврентьевской летописи;

2) наличие известия в Новгородской четвёртой летописи (при отсутствии известия в Софийской первой летописи и летописи Авраамки) может означать, что оно присутствовало в общем источнике Рогожского летописца, летописи Авраамки, летописца епископа Павла и Троицкой № 805, но было сокращено в трёх последних или в их общем источнике.

 

6665. В статье сообщается о смерти киевского князя Юрия Владимировича. Полная дата смерти Юрия читается в Ипатьевской летописи (6666 г.) и Хлебниковском списке, в поздней Никоновской летописи, а также в выписке Н.М.Карамзина: среда 15 мая326. Полная дата показывает, что 6665 г. Рогожского летописца — мартовский (или сентябрьский) (15.05.1157 г.). Тексты известий о смерти Юрия, сходные с Рогожским летописцем, содержат Лаврентьевская, Новгородская четвёртая, Софийская первая летописи (в них дополнительно указаны дата смерти и место захоронения князя) и летопись Авраамки (дополнительно читается, что в Киеве начал княжить Андрей Владимирович)327. Очевидно, текст статьи Рогожского летописца имел общий источник с летописью Авраамки. Только в ней Юрий назван «великим» князем (в Лаврентьевской — «благоврныи князь», в Новгородской четвёртой — просто «князь»).

 

6666. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи содержатся три сообщения: о вокняжении в Ростове и Владимире Андрея Юрьевича и начале строительства им Боголюбова, о вокняжении в Киеве Мстислава Изяславича. Лаврентьевская летопись, Московский свод конца XV в. помещают сообщение о вокняжении Андрея под 6665 мартовским годом вслед за известием о смерти Юрия в Киеве328. В то же время в Ипатьевской летописи, как и в Рогожском летописце, оно отнесено к 6666 г.329 Таким образом, первое сообщение известия Рогожского летописца (об Андрее) датировано ультрамартовским стилем.

Третье сообщение известия (о начале княжения Мстислава) принадлежит 6666 мартовскому году. В летописях указывается, что сразу по смерти князя Юрия киевляне приглашают к себе на княжение черниговского князя Изяслава Давыдовича. Полная дата его прихода в Киев читается в Ипатьевской летописи: 19 мая «пятидесятница»330, что соответствует 6666 ультрамартовскому году. В Лаврентьевской — это 6665 мартовский (или сентябрьский) год331. В 6666 г. (по Лаврентьевской и Новгородской первой летописям) или 6667 г. (по Ипатьевской) Изяслава изгоняет из Киева Мстислав Изяславич, причём в подробном рассказе о борьбе Мстислава Изяславича с Изяславом Давыдовичем Ипатьевская летопись приводит точную дату вступления Мстислава в Киев: 22 декабря. Лаврентьевская летопись кратко сообщает, что это произошло зимой. Мстислав недолго оставался в Киеве. Он отдает киевский стол Ростиславу Мстиславичу Смоленскому, а сам весной уходит во Владимир на Волыни («Тое же весны вда Мьстиславъ Ростиславу Кыевъ подъ собою»)332. Как показал Н.Г.Бережков, для Лаврентьевской летописи — это один из примеров перехода содержания летописной статьи за пределы того года, которым она обозначена333, т. е. событие принадлежит 6667 мартовскому году, хотя датировано в Лаврентьевской летописи 6666 мартовским годом. Вокняжение Ростислава в Ипатьевской летописи дано под 6668 г., в тексте известия приводится полная дата его прихода в Киев: воскресенье 12 апреля на Пасху334. Дата свидетельствует о том, что в Ипатьевской летописи известие датировано ультрамартовским стилем (= 6667 мартовскому /или сентябрьскому/ году). Следовательно, сообщение о появлении Мстислава Изяславича в Киеве зимой 22 декабря обозначено 6666 мартовским годом как для Лаврентьевской и Новгородской первой летописей, так и для Рогожского летописца. Объединение в одном известии сообщений с разной датировкой говорит о составном характере текста известия.

Аналога тексту известия Рогожского летописца в других летописях не содержится. Упоминание о том, что князь Андрей сел на княжение не только во Владимире, но и в Ростове присутствует лишь в тексте Ипатьевской летописи («и посадиша и на отни стол Ростов и Суждали и Володимири»), в Лаврентьевской летописи, Московском своде конца XV в. отмечены только Ростов и Суздаль. Можно предположить, что сводчик Рогожского летописца или его источника отредактировал текст известия, сходного с ипатьевским. Однако в тексте Ипатьевской летописи не говорится, что Мстислав сел на киевский стол. Здесь сообщается только о приходе в Киев зимой князей Мстислава, Владимира и Ярослава и приглашении ими на киевский стол князя Ростислава Мстиславича. О том, что Мстислав «сел» в Киеве читается в тексте Лаврентьевской летописи («а сам сде Кые⇻). Кроме того, летописи не содержат известия о строительстве князем Андреем Юрьевичем Боголюбова, которое есть в Рогожском летописце.

Разночтения в датировке событий известия Рогожского летописца с другими летописями и отсутствие в них части фактического материала, приведённого в Рогожском летописце, позволяет сделать вывод о редакторской работе составителя свода при формировании этого известия. Вопрос о том, что послужило источником для создания текста данного известия, остаётся открытым. О строительстве Андреем Боголюбова есть запись в дополнительных статьях к Новгородской первой летописи младшего извода («А се князи русьстии»)335. Возможно, сводчик Рогожского летописца имел в своём распоряжении материал новгородского происхождения, где содержалась такая информация. Полагаем, что датировать известие в целом надо мартовским (или сентябрьским) стилем, т. к. оно входит в группу статей с мартовской датировкой.

Во втором известии статьи сообщается о начале строительства князем Андреем Юрьевичем во Владимире церкви Успенья святой Богородицы. День начала строительства церкви читается в ранних летописных сводах (Лаврентьевская, Ипатьевская) — вторник 8 апреля на память святого апостола Родиона336. Полная дата показывает, что год известия в Рогожском летописце проставлен по мартовскому (или сентябрьскому) стилю (8.04.1158 г.). Рогожский летописец содержит сокращённый текст известия, читающегося в Лаврентьевской, Новгородской четвёртой летописях и других.

В целом можно говорить о составном характере статьи. В летописях наблюдается иное расположение известий, чем это представлено в Рогожском летописце. Вначале читается сообщение о строительстве церкви, а затем идет рассказ о киевских событиях, связанных с князем Мстиславом Изяславичем, что соответствует календарной последовательности совершения событий: апрель, декабрь (мартовское начало года). В статье Рогожского летописца известия расположены в обратном порядке: декабрь 6666 мартовского года, апрель 6666 мартовского года. Этот порядок не может быть признан соответствующим сентябрьскому началу года (при такой последовательности совершения событий сообщение о строительстве церкви князем андреем должно было бы принадлежать 6666 ультрамартовскому году).

 

6668. В статье сообщается об окончании строительства церкви Успенья святой Богородицы во Владимире. Отсутствие хронологических признаков, помимо года известия, затрудняют его датирование. Все летописи раннего и позднего происхождения помещают известие, как и Рогожский летописец, под 6668 г. И только Ипатьевская летопись относит его к 6669 г.337 Как отмечал Н.Г.Бережков, во владимирском своде это сообщение было дано под 6668 мартовским годом, а составитель южнорусского свода передвинул его в 6669 ультрамартовский год338. Датировку, предложенную Н.Г.Бережковым, можно отнести и к тексту Рогожского летописца. Говоря о текстологических особенностях статьи Рогожского летописца, надо отметить, что в текстах Лаврентьевской, Ипатьевской, Радзивиловской летописей и Летописце Переяславля Русского вместо слова «съвершена» стоит: Лаврентьевская, Летописец Переяславля Русского — «создана», Радзивиловская — «созда», Ипатьевская — «докончена». В поздних сводах, не зависящих от Рогожского летописца, таких как Новгородская четвёртая, Софийская первая, Московский свод конца XV в.339 и Никоновская летописи, присутствует слово «совершена» («съвръшена», «свершена»), что и в Рогожском летописце. Очевидно, именно это слово читалось в общем источнике этих летописей, и сводчики аккуратно его повторили вслед за источником. По-видимому, источником статьи Рогожского летописца был текст, сохранившийся в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях, окончание которого сводчик сократил.

 

6672. В статье сообщается о победе новгородцев во главе с князем Ярославом Всеволодовичем над «немцами» под Ладогой. Полная дата события читается в Новгородской первой летописи старшего и младшего извода: четверг 28 мая340. Она обнаруживает, что известие Рогожского летописца датировано мартовским (или сентябрьским) стилем (28.05.1164 г.)341. В Новгородской первой летописи старшего извода, а также в более позднем Тверском сборнике сказано, что возглавил новгородскую рать против, пришедших шведов («свя»), князь Святослав, сын киевского князя Ростислава Мстиславича Смоленского342. Новгородская первая летопись старшего и младшего извода относит вступление князя Святослава на новгородский стол к 28 сентября 6669 мартовского года, после того, как новгородцы выгнали Мстислава Ростиславича, внука Юрия Долгорукого343. Под 6673 мартовским годом Новгородская первая летопись старшего и младшего извода отмечает: «поставленъ бысть Илия архиепископъ новъгородьскыи от митрополита.., месяця марта въ 28, на вьрьбницю и приде Новугороду..., при князи Новгородьстемъ Святославе... »344. Таким образом, в интервале 6669 — 6673 мартовских годов в Новгороде княжил Святослав Ростиславич. Текстологически статья Рогожского летописца сходна с текстом известия летописца епископа Павла345. Отличие состоит в том, что в летописце епископа Павла говорится о 45 избитых шнеках, как в летописи Авраамки346, и приходе 55 кораблей («у полу 60 шнекъ»). По тексту же Рогожского летописца получается, что шведы пришли в количестве 60 кораблей («бо бху 60 шнекъ»), а избито было 43. Вероятно, при составлении текста статьи Рогожского летописца сводчил при записи количеста кораблей, пришедших на Ладогу, пропустил слова "у полу", стоявшие в источнике перед цифрой-буквой 60, как это видно по тексту летописца епископа Павла (в Новгородской первой летописи старшего извода347, Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях количество кораблей дано словом: «полушестадесят шнек»)348.

Хотя тексты известий Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей несколько отличается от Рогожского летописца, летописца епископа Павла и летописи Авраамки, но в них присутствует число 43 (избитых шнек), как в Рогожском летописце, однако количество, пришедших кораблей («в полоуштдесять шнкъ», т. е. 55), дано как в летописце епископа Павла. Имя князя — Ярослав Всеволодович — читается как в Рогожском летописце, летописце епископа Павла и летописи Авраамки. Тексты известий Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей представляют собой сокращённый вариант записи о событии, содержащейся в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов349. В записи Новгородской первой летописи старшего извода так же, как в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях, читается, что шведы пришли под Ладогу в количестве 55 кораблей, а избито их было 43. Скорее всего, текст Рогожского летописца, летописи Авраамки и летописца епископа Павла является сокращением текста, сходного с тем, который сохранился в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях350. Таким образом, в Рогожском летописце, летописце епископа Павла, летописи Авраамки, Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях в разных вариантах сокращения представлен текст известия новгородского источника, сохранившийся в Новгородской первой старшего извода. Неясным остаётся вопрос, с чем могло быть связано разночтение в имени князя, возглавившего поход на "немцев", Новгородской первой летописи старшего извода с текстами поздних сводов, где читается это известие? В Приложении втором к Новгородской первой летописи младшего извода (Статьи, предшествующие Комиссионному списку) под названием «А се князи Великого Новагорода» записано, что после Мстислава Юрьевича, сидевшего в Новгороде 2 года и 1 месяц, новгородцы «въведошя Ростислава опять ис Смоленьска, и посади сына своего Святослава, и самъ иде Киеву на столъ; и выгнашя Святослава, и въведошя Мстислава Юрьевича, внукъ Ростиславичь, и тъ седевъ год от года, и выведе строи волею; и въведоша опять Ростиславича Святослава, и бежа из града; и въведошя Романа Мьстиславичя, Изяславль внукъ... ». Далее в перечне новгородских князей находим Ярослава Всеволодовича, сына Всеволода Юрьевича, который княжил в Новгороде в начале XIII в.351 Что послужило привнесением в известие второй половины XII в. имени переяславского князя Ярослава Всеволодовича, жившего в начале XIII в., неясно. Можно лишь говорить о том, что вставка имени князя была сделана при составлении общего источника Рогожского летописца, летописца епископа Павла, летописи Авраамки, Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей.

 

6675. В статье сообщается о начале строительства в Новгороде церкви святых Бориса и Глеба. Для датировки известия следует привлечь сведения других источников. Так, Новгородская первая летопись старшего и младшего извода дополнительно сообщает, что церковь заложена весной при князе Святославе Ростиславиче и архиепископе Илье352. Там же под 6675 г. отмечено, что Святослав в том году ушёл из Новгорода, а новгородцы послали за сыном киевского князя Мстислава Изяславича353. С Семёнова дня (1 сентября) по Пасху новгородцы «седящи... бес князя». Роман Мстиславич пришёл в Новгород 14 апреля на второй неделе по Пасхе на следующий год после обращения новгородцев к киевскому князю, что соответствует 6676 мартовскому (или сентябрьскому) году354. Таким образом, закладка церкви святых Бориса и Глеба в Новгороде произошла, очевидно, весной до 15 мая 6675 мартовского (или сентябрьского) года (до 15.05.1167 г.).

Текстологически статья Рогожского летописца сходна с текстами летописи Авраамки, Новгородской первой и Новгородской четвёртой летописей, которые имеют дополнительное чтение. А.А.Шахматов отмечал, что в тексте летописца епископа Павла опущены пять последних слов по сравнению с летописью Авраамки355, что также совпадает с текстом статьи Рогожского летописца. Но против Новгородской первой, Новгородской четвёртой летописей, летописи Авраамки в тексте Рогожского летописца сообщается, что церковь заложена в Околотке356. Это уточнение, очевидно, присутствовало в источнике летописи (новгородский источник), но не отразилось в других летописях.

 

6676. Статья содержит три известия.

В первом известии статьи сообщается о приходе Мстислава Изяславича в Киев. Как показал в своём исследовании Н.Г.Бережков, по Лаврентьевской, Ипатьевской и Новгородской первой летописям, Мстислав вошёл в Киев в понедельник 15 мая 6675 мартовского (или сентябрьского) года (15.05.1167 г.) 357. Следовательно, текст известия Рогожского летописца, как и Лаврентьевской летописи, датирован ультрамартовским стилем. Запись Рогожского летописца сходна с текстами, читающимися в Лаврентьевской и Новгородской четвёртой летописях, в которых дополнительно говорится о князе Владимире Мстиславиче («иде в Половци Володимеръ»).

Ср.: Таблица 12.

Наличие в Рогожском летописце и Новгородской четвёртой летописи отчества Мстислава — «Изяславич», говорит в пользу того, что обе летописи имели общий источник.

Во втором известии статьи сообщается о походе на Киев князя Мстислава Андреевича и взятии им Киева. Известие Рогожского летописца представляет собой краткое изложение сообщения, сохранившегося в Лаврентьевской летописи, в котором объединена информация о событиях конца 6676 и начала 6677 мартовских годов358. В Ипатьевской летописи отмечено, что новгородцы послали к киевскому князю Мстиславу Изяславичу с просьбой прислать к ним на княжение сына. Мстислав удовлетворил их просьбу и дал им Романа. После чего «болши вражда бысть на Мьстислава от братье, и начаша ся снашивати речьми братья вси на Мьстислава и тако оутвердившеся крестным359 братья». И далее в летописи говорится о зимнем походе князей на Мстислава360. Роман стал новгородским князем в начале 6676 мартовского (или сентябрьского) года (14 апреля на второй неделе по Пасхе — по Новгородской первой летописи старшего и младшего извода). Следовательно, ранее этого года рать на Киев не могла быть послана. Значит, поход начался зимой 6676 мартовского года, а взятие Киева произошло, как показал Н.Г.Бережков, сравнивая тексты Лаврентьевской, Ипатьевской и Новгородской первой летописей, в начале (март) 6677 мартовского (или сентябрьского) года (март 1169 г.)361. В Рогожском летописце так же, как Лаврентьевской и Новгородской первой летописях, о взятии Киева сообщается под 6676 мартовским годом, т. е. под годом, когда был предпринят поход.

В третьем известии статьи сообщается о походе новгородцев на Двину за данью и битве их с суздальцами (сходный текст читается в летописи Авраамки362). В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, Новгородской четвёртой, Софийской первой летописях, Тверском сборнике это известие помещено под 6677 г. (записи сходны)363. В них дополнительно читается, что после сражения новгородцы вернулись и взяли дань не только со своих, но и «на суждальскыхъ смьрдехъ». В этих летописях известие стоит перед сообщением о рати Андрея Боголюбского на новгородцев (февраль 6677 мартовского года). Очевидно, этот поход был организован Андреем как ответное действие на новгородские «обиды» ему и дружественным ему князьям. Так, в походе участвовали полоцкие и торопецкие князья со своими дружинами. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов под 6676 г. отмечает походы Романа Мстиславича с новгородцами и псковичами на Полоцк, где пожгли окрестные сёла, на Торопец («лету исходящю на весну», т. е. в конце года), в котором новгородцы пожгли дома и ополонились364. Поход Даньслава Лазутинича мог состояться или в конце зимы 6676 мартовского года, или в начале 6677 мартовского года до рати князя Андрея на Новгород. Если считать, что Даньслав ходил за данью раньше конца зимы 6676 мартовского года, то тогда надо признать, что новгородское известие, расположенное в начале статьи 6677 мартовского года в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, датировано ультрамартовским стилем. Н.Г.Бережков при исследовании Новгородской первой летописи старшего и младшего извода убедительно показал, что новгородские известия летописи датируются мартовским стилем. Следовательно, оснований для ультрамартовской датировки известия новгородской летописи нет. Что послужило причиной отнесения известия в Рогожском летописце к 6676 мартовскому году, неясно. Такая датировка уже присутствовала в источнике Рогожского летописца, т. к. тот же год указан в летописи Авраамки.

В хронологическом плане статья имеет составной характер. Известия статьи датированы по-разному: ультрамартовским и мартовским стилем. Такая датировка известий означает, что в статье Рогожского летописца объединены известия из источников с разными системами счёта лет. Текстологические особенности известий позволяют говорить, что в статье совмещены известия из двух источников. Первое и третье известия могли принадлежать “основному” источнику (хотя первое отсутствует в летописи Авраамки). Второе известие было взято составителем Рогожского летописца из “вспомогательного” источника, текст которого был сходен с Лаврентьевскою летописью. Датировка первых двух известий соответствует той, которая содержится в Лаврентьевской летописи. Это говорит в пользу того, что первое известие, скорее всего, было взято в один из ранних источников Рогожского летописца и Новгородской четвёртой летописи из свода, сходного с Лаврентьевской летописью365. Это подтверждает и текстологическое сходство известий этих сводов.

 

Примечания

 225.

ПСРЛ. Т. 16. Стб. 43; Т. 2. Стб. 276 — 277; Т. 3. С. 20, 204.

 226.

Святский Д.О. Астрономические явления… С. 12 (для определения солнечных и лунных затмений автор работы пользовался «Каноном Оппольцера», а также «Каноном русских затмений» М.А.Вильева); Степанов Н.В. Календарно-хронологический справочник. С. 238 (автор работы делал расчёты солнечных и лунных затмений на основе работ Оппольцера, в том числе его трудом «Canon der Finsternisse»); Морозов Н.А. Христос. Руины и Привидения. Т. 5. М., 1998. С. 123 (систематизированные хронологические таблицы лунных и солнечных затмений составлены В.А.Казицыным и Н.А.Морозовым на основе числовых данных Оппольцера в Астрономическом отделении Государственного научного института имени П.Ф.Лесгафта).

 227.

ПСРЛ. Т. 16. Стб. 43; Т. 5. Вып. 1. С. 158; Т. 4. Ч. 1. С. 142.

 228.

Астрономия. М., 1983. С. 112; Дагаев М.М. Солнечные и лунные затмения. М. 1978. С. 69 — 86.

 229.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 290; Т. 2. Стб. 274. Известие о затмении под тем же годом, что и в Ип., читается в МС (Там же. Т. 25. С. 27). С.В.Цыб предлагает считать, что под 6621 г. в ипатьевской редакции ПВЛ произошло соединение описания двух солнечных затмений (19.03.1113 г. — полное и 8.03.1114 г. — частное, превратившееся при редактировании в 9.03), датированных сентябрьским или мартовским и постмартовскими годами. А «"совмещенные" комплексы 6619 и 6622 гг. Ип.-Хл. были основой для появления вторичного текста статей 6619 — 6620 и 6622 гг. суздальских списков ПВЛ» (см.: Цыб С.В. Указ. соч. С. 19 — 20). Но надо отметить, что автор не указал, откуда взяты его сведения о затмениях. По таблицам Н.В.Степанова и Н.А.Морозова затмение 8.03.1114 г. было полным, но его не было видно в Европе и на территории России (см.: Степанов Н.В. Указ. соч. С. 240; Морозов Н.А. Христос... Т. 5. С. 123). Поэтому правомерно задать вопрос: каким образом сведения об этом затмении могли попасть в русские летописи?

 230.

В отношении известия Н4Л и С1Л, датированных 6622 г., можно предположить, что источником для них был текст, сходный с сохранившимся в Лавр. (6622 г.).

 231.

Святский Д.О. Астрономические явления... С. 19; Степанов Н.В. Указ. соч. С. 238; Морозов Н.А. Христос... Т. 5. С. 123.

 232.

Выписка Н.М.Карамзина о затмении имеет сходство с Лавр. (см.: Карамзин Н.М. История государства Российского. Кн. 1. Примечания. Т. 2. Примеч. 208). Приселков убедительно показал, что она сделана из Тр. (см.: Присёлков М.Д. Троицкая летопись. С. 206. Примеч. 1).

 233.

ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 142. В Н4Л читается два варианта записи о затмении под 6622 г.

 234.

В Авр. известие было, видимо, сокращено составителем свода.

 235.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 290; Т. 2. Стб. 275-276.

 236.

Там же. Т. 4. Ч. 1. С. 42; Т. 16. Стб. 43.

 237.

Там же. Т. 1. Стб. 290; Т. 2. Стб. 280.

 238.

Там же. Т. 4. Ч. 1. С. 142; Т. 5. Вып. 1. С. 158.

 239.

В Авр. и летописце епископа Павла известие отсутствует.

 240.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 290.

 241.

Там же. Т. 1. Стб. 291; Т. 2. Стб. 285; Т. 30. С. 57. Сходный текст имеется в поздней Ник. (Там же. Т. 9. С. 150).

 242.

Там же. Т. 16. Стб. 43.

 243.

Там же. Т. 1. Стб. 292; Т. 4. Ч. 1. С. 143; и др.

 244.

Шахматов А.А. Обозрение... С. 304.

 245.

ПСРЛ. Т. 3. С. 20. Лавр., Рдз. под 6625 г. так же помечают, что в Новгороде «седеть Мстиславичь» (Там же. Т. 1. Стб. 291, Т. 38. С. 104).

 246.

Там же. Т. 3. С. 21, 205. В Приложении втором к Н1Л младшего извода (Статьи, предшествующие Комиссионному списку) под названием «А се князи Великого Новагорода» записано: «... И приде Мистиславъ опять, и седе в Новегороде 20 лет, и иде Киеву къ отцу и седе на столе отне, а в Новегороде посади сына своего Всеволода, и седе Всеволодъ 20 лет, и выгнашя и; и въведоша Святослава, сына Олгова, и тъ седе 2 лета; ...» (Там же. С. 470 — 471). Н1Л сообщает об изгнании Всеволода Мстиславича из Новгорода под 6644 г. (см.: Там же. С. 24, 209).

 247.

Там же. Т. 3. С. 21, 207; Т. 4. Ч. 1. С. 143. Тв. сб. и Ник. уточняют, что церковь заложил Всеволод Мстиславич (Там же. 15. Стб. 192; Т. 9. С. 151).

 248.

Карамзин Н.М. История государства Российского. Кн. 1. Примечания. Т. 2. Примеч. 225.

 249.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 292; Т. 38. С. 104.

 250.

Там же. Т. 9. С. 150.

 251.

Там же. Т. 2. Стб. 285; Т. 30. С. 51.

 252.

Там же. Т. 15. Стб. 193; Т. 4. Ч. 1. С. 143; Т. 6. Вып. 1. Стб. 220. Л.Л.Муравьёва по поводу ряда известий Рог. (т. н. «избыток» по отношению к Авр.) отмечает, что в связи с тем, что большая часть этих известий (представляют собой известия общерусского характера) присутствует в ростово-суздальском по характеру источнике (Лавр., Рдз., МАк.), то их идентификация затруднена (это касается и известия о приезде митрополита) (см.: Муравьёва Л.Л. Рогожский летописец. С. 57). Полагаем, что в данном случае можно говорить о трудности идентификации записи в отношении к источникам Н4Л и Тв. сб. (их тексты сходны с Рог.). Записи Лавр. и Рдз. несколько иные. Интересно то, что оба варианта текстов читаются в позднем Вл., т. е. сходны как с известим Лавр., так и Н4Л.

 253.

Святский Д.О. Астрономические явления... С. 20, 96; Степанов Н.В. Указ. соч. С. 256 — 257; Морозов Н.А. Христос... Т. 5. С. 50, 129.

 254.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 292; Т. 2. Стб. 286 (известие читается под 6629 г.).

 255.

Степанов Н.В. Указ. соч. С. 260; Святский Д.О. Астрономические явления... С. 20 — 21; Морозов Н.А. Христос... Т. 5. С. 122.

 256.

Степанов Н.В. Указ. соч. С. 260; Святский Д.О. Астрономические явления... С. 20 — 21.

 257.

Святский Д.О. Астрономические явления... С. 12.

 258.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 293 — 295; Т. 2. Стб. 289; и др.

 259.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 49, 133.

 260.

Присёлков, восстанавливая по выпискам Карамзина текст Тр., убедительно показал, что выдержки Карамзина о смерти Владимира и вокняжении Мстислава в Киеве сделаны им из Тр. (см.: Присёлков М.Д. Троицкая летопись. С. 209. Примеч. 2).

 261.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 296; Т. 4. Ч. 1. С. 144; Т. 5. Вып. 1. С. 159; Т. 9. С. 154; Т. 30. С. 59; Т. 38. С. 105 и др.

 262.

Наблюдается расхождение в обозначении даты известия (в указании дня): Ип. датирует землетрясение 2 августа (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 290). Возможно, расхождение в числе связано с тем, что в случае Ип. указана дата по церковному счёту. В Лавр. и др. сказано, что землетрясение произошло 1 августа в 8 часов ночи, что при современном счёте означает около 12 часов ночи. По церковному счёту (богослужебные сутки начинаются с окончанием вечерни) это уже 2 августа (см.: Прозоровский Д.М. О старинном русском счислении часов. С. 61).

 263.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 296.

 264.

Н.Г.Бережков, не допускавший возможности существования до XV в. в летописях сентябрьского счёта лет, датирует 6634 г. Лавр. как мартовский, считая, что в статье соединены события октября 6633 мартовского года с последующими событиями марта-августа 6634 г. Правда, автор отмечал, что порядок сообщений в статье (по месяцам) указывает на сентябрьский год (событий 6634 г. после августа Лавр. не отмечает). «Статья эта является по расположению событий исключением и не может служить достаточным основанием для утверждения, что наши летописцы уже в те века (до XV в.) иногда обозначали статьи летописей сентябрьскими годами» (см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 49). А.П.Пронштейн и А.Я.Кияшко считают, что в данной статье Лавр. отразился сентябрьский счёт лет (см.: Пронштейн А.П., Кияшко А.Я. Хронология. С. 124).

 265.

ПСРЛ. Т. 16. Стб. 43.

 266.

Там же. Т. 3. С. 21, 205.

 267.

Там же. Т. 3. С. 22, 206.

 268.

Ультрамартовская датировка в Н1Л встречается крайне редко и практически только в известиях, привнесенных в свод из ПВЛ.

 269.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 301.

 270.

Там же. Т. 4. Ч. 1. С. 145; Т. 6. Вып. 1. Стб. 221; Т. 16. Стб. 43.

 271.

Там же. Т. 2. Стб. 293.

 272.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 48 — 49.

 273.

ПСРЛ. Т. 16. Стб. 44.

 274.

Там же. Т. 2. Стб. 294.

 275.

В Н1Л старшего и младшего изводов читается, что на Чудь ходил только Всеволод с новгородцами (Там же. Т. 3. С. 22, 206).

 276.

Там же. Т. 3. С. 22, 207. По Н1Л старшего и младшего изводов Всеволод ходил на Чудь два раза: в 6638 и 6639 г. Оба похода состоялись в зимнее время.

 277.

Там же. Т. 1. Стб. 301; Т. 15. Стб. 196.

 278.

Там же. Т. 1. Стб. 301; Т. 3. С. 22, 207.

 279.

Там же. Т. 2. Стб. 294.

 280.

Н4Л, С1Л и Авр. (при сходстве текстов с Рог.) датируют известие (6639 г.) на 1 ниже мартовского 6640 года (Там же. Т. 4. Ч. 1. С. 145; Т. 6. Вып. 1. Стб. 221; Т. 16. Стб. 44). Текст известия в Авр., скорее всего, зависит от источника двух первых.

 281.

Там же. Т. 2. Стб. 300 — 301; Т. 4. Ч. 1. С. 148; Т. 6. Вып. 1. Стб. 224 — 225; и др.

 282.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 137, 326. Примеч. 37.

 283.

ПСРЛ. Т. 3. С. 24, 209; Т. 1. Стб. 305.

 284.

Столярова Л.В. Записи исторического содержания XI — XIV веков на древнерусских пергаменных кодексах. С. 46 — 47, 73.

 285.

ПСРЛ. Т. 5. Вып. 2. С. 19, 77.

 286.

Там же. Т. 1. Стб. 304.

 287.

Там же. Т. 2. Стб. 300.

 288.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 51.

 289.

ПСРЛ. Т. 16. Стб. 44.

 290.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 52, 138.

 291.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 307; Т. 2. Стб. 302.

 292.

Там же. Т. 25. С. 34. В поздней Ник. приводится день недели — воскресенье (Там же. Т. 9. С. 163). 5 марта, действительно, приходилось в 6647 мартовском году на воскресенье. Возможно, в МС дату «марта въ 5 в недлю масляную» нужно читать, как «5 марта воскресенье Масляной недели».

 293.

В Лавр. текст известия (6646 г.) о вокняжении Всеволода в Киеве сокращён и редактирован (Там же. Т. 1. Стб. 307).

 294.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 52. Расположение сообщения о вокняжении Всеволода Ольговича в статье 6646 мартовского года Лавр. можно объяснить иначе. Для летописца, включившего сообщение в статью под этим годом, 5 марта могло принадлежать ещё зимнему сезону 6646 мартовского года. В Ип. Известие читается в начале статьи 6648 ультрамартовского года.

 295.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 310, 312. Второе известие (6653 г.) читалось, как показал М.Д.Присёлков по выписке Н.М.Карамзина, в Тр. (см.: Карамзин Н.М. История государства Российского. Кн. 1. Примечания. Т. 2. Примеч. 304; Присёлков М.Д. Троицкая летопись. С. 220. Примеч. 2.) Новгородско-софийская группа летописей таких известий не содержит.

 296.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 60, 141 — 142, 145 — 146.

 297.

ПСРЛ. Т. 2. Стб. 327. В Лавр. указаны только число и месяц — 13 августа. (Там же. Т. 1. Стб. 313).

 298.

Муравьёва Л.Л. Рогожский летописец. С. 42, 51.

 299.

Восстанавливая текст свода 1408 г., М.Д.Присёлков показал, что выписка была сделана Н.М.Карамзиным из Тр. (см.: Карамзин Н.М. История государства Российского. Примечания. Т. 2. Примеч. 287 — 289; Присёлков М.Д. Троицкая летопись. С. 220. Примеч. 3 — 4).

 300.

Там же. Т. 1. Стб. 315; Т. 4. Ч. 1. С. 151; Т. 6. Вып. 1. Стб. 228.

 301.

Восстанавливая текст свода 1408 г., М.Д.Присёлков показал, что выписка была сделана Н.М.Карамзиным из Тр. (см.: Присёлков М.Д. Троицкая летопись... С. 222. Примеч. 2). Текст выписки Н.М.Карамзина отличался и от записи Ип. и МС, хотя в них Климент тоже назван «Смолятичем» (ПСРЛ. Т. 2. стб. 340 — 341; Т. 25. С. 39 — 40).

 302.

Ср.: Ип. под 6655, 6657, 6664; Н1Л старшего извода под 6657; МС под 6664; Тв. сб. под 6657; и др. Правда, в конце текста известия о поставлении митрополита в Ип. и МС читается имя «Климент», но здесь речь идёт о святом Климента, а не митрополите.

 303.

ПСРЛ. Т. 16. Стб. 44.

 304.

Там же. Т. 2. Стб. 353.

 305.

Там же. Т. 4. Ч. 1. С. 151 — 152; Т. 6. Стб. 227.

 306.

Там же. Т. 4. Ч. 1. С. 153; Т. 5. Вып. 1. С. 60; Т. 25. С. 58; Т. 15. Стб. 221; Т. 30. С. 66; Т. 24. М., 2000. С. 77; Т. 9. С. 198; и др.

 307.

Там же. Т. 15. Стб. 221. Это произошло, когда Юрий находился «въ своей области на р‡ц‡ на Яхром‡ и сь княгинею».

 308.

О датировке см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 61 — 64, 148 — 156.

 309.

Известия в Ник. и Тв. сб. помещены под 6663 г., в С1Л — под 6665 г. (наличие известия под этим годом, очевидно, связано с работой составителя свода).

 310.

Шахматов А.А. Обозрение... С. 158 — 159.

 311.

ПСРЛ. Т. 2. Стб. 469. К 14 ноября относит смерть Изяслава Лавр. (6662 г.); Н1Л старшего и младшего извода и С1Л (6662 г.) и летописи более позднего происхождения — к 13 ноября (Там же. Т. 1. Стб. 341 — 342; Т. 3. С. 29, 215; Т. 5. Вып. 1. С. 165; и др.). По мнению Н.Г.Бережкова, дата сохранившаяся в Ип., примиряет обе датировки: Изяслав умер в ночь с 13 на 14 ноября (см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 331. Примеч. 84).

 312.

ПСРЛ. Т. 3. С. 29, 216.

 313.

Н.Г.Бережков сделал хронологический разбор событий, предшествовавших вокняжению Юрия в Киеве, по Лавр., Ип. и Н1Л (см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 156 — 157).

 314.

В Н4Л нет известия о смерти Изяслава, в С1Л оно читается под 6662 г. (ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 154 — 155; Т. 6. Вып. 1. Стб. 228 — 229).

 315.

Аналогичное начало текста о смерти Изяслава содержит Вл. (6663 г.) и МС (6662 г.) (Там же. Т. 30. С. 66; Т. 25. С. 58). Во Вл., как и в Авр., отмечено количество лет княжения Изяслава. Это указание отсутствует в других летописях.

 316.

Присёлков М.Д. Троицкая летопись. С. 240. Примеч. 2.

 317.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 346; Т. 2. Стб. 482; и др.

 318.

Там же. Т. 4. Ч. 1. С. 155; Т. 6. Вып. 1. Стб. 231 (в С1Л текст дан под 6665 г.).

 319.

Там же. Т. 16. Стб. 44.

 320.

Там же. Т. 16. Стб. 44.

 321.

Там же. Т. 2. Стб. 485.

 322.

Там же. Т. 1. Стб. 347; Т. 2. Стб. 483 — 484; Т. 3. С. 29, 216.

 323.

Там же. Т. 2. Стб. 483.

 324.

Там же. Т. 1. Стб. 346 — 347; Т. 3. С. 29, 216.

 325.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 157.

 326.

ПСРЛ. Т. 2. Стб. 489; Т. 9. С. 208; Карамзин Н.М. История государства Российского. Кн. 1. Примечания. Т. 2. Примеч. 375. Лавр. и ряд других летописей приводят только точную дату (15 мая).

 327.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 348; Т. 4. Ч. 1. С. 157; Т. 6. Вып. 1. Стб. 231; Т. 16. Стб. 44 — 45.

 328.

Там же. Т. 1. Стб. 348; Т. 25. С. 63. В новгородско-софийской группе летописей это известие отсутствует.

 329.

Там же. Т. 2. Стб. 490. Исследуя Ип., Н.Г.Бережков отмечал, «южнорусский свод XIV в. ..., заимствуя из своего дополнительного источника, владимирского свода, указанные сообщения об Андрее,... не мог отнести их в своем труде ко времени до смерти Юрия". "Таким образом, сообщения, заимствованные из дополнительного источника с мартовским счетом годов, оказались в окружении сообщений о том же годовом промежутке, заимствованных из основного источника с ультрамартовским счетом годов» (см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 169).

 330.

ПСРЛ. Т. 2. Стб. 490.

 331.

Там же. Т. 1. Стб. 348.

 332.

Там же. Т. 1. Стб. 348.

 333.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 65.

 334.

ПСРЛ. Т. 2. Стб. 504.

 335.

Там же. Т. 3. С. 467.

 336.

Там же. Т. 1. Стб. 348; Т. 2. Стб. 491.

 337.

Там же. Т. 2. Стб. 511 — 512.

 338.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 173.

 339.

Во Вл. говорится об освящении церкви (ПСРЛ. Т. 30. С. 69).

 340.

Там же. Т. 3. С. 31, 218.

 341.

В Тв. сб. в числе месяца допущена ошибка (вместо 20 должно стоять 28). Скорее всего, сводчик не дописал букву-цифру «и8» (8), приняв её за союз «и». Такое предположение делаем на основании того, что в летописи день памяти святого (память святого Еладия) указан для 28 мая (Там же. Т. 15. Стб. 236).

 342.

Там же. 3. С. 31 (в Н1Л младшего извода имя князя не указано); Т. 15. Стб. 236. (в Н1Л младшего извода имя князя не указано).

 343.

Там же. Т. 3. С. 31, 218. Ип. отмечает, что Святослав Ростиславич был приглашён вторично на княжение новгородцами под 6670 ультрамартовским годом (Там же. Т. 2. Стб. 518).

 344.

Там же. Т. 3. С. 31, 219.

 345.

Шахматов А.А. Обозрение... С. 306. А.А.Шахматов, сравнивая тексты летописи Авраамки и летописца епископа Павла, отмечал, что в последнем дополнительно читается текст: «пришли были у полу 60 шнекъ».

 346.

ПСРЛ. Т. 16. Стб. 45.

 347.

В Н1Л младшего извода количество шнек даны числами: 55 и 43 (Там же. Т. 3. С. 219).

 348.

При составлении общего источника Авр. и летописца епископа Павла произошла замена числа 43 на 45 в силу, скорее всего, неправильно прочитанной буквы-цифры: ме* вместо мг*.

 349.

ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 160; Т. 6. Вып. 1. Стб. 233.

 350.

В Н4Л и С1Л содержится тоже редакция текста источника. Только в Рог. читаются слова сходные с теми, которые имеются в Н1Л старшего извода: «пришли бо бяху».

 351.

ПСРЛ. Т. 3. С. 470 — 471. В период, о котором говориться в известии, в летописях есть только один Ярослав Всеволодович: князь новгород-северский, ставший впоследствии князем черниговским, но он не был новгородским князем.

 352.

Там же. Т. 3. С. 32, 219.

 353.

Вокняжение Мстислава Изяславича в Киеве произошло после смерти киевского князя Ростислава Мстиславича Смоленского. Как убедительно показал в своём исследовании Н.Г.Бережков, анализируя сообщения Лавр., Ип. и Н1Л, Ростислав умер 14 марта 6675 мартовского года, а Мстислав стал киевским князем после 15 мая того же года (см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 67 — 68, 179 — 180).

 354.

ПСРЛ. Т. 3. С. 32-33, 220. В Н1Л младшего извода указание на неделю «цветной триоди» (недели после Пасхи) отсутствует.

 355.

Шахматов А.А. Обозрение... С. 304.

 356.

Околоток в Новгороде, по-видимому, означает часть города (скорее всего, место внутри Кремля). Этот термин читается в тексте Н1Л младшего извода в известиях трех статей: 6847 г. — «погор‡ околотокъ от святого Володимира», 6940 г. — «погор‡ околотокъ всь и владычнь двор», 6942 г. — «поставиши церковь... в околотꇻ (ПСРЛ. Т. 3. С. 350, 416 — 417).

 357.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 67 — 68, 179 — 180.

 358.

Там же. Т. 1. Стб. 354.

 359.

Так в источнике. Речь идёт о «крестном целовании».

 360.

ПСРЛ. Т. 2. Стб. 543.

 361.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 68, 180.

 362.

ПСРЛ. Т. 16. С. 45.

 363.

Там же. Т. 3. С. 33, 220; Т. 4. Ч. 1. С. 163; Т. 6. Вып. 1. Стб. 236; Т. 15. Стб. 240.

 364.

Там же. Т. 3. С. 33, 220.

 365.

В Ип. оно датировано 6677 г., в С1Л — 6674 г., в Тв. сб. — 6675 г. В Н1Л старшего и младшего изводов известие не читается.

 

 

6677. В статье сообщается о походе рати Андрея Юрьевича на Новгород и победе новгородцев под предводительством Романа Мстиславича 27 ноября. Эта же дата содержится во Владимирском летописце366. В новгородско-софийской группе летописей, где события изложены полнее, указано, что рать подошла к Новгороду «въ неделю на сборъ» (первое воскресенье великого поста). Суздальцы простояли под городом 3 дня. На четвёртый день в среду к вечеру 25 февраля на память святого епископа Тарасия новгородцы победили в битве суздальцев367. 25 февраля приходилось в 6677 мартовском году на среду второй недели Великого поста, т. е. следующей за соборным воскресеньем (25.05.1170 г.). Думается, что дату новгородского источника надо признать достоверной по отношению к дате Рогожского и Владимирского летописцев. Очевидно, дата в Рогожском летописце появилась в результате невнимательности сводчика при редактировании (сокращении) текcта источника. Текст статьи Рогожского летописца имеет сходство с Новгородской четвёртой летописью (текст полнее)368. В Новгородской четвёртой, Софийской первой и Никоновской летописях в конце рассказа о битве читается: «...и оуставиша праздновати праздникъ знамению святи Богородици мсяца ноября 27, на память святого мученика Иякова Перьскаго» «сице избави Пречистая Богородица градъ сеи свои»369. Именно эта дата и вошла в сокращённый текст Рогожского летописца, но не как дата празднования знамения иконы святой Богородицы, совершившегося во время битвы, а как день, в котором произошла сама битва.

6678. В статье сообщается о смерти князя Владимира Андреевича. Подробный рассказ об обстоятельствах, сопровождавших его смерть в Дорогобуже, препровождении праха по приказу киевского князя Глеба Юрьевича в столицу и самом погребении читается в Ипатьевской летописи370. По сообщению Ипатьевской летописи, Владимир умер в конце (28 января) того года («того же лта исходяща»), в начале которого в Киеве вокняжился Глеб, т. е. в конце 6677 мартовского года. В этом своде, кроме даты смерти Владимира, читается полная дата погребения князя в Киеве: суббота 15 февраля первой недели поста. По мнению Н.Г.Бережкова, правильная дата указана не в Ипатьевской летописи, а в Хлебниковском списке: 21 февраля суббота первой недели поста. Он считал, что эта дата соответствует 6677 мартовскому году. В Ипатьевском же списке, по его мнению, наблюдается явная описка, т.к. в промежуток между 6659 (1151/2) и 6694 (1186/7) мартовскими годами суббота первой недели поста ни разу не приходилась на 15 февраля371. Но исследователь ошибался относительно 21 февраля. В указанном им году это число было субботой Масляной недели372 и, следовательно, в обоих списках дата погребения неверна. Где же верное решение датировки события? В каком году умер Владимир Андреевич: 6677, 6678 или 6679? Запись Рогожского летописца краткая и помочь в датировке события не может. Поэтому следует обратиться к Ипатьевской и Лаврентьевской летописям как источникам более ранним. Ипатьевский сводчик пишет, что Владимир умер на исходе «лета» (28 января) в Дорогобуже, когда в Киеве начал княжить Глеб Юрьевич. В пятницу на Фёдоровой неделе его тело было перевезено в Вышгород373. Глеб послал за прахом двух игуменов, чтобы они доставили его в Киев для погребения, а сам в это же время уехал в Городок и далее в Переяславль. Утром в субботу Фёдоровой недели (для 6677 мартовского года — это 28 февраля) тело было привезено в Киев. Похороны состоялись, как утверждает Ипатьевская летопись, 15 февраля (21 — по Хлебниковскому списку) в субботу первой недели поста374 (т.е. в субботу по прибытии в Киев). Если придерживаться гипотезы, что Владимир умер в конце 6677 мартовского года, то возникает закономерный вопрос: зачем Глеб Юрьевич уехал из Киева в тот момент, когда сам же отдал приказ о доставке в город для погребения тела своего родного дяди? Такое положение могло возникнуть только в случае неотложного дела. Тогда какого? Что могло заставить киевского князя покинуть столицу? Причём, в момент отсутствия киевского князя в столице сюда направляется Мстислав Изяславич (это время, когда происходят события, связанные с перевозкой и погребением тела Владимира Андреевича). Это конец того же года, но в Ипатьевской летописи рассказ об этом дан уже под 6680 г. Далее события связаны с входом в Киев Мстислава Изяславича (конец года) и последующей осадой Вышгорода, который защищал Давыд, участвовавший в доставке тела Владимира в Киев. Это события начала следующего года, т. к. Мстислав ушёл из-под Вышгорода в понедельник на второй неделе по Пасхе (для 6678 мартовского года — это неделя с 19 по 21 апреля). По Ипатьевской летописи непонятны действия киевского князя Глеба, находившегося с конца января вне Киева. Помощь Давыду он посылает только в момент осады Вышгорода.

Обратимся теперь к Лаврентьевской летописи, где о смерти Владимира говорится кратко под 6678 г. (текст известия Рогожского летописца представляет собой краткое извлечение из текста источника, сходного с Лаврентьевской летописью). В ней под 6677 г. сообщается (без точной датировки) о приходе большого числа половцев для заключения мира (в Ипатьевской летописи это 6680 г.). Одна часть половцев остановилась у Переяславля, другая под Киевом у Корсуня. Для переговоров киевский князь Глеб сначала отправился к половцам, стоявшим под Переяславлем, т. к. в этом городе княжил его 12-летний сын. Половцы, стоявшие у Корсуня, решили напасть на сёла, расположенные под Киевом, что и было ими с успехом осуществлено. Ополоненные добычей половцы отходили в степь. За ними киевский князь отправляет своего брата Михаила Юрьевича, который разбивает половцев и возвращается в Киев. Эти события, как указывает летописец, произошли в первый год княжения Глеба в Киеве, т. е. в 6677 мартовском году. Не приход ли половцев заставил киевского князя срочно покинуть столицу в начале февраля и отправиться на переговоры к Переяславлю? А внезапное нападение части половцев, находившихся под Киевом, удерживало его вдали от столицы? И помощь Давыду он смог прислать только после решения проблемы с половцами? Если это так, то косвенные данные указывают на год смерти и погребения Владимира как 6677 мартовский. И, следовательно, 6678 г. Рогожского летописца и Лаврентьевской летописи — ультрамартовский (или сентябрьский).

В Лаврентьевской и Ипатьевской летописях отмечены два прихода половцев к Киеву. Как считал Н.Г.Бережков — в начале княжения Глеба (6677) и накануне его смерти (6678 — зимой), при учёте того, что хронология событий в Ипатьевской (6680 г. и 6681 г.) и Лаврентьевской (6677 г. и 6679 г.) летописях нарушена. Принять точку зрения исследователя было бы самое разумное. Но запутанная хронология этого периода (6676 — 6681 гг.) в Ипатьевской и отчасти в Лаврентьевской летописях, а также практически одинаковое описание событий (обоих походов) за рядом исключений, которые могли быть дополнены поздним сводчиком в одном тексте или исключены в другом, не позволяют этого сделать.

6677 г.:

— половцы, стоявшие у Корсуня, нападают на села, расположенные под Киевом;
— захват людей и скота половцами, движение с полоном в сторону степи;
— желание киевского князя идти вслед за половцами, посылает вместо себя брата Михаила с переяславцами и берендеями;
— берендеи перенимают (перекрывают?) дорогу половцам;




— встреча со сторожевыми силами половцев, бой;
— выяснение у пленных половцев количества, идущих следом сил противника;
— уничтожение всех пленных половцев;
— встреча на дороге воеводы Владислава с половцами и полоном, бой;
— выяснение у пленных половцев количества главных сил;
— бой с основными силами противника (участие Михаила, Владислава, берендеев, переяславцев), победа и возвращение в Киев.

6679 г.:

— нападение половцев на киевскую сторону (зима);

— захват людей и скота половцами и возвращение в степь;
— киевский князь болен, посылает вместо себя своих братьев Михаила и Всеволода;


— Михалко с воеводой Владиславом, берендеями и торками нагоняет половцев;
— «и наехаша дорогу их» (вероятно означает, что перекрывают дорогу половцам?);
— встреча с противником и полоном, бой;
— выяснение у пленных половцев количества основных сил противника, идущих сзади;
— уничтожение всех пленных половцев;
— встреча с половцами на дороге (здесь кроме Михалка вновь упоминается Всеволод), бой, победа и возвращение в Киев.

 

Описание событий 6679 г., возможно, представляет собой сокращённый вариант текста 6677 г. Присутствие событий фактического характера (болезнь Глеба, участие в походе Всеволода) в тексте 6679 г., как уже отмечалось, могло явиться следствием либо добавления (особенно это касается имени Всеволода), либо исключения (изъятия) их из текста 6677 г., что маловероятно. А.А.Шахматов считал, что рассказ 6679 г. в Лаврентьевской летописи являлся самостоятельным повествованием о походе, отраженным под 6677 г.375 М.Д.Присёлков полагал, что известия 6677 и 6679 гг. в Лаврентьевской летописи — это дублировка одного и того же похода Михаила376. Но в случае датировки текста известия о смерти князя Владимира Андреевича нам не столь важно текстологическое соотношение текстов двух известий одного и того же события. Важно одно: если принять гипотетически, что под двумя годами имеем описание одного и того же события, то это, следовательно, зимний поход половцев конца 6677 мартовского года. И тогда становится ясно, почему в конце 6677 мартовского года (28 января и позже) киевского князя Глеба Юрьевича не было в столице и он не присутствовал на похоронах Владимира Андреевича, приказав перед отъездом в Переяславль доставить его тело в Киев. Похороны, таким образом, должны были состояться в субботу 28 (ки*) февраля первой недели поста 6677 мартовского года, если принять указанное в Ипатьевской летописи название недели, как достоверное. Датировка смерти Владимира Андреевича 6678 г. в Лаврентьевской летописи и Рогожском летописце предполагает, следовательно, ультрамартовский (или сентябрьский) стиль.

6679. В статье сообщается о смерти митрополита Константина в Чернигове. В других летописях, где читается это известие, оно помещено под 6667 г. (тексты представлены полнее записи Рогожского летописца)377. В известиях указано, что митрополит бежал из Киева во время прихода сюда князя Мстислава Изяславича, который не желал видеть на митрополичьем столе Константина. Ранее уже было отмечено, что Мстислав Изяславич вошёл в Киев 22 декабря 6666 мартовского года. В Ипатьевской летописи под 6667 ультрамартовским (или сентябрьским) годом читается, что между Мстиславом Изяславичем и приглашенным им на киевской стол Ростиславом Мстиславичем Смоленским возник спор по вопросу о том, кто должен занимать митрополичий стол («Ростиславу Клима не хотящю митрополитомъ, а Мстиславу Константина не хотящю»). Спор зашёл так далеко, что оба князя решили «отложиста оба, яко не ссти има на стол митрополитьстемь и на том цловаста хрестъ, яко иного митрополита привести им исъ Царьгорода»378. Эта запись показывает, что в конце 6666 мартовского года (= 6667 ультрамартовскому) митрополит Константин был жив. Таким образом, смерть митрополита Константина приходится на начало 6667 мартовского (или сентябрьского) года (приблизительное время его смерти в текстах не указано, но известие в летописях расположено в начале статьи). Текст известия Рогожского летописца сходен с начальной частью известия, читающегося в Лаврентьевской летописи и летописи Авраамки379. Очевидно, в общем источнике Рогожского летописца и летописи Авраамки это известие читалось под 6667 мартовским годом, как в последней. Текст известия источника, скорее всего, был сходен с тем, который читается в Лаврентьевской летописи (отсутствие такой датировки в других источниках говорит в пользу того, что это изменение было произведено составителем Рогожского летописца). С чем связано изменение года известия в Рогожском летописце, т.е. Ошибка на 12 лет, остаётся неясным.

6680. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о смерти киевского князя Глеба Юрьевича. В текстах Лаврентьевской (6680 г.) и Ипатьевской (6681 г.) летописей читается, что Глеб умер «княживъ 2 лета», в последней указана и дата смерти князя — 20 января380. Хронологический разбор известия по Лаврентьевской, Ипатьевской и Новгородской первой летописям был сделан Н.Г.Бережковым. Исследователь отмечал, что в январе 6678 г. близился к концу второй год княжения Глеба, т. к. он был посажен на киевский стол в самом начале (март) 6677 мартовского года. Преемник Глеба Владимир Мстиславич вокняжился (по Ипатьевской летописи) в Киеве 15 февраля на Масляной неделе 6678 мартовского года381. Новгородская первая летопись старшего и младшего извода даёт сообщение о смерти Глеба и вокняжении Владимира в конце статьи 6678 мартовского года382. Все это свидетельствует о том, что сообщение о смерти Глеба должно быть отнесено к январю 6678 мартовского года. Наличие же сообщения в статье Лаврентьевской летописи под ультрамартовским 6680 г. — это «один из тех довольно обычных случаев, когда летопись сообщает о событии конца года не в конце соответствующей статьи, а в начале следующей»383. Дополнительным подтверждением смерти Глеба в конце 6678 мартовского года является дата смерти Владимира Мстиславича (10 мая 6679 мартовского года), который вокняжился в Киеве после Глеба. Таким образом, Н.Г.Бережков датирует событие 20 января 6679 ультрамартовского года (20.01.1171 г.). Это означает, что сообщение о смерти князя Глеба Юрьевича относится к концу года, предшествовавшего тому, которым по ультрамартовскому счету обозначена статья в Лаврентьевской летописи384. Известие, датированное первоначально 6679 ультрамартовским (или сентябрьским) годом (если считать, что Глеб умер 20 января), на раннем этапе летописной работы претерпело изменение в числе года и затем отразилось в Лаврентьевской летописи, источнике Рогожского летописца и других сводах при их формировании. Сходство с текстом известия Рогожского летописца содержат тексты Новгородской четвёртой, Софийской первой (дополнительно читается «княживъ в Киев 2 лта») и Лаврентьевской (текст полнее первых трёх) летописей. Очевидно, известие о смерти киевского князя в Рогожском летописце и Новгородской четвёртой летописи представляет собой краткое извлечение из текста источника, сходного с тем, который читается в Лаврентьевской летописи. Следовательно, датировка известия в них связана с общим для этих летописей ранним источником. Что послужило источником для данного известия Рогожского летописца, определить трудно. Можно лишь высказать два предположения:

1) отсутствие известия в летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкой № 805 (при наличие известия в Новгородской четвёртой и Софийской первой) может свидетельствовать о том, что в общем источнике трёх первых и Рогожского летописца известие не читалось. Оно было добавлено в Рогожский летописец при его формировании из «вспомогательного» источника, сходного с текстом Лаврентьевской летописи;

2) наличие известия в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях может означать, что оно присутствовало в общем источнике Рогожского летописца, летописи Авраамки, летописца епископа Павла и Троицкой № 805, но было сокращено в трёх последних или в их общем источнике.

Во втором известии статьи сообщается о вокняжении в Киеве князя Романа Ростиславича Смоленского. Роман стал киевским князем, как показал Н.Г.Бережков, проанализировав тексты Лаврентьевской, Ипатьевской и Новгородской первой летописей (последняя помещает сообщение о вокняжении Романа под 6679 г.385 ), после смерти Владимира Мстиславича, произошедшей 10 мая в понедельник русальной недели 6679 мартовского (или сентябрьского) года (10.05.1171 г.)386. Следовательно, по отношению к этому сообщению 6680 г. Рогожского летописца — ультрамартовский (1171/2). Роман вокняжился в Киеве, по свидетельству Ипатьевской летописи, летом «месяца июля наставша»387. Поэтому появление в Лаврентьевской летописи ошибки («тое же зимы»), по мнению Н.Г.Бережкова, можно предположительно объяснить редакционной работой составителя статьи летописи, когда он известие о вокняжении Романа, читавшееся в источнике после сообщения о зимнем походе Мстислава на болгар, посчитал происшедшем тоже зимой и в соответствии с таким пониманием вместо «того же лета» написал «тое же зимы»388. Известие в Рогожском летописце сходно с текстом, читающимся в Лаврентьевской летописи389. В отличие от Лаврентьевской летописи в тексте Рогожского летописца неверно указано, что киевляне приняли Романа «не съ честiю» (в Лаврентьевской, Радзивиловской летописях — «с честью»). Эта ошибка могла возникнуть в результате невнимательности составителя Рогожского летописца (или это ошибка переписчика свода), повторившего две последние буквы слова «кiане».

Ср.:

Рогожский летописец: Тое же зимы посла князь Андреи къ Кiову княжити Романа Ростиславича и прiаша его Кiане не съ честiю.390

Лаврентьевская летопись: Тое же зимы посла Андри княз(ь) Кыеву княжить Романа Ростиславича и прияша его с ч (ес)тью Кыяне, а с(ы)нови Ярополку да Смоленескъ.391

В целом, статью можно считать ультрамартовской, хотя с точки зрения годовой последовательности известия принадлежат двум ультрамартовским годам: первое — 6679, второе — 6680. Такая датировка известий не означает, что автор Рогожского летописца использовал при составлении статьи два источника или провёл редакторскую работу. Очевидно, данная датировка статьи связана непосредственно с одним из источников свода. Правда, был ли это «основной» или «вспомогательный» источник, определить трудно (расположение известий в сохранившихся сводах одинаковое). Хотя этих известий нет в летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкой № 805, но они читаются в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях. Можно с уверенностью говорить лишь о том, что в указанные летописи эти известия попали из свода, который содержал текст, сходный с тем, который читается в Лаврентьевской летописи. В Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях, в отличие от Рогожского летописца и Лаврентьевской летописи (во втором известии), отсутствует уточнение о том, что киевляне приняли Романа Ростиславича. Это показывает, что ни Новгородская четвёртая, ни в Софийская первая источником для текста Рогожского летописца быть не могли. Не читалось оно, скорее всего, и в их общем источнике. Но можно полагать, что в более раннем источнике этих сводов уточнение в известии присутствовало, как в Рогожском летописце и Лаврентьевской летописи. Поэтому есть большая вероятность того, что в общем источнике Рогожского летописца и летописи Авраамки это известие отсутствовало и попало в первый через «вспомогательный» источник.

6681. В статье сообщается о смерти князя Мстислава Андреевича. Полная дата события читается в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях: вторник 28 марта392. Она показывает, что известие в Рогожском летописце, как в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях, датировано ультрамартовским стилем (28.03.1172). Текст статьи Рогожского летописца является, очевидно, сокращённой редакцией текста известия источника, сходного с Лаврентьевской летописью393.

6683. В статье читаются три сообщения: об убийстве князя Андрея Юрьевича, о княжении его брата Михаила Юрьевича, о начале княжения во Владимире Всеволода Юрьевича. В хронологическом плане статья является составной, т.к. объединяет события нескольких лет:

а). Убийство князя Андрея Боголюбского. Подробный рассказ о событии содержат Лаврентьевская и Ипатьевская летописи394. Правильная полная дата смерти князя Андрея читается в Лаврентьевской летописи: суббота 29 июня на память святых апостолов Петра и Павла. Она показывает, что известие Рогожского летописца датировано ультрамартовским стилем (= 6682 мартовскому /или сентябрьскому/ году) (29.06.1174 г.);

б). Начало княжения во Владимире Михаила Юрьевича. События, связанные с приходом князя Михаила во Владимир, подробно описаны в Лаврентьевской (6684 г.) и Ипатьевской (6684 г.) летописях. В них сообщается, что Михаил въехал в город в воскресенье 15 июня395. Полная дата соответствует 6683 мартовскому (или сентябрьскому) году (15.06.1175 г.).

В тексте Рогожского летописца уточняется, что Михаил княжил «едино лто и оумре». По Лаврентьевской летописи Михаил умер в субботу 20 июня 6685 г. Как показал Н.Г.Бережков, дата содержит ошибку: 20 июня приходилось в 6684 мартовском (или сентябрьском) году (= 6685 ультрамартовскому) на воскресенье; в 6685 мартовском (или сентябрьском) году (= 6686 ультрамартовскому) — на понедельник396. Если учесть, что в Новгородской первой летописи старшего и младшего извода известие о смерти Михаила помещено под 6684 г.397 , то, скорее всего, Михаил умер в 6684 мартовском (или сентябрьском) году (1176 г.) и известие о смерти Михаила в Лаврентьевской летописи датировано ультрамартовским стилем. В Рогожском летописце это сообщение, таким образом, дано в известии, датированном на единицу ниже реального года события;

в). Начало княжения Всеволода Юрьевича. Полная дата его прихода во Владимир читается в Лаврентьевской летописи: суббота 27 июня 6685 г. (т. е. через 7 дней после смерти Михаила)398. Но она так же, как и дата смерти князя Михаила, содержит ошибку: 27 июня в 6684 мартовском (или сентябрьском) году было воскресеньем, а в 6685 мартовском (или сентябрьском) году — понедельником399 . В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов это известие дано под 6684 г.400 Борьба князей Всеволода Юрьевича и Мстислава Ростиславича за Владимирское княжение развернулась сразу по смерти Михаила, поэтому и данное известие, как и известие о смерти Михаила, в Лаврентьевской летописи датировано ультрамартовским 6685 годом (= 6684 мартовскому). В Рогожском летописце это сообщение, следовательно, дано в известии, датированном на единицу ниже реального года события.

Таким образом, сообщения, приведённые в статье Рогожского летописца под 6683 г., принадлежат трём годам: 6682 — 6684 мартовским (или сентябрьским), либо 6683 — 6685 ультрамартовским. Все они объединены под годом смерти князя Андрея Юрьевича, датированным ультрамартовским стилем. Статья Рогожского летописца сходна с текстом летописи Авраамки, в котором дополнительно перечислены лица, участвовавшие в убийстве князя (в летописце епископа Павла такого известия нет)401. Очевидно, в этих сводах отразился источник, в котором уже читалось известие, объединявшее события трёх лет. Оно могла содержать пространное сообщение об этих событиях402.

6685. В статье сообщается об ослеплении князей Мстислава и Ярополка Ростиславичей и их прозрении в церкви святых Бориса и Глеба на Смядыне (у Смоленска). Подробный рассказ о событиях, предшествовавших ослеплению, читается в Лаврентьевской, Ипатьевской (6685) летописях и некоторых поздних сводах. Сообщение о самом ослеплении в Лаврентьевской летописи не закончено, но оно сохранилось в Ипатьевской, Новгородской четвёртой, Софийской первой и других летописях, где приведена и дата их прозрения (кроме Ипатьевской летописи) — 5 сентября 6685 г.403 Новгородская первая летопись старшего и младшего извода кратко отмечает это событие под 6685 г.404 Каким стилем датирована статья Рогожского летописца: мартовским или ультрамартовским? Для ответа на этот вопрос следует обратиться к рассказу о событиях, происшедших несколько ранее ослепления Мстислава и Ярополка. В Лаврентьевской летописи сообщается, что после вокняжения Всеволода Юрьевича во Владимире (лето), осенью Глеб Ростиславич Рязанский, зять (женат на сестре) Мстислава Ростиславича, пожёг Москву и окрестные сёла. Масляной неделе. В результате столкновения победа досталась Всеволоду, который пленил Мстислава и Глеба. Возвратился Всеволод во Владимир в понедельник на Фёдоровой неделе. Несколько позднее рязанцы выдали ему князя Ярополка. После этих событий и произошло ослепление князей горожанами (сообщение отсутствует в Лаврентьевской летописи). Осенне-зимние события, отмеченные Лаврентьевской летописью после известия о вокняжении Всеволода во Владимире на Клязьме, принадлежат 6684 мартовскому (= 6685 ультрамартовскому) году. В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов они отнесены к 6684 мартовскому году405. События, происшедшие в течение Масляной и Фёдоровой недель, относятся уже к 6685 мартовскому (или сентябрьскому) году (= 6686 ультрамартовскому), т. к. для 6684 мартовского года Масляная неделя приходилась на 28 февраля — 6 марта, а понедельником на Фёдоровой неделе было 7 марта (т. е. недели принадлежат уже 6685 мартовскому году). Таким образом, в Лаврентьевской летописи окончание событий отнесено к году их начала, т.е. к 6685 ультрамартовскому (= 6684 мартовскому) году. То же наблюдается в Ипатьевской, Новгородской четвёртой, Софийской первой летописях: сообщение об ослеплении и прозрении Мстислава и Ярополка в них помещено под тем же годом, что и предшествующие события (6685 ультрамартовский год), хотя эти события относятся уже к 6686 ультрамартовскому году (= 6685 мартовскому). В то же время, в Новгородской первой летописи старшего и младшего извода известие об ослеплении и прозрении князей, отмеченное в начале статьи 6685 г., датировано мартовским (или сентябрьским) стилем.

Текст статьи в Рогожском летописце сходен с текстом известия летописи Авраамки (в летописце епископа Павла известие отсутствует). Однако в последней, при указании, кто явился виновником ослепления князей, вместо «отъ владимерцевъ» читается «отъ великаго князя Всеволода»406. Такое чтение, как в летописи Авраамки, об ослеплении Мстислав и Ярополк по приказу владимирского князя Всеволода Юрьевича, есть только в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов407. В других летописях, содержащих подробное описание событий, указывается, что князей ослепили горожане (в разных редакциях): в Лаврентьевской летописи текст прерывается на фразе «князю же Всеволоду печалну бывшю не могшю оудержати людеи множьства ихъ ради клича»; в Ипатьевской летописи не уточняется, кто участвовал в ослеплении; Радзивиловская летопись кратко сообщает, что горожане отпустили князей; в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях — «гражане»; в Московском своде конца XV в. и Владимирском летописце — «люди»; в Никоновской — «они». Исходя из разобранного, можно думать, что появление в тексте Рогожского летописца слов «отъ владимирцевъ» было связано с наличием у сводчика двух записей. Одна представляла собой краткий текст, сходный с тем, что имеется в летописи Авраамки, где ослепление приписывалось Всеволоду. Другая содержала подробный рассказ, в котором виновниками ослепления были названы жители Владимира. О том, что прозрение князей произошло на Смядыни в церкви святых Бориса и Глеба, читается в новгородско-софийской группе летописей, а также в Московском своде конца XV в. и Владимирском летописце. Очевидно, сводчик перенёс в свой труд краткую запись о событии, заменив Всеволода на «владимирцев» по полному тексту «вспомогательного» источника, где отсутствовало упоминание о прозрении князей. Это не мог быть текст Лаврентьевской летописи, т. к. в ней отсутствует конец известия, где говорилось об ослеплении князей. Следовательно, это иной источник, нежели текст Лаврентьевской. Возможно, в источнике Лаврентьевской летописи окончание текста читалось, но нет оснований говорить, что именно этот свод отразился в Рогожском летописце408.

Редактирование сводчиком Рогожского летописца известия «основного» источника по «вспомогательному» не даёт основание признать 6685 год ультрамартовским, как в Лаврентьевской, Новгородской четвёртой, Софийской первой летописях и ряде других. Статью Рогожского летописца должно датировать мартовским стилем, по датировке Новгородской первой летописи старшего и младшего извода.

 

6687. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о строительстве в Новгороде Великом церкви Благовещения (сходный текст читается в летописи Авраамки409). Очевидно, текст известия Рогожского летописца и летописи Авраамки о строительстве церкви — это краткая выдержка из текста, сходного, с читающимся в Новгородской первой и Новгородской четвёртой летописях, где дополнительно указано, что церковь строилась с 21 мая по 25 августа. В Новгородской первой летописи старшего и младшего извода это известие читается в статье 6687 г.410, входящей в группу статей датирующихся мартовским (или сентябрьским) стилем411. Полагаем, что известие Рогожского летописца должно датировать, как и текст Новгородской первой летописи старшего и младшего извода, мартовским (или сентябрьским) стилем.

Во втором известии статьи сообщается о взятии Всеволодом Юрьевичем Торжка 8 декабря. Текст известия Рогожского летописца представляет собой сокращённую редакцию текста, сохранившегося в Лаврентьевской, Симеоновской летописях и ряде поздних сводов412. Однако в Новгородской первой летописи старшего и младшего извода, Лаврентьевской и Симеоновской летописях и других сводах известие помещено под 6686 г. И лишь в Софийской первой летописи оно датировано, как в Рогожском летописце, 6687 г. (тексты известий отличается друг от друга). Совершить данный поход Всеволод мог только в 6686 мартовском году, т. к. в 6685 мартовском году осенью-зимой он конфликтовал с Ростиславичами и рязанским князем Глебом. На мартовский 6686 год указывает и сообщение в конце известия (по Лаврентьевской летописи). В нём сказано, что после взятия Торжка Всеволод двинулся с дружиной к Волоку Ламскому, где захватил Ярослава Мстиславича, княжившего здесь413. В управление этот город Ярослав получил в конце 6685 мартовского года одновременно с вокняжением Мстислава Ростиславича в Новгороде, а Ярополка Ростиславича в Торжке (по Новгородской первой летописи старшего и младшего извода). Следовательно, в Рогожском летописце известие датировано ультрамартовским (или сентябрьским) стилем (8.12.1178 г.).

В целом статья при календарной последовательности расположения известий (лето, декабрь), указывающей на мартовскую датировку, носит составной характер. Если первое известие принадлежит «основному» источнику, то второе, вероятно, взято из «вспомогательного». Именно редакционной работой составителя свода можно объяснить иную датировку второго известия в сравнении с другими сводами. С чем связано изменение номера года второго известия — неясно. Можно высказать лишь предположение. Краткий текст известия, подобно тому, который есть в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях, читался в «основном» источнике под 6687 г., как в Софийской первой летописи414. Составитель Рогожского летописца заменил этот текст редактированной записью из «вспомогательного» источника, оставив при этом номер года «основного».

 

6688. В статье сообщается о смерти князя Мстислава Ростиславича, внука Юрия Долгорукого, в Новгороде Великом. В летописях это известие отнесено либо к 6687 г. (Лаврентьевская, Симеоновская — тексты аналогичны, Никоновская), или к 6686 г. (Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов, Новгородская четвёртая и Софийская первая летописи, Тверской сборник)415. Каким образом известие в Рогожском летописце попало в 6688 г.? Под тем же 6688 г. помещено известие о смерти Мстислава в летописи Авраамки, текст которой А.А.Шахматов считал аналогом статьи Рогожского летописца, хотя в нём отсутствует уточнение, чьим внуком являлся Мстислав, но добавлено о захоронении князя в приделе новгородского собора святой Софии416. Очевидно, в известии летописи Авраамки речь идёт о Мстиславе Ростиславиче, внуке Мстислава (умер, как и внук Юрия, в Новгороде). Об этом событии сходные известия под 6688 г. читаются в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, в Лаврентьевской, Новгородской четвёртой, Симеоновской и других летописях (в них дополнительно назван день смерти и указание на то, что Мстислав Ростиславич был внуком Мстислава)417. Текст Рогожского летописца сходен с известиями Лаврентьевской, Симеоновской летописей и ряда других сводов, где читается о смерти Мстислава, внука Юрия. В них дополнительно указывается день смерти князя и место его захоронении (собор святой Софии). Однако полагаем, что в известии Рогожского летописца сводчиком была допущена неточность в сообщении, чьим внуком был Мстислав Ростиславич. Речь в известии должна вестись о внуке Мстислава, а не Юрия. Ошибка могла возникнуть по невнимательности составителя свода: начав записывать известие 6688 г. о смерти Мстислава Ростиславича, внука Мстислава, сводчик спутал известия о смерти двух Мстиславов, посмотрев, очевидно, не на ту строку в источнике (или одного из нескольких источников, т. к. записи о 2-х Мстиславах присутствуют практически во всех сохранившихся летописях, а значит были и в их источниках) и дописал «внук Юрьев», не заметив возникшей неточности418. Перепутать записи не сложно, тем более, что оба Мстислава Ростиславича умерли в Новгороде с разницей в 2 года (в летописях лаврентьевской группы они датированы с разницей в год: 6687 ультрамартовским и 6688 мартовским годами) и были захоронены в соборе святой Софии (как это видно из летописных сообщений). Считаем, что датировать статью надо 6688 мартовским (или сентябрьским) годом по дате смерти князя Мстислава Ростиславича, внука Мстислава.

 

6693. Статья содержит три известия.

В первом известии статьи сообщается о закладке в Новгороде Великом двух церквей: Лукиничами — святых аполстолов Петра и Павла (6 мая — по Новгородской первой летописи), Миронегом — Вознесенья (сходный текст читается в летописи Авраамки419). В тексте Новгородской первой летописи старшего извода указано, что церковь Вознесения была заложена при князе Мстиславе Давыдовиче420. По той же Новгородской первой летописи старшего и младшего извода Мстислав Давыдович стал новгородским князем в сентябре мартовского 6692 г.421 Маловероятно, что Миронег заложил церковь осенью этого же года. Строительные работы, как показывают источники, начинались либо ранней весной, либо летом. По-видимому, оба сообщения в летописях относятся к 6693 мартовскому (или сентябрьскому) году. При сравнении текстов летописи Авраамки и летописца епископа Павла А.А.Шахматов отмечал, что в последнем в сообщении о строительстве церкви Петра и Павла вставлено «на Силнищи» (отсутствует также в Рогожском летописце)422. Такое уточнение (место строительства церкви) читается в текстах Новгородской первой летописи старшего извода и Новгородской четвёртой летописи. Тексты этих сводов сходны с известиями Рогожского летописца, летописи Авраамки и летописца епископа Павла. Наличие уточнения о месте строительства церкви в Новгородской первой летописи старшего извода, Новгородской четвёртой летописи и летописце епископа Павла, может говорить в пользу того, что в текст известия летописца епископа Павла оно было не вставлено, а читалось в общем источнике Рогожского летописца, летописи Авраамки и летописца епископа Павла. В двух первых оно было или пропущено (случайно), или опущено сводчиками при работе над текстом источника.

Во втором известии статьи сообщается о поставлении Луки епископом во Владимир и Ростов 11 марта. Текст известия, сходный с Рогожским летописцем, читается в позднем Владимирском летописце423. В Лаврентьевской, Симеоновской и других летописях этой группы текст известия представлен полнее (в новгородско-софийской группе летописей известия нет)424. Очевидно, в Рогожском летописце читается редакция, сделанная составителем свода на основе текста известия, сходного с тем, который содержится в Лаврентьевской и Симеоновской летописях. Принимая во внимание частые случаи поставления церковных иерархов в праздничные или воскресные дни, отмечаем, что 11 марта приходилось на воскресный день в 6693 ультрамартовском году. В Лаврентьевской летописи это известие входит в состав статьи с ультрамартовской датировкой. Хотя поставление церковных иерархов не всегда проводилось в воскресные дни, в данном случае, очевидно, надо признать, что событие произошло 11 марта в воскресенье и известие, таким образом, датировано ультрамартовским стилем (11.03.1184 г.).

В третьем известии статьи сообщается о походе русских князей на половцев. Полная дата события читается в Ипатьевской летописи: понедельник 30 июля на память святого Ивана Воинника425. Она показывает, что известие Рогожского летописца датировано ультрамартовским стилем (30.07.1184 г.). Аналога тексту известия Рогожского летописца в других летописях нет. Однако при сравнении текстов известия Рогожского летописца и Новгородской четвёртой летописи видно, что начало текстов известий этих летописей сходствуют.

Ср.:

Рогожский летописец: Того же лта вси князи Русстiи ходиша на Половци и побдиша множество Половець.426

Новгородская четвёртая летопись: Ходиша князи Роустии вси на Половци: Володимеръ Глбовичь, Святославъ Всеволодичь и иныхъ князеи 6; и пособи имъ Богъ: 7000 руками яша, а князеи единыхъ 400 и 17 изнiмаша, и възратишася с великою победою, и въздаша хвалу Богоу и бысть радость всеи земли Рускои (аналогичный текст читается в Софийской первой летописи).427

Очевидно, в источнике Рогожского летописца запись о событиях в Южной Руси читалась в кратком изложении, подобно той, которая имеется в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях428. Текст источника представлял собой сокращённую редакцию записи известия, сохранившейся в Лаврентьевской, Ипатьевской и некоторых поздних летописях.

В целом на основе хронологии известий и их текстологии можно говорить о составном характере статьи (как в хронологическом, так и в текстологическом плане). В ней отразились, по меньшей мере, два источника. Особенностью статьи можно считать то, что первое и третье известия, вероятно, принадлежали к одному и тому же источнику Рогожского летописца («основной»), хотя и датированы разными стилями. Это в свою очередь ведёт к выводу о составном характере этого источника.

 

6694. В статье сообщается о рождении у князя Всеволода Юрьевича сына Константина. Текст статьи Рогожского летописца представляет собой сокращённый вариант известия, содержащегося в Лаврентьевской и Симеоновской летописях (тексты аналогичны)429. В последних читается полная дата события: суббота 18 мая. Она обнаруживает, что известие в Рогожском летописце датировано, как в Лаврентьевской и Симеоновской летописях, ультрамартовским стилем (18.05.1185 г.).

 

6695. В статье сообщается о рождении у князя Всеволода Юрьевича сына Бориса. Дата события приведена в текстах Лаврентьевской и Симеоновской летописей: 2 мая430. В отношении даты рождения Бориса можно высказать два предположения (за отсутствием уточнения о дне недели):

1) Борис родился на следующий год после Константина (см. статью 6694 г.), и тогда 6695 г. можно определить как ультрамартовский431;

2) Борис родился через год после рождения Константина, и тогда 6695 г. надо признать мартовским (или сентябрьским).

Предпочтительным является первый вариант датировки события. В Лаврентьевской и Симеоновской летописях тексты под 6694 и 6695 гг., содержащие более полные записи о рождении у князя Всеволода сыновей, входят в группу статей с ультрамартовской датировкой432. В Рогожском летописце представлены лишь краткие варианты этих текстов. Это позволяет говорить об общем источнике указанных сводов и отнести статьи 6694 и 6695 гг. Рогожского летописца к ультрамартовскому (или сентябрьскому) стилю (2.05.1186 г.)433.

 

6696. Статья содержит два известия: в первом сообщается о сильном громе 7 февраля (аналогичный текст читается в Тверском сборнике434); во втором — о закладке Симеоном435 церкви Успения святой Богородицы в Аркаже монастыре в Новгороде Великом (аналогичный текст читается в летописи Авраамки436). Для определения стиля статьи следует обратиться к новгородским источникам. Не вдаваясь в подробности вопроса, в каком источнике верно указана дата громовых раскатов (Лаврентьевская, Симеоновская летописи, Московский свод конца XV в. и Владимирский летописец указывают 17 февраля, Радзивиловская летопись и Тверской сборник — 7 февраля437), отметим, что в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов438 это атмосферное явление отнесено к 6695 г. В других летописях так же, как в Рогожском летописце, оно помещено под 6696 г. Н.Г.Бережков датировал известие под этим годом в Лаврентьевской летописи ультрамартовским стилем, т. е. излагающее событие 6695 мартовского (1187/8) года. Так как тексты известий Рогожского летописца и Тверского сборника представляют собой сокращённый вариант записи, читающейся в Лаврентьевской летописи, то предложенную Н.Г.Бережковым датировку для известия Лаврентьевской можно принять и для текста Рогожского летописца. Наличие иного дня совершения события в Лаврентьевской летописи ведёт к выводу о невозможности признания самого свода или его протографа в качестве источника известия Рогожского летописца. Присутствие в текстах известий Симеоновской летописи, Московского свода конца XV в. и Владимирского летописца аналогичного с Лаврентьевской летописью числа, в котором произошло событие, позволяет говорить о том, что оно читалось и в Троицкой летописи. Тем самым нельзя возводить запись Рогожского летописца и к Троицкой летописи или её источнику. Хотя тождественное число содержит текст Радзивиловской летописи, однако нет оснований считать её источником известия в Рогожском летописце. Наиболее вероятным представляется вывод об общем источнике Рогожского летописца и Тверского сборника. Присутствие числа 7 в известии общего источника двух летописей можно предположительно связать с неправильно прочитанной датой события. Составитель общего источника Рогожского летописца и Тверского сборника посчитал, что событие, о котором говорилось в известии произошло не «в 17-и (зi8) день», а «в 7-и (з8i)», т. е. букву-цифру «I» (10) он принял за окончание числительного 7.

В отношении второго известия статьи отметим, что в Лаврентьевская, Симеоновская, Радзивиловская летописях оно отсутствует. В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, Новгородской четвёртой и Никоновской летописях, Тверском сборнике и Владимирском летописце расхождений в обозначении года известия не имеется439. Иной хронологической информации, помимо года события, в сводах не содержится, что затрудняет датирование известия. Поэтому возникает вопрос, является ли обозначение данного известия 6696 ультрамартовским годом, как и предыдущего, или оно обозначено годом по мартовскому стилю? Иначе говоря, следует ли относить его к 6695 мартовскому (1187/8 ) году или 6696 мартовскому (1188/9) году. В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов указана точная дата освящения церкви новгородским архиепископом Гавриилом — 4 июня на память святого Митрофана в 6697 г.440 Отметим, что чаще освящение церквей старались приурочивать к праздничным или воскресным дням (хотя это и не являлось обязательным). В 6697 мартовском (или сентябрьском) году 4 июня приходилось на воскресенье441. На этот день попадал и переходящий церковный праздник Всех Святых. То eсть вполне возможно, что строительство церкви было завершено в начале лета следующего мартовского года, если считать 6696 г. — начало строительных работ — мартовским. Если предположить вероятность освящения церкви в 6697 ультрамартовском году (= 6696 мартовскому /или сентябрьскому/ году), при весеннем начале строительных работ в 6696 мартовском (или сентябрьском) году, то следует говорить, что церковь была возведена в пределах 90 дней (если брать за начало строительных работ месяц март). Это не противоречит срокам строительных работ по возведению церквей в Новгороде. На это указывают, например, сроки строительства и общее количество дней работы по возведению церкви, отмеченные в статье под 6687 г. (см. выше). То же наблюдается и позднее442. Кроме того, 4 июня в 6696 мартовском (или сентябрьском) году было субботой в канун Троицина дня. Однако при таком варианте датировки двух известий надо признать, что в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов известия о начале строительства церкви и окончании её строительства датированы разными стилями: первое — мартовским (или сентябрьским), второе — ультрамартовским. В связи с этим считаем, что признать 6696 г. — год начала строительства церкви — ультрамартовским, нет оснований. Предшествующие статьи Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, как показал Н.Г.Бережков, датированы мартовским стилем. В том числе и известие о громе, которое отделено в ней от известия о строительстве церкви годовым интервалом (6695 г. и 6696 г.). Исходя из разобранного материала, наиболее правильным представляется вывод о том, что в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов известие о строительстве церкви датировано 6696 мартовским (или сентябрьским) годом, а известие об окончании её строительства 6697 мартовским (или сентябрьским) годом. Так как в Рогожском летописце и летописи Авраамки читается сокращённый вариант текста, имеющегося в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, то известие о строительстве церкви в этих летописях, очевидно, надо датировать так, как и в новгородском своде.

В целом можно говорить о составном характере статьи: известия были взяты сводчиком Рогожского летописца из источников, датированных разными стилями.

 

6697. Статья содержит два сообщения: рождение Георгия, сына князя Всеволода Юрьевича; смерть ростовского епископа Луки.

Н.Г.Бережков «с некоторой степенью условности» относил оба события к 6697 ультрамартовскому году (по Лаврентьевской и Ипатьевской летописям). К такому выводу он пришёл, основываясь на последовательности событий, изложенных в статье под 6697 г. в Лаврентьевской летописи: 30 июля владимирский князь Всеволод Юрьевич отдал дочь Верхуславу замуж; 14 августа была освящена соборная церковь святой Богородицы во Владимире ростовским епископом Лукою; 29 сентября умер княжич Глеб Всеволодович; 10 ноября умер ростовский епископ Лука; родился Юрий Всеволодович (по Ипатьевской летописи это произошло 26 ноября)443. Однако, здесь же в работе, Н.Г.Бережков предложил иной вариант датировки этой статьи Лаврентьевской летописи, исходя из сопоставления известия о смерти ростовского епископа Луки с датой поставления его приемника Иоанна. Он допускал возможность того, что статья обозначена в виде исключения мартовским стилем444. Если принять датировку данного года, предложенную Н.Г.Бережковым, а, следовательно, и событий, указанных под этим годом, как ультрамартовскую, то надо признать, что венчание Верхуславы состоялось в субботу 30 июля 6696 мартовского (или сентябрьского) года (= 6697 ультрамартовскому), что противоречит правилам (канонам) венчания (не совершается по субботним дням). 30 июля было воскресеньем в 6697 мартовском (или сентябрьском) году. Казалось бы, тогда подтверждается второй вывод Н.Г.Бережкова, что 6697 — мартовский год. Но, если принять 6697 г. за мартовский, то в этом случае надо признать, что освящение церкви святой Богородицы состоялось в понедельник 14 августа (для 6697 ультрамартовского года /= 6696 мартовскому/ 14 августа — воскресенье). И тогда выдвинутое исследователями утверждение, что освящение церквей совершалось только по праздничным или воскресным дням, является несостоятельным445. 14 августа — это канун праздника Успение св. Богородицы. Кроме этих противоречий, в Ипатьевской летописи читаем: «Тое же осени родися сынъ у великаго Всеволода въ Суждали... и веле отецъ его Всеволодъ епископу Луце нарещи имя ему Юрьи»446. Это означает, что Георгий родился ещё при жизни ростовского епископа Луки. Н.Г.Бережков относился к этому упоминанию как к неудачному домыслу447. Таким образом, вопрос о датировке известия статьи 6697 г. Лаврентьевской летописи остался открытым.

Для определения стиля статьи Рогожского летописца следует обратиться к Лаврентьевской и Ипатьевской летописям. Во-первых, отметим, что в отличие от Лаврентьевской летописи, в Ипатьевской подробно изложены события, связанные со сватовством Верхуславы. По летописи, за Верхуславой к Всеволоду Юрьевичу из Белгорода был послан князь Глеб с боярами с «Велика дни» (с Пасхи). Всеволод Юрьевич отдал дочь за Ростислава Рюриковича «на Боришь день» (24 июля). В Белгород Верхуслава была приведена на Ефросиньин день (25 сентября), венчание было совершено епископом Максимом в церкви «святых апостолов»448 «заутра Богослова» (26 сентября449). Таким образом, днём венчания Верхуславы в Ипатьевской летописи названо 26 сентября. 26 сентября в 6695 мартовском году приходилось на субботу, в 6696 мартовском — на понедельник, в 6697 мартовском — на вторник. По субботам и вторникам венчание (по церковным канонам) запрещено. Следовательно, датой венчания Верхуславы надо признать понедельник 26 сентября 6696 мартовского года (26.09.1188 г.). Хотя 30 июля попадало на воскресный день в 6697 мартовском (или сентябрьском) году (Лаврентьевская летопись), а 24 июля — в 6696 мартовском (или сентябрьском) году (Ипатьевская летопись), одно из этих чисел вряд ли можно считать датой венчания Верхуславы и Ростислава. В Лаврентьевской и Ипатьевской летописях при указании дат говорится, что Всеволод «отда дчерь свою Верхуславу». Но эта фраза ещё не означает, что в тексте речь идёт о венчании. Дата венчания конкретно определена в Ипатьевской летописи. В тексте известия одновременно с датой указано и место, где происходило венчание, и кто венчал (см. выше). Читающееся в Лаврентьевской и Ипатьевской летописях числа июля, скорее всего, надо признать за день обручения (24 июля) и день отъезда Верхуславы из Суздаля450. Таким образом, дата понедельник 26 сентября 6696 мартовского года предполагает датировку известия Лаврентьевской летописи ультрамартовским (или сентябрьским) стилем, в Ипатьевской летописи известие датировано на единицу ниже мартовского (6695) года. В Ипатьевской летописи после известия о свадьбе в Белгороде читается известие о рождении у Всеволода сына Юрия 26 ноября, названного так при участии ростовского епископа Луки. В конце известия указано, что из Руси в это же время возвратился Иаков, сопровождавший Верхуславу до Белгорода451. Это уточнение позволяет говорить о том, что рождение Юрия состоялось в том же 6696 мартовском году, что и венчание Верхуславы (26.11.1188 г.). Следовательно, 6697 г. известия о рождении Юрия в Лаврентьевской летописи и Рогожском летописце — ультрамартовский (или сентябрьский), в Ипатьевской летописи известие датировано на единицу ниже 6696 мартовского года (в последней события 1187 г. и 1188 г. объединены в одной статье, как определил Н.Г.Бережков, исследовав Ипатьевскую летопись, под 6695 мартовским годом).

Исходя из даты рождения Юрия Всеволодовича и упоминания в тексте известия Ипатьевской летописи епископа Луки, можно говорить о том, что в конце ноября 6696 мартовского года ростовский епископ был ещё жив. В Лаврентьевской летописи указывается 10 ноября, как дата смерти Луки. Следовательно, ростовский епископ умер в 6697 мартовском году (10.11.1189 г.). И известие о его кончине в Лаврентьевской летописи и Рогожском летописце датированы мартовским стилем. Это событие тесно связано с известием о поставлении Иоанна на владимирскую епископию, отмеченное летописями под 6698 г.452 Н.Г.Бережков отмечал, что если признать 6697 и 6698 ультрамартовскими годами, тем самым датируя смерть Луки ноябрем 1188 г., а поставление Иоанна 23 января 1190 г., то получится длительный (свыше года) временной промежуток, когда владимиро-ростовская епископская кафедра оставалась пустой, что является сомнительным453. Если же считать 6697 год мартовским (смерть епископа Луки), а 6698 год ультрамартовским (поставление Иоанна), промежуток между событиями сокращается. Таким образом, известие о смерти Луки сводчик Лаврентьевской летописи или её источника, скорее всего, расположил неверно. Видимо, это произошло при совмещении известий из разных источников. Рогожский летописец, с точки зрения последовательности событий, располагает их верно: сначала рождение Георгия и только потом смерть епископа Луки. Но хронологически первое сообщение Рогожского летописца относится к 6697 ультрамартовскому (или сентябрьскому) году, второе — к 6697 мартовскому году.

Подобное расположение известий в статье нигде больше не содержится. Поэтому можно говорить, что построение данной статьи в Рогожском летпоисце связано с редакторской работой составителя свода454.

 

6698. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о поставлении Иоанна на епископию в Ростов и Владимир. Поставление Иоанна произошло, по Лаврентьевской и Симеоновской летописям, 23 января. В этих летописях и некоторых других сводах читается полная дата прихода Иоанна во Владимир: пятница 16 марта в канун святого Алексея человека Божия и Лазаря455. Она соответствует 6698 мартовскому (или сентябрьскому) году. Датировка известия уточняется по поминовению святого Лазаря (переходящий религиозный праздник — Лазарева суббота — 6 неделя великого поста, или Вербная неделя). Для 6698 мартовского (или сентябрьского) года Лазаревой субботой было 17 марта. Следовательно, для Рогожского летописца 6698 г. (поставление Иоанна) — ультрамартовский (или сентябрьский) (23.01.1190 г.).

Статью Лаврентьевской летописи Н.Г.Бережков в целом датировал ультрамартовским 6698 годом (1189/90)456. Хотя календарная последовательность известий в статье указывает на сентябрьское начало года: Всеволод послал Иоанна в Киев (это могло произойти только после смерти Луки, т. е. после 10 ноября), поставление Иоанна в Киеве (23 января), его прибытие в города епископии (в Ростов — 25 февраля, Суздаль — 10 марта, во Владимир — 16 марта) 457, надо отметить, что изложение событий в статье не заходит далее марта месяца (отсутствуют известия апреля-августа). Как показал Н.Г.Бережков, предыдущие и последующие статьи данной летописи не содержат доказательств для вывода о том, что составитель Лаврентьевской летописи использовал где-то сентябрьский стиль при работе. Следовательно, говорить о сентябрьской датировке статьи нет достаточных оснований. Такую вероятность можно допустить, пожалуй, для раннего источника Лаврентьевской летописи, откуда могли быть взяты сведения о епископе Иоанне и механически перенесены под данным годом в свод458. Можно допустить, что для составителя статьи мартовские числа (до 20-х) принадлежали зимнему сезону и событие, приисшедшее в марте, было им включено в ультрамартовскую статью 6698 г.459 Скорее всего, известия Лаврентьевской летописи датированы по году начала событий, т. е. 6698 ультрамартовскому.

Во втором известии статьи отмечено рождение Фёдора (Ярослава) Всеволодовича. По Лаврентьевской летописи — это 8 февраля, когда князь был в Переяславле в полюдье460. Известие, по-видимому, принадлежит тому же ультрамартовскому (или сентябрьскому) 6698 году (8.02.1190 г.)461.

В целом статью можно считать ультрамартовской. Оба известия статьи Рогожского летописца — это сокращённые варианты текстов, читающихся в Лаврентьевской и Симеоновской летописях. Возможно, сокращённые тексты известий уже содержались в источнике Рогожского летописца. Однако можно предположить, что краткие записи были сделаны составителем Рогожского летописца по полным текстам источника. Сократив запись, сводчик Рогожского летописца во втором известии, вероятно, добавил «и прозванъ бысть Ярославъ». В тексте Лаврентьевской и других летописей такого уточнения о княжеском имени сына Всеволода не содержится462.

В статьях 6700 — 6718 гг. Рогожского летописца хронология с трудом поддаётся проверке и определению. В Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях известия 6700 (1, 2), 6702 — 6709 гг. отсутствуют.

 

6700. Статья содержит три известия.

В первом известии статьи сообщается о строительстве владимирским князем Всеволодом Юрьевичем крепостных стен в Суздале. В летописях имеется разночтение в обозначении года известия: Симеоновская летопись, Московский свод конца XV в., Тверской сборник, Никоновская летопись и Владимирский летописец помещают известие под 6699 г.; Лаврентьевская и Радзивиловская летописи дают известие, как и Рогожский летописец, под 6700 г.463 Сходный текст читается в Тверском сборнике (дополнительно Всеволод назван «Юрьевичем»), Московском своде конца XV в., Никоновской летописи (дополнительно читается «того же лта и срубленъ»). В Лаврентьевской, Радзивиловской и Симеоновской летописях, во Владимирском летописце в тексте известий отсутствует имя князя, но дополнительно читается «того же лта и срубленъ». Полагать, что известие Рогожского летописца является зависит от текста Лаврентьевской летописи или источника Симеоновской летописи, нельзя, т. к. в последних отсутствует имя князя. Известие Тверского сборника, аналогичное тексту известия Рогожского летописца, отличается обозначением года. Поэтому определить, что явилось источником Рогожского летописца для этого известия, затруднительно.

Во втором известии статьи сообщается о закладке князем Всеволодом Юрьевичем церкви Рождества святой Богородицы (по Лаврентьевской и другим летописям это произошло 22 августа464). В летописях имеется разночтение в обозначении года известия: поздние своды помещают известие под 6699 г., в Лаврентьевской и Радзивиловской летописях оно дано под 6700 г. Текст Рогожского летописца представляет собой сокращённый вариант записи известия, читающегося в Лаврентьевской летописи.

В третьем известии статьи сообщается о строительстве игуменом Варлаамом церкви святого Спаса Преображения на Хутыне (близ Новгорода Великого) (аналогичный текст читается в летописи Авраамки465). Для определения стиля известия воспользуемся дополнительной информацией, читающейся в ранних Новгородской первой и Ипатьевской летописях. В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов в известии под 6700 г. сказано не только о строительстве, но и об освящении церкви «на праздник» (не уточнён какой — возможно, это праздник святого Спаса Преображения, отмечающийся 6 августа) архиепископом Гавриилом. Под 6701 г. в ней же сообщает о смерти архиепископа 24 мая и об избрании на его место Мартурия, утверждённого в Киеве 10 декабря митрополитом при киевском князе Святославе Всеволодовиче466. В Ипатьевской летописи под 6702 мартовским (или сентябрьским) годом говорится о смерти князя Святослава Всеволодовича в июле месяце467. Таким образом, смерть Гавриила и избрание Мартурия архиепископом имели место в 6701 мартовском (или сентябрьском) году. Мартовскую датировку 6701 г. подтверждает наличие индикта (11) в записи о смерти архиепископа Гавриила, содержащейся в Студитском уставе468. Имея мартовскую датировку 6701 г., нет оснований признавать 6700 г. Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов ультрамартовским. По-видимому, известие Рогожского летописца под 6700 г. датировано мартовским (или сентябрьским) стилем, как в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов.

В целом, можно говорить о составном характере статьи. Статья сформирована, по-видимому, на основе двух источников. Источник первого и второго известий не поддается определению. Источник, из которого было взято третье известие Рогожского летописца, отразился также в летописи Авраамки.

 

6702. В статье сообщается о рождении у владимирского князя Всеволода Юрьевича сына Дмитрия (по Лаврентьевской и другим летописям — 25 октября469) (сходный текст содержится в Тверском сборнике470). В летописях читается разночтение в обозначении года известия: в Симеоновской летописи, Московском своде конца XV в., Никоновской летописи и Владимирском летописце известие помещено под 6701 г.; в Лаврентьевской, Радзивиловской летописях и Тверском сборнике оно отнесено к 6702 г. Тексты Рогожского летописца и Тверского сборника представляют собой сокращённый вариант известия, читающегося в Лаврентьевской летописи.

 

6703. В статье сообщается о проведении строительных работ владимирским князем Всеволодом Юрьевичем в Переяславле (по Лаврентьевской и другим летописям — с 29 июля). В летописях имеется разночтение в обозначении года известия: в Лаврентьевской, Радзивиловской летописях и летописи Авраамки, как в Рогожском летописце, известие отнесено к 6703 г.; в Симеоновской летописи, Московском своде конца XV в., Никоновской летописи, Владимирском летописце — к 6702 г.471 Текст Рогожского летописца представляет собой сокращённый вариант известия, читающегося в Лаврентьевской летописи и более поздних сводах. А.А.Шахматов полагал, что тексты Рогожского летописца и летописи Авраамки имели для данного известия общий источник472. Однако надо отметить, что текст известия летописи Авраамки имеет более краткую запись, нежели Рогожский летописец. В ней отсутствует имя князя. Возможно, такое известие читалось в общем источнике двух летописей. Составитель же Рогожского свода мог добавить в текст известия имя князя по «вспомогательному» источнику, где читалась запись подобная той, которая содержится в Лаврентьевской летописи.

 

6704. В статье сообщается о рождении у владимирского князя Всеволода Юрьевича сына Гавриила (по Лаврентьевской летописи и другим сводам — 27 марта). Расхождений в обозначении года известия в других летописях не содержится. Текст Рогожского летописца представляет собой сокращённый вариант известия, читающегося в Лаврентьевской и Симеоновской летописях473.

 

6705. В статье сообщается о перенесении доски святого Дмитрия из Солуня (по Лаврентьевской летописи — 10 января). В Тверском сборнике сказано, что доска принесена во Владимир (текст представлен полнее, чем в Рогожском летописце)474. Расхождений в обозначении года известия в других сводах не содержится. Текст Рогожского летописца представляет собой сокращённый вариант известия, читающегося в Лаврентьевской и Симеоновской летописях475, Тверском сборнике.

 

6706. В статье содержится два известия: 1) о смерти Давыда Ростиславича Смоленского476; 2) о рождении у владимирского князя Всеволода Юрьевича сына Ивана477. Тексты известий представляют собой сокращённый вариант записей, читающихся в Лаврентьевской и Симеоновской летописях478. В Ипатьевской летописи соответствующие известия помещены под 6705 г.479 Н.Г.Бережков, исследуя хронологию Лаврентьевской летописи, предлагал датировать известия о смерти Давыда (23 апреля) и рождении Ивана (28 августа) ультрамартовским стилем, Ипатьевской — мартовским480.

 

6707. В статье сообщается о походе владимирского князя Всеволода Юрьевича на половцев. В тексте известия Лаврентьевской летописи содержится указание на время проведения похода: с 30 апреля на память святого апостола Иакова по 6 июня (суббота)481. Полная дата возвращения Всеволода во Владимир482 обнаруживает, что статья в Рогожском летописце, как в Лаврентьевской летописи, датирована ультрамартовским стилем. Записи, аналогичной тексту статьи Рогожского летописца, в других летописях не имеется. По-видимому, в Рогожском летописце содержится краткая редакция текста, читающегося в Лаврентьевской и Симеоновской летописях, Тверском сборнике483.

 

6709. В статье сообщается о начале княжения Ярослава Всеволодовича в Переяславле Русском (по Лаврентьевской, Симеоновской летописям — с 3 августа). В летописях имеется разночтение в обозначении года известия: Симеоновская летопись и Владимирский летописец помещают известие под 6708 г., в Лаврентьевской, Радзивиловской, Никоновской летописях, Московском своде конца XV в. и Тверском сборнике, как в Рогожском летописце, — под 6709 г. Текст известия представляет собой сокращённый вариант записи, читающейся в Лаврентьевской и Симеоновской летописях, Тверском сборнике.

Статьи 6700 — 6709 гг. Лаврентьевской летописи Н.Г.Бережков датировал как ультрамартовские. Основанием для признания статей таковыми исследователь предлагал считать наличие полных календарных дат в статьях 6703 г., 6707 г., 6709 г., их промежуточное положение между ультрамартовскими статьями, обозначение тех же известий в других летописях на год ниже обозначения Лаврентьевской (6700-6703 гг., 6706 г., 6709 г.)484. Наличие сокращённых вариантов текстов известий в Рогожском летописце по отношению к Лаврентьевской летописи с тем же обозначением года, что и в последней, а также обозначение года известий статей 6700 — 6703 гг., 6706 г., 6709 г. в других сводах на год ниже обозначения статей Рогожского летописца (Симеоновская летопись: 6699 — 6702 гг., 6709 г.485), дают основание полагать, что в Рогожском летописце, как и в Лаврентьевской летописи, статьи 6700 — 6709 гг. датированы ультрамартовским стилем.

 

6710. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о походе галицкого князя Романа Мстиславича на половцев. Текст известия представляет собой сокращённый вариант записи, содержащейся в Тверском сборнике486, т. к. в ней, как и в тексте Рогожского летописца, читается «и взя вежи ихъ». Тверской сборник — свод позднего происхождения в сравнении с Рогожским летописцем и поэтому надо говорить об общем для них источнике, в котором содержался текст известия, сходный с читающимся в Тверском сборнике. Подобный текст есть в Лаврентьевской летописи, но в ней, в отличие от Рогожского летописца и Тверского сборника, читается «и взя веж Половечьскы». Датирование статьи 6710 г. при исследовании хронологии Лаврентьевской летописи вызвало у Н.Г.Бережкова затруднение, т. к. в ней отсутствуют полные даты. В Ипатьевской и Новгородской первой летописях о событиях в Южной Руси нет сообщений и, следовательно, сопоставление с этими сводами бесполезен. Поэтому обозначение статьи как ультрамартовское было признано исследователем на основе того, что ей предшествуют и за ней следуют статьи «несомненно ультрамартовские»487. При такой датировке статьи Лаврентьевской летописи исследователь сделал оговорку в отношении известия о походе князя Романа на половцев: из сопоставления сообщения Н.Хониата о данном походе «с его предшествующими и последующими сообщениями получается, что поход Романа состоялся в первой половине 6709 сентябрьского года, т.е. во второй половине 6708 мартовского года... Если принять такую датировку похода Романа, то всю группу южнорусских известий... под 6710 г., придется отнести не к 6709 (1201/2), а к 6708 (1200/1), мартовскому году и признать, что статья имеет хронологически сложный состав». Хотя Н.Г.Бережков считал хронологию Н.Хониата не очень надёжной, он всё же полагал, что некоторое основание для предположения о датировке похода концом 6708 мартовского есть488. Вывод, сделанный Н.Г.Бережковым, о датировке данного известия предположительно ультрамартовским стилем для Лаврентьевской летописи может быть отнесён и к известию Рогожского летописца и Тверского сборника.

Во втором известии статьи сообщается о небесных «знамениях» зимой. В летописях имеется разночтение в обозначении года известия: в Радзивиловской летописи, Тверском сборнике оно помещено под 6711 г.489; в Московском своде конца XV в., Никоновской летопися, Владимирском летописце, а также в Новгородской четвёртой, Софийской первой летописях и летописи Авраамки (начало текста трёх последних отличается от записи известия первых) — под 6710 г.490 Текст известия Рогожского летописца представляет собой сокращённый вариант записи, читающейся в Радзивиловской летописи, Московском своде конца XV в. и других. Как показал Н.Г.Бережков, в Лаврентьевской491 и Радзивиловской летописях, запись о «знамениях» относится к 6711 ультрамартовскому (или сентябрьскому) году. Следовательно, в Рогожском летописце известие датировано мартовским стилем.

В целом статья по характеру составная. Что явилось источником статьи Рогожского летописца, определить достаточно сложно. Поздние своды не могли повлиять на формирование этой статьи исследуемого памятника. Разночтения в обозначении года известия ранних летописей и более поздних сводов позволяет сделать ряд предположений:

1) источник Рогожского летописца для этой статьи не связан с источником Симеоновской летописи, где первое известий читается под 6709 г., второе — отсутствует492. Отсутствие в новгородско-софийской группе летописей первого известия и аналогичная Рогожскому летописцу датировка первого известия в Лаврентьевской летописи может говорить об использовании в последних общего источника. Но иная датировка второго известия в Радзивиловской (и, следовательно, в Лаврентьевской) летописи не позволяют говорить об этом утвердительно;

2) можно предположить, что для второго известия был использован общий источник Рогожского летописца и летописи Авраамки (известия помещены под 6710 г.), но в этом случае имеем разные тексты известий. Текст известия летописи Авраамки представляет краткое извлечение из известия, аналогичного в Новгородской четвёртой летописи. Возможно, текст общего источника Рогожского летописца и летописи Авраамки сводчик первого заменил краткой выдержкой из "вспомогательного" источника. Но тогда возникает вопрос: зачем было нужно одно краткое сообщение о знамении заменять другим кратким сообщением о том же небесном явлении?;

3) во всех летописях присутствует известие о «знамениях». Датировка, как во втором известии (6710 г.) Рогожского летописца, содержится в Московском своде конца XV в. и Владимирском летописце. В Рогожском летописце, Никоновской летописи, Владимирском летописце оно расположено до известия о взятии Рюриком Ростиславичем Киева, в Радзивиловской летописи, Московском своде конца XV в. это известие расположено между сообщениями о взятии Киева Рюриком и о походе Романа Галицкого на Рюрика Ростиславича к Овручу493. Хотя в Симеоновской летописи начальная часть текста статьи 6710 г. отсутствует, можно предположить, что это известие либо читалось в утраченной части до известия о взятии Киева Рюриком под 6710 г., либо оно было сокращено сводчиком этой летописи, но читалось в её источнике под этим же годом. Тем самым можно предположить, что источником второго известия Рогожского летописца был свод, который отразился также в Симеоновской летописи, Московском своде конца XV в. и Владимирском летописце.

 

6711. В статье сообщается о взятии князем Рюриком Ростиславичем Киева 2 января. В летописях имеется разночтение в обозначении года известия: в Лаврентьевской494, Радзивиловской, Новгородской четвёртой летописях и Тверском сборнике оно помещено под 6711 г.; в Московском своде конца XV в. и Владимирском летописце — под 6710 г.495 В Симеоновской летописи в этом месте утрачены листы, но по окончанию статьи 6709 г. (окончание текста известия, читающегося в конце статьи, соответствует окончанию известия о взятии Киева Рюриком, содержащегося в Радзивиловской летописи) можно определить, что известие читалось под 6710 г., т. к. в летописи следующим обозначен 6711 г.496 Сходное с Рогожским летописцем чтение содержит известие в летописце епископа Павла497. Только в нём, как в Рогожском летописце, Рюрик поименован «Олговичемъ», в то время как во всех остальных летописях сказано, что на Киев ходили Рюрик и Ольговичи498. Но в этом своде, в отличие от Рогожского летописца, известие помещено под 6710 г. По-видимому, Рогожский летописец продолжает датировать известия по ультрамартовскому стилю. Однако остаётся неясным, каким образом эта датировка попала в свод. Возможно, в общем источнике Рогожского летописца и летописца епископа Павла текст читался под 6710 г., как в последнем. В Рогожском летописце год известия мог быть изменён по «вспомогательному» источнику.

 

6712. Статья содержит три известия.

В первом известии статьи сообщается о походе русских князей на половцев. Текст известия представляет собой сокращённый вариант записи, читающейся в Тверском сборнике. В ней, как и в тексте известия Рогожского летописца, читается «и взяша вежи их». Тверской сборник — свод позднего происхождения в сравнении с Рогожским летописцем, поэтому надо говорить об общем для них источнике, в котором содержался текст известия, сходный с читающимся в первом. Подобный текст имеется в Радзивиловской летописи и ряде других, но в их текстах, в отличие от Рогожского летописца и Тверского сборника, эта фраза не читается. В летописях есть разночтения в обозначении года известия: в Новгородской первой летописи младшего извода, Симеоновской и Никоновской летописях, Московском своде конца XV в., летописи Авраамки оно помещено под 6711 г.; в Радзивиловской летописи — под 6713 г.; в Тверском сборнике — под 6712 г.499

Во втором известии статьи сообщается о пострижении киевского князя Рюрика Ростиславича по приказу князя Романа Мстиславича (сходный текст содержится в летописи Авраамки). В летописях есть разночтения в обозначении года известия: в Симеоновской и Никоновской летописях, Московском своде конца XV в., Владимирском летописце, летописи Авраамки оно помещено под 6711 г.; в Радзивиловской летописи — под 6713 г.; в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях (тексты сходны), Тверском сборнике — под 6712 г.500 Упоминание о князе Вячеславе, являвшемся исполнителем воли галицкого князя, содержится, кроме Рогожского летописца и летописи Авраамки, ещё в Тверском сборнике (текст полнее). В источнике Рогожского летописца и летописи Авраамки текст читался, скорее всего, под 6711 г. Впоследствии, при составлении Рогожского летописца год известия был изменён по «вспомогательному» источнику. Возможно, текст известия общего источника Рогожского летописца и летописи Авраамки был отредактирован по записи, которая сохранилась в Тверском сборнике.

В третьем известии статьи сообщается о зимней битве Ольговичей с Литвой. В летописях имеются разночтения в обозначении года известия: в Софийской первой, Симеоновской и Никоновской летописях, Московском своде конца XV в. и Владимирском летописце оно помещено под 6711 г.; в Радзивиловской летописи — под 6713 г.; в Новгородской четвёртой летописи, Тверском сборнике (тексты сходны) — под 6712 г.501 Если год известия в Новгородской четвёртой летописи и Тверском сборнике соответствует Рогожскому летописцу (6712), то текст известия представлен в первых иначе. В Рогожском летописце сказано, что зимой Ольговичи «биша» Литву. В Новгородской четвёртой летописи и Тверском сборнике нет уточнения сезона, кроме того, сказано, что Ольговичи «победили» Литву и дополнительно указано количество убитых (1700). Этот же текст читается в Софийской первой летописи, Московском своде конца XV в. и Никоновской летописи. В то же время, в тексте известия Симеоновской летописи указано, что Ольговичи зимой «бишася» с Литвой. Таким образом, видно, что в Рогожском летописце имеется текст, сходный с содержащимся в Симеоновской летописи, а год известия соответствует тому, который представлен в Новгородской четвёртой летописи и Тверском сборнике. Следовательно, можно предположить, что известие является составным по характеру: год взят из одного источника («основного»), текст из другого («вспомогательного»). Исследование предыдущих известий Рогожского летописца показало, что такое редактирование известий источников составителем свода уже применялось.

В летописях отсутствует дополнительная информация, которая могла бы помочь в датировании известий. В этом случае можно сделать лишь некоторые предположения. Московский свод конца XV в. и Симеоновская летопись со второй части статьи 6707 г. по статью 6713 г. начинают датирование известий (по полным датам) мартовским стилем. В Радзивиловской летописи те же известия датированы (по полным датам) ультрамартовским стилем (6708 — 6714 гг.)502. В Лаврентьевской летописи наблюдается то же самое в пределах статьей 6708 — 6711 и 6714 гг., часть текста (6711 — 6713 гг.) утрачена. Сложность состоит в том, что внутри этого промежутка (6707 — 6713 мартовские или 6708 — 6714 ультрамартовские годы), при сравнении расположения известий в Симеоновской летописи (Московском своде конца XV в.) и Радзивиловской летописи, наблюдается нарушение соотношения годов для известий, сообщающих о походе русских князей на половцев, о пострижении Рюрика и битве Ольговичей с Литвой. При соотношении датировки: Симеоновская летопись (Московский свод конца XV в.) — мартовский стиль; Радзивиловская (Лаврентьевская) летопись — ультрамартовский, эти известия должны быть датированы 6712 мартовским годом или 6713 ультрамартовским. В Радзивиловской летописи это соблюдено: известия читаются под 6713 г. В Симеоновской (Московском своде конца XV в.) они включены в 6711 г. Определить, какой год для трёх известий является истинным (6711 или 6713) затруднительно. Здесь, как представляется, надо ответить на вопрос, в какой летописи произошло изменение обозначения года трёх известий: в источнике ли Симеоновской летописи (Московского свода конца XV в.) из 6712 г. они были перенесены в конец статьи 6711 г., или в источнике Радзивиловской летописи произошло вычленение этих известий из статьи 6712 г. и добавление их в начало статьи 6713 г.? Нам представляется, что правильнее будет говорить о первом варианте. В раннем источнике Симеоновской летописи (Московского свода конца XV в.) эти известия могли быть расположены в начале статьи 6712 г. Составитель источника зимние события, читавшиеся в начале 6712 г. (в первом и третьем известиях указано время года — зима), перенёс в конец 6711 г., дополнив начало статьи 6712 г. другими известиями (они отсутствуют в Радзивиловской летописи). Оставшиеся известия статьи 6712 г. — о смерти муромского князя и дочери Всеволода Юрьевича — были не тронуты и остались на своём месте в конце статьи. На том же месте они читаются в Радзивиловской летописи — в конце статьи 6713 г.503 Такое предположение ведёт к признанию известий 6712 г. Рогожского летописца и Тверского сборника датированными мартовским стилем. Что повлияло на отнесение трёх известий в источнике этих летописей к 6712 г., остаётся неясным. Возможно, это самостоятельная редакторская работа составителя раннего источника Рогожского летописца и Тверского сборника или это извлечения из источника, где известия читались под 6712 г.

 

6713. Статья содержит три известия.

В первом известии статьи сообщается о «знамениях в солнце и луне» (аналогичный текст читается в Симеоновской и Никоновской летописях под 6712 г.504). В период 1203 — 1206 гг. по астрономическим данным не встречается совпадающих в одном году солнечных и лунных затмений, видимых на европейской территории России505. Следовательно, в известии отмечены какие-то погодные явления. В тексте известия отсутствует дополнительная информация, дающая возможность датировать известие. В других летописях, кроме указанных, подобное известие не содержится. Наличие аналогичных текстов в Рогожском летописце, Симеоновской и Никоновской летописях и отсутствие известия в других сводах позволяет говорить об общем источнике трёх первых. Однако остаётся неясным, с чем связано изменение года известия в Рогожском летописце.

Во втором известии статьи сообщается о взятии крестоносцами Царьграда (сходный текст читается в летописи Авраамки и Симеоновской летописи506). В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, Софийской первой летописи и Тверском сборнике, содержащих повесть о взятии Царьграда, читаются две полные даты: пятница 9 апреля пятой недели поста — приступ «фрягов» к Царьграду; понедельник 12 апреля Вербной недели — взятие города507. Они показывают, что известие в Рогожском летописце датировано ультрамартовским стилем (1204/5 г.). В отличие от Рогожского летописца, летописи, где читается это известие, помещают его под 6712 г. Остаётся неясным, что повлияло на отнесение известия в Рогожском летописце к 6713 ультрамартовскому году. Однако можно предположить, что в источнике Рогожского летописца известие читалось под 6712 мартовским годом, как в Симеоновской летописи и летописи Авраамки. Возможно, в случае Рогожского летописца перед нами редакционная правка составителя свода.

В третьем известии статьи сообщается о падении церкви Рождества святой Богородицы в Ростове. Сходные тексты известий содержатся в поздних сводах508. Но только в летописи Авраамки это известие отнесено, как в Рогожском летописце, к 6713 г. (другие летописи помещают известие под 6712 г.). Дополнительная информация, позволяющая датировать известие, в летописях отсутствует.

Если принять предположение о датировке статье 6712 г. Симеоновской летописи, как мартовской (о датировке статьи Симеоновской летописи см. выше под 6712 г.), то данная статья Рогожского летописца в целом может быть признана, как ультрамартовская.

 

6714. Статья содержит пять известий.

В первом известии статьи сообщается о походе русской рати, посланной владимирским князем Всеволодом Юрьевичем, на булгар. Текст известия представляет собой сокращённый вариант записи, читающейся в Симеоновской летописи под 6713 г.509 В ранних сводах, а также в новгородско-софийской группе летописей известие отсутствует. В Симеоновской летописи данное известие содержится в статье, датирующейся по полным датам мартовским стилем. Очевидно, год известия Рогожского летописца надо признать ультрамартовским по отношению к году Симеоновской летописи. Подобное годовое обозначение известия в других летописях не читается. Что повлияло на отнесение известия в Рогожском летописце к 6714 ультрамартовскому году, остаётся неясным. Можно предположить, что в источнике Рогожского известие читалось под 6713 мартовским годом, как в Симеоновской летописи. Составитель свода изменил обозначение года известия источника. Таким образом, здесь наблюдается продолжение изменения стиля, как в статье 6713 г.

Во втором известии статьи сообщается о том, что «освете молод месяц осми нощи» (сходный текст читается в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, летописи Авраамки, Тверском сборнике — в них отсутствует слово «молод»510). О чём сообщал автор данного известия? Л.Л.Муравьёва полагает, что речь идёт о молодом месяце511. Так ли это? Сходный с Рогожским летописцем текст известия имеется в составе записи при описании солнечного затмения под 6738 г. в Тверском сборнике: «Того же мсяца мая въ 14, въ вторник... померче солнце, бысть яко мсяць 5 часъ нощи...; а въ Новогород толко бысть солнце яко мсяць молодъ 5 часовъ нощи» и Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов: «Того же лта солнче помьрце... и бы акы въ 5 ноции мсяць»512. Д.О.Святский по поводу данных уточнений при описании солнечного затмения 6738 г. писал: «В Тверской летописи указанiе на фазу сделано очень оригинально... Молодой месяцъ въ 5 часу ночи по церковному счислению, т.е. около 11 часовъ ночи бывает виденъ перед своимъ заходомъ на 2-й день после новолунiя и следовательно фаза, при такомъ пониманиiи этого места, будет 11,46 д. », а в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов определение фазы ошибочно, т.к. предполагало трактовку не как месяц в 5 часу ночи, а как месяц в 5-ю ночь513.

Основываясь на данном примере, полагаем, что в Рогожском летописце и других сводах, где читается это известие, содержится остаток записи о солнечном затмении, а именно указание на фазу затмения. В пределах 6713 — 6715 мартовских годов (1205/6 — 1207/8 гг.) находим лишь одно солнечное затмение, видимое на европейской территории России — это солнечное затмение, происшедшее 28 февраля 1207 г., что соответствует 6714 мартовскому году (полоса кольцеобразного затмения, по данным Вильева, проходила через Балтийское море, Финляндию к Белому морю514). В Новгородской области фаза видимости была очень велика. С этими астрономическими данными согласуется описание затмения в известиях Лаврентьевской, Симеоновской летописей, Московского свода конца XV в. и других, где указано, что затмение произошло в среду 28 февраля Сырной недели «от полудня до немофена» и фаза была «аки месяц внастатьи 1-го дни»515. Все элементы датировки летописного сообщения о солнечном затмении соответствуют 6714 мартовскому году. Очевидно, в Рогожском летописце (Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, летописи Авраамки, Тверском сборнике) читается остаток текста, принадлежавшего руке новгородского автора. Полагаем, что датировать известие Рогожского летописца надо по тексту описания солнечного затмения в Лаврентьевской летописи, т. е. 6714 мартовским годом.

В третьем известии статьи сообщается о походе князя Романа Мстиславича на поляков и его гибели. Под тем же годом, что и в Рогожском летописце, помещено известие в Лаврентьевской летописи, другие летописи относят известие к 6713 г. (или 6712 г. как Новгородская четвёртая и Софийская первая летописи516). Разбирая это известие по Лаврентьевской летописи, Н.Г.Бережков указывал, что «точная дата битвы при Завихосте, в которой погиб Роман, известна по польским источникам — 19 июня 1205 г., т.е. 6713 мартовского года»517. Следовательно, известие Рогожского летописца, как и Лаврентьевской летописи, датировано ультрамартовским стилем (1205/6 г.). Однако нельзя утверждать, что отнесение известия в Рогожском летописце к 6714 г. связано с источником Лаврентьевской летописи. Текст последней отличается от известия Рогожского летописца. Текст, аналогичный известию Рогожского летописца, содержится в Симеоновской летописи под 6713 г. Правда, в Симеоновской летописи вместо «Глбови(ч)» читается «Галичскыи». В данном случае налицо явная ошибка сводчика Рогожского летописца (или переписчика). Роман Мстиславич был галицким князем. В Лаврентьевской летописи, Московском своде конца XV в., Тверском сборнике, как и в Симеоновской летописи, Роман назван «галицким»князем518. Ошибка в тексте Рогожского летописца могла возникнуть при переписке известия из источника. В источнике Рогожского летописца этот текст, видимо, был расположен под 6713 г., как в Симеоновской летописи, летописи Авраамки и ряде других сводах. Составитель Рогожского летописца изменил год известия.

В четвертом известии статьи сообщается о росстрижении князя Рюрика Ростиславича и его походе на Галич (аналогичный текст читается в летописи Авраамки под 6713 г. — отсутствует слово «князь»519). В Лаврентьевской летописи сказано, что росстрижение Рюрика произошло после смерти Романа («Рюрик же слышавъ се аже оубьенъ бысть Романъ... и смета с себе чернечьски порты»520). По-видимому, и расстрижение Рюрика, и поход на Галич состоялись в одном году, практически сразу после смерти Романа. Это известие, как и предыдущее, можно датировать ультрамартовским стилем (1205/6 г.). Под этим же годом помещает известие только Лаврентьевская летопись, но текст имеет иное чтение. В Симеоновской летописи, летописи Авраамки, Тверском сборнике оно отнесено к 6713 г., в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях — к 6712 г.521 И в этом случае год известия источника был изменён составителем Рогожского летописца.

В пятом известии статьи сообщается о строительстве церкви святой Богородицы в Ростове на месте упавшей. Под этим годом известие читается только в Рогожском летописце. В Лаврентьевской летописи, Московском своде конца XV в. оно помещено под 6721 г., в Симеоновской и Никоновской летописях, Владимирском летописце и Тверском сборнике — под 6722 г.522 С чем связано отнесение известия в Рогожском летописце к 6714 г., остаётся неясным.

 

6717. В статье сообщается о начале княжения Ярослава, сына владимирского князя Всеволода Юрьевича, в Рязани, недовольстве рязанцев и карательном походе владимирского князя Всеволода Юрьевича против них. Обследуя статью 6716 г. Лаврентьевской летописи, Н.Г.Бережков отмечал, что сообщение о том, что князь Всеволод послал Ярослава княжить в Рязань, «имеет характер вводного сообщения к основному содержанию статьи и относится к предыдущему 6715 (1207/8) мартовскому году»523. О начале княжения Ярослава в Рязани в Летописце Переславля Суздальского читается информация, которая отсутствует в других летописях: после похода Всеволода Юрьевича к Пронску (датируется по полным датам 6715 мартовским годом), он идёт к Рязани и рязанцы «оттворишас(ь)524 ему, он же посади в Рзани с(ы)на своего Ярослава, а княгини все поимавъ и веде ихъ съ собою въ Володимирь»525. В Лаврентьевской летописи сообщается, что Всеволод, посадив в Пронске своего посадника, пошёл на Рязань, откуда, после переговоров с представителями горожан возглавляемых епископом Арсением, направился во Владимир. Во Владимир Всеволод пришёл в среду 21 ноября526, что соответствует 6715 мартовскому году. Таким образом, Ярослав, по-видимому, был посажен на княжение в Рязани между 18 октября (победа у Пронска) и 21 ноября 6715 мартовского года. Очевидно, в 6716 мартовском году действия рязанцев по отношению к Ярославу и может быть к самому Всеволоду были далеки от доброжелательных и вызвали карательную экспедицию последнего к Рязани, закончившуюся для горожан трагично — Всеволод сжёг город. Сообщение об этом походе составляет основное содержание статьи под 6716 мартовским годом в Лаврентьевской летописи, Московском своде конца XV в. и статьи под 6717 ультрамартовским годом в Симеоновской летописи (текст аналогичен записи в Лаврентьевской летописи)527. Аналогичной или сходной записи с текстом известия Рогожского летописца в других летописях не содержится. Говорить о том, что в Рогожском летописце читается самостоятельная запись о событии 6716 мартовского года, нет оснований. Полагаем, что текст статьи в Рогожском летописце представляет собой сокращённую редакцию известия, содержащегося в Симеоновской летописи528, т.к. оба текста помещены под 6717 ультрамартовским годом.

Ср.:

Рогожский летописец: 6717. Посла Всеволодъ сына своего Ярослава на столъ въ Резань и не прiаша его, а люди измориша. Всеволодъ же иде к Резаню и пожже градъ529.

Симеоновская летопись: 6717. Посла великiи князь Всеволодъ сына своего Ярослава въ Рязань на столъ. Рязанци же... цловаша крестъ къ Всеволоду и не управиша, изымаша людiи его... и измориша. Всеволод же... иде на Рязань... и вел зажещи град...530

 

6718. В статье содержится два сообщения: о взятии Тепры по приказу владимирского князя Всеволода Юрьевича и рождении у него сына Иоанна. Обратимся ко второму сообщению. В нём содержится ошибка. Лаврентьевская, Симеоновская и другие летописи сообщают о рождении у князя Константина Всеволодовича сына Иоанна (Всеволода)531. И только в Рогожском летописце говорится о рождении сына у Всеволода. По-видимому, эта ошибка допущена составителем свода при сокращении пространного текста источника.

В вопросе датирования сообщения о рождении Иоанна (Всеволода) Н.Г.Бережков при исследовании Лаврентьевской летописи опирался на дату рождения Василия Константиновича (7 декабря 6717 г.). Он писал: «Датировку этого сообщения 6717 г. (рождение Василия — Н.Г. ) можно принять только как ультрамартовскую (= 6716 мартовскому году) ввиду того, что в следующей статье сообщается о рождении у Константина следующего сына — Всеволода 18 июня 6718 г. Эти две даты взаимно способствуют определению стиля обозначения года в той и другой статье. По содержанию сообщений можно заключить, что эти даты — 7 декабря и 18 июня — не принадлежат двум с м е ж н ы м годам. Они несогласуемы между собой при признании, что годы 6717 и 6718 обозначены по о д н о м у стилю (мартовскому или ультрамартовскому), тем более — при признании 6717 г. за мартовский, а 6718 за ультрамартовский (= 6717 мартовскому), и обнаруживают, что в первом случае год (6717) обозначен по ультрамартовскому стилю (т.е. = 6716 мартовскому), во втором — по мартовскому»532. Датировка известий о рождении сыновей у Константина Всеволодовича, предложенная Н.Г.Бережковым, может быть принята и для сообщения Рогожского летописца. Датировать рождение Иоанна 6719 мартовским годом (под этим годом помещают известие Симеоновская летопись и Владимирский летописец533) вряд ли правомерно. По той же Лаврентьевской летописи постриги Василия и Всеволода (Иоанна) произошли 23 мая 6720 г. (очевидно они были погодки, что и показывает годичная разница в датировании известий во всех летописях). Летописи показывают, что постриги княжичей совершались не ранее 2 — 3 лет534. В данном случае, если принять 6719 г. за мартовский, то Иоанну в 6720 мартовском году ещё не исполнилось 1 года. Таким образом, полагаем, что сообщение о рождении Иоанна датировано в Рогожском летописце 6718 мартовским (или сентябрьским) годом. Аналогичного или сходного текста в других летописях не содержится. Однако в Тверском сборнике под тем же годом имеется краткое известие о рождении Иоанна, а в Лаврентьевской летописи читаются два пространных известия (о взятии Тепры и рождении Иоанна). Полагаем, что в Рогожском летописце отразился сокращённо-редактированный текст, сохранившийся в Лаврентьевской летописи. Был ли это источник Лаврентьевской летописи? Датировка, предшествующего известия Лаврентьевской летописи, которая отличается от Рогожского летописца, не позволяет говорить об этом утвердительно. По всей видимости, в Рогожском летописце был использован текст источника, сходного с Лаврентьевской летописью (или её протографом), но не идентичного ей.

Первое сообщение, по-видимому, надо датировать, как и второе, мартовским (или сентябрьским) стилем535. Однако нельзя исключать вероятность того, что это событие могло произойти в 6718 ультрамартовском году (= 6717 мартовскому /или сентябрьскому/ году). Пространное известие о взятии Тепры читается в Лаврентьевской летописи под тем же годом, что и в Рогожском летописце, в Симеоновской — под 6719 г. В Рогожском летописце содержится сокращённо-редактированный текст, сохранившийся в Лаврентьевской и Симеоновской летописях. По-видимому, и в данном случае в Рогожском летописце использовался источник, сходный с Лаврентьевской летописью.

В целом статья предположительно датируется мартовским (или сентябрьским) стилем.

 

6720. В статье сообщается о смерти владимирского князя Всеволода Юрьевича. Летописи расходятся в датировке этого события. Так Лаврентьевская летопись указывает дату смерти князя 13 апреля на память святого Мартина папы Римского 6720 г., Радзивиловская летопись и Летописец Переславля Суздальского (тексты сходны) — 16 апреля 6721 г.; Симеоновская летопись — 18 апреля на память святого Мартина папы Римского 6721 г.; Тверской сборник и Московский свод конца XV в. — воскресенье 15 апреля 6720 г.; Софийская первая летопись — 13 апреля 6720 г.; Никоновская летопись — воскресенье 14 апреля на память святого исповедника Мартина папы Римского 6721 г.; Владимирский летописец — 13 апреля 6721 г.536 Какая дата верна?

1. Все без исключения летописи указывают на месяц смерти князя — апрель. Следовательно, ошибка не в названии месяца.

2. В Симеоновской летописи наблюдается ошибка в дате — память святого Мартина папы Римского отмечается церковью 14 апреля, а не 18. В XI — XIII вв. (как показывают некоторые месяцесловы и минеи) память этого святого отмечалась также 13 апреля537. Различие в числах апреля — 13 и 14 — памяти святого Мартина в известиях связано, видимо, с тем, что в первоначальной записи о смерти Всеволода дата читалась в виде указания на память этого святого. Позднейшие составители сводов, указывая дату смерти князя, добавляли к памяти святого то число, под которым она была помещена в используемых ими святцах или евангелиях538. Интересна дата в Тверском сборнике и Московском своде конца XV в. (тексты сходны). Она полная и соответствует 6720 мартовскому (или сентябрьскому) году. В Никоновской летописи (текст сходен с Московским сводом конца XV в.) также содержится полная дата, но она соответствует 6721 мартовскому (или сентябрьскому) году. В дате верно указана память святого. Наличие такого количества противоречивых дат, в том числе полных, ставит вопрос: каким стилем датированы известия летописей о смерти Всеволода?

6720 г. не может быть признан ультрамартовским (= 6719 мартовскому) ввиду того, что в 6719 мартовском (или сентябрьском) году Всеволод был ещё жив. В этом году, во-первых, он женил своего сына Юрия (венчание состоялось 10 апреля во Владимире539), во-вторых, в момент пожара в Ростове, происшедшего в воскресенье 15 мая на 7 неделе по Пасхе (элементы даты соответствуют 6719 мартовскому /или сентябрьскому/ году) Константин, по Лаврентьевской летописи, находился во Владимире у отца540. Таким образом, Всеволод умер или в 6720 мартовском (или сентябрьском) году (= 6721 ультрамартовскому), или в 6721 мартовском (или сентябрьском) году. Если признать за истинный год смерти Всеволода 6721 мартовский (или сентябрьский) по Радзивиловской, Симеоновской, Никоновской летописям и Владимирскому летописцу, то отнесение известий к 6720 г. в Лаврентьевской летописи, Тверском сборнике, Московском своде конца XV в., Рогожском летописце, Софийской первой и Новгородской четвёртой летописях должно быть признано ошибочным, что является, с нашей точки зрения, сомнительным. В Симеоновской летописи предшествующий 6720 г. по полным датам определяется как ультрамартовский. В последующих статьях этой летописи известия датируются или ультрамартовским стилем, или датировка известий сбита на две единицы выше (численно) относительно мартовских годов Лаврентьевской летописи541. По-видимому, реальным годом смерти Всеволода Юрьевича надо считать 6720 мартовский (или сентябрьский) год (апрель 1212 г.)542. А в Симеоновской летописи Владимирском летописце и Никоновской летописи известие, скорее всего, датировано ультрамартовским стилем.

Аналогичной с текстом Рогожского летописца записи в других сводах не содержится. В Лаврентьевской и Симеоновской летописях текст представлен полнее. Полагаем, что в данном случае в Рогожском летописце читается сокращённый вариант текста, сохранившегося в Лаврентьевской и Симеоновской летописях.

 

6722. В статье сообщается о громе 1 февраля Сыропустной недели (аналогичный текст читается в летописи Авраамки543). Но как показал Н.Г.Бережков, при анализе хронологии Новгородской первой летописи старшего извода, эта дата ошибочна. «Дата не способствует определению года, к которому относится содержание статьи, т.к. содержит ошибку; напротив, сама дата поддается исправлению по дальнейшему содержанию статьи. Ошибка в полной дате несомненная и легко обнаруживаемая. Совпадение "сыропустной недели" (т.е. последнего дня перед великим постом) с 1 февраля бывает очень редко (три раза в течение 532-летнего цикла "великого индиктиона"). Такого совпадения не было ни разу в XII и XIII вв.». И далее он делает попытку объяснить ошибочность даты и исправить её: «Летопись вряд ли ошибается в том, что чрезвычайное для зимнего времени явление — гром, обратившее общее внимание..., произошло "в неделю сыропустную", т.е. перед самым наступлением поста; ошибка вкралась в элемент записи, который вообще легче других поддается искажению при переписке: в обозначении числа. Следующее за записью сообщение, связанное с нею словами "том же дне", относится к концу 6719 (1211/2) мартовского года (имеется ввиду поход князя Мстислава Мстиславича с новгородцами на Чудь, описанный в некоторых летописях после известия о громе — Н.Г. ).., сыропустная неделя в конце этого года приходилась на 5 февраля. Этим определяется необходимое исправление в числе месяца»544, т. е. 5 февраля 1212 г.

Н.Г.Бережков прав: дата содержит ошибку в числе месяца. Но насколько верное решение предложил сам исследователь? Если принять предположение Н.Г.Бережкова, то исправление числа влечёт за собой изменение года известия на 3 единицы, в том числе и в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов545. Значит, мы имеем не одну, а две ошибки в небольшом известии (год и число месяца). Таким образом, возникают вопросы: можно ли связывать воедино известия о громе и походе только на основе поставленного сводчиком «том же дне»; является ли 5 февраля связующим звеном двух событий?546 Может быть события произошли в разные дни и в разных годах, т.е. вообще не зависят друг от друга?

В позднем Тверском сборнике читаем: «Въ лето 6722, месяца февраля въ 9 день, въ неделю сиропустную, гром бысть по заутрени... »547. 9 февраля было воскресеньем на Сыропустной неделе в 1214 г., что соответствует 6722 ультрамартовскому (или сентябрьскому) году. Таким образом, можно предположить, что выступление князя Мстислава в поход из Новгорода состоялось «том же дне», когда был слышен гром, но не 5 февраля 6719 мартовского года, как полагал Н.Г.Бережков, а 9 февраля 6721 мартовского года. Нельзя отбрасывать предположение, что в позднем источнике отразилась первоначальная дата события, истолкованная в других, в том числе в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, неверно (тексты в летописях содержат сходные записи о событии). Возможно ошибка связана с начертанием двух чисел (а и f). Правда, Н.Г.Бережков отмечал, что «Генрих Латвийский относит этот поход "великого короля Новгорода Мстислава" и осаду Ворболэ к концу 13-го года епископствования Альберта, т.е. к началу 1212 г. ... Свидетельство Генриха Латвийского позволяет установить, что Новгородская первая летопись в данной статье (под 6722 г. — Н.Г. ) ... дает повышенное обозначение года и что в действительности поход был предпринят в конце 6719 мартовского года»548. В этом случае, если признать сведения (хронологию), приведённые Генрихом Латвийским, достоверными549, то следует заключить: летописное известие о громе никоим образом не связано с походом Мстислава на Чудь и наличие такого совмещения двух известий под одним годом связано с работой составителя источника Новгородской первой летописи старшего и младшего извода, имевшего источники с разными системами счёта лет. Либо следует говорить о походе Мстислава Мстиславича на Чудь (эстов) в начале 1214 г., не отмеченном Генрихом Латвийским.

 

6723. Статья содержит три известия.

В первом известии статьи сообщается о рождении у Константина Юрьевича Ростовского сына Дмитрия (сходный текст читается в Лаврентьевской и Симеоновской летописях550). В Лаврентьевской летописи, в отличие от Рогожского летописца и Симеоновской летописи551, известие помещено под 6722 г. По-видимому, Лаврентьевская летопись продолжает датирование статей, начиная с 6720 г., мартовским стилем552. В Рогожском летописце и Симеоновской летописи известие датировано ультрамартовским (или сентябрьским) стилем.

Во ,u>втором известии статьи сообщается о голоде в Новгороде Великом, о княжении Ярослава Всеволодовича в Торжке и захвате им новгородских купцов, выступлении князя Мстислава Мстиславича против своего зятя Ярослава Всеволодовича и Липицкой битве (аналогичный текст читается в летописи Авраамки553). По Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов выступление князя Мстислава с новгородцами против Ярослава состоялось во вторник 1 марта по чистой неделе, а соединение с ратью Константина Всеволодовича под Переяславлем произошло в великую субботу 9 марта554. Обе даты соответствуют 6724 мартовскому (или сентябрьскому) году. Все события, происшедшие ранее выступления князя Мстислава, в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов помещены под 6723 мартовским годом. В Новгородской четвёртой летописи приведена полная дата Липицкой битвы: четверг 21 апреля 2-ой недели по Пасхе555. Эта дата показывает, что событие относится к 6724 мартовскому (или сентябрьскому) году556. Таким образом, в известии Рогожского летописца объединены события 2-х мартовских годов (6723 и 6724) под годом, когда конфликт между Ярославичами начался, т.е. под 6723 мартовским годом. В таком виде текст известия уже читался в общем источнике Рогожского летописца и летописи Авраамки557.

В третьем известии статьи сообщается о закладке церкви св. Спаса Преображения в Ярославле (сходный текст читается в Лаврентьевской, Симеоновской, Новгородской четвёртой летописях и летописи Авраамки558). В сводах не содержится дополнительной информации, позволяющей датировать известие, но имеются разночтения в обозначении года известия. В отличие от Рогожского летописца, в Лаврентьевской летописи известие помещено под 6724 г., в Симеоновской — под 6725 г.559 Н.Г.Бережков, исследуя хронологию статьи 6724 г. Лаврентьевской летописи, считал, что все известия в ней, за исключением одного, датированы мартовским стилем. Исключение составляет только сообщение, касающееся Новгорода Великого. Оно датировано ультрамартовским стилем. Если принять датировку известий статьи 6724 г. Лаврентьевской летописи, предложенную Н.Г.Бережковым, как мартовскую, то в Симеоновской летописи это известие, следовательно, датировано ультрамартовским стилем, а в Рогожском летописце, летописи Авраамки и Новгородской четвёртой летописи год известия на единицу ниже мартовского. Однако нет достаточных оснований отвергать датировку известия в Лаврентьевской летописи, как ультрамартовскую, а в Рогожском летописце, летописи Авраамки и Новгородской четвёртой летописи, как мартовскую. В этом случае в Симеоновской летописи известие о строительстве церкви датировано на две единицы выше мартовского. На такой вывод наталкивает составной характер статьи 6724 г. и следующей в Лаврентьевской летописи, где присутствует как мартовская, так и ультрамартовская датировка известий560. При этом, те известия, которые в Лаврентьевской летописи датированы ультрамартовским стилем, в Симеоновской летописи помещены на две единицы выше мартовского (см.: статьи 6725 — 6727 гг.). Обозначение года известия в Рогожском летописце связано с его общим источником с летописью Авраамки (текст известия редактирован) и Новгородской четвёртой летописью (текст сходен с Рогожским летописцем). По-видимому, текст известия в общем источнике трёх летописей под 6723 г. содержал запись, сходную с той, которая читается в Лаврентьевской и Симеоновской летописях.

Ср.:

Рогожский летописец: 6723. Того же лта князь Костянтинъ заложи Святаго Спаса Преображенiе на Ярославли561.

Новгородская четвёртая летопись: 6723. Заложи Костянтинъ Всеволодiчь церковь каменну святого Спаса на Ярославл562.

Летопись Авраамки: 6723. Заложена бысть церковь камена въ Ярославли княземъ Костянтиномъ Всеволоди-чемъ563.

 

Лаврентьевск. летопись: 6724. Того ж лта х(ри)с(т)олюбивыи княз(ь) великыи Костянтинъ с(ы)нъ Всеволожь заложи ц(е)рк(о)вь камену и манастырь с(вя)т(о)го Сп(а)са Преwбраженье на Ярославли564.

 

 

6726. Статья содержит три известия.

Во втором известии статьи сообщается о смерти князя Константина Всеволодовича Ростовского. Полная дата события читается в Лаврентьевской, Симеоновской и других летописях: то 6729 (1221) Мстиславъ Мстиславичъ бися съ Угрою и победи я...» (в Симеоновской — 6730 г.)574.

М.Д.Присёлков, игнорируя прямые указания Н.М.Карамзина на то, что события были помещены под годами, отличными от Симеоновской летописи, при восстановлении текста Троицкой летописи дал их под годами первой. Делая замечания к выпискам Н.М.Карамзина, исследователь писал, что, судя по Симеоновской летописи, статьи Троицкой летописи были датированы как в первой, но убедительных доводов не привёл575.

Та же ситуация с годами наблюдается при указании Н.М.Карамзиным в выписках, что они взяты из харатейных летописей, под которыми он понимал Лаврентьевскую и Троицкую летописи (М.Д.Присёлков тексты выписок отнёс именно к последней):

— «В харатейных: "сед въ Кыев Всевододъ Чръниговскiи Чръмныи, а Рюрикъ въ Чернигов в 1210 г." (это 6718 г. — Н.Г.)» (в Симеоновской — 6719 г.);

— «В харатейных летописях междоусобие братьев описано так: (в 1212) "приходи Гюрги князь съ Ярославомъ къ Ростову и умиришася (это 6720 г. — Н.Г.)"» (в Симеоновской — 6721 г.);

— «В харатейных "Володимеръ (в 1213) ха в Москву..." (это 6721 г. — Н.Г.)» (в Симеоновской — 6722 г.);

— В выписке известия о начале строительства владимирским князем Юрием Нижнего Новгорода Н.М.Карамзин указал, что в харатейных летописях оно дано под 1221 (6729) г. (в Симеоновской — 6730 г.);

— «Сие злодеяние (имеется ввиду распря между собой сыновей Всеволода Юрьевича — Н.Г.) совершилось по Новгор. лет. в 1218 году, а по харатейным в 1217 (это 6725 г. — Н.Г.), июня 20, когда Георгий Всеволодович уже княжил в Суждале» (в Симеоновской — 6727 г.)576.

Из последней выписки Н.М.Карамзина видно, что исследователь различал те летописи, где годы одного события представлены в вариантах. Следовательно, можно предположить, что если бы в Лаврентьевской (Пушкинской) и Троицкой летописях годы известий различались, то Н.М.Карамзин отметил бы и это обстоятельство, как в случае с Новгородской летописью.

Таким образом, полагаем, что датировка указанных статей в Троицкой летописи соответствовала Лаврентьевской летописи, Рогожскому летописцу и Московскому своду конца XV в. и отличалась от Симеоновской летописи. Скорее всего, в Симеоновской летописи и Владимирском летописце, имеем дело с поздней редакцией хронологии статей 6715 — 6736 гг., помещённых в этих сводах под 6716 — 6737 гг., взятой составителями этих летописей из общего источника.

Такой вывод ведёт к ответу на вопрос: какой источник был использован в Рогожском летописце и Московском своде конца XV в. при формировании статей 6726, 6728 — 6729 гг. Это могла быть непосредственно Троицкая летопись или источник, в составе которого читался текст, сходный с первой.

В целом статья по датировке ультрамартовская.

 

6728. В статье сообщается о смерти митрополита Матфея (сходный текст читается в Лаврентьевской и Симеоновской летописях, Московском своде конца XV в.). В Лаврентьевской дополнительно указана дата смерти митрополита: 19 августа на память святых Андреяна и Натальи577 (в новгородско-софийской группе летописей известие отсутствует). В летописях имеются разночтения в обозначении года известия: в Лаврентьевской летописи и Московском своде конца XV в. — это 6728 г., в Симеоновской, Никоновской летописях, Владимирском летописце и Тверском сборнике оно помещено под 6729 г.578 По-видимому, запись в Рогожском летописце — редакция текста, сходного с тем, который читается в Лаврентьевской летописи и Московском своде конца XV в.. Дополнительной хронологической информации, позволяющей определить стиль известия, в источниках нет. Н.Г.Бережков, рассматривая статьи 6727 и 6728 гг. по Лаврентьевской летописи, полагал, что они датированы мартовским стилем579. Датировку, предложенную Н.Г.Бережковым для известия Лаврентьевской летописи (мартовский /или сентябрьский/ год), можно принять и для известия Рогожского летописца. Источником статьи Рогожского летописца может быть текст, сходный с Троицкой летописью (см. статью 6726 г.).

 

Примечания

 366.

ПСРЛ. Т. 30. С. 70.

 367.

Там же. Т. 3. С. 33, 221; Т. 4. Ч. 1. С. 163; Т. 5. Вып. 1. С. 171; Т. 16. Стб. 45 — 46; Т. 15. Стб. 244 — 247.

 368.

Текст общего источника Рог. и Авр., отразившегося и в Н4Л, составители отредактировали по-разному.

 369.

ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С 164; Т. 5. Вып. 1. С. 172; Т. 9. С. 244. Ник. датирует событие 6679 г., т. е. на 2 единицы выше мартовского года.

 370.

Там же. Т. 2. Стб. 546 — 548.

 371.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 182.

 372.

Для 6676 мартовского года первая неделя поста попадала на 3 — 9 марта (Пасха — 20 апреля), для 6677 мартовского года — на 23 февраля — 1 марта (Пасха — 12 апреля), для 6678 мартовского года — на 8 — 14 февраля (Пасха — 28 марта), для 6679 мартовского года — на 27 февраля — 5 марта.

 373.

Пятница Фёдоровой недели в 6677 мартовском году — 27 февраля (т.е. 1170 г.).

 374.

Другое название недели — Фёдорова.

 375.

Шахматов А.А. Обозрение... С. 54.

 376.

Присёлков М.Д. История русского летописания... С. 64, 80.

 377.

ПСРЛ. Т. 3. С. 30, 217; Т. 1. Стб. 349; Т. 16. Стб. 45; Т. 25. С. 66; Т. 15. Стб. 227; Т. 9. С. 214; Т. 30. С. 68. В Ип. известие о смерти митрополита Константина отсутствует.

 378.

Там же. Т. 2. Стб. 503 — 504.

 379.

Там же. Т. 1. Стб. 349; Т. 16. Стб. 45.

 380.

Там же. Т. 1. Стб. 364 — 365; Т. 2. Стб. 563 — 564.

 381.

Там же. Т. 2. Стб. 566.

 382.

Там же. Т. 3. С. 33, 222.

 383.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 187 — 188, 337. Примеч. 134.

 384.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 77.

 385.

ПСРЛ. Т. 3. С. 34, 222.

 386.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 189.

 387.

ПСРЛ. Т. 2. Стб. 568.

 388.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 77.

 389.

Текст Рог. содержит ту же ошибку в отношении сезона, что и Лавр. Она присутствует и в записях Н4Л, С1Л, текст которых сокращён по отношению к Лавр. Наличие такой ошибки в текстах известия этих летописей (при их сходстве) говорит о том, что в основе всех записей лежал текст общего для них источника.

 390.

ПСРЛ. Т. 15. Вып. 1. Стб. 22 — 23.

 391.

Там же. Т. 1. Стб. 364 — 365.

 392.

Там же. Т. 1. Стб. 365; Т. 2. Стб. 566.

 393.

В сравнении с Рог., в Н4Л текст известия дан в сокращении, в Тв. сб. — полнее (Там же. Т. 4. Ч. 1. С. 164; Т. 15. Стб. 249.

 394.

Там же. Т. 1. Стб. 367 — 371; Т. 2. Стб. 580 — 593.

 395.

Там же. Т. 1. Стб. 374 — 377; Т. 2. Стб. 600 — 602.

 396.

Предположительное объяснение возникновения ошибки в дате дал Н.Г.Бережков (см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 79 — 80).

 397.

ПСРЛ. Т. 3. С. 35, 224.

 398.

Там же. Т. 1. Стб. 381 — 382.

 399.

Предположительное объяснение появления ошибки в дате дал Н.Г.Бережков (см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 80).

 400.

ПСРЛ. Т. 3. С. 35, 224.

 401.

Там же. Т. 16. Стб. 46.

 402.

В Н4Л под 6683 г. объединены известия об убийстве Андрея и княжении Михаила (в тексте, как и в Рог., присутствует уточнение, что убит «отъ... Кучковичевъ», отсутствующее в Авр.) (Там же. Т. 4. Ч. 1. С. 166). Остальные события помещены под 6685 г. (о смерти Михаила краткое сообщение дано под 6684 г.). Возможно, в общем источнике 3-х летописей события читались под тремя годами: 6683, 6684 и 6685, как в Н4Л, и были объединены непосредственно составителем общего источника Рог. и Авр. (в С1Л под 6683 г. дан полный рассказ о смерти Андрея, отличный от Н4Л).

 403.

Там же. Т. 1. Стб. 385 — 386; Т. 2. Стб. 605 — 606; Т. 4. Ч. 1. С. 169; Т. 5. Вып. 1. С. 178; и др.

 404.

Там же. Т. 3. С. 35, 224 — 225.

 405.

Там же. Т. 3. С. 35, 225.

 406.

ам же. Т. 15. Вып. 1. Стб. 23; Т. 16. Стб. 46.

 407.

Там же. Т. 3. С. 35, 224 — 225.

 408.

Опираясь на сделанный нами вывод, а также на исследования А.А.Шахматова, М.Д.Присёлкова, А.Н.Насонова и др. о генетической связи Рог. и Тр., полагаем, что источник, который был использован в этих летописях, содержал в своём составе подробный текст об этих событиях и заканчивался известием об ослеплении князей, как это читается в поздних сводах. Очевидно, в Тр. текст рассказа был завершён, как и в др. летописях. Наш вывод подтверждает наличие такого окончания во Вл., который близок к Тр., а также, за вычетом новгородских известий, к Лавр. вплоть до её окончания (1305 г.) (ПСРЛ. Т. 30, Предисловие). И, следовательно, при восстановлении текста статьи 6685 г. Тр. надо использовать не только Лавр., как это сделал М.Д.Присёлков, но и др. летописи (Вл., МС) генетически связанные с Тр., где сохранился данный текст (см.: Присёлков М.Д. Троицкая летопись. С. 264).

 409.

ПСРЛ. Т. 16. Стб. 46.

 410.

Там же. Т. 3. С. 36, 225.

 411.

Бережков Н.Г. Обозрение… С. 234, 237.

 412.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 386; Т. 18. С. 25; и др.

 413.

Там же. Т. 1. Стб. 386 — 387.

 414.

Там же. Т. 4. Ч. 1. С. 169; Т. 5. Вып. 1. С. 178.

 415.

Там же. Т. 1. Стб. 386; Т. 18. С. 26; Т. 10. С. 6; Т. 3. С. 35, 225; Т. 4. Ч. 1. С. 169; Т. 6. Вып. 1. Стб. 244; Т. 15. Стб. 265.

 416.

Там же. Т. 16. Стб. 46; Шахматов А.А. Обозрение... С. 312.

 417.

ПСРЛ. Т. 3. С. 36, 226; Т. 1. Стб. 387; Т. 4. Ч. 1. С. 171; Т. 18. С. 26; и др. (в С1Л известие отсутствует). Мстислав Ростиславич, внук Мстислава, умер по Н1Л старшего и младшего извода — 14 июня, по Лавр. — в 50-ю субботу, что соответствует 14 июня 6688 мартовского года, по Ип. — 13 июня на память святой мученицы Анкюлины в пятницу. Н.Г.Бережков предлагал считать наступление смерти князя в ночь с 13 на 14 июня 6688 мартовского года (см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 199, 339. Примеч. 153). (в С1Л известие отсутствует.)

 418.

Так как в Авр., как и в Рог., читается о смерти только одного Мстислава Ростиславича, причём в тексте первой нет указания, чьим внуком был Мстислав, то можно полагать, что это уточнение было взято составителем свода из источника отличного от общего с Авр. В этом источнике, очевидно, читались известия о смерти обоих князей, расположенных одно за другим в тексте свода.

 419.

ПСРЛ. Т. 16. Стб. 46.

 420.

Там же. Т. 3. С. 37. В Н1Л младшего извода это уточнение отсутствует.

 421.

О датировке см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 237.

 422.

Шахматов А.А. Обозрение... С. 306.

 423.

ПСРЛ. Т. 30. С. 75.

 424.

Там же. Т. 1. Стб. 391; Т. 18. С. 27; и др.

 425.

Там же. Т. 2. Стб. 632.

 426.

Там же. Т. 15. Вып. 1. Стб. 23.

 427.

Там же. Т. 4. Ч. 1. С. 172; Т. 5. Вып. 1. С. 180.

 428.

В Авр. краткая запись о походе приведена в искаженном виде: «Поидоша князи Рускыи на Половци, и поможеть имъ Богъ, изымаша татаръ 7000, а князеи татарискыхъ 417» (Там же. Т. 16. Стб. 46).

 429.

Там же. Т. 1. Стб. 396; Т. 18. С. 29. М.Д.Присёлков предполагал наличие данного известия в Тр. по выписке Карамзина (дана в пересказе без указания на источник), исходя из замечания историографа, что такое известие читалось в харатейных летописях (см.: Присёлков М.Д. Троицкая летопись. С. 271. Примеч. 3).

 430.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 404; Т. 18. С. 29.

 431.

Бережков датировал статью 6695 г. Лавр. как ультрамартовскую (см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 69, 83).

 432.

О датировке см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 69.

 433.

Вряд ли стоит говорить о восхождении текста статьи Рог. к Лавр., т.к. исследование ряда предыдущих известий Рог. показало, что в Рог. читаются тексты известий сходные с Лавр., но не идентичные последней.

 434.

ПСРЛ. Т. 15. Стб. 278.

 435.

В Н1Л старшего и младшего изводов он назван Симеоном Дыбачевичем (Там же. Т. 3. С. 39, 229).

 436.

Там же. Т. 16. Стб. 46. Составитель летописца епископа Павла свода неверно прочитал в источнике имя заказчика, строящейся церкви: «Заложи 7 молодцовъ святую Богородицу у Каркажи монастыри» (см.: Шахматов А.А. Обозрение... С. 308).

 437.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 406 — 407; Т. 18. С. 33; Т. 25. С. 94; Т. 30. С. 77; Т. 38. С. 157; Т. 15. Стб. 278; и др.

 438.

Там же. Т. 3. С. 38, 229.

 439.

Там же. Т. 3. С. 39, 229; Т. 4. Ч. 1. С. 174; Т. 10. С. 18; Т. 15. Стб. 278; Т. 30. С. 77.

 440.

Там же. Т. 3. С. 39, 229.

 441.

Н.Г.Бережков конкретно не рассматривал статью под 6697 г., но в целом считал ст.ст. 6625 — 6712 гг. Н1Л старшего извода датированными мартовским стилем, кроме двух последних статей данной группы — 6711 и 6712 гг. (см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 231).

 442.

Ср.: 6706, 6927 г. (ПСРЛ. Т. 3. С. 43, 237, 412).

 443.

Там же. Т. 1. Стб. 407 — 408; Т. 2. Стб. 658 — 659.

 444.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 83 — 84.

 445.

Так, например, освящение церкви Успенья святой Богородицы в Москве произошло 12 августа в четверг 6987 мартовского (или сентябрьского) года.

 446.

ПСРЛ. Т. 2. Стб. 659.

 447.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 315. Примеч. 76.

 448.

Так читается в летописи .

 449.

26 сентября отмечается «Преставление святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова».

 450.

Можно дать иное объяснение. Рдз. датирует событие 20 июля 6697 г. (для мартовского года — это вторник), Тв. сб. — 11 июня 6695 г. (для мартовского года — четверг), МС — 30 июня 6697 г. (для мартовского года — пятница), в выписке Карамзина читается 30 июня (Присёлков отнёс выписку к Тр.) (ПСРЛ. Т. 38. С. 157; Т. 15. Стб. 227; Т. 25. С. 94; Присёлков М.Д. Троицкая летопись. С. 227. Примеч. 2). Летописи расходятся в обозначении года, числа и месяца события. В Лавр. в дате может содержаться ошибка. Возможно, в одном из ранних источников этой летописи в тексте читалось 24 июля (кд*), которое было воспринято поздним составителем как предлог «в» и число «30» (л8), при схожести начертания букв. В Рдз. читается число «20» (к). Возможно, вторая буква-цифра даты 4 (д) была воспринята как «в» и включена в состав следующего известия: «В то же л‡то». В Лавр. это известие начинается словами «Того ж л‡та». Об ошибочности числа в Ип. вряд ли можно говорить, т.к. в ней дата представлена памятью святого «на Бориш день» (память святых мучеников Бориса и Глеба — 24 июля).

 451.

ПСРЛ. Т. 2. Стб. 659.

 452.

Там же. Т. 1. Стб. 408; Т. 15. Стб. 279; Т. 18. С. 34.

 453.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 84.

 454.

Отсутствие известий в новгородско-софийской группе летописей позволяет говорить о том, что составитель Рог. использовал текст источника, сходного с тем, который читается в Лавр. или Тв. сб.

 455.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 408; Т. 18. С. 34; Т. 15. С. 279; Т. 38. С. 157; Т. 30. С. 77; Т. 10. СПб., 1885. С. 19.

 456.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 84. Иное мнение высказывают А.П.Пронштейн и В.Я.Кияшко. Они относят эту статью Лавр. к сентябрьскому 6698 г. (см.: Пронштейн А.П., Кияшко В.Я. Хронология... С. 124).

 457.

Могло ли произойти поставление Иоанна епископом в Ростов через два с половиной месяца после смерти Луки? Это вполне реально. Летописные источники показывают разные временные промежутки поставлений на епископские кафедры. В той же Лавр., например, поставление Игнатия епископом в Ростов (6770 мартовский год) состоялось через три с половиной месяца после смерти ростовского епископа Кирилла (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 476). В тексте известия о поставлении Иоанна не указано, когда конкретно Всеволод Юрьевич отправил его в Киев на поставление. Но даже в этом случае можно говорить, что крайним сроком отправки кандидата на епископскую кафедру могло быть начало декабря. Затратить на дорогу из Владимира или Ростова до Киева Иоанн мог чуть более полутора месяца. В.А.Кучкин в своей работе «Съ тоя же Каялы Святоплъкъ...» приводит данные, характеризующие время, затрачивавшееся на дорогу от Киева до Новгорода священнослужителями. В среднем от 30 до 40 дней (см.: Кучкин В.А. «Съ тоя же Каялы Святоплъкъ...» // Russia Mediaevalis. Т. 8. Ч. 1. München, 1995. С 109, 110. Примеч. 125). Несколько больше времени требовалось на поездку из Владимира и Ростова. Так в 6739 мартовском году ростовский епископ Кирилл затратил на возвращение из Киева в Ростов после поставления менее полутора месяца. От момента его поставления (6 апреля) до возвращения в Ростов (18 мая) прошло 42 дня (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 456 — 457). Таким образом, говорить о том, что Всеволод решил послать Игнатия в Киев только через год после смерти епископа Луки, нет серьёзных оснований.

 458.

В данном случае можно говорить о записях ростовской епископской кафедры (епархии), т.к. центром её являлся не Владимир, а Ростов. Выделение владимирской епархии с центром во Владимире из Ростово-Суздальской произошло в начале XIII в. (см.: Подскальски Г. Христианство и богословская литература в Киевской Руси (988 — 1237 гг.). СПб. 1996. Приложения. С. 444; Карташёв А.В. Очерки истории русской церкви. Т. 1. М. 1993. С. 182 — 183).

 459.

Возможно, составитель статьи не стал разрывать сообщения о событиях, происшедших на стыке двух годов, связанные одной темой и включил их в статью 6698 ультрамартовского года.

 460.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 408 — 409.

 461.

Бережков сообщение о рождении Ярослава-Фёдора Всеволодовича 8 февраля 6698 г., по Лавр., относил к концу 6697 мартовского года (см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 84).

 462.

Мирское имя князя поздний сводчик мог узнать из последующих летописных статей одного из своих источников.

 463.

ПСРЛ. Т. 18. С. 34; Т. 25. С. 95; Т. 15. Стб. 279; Т. 10. С. 19; Т. 30. 77; Т. 1. Стб. 409; Т. 38. С. 157.

 464.

Там же. Т. 1. Стб. 409; Т. 18. С. 34; Т. 15. Стб. 279 — 280; Т. 38. С. 157.

 465.

Там же. Т. 16. Стб. 47.

 466.

Там же. Т. 3. С. 40, 231 — 232.

 467.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 206 — 207.

 468.

Столярова Л.В. Записи исторического содержания XI — XIV веков на древнерусских пергаменных кодексах. С. 11 — 13, 64.

 469.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 411 — 412; Т. 38. С. 158; Т. 18. С. 36; Т. 10. С. 21.

 470.

Там же. Т. 15. Стб. 282.

 471.

Там же. Т. 1. Стб. 412; Т. 38. С. 158. Примеч. 5-5; Т. 16. Стб. 47; Т. 18. С. 36; Т. 25. С. 95; Т. 10. С. 22.

 472.

Шахматов А.А. Обозрение... С. 312.

 473.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 412; Т. 18. С. 36.

 474.

Там же. Т. 15. Стб. 285.

 475.

Там же. Т. 1. Стб. 414; Т. 18. С. 37.

 476.

В Ип. датой смерти князя обозначено 24 апреля на память святого мученика Георгия. В Хлебниковском списке — это 23 апреля. По святцам датой поминовения святого мученика Георгия является 23 апреля. Поэтому, правильное число читается в Хлебниковском списке.

 477.

Лавр., Рдз., Тв. сб. относят рождение Иоанна к 28 августа, а Сим. — к 22 августа на память святого отца Моисея Мурина. Правильная дата в Сим. восстанавливается по поминовению святого, т. е. 28 августа (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 414; Т. 38. С. 159; Т. 15. Стб. 287; Т. 18. С. 37).

 478.

Там же. Т. 1. Стб. 414; Т. 18. С. 37.

 479.

Там же. Т. 2. Стб. 702, 707.

 480.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 86.

 481.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 414. В Сим. в дате начала похода допущена ошибка — вместо «а» (1) должно стоять «л» (30). Исправляется ошибка по указанию в летописи поминовения святого апостола Иакова (Там же. Т. 18. С. 37).

 482.

О дате см.: Поппэ А.А. К методике проверки летописных дат // Культурное наследие Руси. М., 1976. С. 369 — 372.

 483.

ПСРЛ. Т. 15. Стб. 288.

 484.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 84 — 86.

 485.

Надо отметить, что в Тр., очевидно, годовая датировка известия в отдельных статьях была такой, как в Сим., т. е. на год ниже обозначения Лавр. Доказательством этого может служить выписка Н.М.Карамзина, в которой указан год пожара во Владимире, соответствующий не Лавр. (6701), а Сим. (6700) (см.: Присёлков М.Д. Троицкая летопись. С. 279. Примеч. 2). Неясным остаётся пока то обстоятельство, что в Сим. (Тр.) ряд статей отнесён к мартовским годам (6699 — 6703). Статья 6704 г. в Сим., как показывает известие о женитьбе князя Константина Всеволодовича 15 октября (в Лавр. отсутствует), содержит известия с ультрамартовской датировкой и, следовательно, продолжается датирование статей этим стилем, прерванное на 6699 мартовском годе (в Лавр. этот год оставлен пустым). Это подтверждает известие о пожаре во Владимире (суббота 25 июля), датированное 6707 ультрамартовским годом (= 6706 мартовскому /или сентябрьскому/ году). В то же время в Сим. в статьях, в основе датированных по полным датам ультрамартовским стилем, отдельные известия принадлежат мартовским годам. Так, под тем же 6707 ультрамартовским годом в Сим. известие, сообщающее о просьбе новгородцев у Всеволода Юрьевича сына на княжение, принадлежит мартовскому 6707 г. Именно так оно датировано в Н1Л старшего и младшего изводов. В Лавр., МС и ряде других это известие читается под 6708 ультрамартовским годом.

 486.

Л.Л.Муравьёва в своём исследовании отмечает, что известие о походе Романа в Авр. помещено под 6711 г. (см.: Муравьёва Л.Л. Рогожский летописец. С. 43). Но автор работы ошибается. В данной летописи нет известия о походе Романа. Под 6711 г. сообщается о походе на половцев Рюрика, Романа и др. князей («Ходи Рюрикъ, Романъ, инiи многи князи...»). Это известие читается в Рдз. под 6713 г., Сим. и МС под 6711 г., в Тв. сб. под 6712 г., в Лавр. статьи за 6712 — 6713 гг. отсутствуют (ПСРЛ. Т. 38. С. 155; Т. 18. С. 38; Т. 25. С. 101; Т. 15. Стб. 291 — 292).

 487.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 86 — 87.

 488.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 87.

 489.

ПСРЛ. Т. 38. С. 155; Т. 15. Стб. 293. В Лавр. с 6711 г. (после известия о взятии Киева Рюриком) до 6714 г. наблюдается большой пропуск текста. Очевидно, в Лавр. известие читалось под 6711 г.

 490.

Там же. Т. 25. С. 100; Т. 10. С. 34; Т. 30. С. 79; Т. 4. Ч. 1. С. 180; Т. 6. Вып. 1. Стб. 253; Т. 16. Стб. 47.

 491.

Дефектная часть текста Лавр. исследовалась Бережковым по Рдз. и летописи Переяславля Суздальского (см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 87).

 492.

В Сим. в этой части утеряны листы, но по оставшемуся окончанию можно полагаить, что известия были датированы годом ниже по сравнению с Лавр.

 493.

Какой бы вариант не предположить, приходим к заключению, что известие должно было читаться в Тр. Тем более, что генетически связанные с этой летописью МС и Вл. содержат известие под 6710 г. в записи, сходной с той, которая читается в Рдз., а не Н4Л.

 494.

В Лавр. отсутсвует окончание известия.

 495.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 418; Т. 38. С. 154; Т. 4. Ч. 1. С. 180; Т. 15. С. 292; Т. 25. С. 100; Т. 30. С. 79.

 496.

Там же. Т. 18. С. 38.

 497.

Шахматов А.А. Обозрение… С. 313.

 498.

В С1Л и Авр. известие отсутствует.

 499.

ПСРЛ. Т. 3. С. 240; Т. 18. С. 39; Т. 10. С. 36; Т. 25. С. 101; Т. 16. Стб. 47; Т. 38. С. 161 — 162; Т. 15. Стб. 294. Под 6713 г. известие, вероятно, читалось в Лавр. В Н1Л старшего извода, С1Л и Н4Л известие отсутствует.

 500.

Там же. Т. 18. С. 39; Т. 10. С. 36; Т. 25. С. 101; Т. 30. С. 80; Т. 16. Стб. 47; Т. 38. С. 162; Т. 4. Ч. 1. С. 180; Т. 5. Вып. 1. С. 190; Т. 15. Стб. 294.

 501.

Там же. Т. 5. Вып. 1. С. 184; Т. 18. С. 39; Т. 10. С. 36; Т. 25. С. 101; Т. 30. С. 80; Т. 16. Стб. 47; Т. 38. С. 162; Т. 4. Ч. 1. С. 180; Т. 15. Стб. 294.

 502.

То же годовое обозначение статей читается в летописце Переславля Суздальского.

 503.

ПСРЛ. Т. 38. С. 160.

 504.

Там же. Т. 18. С. 39; Т. 10. С. 37.

 505.

Степанов Н.В. Указ. соч. С. 266 — 272. В этом временном отрезке вообще нет солнечных затмений, видимых на территории Европе.

 506.

ПСРЛ. Т. 16. Стб. 47; Т. 18. 39.

 507.

Там же. Т. 3. С. 48, 243 — 244; Т. 5. Вып. 1. С. 187; Т. 15. Стб. 298 — 299.

 508.

Там же. Т. 18. С. 39; Т. 15. Стб. 294; Т. 16. Стб. 47; Т. 10. С. 48; и др. В Н1Л старшего и младшего изводов, Н4Л и С1Л известие отсутствует.

 509.

Там же. Т. 18. С. 41. Под 6713 г. известие читалось в Тр. (см.: Карамзин Н.М. История государства Российского. Кн. 1. Примечания. Т. 3. М., 1988. Примеч. 116).

 510.

ПСРЛ. Т. 3. С. 49, 246; Т. 16. Стб. 47; Т. 15. Стб. 301.

 511.

Муравьёва Л.Л. Рогожский летописец. С. 43.

 512.

ПСРЛ. Т. 15. Стб. 354; Т. 3. С. 69, 276. См. также в Н1Л старшего и младшего изводов под 6829: «Того же л‡та, м‡сяца июня 26, бысть знамение въ солнци... и бысть яко м‡сяць 5 ночии» (Там же. Т. 3. С. 96, 338).

 513.

Святский Д.О. Астрономические явления... С. 32.

 514.

Святский Д.О. Астрономические явления... С. 29; Степанов Н.В. Указ. соч. С. 274.

 515.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 428; Т. 18. С. 43; Т. 25. С. 105; Т. 10. С. 52; и др. В Н4Л и С1Л известие отсутствует.

 516.

Там же. Т. 4. Ч. 1. С. 180; Т. 6. Вып. 1. Стб. 260.

 517.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 88.

 518.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 425; Т. 25. С. 104; Т. 15. Стб. 302 — 303; Т. 18. С. 41.

 519.

Там же. Т. 16. Стб. 47. В Сим. текст известия представлен полнее. На основе текста, сохранившегося в Сим., могла быть сделана краткая запись, читающаяся в Рог. и Авр.

 520.

Там же. Т. 1. Стб. 426.

 521.

Там же. Т. 18. С. 42; Т. 16. Стб. 47; Т. 15. Стб. 303; Т. 4. Ч. 1. С. 186; Т. 5. Вып. 1. С. 190.

 522.

Там же. Т. 1. Стб. 437; Т. 25. С. 110; Т. 18. С. 47; Т. 15. Стб. 313 — 314; Т. 30. С. 84. В новгородско-софийской группе летописей известие отсутствует.

 523.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 100 — 101.

 524.

Так в летописи.

 525.

ПСРЛ. Т. 41. М., 1995. С. 128.

 526.

Там же. Т. 1. Стб. 433.

 527.

Там же. Т. 1. Стб. 434; Т. 25. С. 107; Т. 18. С. 46.

 528.

Под 6717 г. сходный текст читается в Ник. и Вл. (Там же. Т. 10. С. 59 — 60; Т. 30. С. 82).

 529.

Там же. Т. 15. Вып. 1. Стб. 25.

 530.

Там же. Т. 18. С. 46.

 531.

Там же. Т. 1. С. 435; Т. 18. С. 46; Т. 25. С. 108; Т. 15. Стб. 309. В Н1Л старшего и младшего изводов, Н4Л и С1Л известие отсутствует.

 532.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 101 — 102. Анализируя датировку известия о рождении Василия, Н.Г.Бережков полагал, что по происхождению она «весьма возможно, не ультрамартовская, а сентябрьская», т.к. сообщение, возможно, заимствовано в летописный текст из источника с сентябрьским обозначение года (см.: Там же. С. 102). Если исходить из предположения о наличие источника с сентябрьской датировкой, содержавшего известие о рождении Василия (6717 ультрамартовский /или сентябрьский/ год), то и известие о рождении Иоанна (Всеволода) 6718 мартовского (или сентябрьского) года можно также отнести к этому источнику, так как различия в первом и во втором случаях нет: в сентябре-феврале сентябрьское обозначение года одинаково с ультрамартовским, в марте-августе сентябрьское обозначение года одинаково с мартовским и в обоих случаях соответственно одинаково переводятся на год н. э. Надо заметить, что оба известия относятся к Ростову. Возможно, что в данном случае мы имеем княжеские записи дома Константина Всеволодовича Ростовского или записи ростовской епархии.

 533.

ПСРЛ. Т. 18. С. 46; Т. 30. С. 83.

 534.

Там же. Т. 1. Стб. 408 — 409, 410, 437.

 535.

Бережков датирует всю статью Лавр., подробно не рассматривая заключённые в ней известия, мартовским стилем (см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 103).

 536.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 436 — 437; Т. 38. С. 164; Т. 41. С. 129; Т. 18. С. 47; Т. 15. Стб. 311; Т. 25. С. 109; Т. 5. Вып. 1. С. 192 (в Софийской первой летописи старшего извода известие отсутствует); Т. 10. С. 64 — 65; Т. 30. С. 83. В Н4Л дата смерти Всеволода в известии отсутствует (Там же. Т. 4. Ч. 1. С. 184).

 537.

Сергий. Полный месяцеслов Востока. Т. II. Ч. 1. М., 1997. С. 107 — 108.

 538.

Даты в некоторых сводах зависят, видимо, от источников. Так текст известия С1Л сходен с содержащимся в Лавр. и Сим. В основе С1Л, вероятно, лежит текст, сохранившийся в Лавр., где читается 13 апреля, как день смерти князя Всеволода.

 539.

Эта дата содержится только в МС, но она является реальной (ПСРЛ. Т. 25. С. 108). 10 апреля в 6719 мартовском (или сентябрьском) году было воскресеньем (по субботам венчание не совершается) и это первое воскресенье после Пасхи (во время Великого поста венчание запрещалось).

 540.

Там же. Т. 1. Стб. 435 — 436.

 541.

Во Вл. и Ник. хронология статей сложная. Датировка статей в большинстве своём связана с сентябрьским началом года.

 542.

Н.Г.Бережков, обследуя Лавр., конкретно не рассматривал известия статей 6720 и 6721, однако датировал статьи как мартовские (см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 103).

 543.

ПСРЛ. Т. 16. Стб. 48. Отсутствие известия в лаврентьевской группе летописей говорит в пользу того, что запись является новгородской по происхождению.

 544.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 256 — 257.

 545.

ПСРЛ. Т. 3. С. 52, 251.

 546.

В своё время ещё Боннель предположил, что слова «том же дне» являются позднейшей интерполяцией, ошибочно уточняющей рассказ под влиянием поставленной не на место (в источнике Н1Л) фразы о громе. Дату же он счёл относящейся не к походу, а только к грому (см.: Генрих Латвийский. Хроника Ливонии. С. 528. Примеч. 177).

 547.

ПСРЛ. 15. Стб. 313.

 548.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 257.

 549.

«Хроника» по большей части была написана в 1225 г., а конец XXIX гл. — в первые месяцы 1226 г. По собственному заявлению хрониста, он писал лишь о том, что сам видел или что слышал от очевидцев. Хронология этого произведения вызывала с момента публикации споры, т.к. в нём наблюдались хронологические разногласия с показаниями других источников. Хотя открытие А.Ганзена, встреченное общим признанием, разъяснило почти все хронологические недоумения у Генриха и позволило датировать «Хронику» наново, но и после этого ряд хронологических неточностей остался до сих пор неразъясненным. Одним из таких случаев является 13 год епископствования Альберта, рассказ о котором, как считается, подвергался авторской редакторской правке в интересах, как считал Р.Гольтцманн, целостности композиции (см.: Генрих Латвийский. Хроника... С. 28 — 29, 38 — 44).

 550.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 438; Т. 18. С. 48.

 551.

Во Вл. и Ник. известие читается также под 6723 г. (Там же. Т. 30. С. 84; Т. 10. С. 67).

 552.

Н.Г.Бережков датировал 6722 г. как мартовский (см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 103).

 553.

ПСРЛ. Т. 16. Стб. 48.

 554.

Там же. Т. 3. С. 55 — 56, 253 — 257.

 555.

Там же. Т. 4. Ч. 1. С. 186 — 193. В Н1Л старшего и младшего изводов приведена та же дата — 21 апреля на память святых Тимофея, Фёдора и Александра — без указания дня недели (Там же. Т. 3. С. 56, 257).

 556.

В Лавр. известие помещено под 6725 ультрамартовским годом (дата отсутствует), в Сим. известие датировано на две единицы выше мартовского 6724 г. — 6726 г. (текст аналогичен Лавр.) (Там же. Т. 1. Стб. 439 — 440; Т. 18. С. 49).

 557.

В летописце епископа Павла текст известия значительно сокращён в сравнении с Авр. (см.: Шахматов А.А. Обозрение… С. 304).

 558.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 439; Т. 18. С. 49; Т. 4. Ч. 1. С. 185; Т. 16. стб. 48.

 559.

В Лавр. и Сим. дополнительно читается, что церковь заложена князем Константином Всеволодовичем.

 560.

О составном характере статей 6724 — 6725 гг. Лавр. см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 104 — 105.

 561.

ПСРЛ. Т. 15. Вып. 1. Стб. 439.

 562.

Там же. Т. 4. Ч. 1. С. 185.

 563.

Там же. Т. 16. Стб. 48.

 564.

Там же. Т. 1. Стб. 439.

 565.

Там же. Т. 1. Стб. 442; Т. 18. С. 50; Т. 25. С. 116; Т. 10. С. 80; и др.

 566.

В Сим. и Вл. обозначение года известия на 2 единицы больше мартовского.

 567.

ПСРЛ. Т. 25. С. 116; Т. 10. С. 81; Т. 15. Стб. 329.

 568.

Расширенный, редактированный вариант этих известий имеется в поздней Ник. под тем же годом.

 569.

Краткое известие о смерти Константина содержится в Н4Л летописи под 6725 г. (ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 197).

 570.

Шахматов А.А. Обозрение... С. 268.

 571.

Шахматов А.А. Обозрение... С. 272 — 275.

 572.

ПСРЛ. Т. 18. С. 48 — 51; Т. 30. С. 84 — 85.

 573.

Так читается у Н.М.Карамзина.

 574.

Карамзин Н.М. История государства Российского. М. 1988. Примечания. Т. 3. Примеч. 161, 190.

 575.

Присёлков М.Д. Троицкая летопись. С. 302 (примеч. 1), 306 (примеч. 2).

 576.

Карамзин Н.М. История государства Российского. Примечания. Т. 3. Примеч. 133, 154, 178, 188.

 577.

День памяти указанных в Лавр. святых приходится на 26 августа. Н.В.Степанов считал, что в летописном тексте ошибочно указано не число месяца, а поминовение святых. В первоначальном чтении, по его мнению, смерть митрополита Мафвея была датирована 19 августа, днём памяти Андрея Стратилата (см.: Бережков Н.Г. Хронология... С. 317. Примеч. 108).

 578.

ПСРЛ. Т. 1. Стб. 445; Т. 25. С. 118; Т. 18. С. 51; Т. 10. С. 87; Т. 30. С. 85; Т. 15. Стб. 332.

 579.

Бережков Н.Г. Хронология... С. 106.

 

 

6729. В статье сообщается о закладке владимирским князем Юрием Всеволодовичем Нижнего Новгорода в устье Оки. Н.М.Карамзин в Примечаниях к «Истории» записал: «по харатейным Нижний Новгород заложен в 1221 г.»580 Это означает, что в утраченной Троицкой летописи, как и в Лаврентьевской летописи, сообщение читалось под 6729 г.581 В то же время Симеоновская летопись, Владимирский летописец и Тверской сборник помещают известие под 6730 г.582 Новгородские источники такого известия не содержат. Н.Г.Бережков определял 6729 г. Лаврентьевской летописи как мартовский583. Известие в Рогожском летописце является редакцией текста, сходного с читаемым в Лаврентьевской летописи и Московском своде конца XV в. Датировать известие Рогожского летописца можно, как и в Лаврентьевской летописи, мартовским стилем. Источником статьи Рогожского летописца может быть текст, сходный с Троицкой летописью (см. статью 6726 г.).

 

6730. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о строительстве Юрием Всеволодовичем церкви святой Богородицы в Суздале (сходные тексты читаются в, Лаврентьевской летописи, летописи Авраамки и Новгородской четвёртой летописи; в двух последних уточняется, что церковь была соборной). В летописях имеются разночтения в обозначении года известия: в Лаврентьевской летописи, Московском своде конца XV в., Никоновской летописи и Тверском сборнике известие дано под 6730 г.; в летописи Авраамки и Новгородской четвёртой летописи — под 6729 г; в Симеоновской летописи и Владимирском летописце — под 6731 г.584 Дополнительная информация, позволяющая определить стиль известия, отсутствует. По-видимому, известие Рогожского летописца надо датировать мартовским (или сентябрьским) стилем. Основанием для датирования первого известия мартовским (или сентябрьским) стилем может служить анализ датировки статьи 6730 г. Лаврентьевской летописи, сделанный Н.Г.Бережковым, который пришёл к заключению о мартовском стиле статьи585, а также мартовский стиль второго известия данной статьи. По-видимому, такого известия общий источник Рогожского летописца и летописи Авраамки не содержал586. В летопись Авраамки известие могло попасть через Новгородскую четвертую летопись (или её источник). В ней, как и в летописи Авраамки, читается уточнение о том, что церковь являлась соборной, и известие датировано 6729 г. В Рогожский летописец известие, скорее всего, перешло из источника, сходного с Лаврентьевской летописью и Московским сводом конца XV в. или Тверским сборником. В них, как в Рогожском летописце, указанное уточнение отсутствует587.

Во втором известии статьи сообщается о появлении осенью кометы (аналогичный текст читается в летописи Авраамки под 6732 г.588). Осенняя звезда на западе «копейным образом» — комета Галлея. Она появилась осенью 1222 г., её перигелий был 15 сентября589. Таким образом, можно говорить, что летописное известие датировано мартовским стилем. Лаврентьевская летопись и Московский свод конца XV в. дают известие под ультрамартовским (или сентябрьским) 6731 г. (в Симеоновской, Новгородской четвёртой летописях, летописи Авраамки и Владимирском летописце год — на две единицы больше мартовского)590. Что послужило причиной отнесения известия в Рогожском летописце к 6730 г., остаётся неясным. Такая датировка известия больше нигде не читается. Поэтому нет возможности ответить на вопрос: была ли это редакторская правка составителя свода или год был позаимствован из дополнительного источника.

В целом статью можно признать мартовской.

 

6734. В статье содержатся два известия.

В первом известии статьи сообщается о битве русских князей с татарами на р. Калке 16 июня (сходный текст читается в летописи Авраамки под 6732 г.591). В летописях имеются разночтения в отношении дня и года битвы: по Новгородской первой летописи старшего и младшего извода битва произошла 31 мая на память святого Ермия в 6732 г.; по Лаврентьевской — 30 мая на память святого мученика Ермия в 6731 г.; в Московском своде конца XV в. — это 16 июня 6731 г.; в Тверском сборнике — 30 мая на память святого мученика Ермия 6732 г.; в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях — 16 июня 6732 г.592 При исследовании хронологии статьи 6731 г. Лаврентьевской летописи Н.Г.Бережков писал, рассматоривая известие о битве на р. Калка, что ошибочная датировка битвы 16 июня появилась в одном из ранних новгородско-софийских сводов. Ошибка была вызвана смешением дат двух событий: действительной даты битвы, которая была опущена, и дня вокняжения Владимира Рюриковича в Киеве, принятого за дату битвы. Установить происхождение ошибки позволил текст известия Тверского сборника, в котором сообщается, что после поражения на р. Калке и гибели киевского князя Мстислава Романовича, 16 июня в Киеве вокняжился Владимир Рюрикович, а следом за этим сообщением указана дата битвы на р. Калке593. Таким образом, в известии Рогожского летописца и летописи Авраамки присутсвует ошибка в дате события, связанная с их общим источником новгородского происхождения.

В отношении года известия в Рогожском летописце отметим, что он содержит описку. В источнике известие читалось под 6732 г. Описка связана, видимо, со схожестью написания 2 («в») и 4 («д»). Является ли эта описка результатом работы составителя свода или позднего переписчика, который мог прочитать последнюю цифру года неверно, определить сложно. Хотя можно предположить, исходя из того, что годы следующих двух статей переписчик оставил недописанными, т. е. они, видимо, не согласовывались с годом уже записанной им статьи о битве на р. Калке, он неверно прочитал последнюю букву-цифру и вместо 2 поставил 4. Это привело к проблеме датировки двух следующих статей, которые в результате по годам оказались в числовом отношении младше записанного им года. И, поэтому, годы двух следующих статей он оставил недописанными. В этих статьях сообщается, соответственно, о поставлении митрополита в Киев и о строительстве церкви святого Спаса в Нижнем Новгороде.

Во втором известии статьи сообщается о строительстве Семёном (в летописи Авраамки он именован Семёном Борисовичем) церкви святого Павла в Новгороде Великом (сходный текст читается в летописи Авраамки под 6732 г.594). В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов известие помещено под 6732 г. Здесь же сказано, что церковь была освящена 6 ноября «на Павлов день» (память святого Павла архиепископа цареградского)595. В летописи Авраамки и Рогожском летописце читается сокращённый вариант известия, сохранившегося в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов. Н.Г.Бережков датировал известие Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов 6832 мартовским годом596. Таким образом, год известия в Рогожском летописцеотличается от года известия Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, Новгородской четвёртой летописи и летописи Авраамки на две единицы (анализ ошибки в числе года см. выше).

 

6738. Статья содержит три известия.

В первом известии статьи сообщается о солнечном затмении. Полная дата затмения читается в Лаврентьевской летописи и Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов: вторник 14 мая на память святого мученика Сидора597. Она показывает, что известие в Рогожском летописце датировано мартовским (или сентябрьским) стилем. По астрономическим данным солнечное затмение 14 мая произошло в 1230 г.598, что подтверждает правильность летописной даты. На территории Восточно-Европейской равнины затмение было частным (полоса полного затмения проходила через Скандинавию, удаляясь к Северному полюсу). Это положение соответствует летописному «солнце ... бысть яко месяц 3 дни»599.

Сходной с текстом известия Рогожского летописца записи в других летописях не содержится. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов, Лаврентьевская летопись и другие приводят подробное описание солнечного затмения. Очевидно, в Рогожском летописце читается сокращённо-редактированный вариант известия о затмении, содержащегося в Лаврентьевской летописи600, где, в отличие от Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов (фаза видимости дана «как месяц 5 ночей»), указана фаза видимости «аки месяц 3 днi», такая же, как в Рогожском летописце.

Во втором известии статьи излагаются события, связанные с голодом (осень-весна) в Новгороде Великом и Смоленске, привозом весной в Новгород "немцами" хлеба (аналогичный текст читается в летописи Авраамки)601. В тексте известия Рогожского летописца нет каких-либо хронологических ориентиров, позволяющих определить стиль известия. Для этого необходимо обратиться к другим источникам, где содержится дополнительная информация. Так, Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов даёт более пространное описание событий, связанных с голодом в Новгороде. В отличие от Рогожского летописца, где записано: «и наметаша мертвыхъ скуделницу оу Апостолъ», в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов уточняется, что «скуделницю» поставил новгородский архиепископ Спиридон. Под тем же 6738 г., несколько ранее известия о голоде, в летописи сказано, что митрополит Кирилл поставил Спиридона архиепископом в Новгород на «сборъ» по «чистой неделе» (т. е. в соборное воскресенье). Вернулся Спиридон в Новгород 19 мая на «сборъ святыхъ отецъ 300 и 18»602. Указанные элементы даты соответствует 6738 мартовскому (или сентябрьскому) году. Дата прихода Спиридона в Новгород показывает, что последующие события (голод осенью-зимой) принадлежат тому же мартовскому году (при сентябрьской датировке осенне-зимний сезон принадлежит 6739 г.). Таким образом, события, связанные с голодом в Новгороде, отнесены в Рогожском летописце к 6738 мартовскому году (1230/1 г.). В то же время изложение событий о голоде в Рогожском летописце выходит за рамки 6738 мартовского года. Оно захватывает весну 6739 мартовского года (1231/2 г.): «А въ Новгородъ тои весны прибегоша немци съ житомъ и съ мукою»603. В Новгородской первой и Новгородской четвёртой летописях это известие дано под 6739 мартовским (или сентябрьским) годом604. Очевидно, в общем источнике Рогожского летописца и летописи Авраамки сведения следующего мартовского года уже были включены в 6738 мартовский год. Последнее сообщение статьи в Рогожском летописце: «А по Ярослава послаша на всеи его воли», относится также к 6738 мартовскому году. По Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов княжич Ростислав, сын Михаила Всеволодовича Черниговского, ушёл из Новгорода с посадником Внездом в Торжок в воскресенье 8 декабря (соответствует 6738 мартовскому году), а новгородцы послали по Ярослава Всеволодовича, который «въбързе приде въ Новгородъ месяця декабря въ 30»605, т. е. в том же 6738 мартовском году.

В целом, с точки зрения календарной последовательности (май, осень, зима) статья датирована мартовским стилем (1230/1 г.). В то же время сама статья составная. Она сформирована на основе двух источников.

 

6741. В статье сообщается о смерти митрополита Кирилла. Разночтений в обозначении года известия в других летописях не имеется. Сходные с текстом известия Рогожского летописца записи читаются в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях, Московском своде конца XV в., Никоновской летописи, Тверском сборнике и ряде других сводов606. По-видимому, все указанные летописи содержат в вариантах чтений запись новгородского источника о смерти митрополита (в Лаврентьевской и Симеоновской летописях такого известия нет). Датировка известия затруднена из-за отсутствия дополнительных хронологических ориентиров, помимо года известия. Однако в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов известие читается в статье, датированной мартовским стилем (6741 г.)607. Полагаем, что известие Рогожского летописца можно датировать по Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов мартовским стилем (1233/4 г.). В летописи Авраамки известие отсутствует. Но, исходя из того обстоятельства, что оно содержится только в новгородско-софийской группе летописей, по-видимому, надо признать, что известие читалось в общем источнике Рогожского летописца и летописи Авраамки. Хотя не исключено, что оно взято из источника, сходного с Тверским сборником.

 

6742. В статье сообщается о битве князя Ярослава Всеволодовича и новгородцев с Литвой на Дубровне (аналогичный текст читается в летописи Авраамки608). Разночтений в обозначении года известия в других летописях не содержится. В Новгородской первой летописи младшего извода пространный рассказ о битве помещен под 6742 мартовским годом609. Полагаем, что краткое известие о битве в Рогожском летописце можно датировать по Новгородской первой летописи младшего извода мартовским (или сентябрьским) стилем.

 

6744. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о солнечном затмении, происшедшем в воскресенье 3 августа. Полная дата показывает, что известие датировано мартовским (или сентябрьским) стилем. По астрономическим данным упомянутое солнечное затмение имело место в этот день в 1236 г. (вторая половина дня)610. Это подтверждает правильность летописной даты.

Полоса полного затмения проходила через северо-запад Европы (Финляндию) и восточные районы России (Петрозаводск, Вологда, Кострома, Казань). По свидетельству Рогожского летописца, фаза видимости затмения была «яко мсяць 4 днiи» (или 9,95 дюймов611). Из этого указания можно заключить, что зафиксированное в летописи затмение наблюдалось южнее Смоленска, где фаза видимости равнялась 10,5 дюймам, возможно, в районе Чернигова или Новгород-Северского. Для Киевской области фаза затмения была ближе к 8,9 дюймам («как месяц 5 ночей»)612. Аналогичную Рогожскому летописцу фазу видимости дают Лаврентьевская (текст сходен с Рогожским летописцем) и Никоновская летописи613. Симеоновская и Новгородская четвёртая летописи, летопись Авраамки, Московский свод конца XV в., а также Ермолинская и Львовская летописи, говоря о солнечном затмении, не указывают фазу видимости (текст известия во всех аналогичен)614. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов, Новгородская четвёртая летопись (вторично), Софийская первая летопись, Московский свод конца XV в. (вторично), Никоновская летопись (вторично) и Тверской сборник указывают фазу видимости как «месяц 5 ночей», помещая известие под 6745 ультрамартовским годом615. Таким образом, наличие в летописных текстах упоминания различных фаз видимости показывает, что наблюдение и запись о затмении проводились в разных местах.

Как уже отмечалось, текстологически известие Рогожского летописца сходно с записью в Лаврентьевской летописи, но она не тождественно ей. Наличие небольшого разночтения в Рогожском летописце («...и видhша вси яко мсяць 4 днiи») и Лаврентьевской летописи («...бысть видти всм аки месяцъ четыр дни») позволяет высказать два предположения: либо источником Рогожского летописца была отличная от Лаврентьевской летописи какая-то летопись (по А.А.Шахматову — «какой-то Суздальский по составу... свод616), имевшая с последней общий протограф617, либо текст Рогожского летописца является редакцией записи, сохранившейся в Лаврентьевской летописи.

Во втором известии статьи сообщается о покорении осенью татарами волжских булгар. Аналога записи известия Рогожского летописца в других летописях не имеется. В сводах в разных вариантах содержится один и тот же текст о пленении Булгарской земли, вошедший как в источники новгородско-софийской группы, так и в летописи лаврентьевской группы. Очевидно, в Рогожском летописце читается наиболее сокращённый вариант текста о нападении татар. Сокращение могло быть произведено по тексту, сохранившемуся в Лаврентьевской летописи618, т. к. только в записи этого свода, как в Рогожском летописце, читается, что нападение произошло осенью. Календарная последовательность расположения известий в статье (август, осень), отсутствие разночтений в обозначении года второго известия в других летописях, а также датировка первого известия позволяет считать, что второе известие датировано тоже мартовским стилем619.

 

6745. В статье сообщается о приходе татар на Рязанскую, Владимиро-Суздальскую земли и о гибели князей Юрия Всеволодовича Владимирского и Василька Константиновича Ростовского (сходный текст читается в летописи Авраамки620). События, отмеченные в этом известии, относятся к 6745 мартовскому году за исключением сообщения о гибели Юрия и Василька, произошедшей в четверг 4 марта 6746 мартовского года (даты событий читаются в Лаврентьевской и более поздних летописях621). Текст известия о нападении татар и гибели князей в летописи Авраамки разбит между двумя годами: 6745 и 6746. Причём сообщение о взятии татарами Рязанской и Суздальской земель дано под 6746 г. В то же время в начале текста, содержащегося под 6745 г. в летописи Авраамки, вместо слова «Рязанская земля» (содержится в Рогожском летописце) читается «Русская земля», здесь же упоминается только о гибели князя Юрия. В Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях имеется подробное описание нападения татар на Рязанскую и Владимиро-Суздальскую земли622. Этот текст дан в сводах под 6745 г. На его основе мог быть сделан сокращённый вариант, читающийся в Рогожском летописце. Описание событий, связанных с гибелью князей Юрия и Василька, в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях дано под 6746 г.623 Можно предположить, что составитель источника Рогожского летописца и летописи Авраамки внёс краткое сообщение о гибели Юрия и Василька в конец известия о нападении татар на русские земли под 6745 г., а, впоследствии, составитель летописи Авраамки опустил имя князя Василька, перенося текст источника в свой труд. Правда, тогда становится неясно, почему составитель летописи Авраамки исключил, при составлении записи имя второго князя, погибшего практически одновременно с владимирским князем. Кроме того, если считать, что краткий текст в Рогожском летописце и летописи Авраамки сделан на основе текста, содержащегося в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей, возникает вопрос, с чем связана разбивка текста известия в летописи Авраамки на два года.

Однако, можно дать иное объяснение. В общем источнике Рогожского летописца и летописи Авраамки известие читалось под 6746 г.624 На основе какого текста могла быть в этом случае сделана запись Рогожского летописца (6745 г.) и летописи Авраамки (под 6746 г.)? В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов подробный текст известия о нападении татар и гибели князя Юрия читается под 6746 г. Текст имеет сходство (несколько сокращён) с подробным описанием событий в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях. В нём, как и в краткой записи летописи Авраамки, отсутствует информация о гибели князя Василька625. Возможно, в основу краткой записи источника Рогожского летописца и летописи Авраамки был положен текст, сходный с тем, который содержится в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов. В тексте, читавшимся в источнике под 6746 г., отсутствовало сообщение о гибели князя Василька, как в летописи Авраамки. В этом случае год 6745 в Рогожском летописце был проставлен составителем свода по «вспомогательному» источнику. И он же внёс в конец известия информацию о гибели ростовского князя. Разбивка текста в летописи Авраамки связана, скорее всего, с последующей редакцией текста тоже по дополнительному источнику этого свода. О том, что год 6745 в Рогожском летописце связан с редакцией текста «основного» источника по «вспомогательному», может говорить присутствие в следующих статьях под 6746 и 6747 гг. известий, принадлежавших, по всей видимости, «вспомогательному» источнику. Они отсутствуют в летописи Авраамки626, но читаются в Лаврентьевской и Симеоновской летописях, Московском своде конца XV в. (см. далее).

 

6746. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о начале княжения во Владимире на Клязьме Ярослава Всеволодовича. Ярослав занял владимирский стол после смерти брата, Юрия Всеволодовича, т. е. после 4 марта 6746 мартовского (или сентябрьского) года. Таким образом, известие Рогожского летописца может быть датировано мартовским (или сентябрьским) стилем. Известие в Рогожском летописце представляет собой сокращённый вариант текста, читающегося в Лаврентьевской и Симеоновской летописях . Во втором известии статьи сообщается об отдаче князем Ярославом Всеволодовичем Суздаля в управление Святославу Всеволодовичу, а Стародуба — Ивану Всеволодовичу (сходный текст читается в Лаврентьевской и Симеоновской летописях628). Это известие, как и первое, датировано мартовским (или сентябрьским) стилем. Ярослав мог дать в управление города, только став владимирским князем, т. е. после марта 6746 мартовского (или сентябрьского) года.

В целом статья датирована мартовским (или сентябрьским) стилем.

 

6747. Статья содержит 6 известий.

В известиях статьи сообщается: в первом — о взятии татарами Переяславля Русского, во втором — Чернигова, в третьем — о взятии князем Ярославом Всеволодовичем Каменца, в четвёртом — о взятии татарами Мурома, Городца и Торжка, в пятом — о походе князя Ярослава Всеволодовича на Литву к Смоленску, в шестом — о «пополохе» зимой на Руси. Все тексты известий Рогожского летописца в пространном виде читаются в Лаврентьевской летописи и более позднем Московском своде конца XV в.629 Причём известия Рогожского летописца представляют собой сокращённый вариант записей, содержащихся в Лаврентьевской летописи. Надо заметить, что упомянутый в четвёртом известии Торжок был взят татарами в марте 6746 мартовского (или сентябрьского) года630. В известии есть ещё одно несоответствие в сравнении с текстами других летописей: в Лаврентьевской летописи вместо «Муромской земли», о которой читается в Рогожском летописце631, отмечается, что татары взяли «Мордовскую землю» (в Московском своде конца XV в. — «Мордву»), вместо «Городец» читается «Гороховец». Аналогичное тексту Рогожского летописца наименование города читается только в известии Тверского сборника («и Городецъ Радиловъ на Волㇻ). Последнее известие Рогожского летописца текстологически ближе к тексту Тверского сборника, нежели Лаврентьевской летописи.

Ср.:

Рогожский летописец: Тое же зимы бысть пополохъ золъ по всеи земли и сами невдяху632, кто камо бжитъ633.

Лаврентьевская летопись: Тогды же б пополохъ золъ по всеи земли и сами не ведяху и гд хто бжитъ634.

Тверской сборник: И бысть пополохъ золъ по всеи земли, не вдаху, кто камо бжаше635.

Это позволяет сделать вывод о том, что тексты Рогожского летописца не восходят к Лаврентьевской летописи, а в основе имеют источник, сходный с последней.

Тексты первого и второго известий сходны, кроме Лаврентьевской летописи, с записями летописи Авраамки636. Можно предположить, что статья под 6747 г. сформирована на основе не менее двух источников: общего источника Рогожского летописца и летописи Авраамки; общего источника Рогожского летописца и Тверского сборника. В этих источниках в свою очередь могли отразится тексты известий источника, сходного с текстом Лаврентьевской летописи.

Точных дат в статье нет. Лаконичность сообщений статьи под этим годом свойственна и другим летописям. Признаки, по которым распознаются мартовский или ультрамартовский стили летосчисления, выражены не так ясно, что затрудняет датирование известий. Сопоставление с Лаврентьевской летописью и Новгородской первой летописью старшего и младшего изводов показывает, что расхождений в обозначении года известий, кроме сообщения о взятии татарами Торжка, не наблюдается. В этих летописях известия расположены между мартовскими статьями. Полагаем, что в Рогожском летописце, как в Лаврентьевской летописи, продолжается датирование статей мартовским стилем.

 

6748. Статья содержит 4 известия.

В первом известии статьи сообщается о взятии татарами Киева 6 декабря. Эта же дата содержится в Симеоновской, Новгородской четвёртой, Софийской первой летописях и в ряде других сводов637. Иную дату приводит летопись Авраамки: понедельник 19 ноября 638, что соответствует 6748 мартовскому году. Разбор дат взятия Киева по летописям сделал Н.Г.Бережков. По его мнению, любая из этих дат может быть признана за действительную, т. к. в обоих случаях мало доказательств «за» или «против» одной из них639. О стиле известия можно говорить предположительно, как о мартовском. Текст известия Рогожского летописца представляет собой сокращённый вариант записи, читающейся в Лаврентьевской летописи640. Поэтому вывод Н.Г.Бережкова о мартовском стиле для известия Лаврентьевской летописи можно отнести и к известию Рогожского летописца.

Во втором известии статьи сообщается о победе князя Александра Ярославича над шведами 15 июля (аналогичный текст содержит летопись Авраамки641). В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, Симеоновской и некоторых других летописях читается полная дата события: 15 июля на память святых Кирика и Улиты в «неделю на Сборъ святыхъ отецъ 630, иже в Халкидоне»642. Она показывает, что известие в Рогожском летописце датировано мартовским (или сентябрьским) стилем.

В третьем известии статьи сообщается о взятии «немцами» Изборска, битве псковичей с «немцами» и поражении первых, начале захвата «немцами» новгородских сёл и уходе Александра Ярославича из Новгорода Великого после распри с новгородцами (аналогичный текст читается в летописи Авраамки643). Это известие, очевидно, связано со вторым известием данной статьи и должно быть датировано мартовским стилем. В июле князь Александр и новгородцы отразили нападение шведов в устье Невы. В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов под тем же 6748 мартовским годом сказано, что зимой Александр ушёл из Новгорода к отцу в Переяславль со всей семьей и двором после распри с новгородцами644. Видимо, в это же время до ухода Александра «немцы» напали на Изборск, Псков645 и новгородские земли. В той же Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов отмечено, что «инии» псковичи «вбжаша в Новъгородъ с женами и с дтьми»646. Псков в это время являлся младшим городом новгородской земли. Это не могло не вызвать реакцию князя, но в летописи содержится только известие об уходе князя Александра из Новгорода. Возможно, распря между новгородцами и князем возникла в связи со сложившейся ситуацией и необходимости принятия каких-то мер в отношении «немцев»647.

В четвертом известии статьи сообщается о поездке владыки Спиридона из Новгорода к владимирскому князю Ярославу Всеволодовичу «по князя Александра» (сходный текст читается в летописи Авраамки648). Это известие, как и предыдущие, датировано, очевидно, мартовским стилем. Новгородцы послали по Александра, по-видимому, в конце 6748 мартовского года после того, как зимой «немцы», укрепившись в Копорье, начали интенсивное наступление на новгородские земли («и не то бысть зло, но и Тесовъ взяша, и за 30 верстъ до Новагорода ганяшася, гость биюче»649).

В целом статья является составленной на основе двух источников. О составном характере статьи говорит и календарная последовательность расположения известий в статье (декабрь, июль, зима), хотя в целом статью надо признать мартовской по датировке известий.

 

6749. Статья содержит четыре известия.

В первом известии статьи сообщается о рождении у князя Ярослава Всеволодовича сына Василия (сходные тексты читаются в Лаврентьевской, Новгородской четвёртой и Симеоновской летописях650). В летописях отсутствует информация, дающая возможность определить стиль известия. Расхождений в обозначении года известия в сводах не наблюдается. Предположительно известие можно датировать мартовским стилем651.

Во втором известии статьи сообщается о победе татар над венграми (аналогичный текст читается в Лаврентьевской летописи652). В Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях, Московском своде конца XV в., Симеоновской летописи и ряде других сводов известие о победе татар в Угорской земле расположено в конце статьи 6748 г.653 В них приводится рассказ, в котором сказано, что хан Батый напал на венгров по совету киевского тысяцкого Дмитра, стремившегося, как говорит летописец, выпроводить татар с Русской земли, «видя землю Русскую гибнущу отъ нечестивого». По венгерским источникам вторжение татар в Венгрию произошло с марта 1241 г. по начала марта 1242 г. Генеральное сражение короля Белы IV с татарами на Мухской пустоши, отмеченное многими европейскими хрониками, в котором венгры потерпели поражение, состоялось 11 апреля 1241 г.654 Таким образом, поход Батыя в Венгрию состоялся в 6749 — 6750-х мартовских годах. В Лаврентьевской летописи и Рогожском летописце нападение татар на венгров зафиксировано по году начала похода (6749 мартовский год). Датировка известия о походе татар на венгров 6748 мартовским годом в Софийской первой летописи, Московском своде конца XV в. и Симеоновской летописи, возможно, связана с известием о взятии Киева и Владимира на Волыни.

В третьем известии статьи сообщается об убийстве татарами князя Мстислава Рыльского (сходные тексты читаются в Лаврентьевской летописи, Тверском сборнике и летописи Авраамки655). Расхождений в обозначении года известия в сводах не наблюдается. В летописях отсутствует информация, дающая возможность определить стиль известия. По-видимому, князь Мстислав был убит татарами позднее времени взятия Киева и разорения Владимиро-Волынской земли. Возможно, в начале 6749 мартовского (или сентябрьского) года.

В четвертом известии статьи сообщается о приезде князя Александра Невского в Новгород и его походе к Копорью (аналогичный текст читается в летописи Авраамки656). В известии отсутствует датирующая информация, помимо года известия, что затрудняет определение стиля известия. Сходный текст имеется в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов под 6749 г.657 В ней статья, где читается это известие, расположена между мартовскими статьями. Надо отметить также, что в конце статьи 6748 г. в Новгородской первой летописи старшего и младшего извода указывается, что новгородцы послали к Ярославу Всеволодовичу Владимирскому с просьбой дать князя (после ухода Александра Ярославича из Новгорода). Ярослав дал им своего сына князя Андрея, что не устроило новгородцев. Это привело к поездке новгородского владыки Спиридона с новгородскими «мужами» к Ярославу с новой просьбой прислать Александра658. Если учесть, что Александр ушёл из Новгорода в конце 6748 мартовского года (1240/1 г.), то он мог вернуться обратно только в 6749 мартовском году (1241/2 г.). Следовательно, в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, а также в Рогожском летописце и летописи Авраамки известие датировано мартовским стилем.

В целом статья может быть признана мартовской.

 

6750. В статье сообщается о победе князя Александра Ярославича над «немцами» на Чудском озере 5 апреля (сходный текст читается в летописи Авраамки ). Полная дата события содержится в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, Новгородской четвёртой, Софийской первой летописях и в ряде сводов позднего происхождения: суббота 5 апреля на похвалу святой Богородицы (5 неделя Великого поста) 660. Она показывает, что известие Рогожского летописца датировано мартовским (или сентябрьским) стилем (5.04.1242 г.).

 

6751. В статье сообщается о поездке владимирского князя Ярослава Всеволодовича в Орду и его возвращении (сходный текст читается в Лаврентьевской и Симеоновской летописях и Тверском сборнике661). В летописях отсутствует датирующая информация, помимо года известия. В отношении обозначения года известия в сводах наблюдаются расхождения. В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, Софийской первой летописи, летописи Авраамки известие о поездке князя Ярослава в Орду дано под 6750 г.662 Расхождение в годовом обозначении известия между лаврентьевско-московской группой летописей и новгородско-софийской даёт основание высказать два предположения относительно стиля известия в Рогожском летописце и других сводах: 1) либо Ярослав поехал в Орду в начале 6751 мартовского (или сентябрьского) года и тогда в софийско-новгородской группе летописей известие дано под годом начала совершения события, т.е. по времени получения Ярославом приглашения от хана прибыть в ставку. Это предположение логически вытекает из записи в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, где в конце статьи 6750 г. отмечено, что «князь Ярославъ Всеволодичь позванъ цесаремь татарьскымъ Батыемъ, иде к нему въ Орду»663; 2) либо Ярослав поехал в Орду в конце 6750 мартовского (1242/3) года, но в лаврентьевско-московской группе летописей известие было помещено в начале 6751 мартовского (или сентябрьского) года, как предлагал считать Н.Г.Бережков664.

 

6752. В статье сообщается о поездке Владимира Константиновича, Бориса Васильковича, Василия Всеволодовича в Орду и их возвращении (сходные тексты читаются в Лаврентьевской, Симеоновской летописях и Тверском сборнике665). Разночтений в обозначении года известия в летописях не имеется. В источниках отсутствует датирующая информация, помимо года события, что затрудняет определение стиля статьи. Вхождение данного известия в Лаврентьевской летописи в группу статей, датирующихся мартовским стилем, позволяет предположительно говорить о мартовской датировке данной статьи и в Рогожском летописце.

 

6753. В статье сообщается о поездке владимирского князя Ярослава Всеволодовича к Батыю (сходные тексты читается в Лаврентьевской, Симеоновской летописях, Тверском сборнике666). В Лаврентьевской и Симеоновской летописях дополнительно читается, что Ярослав пошёл в Орду с братьями и племянниками. Разночтений в обозначении года известия в летописях не наблюдается. Датирующая информация, помимо года известия, в источниках отсутствует, что затрудняет определение стиля статьи. Вхождение данного известия в Лаврентьевской летописи в группу статей, датирующихся мартовским стилем, позволяет предположительно говорить о мартовской датировке данной статьи и в Рогожском летописце.

 

6754. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о поездке князя Михаила Всеволодовича Черниговского с внуком Борисом и боярином Фёдором в Орду, а также о гибели черниговского князя и его боярина. В сводах содержатся разночтения в обозначении года известия: в Новгородской первой летописи младшего извода и Софийской первой летописи — 6753 г.; в Лаврентьевской и Симеоновской летописях, Московском своде конца XV в., Владимирском летописце и Тверском сборнике — 6754 г.; в Новгородской четвёртой летописи и летописи Авраамки — это 6755 г.667 В летописях читается и дата гибели князя Михаила и его боярина: 20 сентября668. Дополнительной информации, позволяющей определить стиль известия, в сводах не содержится. Разбор даты смерти черниговского князя был сделан Н.Г.Бережковым по Лаврентьевской летописи. Он отмечал, что летописная дата убийства Михаила Черниговского (6754 г.) расходится с датой в церковном сказании (6753 г.) об убиении князя Михаила и его боярина Фёдора. С точки зрения исследователя житийная датировка (6753 г.) вряд ли может служить основанием для признания того, что Лаврентьевская летопись, а за ней и другие ошибаются, относя смерть Михаила к тому же году, 6754 (1246/7) мартовскому, что и смерть Ярослава Всеволодовича (см. ниже). Происхождение житийной датировки убиения Михаила представлялось для Н.Г.Бережкова «загадочным». При определении стиля статьи Лаврентьевской летописи исследователь использовал седения, приведённые Плано Карпини, который сообщал в своём повествовании об убийстве Михаила как о событии, происшедшем «недавно» («nuper»). Относительная подробность его сообщения показывает, что Михаил был убит во время пребывания Плано Карпини у татар, и, следовательно, подтверждает летописную датировку. По мнению Н.Г.Бережкова, получить сведения об убийстве Михаила в Орде, происшедшем в сентябре 1246 г., Плано Карпини мог на обратном пути из Монголии, когда был у Батыя или в Киеве, т. е. в конце весны или летом 1247 г.669 Таким образом, Н.Г.Бережков относил смерть Михаила к 20 сентября 6754 мартовского года (20.09.1246 г.). Сходного с известием Рогожского летописца текста в летописях не имеется. Однако нет оснований полагать, что в Рогожском летописце читается самостоятельная запись о гибели черниговского князя. В позднем Владимирском летописце содержится текст, начало которого совпадает с начальной частью известия Рогожского летописца.

Ср.:

Рогожский летописец: Михаил Чернигоскыи съ внукомъ своимъ Борисомъ и съ Феодоромъ боляриномъ своимъ поидоша къ Батыю...670

Владимирский летописец: Того же лта князь Михаило Черниговьскии иде к Батыю царю съ внуком своим Борисом и боярином своим Феодором...671

Дальнейший текст известий в двух летописях различается. Сходное начало текста известия читается и в Лаврентьевской летописи, в нём отсутствует упоминание о поездке в Орду с Михаилом его боярина Фёдора. Вторая часть текста известия Лаврентьевской летописи совпадает с записью Владимирского летописца. По-видимому, в основе текстов известий Лаврентьевской летописи и Владимирского летописца лежит текст общего для них источника. Однако в текст Владимирского летописца уточнение о боярине Фёдоре попало, скорее всего, через ранний источник этого свода. Наличие сходного начала текста известия в Рогожском и Владимирском летописцах позволяет сделать предположение о том, что в протографе Рогожского летописца читался текст, сходный с тем, который имеется во Владимирском летописце 672. При составлении Рогожского летописца сводчик отредактировал текст источника. Таким образом, считая, что в основе трёх летописей лежал один источник, вывод Н.Г.Бережкова о мартовском стиле известия Лаврентьевской летописи можно отнести и к известию Рогожского летописца.

Во втором известии статьи сообщается о смерти владимирского князя Ярослава Всеволодовича 30 сентября и убиении по приказу Батыя князя Андрея Мстиславича. По Н.Г.Бережкову, проанализировавшему хронологию Лаврентьевской летописи, датировка известия о смерти Ярослава мартовским стилем не вызывает сомнений. Автор объяснял это тем обстоятельством, что «Плано Карпини, прибывший к великому хану летом 1246 г., встречался в бытность у него с Ярославом и описывает обстоятельства смерти великого князя, последовавшей после возведения Гуюк-хана на престол, т.е. после 24 августа...». И далее исследователь отмечал, что «из дальнейших сообщений (Плано Карпини — Н.Г.) можно вывести, что Ярослав умер приблизительно за полтора месяца до отбытия Карпини от хана — 13 ноября. Таким образом, летописная датировка смерти Ярослава не только подтверждается сообщением Карпини в отношении года, но согласуема с ним в отношении дня»673. Датировку Н.Г.Бережкова для известия Лаврентьевской летописи можно принять и для известия Рогожского летописца — Ярослав Всеволодович умер 30 сентября 6754 мартовского года (30.09.1246 г.). Аналогичный известию Рогожского летописца текст в других летописях не содержится. Однако нет основания полагать, что это самостоятельная запись о смерти владимирского князя. Есть вероятность того, что текст известия составлен на основе двух источников: первый — источник, сходный с текстом известия летописи Авраамки (6753 г.); второй — источник, сходный с текстом известия Лаврентьевской летописи (6754 г.)674. В тексте известия летописи Авраамки, как в Рогожском летописце, читается об убийстве князя Андрея Мстиславича (в Лаврентьевской летописи эта информация отсутствует). Об Андрее упоминает ещё только летописец епископа Павла (6753 г.)675. В других сводах эта информация отсутствует. Скорее всего, в «основном» источнике Рогожского летописца текст известия, подобный летописи Авраамки, читался под 6753 г. Сводчик Рогожского летописца заменил этот текст тем, который содержал «вспомогательный» источник под 6754 г. (сходный с известием в Лаврентьевской летописи), предварительно отредактировав его и добавив в конец известия о смерти князя Ярослава запись об убийстве князя Андрея Мстиславича из «основного» источника. Об убийстве Андрея сообщает Плано Карпини. По его сведениям, Андрей был убит в то же время, что и Михаил Черниговский, т.е. в 6754 мартовском году676. Следовательно известие датируется мартовским стилем.

В целом можно говорить, что статья мартовская. Составлена на основе двух источников, подвергнутых сводчиком Рогожского летописца редакторской обработке.

 

6755. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о вокняжении во Владимире на Клязьме Святослава Всеволодовича (сходный текст читается в Лаврентьевской летописи и Московском своде конца XV в.677). Святослав мог наследовать Ярославу Всеволодовичу только после его смерти, т.е. после 30 сентября 6754 мартовского (1246) года. Чтобы известие о смерти Ярослава из ставки великого хана достигло Владимира, требовалось значительное время (не менее полугода), и с этой стороны датировка вокняжения Святослава следующим годом не вызывает сомнений: 6755 г. можно признать мартовским. Даже если известие о смерти князя Ярослава достигло Владимира до наступления 1 марта нового года и Святослав занял владимирский стол в конце 6754 мартовского года, то можно говорить, что событие конца 6754 мартовского года было включено летописцем в начало статьи следующего мартовского года.

Во втором известии статьи сообщается о поездке князей Андрея и Александра Ярославичей к Батыю. В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов известие об отъезде Александра «в татары» помещено в конце 6754 мартовского года678. В Лаврентьевской летописи и Московском своде конца XV в. под 6755 г. сказано, что, получив весть о смерти отца, Александр, выехал из Новгорода Великого во Владимир679. Наиболее вероятным является выдвинутое Н.Г.Бережковым (по Новгородской первой летописи) предположение, что Александр выехал из Новгорода в конце 6754 мартовского (1246/7) года во Владимир, а в Орду он поехал в 6755 мартовском (1247/8) году вслед за братом Андреем680. В Рогожском летописце читается отредактированный текст известия, сходного с Лаврентьевской летописью681, где указано, что Александр поехал в Орду после брата682. Это позволяет признать год известия Рогожского летописца, как и Лаврентьевской летописи, мартовским.

В целом статья может быть признана мартовской.

 

6756. Статья содержит четыре известия.

В первом известии статьи сообщается о смерти князя Михаила Ярославича (сходный текст читается в летописи Аврамки683). В Лаврентьевской и Симеоновской летописях текст известия представлен полнее684. В них дополнительно сказано, что Михаил был убит зимой. Полагаем, что это известие, как и второе известие статьи, надо датировать мартовским стилем (1248/9 г.).

Во втором известии говорится об отстранении от владимирского княжения Святослава Всеволодовича его племянником князем Андреем Ярославичем. Известие о том, что Святослав был согнан с владимирского княжения племянником имеется в Новгородской четвёртой летописи, летописи Авраамки и Никоновской летописи685. Правда, в эти летописи сожержат разночтения: в Новгородской четвёртой летописи, как в Рогожском летописце, сказано, что это был «Андри Хоробри... сынъ Ярославль», в летописи Авраамки не указано имя князя, в Никоновской летописи приведено полное имя князя: Михаил Ярославич Хоробрит (брат Александра и Андрея Ярославичей)686. В Лаврентьевской и генетически связанных с ней летописях сообщается, что Андрей стал владимирским князем не в 6756 г., а зимой 6757 мартовского года по возвращении из Орды (от «канович»)687. Следовательно, согнать Святослава с владимирского княжения он не мог. Значит, в известии Рогожского летописца и Новгородской четвёртой летописи имеется неточность в имени князя, согнавшего Святослава Всеволодовича с владимирского княжения. Эта ошибка содержалась, вероятно, уже в «основном» источнике Рогожского летописца. Этот же текст в сокращении приведён (не указано имя сына Ярослава) в летописи Авраамки. Составитель Рогожского летописца отредактировал текст известия «основного» источника, в котором, скорее всего, как в летописи Авраамки и Новгородской четвёртой летописи, говорилось о начале княжения Святослава, а затем о том, что его согнал с владимирского стола Андрей. Так как составитель Рогожского свода уже записал под 6755 г. известие о начале княжения Святослава (по «вспомогательному» источнику), то он под 6756 г. дал известие об изгнании Андреем Ярославичем Святослава с владимирского стола. Известие Рогожского летописца датируем 6756 мартовским (или сентябрьским) годом. В Новгородско четвёртой летописи сказано, что Святослав был изгнан с владимирского стола «по единомъ лт‡», т.е., надо понимать, на следующий год, или что он был владимирским князем в течении года688. Это указывает на 6756 г. как год изгнания Михаилом Ярославичем своего дяди со «стола». Наиболее вероятным представляется, что событие произошло в первой половине 6756 мартовского (1248/9) года, т.к. зимой того же года (по Лаврентьевской летописи) Михаил погиб в битве с литовцами689.

В третьем известии статьи сообщается о смерти Батыя (аналогичный текст читается во Владимирском летописце под 6755 г.690). Симеоновская летопись содержит фрагмент подробного повествование о смерти Батыя в «Уграх», читающегося в полном виде в Московском своде конца XV в. под 6755 г.691 Наличие аналогичного текста в Симеоновской летописи и Московском своде конца XV в. связано с тем, что фрагмент записи, сохранившейся в первой, заимствован из источника, сходного с Московским сводом конца XV в. (или непосредственно из самого Московского свода конца XV в.), как и ряд других известий, определяемых в тексте Симеоновской летописи692. Откуда был взят текст известий в Рогожский и Владимирский летописцы? Наиболее вероятно, что для этого известия оба памятника имели общий источник. В то же время, различие текстов известий во Владимирском летописце с одной стороны, Симеоновской летописи и Московском своде конца XV в. с другой, при их генетической близости к Троицкой летописи не позволяют ответить на вопрос об источнике известия в первом. Однако наличие аналогичных текстов в Рогожском и Владимирском летописцах даёт право предположить, что в Троицкой летописи читался текст известия о смерти Батыя, сходный с сохранившимся в двух летописцах. Этот же текст, скоре всего, содержался и в источнике Симеоновской летописи, который был близок к Троицкой летописи. Но при формировании Симеоновской текст известия этого источника был заменён на тот, что представлен в Московском своде конца XV в.693 Видимо, следует считать, что во Владимирский и Рогожский летописцы известие попало через Троицкую летопись (или её протограф), где оно читалось, скорее всего, под 6755 г. В Рогожском летописце, по-видимому, имеем дело с редакционной работой составителя свода. С чем связано изменение года известия, установить не удаётся.

Определение стиля известия затруднено из-за отсутствия дополнительной информации. Сложность в датировке известия связана не только с разночтением в обозначении года события по летописным источникам (6754 — 6756 гг.). Существуют разночтения в дате смерти Батыя и во внелетописных памятниках. В исследовании, посвящённом дате смерти Батыя, Г.А.Фёдоров-Давыдов указал на расхождение сведений об этом событии в русских и восточных (персидские, армянские, арабские) источниках. По восточным источникам наиболее достоверной, по его мнению, можно считать дату 1256 (6764) г., т.к. на ней в большинстве сходятся независимые источники: персидские и армянские. Она же подтверждается сообщением В.Рубрука, заставшего в 1254 (6762) г. живого Батыя в Поволжье694. Г.А.Фёдоров-Давыдов сделал попытку объяснить появление даты смерти Батыя в русских летописях: ранние даты можно объяснить поздней апологетикой Александра Невского. «"Повесть об убиении Батыя", в которой... не было даты смерти хана, была вставлена в более поздние летописи под тем же годом с небольшими отклонениями, под каким в Рогожском летописце, независимо от этой повести, возникло упоминание о смерти Бату»695. Правда, исследователь не объяснил, с чем связано появление этого известия в Рогожском и Владимирском летописцах. Почему летописи, упоминающие "Повесть об убиении Батыя", в основном помещают её под 6755 г., а не под 6756 г., как в Рогожском летописце?696

В четвёртом известии статьи сообщается о победе зимой суздальских князей над Литвой (аналогичный текст читается в Лаврентьевской летописи697). Видимо, зимнее выступление суздальских князей связано с гибелью до этого Михаила Ярославича на р. Протве в битве с литовцами. Датировать это известие, таким образом, надо, как и первое, мартовским стилем (1248/9 г.).

 

6759. В статье сообщается о приходе из Орды Неврюевой рати на владимирского князя Андрея Ярославича и о его гибели (сходный текст читается в летописи Авраамки и Новгородской летописи младшего извода698). Под тем же годом читается известие в Софийской первой летописи699. В ней дано пространное повествование о походе татар на владимирского князя. Лаврентьевская, Симеоновская, Новгородская четвёртая летописи и ряд других сводов относят Неврюеву рать к 6760 г.700 Н.Г.Бережков считал (по Лаврентьевской и Новгородской первой летописям), что датировка известия 6759 г. — позднего происхождения. Первоначальная летописная датировка событий относится, по его мнению, к 6760 мартовскому году (1252/3)701. В летописях и других источниках не содержится дополнительной информации, позволяющей определить стиль известия702. Можно лишь предположить, как это сделал Н.Г.Бережков, что поход татар на владимирского князя состоялся в 6760 мартовском (или сентябрьском) году. И, следовательно, Рогожский летописец, летопись Авраамки и Софийская первая летопись датируют известие о Неврюевой рати на единицу ниже мартовского (или сентябрьского) 6760 г. При этом надо учесть, что сообщение о гибели Андрея не соответствует действительности. Тот же Рогожский летописец относит смерть Андрея (вторично) к 6772 г.

 

6760. Статья содержит три известия.

В первом из них сообщается о поездке Александра Ярославича в Орду и получении им «старейшинства» (аналогичный текст читается в Лаврентьевской и Симеоновской летописях703). Полагаем, что известие надо датировать мартовским (или сентябрьским) стилем. Под 6759 г. в Лаврентьевской и Новгородской первой летописях сообщается о поставлении на епископство Далмата прибывшими в Новгород Великий митрополитом Кириллом и ростовским епископом Кириллом704. В Лаврентьевской летописи указано также, что это произошло 25 мая. Здесь же кратко сообщается о болезни Александра («бысть болзнь тяжка») и молитве митрополита и ростовского епископа Кирилла о его выздоровлении. Следовательно, в момент болезни Александра в Новгороде находились митрополит и ростовский епископ (в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов это событие не отражено)705. Таким образом, можно полагать, что князь заболел или после 25 мая, и в момент приезда митрополита и ростовского епископа в Новгород был уже болен. Сколько проболел Александр, летопись не уточняет. Лаврентьевская летопись и некоторые другие своды в начале статьи 6760 г. помещают известие об отъезде Александра в Орду, а затем о выступлении Андрея против Орды и приходе татар. Если считать временем совершения событий 6759 мартовский год, то Александр должен был выехать в Орду сразу после «тяжёлой болезни», что вызывает сомнение. Наиболее вероятным представляется, что в 6759 мартовском (или сентябрьском) году Александр был болен и в Орду не ездил. Поездка в Орду состоялась в 6760 мартовском (или сентябрьском) году.

Во втором известии статьи сообщается о начале княжения Александра Ярославича во Владимире. Аналогичный или сходный текст в других летописях не содержится. По-видимому, в Рогожском летописце читается сокращённо-редактированный текст, сохранившийся в Лаврентьевской и Симеоновской летописях706. Во Владимире Александр вокняжился, по всей видимости, после бегства Андрея от Неврюевой рати предположительно в 6760 мартовском (или сентябрьском) году707.

В третьем известии статьи сообщается о смерти князя Святослава Всеволодовича (сходный текст читается в Лаврентьевской и Симеоновской летописях708). В Симеоновской летописи дополнительно указано, что Святослав умер 3 февраля. Последнее известие о Святославе Всеволодовиче относится к 6756 мартовскому (или сентябрьскому) году, за 6757 — 6759 гг. известий об этом князе в летописях не имеется, что затрудняет датировку известия.

Так как сходное известие в Лаврентьевской летописи расположено в статье, датированной, предположительно, мартовским стилем709, а известие Рогожского летописца сходствует с записью этой летописи, то наиболее вероятным представляется, что Святослав умер в 6760 мартовском году (3.02.1253 г.).

 

6762. В статье сообщается об отъезде князя Александра Тверского в Ладогу из своей «отчины». В тексте Рогожского летописца не уточняется, чьим сыном был Александр и где находилась его «отчина». В отличие от Рогожского летописца, все летописи (ранние и поздние), где имеется такое известие, говорят о князе Ярославе Ярославиче Тверском. В Рогожском летописце, по-видимому, читается сокращённый текст известия, сохранившегося в Лаврентьевской и Симеоновской летописях710. Следовательно, в тексте статьи Рогожского летописца содержится ошибка в имени тверского князя. Объяснить, с чем связана неточность в тексте, на данном этапе исследования не представляется возможным.

Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов, Московский свод конца XV в. и Тверской сборник относят это известие к 6761 г.711 В них уточняетс, что князь Ярослав был принят на княжение в Псков. Н.Г.Бережков специально не рассматривал статьи 6762 г. Лаврентьевской летописи и 6761 г. Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, где отражено это известие. Но при этом он датировал временные промежутки 6750 — 6765 гг. Лаврентьевской летописи и 6748 — 6765 гг. Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов как мартовские. Следовательно, одно и то же известие в разных летописях, расположенное под разными годами он одновременно датировал и 6761 мартовским годом (Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов), и 6762 мартовским годом (Лаврентьевская летопись), что явно противоречит одно другому712. Объяснить это несоответствие тем, что в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов сказано о начале события, а в Лаврентьевской летописи о его окончании, как делал автор во многих случаях (и правомерно), здесь не представляется возможным. Получается, что в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов известие дано под 6761 мартовским годом (исходя из упоминания о зимнем времени совершения события) и тогда в Лаврентьевской летописи, Рогожском летописце и других сводах известие датировано ультрамартовским (или сентябрьским) 6762 г. Либо в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов известие датировано на единицу ниже мартовского 6762 г. К сожалению, в источниках не содержится дополнительной информации, позволяющей определить, какой стиль был применён летописцами в Лаврентьевской и Новгородской первой летописях для данного известия. Со статьи 6763 г. хронологическое изложение событий по годам в этих летописях восстанавливается. Можно лишь предположить, что в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов известие дано под 6761 мартовским годом, а в Лаврентьевской летописи, как один из единичных случаев, статья датирована сентябрьским стилем (календарная последовательность расположения известий соответствует этому стилю: зима — по Крещении, июль).

 

6763. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о рождении у ростовского князя Бориса Васильковича сына Константина (аналогичный текст читается в Новгородской четвёртой летописи и Тверском сборнике713). Лаврентьевская, Симеоновская и ряд других летописей помещают данное известие под 6762 г.714 В них приведена дата рождения Константина: 30 июля. Более точной информации для определения стиля известия в источниках не содержится. Если считать, что 6762 г. Лаврентьевской летописи является мартовским (1254/5 г.), как предлагает Н.Г.Бережков715, то известие в Рогожском летописце, Новгородской четвёртой летописи и Тверском сборнике датировано ультрамартовским стилем.

Во втором известии статьи сообщается о смерти галицкого князя Константина Ярославича (аналогичный текст читается в Тверском сборнике716). Лаврентьевская, Симеоновская и ряд других летописей дополнительно уточняют, что князь умер на Праздной неделе (первая неделя по Пасхе)717. Н.Г.Бережков, сопоставив статью 6763 г. Лаврентьевской летописи с соответствующими по составу сообщениями (о новгородских делах) статьи 6763 г. Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, считал, что в Лаврентьевской летописи год проставлен по мартовскому стилю (1255/6 г.)718. Твёрдо датировать известие мартовским стилем, как предлагал Н.Г.Бережков, нельзя. Тем более, что предыдущие статьи Лаврентьевской летописи с точки зрения точной датировки являются спорными. Кроме того, поздние Московский свод конца XV в. и Тверской сборник (вторично) дают известие под 6762 г. Полагаем, что это известие можно лишь предположительно датировать 6763 мартовским (или сентябрьским) годом (в этом году Праздная неделя приходилась на 29 марта — 3 апреля).

 

6764. Статья содержит два сообщения: о смерти Даниила Ярославича и о смерти Олега Рязанского (аналогичный текст читается в Новгородской четвёртой летописи и летописи Авраамки719). Правильная полная дата смерти князя Олега Рязанского читается в Симеоновской летописи и в выписке Н.М.Карамзина (взята из Троицкой летописи720) под 6766 г.: среда 20 марта на память святой мученицы Фотины Самаритянки на Страстной неделе721. Она соответствует мартовскому (или сентябрьскому) стилю (20.03.1258 г.). Таким образом, в Рогожском летописце, Новгородской четвёртой летописи и летописи Авраамки известие о смерти князя Олега датировано двумя единицами ниже мартовского.

Сообщение о смерти князя Даниила Ярославича в других летописях, кроме указанных, не содержится. Дополнительная информация, позволяющая определить стиль известия, в источниках отсутствует. Поэтому можно лишь предположительно говорить, что Даниил Ярославич умер в 6764 мартовском (или сентябрьском) году.

 

6765. Статья содержит два известия.

В первом сообщается о смерти Михалки (сходный текст читается в летописи Авраамки, в нём дополнительно указано, что Михаил был посадником722). Известие об убийстве новгородского посадника Михалки есть в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов и Новгородской четвёртой летописи (в первой дополнительно сказано, что это произошло «на зиму»)723. Дополнительной информации, позволяющей определить стиль известия, в источниках нет. Бережков, при исследовании хронологии Новгородской летописи старшего извода статью 6765 г. специально не рассматривал. Однако включил её в группу статей, датированных мартовским стилем724. Полагаем, что при отсутствии датирующей информации известие можно лишь предположительно датировать мартовским стилем.

Во втором известии статьи сообщается о переписи населения в Суздальской, Рязанской и Муромской землях, предпринятой татарами (сходный текст читается в Лаврентьевской и Симеоновской летописях, в них дополнительно указано, что перепись проводилась зимой725). Дополнительная информация, позволяющая определить стиль известия, в источниках отсутствует. В Новгородской четвёртой летописи известие о переписи включено в статью 6764 г.; в Софийской первой летописи — под 6763 г.726 Н.Г.Бережков датировал известие Лаврентьевской летописи мартовским стилем при сравнении статьи с Новгородской первой летописью старшего извода, где отмечен приезд в Новгород татарских послов для осуществления переписи. Он полагал, что в той и другой летописи речь идёт, очевидно, о событиях одной зимы727. Отсутствие датирующей информации в источниках позволяет лишь предположительно датировать известие мартовским стилем 728.

В целом статья по характеру является составной. Cводчик использовал, по-видимому, два источника. Интересным в текстологическом и хронологическом отношении представляется второе известие. При сравнении текста с другими источниками, как уже сказано, видно, что он ближе (практически аналогичен) к Лаврентьевской и Симеоновской летописям. Отличием от известий этих сводов является присутствие в начале текста известия Рогожского летописца выражения «бысть число», за которым следует текст, аналогичный Лаврентьевской и Симеоновской летописям. Эти слова не содержат и тексты других сводов лаврентьевской группы, а также Новгородской четвёртой и Софийской первой летописей. Данное выражение имеется только в тексте известия летописи Авраамки под 6766 г.: «Бысть число от Татар...»729. Последующий текст известия отличается от Рогожского летописца. При составлении статьи Рогожского летописца сводчик текст «вспомогательного» источника отредактировал по «основному» источнику.

 

6767. Статья содержит три известия.

В первом известии сообщается о смерти хана Улагчи и начале царствования Кутлубея. Подобное известие в других сводах отсутствует. В связи с этим возникают два вопроса: 1) о датировке известия; 2) об источнике известия.

Дополнительной информации, позволяющей определить стиль известия Рогожского летописца, в летописях нет. По сведениям персидских источников Улагчи умер не позднее 654 г. х. (10.2.1255 — 29.1.1256 гг.). Такая неопределённость в датировке смерти Улагчи ставит закономерный вопрос о действительной дате смерти Улагчи и о дате вступления Кутлубея на престол в качестве властителя Великой Монгольской империи. В литературе по этому поводу существуют разные точки зрения. Так, Фёдоров-Давыдов, на основе разбора русских и персидских источников, смерть Улагчи относит к 1257 (6765) г.731 Начало правления Кутлубея (Хубилая — «общемонгольского каана», превратившегося в Рогожском летописце в преемника Улагчи) отнесено им к 1259 (6767) г. Совмещение в одном известии сообщений о смерти Улагчи и начале правления Хубилая исследователь объясняет стремлением летописцев оттянуть дату смерти Улагчи до 6767 г., чтобы представить ордынские дела как простую смену на ханском престоле в Орде Улагчи Кутлубеем для умолчания о развернувшейся здесь борьбы за власть после смерти хана Бату и до начала правления хана Берке732. В.А.Кучкин, исследовав источники, приводит другие даты: окончание правления Улагчи — 1258 (6766) г., начало правления Хубилая в качестве хана Великой Монгольской империи — 1260 (6768) г.733 К сожалению, недостаток хронологической информации по этому вопросу оставляет проблему открытой.

При ответе на вопрос об источнике известия также существуют сложности. Л.Л.Муравьева относит известие к ростово-суздальской летописной традиции734. В лаврентьевской группе летописей нет аналогичного или сходного известия. Последнее упоминание об Улагчи здесь дано под 6766 г., а информация о Кутлубеи появляется только под 6770 г.735 Отсутствие сходной с Рогожским летописцем информации о смерти Улагчи и воцарении Хубилая в лаврентьевской группе летописей не позволяет говорить об отражении ростовской летописной традиции в Рогожском летописце в данном вопросе утвердительно. Вопрос об источнике известия Рогожского летописца остаётся открытым.

Во втором известии статьи сообщается о переписи населения в Новгороде Великом (сходный текст читается в Тверском сборнике под 6766 г.736). О переписи населения в Новгороде известие имеется в Лаврентьевской, Симеоновской летописях, Владимирском летописце (тексты сходны) под 6766 г.737 Текст известия в них сходен с тем, который содержится в Рогожском летописце и Тверском сборнике, но имеет некоторое отличие.

Ср.:

Рогожский летописец: 6767. Тое же зимы прiидоша числьници ис Татаръ чести Новагорода Вел[икаго] и поиде с ними великiи князь Александръ и Андреи и Борис и изочтоша Новъгородъ.738

Тверской сборник: 6766. Тоя же зымы прiихаша численци чести Новагорода Великаго и поиха съ ними великiи князь Александръ, Андри, Борисъ и изъчте Новогородъ, и поехаша назадъ къ Володимеру, а князя Александра удръжаша Новогородци у себя, и чтивъ, и много дары поимавъ у нихъ, и прiиха въ свою отчину.739

Симеоновская летопись: 6766. Тоя же зимы прiхаша численици въ Володимерь; и похаша численики и князи чести Новагорода: Александръ., Андри, Борисъ, и щетше, и похаша опять въ Володимерь. Александръ же удержа Новогородци, и щетоша и много. Александръ же давъ имъ рядъ и поха съ честью въ свою wтчину.740

Известия в новгородско-софийской группе летописей читаются под 6767 г.741 Однако в них дан пространный рассказ о проводившейся в Новгороде переписи. И только в Никоновской летописи, сходный с Лаврентьевской и Симеоновской летописями, текст известия помещён, как в Рогожском летописце, под 6767 г.742

Разбирая хронологические особенности статьи 6766 г. Лаврентьевской летописи, Н.Г.Бережков писал, что сообщение о переписи в Новгороде почти с полной уверенностью надо отнести к зиме не 6766 г., а 6767 (1259/60) мартовского года, т.к. Новгородская первая летопись относит перепись к зиме 6767 г. Сама же статья Новгородской первой летописи — мартовская, т.к. она начинается с сообщения о лунном затмении, которое отождествляется только с лунным затмением, произошедшим 1 декабря 6767 мартовского года. Из двух расходящихся датировок переписи в Новгороде предпочтение несомненно заслуживает датировка Новгородской первой летописи743. С доводами Н.Г.Бережкова в отношении датирования известия о переписи в Новгороде 6767 мартовским годом можно согласиться. Правда, датировка известия по дате лунного затмения делает вывод о стиле данного известия предположительным.

Видимо, в Рогожском летописце имеем редакторскую работу составителя свода. Известие составлено на основе двух источников: текст был взят из общего источника Рогожского летописца и Тверского сборника, номер года сводчик заимствовал из источника общего с Новгородской первой и Новгородской четвёртой летописями.

В третьем известии статьи сообщается о приезде в Новгород татарских сборщиков налогов Берка и Кацика (сходный текст в других сводах не содержится). В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях читается подробное повествование о приходе татарских сборщиков, мятеже в Новгороде и переписи населения744. Вероятно, в Рогожском летописце читается краткая редактированная запись, сделанная составителем свода по тексту источника, сходного с тем, что имеется в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях, либо в источнике уже содержался отредактированный текст. Дополнительная информация, позволяющая определить стиль известия, в источниках отсутствует. Разночтений в обозначении года известия в других сводах не наблюдается. Известие можно, как и второе, лишь предположительно датировать мартовским стилем, т.к. оно входит в группу статей с мартовской датировкой.

 

6769. В статье сообщается о рождении у владимирского князя Александра Ярославича сына Даниила (сходный текст читается в Лаврентьевской, Симеоновской летописях и Тверском сборнике745). Дополнительная информация, позволяющая определить стиль известия, в источниках отсутствует. В Лаврентьевской и Симеоновской летописях следующие за статьей 6769 г. статьи 6770 — 6771 гг. датируются (по полным датам746) мартовским стилем. Возможно, известие данной статьи тоже датировано в летописях мартовским стилем747.

 

6770. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о взятии князем Дмитрием Александровичем с новгородцами Юрьева «Немецкого» (сходный текст в других летописях не содержится). В летописи Авраамки дана краткая запись о походе Дмитрия к Юрьеву748. В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях имеется подробное повествование об осеннем походе князя Дмитрия к Юрьеву и взятии им города749. Вероятно, в источнике Рогожского летописца читался более подробный рассказ о событиях, сходный с тем, что есть в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов (в лаврентьевской группе летописей такого известия нет). Составитель Рогожского летописца отредактировал его по-своему. Дополнительная информация, позволяющая определить стиль известия, в источниках отсутствует. В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов это известие включено в статью, содержащую известия с мартовской датировкой. На основании этого известие Рогожского летописца можно тоже датировать мартовским стилем.

Во втором известии статьи сообщается о выступлении населения русских городов против татар. В Лаврентьевской и Симеоновской летописях текст известия представлен полнее750. В Новгородской четвёртой летописи известие представляет сокращённо-редактированную запись, той, которая читается в Лаврентьевской и Симеоновской летописях751. В летописи Авраамки текст сокращён в сравнении с Рогожским летописцем752. Таким образом, в источнике Рогожского летописца читался текст, сходный с тем, который имеется в Новгородской четвёртой летописи753. Дополнительная информация, позволяющая определить стиль известия, в источниках отсутствует. В Лаврентьевской и Симеоновской летописях данное известие содержится в статье, датированной (по полной дате) мартовским стилем754. Эту датировку можно принять и для известия Рогожского летописца.

 

6771. В статье сообщается о смерти владимирского князя Александра Ярославича (сходный текст читается в летописи Авраамки, в нём дополнительно указано, что князь «положенъ бысть въ Володимере въ святомъ Рождестве»755). По Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, Новгородской четвёртой и некоторым другим летописям Александр умер при возвращении из Орды в Городце 14 ноября756. В Новгородской первой летописи старшего извода читается полная дата дня погребения князя во Владимире: в пятницу 23 ноября на память святого Амфилохия757. Она показывает, что известие в Рогожском летописце и других летописях датировано 6771 мартовским годом (23.11.1263 г.)758.

 

6772. Статья содержит четыре известия.

В первом известии статьи сообщается о смерти князя Андрея Ярославича (сходные тексты читаются в Тверском сборнике и Симеоновской летописи759, а также в выписке Н.М.Карамзина из Троицкой летописи760). Скорее всего, известие перешло в Рогожский летописец через общий источник Рогожского летописца и Тверского сборника. Только в текстах их известий отчество Андрея читается как «Ярославич», в Симеоновской, Троицкой и Новгородской четвёртой летописях — «сынъ Ярославль». Дополнительной датирующей информации, помимо года известия, в источниках не содержится, что затрудняет определение стиля известия. Известие может быть датировано как мартовским, так и ультрамартовским стилем.

Во втором известии статьи сообщается о начале княжения во Владимире и Новгороде князя Ярослава Ярославича Тверского (сходные тексты читаются в Симеоновской летописи и Тверском сборнике761). В известии Симеоновской летописи и Тверского сборника уточняется, что Ярослав сел на новгородский стол. Это уточнение сводчик Рогожского летописца, видимо, пропустил или сократил, что повлияло на содержание известия. По тексту известия Рогожского летописца Ярослав Тверской, сев на «столе» (не конкретизировано, где именно), стал называться «князь великы Владимерскыи и Новогородскiи». По текстам Симеоновской летописи и Тверского сборника Ярослав, уже будучи князем Владимирским, сев на новгородский стол, одновременно стал и новгородским князем. Когда конкретно по времени Ярослав вступил на владимирский стол, в летописях не сказано. Только у В.Н.Татищева читается сообщение, что по смерти Александра Невского за владимирский стол развернулась борьба между его братьями Андреем и Ярославом Ярославичами и указано время вокняжения Ярослава во Владимире (сентябрь) 762. Однако, как верно заметил ещё А.Е.Пресняков, «трудно определить, что у Татищева опирается на данные его источников»763. В сохранившихся памятниках факт этой борьбы не отмечен764. По летописям можно лишь сказать с уверенностью, что Ярослав сначала стал владимирским князем и только потом князем новгородским. Владимирским князем Ярослав мог стать или в конце 6771 мартовского (1263/4) года сразу по смерти Александра, или в 6772 мартовском (или сентябрьском) году. Новгородским князем он стал только после того, как новгородцы выгнали от себя сына Александра Невского, Дмитрия, о чём свидетельствует запись в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов под 6772 г.765 Правда, на основании источников нельзя определить точно, когда новгородцы выгнали Дмитрия Александровича и призвали тверского князя на новгородское княжение — до или после восшествия Ярослава на владимирский стол.

Вопросу о времени начала владимирского и новгородского княжения Ярослава в литературе уделялось достаточно внимания. В своё время А.Е.Пресняков, обращавшийся к этой проблеме, писал, что «обстоятельства перехода великокняжеской власти к князю Ярославу Ярославичу сильно запутаны в изложении наших летописных сводов». Он исходил из того, что порядок изложения событий, последовавших за смертью Александра Невского, в источниках сильно перебит766. В результате исследования летописных известий по разным сводам, Пресняков пришёл к выводу о том, что Ярослав был вначале посажен на новгородский стол, а затем стал владимирским князем767. Позднее в литературе утвердилось мнение, что начало новгородского княжения Ярослава приходилось на 1265 г., а владимирского — на 1264 г. Так, Н.Г.Бережков считал, что сообщение Новгородской первой летописи старшего извода относительно вокняжения тверского князя в Новгороде «должно быть относимо к концу предыдущего года, 6772 (1264/5) мартовского». В отношении текста известия Новгородской первой летописи старшего извода о приглашении Ярослава в Новгород из Твери Н.Г.Бережков пришёл к заключение, что «содержание статьи относится ко времени еще до вступления Ярослава на владимирский великокняжеский стол. Точная дата вступления Ярослава на владимирский стол остается неизвестной. Во всяком случае, оно произошло не непосредственно по смерти Александра Невского, не в 6771 (1263/4) г., а в 6772 (1264/5), по сообщению В.Н.Татищева — в сентябре этого года»768.

В согласии с Бережковым выступил и А.А.Зимин, полагавший, что в Новгородской первой летописи известие о вокняжении Ярослава датировано ультрамартовским стилем, что соответствует 1265 г.769 Однако существовала и другая точка зрения. В.Л.Янин, разбирая вопрос о новгородском посадничестве, предложил иную датировку вступления Ярослава Тверского на новгородский стол: 27 января 1264 г. Он исходил из датировки последующих статей Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, где с 6776 г. вплоть до 6782 (или 6783) г. статьи придерживаются ультрамартовского стиля. Он полагал, что стык мартовского и ультрамартовского кусков падает на одну из дат между 6771 и 6776 гг. Сравнив изложение событий, описанных в Псковской летописи, которая, по мнению исследователя, использовала мартовский стиль, с Новгородской первой летописью и Московским сводом конца XV в., он пришёл к выводу о том, что в Новгородской первой летописи 6774 г. соответствует 1265/6 г., 6773 г. — 1264/5 г., начиная с изложения январского события 1264 г., а на долю 6772 г. оставался промежуток от смерти Александра Невского (ноябрь 1263 г.) до приглашения Ярослава в январе 1264 г., т.е. часть событий, относившихся к предшествующему 6771 мартовскому году. Тем самым В.Л.Янин считал статьи 6772 — 6774 гг. Новгородской первой летописи ультрамартовскими. При этом время княжения в Новгороде Дмитрия Александровича признавал кратковременным770. В последние годы исследователь изменил свою точку зрения. На основе разбора двух договорных грамот Новгорода с Ярославом Ярославичем, Янин пришёл к заключению, что ранее 27 января 1265 г. Ярослав не мог стать новгородским князем. Он также сделал вывод о том, что существовал заметный промежуток от смерти Александра Невского до вокняжения Ярослава, когда новгородский стол занимал Дмитрий Александрович771.

Так как дополнительной хронологической информации в источниках не содержится, то, исходя из наличия сохранившихся в сводах сведений, ход событий можно определить предположительно следующим образом: практически до конца ноября 6771 мартовского года, т.е. вплоть до смерти Александра Невского, на новгородском столе находился Дмитрий Александрович. Вряд ли новгородцы выгнали сына Александра Невского сразу после смерти отца. Наиболее вероятным представляется, что это произошло в 6772 мартовском году. Как сообщает Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов, после изгнания Дмитрия они послали послов (сына посадника и бояр) в Тверь за Ярославом772. Возможно, эти события произошли после того, как новгородцам стало очевидно, кто станет владимирским князем. По праву старшинства на великое владимирское княжение мог претендовать Андрей Ярославич, князь суздальский. Но Андрей умер или в конце 6771 мартовского года несколько позднее своего брата Александра, или в 6772 мартовском году. При любой датировке смерти Андрея Ярослав мог получить ярлык на владимирское княжение только в 6772 мартовском году. В Новгороде, следовательно, Ярослав Тверской вокняжился после 27 января 6772 мартовского года (27.01.1265 г.)773, по-видимому, уже став к этому времени владимирским князем. Исходя из изложенного, полагаем, что в Рогожском летописце, Симеоновской летописи и Тверском сборнике известие о вокняжении Ярослава в Новгородедатировано, скорее всего, мартовским стилем.

В третьем известии статьи сообщается о женитьбе владимирского князя Ярослава Ярославича в Новгороде Великом (сходный текст читается в Симеоновской летописи774). Известие есть также в Московском своде конца XV в. и Владимирском летописце775. Это известие, как отметил в Примечаниях к своей «Истории» Н.М.Карамзин, читалось и в Троицкой летописи776. Более точной информации, помимо года известия, о времени женитьбы Ярослава источники не содержат. Так как в тексте уточняется, что Ярослав женился в Новгороде, то логично предположить, что это произошло либо сразу по его вокняжении в Новгороде, либо спустя некоторое время после прихода в Новгород, т.е. в самом конце (февраль?) 6772 мартовского (1264/5) года. Именно это и сообщается в позднем Московском своде конца XV в., где под 6772 г. после известия о вокняжении Ярослава 27 января в Новгороде сказано: «Тогда же Ярославъ и женился в Новгород».

В четвертом известии статьи сообщается о войне в Литве и приезде в Псков князя Довмонта (аналогичный или сходный текст в других летописях не содержится). В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов и летописи Авраамки эти события отнесены к 6773 г., в Новгородской четвёртой и Софийской первой летописях они разбиты между 6773 и 6774 гг.777 В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов сообщение о занятии Литовской земли сыном Миндовга Войшелком заканчивается записью о том, что бежавших в Псков литовцев новгородцы хотели «исещи», но «не выда ихъ князь Ярославъ и не избьени быша»778. Эта фраза показывает, что князь Ярослав в момент прихода литовцев в Псков находился здесь или прибыл в город практически одновременно с ними. Только этим можно объяснить оперативное вмешательство князя Ярослава в ситуацию, связанную с желанием новгородцев казнить прибывших в Псков беженцев из Литвы. Известие Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов связывает сообщение о событиях в Литве с Новгородом и Псковом, тем самым показывая, что литовские события произошли в тот момент, когда новгородским князем стал Ярослав, т.е. это скорее всего 6773 мартовский (или сентябрьский) год (может быть начало войны в Литве приходилось на конец 6772 мартовского года, что не меняет основной датировки известия 6773 мартовским годом)779. Датирование известия 6772 г. в Рогожском летописце не означает, что, в отличие от Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, летописи Авраамки и других сводов, здесь оно отнесено к году, в котором эти события могли начаться. Хотя, как отмечалось, сходный текст в других летописях не читается, но в Рогожском летописце, по-видимому, содержится сокращённо-редактированный текст общего источника Рогожского летописца и летописи Авраамки780, который был датирован 6773 г. Таким образом, в Рогожском летописце известие датировано на единицу ниже мартовского (или сентябрьского) 6773 года. Объяснить, что послужило причиной изменения года известия в Рогожском летописце в сравнении с источником, на данном этапе исследования представляется затруднительным.

 

6773. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о смерти хана Берке (сходный текст под тем же годом читается в Симеоновской летописи781). В выписке Н.М.Карамзина это известие помечено 1266 г.782 По-видимому, известие было взято Н.М.Карамзиным из Троицкой летописи, где оно читалось под 6774 г. Тем же годом датированы известия в Московском своде конца XV в., Владимирском летописце и Тверском сборнике783. Во всех указанных летописях, включая Рогожский летописец и Симеоновскую летопись, содержатся сходные варианты текста известия о смерти хана Берке. Возможно, первоначально текст источника Рогожского летописца и Симеоновской летописи был датирован, как и в других летописях, 6774 г. В летописях не содержится дополнительной информации, позволяющей определить стиль известия. По сведениям арабских писателей Рукн-ад-дина Бейбарса и ан-Нувейни, живших на рубеже XIII — XIV вв., хан Берке умер в 665 г. х. (2.10.1266 — 21.9.1267 гг.)784. 665 г.х. соответствует в русских летописях 6774 — 6775 мартовским годам. Следовательно, в Троицкой летописи, Московском своде конца XV в., Владимирском летописце и Тверском сборнике известие о смерти Берке датировано 6774 мартовским годом. В Рогожском летописце и Симеоновской летописи оно помещено под годом на единицу ниже мартовского 6774 года. С чем связана такая датировка известия в Рогожском летописце и Симеоновской летописи, неясно.

Во втором известии статьи сообщается о двух походах Довмонта с псковичами на Литву (в сокращении известие читается в летописце епископа Павла785). В новгородско-софийской группе летописей известие о походах князя Довмонта отнесены к 6774 г.786 В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов указано, что второй поход Довмонта состоялся зимой. Здесь же в начале статьи под 6774 г. сказано, что псковичи посадили у себя Довмонта Литовского787. Дополнительной хронологической информации, позволяющей определить стиль известия, в источниках не содержится. Однако косвенная информация даёт возможность предположить, что известие о походах Довмонта на Литву должно быть датировано 6774 мартовским (1266/7) годом. В Рогожском летописце под 6772 г.788, в Московском своде конца XV в. и летописи Авраамки под 6773 г. в известии о войне в Литве указано, что Довмонт пришёл в Псков и здесь крестился789. Известие о приходе в Псков в результате войны в Литве 300 человек (без указания имён) и их крещении князем Святославом Ярославичем «с попы пльсковьскыми» читается в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов. Здесь же в тексте сказано, что новгородцы хотели истребить, пришедших литовцев, но совершить это не позволил князь Ярослав Ярославич790. Но в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов нет информации о приходе в Псков Довмонта и его крещении.

Скорее всего, записи в летописях дополняют друг друга. Довмонт Литовский пришёл в Псков с дружиной в 70 человек и с ними, видимо, из Литвы на Русь ушли несколько сотен человек. Как уже отмечалось, Ярослав Ярославич стал новгородским князем, предположительно, в конце 6772 мартовского года (см. выше). Следовательно, князь Довмонт появился в Пскове не ранее 6773 мартовского года. Упоминание в летописях о крещении литовцев в Пскове князем Святославом говорит о том, что в 6773 мартовском (или сентябрьском) он был псковским князем. В связи с этим можно говорить, что псковичи пригласили Довмонта на княжение либо в конце 6773 мартовского года791, либо в первой половине 6774 мартовского года, т.к. зимой этого года Довмонт совершил второй поход на Литву792. В летописях новгородской группы текст известий о походах Довмонта представлен полнее, чем в Рогожском летописце. Полагать, что в Рогожском летописце (как и в летописце епископа Павла) известие имеет самостоятельное происхождение, нет оснований. В нём, скорее всего, дана редактированная запись краткого текста источника, сделанного на основе известия, сохранившегося в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов и других. В отличие от новгородской группы летописей в Рогожском летописце текст известия датирован на единицу ниже мартовского 6774 года (1266/7). Эта датировка уже присутствовала в источнике Рогожского летописца, т. к. она же читается в летописце епископа Павла.

 

6774. В статье сообщается о комете. Это известие имеется в Симеоновской летописи (6773 г.), Тверском сборнике (6774 г.) и Никоновской летописи (6774 г.) (в них указано время появления кометы — зима), а также в выписке Н.М.Карамзина, сделанной им, предположительно, из Троицкой летописи793. Д.О.Святский, на основе исследований К.Д.Покровского, отмечал, разбирая данное известие, что «допускать ошибку въ годах и думать, что здесь речь идет о комете 1264 г., нельзя потому, что и время появления и положенiе обеих комет на небе различное. Точно также нельзя связать эту комету съ яркой кометой 1265 г. и сомнительной кометой 1266 г. ... по тем же самым причинам» 794. Сложность идентификации летописной кометы по астрономическим данным затрудняет решение вопроса о датировке известия. Признать известие выдумкой также нельзя, т.к. описание положения хвоста кометы сделано правильно, как и требуется по закону направления кометных хвостов. В данном случае можно предположить, что в летописях отмечена неизвестная исследователям истории появления комет комета. Хотя в указанных летописях тексты практически аналогичны, различие в указании годов известий (6774 и 6773 гг.) в Рогожском летописце и Тверском сборнике, с одной стороны, и Симеоновской летописи, с другой, а также в указании количества дней (13 и 3), когда комета была видна на небе, говорит о том, что известия летописей имели разные источники. В данном случае можно говорить об общем источнике Рогожского летописца и Тверского сборника для этого известия.

 

6777. Статья содержится два известия.

В первом сообщается о смерти Дмитрия, сына Святослава Всеволодовича (сходный текст читается в Тверском сборнике795). В Симеоновской летописи Дмитрий ошибочно поименован «Ярославичем»796. Все летописи, где есть это известие, говорят о Дмитрии, как о сыне Святослава Всеволодовича797. Дополнительной информации, позволяющей определить стиль известия, в летописях и других источниках не содержится. Известие может быть датировано как мартовским, так и ультрамартовским стилем.

Во втором известии статьи сообщается об изгнании новгородцами князя Ярослава Ярославича Тверского (в сокращении известие читается в летописце епископа Павла798, других аналогов нет). В новгородско-софийской группе летописей известие о выступлении новгородцев против Ярослава помещено под 6778 г. (тексты известий в летописях сходны)799. Для того, чтобы датировать событие 6778 мартовским годом, как это сделал Н.Г.Бережков по Новгородской первой летописи старшего извода, нужны веские основания, но автор их не привёл800.

В то же время в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов под 6776 г. приведено известие, непосредственно связанное с последующими новгородскими событиями, в том числе и изложенными под 6778 г. В статье 6776 г. сообщается, что новгородцы во главе «со своим» князем Юрием Андреевичем801 ходили к Раковору, но неудачно. После этого похода новгородцы пригласили принять участие в новом походе к Раковору переяславского князя Дмитрия Александровича и владимирского князя Ярослава Ярославича. Последний прислал вместо себя своего сына Святослава. Участвовали в походе и другие князья, в том числе Юрий. Выступление новгородцев (или соединённых войск) состоялось 23 января. Битва у Раковора произошла в субботу «сыропустную» 18 февраля на память святого отца Льва802. Элементы полной даты показывают, что битва состоялась 18 февраля 1268 г. в субботу на Сыропустной неделе. Следовательно, известие в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов датировано 6776 ультрамартовским (или сентябрьским) годом (= 6775 мартовскому)803.

В заключительной части известия отмечается, что по возвращении домой новгородцы избрали нового посадника, т.к. старый был убит в Раковорской битве. По мнению Н.Г.Бережкова, избрание нового посадника произошло не ранее марта, и поэтому заключительная запись статьи должна быть отнесена к началу марта 1268 г., т.е. к 6776 мартовскому году. То есть можно сказать, что летописец при описании не стал разрывать последовательно произошедшие события между двумя ультрамартовскими годами. В следующей статье 6777 г. Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов говорится о приходе «немцев» к Пскову и походе против них князя Юрия с новгородцами, приходе в Новгород Ярослава Ярославича и подготовке им зимнего похода к Колываню (Ревелю). В статье нет датирующей информации (кроме времени прихода «немцев» — «в неделю всех святых»), которая могла бы помочь в определении стиля статьи. Однако Н.Г.Бережков настаивал на том, что «достаточных оснований для предположения, что и в обозначении данной статьи летопись отступала от мартовского стиля, не имеется », и предлагал понимать обозначение статьи как мартовское (1269/70)804. При такой датировке статьи двух смежных годов (6776 — ультрамартовский и 6777 — мартовский годы) теряется 6776 мартовский (или сентябрьский) год (= 6777 ультрамартовскому), т.е. составитель Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов разрывал последовательное изложение новгородских событий и, описав события 6775 мартовского года под 6776 ультрамартовским годом, сразу перешёл к изложению событий 6777 мартовского года (= 6778 ультрамартовскому).

Следующую статью Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов 6778 г. (основное содержание статьи отведено разрыву новгородцев с Ярославом и заключению с ним мира после, совершённого владимирским князем похода на Новгород) Н.Г.Бережков датировал по аналогии с предыдущей статьей тоже мартовским стилем, хотя в ней также нет датирующей информации, позволяющей точно определить стиль статьи. Следующая статья Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов под 6779 г. содержит известие о солнечном затмении, которое датируется ультрамартовским стилем (см. далее). Таким образом, между двумя статьями с ультрамартовскими датировками (по полным датам) — 6776 и 6779 гг. — Н.Г.Бережков предложил датировать статьи под 6777 и 6778 гг., тесно связанные с событиями Раковорской битвы и смены новгородских посадников, мартовским стилем. Такое положение вызывает сомнение805.

Возможно, в приведённых статьях Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов нет годового разрыва в изложении событий, и 6777 г. является ультрамартовским (= 6776 мартовскому). Тем более, что противопоказаний к датировке статьи ультрамартовским стилем нет. К этому можно добавить, что косвенная информация также указывает на отсутствие годичного разрыва в событиях. При изложении событий приезда Ярослава в Новгород под 6777 г. летописец заметил, что Ярослав, обращаясь к новгородцам с речью, произнес следующие слова: «мужи мои и братья моя и ваша побиты; а вы розъратилися с нмцами»806. То есть здесь говорится о достаточно существенных потерях новгородцев и княжеских дружинников. Если считать, что эти слова Ярослав произнес в 6777 мартовском (или сентябрьском) году, тогда не совсем ясно, почему он вспомнил об этом через практически полтора года после Раковорской битвы, где, действительно, погибло, как отметил летописец, много новгородцев из разных социальных групп (в тексте известия перечислен ряд имён погибших, скорее всего, наиболее знатных и почтенных новгородцев), псковичей и ладожан807. Видимо, потери были большие и среди княжеских дружинников. После Раковорской битвы уже «немцы» приходили под Псков в 6777 г. «в неделю всех святых» и через 10 дней отступили, узнав о приближении новгородской рати во главе с князем Юрием. Здесь о потерях летописец не упоминает, вероятно, их и не было, т.к. сказано, что «немцы» отошли без боя. Будет более правильным говорить о том, что по приезде Ярослава в Новгород события Раковорской битвы были ещё свежи в памяти не только новгородцев, но и великого владимирского князя, хотя сам он в битве не участвовал. Если считать, что владимирский князь появился в Новгороде после ухода «немцев» из-под Пскова, то это могло произойти летом в конце июня 6776 мартовского (или сентябрьского) года (для 6776 мартовского года «неделя всех святых» приходилась на 3 июня) или несколько позднее, но в том же году (июнь 1268 г.). При такой датировке становится понятен и гнев князя Ярослава на некоторых новгородцев за необдуманные действия, приведшие к войне с «немцами», и его желание лишить их «волости», и избрание новгородским тысяцким Ратибора Клуксовича «по княжи воли». При учёте того, что в Раковорской битве тысяцкий пропал без вести и новгородцы в начале 6776 мартовского (или сентябрьского) года, выбрав посадника, «тысячьского не даша никомуже, ци будеть Кондратъ живъ», такое развитие событий вполне понятно808. Сделанный разбор новгородских известий 6776 — 6777 гг., приводит к высказанному ранее заключению об отсутствии годичного разрыва между событиями, что даёт право говорить об ультрамартовской датировке статьи 6777 г. Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, где отмечено, что небольшая размолвка новгородцев с Ярославом по поводу смены в городе должностных лиц не привела к отъезду его из новгородской земли. Он остался здесь новгородским князем и зимой 6777 ультрамартовского (= 6776 мартовскому) года (1268/9) собирался в поход на Колывань, для чего послал «на Низовьскую землю» сына Святослава собирать полки. Но новгородцы отговорили князя от этого мероприятия.

Разрыв отношений Ярослава с новгородцами произошёл, по-видимому, в начале 6777 мартовского (или сентябрьского) года (= 6778 ультрамартовскому), который привёл к изгнанию владимирского князя из Новгорода. В Симеоновской летописи под 6777 г. читается краткое известие о выступлении Новгорода против Ярослава («заратишася новогородцы»). О походе князя Ярослава против Новгорода и заключении мира в этой летописи говорится под 6778 г.809 В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов в известии под 6777 г. (о чём говорилось выше) речь не идёт о выступлении новгородцев против Ярослава. Здесь лишь отмечены разногласия между новгородцами и владимирским князем. Наоборот, при попытке Ярослава покинуть Новгород, к нему был отправлен новгородский владыка с боярами, чтобы предотвратить отъезд Ярослава из Новгорода. Совершенно иное повествование дано под 6778 г. Здесь летописец в самом начале говорит о мятеже в Новгороде и выпроваживании новгородцами Ярослава из города («бысть мятежь в Новгород: начаша изгоняти князя Ярослава из города»)810. Всё изложенное даёт основание говорить, что краткая запись известия о выступлении новгородцев против владимирского князя в Симеоновской летописи дана под 6777 мартовским (или сентябрьским) годом, а в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов — под 6778 ультрамартовским. Последующие события: отъезд Ярослава из Новгорода, попытка новгородцев пригласить на княжение Дмитрия Александровича, подготовка Ярославом похода на Новгород, посольство Ратибора Клуксовича по поручению Ярослава в Орду за помощью, поездка в связи с этим конфликтом Василия Ярославича также в Орду в помощь новгородцам, возвращение татарской рати с полпути обратно в Орду, сам поход Ярослава к Новгороду вплоть до заключения мира — надо относить к двум мартовским годам: 6777 и 6778 (до начала зимы этого года, т. к. зимой, по Новгородской первой летописи, Ярослав уже ушёл из Новгорода во Владимир и затем в Орду). Таким образом, и 6778 г. Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов можно определить как ультрамартовский, но излагающий события 6777 и 6778 мартовских годов811.

В Рогожском летописце и летописце епископа Павла отмечено, что Ярослава выгнали в 6777 г., тем самым можно сказать, что здесь известие, как и в Симеоновской летописи, датировано мартовским стилем в отличие от новгородских источников, где это известие отнесено к 6778 ультрамартовскому году. Надо полагать, либо в Рогожском летописце и летописце епископа Павла был использован особый источник с мартовской датировкой известия, либо новгородский источник был неверно истолкован составителем общего источника Рогожского летописца и летописца епископа Павла812. Если считать, что последнее предположение верно, то известие Рогожского летописца и летописца епископа Павла надо относить не к событиям 6777 мартовского года (= 6778 ультрамартовскому), а к событиям 6776 мартовского года (= 6777 ультрамартовскому), где (по Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов) Ярослав, не договорившись с новгородцами о смене должностных лиц в Новгороде, решил уехать («князь же того не послуша и поха прочь»), но вернулся с дороги по просьбе посланных за ним послов во главе с владыкой. Возможно, составитель общего источника Рогожского летописца и летописца епископа Павла неверно воспринял или понял изложенные в источнике, которым он пользовался, новгородские события (может быть этот источник уже содержал сокращённый текст, где не читалось о возвращении с дороги Ярослава в Новгород и о подготовке им зимнего похода на Колывань), что и привело к утверждению о том, что новгородцы изгнали Ярослава. Следовательно, данное известие может быть датировано:

1) мартовским 6777 годом, если считать, что в общем источнике Рогожского летописца и летописца епископа Павла читалось известие о мятеже в Новгороде против Ярослава;

2) мартовским 6776 годом (= 6777 ультрамартовскому), если признать, что в известии источника речь шла о небольших разногласиях между новгородцами и Ярославом, не приведших к его отъезду, но смысл известия первоисточника в процессе летописной работы был утерян.

 

6778. В статье сообщается о походе князя Ярослава Ярославича на Новгород (аналогичный текст читается в летописце епископа Павла813). Полагаем, что это известие, как и известие Симеоновской летописи814, надо датировать мартовским стилем (разбор см. в статье 6777 г.).

 

6779. Статья содержит четыре известия.

В первом известии статьи сообщается о поездке в Орду князей Ярослава Ярославича, Василия Ярославича, Дмитрия Александровича (аналогичные тексты читаются в Симеоновской летописи, Тверском сборнике и выписке Н.М.Карамзина из Троицкой летописи815). В 6778 мартовском (1270/1) году Ярослав находился в Новгороде. В Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов под 6778 ультрамартовским годом, где читаются и известия о событиях следующего 6778 мартовского года, отмечено, что «на зиму иде князь Ярославъ въ Володимиръ, и оттол иде въ Орду816. Надо полагать, что в конце 6778 мартовского года Ярослав уехал из Новгорода во Владимир, а затем он и другие князья поехали в начале 6779 мартовского (1271/2) года в Орду.

Во втором известии статьи сообщается о рождении Михаила Ярославича Тверского. В летописи Авраамки под этим годом читается известие о смерти Михаила817. В связи с этим можно говорить об общем источнике Рогожского летописца и Симеоновской летописи для данного известия, хотя записи в этих сводах имеют лишь относительное сходство. Правда, можно предположить, что в основном источнике Рогожского летописца, как в летописи Авраамки, читалось известие о смерти Михаила Ярославича. Но составитель Рогожского летописца исправил текст известия "основного" источника по "вспомогательному", где читалось известие о его рождении (но это маловероятно).

Дополнительная информация, позволяющая определить стиль известия, в летописях и других источниках отсутствует. Хотя в Симеоновской летописи данное известие читается в статье, где два известия содержат точные даты с ультрамартовской датировкой, это ещё не означает, что и известие о рождении Михаила датировано ультрамартовским (или сентябрьским) стилем818. Скорее всего, Михаил родился в 6779 мартовском году (1271/2) до смерти его отца Ярослава Ярославича (см. далее)819. Эту же датировку можно отнести и к известию Рогожского летописца.

В третьем известии статьи сообщается о солнечном затмении. В Рогожском летописце описание затмения дано кратко без хронологических ориентиров, помимо года известия. В других летописях нет точной даты. Однако в Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, выписке Н.М.Карамзина (предположительно из Троицкой летописи820), Симеоновской летописи и ряде других сводах отмечено, что полное затмение солнца произошло на пятой неделе великого поста «среде утра» («в полутра», «до обеда»)821. Самое близкое по времени к 6779 г. солнечное затмение имело место 23 марта 1270 г. около 8 ч. утра, что соответствует 6778 мартовскому (или сентябрьскому) году. Полоса полного затмения проходила через юг Европы (южная часть Киевской области) на северо-восток России (Полтавская, Курская, Воронежская губернии)822. На пятой неделе великого поста в 6778 мартовском (или сентябрьском) году (= 6779 ультрамартовскому) 23 марта попадало на воскресенье823, что говорит о неверном указании в некоторых летописях (Софийская первая летопись, Московский свод конца XV в.) того, что затмение было в среду. Если замечание о гибели солнца во время затмения в текстах сводов понимать буквально («яко погибнути ему всему»824), т.е. как полную невидимость, то летописная запись могла быть сделана на основании наблюдений в Киевской области825. Аналогичной Рогожскому летописцу записи в других летописях нет. По-видимому, в своде содержится сокращённый вариант, сделанный по тексту описания затмения, читающегося в Симеоновской летописи и выписки Н.М.Карамзина или Тверского сборника. В тексте этих известий читается «яко погибнути» солнцу (в Рогожском летописце — «бысть погибель») в отличие от Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов, где сказано, что солнце «померче». Подтверждением того, что в летописях содержится известие о солнечном затмении, происшедшем 23 марта 6778 мартовского (или сентябрьского) года, служит выходная запись писца Георгия, сына попа Лотыша, о написании им Евангелия по заказу чернеца Симона для новгородского Юрьевского монастыря, где писец оставил известие о солнечном затмении: «Въ лт(о) 6778 кончаны быша книгы сия м(е)с(я)ца марта въ 23 на памят(ь) с(вя)т(о)го м(у)ч(е)н(и)ка Никона, томь же дни бы[с](ть) знамение въ сълньци»826. Эта запись отличается от летописных известий о солнечном затмении, читающихся в новгородской группе летописей, что говорит о самостоятельном характере этой записи. Таким образом, в летописях известие датировано ультрамартовским стилем (23.03.1270 г.).

В четвертом известии статьи сообщается о смерти зимой князя Ярослава Ярославича Тверского при возвращении из Орды (сходные тексты читаются в Симеоновской летописи, Тверском сборнике, в выписке Н.М.Карамзина из Троицкой летописи и в сокращении в летописи Авраамки827). В новгородских источниках смерть Ярослава отнесена к 6780 г.828 В текстах летописей уточняется, что Ярослав был великим владимирским князем в течение 7 лет со смерти его брата Александра Ярославича, т.е. с 6772 мартовского года (время вступления Ярослава на владимирский стол в источниках отсутствует). Седьмым годом княжения Ярослава с 6772 мартовского года является 6779 мартовский год. Нет оснований полагать, что Ярослав пробыл в Орде более года и возвратился оттуда в 6780 мартовском году. Скорее всего, Ярослав Тверской умер зимой 6779 мартовского (1271/2) года829.

 

6780. В статье сообщается о начале княжения во Владимире Василия Ярославича Костромского (сходный текст читается в Тверском сборнике и Владимирском летописце830). Во Владимирском летописце дополнительно указано, что князь Василий являлся «меньшим», как в текстах Симеоновской летописи и Московского свода конца XV в.831 В Тверском сборнике читается, что Василий сел не «на великое княжение», как это дано в Рогожском летописце, а на «столе» во Владимире, как в Симеоновской и Московском своде конца XV в. В источниках нет точной даты вступления Василия Костромского на владимирский стол. Однако по летописям видно, что великим владимирским князем Василий Ярославич стал после смерти своего брата Ярослава Ярославича Тверского. Ярослав, как уже было сказано, умер, предположительно, зимой 6779 мартовского года. Следовательно, Василий Ярославич занял владимирский стол не ранее 6780 мартовского (или сентябрьского) года.

 

6784. Статья содержит два известия.

В первом из них сообщается о пожаре в Твери (аналогичные тексты читаются в Симеоновской летописи и Тверском сборнике832). В новгородско-софийской группе летописей известие отсутствует. Датирующей информации в летописях и других источниках нет, что затрудняет определение стиля известия. В Симеоновской летописи это известие находится в группе статей с мартовской датировкой (6780 — 6786 гг.), что позволяет предположительно определить и известие Рогожского летописца как датированное мартовским стилем.

Во втором известии сообщается о смерти зимой в Костроме владимирского князя Василия Ярославича (в Симеоновской летописи текст представлен полнее833, в сокращении известие читается в летописи Авраамки834). В Симеоновской летописи, выписке Н.М.Карамзина и Московском своде конца XV в.835 уточняется, что он княжил по смерти брата (Ярослава Тверского) 5 лет и умер в январе. Василий вокняжился во Владимире в начале 6780 мартовского года (после 1 марта, см. выше). Более точного времени вступления Василия на владимирский стол в источниках не дано. При включающем счёте разница между 6780 и 6784 мартовскими годами составляет 5 лет, хотя реально время правления Василия во Владимире при такой датировке составляет неполных 5 лет. По-видимому, 6784 год Рогожского летописца и других летописей надо считать мартовским.

 

6785. Статье содержит три известия.

В первом известии статьи сообщается о смерти смоленского князя Глеба Ростиславича (аналогичный текст читается в Симеоновской летописи836). Датирующей информации в источниках не содержится, что затрудняет определение стиля известия. Данное известие в Симеоновской летописи расположено в статье, где большинство известий датируется мартовским стилем, что позволяет и это известие предположительно датировать тем же стилем. Мартовскую датировку можно отнести и к известию Рогожского летописца.

Во втором известии статьи сообщается о походе владимирского князя Дмитрия Александровича «на корелу» (сходный текст читается в позднем Владимирском летописце837). В отличие от Симеоновской летописи, в которой не уточняется, куда ходил Дмитрий, в выписке Н.М.Карамзина из Троицкой летописи (в пересказе) отмечено, что владимирский князь ходил с суздальцами и новгородцами «на корелу»838. В тексте Симеоновской летописи, видимо, «на корелу» было пропущено составителем свода. В источнике оно читалось. Это уточнение содержится в тексте Владимирского летописца. В отличие от московской группы летописей, новгородско-софийская группа даёт известие под 6786 г. Здесь отсутствует указание, как в Симеоновской летописи и выписке Н.М.Карамзина, что Дмитрий привёл много пленных, а отмечено о взятии «земли на щит». В летописи Авраамки читается сокращённый вариант текста известия, сходного с тем, которое сохранилось в Новгородской первой летописи младшего извода и Новгородской четвёртой летописи839. По-видимому, в источнике летописи Авраамки читался более полный текст, где говорилось о взятии земли «корелов». В Рогожском летописце при датировке известия 6785 г., как в Симеоновской летописи, окончание текста известия сходствует с новгородско-софийской группой летописей. В тексте читается, что Дмитрий «взял ю», т.е. «корелу». Разночтения в текстах известий московской и новгородско-софийской групп позволяют предположить, что текст известия в Рогожском летописце составлен на основе двух источников: год известия и начало текста были взяты из «вспомогательного» источника, окончание отредактировано по «основному» источнику.

В источниках отсутствует информация о времени вступления Дмитрия Александровича на владимирский стол, но совершенно очевидно, что это произошло после смерти Василия Ярославича Костромского, т. е. после января 6784 мартовского года. Именно под этим годом в Новгородской первой летописи младшего извода читается известие о посольстве новгородцев к Дмитрию с приглашением на новгородское княжение840. Под следующим 6785 мартовским годом841 дано известие о приходе Дмитрия в Новгород «в неделю на всехъ святыхъ», т.е. 23 мая842. «На корелу», по Симеоновской летописи и Владимирскому летописцу, Дмитрий ходил зимой 6785 г.843 Хотя в Новгородской первой летописи младшего извода известие о походе отнесено к 6786 г., надо признать, что поход состоялся в конце 6785 мартовского (1277/8) года844. Этим годом должно датировать известие Рогожского летописца.

В третьем известии статьи сообщается о «знамении» на солнце, наблюдавшемся зимой (сходный текст читается в Симеоновской летописи, Московском своде конца XV в. и выписке Н.М.Карамзина, предположительно из Троицкой летописи845). В новгородско-софийской группе летописей известие не содержится. Отсутствует оно и в летописце епископа Павла846. Л.Л.Муравьёва отметила в своей работе при сравнении текстов летописи Авраамки и Рогожского летописца, что данного известия нет в летописи Авраамки, летописце епископа Павла и Троицкой № 805, и определила известие Рогожского летописца, как взятое из «свода 1448 г.»847 Вывод исследовательницы не может быть признан правильным. Отсутствие данного известия в новгородско-софийской группе летописей говорит об обратном. Это известие не читалось в общем источнике Рогожского летописца и летописи Авраамки. Оно было взято составителем Рогожского летописца из вспомогательного источника, сходного с Симеоновской летописью.

Дополнительной хронологической информации, кроме указания в тексте Симеоновской летописи и Московском своде конца XV в., что это явление наблюдалось в феврале, в источниках нет. Это затрудняет определение стиля известия. Явление, описанное в известии, не имеет отношения к солнечному затмению. Здесь, скорее всего, описано одно из атмосферных околосолнечных явлений (может быть гало и паргелий)848, наблюдавшееся в феврале. В Симеоновской летописи известие читается в статье с мартовской датировкой года, что позволяет предположительно определить стиль данного известия как мартовский. Эту датировку можно отнести и к известию Рогожского летописца.

В целом статья сформирована на основе двух источников: первое и третье известия взяты составителем из «вспомогательного» источника, год второго известия был отредактирован по тому же «вспомогательному» источнику. Сам текст второго известия был отредактирован на основе двух источников. Стиль статьи предположительно можно определить как мартовский.

 

6786. Статья содержит два известия.

В первом известии статьи сообщается о смерти князя Глеба Васильковича Ростовского. В Симеоновской летописи, Московском своде конца XV в. и выписке Н.М.Карамзина, предположительно из Троицкой летописи, отмечено, что ростовский князь умер 13 декабря849. Датировать известие помогает сообщение о возвращении Глеба в Ростов «из Татар». В выписке Н.М.Карамзина указано, что ростовский князь вернулся домой 12 июля в неделю «Всех святых»850. В Симеоновской летописи стоит дата неделя «Всех святых» 12 июня на память преподобного Ануфрия Пустынника (в Никоновской летописи — 13 июня на память преподобного Ануфрия в неделю «Всех святых», во Владимирском летописце — 12 июня)851. Развёрнутая форма датировки события в Симеоновской летописи позволяет определить правильную дату. Поминовение преподобного Ануфрия Пустынника приходится на 12 июня. Следовательно, в выписке Н.М.Карамзина сохранилась описка в названии месяца. Подтверждением этого вывода может служить указание в дате на неделю «Всех святых». Июльские числа никогда не падают на эту неделю852. В Никоновской летописи указание на день поминовения показывает, что в числе месяца имеется описка (возможно палеографического характера). Таким образом, правильная дата содержится в Симеоновской летописи. На неделю «Всех святых» 12 июня попадало в 6786 мартовском (или сентябрьском) году и было воскресным днем. Эта дата говорит о том, что князь Глеб Василькович умер к концу 6786 мартовского года после возвращения из Орды (13.12.1278 г.). Аналогичная Рогожскому летописцу запись в других летописях не содержится. По-видимому, в Рогожском летописце читается сокращённая запись текста известия, сохранившегося в Симеоновской летописи853.

Во втором известии статьи сообщается о смерти людей в результате «различных недугов» (аналогичный текст читается в Симеоновской летописи и Московском своде конца XV в.854). Известие начинается со слов «тое же зимы», что может расцениваться как указание на примерную одновременность смерти Глеба Ростовского и других людей. Дата 13 декабря, как день смерти ростовского князя, это подтверждает. Следовательно, второе известие статьи можно датировать, как и первое, мартовским стилем.

В целом можно говорить, что статья датирована мартовским стилем и сформирована на основе источника, сходного с Симеоновской летописью.

 

6787. В статье сообщается о лунном затмении. Известия об этом событии содержатся также в Симеоновской и Никоновской летописях (тексты сходны)855. Но известия в двух первых и Рогожском летописце даны в разных чтениях. Правда, в Рогожском летописце, как в Симеоновской и Никоновской летописях, говорится о «погибели» луны, т.е. о полном лунном затмении. Другие своды такого известия не содержат. По-видимому, в Рогожском летописце читается редактированный текст известия о затмении луны, сохранившийся в Симеоновской и Никоновской летописях. В последних сообщается, что затмение произошло в зимнее время. В Никоновской летописи дана также дата затмения — 24 февраля856. Однако в пределах 1274 — 1289 гг. в феврале лунных затмений не было, не происходили они и вообще в зимнее время (ноябрь-январь) в промежутке 1278 — 1282 гг.857 Следовательно, и дата в Никоновской летописи, и указание на зимнее время в обоих сводах не верны. Поэтому можно предположить, что лунное затмение произошло не зимой. По астрономическим данным во временном интервале 1278 — 1280 гг. произошло четыре лунных затмения: 21 сентября 1279 г. в 21 ч. 15 мин. (неполное); 29 марта 1279 г. в 19 ч. 40 мин (неполное); 10 сентября 1280 г. около 11 ч. 50 мин. (полное) и 18 марта 1280 г. в 2 ч. 42 мин. (полное)858. В источниках говорится о полном лунном затмении («нощи погибе вся», «бысть погыбель»). Значит, исключаются затмения 1279 г. Не подходит и затмение 10 сентября 1280 г., т.к. оно не могло быть видимо не только на территории России, но и вообще в этом полушарии. Остаётся затмение луны 18 марта 1280 г. Рассмотрим его параметры и сравним их с известием в Симеоновской летописи. Это затмение, как уже было отмечено, являлось полным. О полном лунном затмении говорит и летопись. Здесь же дано уточнение: «и не бысть ее долго», что можно понимать как указание на продолжительность полной фазы затмения. В 1280 г. 18 марта продолжительность полной фазы затмения была равна 1 ч. 40 мин.859 Продолжительность же всего затмения луны от его начала до окончания равнялась приблизительно 2 ч. 22 мин. Середина лунного затмения приходилась на 2 ч. 43 мин. по Пулковскому времени (в летописи сказано «бысть знамение въ лун, в нощи»), а окончание его произошло не позднее 4 ч. 30 мин. В Симеоновской летописи об окончании затмения сказано: «и явися до зори и осветлонь исполнися»860. Солнце в это время всходило в 5 ч. 58 мин. утра, а сумерки продолжались в Новгороде Великом, например, около 2,5 часов. И, следовательно, 18 марта 1280 г. сумерки начинались к моменту окончания полной фазы лунного затмения. Исходя из разобранного материала, можно утверждать, что в Симеоновской и Никоновской летописях описано лунное затмение 18 марта 1280 г. (соответствует 6888 мартовскому /или сентябрьскому/ году)861. Об этом же затмении в Рогожском летописце записано в краткой форме. Неясным остаётся вопрос о сезоне (зима). Д.О.Святский считал, что первая запись о затмении в Никоновской летописи, в которой присутствует название сезона и дата, видимо, сильно испорчена, включая дату862. Возможно, что появление названия сезона принадлежит составителю источника Симеоновской летописи и связано с изменением хронологии записи. Во всех трёх летописях известие о затмении датировано на единицу ниже мартовского (или сентябрьского) 6788 г. Датировка события 6787 г. могла появиться в одном из трёх случаев:

1) в одном из ранних источников известие было датировано сентябрьским стилем (6788 г.). При изменении года известия, т. е. перенесении его в конец 6787 г. (как оно читается в Симеоновской летописи) сводчик поставил «тое же зимы», т.к. в тексте точно не указано число и месяц затмения;

2) в источнике в первоначальной записи читалось именно «тое же зимы». Составитель этой записи мог относить март месяц к зимнему сезону, если в момент наблюдения лунного затмения мартовская погода была довольно холодной и ещё лежал снег863;

3) событие начала 6788 мартовского года было изначально записано в конце 6787 мартовского года. Такие случаи в летописях встречаются часто. Позднейший сводчик, не предполагая, что известие о затмении принадлежит следующему году, поставил «тое же зимы» для последнего известия 6787 мартовского года, т.к. перед ним уже было записано известие с указанием на зимнее время года, что привело к появлению неточности в описании затмения.

 

6788. Статья содержит три известия.

В первом известии статьи сообщается о сильном громе, молнии и ветре (в Симеоновской летописи и Московском своде конца XV в. текст представлен полнее864). Дополнительной информации, позволяющей определить стиль, которым датировано известие, в летописях и других источниках не содержится. Известие может быть датировано как мартовским, так и ультрамартовским стилем.

Во втором известии статьи сообщается о смерти митрополита Кирилла (сходный текст читается в Тверском сборнике, здесь добавлено, что умер митрополит в Переяславле865). По-видимому, в Рогожском летописце и Тверском сборнике содержится сокращённо-редактированная запись текста, сохранившегося в Симеоновской летописи, где отмечено, что митрополит Кирилл умер 7 декабря в Переяславле866. О годе и дате смерти митрополита в литературе существует несколько точек зрения (в разных летописях известие дано под 6788 и 6789 гг.). Так, Я.Н.Щапов предлагает датировать смерть Кирилла 1280 г. (соответствует 6788 мартовскому или 6789 ультрамартовскому /или сентябрьскому/ году), А.А.Горский считает, что событие следует датировать 1281 г. (соответствует 6789 мартовскому или 6790 ультрамартовскому /или сентябрьскому/ году)867. В.Л.Янин предложил отнести известие о смерти митрополита к 1282 г. (= 6790 мартовскому году). Исследователь вывел этот год на основе известий Никоновской летописи о лунном и солнечном затмениях, отмеченных под 6787 г. Расчёт по таблицам (не указаны, какие) дал автору то, что «редчайшее сочетание лунного затмения 24 февраля и солнечного 25 или 26 февраля наблюдалось в 1281 г.» (= 6789 мартовскому году), которому, следовательно, и должен соответствовать, по его мнению, 6787 г. Никоновской летописи. Основываясь на таком выводе, все события следующего 6788 г. Никоновской летописи В.Л.Янин отнёс к 1282 г. (6790 г.), сообщив при этом, что хронологическая сетка Никоновской летописи, таким образом, сдвинута на два года против истинной, а в Новгородской первой летописи младшего извода — на один год, т.к. здесь те же события (имеются ввиду новгородские) описаны под 6789 г. А раз это так, то возник сам собой вопрос, когда же умер Глеб Ростовский? Действительно ли его смерть нужно датировать 1278 г.? Решение этого вопроса В.Л.Янин связал с 1282 г.: «контекст не препятствует её (т. е. смерти митрополита — Н.Г.) отнесению и к 1279 г., и к 1280 г. ». Более того, исследователь отмечает, что проступок ростовского епископа Игнатия показывает, что «если бы это надругательство (имеется ввиду то, что через 9 недель после смерти князя епископ приказал вынести тело из соборной церкви, где князь был захоронен, и положить его «у святого Спаса» — Н.Г.) совершилось в середине февраля 1279 г., вряд ли возможно понять, как на протяжении трёх лет оно оставалось неизвестным митрополиту и только спустя долгий срок обернулось судом над Игнатием». И делает на этом вывод, что «более логичной в этой связи оказывается датировка кончины Глеба концом 1280 г.»868

Во всём этом построении есть один изъян: по каким таблицам В.Л.Янин отыскал указанные им затмения? Как уже было показано, 24 февраля лунных затмений не было на протяжении 1274 — 1289 гг. (см. ст. 6787 г.). Солнечное затмение 20 февраля 1281 г., произошедшее около 11 ч. 16 мин. и частное солнечное затмение 2 марта 1280 г. (около 18 ч. 58 мин.) не были видимы на европейской территории России869. К тому же в 1281 г. в феврале новолуние — время возможного солнечного затмения — было 20 числа, а полнолуние — время возможного лунного затмения — приходилось на 5 число, а в 1280 г., соответственно, на 2 февраля и 16 февраля. И только в 1282 г. полнолуние было 24 февраля, но в этот день лунного затмения не было870. Это говорит о том, что в эти годы не было не только «редчайшего сочетания» затмений, но и вообще лунных и солнечных затмений 24 — 26 февраля. А раз так, то все построения В.Л.Янина о датах смерти Глеба Ростовского и митрополита Кирилла теряют под собой основание.

В Новгородской первой летописи младшего извода и Новгородской четвёртой летописи известие о смерти митрополита датировано 6789 г.871, в Симеоновской летописи — 6788 г. Н.Г.Бережков полагал, что в Новгородской первой летописи младшего извода известие помещено под 6789 ультрамартовским годом, в Симеоновской — под 6788 мартовским (1280/1)872. И нет, по его мнению, оснований датировать это известие иначе. Однако при разборе всей информации о приезде митрополита в Суздальскую землю и его смерти возникает ряд вопросов относительно датировки данных событий:

1) Датировать известие о смерти Кирилла в Симеоновской летописи и Новгородской первой летописи младшего извода так, как это предложил Н.Г.Бережков, можно только в том случае, если признать, что суд и отстранение ростовского епископа от службы прибывшим из Киева митрополитом произошло через год с небольшим. В Симеоновской летописи под 6788 г. указано, что Кирилл, приехавший из Киева в Суздальскую землю, отстранил ростовского епископа Игнатия от управления епархией. Игнатий был прощён митрополитом и восстановлен на прежнем месте по просьбе ростовского князя Дмитрия Борисовича. Отстранение ростовского епископа от службы митрополитом было связано с надругательством первого над останками Глеба Ростовского через 9 недель после захоронения князя. Исходя из хронологических ориентиров (смерть князя Глеба), это произошло в середине февраля 6786 мартовского (1279) года, что говорит о приезде митрополита (как один из вариантов) в Суздальскую землю не ранее начала 6787 мартовского (1279/80) года873. При датировании приезда митрополита в Суздальскую землю и его смерти 6788 мартовским годом (7.12.1280 г.) возникает лишь один вопрос: как на протяжении такого большого срока (приблизительно 14 — 15 месяцев) проступок, совершённый Игнатием, оставался неведом митрополиту и лишь по прибытии в Суздальскую землю Кирилл « слышелъ Игнатiа епископа Ростовскаго неправо творяща», как сообщает нам об этом Симеоновская летопись874. Поэтому приходится констатировать, что в летописях нет достаточных подтверждений той датировки, которую предложил Н.Г.Бережков;

2) Митрополит умер в конце 6788 ультрамартовского (декабрь 1279) года. Такая датировка возможна, если признать, что отстранение ростовского епископа Игнатия произошло не через год с лишним, а через месяц или чуть более (при датировании приезда митрополита 6788 ультрамартовским годом). И, следовательно, в Симеоновской летописи известие о смерти митрополита дано под 6788 ультрамартовским (или сентябрьским) годом, в Новгородской первой летописи младшего извода оно читается под годом на две единицы превышающем мартовский;

3) Известие о приезде митрополита из Киева в Симеоновской летописи датировано ультрамартовским стилем (= 6787 мартовскому) и тесно связано с известием о смерти князя Глеба и последующим надругательством над телом покойного со стороны ростовского епископа (1279 г.). А известие о смерти митрополита здесь же датировано 6788 мартовским (1280) годом. Оба известия могли быть взяты составителем протографа Симеоновской летописи из разных источников (с разной системой счёта лет)875. И, следовательно, между приездом митрополита в Суздальскую землю и его смертью в Переяславле прошло более года (неизвестно, в каком месяце состоялся приезд митрополита). В Симеоновской же летописи оба известия оказались записаны под одним годом876. На такой вывод наталкивает то обстоятельство, что в Симеоновской летописи с 6776 г. в статьях присутствуют известия, как с мартовской, так и с ультрамартовской датировкой. В статье, предшествующей 6788 г., как уже отмечалось, имеются: известие с ультрамартовской датировкой и известие, датированное на единицу ниже мартовского года.

В летописях также даны две даты смерти митрополита: 6 декабря в Новгородской первой летописи младшего извода и Новгородской четвёртой летописи; 7 декабря в московской группе летописей. А.Поппэ, по обнаруженному в Киевском Софийском соборе граффито с днём смерти митрополита Кирилла — 27 ноября877, полагает, что митрополит в 1280/1 г. посетил Суздальскую землю и во время этой поездки скончался в Переяславле-Залесском 27 ноября 1281 г., а его останки 6 декабря того же года были доставлены в Киев и погребены в Софийском кафедральном соборе878. 1280/1 г. соответствует 6788 мартовскому году, а 27 ноября 1281 г. принадлежит 6789 мартовскому году. Следовательно, в построении А.Поппэ наблюдается разночтение с летописным материалом. По летописям, приезд митрополита в Суздальскую землю и его смерть отнесены к одному году (6788 или 6789), у А.Поппэ это два года: в 6788 — приезд, в 6789 — смерть, т.е. митрополит скончался на следующий год по приезде в Суздальскую землю. Во-вторых, непонятно почему А.Поппэ отдаёт предпочтение 27 ноября как реальной дате смерти Кирилла. Исследователь сам отмечает, что санный путь до Киева из Суздальской земли составляет около 1000 км879. Преодолеть его за 10 дней с телом покойного митрополита можно только, если предположить, что траурная процессия передвигалась со скоростью около 100 км в день, что вызывает большие сомнения880.

К сказанному добавим, что в московской группе летописей сообщается о доставке тела первоначально из Переяславля во Владимир и лишь отсюда останки митрополита повезли в Киев. Следовательно, время прибытия тела в Киев увеличивается. К тому же в надписи в Софийском соборе не указан год смерти митрополита. Поэтому логично предположить, как сделал С.А.Высоцкий, исследовавший граффито, что в ней речь идёт о митрополите Кирилле I, умершем в 1233 г. (6741 г.)881. Если всё же условно принять надпись в Софийском соборе в Киеве за реальную дату смерти митрополита Кирилла II, то летописные даты (6-7 декабря) либо надо признать неверными, либо это даты дня отправки останков митрополита из Владимира в Киев, а запись о его смерти, таким образом, признать как сделанную или во Владимире, или в ростовской епископии (на прощании с митрополитом среди прочих лиц присутствовали епископы Владимирский Феодор и Ростовский Игнатий)882. Однако нет достаточных оснований считать даты 6-7 декабря ошибочными (разночтения могут быть связаны с тем, что митрополит умер в ночь с 6 на 7 декабря).

В третьем известии статьи сообщается о «знаменье» на небе в зимнее время (аналогичный текст читается в Симеоновской летописи883). Дополнительная хронологическая информация в источниках отсутствует, что затрудняет определение стиля известия. Известие может быть датировано как мартовским, так и ультрамартовским стилем.

 

6789. В статье сообщается о татарской рати под руководством князя Андрея Александровича на владимирского князя Дмитрия Александровича. В тексте сказано об участии в походе двух татарских военачальников: Таитамеря (в других летописях он назван Туратемерем) и Алына. В летописях приход этой татарской рати датирован 6790 г.884 В сводах отмечено, что это была вторая рать на владимирского князя885. Тексты известий в основе сходствуют. Однако наблюдаются некоторые разночтения. В тексте известия летописи Авраамки читается о взятии Переяславля. В то же время, в текстах Симеоновской летописи и других об этом не упоминается. С другой стороны, в Симеоновской летописи читается о возвращении князя Андрея из Орды, а в летописи Авраамки это указание отсутствует.

Ср.:

Симеоновская летопись: 6790. Того же лта бысть другая рать на князя ДмитреаАлександровичя, прiиде князь Андри ис Татаръ, а с нимъ рать Татарьская, Тура и Темеръ и Алынъ, а с ними Семенъ Тонильевичь въ воеводахъ, и сътвори зло въ земли Суздалскои такоже, якоже преже сказахомъ. Князь же Дмитрiи съ своею дружиною отъха вь Орду къ царю Татарьскому Ногаю.886

Летопись Авраамки: 6790. Того же лта бысть другая рать на князя на Дмитрiа, Туратемеръ и Алынь, а с нимъ въ воеводахъ Семенъ Тонильевичь, и взяша Переяславль. Князь же Дмитрiи поиде къ Ногую царю во Орду.887