РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Игумен Гедеон (Губка). Краткая история подольных храмов. Сергиев Посад, 2001. Все права сохранены.

Размещение электронной версии в открытом доступе произведено: www.pp-stsl.ru. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2008 г.

 

 

 

Игумен Гедеон (Губка)

Краткая история подольных храмов
 

От автора

     Дорогие читатели! Вы перевернули первую страницу книги, вобравшей в себя всю долгую, нелёгкую, подчас трагическую историю существования подольных храмов в городе Сергиев Посад. Многие храмы нашего города в разное время претерпели тяжкие испытания - нападения врагов, осквернения, поругания и т.п. Практически ни одному из них не удалось избежать прикосновения жестокой, жадной, непримиримой руки атеистического времени. Большинство храмов до сих пор несут на себе тяжкие последствия безбожного поругания и разорения. Прочие, с Божьей помощью, обрели утраченное благолепие, и под новым слоем штукатурки в старых каменных стенах продолжает храниться память о былых временах, дух ушедших веков. Они впитали в себя духовность святых предков, благодать чудотворных икон, благовонную дымку фимиама, возносившуюся когда-то на Богослужениях, глубокую молитвенность, переполнявшую души людей, стоявших в далёкие времена под сводами храмов.
     Подобные воспоминания в большей степени, нежели любой другой храм, сохранили подольные церкви. Во многом это, разумеется, обусловлено их древностью и непосредственной близостью к Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. Храмы предваряют подступы к главным воротам монастыря, точно обороняя его, как дети, всегда готовые в трудный момент прийти на помощь к своей матери. Они всегда оставались верны Лавре, и поэтому не могли не разделить её историю. Но помимо наличия у подольных храмов общих черт с жизнью Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, на их долю выпало и то, чего Бог удостоил в своё время не каждый храм. История «жизни» этих церквей далеко выходит за пределы обычной. Неординарной она была и в страданиях, и в благодати, и в чести, которые Господь щедро оказал им, в особенности выделив небольшой храм в честь св. вмц. Параскевы Пятницы. Именно ему досталось стоять на торговом пути, ведущем из Москвы в Ярославль и другие города. Божьим промыслом сложилось так, что храм стал маленьким духовным прибежищем, как для простых людей, так и для средневековых «предпринимателей». Несмотря на небольшие размеры, Пятницкий храм играл значительную роль в религиозной жизни Подола.
     Главная цель, которую мы преследовали, создавая эту книгу, — напомнить читателю историю наших храмов, их роль для людей прошедших времен и теперешнее значение для нас. Здесь представлена история подольных церквей по векам, начиная от времени основания и заканчивая двадцатым столетием, описанным более подробно.
     Очень важно, на мой взгляд оглянуться назад и заново проделать путь по тернистым дорогам истории. Ведь это — путь становления нашей веры и мы не имеем права его забывать, мы обязаны знать о своих духовных корнях и о том благодатном наследии, которое сохранено для нас. К тому же, мы считаем, что каждый прихожанин должен знать историю храма, в котором молится. Надеемся, что это знакомство станет началом доброго познания на пути духовного совершенствования.
    

История подольных храмов г. Сергиев Посад. XV век.

     История Пятницкой и Введенской церквей, древнейших храмов Сергиева Посада, является неотъемлемой частью истории Свято - Троицкой Сергиевой Лавры, основанной в первой половине XIV в. величайшим подвижником и одним из наиболее почитаемых русских святых преподобным Сергием Радонежским. Преподобный Сергий, в миру носивший имя Варфоломея, с ранней юности имел твердое намерение посвятить себя Богу в иночестве и привел свое намерение в исполнение после смерти родителей, на 22-ом или 23-ем году своей жизни. Решение, пойти не в монастырь для монашеского подвижничества, а в лесную пустынь, было весьма необычным и смелым шагом для того времени. Все тогдашние русские обители находились в городах и селениях, но строжайшие монахи всегда выбирали для себя жилище подальше от мира и людей. Желая именно такой жизни, преподобный Сергий ушел подвизаться в глухие непроходимые леса к северу от нынешнего г. Хотьково, устроив себе там келью и выстроив церковь во имя Святой и Живоначальной Троицы. Однако в желаемом уединении преподобному Сергию удалось прожить лишь несколько лет, так как к нему стали собираться иноки, желавшие соподвизаться с ним и жить под его руководством. Так постепенно стал образовываться монастырь. Это послужило поводом к тому, что уже во время правления великого князя Иоанна Иоанновича (1353-1359 гг.) или, вероятно, даже раньше, еще во время правления великого князя Симеона Иоанновича, вокруг монастыря стали селиться земледельцы, которые вырубали лес и «сотвориши себе различные починцы и составиша села и дворы мнози» . Заселение шло быстрыми темпами и до неузнаваемости изменило местность вблизи монастыря: там, где совсем недавно стоял сплошной дремучий лес, теперь виднелись села и деревни, окруженные полями и перелесками. Торговый путь из Москвы на Север, до этого проходивший вдали от монастыря, переместился под самые его стены. Уединенная, затерянная в лесах пустыня превращалась в многолюдный монастырь. Горестно сетуя на это, преподобный Епифаний, первый составитель жития преподобного, писал: «Исказиша пустыню и не пощадеша и составиша села и дворы мнози».
     Уже при жизни преподобного Сергия, созданная им обитель начала владеть вотчинами или, по меньшей мере, землями, заселенными крестьянами. Кормовая книга XVI в. сохранила записи о том, что “Дал Князь Андрей (Радонежский) село Княже под монастырем, да село Афанасьево, да село Клементьево. А на их же земле монастырь стоит”.
     В дальнейшем, начиная со времени преемника преподобного Сергия - преподобного Никона, сам монастырь начинает приобретать вотчины посредством все более возрастающих вкладов. Начинается рост хозяйства монастыря. Все это требовало четкой и отлаженной системы управления, так как один келарь с помощником из числа братии уже не в состоянии был управляться со всеми делами. Так в монастыре начинают появляться монастырские слуги - второстепенные чины из мирских людей. Причем, необходимо подчеркнуть, что слуги не были работниками или чернорабочими, как можно было бы подумать по названию, а являлись именно чиновниками. Большое число слуг в монастыре было необходимо с одной стороны для всякого «прикащичества», т.е. торговых операций, управления промыслами, землеустройства и земледелия, хождения по судам, письмоводительства (кстати, весьма значительного по тем временам) и других дел. С другой стороны - для отбывания при их посредстве с монастырских вотчин на военной службе государству, к чему монастырь был обязан наравне с другими мирскими вотчинниками. По своему происхождению монастырские слуги были отчасти из приписных к монастырю крестьян (монастырь выбирал из них лучших и производил в слуги), отчасти же из людей свободных и благородных, - из государевых служилых людей, которые вместо службы государю имели желание по каким-либо причинам поступать на службу в монастырь. Вновь возникшее сословие монастырских слуг селилось в основном по левому берегу реки Кончуры, к востоку от нынешних Введенской и Пятницкой церквей, вниз по течению (сейчас это ул. Митькина г. Сергиева Посада) и образовало со временем так называемую Служнюю слободу. Последняя, постепенно увеличиваясь, разделилась на две слободы: Нижнюю (вышеупомянутая ул. Митькина), которая иначе называлась Чертольской слободой или Чертольем, и Верхнюю (современная Вифанская улица г. Сергиева Посада). Для жителей Служней слободы нужна была своя приходская церковь. В качестве нее и появилась Пятницкая церковь (точнее церковь в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы с приделом во имя великомученицы Параскевы Пятницы).
     Святая Параскева всегда пользовалась на Руси особенной любовью и почитанием. Храмы во имя нее назывались в древности Пятницами. Наименование Пятниц получили также небольшие придорожные часовни. Это связано с тем, что русское купечество почитало великомученицу Параскеву своей покровительницей и строило вдоль торговых дорог храмы и часовни, чтобы сподручнее было, отложив на время мирские дела, зайти и помолиться о своих нуждах или, наоборот, поблагодарить за исполнение своих прошений. Поэтому не случайно, что для новой церкви был выбран очень оживленный перекресток дорог из Москвы в Переславль и Александрову слободу и дороги из Дмитрова и Ростова. В старину это место носило название Подола или Дольнего места, из-за своего расположения в низине под горой. Точное время, когда была «поставлена» Подольная Введенская церковь неизвестно.
     Возникновение первоначальной деревянной церкви относят к первой половине XV в., во времена преподобного Никона (1392-1428 гг.). Как она выглядела в то время, нам неизвестно. Можно лишь предположить, что это была типичная для того времени небольшая деревянная церквушка клетского типа. Богослужение и требы в ней, скорее всего, отправляли нанятые приходские священники. В качестве скромного приходского храма для монастырских слуг Введенская церковь просуществовала вплоть до первой половины XVI века.

 

XVI век.

Образование подольного монастыря и богадельни. Строительство каменных Введенской и Пятницкой церквей.

     Преподобный Сергий Радонежский, по свидетельству его жизнеописателя и ученика, преподобного Епифания: «...николи же оставляше благотворения и служащим во обители заповеда: нищих и странных довольно упокоивати и подавати требующим, глаголя: аще сию мою заповедь сохраните без роптания, то мзду от Господа приимите, и по отхождении моем от жития сего обитель моя зело распространится и во многие лета неразрушима постоит благодатию Христовою». В духе своего учителя действовал и преемник его, преподобный Никон. Он повторял братии заповедь преподобного Сергия: «...аще есть мощно, ни единаго приходящих тщима отпустите рукама, да не како утаится вам Христа презрети, единаго от просящих видом показашеся». Страннолюбие и нищелюбие, принятые за основу иноческой жизни самим основателем обители, отразились в дальнейшем в учреждении на Подоле при Введенской церкви богадельни.
     О существовании её (богадельни) в начале XVIв. свидетельствуют записи: 1) в рукописном обиходнике лаврской библиотеки № 269: «В неделю сырную ходит игумен (Троицкий) ко Введению на Подол прощатися, а делит нищих по две меры меда белаго да по две меры пива обычнаго»; 2) в пергаментном синодике лаврской ризницы (№ 2 л. 79) за 1544 г.: «Инока Феодосия, инока Кирилла», а сверху над ними киноварью: «От Введения Пречистыя с подола». Первая запись, именуя церковь на Подоле, вместе с тем говорит и о доме призрения нищих, которому в том же синодике за 1542 г. (л. 193 об.) дано тождественное название богадельни: «Евдокима - из богадельны с подола». В упомянутом синодике также отмечены за 1531 г. и 1536 г. «иноки Селиван и Пафнутий - подольные старосты», т.е. подольные строители или смотрители. Иеромонах Арсений относит возникновение богадельни на Подоле ко 2-ой половине XV в., обосновывая это следующим образом: преподобный Иосиф Волоколамский во время своего путешествия по русским монастырям в 1478 г. побывал и в Троицком Сергиевом монастыре. Вероятно, заметив здесь богадельню на подоле с Введенской церковью, он то же самое учредил и при своем монастыре. В его жизнеописании, составленном П. С. Казанским, сказано: «Преподобный Иосиф Волоколамский построил подле монастыря странноприимницу и при ней церковь в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы, велел покоить болящих и страждущих, кормить всех бедных, поставил здесь особого смотрителя, и эта странноприимница получила название Богорадного монастыря». Такое построение кажется несколько искусственным, т.к. каких-либо конкретных письменных свидетельств существования богадельни во 2-ой половине XV в. до сих пор обнаружить не удалось.
     В 1547 г., в период окончания строительства крепостной стены Троице-Сергиевой Лавры, на месте одной старой деревянной Введенской церкви были выстроены две каменные церкви, которые мы и сейчас видим возле монастыря. Об их построении сохранились записи в рукописной следованной псалтири Лаврской библиотеки XVI в. № 327: «Лета 7055 поставлен храм камен на подоле Введения святыя Богородицы, а ставил ее Иван Хабаров. Того же лета поставили церковь каменную на подоле Пятницу, великую монастырем, христолюбцы здавали». В «Кратком летописце Свято-Троицкия Сергиевы Лавры» эти две записи читаются несколько иначе: «Лета 7055-го поставлен храм каменной на Подольном монастыре Введение Пречистыя Богородицы, а ставил ево Иван Хабаров. Того ж лета поставили церковь каменну на подоле во имя святыя Парасковии, нареченныя Пятницы, монастырем и христолюбцы здавали». Краткий Троицкий летописец составлен из приписок, сделанных в разное время разными руками на пустых листах рукописи Семена Федоровича Киселева, мирянина, муромца, умершего в 1560 г. и погребенного в Лавре. Следовательно, «летопись» эта была начата не ранее 1560 г. и записи в нем о построении каменных церквей на подоле заимствованы и переделаны из вышеприведенных записей следованной псалтири. Таким образом, время возведения обеих подольных церквей — 1547 г. Однако ряд авторов, в частности архитектор В.В. Кавельмахер, относят к 1547 г. лишь возведение Введенской церкви. И, ставя под сомнение записи в «Кратком летописце», относит построение Пятницкой церкви к концу XVII в.
     Но вернемся к «Краткому летописцу». Упоминаемый в записях Иван Хабаров есть не кто иной, как Иван Иванович Хабаров, видный боярин царя Иоанна Грозного, по отзывам современников весьма искусный «в книжном разуме». Впоследствии он был пострижен в монахи Кириллова монастыря с именем Иоасаф.
     Очень близкое сходство архитектуры подольной Введенской церкви и Духовской церкви Троице-Сергиевой Лавры можно объяснить тем, что субсидировавший постройку Иван Хабаров, поставил этот храм, построенный псковичами более семидесяти лет назад, «в образец» своим зодчим. Так ,план Введенской церкви почти точно копирует монастырский образец не только по очертанию и расположению объемов, но и по размерам - 17х10 - «маховых саженей». Фасады четверика также повторяют пропорции, характер декора и рисунок отдельных элементов Духовской церкви. Совершенно одинаковы, например, сложные профили и размеры тонких лопаток, членящих плоскости стен, рисунок апсид из накладных жгутов и гирлянд с резными «жгутками». Узкие окна, как и в Духовской церкви, размещаются ниже декоративного пояса, а на западном фасаде также расположен огромный киот, только не круглой, а арочной формы. Тем не менее храм Введения «на Подоле» имеет существенное отличие от Духовской церкви: он поставлен на высокий подклетный этаж, что придало принципиально новый характер композиции всего сооружения, и не содержит звонницы в основании главы. В настоящее время подклетный этаж в значительной мере скрыт наросшим слоем грунта, но первоначально он возвышался над землей более чем на 3 м. Открытая галерея, или паперть, с несколькими лестничными «всходами» окружала церковь с трех сторон. Строителям церкви было чуждо бездушное копирование древнего образца, и они создали памятник, глубоко индивидуальный, сочетавший в себе архитектурные традиции XV и XVI вв.
     Построенные в 1547 г. две каменные церкви на Подоле были разделены между монастырскими слугами и монахами. Главная Введенская церковь была оставлена монастырским слугам, т.е. осталась приходской церковью Служней слободы. А вновь возведенную «Пятницкую церковь (теплую) поставили монастырем», т.е. для монахов, живших на Подоле. Наличие иноков вне стен монастыря, на первый взгляд, кажется несколько странным. Объясняется это тем, что в то время допускалось монашествовать при мирских церквах, в мирских домах и в миру. Поэтому зачастую священниками приходских церквей служили иеромонахи, которые назывались игуменами, или игуменами-старцами, и которым предоставлялось право пострига для желающих монашествовать. Подольный монастырь обычно назывался Пятницким монастырем и только один раз, вероятно по недоразумению, был назван Введенским. Первоначальная мужская богадельня, бывшая при старой деревянной Введенской церкви, была заменена богадельней женской и, по всей вероятности, в 1547 г. была перенесена отсюда через Московскую дорогу, которая огибала Подольные церкви с запада и с севера, на то самое место, на котором впоследствии, в 1892 г., Лаврой был построен каменный двухэтажный странноприимный дом (сейчас в нем находится Главпочтамт г. Сергиева Посада). На этом месте мужская богадельня простояла до 1770 г., затем она была переведена на Вознесенскую гору, «не в отдалении от Вознесенской церкви и большой дороги», где до этого находилась женская богадельня. Что касается находящихся в богадельнях, то, прежде всего, надо сказать, что в Троицких, как и вообще во всех богадельнях на Руси, они имели только помещение, получали на руки годовое жалованье деньгами или натурой (зерном, мукой). При этом призреваемым не запрещалось пополнять жалованье прошением милостыни, причем некоторые даже могли в богадельнях и не жить, а лишь получать жалованье. Относительно числа содержавшихся в лаврских богадельнях, в том числе и на Подоле, до XVIII в. мы сведений не имеем. Сам Пятницкий монастырь не обладал никакой самостоятельностью. Он даже не имел обычного монастырского огорода, не говоря уже о вотчинах, пашне и покосах, и находился на полном содержании Троице - Сергиева монастыря. Подольный монастырь часто упоминается в лаврских актах 2-ой половины XVI века. В настольной грамоте первому архимандриту Троицкой обители Елевферию от 6 января 1561 г., в которой перечисляются подведомственные Лавре монастыри, говорится и о Подольном монастыре: «... Монастырь на подоле, а в нем церковь Введения Пречистыя Богородицы да теплая церковь Пятница, а в нем игумен с братиею». Имеются также разнообразные косвенные свидетельства существования монастыря во 2-ой половине XVI века. Известно, что многие жертвователи Лавре просили в своих завещаниях похоронить их в Троицком Сергиевом монастыре, но некоторые из завещателей точнее выражали свое желание. Например, в 1571 г. Василий Скрабин, сын Ушатов, просил, чтобы по смерти «тело его положити у живоначальной Троицы и преч. Богородицы и преп. чудотворца Сергия на гору в большой монастырь». В 1575 г. Параскева Алексеева, жена Свербеева просит похоронить ее «у живоначальной Троицы в верховном монастыре». В 1576 г. Василий Васильев сын Иверенев - «у живоначальной Троицы в большом монастыре на горе». Выражения «на гору» и «на горе», «большой», «верховный монастырь» указывают с одной стороны на существование в XVI веке другого, малого монастыря, именно Подольного, в котором, очевидно, хоронили тогда (из-за тесноты в Лавре) некоторых вкладчиков. А с другой стороны, это указывает и на единство монастырей, большого и малого, на горе и под горой. Этот «малый» Пятницкий монастырь вместе с вновь построенными каменными - Введенской и Пятницкой - церквами заложили в XVI веке то основание, на котором, как мы увидим, впоследствии будет развиваться история подольных храмов.

 

XVII век.

Реконструкция подольных церквей после военных действий 1608-1610 гг.

Образование женского Пятницкого монастыря. Подол как место ссылки. Упразднение Пятницкого монастыря.

     На начало XVII века приходится одна из самых ярких страниц в истории Троице-Сергиевой Лавры - героическая оборона монастыря от польско-литовских интервентов 1608-1610 гг. В сентябре 1608 г. многочисленное войско Лжедмитрия II во главе с воеводами Сапегой и Лисовским подошло к Троицкому монастырю. Шестнадцать месяцев в тяжелейших условиях тесноты и голода, немногочисленный гарнизон крепости вместе с монахами и жителями окрестных селений отражали нападение войск интервентов. Осада с монастыря была снята лишь в январе 1610 г.
     Военные действия тяжело отразились на состоянии обители. Авраамий Палицын писал, что «от подкопов и слухов от пушечного бою башни и стены градные расседошася, а в иных местах мало и не падоша... и многие келии и службы в монастыре погорели». Не избежал подобной участи и Подольный монастырь, служивший в дни «троицкого сидения» ареной кровавых схваток троицких сидельцев с отрядами Лисовского и Сапеги. Были полностью сожжены келии и ограда вокруг монастыря, разрушены главы на церквах. Впрочем, имеются свидетельства, что еще до осады Подол находился в весьма неприглядном состоянии. Данные натурных исследований 1973 г. свидетельствуют, что «построенная в 1547 г. на луговой террасе р. Кончуры церковь Введения уже к концу XVI в. перенесла катастрофу» . Фундаменты построенного на месте деревянной церкви нового громадного храма не выдержали его тяжести. В многочисленных местах в вертикальном направлении лопнула кладка. Одновременно с этим неравномерная осадка фундаментов привела к многочисленным деформациям здания . Не меньший урон от событий 1608-1610 гг. понесло и братство Подольного монастыря, укрывшееся на время военных действий в стенах Лавры. Только в продолжение осады умерло 22 «подольных инока».
     По прошествии тяжёлого времени «польско - литовского разорения» настоятель Троицкого монастыря преподобный Дионисий (1610-1633 гг.) начинает восстанавливать разрушенное хозяйство обители, проводя параллельно с этим дальнейшее укрепление крепостных стен. Колоссальные по своему размаху строительные работы велись всю первую половину XVII в. как внутри, так и вне стен Лавры и не могли не затронуть Подольный монастырь. В 1611 г. он был возобновлен, и в этом же году была восстановлена и освящена Пятницкая церковь. Введенский же храм простоял разрушенным до 1621 г. В том году святейший патриарх Филарет своим указом отмечал, что враги Подольные церкви «разорили и престол ободрали», и если одну из них (Пятницкую) к этому времени «уже поделали и освятили», то вторая (Введенская) «по ся мест стоит нестроена, пенья в ней нет, верх разломан, и стороны развалились и престол разорен». Поэтому было велено, «изготовя камень и кирпич и известь», отстроить и Введенскую церковь . Обновление и второе освящение храма состоялось в том же 1621 г. Первоочередная задача, стоявшая перед строителями, заключалась в выведении церкви из аварийного состояния. Для этого были предприняты следующие меры: 1) все верхи храма были разобраны и сложены вновь и по-новому; 2) падающий южный участок стены был на 3/4 очищен от облицовки и подперт сплошным контрфорсом; 3) своды и подпружные арки подклета были частично перебраны, местами прочеканены; 4) вверху на уровне 1-го яруса подпружных арок был заложен новый мощный пояс дубовых связей с двумя коваными поперечными железными связям сечения 6 х 9 сантиметров для удержания южной падающей стены храма. Этот пояс скреплял между собой все части здания: столбы, алтарную преграду, апсиды. Следствием всех этих изменений было то, что в 1621 г. Введенская церковь была реконструирована, а архитектура ее оказалась частично изменена.
     Из грамоты патриарха Филарета архимандриту Дионисию от 1621 г. об освящении Введенской церкви известно, что на Подоле был возобновлен мужской монастырь («в том монастыре начали братия келии ставити»). Но по каким-то не вполне ясным сейчас причинам он вскоре был преобразован в женский монастырь. В качестве такового он упоминается уже в 1614 г. во вкладной книге лаврской ризницы. Монастырь находился под управлением лаврского игумена, с лаврским иеромонахом для священнослужения. Старицы жили в своих собственных деревянных келиях, а игумен с иеромонахом располагались в особой келье, устроенной от Лавры.
     Первыми насельниками Подольной обители были инокини Хотьковского и Подсосненского монастырей, успевшие заблаговременно укрыться от поляков в Сергиевой Лавре, в то время как самые монастыри их были разорены и сожжены. После снятия осады в 1610 г. большинство стариц осталось без всякого приюта и средств к существованию. Для них-то, по одной из версий, и было осуществлено преобразование Пятницкого монастыря в женский. Затем, спустя некоторое время, сюда стали поступать и другие женщины, в основном из числа жителей посада и окрестных селений. Каждая из вновь пришедших в монастырь послушниц должна была, как этого требовали обычаи того времени, внести обязательный вклад в Лавру, благодаря которому она обеспечивалась содержанием в течение всей жизни. Во вкладной книге лаврской ризницы 1673 г. сохранились следующие записи о живших в Пятницком монастыре инокинях и сделанных ими вкладах (приведем лишь некоторые из них): 1) «122 (1614) г. марта в 22 день дал вкладу архимандрит Дионисий денег 10 рублев, и за тот вклад на Подолном монастыре постригли сестру его (в монашестве Ефросиния)... 2) 125 (1617) г. июня в 28 день дала вкладу Марья Девять Килдеева, жена Пущина, денег 5 рублев, и за тот вклад ее постричь у Пятницы на Подолном монастыре... 3) 145 (1636) г. октября 7 дала старица Варсонофия Слотинская 10 рублев денег, и за тот вклад приняли ее на Подолной монастырь... 4) 155 (1647) г. июля в 28 день дала вкладу села Бужаниново деревни Душищева вдова Анна Федорова Ивановская, жена Крюка, денег 5 рублев, и за тот вклад ее, Анну, постричь в Пятницком Подольном монастыре, как похочет, и покоити пищею, как и прочих сестер... 5) 162 (1654). Пятницкого Дольного монастыря старица Еупраксея Таирова дала вкладом две скатерти клетчатых мерою 28 аршин».
     Пресвятая Владычица наша Богородица, в честь которой был построен главный храм Подольного монастыря, благоволила прославить обитель чудесами от своей иконы, называемой Казанской. Эти чудеса были описаны самими получившими исцеление или непосредственными очевидцами в рукописи, получившей название «Сказание о чудеси пречистые Богородицы чудотворные иконы Казанские, Михайлова моления Обросимова». Приведем здесь её краткое содержание:
     1. В 1647 г. троицкий слуга Михаил Амвросиев, сын Богданов, долгое время тяжело страдал «огневой болезнью». В таком состоянии он был отвезен женой в г. Вязники к чудотворной иконе Казанской Божьей Матери, написанной иноком Николо-Шартомского монастыря Иоакимом. Прибывши туда, Богданов получил от священника соборной церкви Василия в благословение копию чудотворной иконы и с ней возвратился обратно в Сергиевский Посад. Поставив список в Введенской церкви Подольного монастыря и отслужив перед ним молебен, Михаил получил исцеление от своей болезни. В благодарность он перенес икону в свой дом и украсил ее (как и чем, не сказано).
     2. В то время как Казанская икона Богоматери находилась в доме Михаила Богданова, его человек Павел Борисов внезапно подвергся тяжелой болезни, лишившей его возможности разговаривать. Пролежав в страданиях целую неделю, он обратился со слезами к образу Пречистой и по молитве своей получил исцеление от недуга. Свидетелями этому были находившиеся здесь муромский протопоп Василий и духовник его священник Лев (Лонгин) Григорьев.
     3. Возвращенная во Введенскую церковь Казанская икона Божьей Матери простояла там в иконостасе до 1650 г., когда была перенесена в Пятницкую церковь того же Подольного монастыря и поставлена пономарем иноком Лукою из-за отсутствия места в иконостасе в алтарь за престолом. Это вызвало недовольство среди богомольцев, лишившихся возможности видеть лик Пречистой и возжигать перед ним свечи.
     «Сказание» продолжает, что в это время (1650 г.) в Лавре была получена окружная грамота царя Алексея Михайловича об установлении в течение будущего Филиппова поста всенародных «молебствий» и строжайшего пощения по случаю неурожая, падения скота, пожаров и других бедствий . Получив грамоту, настоятель архимандрит Адриан объявил братии, чтобы в течение Филиппова поста все ходили в трапезную, а по кельям себе пищи не брали. Пономарь «Введенского монастыря» инок Лука, который до этого брал себе еду в келью на лаврском луковом огороде, оскорбился таким распоряжением и с воздыханием сетовал: «Свет Пресвятая Богородица, за что мя оскорбих болящаго чернца: много бо лет в Чудотворцове дому работах Тебе, а такова оскорбления не видех. Того ж дни не ядох он ничего, и почти с гневу. И се видех той чудотворный образ преч. Богородицы Казанские, и от той иконы глас к нему произыде: «Что тебя, чернец, и кормити, а ты образ Мой чудотворный в тесности затворих; возстань убо и учреди место в церкви меж образы святыя Троицы и мученицы Параскевы, дщицу убо прибей тремя гвоздьми и на том месте поставь Мя». Инок Лука не поверил этому видению и на другой день снова услышал голос: «Чернец, почто не имаши веры и впросто сей глагол ставишь? Пойди и устрой Ми место, еже предуказах ти». Пономарь отправился в церковь и на пути, у самого Введенского монастыря встретил плотника, несшего за пазухой «дщицу себе на потребу». Он попросил плотника помочь ему поставить образ, и тот беспрекословно исполнил его просьбу: раздвинул местные иконы и прибил бывшую у него доску, не убавив в ней ни длины,ни ширины, использовав при этом именно три оказавшиеся у него гвоздя, и таким образом устроил икону. Об этом чуде Лука рассказал мне (вероятно, игумену или иеромонаху Подольного монастыря). «Аз же грешный слышах таковое чудо, прибегох к образу преч. Богородицы и молебная сотворь, и священнику (Пятницкого монастыря) Тимофею обя поведаста. Священник же Тимофей поведа с ним, Лукою, наутрее священноахримандриту Андреяну, келарю Симону и инем людем».
     4. Через некоторое время после описанных событий пономарь Лука серьезно заболел и больше двух недель не мог вымолвить ни слова. Тот же человек (игумен или иеромонах) упросил его духовника, лаврского иеромонаха Паисия, сходить к пономарю Луке в келью с чудотворной Казанской иконой, отслужить перед её образом молебен с водосвятием с чудотворных мощей (в тексте несколько слов не разобрано, вероятно, «воду освятить») и в двух крестах дать ему пить. Духовник все это исполнил, и «Лука того ж часу проговорих», а затем исповедал его и причастил святых Таин. После этого пономарь стал совершенно здоровым.
     5. Троицкий слуга Иван Яковлев Желтухин, страдавший головной болью, получил исцеление после того, как по его обету был отслужен молебен перед Казанской иконой Божьей Матери (следующий за этим рассказ написан другой рукой). «В нынешнем 163 (1654) г. ноября 21 Троицкого Богоявленского монастыря (в Московском Кремле) трапезный старец Дионисий занемог тяжким недугом, доведшим его до изступления ума так, что он видел разныя бесовския страшилища, ругающия его и приступающия к обеим дверям трапезы, в которой он жил. Это бесовское наругание слышали многие дни и здоровые иноки: Зосима и Сергий, церковный сторож Иван и другой Иван Полянский, и на тех слышащих великий ужас нападал. Измученный бессонницей и страхованиями от исконного врага, Дионисий просил, чтобы чудотворную икону в трапезу внести...» (конца недостает). Очевидно, что в это время чудотворная икона Богородицы Подольного монастыря находилась в Москве. В 1654 г. на Москву обрушилось внезапное «моровое поветрие» (эпидемия), и патриарх Никон, сопровождая царскую семью в Калязин монастырь по дороге из Троице-Сергиевой Лавры, отправил 27 августа в столицу два образа: «Пресвятой Богородицы чудотворныя Казанския» и преп. Сергия со священником Московского Успенского собора и троицкими иеромонахами и иеродиаконами для «молебствий» об усмирении гнева Божьего. Первая из этих икон, по мнению А.В. Горского, была недавно прославленной иконой Казанской Богоматери из Подольного монастыря. Дальнейшая ее судьба осталась неизвестной. Иеромонах Арсений отмечает: «В настоящее время (1894 г.) между иконами Введенского и Пятницкого храмов на подоле чудотворной Казанской иконы Божией Матери нет: вероятно, она не была возвращена из Москвы, хотя чудотворный образ преп. Сергия и находится в Лавре».
     Чудеса, явленные Пречистой, должны были, по-видимому, только способствовать дальнейшему возвышению и росту Подольного монастыря. Но в действительности произошло обратное - в 1660 г. он был упразднен, а сестры переведены обратно в Хотьковский монастырь. Описная книга 7188 (1860) г., составленная по указу патриарха Иоакима, сообщает: «У церкви Введения Пречистой Богородицы и святой великомученицы Парасковеи, нареченныя Пятницы, двор - поп Леонтий Константинов, двор - дьякон Григорий, двор - пономарь Фомка Герасимов; да к той же церкви в приходе конных слуг» пеших, подьячих и их вдов, всего указано 34 двора. «А по сказке тое церкви попа Леонтья да дьякона Григорья, в прошлых годах жили у той церкви старицы и переведены они в Хотьковский монастырь тому лет с 20; и те церкви в прошлых годех и ныне данью не обложены, а служат де они у той церкви со 187 (1679) году, с Великого поста; а земли де к той церкви, и енных покосов и никаких угодий у них нет». Как видно из Описной книги, монахини Подольного монастыря были переведены в Хотьковский монастырь еще в 1660 г. (В 1680 г. священнослужители отмечают, что это произошло 20 лет тому назад). Но обращение монастырских церквей в приходские состоялось лишь с Великого Поста 1679 г. Тогда возникает закономерный вопрос: чем был Подольный монастырь в промежуток времени с 1660 г. по 1679 г. Отвечая на него, иеромонах Арсений высказывает вполне правдоподобную версию, что в течение 19 лет «на долю Подольного монастыря выпала незавидная участь быть местом ссылки для разных преступников». Каких-либо прямых указаний на это мы не имеем. Но косвенно факт остался запечатленным в народной памяти в виде песни, начинающейся со слов:
     У Троицы было, у Сергия, под горой,
     За каменною, за белою стеной.
     Стояла там темная темница.
     А во той ли темной темнице
     Сидел там удалый молодчик,
     По имени-прозванью Стенька Разин...
     Конечно, нельзя всерьез воспринимать заключение Стефана Разина в Подольном монастыре. Это легендарный вымысел, гипербола, которые вообще очень свойственны всему народному творчеству. Но тем не менее никто не отрицает, что былевые песни не могли создаваться «на пустом месте», и в их основу, как правило, закладывались реальные исторические факты.
     Местом заключения ссыльных, очевидно, служил склеп, или подвал, под Введенской церковью, в бывшем Подольном монастыре. Он состоял из трех камер с узкими маленькими окошечками и одной дверью. Такие склепы сооружались обычно для погребения усопших, например, под Троицким собором Троице-Сергиевой Лавры, но в случае необходимости их можно было легко обратить и в тюрьмы. Подтверждение этому мы находим в Соловецком монастыре, где в подвалах Успенского и Преображенского соборов, воздвигнутых в XVI в., были устроены тюрьмы, получившие благодаря соборам название Успенской и Преображенской. С течением времени народное предание перенесло место заключения в Подольном монастыре на каменный мешок, или столб, Пятницкой башни Троице-Сергиевой Лавры, располагавшейся в 40 саженях от Пятницкой церкви. Эта легенда просуществовала довольно долгое время, пока не была окончательно опровергнута профессором Е.Е. Голубинским. О ссыльных или заточенных в Подольный монастырь в 1660-1679 гг. никаких письменных свидетельств не сохранилось. Известно лишь, что в Троицкий монастырь, в ведении которого находился Подольный, в 1666 г. был прислан из Москвы переславльский священник Даниил. Последний, будучи обвинен гетманом Брюховецким в тайных сношениях с Крымским ханом, пробыл в Троице 6 месяцев и, за недостатком доказательств своей вины, в 1667 г. отпущен обратно в Малороссию. Помимо того, есть все основания предполагать, что среди заключенных имелись и противники патриарха Никона. Так, московский диакон Феодор, справщик церковно-богослужебной литературы в патриаршество Иосифа, был удален Никоном от должности за допущенные искажения и неточности в книгах, послужившие причиной смуты в делах Церкви и государства. Собор Российских архипастырей предал его анафеме, лишил сана и заключил сначала в Покровский монастырь, затем в Никольский Угрешский и, наконец, в Троице-Сергиеву Лавру. Здесь Феодор находился до прибытия в Россию восточных патриархов Паисия и Макария, окончательно решивших в 1667 г. его дело. Он был предан на суд гражданской власти и сослан в Пустозерский острог. Здесь необходимо уточнить, что, кроме Подольной, в Троицком монастыре была еще одна тюрьма, находившаяся по описи 1642 г. «у конюшенных ворот», но, кто был заключен в нее в XVII в., неизвестно. Троицкие крестьяне с конца XVI до конца XVII веков содержались в Клементьевской тюрьме, но около 1700 г. ее упразднили, а заключенных из Троицких вотчин стали помещать в вышеупомянутую тюрьму у конюшенных, или каличьих, ворот. С обращением в 1679 г. церквей Подольного монастыря в приходские отправка сюда арестантов прекратилась года на два, а затем опять возобновилась. На Московском соборе 1681г. было постановлено: «А которые чернцы в монастырех не живут в послушании и безчинно живут на Москве и в городех, ходят по кабакам, и по корчмам, и по мирским домам, упиваются до пьяна и валяются по улицам, и на таких безчинников, великого государя повелением и святейшего патриарха благословением, Живоначальныя Троицы Сергиева монастыря властям построить прежде бывший Пятницкой монастырь, огородить стоячим высоким тынем и построить четыре кельи со сеньми, по монастырскому чину, и таких безчинников в тот монастырь с Москвы ссылать, а властем им пищу и одежду давать по монастырскому чину, а за монастырь из отнюдь не спускать». Определение собора было исполнено только наполовину: сюда начали ссылать безчинников, хотя Пятницкий монастырь не был восстановлен. В Писцовой Вердеревской книге 1684 г. говорится: «Церковь Введения Пресвятой Богородицы да другая Парасковии, нарицаемыя Пятницы, каменныя, на берегу речки Кончуры, что был девичь монастырь: а в церквах образы и книги, на колокольнице колокола монастырское строение. А у тех церквей на монастыре две кельи, а в них живут на корм московские отставные стрельцы. Да у тех же церквей: двор - поп Леонтий Костентинов, у него сын Сергий 10 лет...; двор - дьякон Григорий Михайлов, двор - пономарь Фомка Гарасимов, у него дети: Кирилко 10 и Гараська 7 лет». Дальше следует опись других посадских церквей: Трехсвятительской (Вознесенской), Казанской, Воскресенской. В заключение обо всех четырех церквях сказано: «И к тем церквам четвертныя пашни в старых писцовых книгах не написано, да и ныне к тем церквам дать земли не довелось, потому что построены к приходам и кормятся от приходских людей». Несколько непонятным кажется появление у Троицы «на корму московских отставных стрельцов», так как свои, лаврские, стрельцы всегда создавали монастырским властям много проблем. Вероятно, появление московских стрельцов на Подоле напрямую связано с направляемыми сюда «безчинниками». Ссыльные сопровождались под стрелецким конвоем, который оставался в монастыре для надзора за заключенными, а по окончании назначенного срока вместе с ними возвращался в Москву. Как мы видим из постановления, условия содержания исправляемых монахов были довольно мягкими, как в помещении, так и в пище: их держали не в подцерковье, а в специально выстроенных кельях и кормили наравне со стрельцами «по монастырскому чину». Для сравнения: обычное на Руси «смирение по монастырскому обыкновению» заключалось в том, что провинившихся сажали в специальные каменные мешки - тюрьмы, заложив за ними кирпичом двери и окна, оставив лишь небольшое окошко для хлеба и воды. Пятницкий монастырь оставался местом заключения вплоть до начала XVIII в., когда «безчинников» стали ссылать в более отдаленный Соловецкий монастырь на Белом море. В заключение, подводя итог XVII в., отметим, что он явился для Подола веком почти непрекращающихся изменений. В XVII столетии закончилась история Подольного монастыря и началась история собственно Введенской и Пятницкой церквей.

 

XVIII век

Реставрация Введенской церкви, 1740 г. Освящение приделов в Подольных церквах. Введенский приход.

     В неспокойную эпоху Петра I церковному строительству почти не уделялось никакого внимания, так как какая- либо деятельность в масштабе всей страны была целиком подчинена государственным задачам.
     Начавшиеся преобразования требовали все больших средств, а желание самодержца, как можно быстрее возвести новую столицу на берегах Невы, вызвало запрещение каменного строительства по всей стране, включая Москву. Даже в прославленной обители преподобного Сергия за первые три десятилетия XVIII в. не было построено ни одного значительного здания, за исключением «земляных фортеций» вокруг крепостных стен. При ближайших преемниках Петра монастырь также долгое время не имел возможности предпринять какие-либо капитальные строительные работы. Этому мешала фантастическая идея о перенесении ближе к северной столице всей Троице-Сергиевой Лавры со святынями. В течение десяти лет, начиная с 1726 г., эта мысль имела постоянную поддержку при дворе, и даже были начаты строительные работы на новом месте. Но полная абсурдность этой затеи, требовавшей колоссальных затрат, с течением времени становилась все более и более очевидной. В конце концов, дело ограничилось основанием поблизости от Санкт-Петербурга небольшой Троице-Сергиевой пустыни, и только после этого монастырь получил наконец возможность производить какие-либо строительные работы.
     Одной из первых проблем, о которой стали хлопотать троицкие власти, была проблема капитальной реконструкции Введенской церкви. Проведенная в 1740 г., она сыграла решающую роль в жизни храма. Все основные работы были выполнены по «ряду» с монастырем крестьянином Гавриилом Федоровым. Он разобрал в церкви западную пару столбов, из-за чего храм долгое время считали бесстолпным, и по-новому переделал своды, поставив на них новую декоративную главу «образцом и мерою» как в церкви Иоанна Предтечи, «что у Варваринских ворот в Москве». В результате верхи храма получили наилегчайшую из возможных конструкций: лёгкий сомкнутый свод с небольшой декоративной барочной главой, опертой частично на предалтарную стену. Кроме этого, Федоров растесал «на запад три окна для свету» и отчасти расширил или заложил все остальные окна храма. Северное окно некоторое время служило входом, будучи растесано вниз, вплоть до цоколя. Полностью были уничтожены или изуродованы окна подклета, а сам вход в него засыпан землей. Исчезла и окружавшая здание с трех сторон открытая галерея, или паперть, с несколькими лестничными «всходами». Церковь была перекрыта четырехскатной кровлей (последняя реконструкция которой - на железных стропилах - относится уже к 50-м гг. XVIII в., верхи закомар срезаны, апсиды были покрыты той же кровлей по веерообразным стропилам). Храм получил единую кровлю над всеми частями. В результате всех проведенных работ здание окончательно вышло из катастрофического состояния, в котором оно находилось более столетия. Реконструкция 1740 г. явилась последней серьезной перестройкой в истории Введенского храма, так что до нашего времени он дошел в основном в том виде, который ему придал выполнявший работы Гавриил Федоров.
     Но ещё перед реставрацией во Введенской церкви произошло некоторое существенное изменение: в 1729 г. в южной части алтаря храма был освящен придел во имя святых равноапостольных царей Константина и Елены. Об этом событии сохранился довольно любопытный документ - указ Синодального Казенного Приказа.
     Как мы видим, в нем упоминается «издревле построенный каменный придел» Константина и Елены, который «поныне (1729 г.) не освящён». Но в записях XVI в. о построении подольных церквей о каком-либо приделе во Введенской церкви не упоминается. Ничего о нем не говорится ни в грамоте об освящении в 1621 г. возобновленного после осады 1608-1610 гг. Введенского храма, ни в описи Подольного монастыря 1642 г. Возникшее несоответствие можно объяснить тем, что в 1547 г. И. Хабаров предполагал сначала устроить на Подоле вместо старой деревянной церкви одну только каменную Введенскую церковь с приделом, как и сказано в указе во имя святых Константина и Елены. Но, когда в том же 1547 г. рядом была поставлена Пятницкая церковь, придел оказался излишним и простоял неосвященным в течение почти двухсот лет. О наименовании его, очевидно, было сказано в храмозданной грамоте 1547 г., а о неосвящении - в описи Подольного монастыря, составленной вскоре после осады Лавры, которые до нашего времени не сохранились. Но, по-видимому, они еще были целы к началу XVIII в.
     Здесь необходимо отметить одну интересную особенность придела, а именно: он был устроен в южной части алтаря и отделен от него глухой каменной стеной, точно так же, как и в своем вероятном прототипе - приделе Усекновения главы Иоанна Предтечи в Духовской церкви Троице-Сергиевой Лавры. С последней связано и последующее изменение в планировке Введенской церкви. В 1778 г. по приказанию преосвященного Платона был «пробран ход» из алтаря в придел Духовской церкви. По всей вероятности, в то же время и по распоряжению того же митрополита Платона аналогичная процедура была осуществлена и в Введенском храме. С его именем связано и изменение цветовой гаммы Подольных церквей в 1780 г.: по указанию владыки их вместе с монастырскими стенами перекрасили в красный цвет с нарисованными белыми деталями, уничтожив первоначальную известково-белую окраску обоих храмов.
     Как мы видим, все сколько - нибудь значительные перестройки на Подоле в XVIII столетии так или иначе были связаны с Введенской церковью. Из-за чего, как сказано выше, здание не сохранило свой первоначальный облик до нашего времени. Пятницкой церкви в этом отношении повезло больше, отчасти оттого, что она простояла почти без изменений всю первую половину XVIII в. Так, при ремонте в 1740 г. мастерам здесь было велено: только «два окна в трапезе заклать кирпичам с известью, выняв из них решетки и подмазать с трапезною стеною уравнительно», да «с лица и изнутри выбелить известью», и «подмазать расселины» на сводах, и перестелить пол. Спустя почти 30 лет, в 1769 г., в трапезной Пятницкой церкви при западном входе с левой стороны был построен придел в честь святого Архистратига Божия Михаила. Об этом упоминается в прибавлении к церковной описи 1761 г.: «При оной же Пятницкой церкви придел святых архангел Михаила и Гавриила. В том приделе на св. престоле антиминс печатан на атласе рудо - желтом, священнодействован преосвященным Николаем, митрополитом Грузинским, 1769 г., августа 7-го дня». Это пока единственный документ, где в названии придела Пятницкой церкви упомянут Архангел Гавриил. В дальнейшем он именовался просто: приделом Архистратига Михаила.
     Пятницкая церковь явилась классическим примером небольшого бесстолпного посадского храма со своей трапезной и «колокольницей», который получил повсеместное распространение в русских городах и, как правило, копировался остальными приходами Сергиева Посада.
     Во второй половине XVIII в. на погосте возле Пятницкой церкви помимо домов церковнослужителей находились также дома обывателей, которые были снесены в 1780 г. по резолюции митрополита Платона. Позже, в 1796 г., когда началась реконструкция вновь объявленного Сергиевского Посада, он приказал дома священнослужителей перенести с погоста вниз под гору, на другую сторону дороги, «где по плану назначено ко очищению... для лучшего вида Лавры». Прихожанами Введенского прихода в основном числились лаврские слуги, подъячие и их вдовы. Так, по ландартской книге 1715 г. здесь находились дворы бывшего Пятницкого пономаря Герасима, Фомина сына, попова сына Никиты Яковлева Некрасова, подъячего Викулы Петрова, сына Башилова, два двора нищих и «двор старинный канцеляриста Михаила, Иванова сына, Орлова, который по указу великого государя служит при ближнем боярине Петре Матфеевиче Апраксине у полковых военных дел, а тот двор у него, Михаила, для его приезду и жены его». Помимо того, еще указано 16 человек монастырских слуг «на приказах» в Троицких вотчинах.
     Священнослужителями при Введенской церкви в 1715 г. состояли иерей Конон Александров, 40 лет, с детьми Прокопием (14 лет), Василием (12 лет) и Матфеем (3 года); диакон Иаков Илларионов, 35 лет, с сыном Герасимом, 10 лет; пономарь Федор Афанасьев, 27 лет. Всего в Введенском приходе в начале XVIII в., по данным ландартской книги, насчитывалось 107 дворов. В 1748 г. в составе притча при подольных церквах находились иереи Иван Андреев, 38 лет, с сыном Сергием 6 лет; диакон Стефан Иванов, 34 года, с сыном Иваном (4 года); дьячок Феодор Иванов, 25 лет с детьми Михаилом (5 лет), Андреем (4 года) и Иваном (1 год); пономарь Иван Миронов, 58 лет, с сыном Андреем, 15 лет, обучающемся грамматике в Троицкой семинарии. Приход насчитывал 91 двор. На дальнейшую судьбу Подола очень повлияла секуляризация монастырских земель 1764 г., посредством которой монастыри были «посажены на штат» с установленным числом монахов и служащих. Выход на волю монастырских слуг способствовал быстрому обеднению Введенского прихода. Из-за чего уже через год, в 1765 г., пришлось упразднить должность диакона подольных церквей. В 1778 г. с приписанными от Вознесенского и Успенского приходов 62 дворами крестьян в нем насчитывалось 88 дворов, «в них мужеского пола 205 душ, а женского 250». Кроме этого, в 1789 г. приходом к Введенской церкви состояла деревня Тураково с 21 крестьянским двором. Последующие 10 лет также не изменили ситуации - приход продолжал неуклонно уменьшаться, так что к 1800 г. он насчитывал всего лишь 60 дворов.

 

 

XIX век

Упразднение Введенского прихода.

     Проведенная в первой половине XIX в. реконструкция и перепланировка г. Сергиева Посада никак не отразилась на Подольных церквах. Такое «невнимание» объясняется тем, что всё капитальное строительство в городе в основном вела только Лавра, а территория вокруг монастыря по-прежнему оставалась в его фактическом распоряжении. Несмотря на обмен 1794 г., троицкие власти распоряжались ею по своему усмотрению, не всегда согласуясь при этом с генеральным проектом перепланировки города. Это неизбежно вызывало некоторые трения с Комиссией для строений Москвы, которая занималась реконструкцией Сергиева Посада. Разногласия дошли до такой степени, что в 1836 г. потребовалось созвать специальное совещание с участием митрополита Филарета. На нем в числе мер, предпринимаемых «для приведения строений в Сергиевом Посаде в законный порядок», определено было и место для строительства «подвижных лавок по проектам Комиссии – «у ограды монастырской по скату горы, которое должно быть засыпано и спланировано», т.е. вниз от Пятницкой башни, близ Введенской и Пятницкой церквей. Прокладка в 1845 г. нового шоссе, связавшего Сергиев Посад с Москвой, и последовавшее затем в 1862 г. открытие железной дороги значительно увеличили число троицких богомольцев и вызвали ответное почти не прекращающееся строительство Лаврой гостиниц, лавок, доходных домов и подобных им зданий. К сожалению, зачастую выбор места для них определяли соображения чисто коммерческого характера, так что бережно сохранявшаяся еще со времен митрополита Платона свободная зона вокруг монастыря была застроена рядом довольно посредственных в архитектурном отношении сооружений. В самом городе велась очень оживленная деятельность по обслуживанию приезжающих паломников.
     Магазины, лавки, склады, трактиры и другие торговые постройки, несмотря на неоднократные запреты властей, окончательно заполонив Красногорскую площадь, стали спускаться вниз, в район Введенской и Пятницкой церквей, образовав вокруг храмов торговые ряды. Через дорогу от них, на небольшой живописной лужайке у часовни Пятницкого колодца, находились блинницы со знаменитыми на всю Россию троицкими блинами, а также бани со специальными номерами. Своеобразный колорит Посада того времени очень хорошо сумел передать художник К.Ф. Юон, а описанию троицких блинниц посвятил отдельные страницы своих произведений известный русский православный писатель И.С. Шмелёв. Столь бурная деятельность, развернутая вокруг подольных церквей, не затронула Введенский приход - почти всё XIX столетие он жил тихой, размеренной жизнью прихода среднерусского провинциального города, какой, впрочем, и жили тогда все остальные приходы Сергиева Посада. Поэтому неудивительно, что почти во всех работах, посвященных истории Подола, практически не содержится сведений о церквях XIX в.
     К концу XIX столетия на Подоле началось некоторое оживление. В 1873 г. в Пятницкой церкви были устроены 4 контрфорса, предназначенные для упора стен и столбов колокольни. Помимо этого, была пробрана «трещина в церкви Пятницы шириной 1/2 вершин». Спустя два десятилетия в 1891-1894 гг. вокруг храмов была возведена новая каменная ограда с железными решетками в модном тогда «русском стиле». Возможно, к ее созданию был причастен известный лаврский архитектор А.А. Латков. Параллельно решено обновить и церковь Параскевы Пятницы: перестелить пол и устроить духовое отопление. Начиная с 1892 г. причт во главе со старостой Введенского прихода предпринимает неоднократные попытки сдавать церковную «огородную» землю близ монастырского странноприимного дома в аренду под застройку. Поначалу на это было получено разрешение со стороны Учрежденного Собора Троице-Сергиевой Лавры с условием, что арендовать указанный участок будет сама Лавра. Но через год, в 1893 г., Собор изменил свое решение и нашел «нужным всю огородную землю Пятницкой и Введенской церквей оставить за собою». Попытка послужила отчасти толчком к тому, что в 1896 г. по представлению митрополита Московского и Коломенского Сергия Святейший Синод своим указом упразднил Введенский приход. Притч его и прихожан причислили к Вознесенской церкви Сергиева Посада, а храмы с окружающей их территорией были переданы в ведение Троице-Сергиевой Лавры. Причины, определившие решение Синода, остались не совсем ясными. Объяснение, что это было необходимо «по бедности и малочисленности» Пятницкого прихода, кажется малоубедительным, так как всего лишь за 2 года до этого (1894) иеромонах Арсений отмечал: «В настоящее время число приходских дворов простирается до 60. Содержание причта от прихожан, собственных домов и процентов с капиталов достаточное». Скорее всего, реальные причины передачи были связаны не с состоянием самого прихода и церквей, а с принадлежавшей ему землей. Как бы то ни было, переход храмов в ведение Лавры пошел на пользу и Подолу и городу. Рядом с монастырем не были построены здания, неизбежно испортившие бы его архитектурный ансамбль, а в Подольных церквах появилась возможность провести ремонтные работы.
     Начало их в Введенской церкви запланировали на 1897 г. Но до этого необходимо было получить разрешение Московского археологического общества, которое к тому времени контролировало почти все строительные работы, осуществлявшиеся монастырем. С такой целью 23 июня 1897 г. Духовным Собором Троице-Сергиевой Лавры в Общество было направлено отношение с перечнем планируемых построек: облицовка стен, перестилка крыш и восстановление окон в их первоначальном виде. Московское археологическое общество, рассмотрев отношение, «нашло возможным» разрешить реставрационные работы при условии, что объем и качество последних будут предварительно с ним согласованы. Но это не явилось еще окончательным разрешением. Несмотря на то, что архитектор Латков передал всю необходимую документацию, Общество явно затягивало начало работ. Так, оно нашло необходимым провести дополнительный осмотр Подольных церквей Комиссией по сохранению древних памятников, о чем Духовный Собор был уведомлен особым письмом от 11 ноября 1898 г. Осмотр был назначен на 22 ноября того же года. Его результаты в значительной мере повлияли на дальнейшее развитие событий. Московское археологическое общество решило, что необходимо значительно расширить первоначальный план реставрации храма, изложив все свои новые требования в специальном уведомлении Духовному Собору. Предложенные изменения вызвали неожиданное сопротивление со стороны наместника Лавры Павла (Глебова).
     Сохранился черновик его письма - ответа в Московское археологическое общество, где он от лица Духовного Собора выразил несогласие с вышеуказанным уведомлением. Результатом несогласий между Лаврой и Обществом стало то, что вся предполагаемая реставрация Введенской церкви свелась к ремонту «существующей крыши» и входной двери.
     В заключение необходимо добавить, что с XIX века история Подола начинает привлекать к себе внимание исследователей, в печати появляются первые труды, посвященные Пятницкой и Введенской церквям. «Первопроходцем» в этой области следует считать И. Снегирева с его статьей в «Русской старине» в 1850 г. Краткая история подольных церквей была приведена в книге Е.Е. Голубинского «Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая лавра». Итогом всего стала обширная статья иеромонаха Арсения «Введенская и Пятницкая церкви в Сергиевском Посаде Московской губернии».
     Вышедшая в 1894 г., она и до настоящего времени продолжает служить основным источником наших сведений об истории Подольных церквей.

 

XX век

Введенская и Пятницкая церкви до 1928 г.

     Неудачная попытка отреставрировать Введенскую церковь не изменила планов Духовного Собора по дальнейшему благоустройству Подола. Единственное отличие состояло в том, что теперь основное внимание сконцентрировали на внутренней отделке храмов. Уже в 1902 г. стал рассматриваться вопрос о возможности проведения ремонта внутри церкви Параскевы Пятницы. Специально собранная Комиссия определила необходимый объем работ и доложила в рапорте Духовному Собору Лавры от 1 июня 1902 г.: «На ремонтировку внутренней отделки Пятницкой церкви... предназначено употребить... по представленным сметам 5500 руб., а именно:
     а) на написание стенной живописи 2000 р.;
     б) на позолоту иконостаса 1300 р.;
     в) на орнаментную работу 700 р.;
     г) на новые полы, печку и проч. 1500 р.
     В настоящее время оказывается необходимым возобновить живопись всех икон в иконостасе, что будет стоить 300 р., а также поставить к стенам, где был придел св. Архистратига Михаила, ныне упраздненный, пять больших киот, на что потребуется 700 р». К сожалению, мы не располагаем пока какими-либо источниками, где указаны причины и точная дата упразднения придела Архангела Михаила. Известно лишь, что это произошло в промежуток времени между 1896 и 1902 гг., ближе к последней дате. Существуют два любопытных документа, связанные с ремонтом церкви Параскевы Пятницы:
     «Смета художника В.К. Бондарева на написание стенной живописи Пятницкой церкви» и «Смета на живописную работу от А.И. Журавлева». Помимо того, известно, что, по условию с Д.П. Новгородским от 6 июля 1902г., последний за 700 р. «подрядился исполнить декоративную живопись в храме» в византийском стиле. Работы, видимо, велись довольно-таки энергично, так как к январю 1903 г. реставрация была уже завершена. Докладывая об ее окончании Духовному Собору, Комиссия по ремонту Пятницкой церкви отмечала: «...работы по ремонтированию Пятницкой церкви, по возобновлению в ней иконостаса и стенной живописи все окончены, и церковь готова к освящению. При этом Комиссия считает долгом присовокупить:
     1. Упразднен придел Архистратига Михаила;
     2. Иконостас переклеен заново с исправлением резьбы, и весь заново вызолочен;
     3. Стенная живопись вся сделана заново;
     4. Пол настлан плитчатый; ... кроме показанных расходов показаны еще следующие за счет Лавры: сложена печка стоимостью 50 р., и вокруг церкви сделан дренаж, который приблизительно стоил 100 р.». Несмотря на быстрый срок выполнения, качество работ, видимо, оставляло желать лучшего, т.к. спустя всего 10 лет, в 1913 г., в Пятницкой церкви назначается новый ремонт: заново переписываются стены храма, и реставрируется иконостас. Впрочем вполне возможно, что это было связано и с юбилейной датой 300-летия дома Романовых, празднование которой в Сергиевом Посаде проводилось с большим размахом и торжественностью. Состав необходимых работ изложил в специально составленной Смете по реставрации Пятницкой церкви смотритель живописной Троице-Сергиевой Лавры иеромонах Нестор. В список вошли: промывка стен, исправление испорченной живописи и новая отделка алтаря.
     Осуществлены ли были все намеченные планы, неизвестно, вероятнее всего, что нет. Препятствием к выполнению послужил зарождавшийся разлад в государстве, который самым непосредственным образом отразился и на состоянии Церкви. Разразившаяся через год I мировая война, а затем и революция 1917 г. окончательно остановили дальнейшее развитие Подола.

 

Редакция «Пятницкого подворья» — от имени всех читателей.

     Гонения на религию и Православную Церковь, начатые большевиками после октябрьского переворота, в первую очередь ударили по Лавре Преподобного Сергия. Всего через год после революции она была «национализирована», и все ее имущество поступило в ведение особой «Комиссии по охране Лавры», утверждавшейся Наркомпросом.
     4 октября 1919 г. все храмы Лавры изъяли из-под контроля монастыря и передали «угнетенным массам» в лице наспех созданных приходских советов, а ровно через месяц, в ночь на 4 ноября, почти вся братия под охраной была препровождена в Гефсиманский скит. Наутро Советская власть опечатала все храмы монастыря, а последовавший вскоре декрет за подписью председателя СНК В. И. Ленина превратил Лавру в музей-заповедник. Действия большевиков вызвали возмущение в народе, вылившиеся в массовые пожары - поджоги национализируемого имущества. Одна за другой горели лавки в старых торговых рядах и вдоль крепостной стены, полыхали подольные склады под Пятницкой башней, от них занялась кровля монастырской ограды и Святых ворот.
     Среди царившей повсюду «мерзости запустения» почти невероятным покажется нам тот факт, что вплоть до 1928 г. Подольные церкви оставались действующими храмами с богослужением по полному Лаврскому чину и детской певческой школой, переместившейся на Подол после закрытия Лавры. Немало способствовали этому и бывшие монахи Троице-Сергиева монастыря, многие из которых формально числились на Подоле в качестве сторожей, дворников, разнорабочих, а некоторым удалось зачислиться даже в штат охраны. Они вместе с братией из трудовых монашеских артелей Гефсиманского скита и Пустыни св. Параклита организовали так называемую «Малую Лавру», включившую в себя Введенскую и Пятницкую церкви, своеобразную преемницу «Большой Лавры», закрытой на четверть века.
     Вспоминает прихожанка храма Параскевы Пятницы К.Н Борисова (Комарова): «Я родилась в 1915 г. в городе Сергиевом Посаде, в глубоко верующей христианской семье. Мои родители стремились дать мне, насколько это было возможно, православное воспитание и часто водили меня в храм. До сих пор хорошо помню (мне тогда было около 10 лет) наши с мамой посещения церкви, именуемой Пятницкой. Особенно запомнилась служба под Успение Божией Матери, оставившая в душе глубокий след своей духовностью и благодатью. Церковь в то время была очень хорошо благоустроена. Прекрасные иконы, алтарь, иконостас – все блестело под золото. Народа было много. Служили по монастырскому чину в том же помещении, где и сейчас. Что находилось во второй церкви, рядом, я не помню, так как самой мне там побывать не пришлось. Вокруг храма стояла красивая ограда, внутри – лавочки для отдыха, кругом – зеленые насаждения, цветы. Чистота была исключительная. Напротив, через дорогу, внизу располагалась часовня (часовня Пятницкого колодца), где шла торговля гробами». Достоверность вышеописанного не должна вызывать у нас никаких сомнений. «Малая Лавра» в 20 годы действительно была одним из немногих светлых островков веры среди мрака атеизма и ликующего богоотступничества. Подольные церкви чудесным образом обошел стороной ряд последовательных акций по упразднению и разграблению храмов, апофеозом которых стала знаменитая кампания 1922 г. по изъятию церковных ценностей в помощь «голодающему народу». Известный исследователь истории Троице-Сергиевой Лавры протодиакон Сергей Боскин в своих воспоминаниях приводит сведения об иконостасах церквей в 1920 – 1928 гг.: «В летнем Введенском храме находился деревянный (липовый) резной иконостас с растительным орнаментом (виноградные гроздья), легкий, очень светлый, но не позлащенный. В зимнем – небольшом, очень уютном храме во имя св. вмц. Параскевы – иконостас тяблового типа, обитый жестью под серебро». Обратим внимание читателя на то, что протодиакон Сергей Боскин в «Записи» также отмечает особенный уют храмов, служивший главной чертой Подола на протяжении всего времени его существования.

Подол в советское время

(1928 – 1991 гг.)

     Относительное благоденствие в «Малой Лавре» продолжалось, как было отмечено, вплоть до 1928 г., когда Введенская и Пятницкая церкви были закрыты, а причт – частью разогнан, а частью – репрессирован вместе со многими другими иноками из бывшей Троице-Сергиевой Лавры. С глубоким сожалением можем отметить, что в настоящее время мы не располагаем никакими документами, связанными с ликвидацией «Малой Лавры» в 1928 г. Эта тема – «белое пятно» в истории Подола, которая ожидает своих исследователей. Ждет своего часа история снятия крестов с куполов Пятницкой церкви, судьба Подольных колоколов и многое другое, творившееся в годы безбожия под стенами обители преподобного Сергия. Единственное, что мы можем констатировать, так это то, что закрытие храмов совпало по времени с новой мощной волной репрессий против церкви 1928 – 1929 гг., особенно тяжело отразившейся на Лавре и всём, что так или иначе было с ней связано. После закрытия в 1931 г. в Пятницком храме устроили мельницу, а во Введенской церкви – склад зерна. Заведовала мельницей Домагаева Валентина Ивановна (1910-1990 гг), проживавшая на Кооперативной улице. И помогал ей мужчина (имя неизвестно), заведующий заготзерно, за которого она впоследствии вышла замуж. Мельница обслуживала жителей Сергиева Посада и крестьян из близлежащих деревень, привозивших сюда на помол рожь и пшеницу.
     В 1940 г. Загорским горисполкомом было принято решение об уничтожении бывшей церкви Параскевы Пятницы, но осуществить безумный замысел помешала начавшаяся через год Великая Отечественная война. В конце ее мельница и склад в Подольных храмах были реорганизованы, а как напоминание о них остались лишь мельничные жернова, довольно долгое время лежавшие возле Пятницкой церкви. Открытие на Пасху 1946 года Троице – Сергиевой Лавры никак не сказалось на судьбе Подола. Здания медленно разрушались, оставаясь забытыми и никому не нужными на протяжении двух с лишним десятилетий. Об их существовании вспомнили лишь в конце 60 - х годов, когда после завершения основных работ по реконструкции Лавры наконец –то был поднят вопрос о столь необходимой коренной реставрации обоих Подольных храмов.
     Провести ее поручили тресту Мособлстрой - реставрация по заказу Производственного бюро по охране и реставрации памятников архитектуры Московской области. Научным консультантом и куратором проекта был назначен архитектор В.И. Балдин. Начавшись в 1967 г., реставрация затянулась вплоть до 1976 г., разделившись как бы на два последовательных этапа. На первом (1967 – 1969 гг.) - работы велись под руководством архитектора Н.Д. Недовича, и самым главным их результатом стало восстановление первоначального позакомарного покрытия Введенской церкви.
     Второй этап реконструкции (1969-1976 гг.) контролировал архитектор В.В. Кавельмахер (мы уже упоминали о нем в разделе, посвященном XVI в.), а все внимание реставраторов в основном было направлено на церковь Параскевы Пятницы. В ходе работ изменили ряд функциональных особенностей храма: заложили южные двери алтаря и упразднили вытяжной проход на кровлю алтарной части церкви, из-за чего она стала непригодной для совершения богослужений. Как и в Введенской, в Пятницкой церкви основным итогом реставрации также стало восстановление позакомарного покрытия. Кроме того, храмам возвратили первоначальную известково-белую окраску. Во время ремонта Введенской церкви у его основания с южной стороны были найдены две белокаменные плиты с резным текстом, выполненным полууставом. Это послужило поводом к началу археологических раскопок с целью точного определения территории монастырского некрополя XVI-XVII вв. Однако закончить их не удалось из-за запрещения городской администрации. Восстановление церквей вызвало необходимость хоть как-то благоустроить и прилегающую к ним территорию, для чего Проектным отделом Мособлстройреставрации был разработан в 1978 г. специальный «Проект благоустройства территории Подола в г. Загорске» (ведущий архитектор П.П. Пинчуков). Однако выполнить всё в нем предусмотренное в нужном объеме так и не удалось. В 1980 г. в связи с проведением «Олимпиады-80» была проведена перепланировка значительной части Московско-Ярославского шоссе, захватившая и участок территории Подола, так что уровень дороги возле храмов поднялся более чем в два раза. Строительство шоссе, подземного перехода, создание декоративной плотины через р. Кончуру вблизи моста по улице Первомайской послужила причиной катастрофического затопления Введенской и Пятницкой церквей грунтовыми и поверхностными водами. В 1985 г. Исполком Горсовета перепоручил проектные и исполнительские работы по обустройству Подольной территории Управлению коммунального хозяйства, однако трест Мособлстройреставрация не передал последнему всю разработанную по данному вопросу документацию. Из-за этого не удалось благополучно решить вопрос об отводе ливневых вод в р.Кончуру. Сложившаяся ситуация привела к тому, что в 1987 г. в акте, составленном после осмотра церквей, члены Комиссии вынуждены были констатировать следующее: «…Работы, выполненные ремонтно-строительным трестом №15 по планировке территории, усугубили и без того тяжелое положение памятников. Самые важные вопросы по водоотводу не были решены: не сделан лоток водоотвода в сторону р.Кончуры: «…вода потоком устремляется от шоссе в подклет церкви. Вокруг церкви образовалось озеро. У Пятницкой церкви размыта отмостка». На результаты осмотра и мнение членов Комиссии не обратили никакого внимания, и Подольные церкви продолжали постепенно ветшать и саморазрушаться.

 

 Приложения

Приложение № 1

     “У Троицкого монастыря за оградой Подольной Пятницкой монастырь, а в нем храм во имя Введение Пречистыя Богородицы, камен, крыт тесом, глава и крест обиты немецким железом. А во храму Божия милосердия образов: деисус болшой, а в нем 13 икон праздников, 15 икон пророков, 13 икон праотцов: деисус, и праздники, и пророки, и праотцы писаны на празелени; двери царские, сень и столбцы - резное дело, золочены сусалным золотом. По правую сторону царских дверей местных образов: образ Живоначальные Троицы на празелени, образ Введение Пречистые Богородицы обложен серебром, басмою, золочен, венцы басменые, в прикладе у преч. Богородицы цата серебряная, резная, золочена, в прикладе же золотой да сем ноугородок; образ преч. Богородицы на престоле с превечным Младенцем да в молящих с сторон Сергий да Никон чудотворцы, писан на празелени: все три образа в одном киоте, у тех же образов пелена крашенинная, на ней три креста полотняные. По левую сторону царских дверей местных образов: образ Предста Царица одесную Бога, в подножие преподобные Зосим и Савватея Соловецкие, венцы у Спаса и у святых все серебряные, резные, золочены, писаны на празелени; образ преч. Богородицы Умиление писан на золоте; образ св. великомученицы Парасковеи, нареченные Пятницы, писан на празелени да в прикладе новгородок по смете с полтину: все три образа в одном киоте, у тех образов пелена крашенинная, на ней три креста полотняные. На северских дверех писана крестная сила да два ангела. Да над правым крылосом на столпу образ преч. Богородицы Умиление, образ владыки Еуфимия, образ Преч. Богородицы Казанские, образ Николы Чудотворца и иные святые, во облаце Преч. Богородицы воплощение, венцы сканные, все обложены серебром, басмою. Над левым крылосом на столпе образов: образ преч. Богородицы Одигитрия, обложен серебром, басмою; образ Спасов главный, писан на золоте; образ Преч. Богородицы Умиление обложен серебром, басмою; образ трех святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иванна Златоустаго обложен серебром, басмою. Да перед деисусом паникадило медное о 12 шанданах , кисть у него шелковая. Да перед местными образы шесть свеч восковых поставлены на свешники железные; подсвечник деревянной с яблоки золочены. В алтаре сосуды: потир, и дискос, и блюдца оловянные; образ Преч. Богородицы запрестольные Умиление писан на золоте, венцы и цата басменные, на другой стороне образ Николы Чудотворца; на престоле евангелие печатное тетр, оболочено бархатом цветным, распятие и евангелисты и застежки серебряные, резное дело золочены, на исподней доске жуки серебряные, по обрезу золочено, дал вкладом пономарь Лука Вереитин; крест обложен серебром; на престоле индития выбойчатая; да два кадила медные, одно монастырское, а другое дал вкладу пономарь; два укропчика медные, один монастырский, а другой дал вкладу Лука - пономарь.
     Да другая теплая церковь во имя св. великомученицы Парасковьи, нареченные Пятницы, с трапезою, каменная ж, покрыта тесом, глава и крест обиты немецким железом. А в нем Божия Милосердия образов: деисус большой, а в нем семь икон, обложен медью, басмою; двери царские, и столбцы, и сень обложены медью, золочены. По правую сторону царских дверей местных образов: образ Живоначалные Троицы писан на золоте, образ великомученицы Парасковьи, венцы у ангелов и святые резные, в венце шесть камешков да три жемчужка, да в прикладе две цаты басменые, два креста аспидные, распятие литье, по ручкам обложены серебром, у одного креста два камышка да два жемчужка, а у другово четыре жемчужка, крест, серебрян тощь, во главе камешек, ковчежец серебрян, на четыре угла золочен, резь с чернью, во главе Спасов образ, 19 крестов тельных невеликих, серебряные, пять золотых червонных, да копеек на нитках по смете с рубль. Меж царских и сиверских дверей образ местной преч. Богородицы Коневские писан на золоте, у Спаса цата басменная да копейка золочена, перед деисусом паникадило медное; да перед местными образами три свечи поставные восковые, насвещники железные; аналой древяной с ящиком, три аналоя, на которых чтут. В алтаре на жертвеннике сосуды: потир и блюдца оловянные; образ Преч. Богородицы Одигитрии запрестолной, на другой стороне св. мученицы Парасковеи, писаны на празелени, у Пречистые венцы и цата басменные, серебряные; на престоле Евангелие печатное, тетр в десть ветх, оболочено камкою черною, распятие и евангелисты серебряные, резное дело золочены; евангелие в полдесть писмяное, распятие медное, басменное. Да книг печатных: два охтая на осмь гласов, две триоди, постная да цветная, 12 миней месечных, дача священника Арсения, псалтырь в десть болшой печати, часовник в четверть печатной же, дачи слуги Андрея Тургенева; да писмяных книг: Евангелие толковое в десть, Апостол тетр в десть, устав в десть, псалтырь ветхая в десть, другая псалтырь с следованием ветха в полдесть, три пролога во весь год в десть, книга жития чудотворца Сергия и иных святых в полдесть ветха, потребник писмяной в полдесть, ирмолой в четверть ветх, тетрадь, а в ней каноны, тетрадь, а в ней служба мученице Парасковеи. Да в трапезе на правой стороне местных образов: образ Николая чудотворца Можайского писан на золоте, венцы басменные, в прикладе у Николы чудотворца гривна витая да сем копеек; образ Сергия - чудотворца писан на золоте, венец и цата басменные, золочены; образ великомученицы Парасковеи, нареченные Пятницы, резное дело, в киоте с затворы, в ручке крест, а в другой свиток, в прикладе три цаты басменные, в одной цате три камышка; крест синолойной, на нем распятие Господне с праздники, а на другой стороне воплощение преч. Богородицы, резное дело, обложен серебром, сканью; икона синолойная, на ней два святых, подписей незнать; понагея резь на древе: не рыдай Мене Мати, да воплощение Преч. Богородицы, да копеек в прикладе на нитках по смете рубля с два; на притворех у киота писано мучение св. мученицы Парасковеи на золоте, у того ж образа пелена дорогилная, пелена другая ж не велика бархат, золотной, ветха. На левой стороне образ местной святых Марии Магдалыни да преподобные Ксении Римляныни писаны на золоте. Да риз и стихарей, патрахилей и поручей: ризы камка бела в кругах, кресты, оплечье бархат вишнев, бывал золотной; ризы камка бела, оплечье шито золотом и серебром по червчатому атласу, обои ризы ветхи; двои ризы полотняные; ризы постные крашенинные, оплечье - выбойка московская; патрахель дорогилная, дороги полосатые; патрахель выбойчатая; стихарь дьяконской, дороги зелены, оплечье - камочка цветная; два стихаря полотняные дьяконские, у одново оплечье - камка червчата, у другово бывал бархат червчат, оба ветхи; три уларя,один атлас золотной, а другой бывал бархат, червчат, а третей дорогилной лазорев; три стихаря подризные полотняные, два новы, а третей ветх; четверы поручи, трои дорогилные, червчатые, выбойчатые; два пояса нитные, оба ветхи. А строение в церквах все монастырское (т. е. лаврское). Да на той же церкви сделана колокольница, а на ней пять колокол; а что в них весу, и тово неведомо, потому что колокола не подписаны.
     Да на монастыре же в келье живут игумен Елеозар Вытчиков да черной священник Варлам, и та келья строение монастырское. Да в монастыре же 13 келей, живут в них старицы, а строение кельи их же стариц. Монастырь огорожен забором. Посторонь Пятницкого монастыря колодязь чудотворца Сергия выкладен белым каменем; над ним шатер покрыт тесом, на шатре крест. Да около Подолного монастыря огороды болшого Троицкого монастыря... На луковом (лаврском) огороде живет в келье Пятницкой черной пономарь Лука Вереитин”.

 

Приложение № 2

     «Указ Его Величества Императора и Самодержца Всероссийского из Синодального Казенного приказу Живоначалныя Троицы Сергиева монастыря архимандриту Варлааму. Сего июля 25-го дня 729-го году во оной Казенной приказ в присланной от тебя с братией отписке показано: в нынешнем де 729-м году июля в день подмонастырных слобод церкви Введения пресвятыя Богородицы поп Конон Александров с приходскими людьми поданным вам прошением показали: вышеозначенная де церковь Введения пресвятыя Богородицы построена в прошлых годех с приделом великих царей и равноапостолов Константина и Елены, и оной де придел еще и поныне не освящен, и о освящении того придела и о взятье освященного антиминса послали вы их бить челом в Москву. И сего же июля в 28 день, по указу Его Императорского Величества и по приказу Святейшего Правительствующаго Синода, по пометье на учиненной выписке Синодального дому казначея иеромонаха Филагрия, велено вышеобъявленной издревле построенный каменный придел во имя великих царей и равноапостолов Константина и Елены, буде построен по подобию протчих святых церквей, без всякого по своему смышлению приложения или умаления, и убран святыми иконами и протчим церковным благолепием по подобающему, как по отеческим преданиям и уставом церковным содержится обычай, освятить тебе, архимандриту Варлааму, по новоисправленному требнику, как напечатано о положении освященного антиминса. А как для того освящения освященный антиминс из Синодалного дому в тот придел выдан означенной Введенской церкви попу Конону Александрову, которому велено везти со всяким брежением и чистотою, и архимандриту Варлааму освящение вышеозначенного придела учинить по сему Его Императорскаго Величества указу. А как освящен будет, о том (для ведома) Синодалной Казенной приказ уведомить доношением. (Подписали): Казначей иеромонах Филагрий. Секретарь Павел Протопопов. Канцелярист Лев Федоров.
     У сего указа Святейшего Правительствующаго Всероссийскаго Синода печать (красновосковая, несколько повреждена). Июля 28-го дня 1729 года.
     (Внизу отмечено): “Пошлины подписныя взяты и в книгу записаны.

 

Приложение № 3

Документ № 1

Доклад

     Его Преосвященству,
     Преосвященнейшему Александру, Епископу
     Дмитровскому, Викарию Московскому

    Учрежденного Собора СТСЛ

     Притч и церковный староста Введенской и Пятницкой в Сергиевском Посаде церкви возбудили... ходатайство о дозволении сдать огородную землю под застройку домов. Московская Духовная Консистория сделала запрос о неимении со стороны СТСЛ препятствий на сдачу указанной земли. Учрежденный Собор выдал 2 июля 1892 года за № 676 причту Введенской церкви удостоверение о том, что со стороны Лавры не имеется препятствий на сдачу под постройку домов участок земли... с тем условием, чтобы участки земли... выходящие ко вновь устрояемому Лаврою странноприимному дому... были сданы в арендное содержание ТСЛ, так как в таком только случае означенные участки земли, как пустопорожние, обезопасят в случае пожара Лаврские строения от огня. В настоящее же время Учрежденный Собор находит нужным всю огородную землю Пятницкой и Введенской церквей оставить за собою, так как имеет в виду к новому Странноприимному дому провести прямую дорогу от станции ж. д. прочее пространство земли, как низменное, постоянно сырое и даже вредное для здоровья... засадить деревьями...

     № 479
     Мая 7 дня 1893 г.

/ЦГАДА, ф. 1204, д. 14519, оп. 1. - 1892 г., л. 4-4 об./

 

 

Документ № 2

Указ Его Императорского Величества,

Самодержца Всероссийскаго, из

Святейшаго

Правительствующаго Синода

Синодальному

Члену Преосвященному Сергию,

Митрополиту

Моск. и Коломенскому, СТСЛ

Священно-Архимандриту.

     По указу Его Императорского Величества Свят. Прав. Синод слушали представление Вашего Преосвященства от 24 февраля сего года № 146 о передаче в ведение СТСЛ Введенской и Пятницкой церкви Сергиева Посада и окружающей эти церкви земли... Приказали: Обсудив настоящее представление Вашего Преосвященства и принимая во внимание: а) что древния Введенская и Пятницкая церкви Сергиева Посада сооружены иждивением СТСЛ, долгое время составляли ея собственность и лишь в последующее время при означенных церквах был образован самостоятельный приход и б) что настоящие прихожане Введенской и Пятницкой церквей не в состоянии, по бедности и малочисленности, поддерживать эти церкви в подобающем благолепии, а с др. стороны, имея в виду, что местонахождение означенных церквей возле СТСЛ и близ устроенного Лаврою Странноприимного дома дает возможность обители как заботиться о благолепии Введенского и Пятницкого храмов, так и удовлетворять в них духовныя потребности многочисленных богомольцев, Священный Синод определяет: 1. Введенский и Пятницкий храмы, с окружающею их землею, как составляющие древнее достояние Лавры, передать в ея ведение; 2. Введенский приход закрыть, а причт... равно и прихожан причислить к Вознесенской церкви... 3. К Вознесенской церкви приписать и усадебную, состоящую под причтовыми домами, землею в количестве 1030 кв. саж., и капитал, как церковный так и причтовый; о чем и уведомить Ваше Преосвященство указом. Марта 11 дня 1896 года. На подлинном резолюция Его Высокопреосвященства от 27 марта за № 767.: “Для принятия сих церквей в ведение Лавры назначаются казначей оной и эконом”.

/ЦГАДА, ф. 1204, оп. 1,д. 14959. - 1896 г., л.11-11 об./

 

 

Документ № 3

     Опись церквей и церковного имущества бывш. Пятницкаго в Сергиевском посаде прихода, составленная при приемке сих церквей во владение СТСЛ, Апреля 12 дня 1896 г.

     1. Церковь во имя Св. Великомученицы Параскевы, нарицаемыя Пятница, с приделом во имя Св. Архистратига Михаила теплая.

     Главный Алтарь. В нем престол и жертвенник деревянныя, с тремя переменами ветхих мишурных и шелковых облачений. На престоле антиминс, освященный 26 сент. 1882 г.
     За престолом две деревянные тумбочки; в одной из них запрестольный крест, металлический, ... в другой образ Божией Матери в серебр. окладе.
     На горнем месте, против окна, изображение на полотне Воскресение Христово.
     За жертвенником в простом киоте, за стеклом семь разных небольших икон... все письма посредственнаго.
     Завеса на царских вратах фаевая, красного цвета. Комод для облачений. Два деревянных аналогия в мишурных облачениях. Два малых металлических подсвечника. Церковь: В предалтарном иконостасе царския врата и 4 местныя иконы в аплековых окладах, венцы серебряные.
     За правым клиросом образ Воскресения Христова без оклада; икона Божией Матери “Всех Скорбящих Радости” в серебр. ризе. За левым клиросом образ преп. Сергия в рост. без оклада, венец и цата серебр.
     На южной стене образ Казанския Божией Матери в медной с позолотою ризе, в большом деревянном с позолотою киоте.
     На северной стене икона Божией Матери Кипрския в медном позолоч. окладе.
     Пред местными иконами 4 медных лампады... и 4 елейныя медныя лампадки; в храме пред прочими иконами 5 больших медных подсвечников... и 1 выносной подсвечник.
     Посреди храма висит медное паникадило о 36 свечах.
     Две хоругви.

     В притворе: Придел во имя Св. Архистратига Михаила. Престол и жертвенник в мишурных облачениях. На престоле антиминс освященный в 1848 г. Сент. 22 дня.
     За престолом: 1. Крест деревянный, на нем Распятие живописное... . 2. Икона Божией Матери Казанския, на ней риза и венец серебр., а оклад медный, то и др. позолочено.
     На Горнем Месте образ Господа Вседержителя, ... пред образом медная лампада с 3-мя шандалами.
     За жертвенником икона Знамения Божией Матери, на ней оклад медный, риза и оклад серебр. Завеса шелковая.
     Иконостас простой, столярной работы; царские врата с медным окладом; на трех местных иконах ризы серебр., на всех остальных медныя.
     По правую сторону придела 10 икон... .
По восточной стороне притвора:
     Образ Великомученицы Параскевы, на нем оклад и риза медные, венец серебр.
     Де-Иисус, с преп. Сергием и Никоном; на сем образе 5 венцов и оклад серебр.
     Божия Матерь Казанския, риза серебр.
     Над сей иконой еще икона Божией Матери без ризы с серебр. венцом.
     На южной стене притвора образ Толгския Божия Матери...
     Вверху над ней икона Божией Матери без ризы.
     В простенках образ Святителя Дмитрия Ростовского без ризы, венец и митра серебр.
     Над дверьми из притвора в храм образ Божией Матери Феодоровския в медной ризе, а по сторонам две небольшия иконы, на одной из них Усекновение Главы Иоанна Предтечи, риза серебр. Над образом Де-Иисус три малыя иконки... .
     Над образом Дмитрия Ростовскаго три малыя иконки. ...
     При входе во храм на отдельной тумбе Крест с живописным изображением на нем Распятия Христова.
     В притворе пред иконами 11 медных лампад с металл. свечами, 5 елейных небольших лампад и 1 лампада о 3-х стаканчиках; все медныя.
     Пред придельным алтарем паникадило медное небольшое о 14 свечах. 1 свечной ящик у дверей.
     2. Церковь Введения во храм Пресвятыя Богородицы, холодная, с приделом во имя св. равноапостольных царей Константина и Елены.

     Алтарь. Престол и жертвенник деревянные... .
     На престоле антиминс, освященный в 1876 г., июля 10 дня.
     За престолом на Горнем месте образ Воскресения Христова, писанный на полотне.
     Против жертвенника Животворящий Крест малаго размера, на нем венец и пояс серебр.; образ Казанския Божия Матери, на нем риза, поля и 2 венца серебр.; образ Божией Матери Всех Скорбящих Радости, на нем оклад и восемь малых венчиков безпробнаго серебра.
     Предалтарный иконостас деревянный, резной, некрашеный... С правой стороны царских врат: образ Спасителя, на нем риза медная, а венец серебр.
     Образ Введения во Храм Пресв. Богородицы, на нем риза и венец серебр., 84 пробы, весу в них 25 фунт.
     Образ Великомученицы Параскевы без ризы... .
     С левой стороны царских врат: образ Божия Матери Цареградския, риза медная, а венец серебр.
     Образ Божия Матери “Всех Скорбящих Радости”, риза и венец безпр. серебра.
     В остальных ярусах иконы без риз.
     За правым клиросом место для образа Преп. Сергия, а самый образ находится в Пятницкой церкви.
     В деревянном некрашеном киоте на южной стене образ Воскресения Христова с двунадесятыми праздниками, без ризы.
     За левым клиросом образ Св. Архистратига Михаила с чудесами; на Архистратиге риза серебр. чеканная, весу в ней 2 ф. 15 з. Над сим образом три малыя иконы: Казанския Божия Матери, Святителя Николая и Тихвинския Божия Матери... .
     На северной стене в деревянном некрашеном иконостасе образ Печерския Пресвятыя Богородицы с предстоящим преп. Сергием и Никоном, Радонежскими Чудотворцами; на 5 венцев серебр.
     В том же иконостасе образ Св. И. Архиепископа Новгородскаго, венец на нем серебр.
     Над сими иконами 6 малых икон разных явлений Божией Матери; образ великомученицы Параскевы в ризе и св. Константина и Елены в серебр. ризе.

     В притворе по правую сторону образа:
     1, Преп. Сергия...
     2, Нерукотвореннаго образа Спасителя, риза медная
     3, Преображения Господня
     4, Благовещения Пресв. Богородицы
     5, Распятия Христова с апостолами вокруг
     6, Святителя Дмитрия Ростовскаго
     7, Успения Пресв. Богородицы 8, Знамения Пресв. Богородицы, на нем поля и венцы серебр.
     9, Преп. Сергия, в нем венец серебр.
     10, Усекновения Главы Св. Иоанна Предтечи, оклад медный
     По левую сторону дверей в простом иконостасе: Две иконы большаго размера, без риз: на 1-ой-святых Пророка Илии, Иоанна Предтечи, Феодора Сикеота, а вверху над ними Владимирской Божией Матери; на 2-ой- св. Петра и Павла, Митрофана Воронежскаго и Дмитрия Ростовскаго, вверху над ними Божия Матерь.
     В том же иконостасе иконы меньших размеров: 1, Божия Матери Неопалимыя Купины, в медной ризе. 2, Рождества Христова в медной же ризе, 3, Казанския Божия Матери, на ней риза и венец серебр. 4, Сокольския Божия Матери, без ризы, венцы медныя, 5, Божия Матери всех скорбящих Радости, 6, Великомученицы Параскевы, венец серебр.
     В том же храме рядом с главным алтарем придел во имя св. равноапостольных царей Константина и Елены. В нем на престоле антиминс... священнодействован в 1729 г., Марта 23 дня.
     Иконостас пред алтарем малых размеров, простой, столярной работы, окрашен масл. краской.
     По правую сторону царских врат: Образ Спасителя Нерукотвореннаго, поля и венец на нем серебр.
     Образ св. равноаполтольных царей Константина и Елены, риза медная, венец серебр.
     По левую сторону царских врат: образ Успения Божия Матери, на нем поля и венцы серебр.
     На южной стене в киоте образ Смоленския Божия Матери.

     Колокольня.
     При Пятницкой церкви над входом помещается колокольня.
     На ней всего восемь колоколов:
     1-ой весу /148 п./; 2-ой - 66 п.20 ф./
     Остальныя неизвестно какого весу”.

/ЦГАДА, ф. 1204, оп. 1, д. 14983.-1895 г., л. 28-31 об./

 

Приложение № 4

Документ № 1

На бланке

 

В Императорское Мос-

Духовного Собора

 

ковское Археологическое

№ 517

 

общество

июня 23 дня 1897 года

 

 

     Требуется произвести реставрацию состоящих при Лавре Введенской и Пятницкой церквей, и Его Высокопреосвященству, Сергию Митрополиту Московскому, благоугодно было выразить свое желание Духовному Собору Лавры, чтобы к реставрации сей приступлено было в течение нынешнего лета. По тщательному осмотру означенных церквей оказалось небходимым прежде призвести ремонт Введенской церкви, именно: переменить всю крышу, причем стены снаружи облицевать; окна, которыя наполовину уменьшены и заложены по рамам, привести в прежний вид и сделать новые рамы.

     Как храм этот построен в 1547 году, то Духовный Собор, согласно постановлению своему от 14 сего июня, утвержденному Его Высокопреосвященством, и ввиду существующаго на сей предмет Высочайшего повеления имеет честь сообщить о сем Археологическому обществу и покорнейше просит уведомить Собор сей, не имеется ли со стороны онаго Общества каких-либо препятствий к производству означенного здесь ремонта?

 

Документ № 2

Императорское

 

Свято-Троицкия Сергиевы

Московское Археологическое

 

Лавры Духовному Собору

Общество

 

 

30 июля 1897 года

 

 

№ 1151

 

 

     Императорское Московское Археологическое Общество имеет честь уведомить Духовный Собор на отношение от 23 сего июня за № 517, что Общество, относясь с полным сочувствием к реставрации Введенской и Пятницкой церквей, находит возможным разрешить таковую по представлении на рассмотрение и утверждение Общества подробных чертежей и рисунков предположенной реставрации.

Тов. Председ. Комиссии

 

 

по сохранению Древних Памятников

 

подпись

За секретаря комиссии

 

подпись

     

     На обороте надпись:
     Определено:
     Поручить о. Эконому Лавры совокупно с Архитектором Латковым заготовить требуемые чертежи и рисунки.

Без подписи.

 

 

Документ № 3

Императорское

 

Духовному Собору

Московское Археологическое

 

СТСЛ

Общество

 

 

13 мая 1899 года

 

 

№ 781

 

 

     Императорское Московское Археологическое общество имеет честь уведомить Духовный Собор, что по вопросу о реставрации на основании осмотра Общество пришло к следующему заключению: ввиду невозможности необходимаго возстановления древних закомар при существующем своде позднейшей постройки, т.к. в этом случае покрытие кровлей является невыполнимым, неизбежно свод заменить другим, сомкнутым сводом с тремя распалубками, на пересечении которых поставить световую главку соответствующей храму формы. Позднейшую пристройку с западной стороны храма отломать. Двери и все наружное убранство возстановить согласно сохранившихся древних частей. Относительно устройства лестниц необходимо изследовать, нет ли признаков из древних фундаментов. До начала работ снять со всех древних частей фотографии, по указанию архит. Латкова А.А., и передать их в Общество.
     В начале работ Моск. Археол. Общество покорнейше просит его уведомить для назначения с его стороны постоянного наблюдения, а также просит немедленно уведомить в случае, если будут обнаружены какие - либо новые следы древних частей храма.

Тов. Председ. Комиссии

 

 

по Сохр. Древн. Памятн.

 

подпись

Секретарь

 

подпись

 

 

Документ № 4

Дух. Собор Лавры

 

В Импер. Московское

 

Археологическое Общество

июня дня

 

 

1899 г.

 

 

     На отношение от 13 мая сего года за № 781 Духовный Собор с утверждением Его Высокопреосвященства имеет честь уведомить, что предполагаемая Обществом сломка в Введенской, что при Лавре, церкви ныне существующего весьма прочнаго свода для замены его новым единственно в видах возстановления наружных украшений (закомар) не соответствует намерениям и потребностям Лавры, которая к тому же и не располагает специальными средствами на изыскания и перестройки, не имеющия другого значения, кроме научно-археологического. И потому Собор ввиду несогласия Общества на производство исправления названной церкви посредством небольшой надстройки стены для получения возможности устроить при существующем своде более пологую крышу намерен ограничиться одною починкою ныне существующей крыши и одной входной двери.

(без подписи)

 

Приложение № 5

Документ № 1

     Смета на Живописную Орнаментную работу от Алексея Ильина Журавлёва

     “Для Св. Пятницы Парасковии обязуюсь расписать стены известным орнаментом по известному рисунку и по соглашению настоятелей.
     Алтарь Настоящую Трапезную и паперть по готовым материалом за 700 р.”

 

Документ № 2

Смета Художника В.К. Бондарева на написание стенной живописи Пятницкой церкви

     1. /9/ картин в алтаре 550.
     2. /1/ картина св. Троица, окруженная ликами Ангелов, 300.
     3. /10/ картин на стенах средней части храма из жизни Великомученицы Параскевы 520.
     4. /4/ картины в кружках, расположенных в арках, 60.
     5. /9/ картин Двенадцать Серафимов в нишах на своде притвора 500.
     6. Одна картина на западной стене притвора 70.

Итого 2000.

 

ЦГАДА, ф. 1204, оп. 1, д. 16125.

 

Приложение № 6

Документ № 1

Смета по реставрации Пятницкой церкви.

 

Духовному Собору

 

Свято-Троицкой

 

Сергиевой Лавры

 

 

     Чтобы привести храм св. муч. Параскевы в благолепный вид, необходимо сделать следующие работы:
     1. промыть стены храма;
     2. по промывке исправить испорченную живопись;
     3. панель всей церкви заправить заново и возобновить орнаменты, которые сейчас существуют.
     По смете вся эта работа будет стоить 500 руб.
     Если же панель выкрасить одним цветом без уборки, тогда работа обойдется рублей на 100 дешевле.
     В случае, если стены отмоются плохо, тогда придется всю живопись пропитывать заново и тогда расценка работы будет другая.
На промывку иконостаса и позолоту киотов смета будет отдельная.

 

Смотритель живописной

 

июля 2-го 1913 г. Иеромонах Нестор.

 

 

Документ № 2

 

В Духовный Собор СТСЛ.

 

Мещанина города Воскресенска

 

Моск. губ. Николая Борисовича

 

Дубкова.

 

 

Заявление

     Прошу Духовный Собор здать мне работу в Пятницкой церкви: промывку иконостаса, золото, резьбу иконостаса, где не хватает, добавить; и киоты все, находящиеся в церкви, исправить и перекрасить, каким благорассудите, колером и подправить золотом на мардан и за всю означенную работу имею честь предложить 325 руб. и на всем моем материале.

     

Подпись.

 

Августа 16-го

1913 г.

 

 

Документ № 3

Смета церкви Пятницы Прасковии.

     1-я за промывку иконостаса и клиросных киот и 5 местных киот - 100 руб. 2-я за краску иконостаса и 7 киот зашпатлевать и выкрасить лаковой краской с 2-х рас, цвет краски по пожеланию - 50 руб. 3-я золота на иконостасе пойдет - 35 книг. на клиросныя киоты - 10 книг. на месныя 5 киот - 25 книг

Итого: золота 70 книг

     достоинство 10 золотникового 3 руб. (слово непонятно) 210 руб. места облетевшия как на иконостасе, так и на киотах подливкасить и вызолотить на мардан - 140 руб. за все вышесказанные работы за промывку и краску и позолоту - на сумму 500 рублей

позолотчик Яков Степанов.

 

Приложение № 7

     Документы о поиске архивных сведений по часовне “Пятницкий колодец”.

Документ № 1

     Донесение причта Введенской церкви Собору Лавры:

     “Вследствие отношения Учрежденного Собора от 10 июля сего 1857 года за № 659, ... честь имеем объяснить, что в наших церквах Введенской и Пятницкой, никакого письменного документа на заведывание часовнею не находится; а из приходо-расходных книг, хранящихся в церковной ризнице с 1777 года, видно, что заведывание часовнею над кладезем Преподобного Сергия было от нашей Введенской церкви и в тех годах; ибо в оных... означается расход, употреблявшийся для часовни, и приход, получавшийся от сбора из оной.
     О чем Учрежденному Собору покорнейше и доносим.
     1857 года Июля 13 дня.”

/ЦГАДА, ф. 1204, оп. 1, д. 8365. - 1857 г., л. 2/.

 

 

Документ № 2

Рапорт Иеромонаха Илария в Собор Лавры:

     “По словесному приказанию Отца Наместника, Его Высокопреподобия Священно Архимандрита Антония, повелено мне учинить выправку по хранящимся в Библиотеке Учрежденного Собора делам с 1764 по 1815 год о Пятницкой над Святым кладязем часовне... При тщательном разсмотрении по всем оным делам и по книге «Опись делам» сведения не имеются, когда поставлена и когда отдана. Только в книге «Опись делам» значится за 1810-ый год под № 17, 25 Апреля. Дело о покрытии листовым железом Пятницкаго кладезя и об отпуске на то покрытие из Лавры железа. ... 1857 года Августа. Библиотекарь Иеромонах Иларий”.

/ЦГАДА, ф. 1204, оп. 1, д. 8365. - 1857 г., л. 10/.

 

Приложение № 8

 

Рапорт Ризничьего Соборного

 

Иеромонаха Савватия Собору:

     В прежних Лаврских описях не числится часовня над кладезем Преподобного Сергия, находящаяся под монастырем близ Пятницкой церкви; но так как в настоящее время в Лавре составляются новыя описи... то покорнейше просим Учрежденный Собор дозволить нам в новыя описи включить означенную часовню, как здание над чудесно дарованным Преподобному Сергию источником воды; на что и ожидаем решения, Июля дня 1857 года”.

/ЦГАДА, ф. 1204, оп. 1, д. 8365. - 1857 г., л. 1/.

 

 

Документ № 2

     “Во исполнение указанного из Учрежденнаго Собора за № 713 предписания покорнейше доносим, что часовня под монастырем близ Пятницкой, Введенской в Сергиевском Посаде церкви над кладезем, открытым самим Преподобным Сергием, заведываемая прежде причтом тоя церкви, ныне нами обращена в ведение Лавры, подробно осмотрена и описана... ”.

 

/ЦГАДА, ф. 1204, оп. 1, д. 8365. - 1857 г., л. 7/.

 

 

Документ № 3

Смета церкви Пятницы Прасковии.

     1-я за промывку иконостаса и клиросных киот и 5 местных киот - 100 руб. 2-я за краску иконостаса и 7 киот зашпатлевать и выкрасить лаковой краской с 2-х рас, цвет краски по пожеланию - 50 руб. 3-я золота на иконостасе пойдет - 35 книг. на клиросныя киоты - 10 книг. на месныя 5 киот - 25 книг

Итого: золота 70 книг

     достоинство 10 золотникового 3 руб. (слово непонятно) 210 руб. места облетевшия как на иконостасе, так и на киотах подливкасить и вызолотить на мардан - 140 руб. за все вышесказанные работы за промывку и краску и позолоту - на сумму 500 рублей

позолотчик Яков Степанов.

 

Приложение № 9

Документ 1

     “Ваше Высокопреподобие, Батюшка, отец наместник, по благословению Вашего Высокопреподобия в кладезе Пятницкой чесовни вода исправилась в самом лучшем виде;
     но еще осмеливаюсь объяснить Вашему Высокопреподобию следующее: 1-е Струб деревянной кладезя огнил; 2-е каменной пол опал и скривился, 3-е на стенах ;живопись и щекатурка истрескалась и свалилась; 4-е ограды кругом часовни нет, отчево самова по невежеству многих чистоты соблюсть никак нельзя, но между тем посетители Святых сих мест, разных градов и сел, коими паче московский жители, заходят в часовню для воды и на стенах надпись читают, каким образом произведена вода, и зделана часовня, и сколько было от воды целебных чудес Болящим Преподобного Чудотворца Сергия, удивляются означенному опущению, я, сие видя и слыша их разговоры, за обязанность себе поставляю Донести Вашему Высокопреподобию.

 

Всенижайший послушник

 

Алексей Давыдов, июля дня 1866 года”.

 

/ЦГАДА, ф. 1204, оп. 1, д. 10388. - 1866 г., л. 1-1 об/.

 

 

Документ № 2

Из рапорта Эконома:

    “Во исполнение указа Учрежденного Собора покорнейше честь имею донести. В Пятницкой часовне, что над кладезем, при осмотре оказалось: внутри часовни краски между окнами и ниже, в некоторых местах, от времени облупились, остальное внутри исправно. С наружной стороны крыша исправна, покрасить нужно, тумбы из белаго камня, приготовленныя под колонны, требуют малаго исправления, оградки кругом часовни не было. Но для уничтожения разной нечистоты было бы прилично обнести решеткой.

Декабря 20-го дня 1867 года”.

 

/ЦГАДА, ф. 1204, оп. 1, д. 10388. - 1866 г., л. 4-5./

 

 

 

Приложение № 10

 

 

 

 

 

 

Тропарь, глас 4

     Премудрая и всехвальная Христова мученица Параскево, мужескую крепость приимши, женскую же немощь отвергши, диавола победи и мучителя посрами, вопиющи и глаголющи: приидите тело мое мечем ссецыте и огнем сожгите, аз бо, радующися иду ко Христу, Жениху моему. Тоя молитвами, Христе Боже, спаси души наша.

Кондак, глас 3

     Всесвятое и непорочное мучение принесши, яко вено пречестное, безсмертному Жениху Христу, ангельское ликостояние возвеселила еси, и победила еси демонския козни: сего ради тя честно верою чтим, мученице Параскево многострадальная.

Величание

     Величаем тя, страстотерпице Христова Параскево, и чтим честныя страдания Твоя, яже за Христа претерпела еси.

 

Молитва

     Святaя невeсто Христoва, многострадaльная мученице Параскeво! Вeмы, яко от юности твоея ты всeю душeю твоeю и всeм сeрдцем твоим возлюбила еси Царя слaвы, Христa Спасителя, и Ему единому уневeстилася еси, раздaвши имeния твоя неимущим и бeдным. Ты силою благочeстия твоегo, целомудрием и прaведностию, яко лучaми сoлнечными, просияла еси, живши свято среди невeрных и безбоязненно проповeдавши им Христa Бoга. Ты, от днeй юности твоея научeнная твоими родителями, всегдa благоговeйно чeствовала еси дни искупительных Страстeй Гoспода нaшего Иисуса Христa, Егoже рaди и самa добровoльно пострадaла еси. Ты, десницею Aнгела Бoжия от неисцeльных рaн дивно исцелeнная и восприявшая неизречeнную свeтлость, изумила еси невeрных мучителей. Ты, именем Гoспода нaшего Иисуса Христa и силою молитвы твоея в кaпищи язычестем вся идолы дoлу повeргши, в прaх сокрушила еси я. Ты, опаляемая свещaми, единою молитвою твоeю ко Всесильному Гoсподу угасила еси oгнь естeственный и тeм же плaменем, чудeсне возжжeнным чрeз Aнгела Бoжия, попаливши неистовых беззакoнников, мнoг нарoд привелa еси к познaнию Истиннаго Бoга. Ты, во слaву Гoспода приявши мeчное главы твоея усечeние от мучителей, дoблественно скончaла еси страдaльческий твoй пoдвиг, возшeдши душeю твоeю на Небесa в Чертoг вожделeннаго твоегo Женихa Христa, Царя слaвы, рaдостно срeтившаго тя сим Небeсным глaсом: «Рaдуйтеся, прaведнии, яко мученица Параскeва увенчaся!» Тeмже и мы, днeсь сошeдшеся в хрaм, посвящeнный имени твоему святoму, привeтствуем тя, многострадaльная, и взирaюще на святую твою икoну со умилeнием вопиeм ти: всечестнaя Параскeво! Вeмы, яко вeлие имаши дерзновeние ко Гoсподу: умоли убо Егo, Человеколюбца, и о нaс, предстоящих и молящихся ти. Да подaст Он и нaм, якоже тебe, терпeние и благодушие в бедaх и скoрбных обстояниих: да дaрует Он нам, ходaтайством твоим и заступлeнием, рaдостное, благодeнственное и мирное житиe, здрaвие же и спасeние, и во всeм благoе поспешeние. Возлюбленному же нaшему Отeчеству да ниспослeт святoе Своe благословeние и мир и всем правослaвным христиaном да подaст твоими святыми молитвами утверждeние в вeре, благочeстии и святости, преспeяние же в христиaнской любви и всякой добродeтели: да очистит нaс, грeшных, от всякия сквeрны и порoка: да оградит нaс святыми Своими Aнгелы, да заступит, сохранит и помилует всeх нас Своeю благодaтию, и содeлает наслeдниками и причaстниками Небeснаго Своегo Цaрствия. Да улучивше спасeние твоими святыми молитвами, предстaтельством и заступлeнием, всеслaвная невeсто Христoва Параскeво, прослaвим вси пресвятoе и великолeпое Имя дивнаго во святых Своих Истиннаго Бoга, Отцa, Сына и Святaго Духа, всегдa, ныне и присно, и во вeки векoв. Аминь.

 

Житие св. вмц. Параскевы

     В то время, когда нечестивый царь Диоклитиан воздвиг гонение на христианскую веру, в городе Иконии проживала одна благородная и красивая девица, по имени Параскева. Родители ее, христиане, воспитав и научив дочь хранению святой веры и заповедей Божиих, отошли ко Господу. Они оставили своей блаженной дочери в наследство большое имение.
     Достигнув совершеннолетнего возраста, девица Параскева стала подражать вере и делам своих родителей. Она начала тратить свое имущество не на украшение своей юной красоты и не на роскошную жизнь, но на одеяние нагих, пропитание голодающих. Параскева не обращала никакого внимания на своих женихов: она скоро соделалась невестою единого бессмертного Жениха, Единородного Сына Божия, для которого и жила в святости и праведности. Пресвятое имя Его она исповедовала пред людьми непрестанно, всякий день, приводя их тем к познанию истины.
     Некоторые из людей уверовали в Господа нашего Иисуса Христа, а другие, неверующие, злословили святую. Параскева же смело проповедовала пред ними слово Божие и изобличала суетность веры в бездушных идолов. Не желая слушать от неё обличений язычники схватили её и предали побоям, а потом ввергли в темницу.
     В то время в Иконию пришёл некий военачальник, присланный императором Диоклитианом с целью истребить там всех христиан. Граждане, приступив к нему, сказали: «Светлейший военачальник, в сем городе есть девица, которая верует в Распятого Христа и проповедует Его. Она не перестает произносить хуления на изображения наших богов и на самодержца. Услышав царское приказание о том, что должны быть, казнены все, не поклоняющиеся богам, мы схватили эту девицу и держим её в темнице». Выслушав это, военачальник приказал представить святую Параскеву к себе на суд. Когда святая мученица шла на судилище, ее осенил Святой Дух, и лицо её сделалось светлым, так что все взиравшие на неё удивлялись, и говорили: «Посмотри! Она нисколько не удручена печалью, лицо её даже как будто сияет». Когда святая Параскева предстала перед судьями, военачальник посмотрел на нее и, удивившись красоте и благородству ее лица, сказал предстоящим: «Вы напрасно оклеветали эту прекраснейшую девицу: ведь невозможно погубить такую солнцеобразную красоту». И он сказал ей: «Девица, скажи нам твое имя!» Святая Параскева отвечала: «Я христианка, раба Христова». Военачальник сказал: «Созерцание красоты твоего лица склоняет меня к кротости, а исходящие из твоих уст слова возмущают до глубины души!» Святая отвечала: «Всякий правитель, производящий справедливый суд, слыша правду, радуется, а ты, выслушав сказанную истину, прогневался». Мучитель на это сказал: «Я потому гневаюсь, что не получил от тебя ответа; ведь я спросил тебя о твоем имени, а ты мне его не сказала». Святая отвечала: «Прежде всего, мне надлежало сказать мое имя по Вечной Жизни, а потом уже объявить имя по жизни временной. Итак, я сказала свое имя по Жизни Вечной, что я христианка, Христова раба, а по временной жизни я родителями наречена Параскевой, так как родилась в пятницу. Родители мои, - продолжала святая, - шестой день, который есть день вольных и животворящих страстей Господа нашего Иисуса Христа, всегда чтили постом, молитвами и милостынями. Так они делали в честь Христа, веруя, что из - за любви к роду человеческому и положил за нас на Кресте Свою жизнь. Бог и даровал им плод честного их супружества – меня, недостойную Свою рабу, - в тот именно день, который они добродетельно почитали, воспоминая страсти своего Владыки. Родители дали мне то имя, которым называется этот день, вот я именуюсь Параскевой, я – общница страстям Христовым». Военачальник сказал: «Перестань говорить безумные слова и принеси жертву нашим богам; тогда я возьму тебя в жены, ты сделаешься обладательницей большого богатства, и многие тебя будут величать на земле». На это святая Параскева ответила: «Я имею Жениха на Небе, Иисуса Христа, и в ином муже не нуждаюсь». Тогда военачальник сказал: «Я помилую твою красоту и пощажу твою молодость». - Не щади временной красоты, - сказала святая, - ныне она цветет, а наутро увянет; помилуй лучше себя, ибо тебя ожидает вечное мучение. Военачальник разгневался, приказал разодрать на ней одежды и бить её суровыми жилами. В то время как били святую, она не испустила ни одного звука, но молча устами, сердцем взывала ко Христу, испрашивая у него помощи в мучениях. Военачальник же, всё ещё щадя красоту святой Параскевы, приказал перестать бить её и стал кротко говорить: «Девица! Пощади свою юность, не губи своей прекраснейшей молодости! Принеси жертву богам – и ты будешь жива и удостоишься от нас большого почёта». Параскева ничего не отвечала ему на это. Тогда военачальник, разгневавшись, сказал: «Мне ли ты, злое христианское отродье не отвечаешь?» Затем мучитель, страшно рассвирепев, приказал повесить святую Параскеву на дереве и нещадно терзать её тело железными когтями и растирать власяницей ее раны; её плоть таким образом была изодрана до костей. Правитель, думая, что мученица скоро умрет. Он снял её с дерева и ввергнул в темницу. В полночь, когда мученица лежала еле живая и безгласная от жестоких ран, ей явился Ангел. Плечи и грудь его были перепоясаны крестообразно золотым поясом, в руках он держал орудия Христовых страданий: крест, терновый венец, копие, трость, и губу. Ангел сказал ей: «Девица, общница Христовым страстям, восстань! Я прислан посетить тебя; в утешение же твое в страданиях я принес орудия страстей Господа нашего. Взгляни на честные орудия: крест и терновый венец нетленного Жениха; посмотри на копие, прободшее животворящие ребра, на трость, написавшую прощение грехов всего мира, и на губу, которая стерла Адамов грех. Восстань! Христос Господь исцеляет тебя! И вот мученица восстала как бы ото сна, а явившейся Ангел, приступив, отер губой все раны святой мученицы, и все тело ее стало крепким и здоровым, а красота ее лица стала еще более поразительной. Она с благословением облобызала орудия Христовых страстей и прославила Бога. С наступлением утра пришли темничные стражи и нашли Параскеву здоровой и стоявшей на молитве; на её теле не было ни одной раны. Военачальник приказал привести её к себе и, увидев её здоровой, удивился: он не ожидал, что она остаётся живой от ужасных ран. Он сказал: «Параскева, ты видишь, как наши боги пощадили твою красоту и сохранили тебя, даровав тебе жизнь». Святая на это сказала: «О военачальник, покажи мне даровавших мне жизнь!». Военачальник послал её в храм своих богов, чтобы она посмотрела на их идолов. Все думали, что Параскева желает поклониться идолам. Когда они вошли в храм, в котором было множество идолов, Параскева мысленно помолилась Единому Истинному, пребывающему в вышних Богу и, схватив за ногу идола Аполлона, сказала: «Я тебе, бездушному, и вместе с тобой находящимся тленным идолам говорю: так приказывает вам Господь мой Иисус Христос – падите все вы на землю и превратитесь в прах». И вот, по слову святой, пали и рассыпались все идолы. Тогда все выбежали из идольского храма и стали взывать: «Велик Бог христианский!» Нечестивые жрецы, увидев разрушение и гибель своих идолов, пришли к военачальнику и, плача, сказали ему: «Военачальник! Мы говорили тебе: «Умертви сию волшебницу, так как она обольщает народ», - а ты не послушал нас, и вот она своим волхвованием сокрушила всех наших богов». Исполнившись яркости, военачальник с гневом стал так допрашивать святую Параскеву: - Какими волхвованиями ты сделала это? Святая отвечала: «С именем Господа нашего Иисуса Христа на устах я вошла в храм богов ваших и так помолилась моему Господу: «Явись мне, Спаситель мой, Ты, Который даровал мне жизнь». И вот Сам Господь мой и Бог мой явился мне, а твои боги от страха затрепетали и, упав на землю, разбились, показывая тем, что если они не могут помочь себе, то как помогут другим! Тогда военачальник приказал вновь повесить Параскеву на дереве и опалять её тело свечами. Повешенная и палимая огнем, святая молилась Богу: «Господь и Бог мой, Создатель и Промыслитель всей твари! Ты прохладил горящую печь трем отрокам, Ты избавил от огня первомученицу Феклу, спаси же и меня, недостойную, от рук этих мучителей». И внезапно явился Ангел, прикоснулся к свечам, и запылал весьма сильный огонь, истребивший множество беззаконников. А народ взывал: «Велик Бог христианский!». И уверовало во Христа множество народу; военачальник же, заметив волнение в народе, боялся, как бы народ не восстал на него, и поспешно приказал усекнуть святую мечом. В то время как отсечена была ее голова, некоторые слышали голос на небе, произносящий: «Радуйтесь, праведники, так как венчается мученица Параскева!». Христиане с благоговением погребли тело святой в её доме. Так, окончив подвиг мучения, прекраснейшая девица отошла к своему Жениху, неся вместо елея кровь: она ныне вселилась с мудрыми девами в Чертоге Христовом. На другой день утром беззаконный военачальник выехал на охоту, но конь внезапно рассвирепел и сбросил его в овраг: упав, военачальник разбился и так злосчастно испустил свою окаянную душу. Святая же и чистая душа великомученицы Параскевы отошла к Господу, и от честных её мощей подавались многие исцеления болящим, во славу Господа нашего Иисуса Христа. Со временем имя святой великомученицы Параскевы Пятницы для православных людей приобрело огромное значение. С ее памятью соединяется множество благочестивых обычаев и обрядов. Иконы святой великомученицы Параскевы охраняют семейное благополучие и счастье. По молитвам святой великомученицы совершаются исцеления от самых тяжелых душевных и телесных недугов.

 

Источники и литература.

     - Библия. М. 1988 г.
     1. Акафист святой великомученице Параскеве, нареченной Пятнице с житием. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1996 г.
     2. Арсений, иеромонах. Введенская и Пятницкая церкви в Сергиевском Посаде Московской губернии. М., 1894 г., кн. 4.
     3. Балдин В.И. «Загорск Архитектурно-исторические памятники». М., 1989 г.
     4. Балдин В.И. “Загорск. История города и его планировки”. М., Стройиздат, 1981 г.
     5. Газета «Пятницкое подворье» 1996 г., ноябрь № 5.
     6. Голубинский Е.Е. Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра. М., 1909 г.
     7. Горский А.В. Историческое описание Свято-Троицкия Сергиевы Лавры. М., 1890 г.
     8. Державина О. и Колосова Е. Комментарии на текст рукописи XVII в. «Сказание Авраама Палицына». М., 1897 г.
     9. Житие Преподобного и Богоносного Отца нашего Сергия Радонежского и всея России Чудотворца. ТСЛ, 1853 г.
     10. Кавельмахер В.В. «О времени построения Пятницкой церкви на Подоле в г. Загорске». Загорск, 1978 г.
     11. Отчет о проведении археологических раскопок на территории бывшего Пятницкого монастыря на Подоле в г. Загорске летом 1977 г. трест МОСР., Научно - Технический архив, инв. № 220 – 78.
     12. Отчет о реставрационных работах по памятнику архитектуры XVII века - церкви Параскевы Пятницы на подоле в городе Загорске. тр. МОСР., 1978 г.
     13. Проект благоустройства территории Подола в г. Загорске» трест МОСР., 1978 г., Научно - Технический архив, инв. № 531 - 78.
     14. Проект завершения реставрационных работ первой очереди по памятнику архитектуры церкви Введения на подоле в городе Загорске. Трест МОСР, 1973 г.
     15. Русская старина. М., 1850 г.
     16. Русская старина. СПб., 1887 г., том 56.
     17. Сборник актов Троице-Сергиева монастыря № 524.
     18. Сергиево - Посадский Государственный историко - художественный музей - заповедник. Рукописный фонд.
     19. Собрание Государственных Грамот часть III, № 178.
     20. Трубачёв С., диакон. Запись по воспоминаниям Боскина С.М., протодиакона, о Малой Лавре в период с 1920 по 1928гг., (рукопись предоставлена Ереминой В.М.).
     21. Центральный Государственный архив древних актов.
     22. Центральный Государственный исторический архив.
     23. ЧОИДР, М., 1803 г., кн. 3.
     24. ЧОИДР, 1867 г., кн. 3.
     25. ЧОИДР, М., 1877 г., кн. 3.
     26. ЧОИДР, М., 1893 г., кн. 3.
     27. ЧОИДР, 1898 г., кн. 4.

 

 

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский