РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

 

Источник: Гусева Т.В. Итоги и перспективы археологического изучения Городца на Волге // Городецкие чтения. 24-26 апреля 1991 года. Городец, 1992. С. 32–41. Все права сохранены.

Размещение материала в открытом доступе произведено: radilov.ru. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2016 г. 

 

   

Т.В. Гусева

ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ ГОРОДЦА НА ВОЛГЕ

 

Городец на Волге — древнейший русский город Нижегородского Поволжья.

Основанный во второй половине XII века, он длительное время служил главным опорным пунктом владимиро-суздальских князей на восточной окраине русских земель.

Жизнь этого города неразрывно связана с историей Северо-Восточной Руси. Выгодное географическое положение способствовало быстрому превращению военной крепости в крупный по тем временам город с развитыми ремёслами и торговлей. Отсюда шёл русский колонизационный поток вверх и вниз по Волге, по Унже, по Суре. В XIII веке Городец был столицей Городецкого княжества, а в XIV веке наряду с Суздалем и Нижним Новгородом вошёл в состав великого Нижегородского. В это время городецкие князья активно участвовали в политических событиях, чеканили собственную монету. Городец не сходил со страниц летописей. И это несмотря на то, что в 1238 году наряду с другими русскими городами он подвергся монголо-татарскому разгрому.

Роковым в истории Городца стал 1408 год, когда полчища Едигея вновь опустошили волжскую твердыню. После этого удара город не сумел оправиться. Да и окрепший к тому времени Нижний Новгород уже уверенно выступал в качестве лидера в русском Поволжье и не собирался делить пальму первенства со своим старшим собратом.

В XVII веке на территории древнего города располагалось лишь два погоста: Михайло-Архангельский и Николо-Троицкий и две деревни в несколько дворов: Подветельная и Кузнечиха. Две большие слободы: Верхняя и Нижняя, давшие жизнь крупному торговому селу Городцу, практически не захватывали древней городской территории.

В XVIII–XIX веках обживалась лишь северная часть городища (в пределах современных улиц Кирова и Александра Невского), а в центральной части участок современной улицы Свердлова. Застройка носила усадебный характер. Значительные площади использовались под сады и огороды. Остальная часть городища была занята полями и пустырями. Поэтому разрушению подверглись лишь незначительные верхние пласты культурного слоя, потревоженные копкой или распашкой. Полностью разрушенным культурный слой можно считать лишь под капитальными постройками, имеющими фундаменты и подвалы.

В XX веке капитальное строительство в Городце велось, в основном, за пределами городища. В настоящее время его территория, за исключением северного участка, занята усадебной застройкой.

Сохранились в Городце и мощные земляные укрепления посада, являющиеся величественным памятником военно-инженерного искусства Древней Руси.

Топографически читаются разрушенные ещё в средневековье земляные укрепления детинца, которые чётко очерчивают его территорию.

Богатое историческое прошлое и романтические предания ещё в прошлом веке привлекали к Городцу внимание краеведов. Однако археологический материал не использовался. Однодневные раскопки П.Д.Дружкина в 1878 году носили любительский характер [Отчёт о раскопках курганов. П.Д. Дружкиным. // Антропологическая выставка 1879 года. — М., 1878–1879. Т. II. С. 233].

Первым к археологическим древностям Городца обратился И.А.Кирьянов, исследовавший древнерусские крепости Нижегородского Поволжья. Под его наблюдением велись земляные работы, им были выполнены обмеры городских укреплений [Кирьянов И.А. Старинные крепости Нижегородского Поволжья. — Горьковское книжное изд-во, 1961. С. 48, С. 50].

Первые крупные раскопки в Городце были проведены в 1960 году Горьковским историко-архитектурным музеем-заповедником [Медведев А.Ф. Первые раскопки в Городце на Волге. // КСИА, 1967. № 110]. Руководил работами старший научный сотрудник Института археологии АН СССР кандидат исторических наук А.Ф.Медведев. Именно с его именем связано начало планомерного археологического изучения средневекового Городца. В 1962 году раскопки были продолжены [Медведев А.Ф. Новые материалы к истории Городца на Волге. // КСИА, 1968, № 113]. Основное внимание было уделено детинцу и его укреплениям, начато исследование посадских укреплений [Медведев А.Ф. Основание и оборонительные сооружения Городца на Волге. // Культура Древней Руси. — М., 1966]. Раскопки А.Ф. Медведева показали, что культурный слой Городца может служить ценнейшим источником по изучению жизни и быта русского средневекового города.

В 1978 году к систематическим раскопкам в Городце приступила археологическая экспедиция Горьковского госуниверситета под руководством автора данной статьи. Работы продолжались по 1986 год включительно[ [Гусева Т.В. Древний Городец по материалам новых раскопок. // Записки краеведов. Горьковская область. — Горький 1983; Гусева Т.В. Раскопки в Городце на Волге. // АО 1982 года. — М., 1983; Гусева Т.В. Раскопки в Городце на Волге. // АО 1983 года. — М., 1984; Гусева Т.В. Раскопки в Городце на Волге. // АО 1984 года. — М., 1986]].

С 1990 года археологические исследования в Городце ежегодно ведутся Нижегородской Археологической службой под тем же руководством.

Богатый и разнообразный археологический материал, накопленный в результате многолетних исследований, позволяет сегодня подвести некоторые итоги и наметить перспективы изучения средневекового Городца.

Раскопки и шурфы, заложенные в разных частях детинца и посада (общая площадь памятника около 80 га), везде выявили слои ХII–ХIV веков. Более древние напластования нигде не обнаружены. Поскольку после разгрома города в начале XV века его основная территория на протяжении нескольких столетий не осваивалась, она не содержит более поздних напластований. Это делает культурный слой Городца фактически закрытым комплексом ХII–ХIV веков, что значительно повышает его ценность.

Мощность культурного слоя колеблется от 40 до 90 см. Он залегает непосредственно под дёрном. Как правило, на глубину 20–40 см слой потревожен распашкой. В этой части он сильно гумуссирован, что придаёт ему тёмно-коричневую окраску. В нём встречаются измельчённые фрагменты средневековой керамики, древние вещи вперемежку с современными. Непотревоженные древние напластования представляют собой супесь, насыщенную угольками, печиной, древними предметами, фрагментами керамики. Интенсивность окраски колеблется от тёмно- до светло-серой.

Материк — светло-серый однородный песок, полностью лишённый органических примесей.

Состав и характер культурного слоя одинаковы как на детинце, так и на посаде.

Под крутой Княжьей горой, на которой располагался, детинец, на берегу Волги (от пристани «Городец» вниз по реке), особенно после высокого паводка, в песке встречаются многочисленные средневековые монеты, нательные крестики, товарные свинцовые пломбы, вислые княжеские печати.

Материал раскопок уже сейчас позволяет, говорить о характере застройки посада.

Раскопками 1978–82 годов на улржевальского исследован значительный участок средневековой улицы ХII–ХIV веков, соединявший южные ворота посадских укреплений (ныне проезд в Нижнюю Слободу и деревню Обросово) с детинцем [Гусева Т.В. Древний Городец по материалам новых раскопок. С. 188.].

В 1983–84 годах и в 1990 году прослежены отдельные участки уличной планировки в центральном (ул. Свердлова) и северном (ул. Александра Невского) районах посада. Мостовые на улицах не выявлены.

За заборами и частоколами вдоль проезжей части улиц располагались жилые и хозяйственные постройки отдельных усадеб. К сожалению, ни одна из них не вошла в раскопы полностью. Поэтому вопрос о площади городецких усадеб остаётся открытым.

Жилища представлены более чем полутора десятками наземных построек. В своей основе они типичны для лесной полосы европейской части России. Это были однокамерные избы, срубленные в обло из сосновых бревен. Дощатые полы укладывались на лаги на уровне первого-второго венцов сруба. Размеры домов не превышали 4 x 4 м. Один угол дома, чаще всего северо-западный, занимала печь, сложенная из камней и обмазанная глиной. Обычно печи ставились на опечки — специальные песчаные или глиняные постаменты, укреплённые по краям положенными на ребро досками. Их размеры 130 x 130, 160 x 160 см. Печь служила и для обогрева жилища, и для приготовления пищи. В развалах печей часто встречаются обломки глиняной кухонной посуды. Подпечные ямы, как правило, отсутствуют.

Бревенчатые стены для тепла и прочности промазывались глиной. Куски глиняной обмазки почти всегда сопровождают остатки стен. Обычно от домов сохраняются фрагменты нижнего венца, реже второго и третьего. Поэтому о расположении входа, наличии окон судить трудно. Дома ставились на песчаные подсыпки толщиной 5–20 см без каких-нибудь фундаментальных подкладок. Отсутствие последних. по мнению П.А. Раппопорта, было характерно для юго-восточной части лесной зоны [Раппопорт П.А. Древнерусское жилище. САИ, вып. Е-132. — М., 1975. С. 130]. Там были широко распространены подпольные ямы. Известны они и в городах Северо-Восточной Руси. В городецких домах подполий не было. Их заменяли отдельно стоящие погреба, вырытые в материковом грунте метра на полтора и обшитые изнутри вертикально поставленными горбылями. Полы в таких постройках чаще всего земляные. Специальных входов нет. Скорее всего, в них спускались по приставным деревянным лестницам.

Можно предположить, что положение Городца на границе хвойных и смешанных лесов наложило отпечаток на устройство жилищ. Они собрали в себя черты, характерные как для северной части лесной зоны (отсутствие подпольных ям, устройство пола, печи), так и для южной (отсутствие фундамента).

На территории усадеб встречены следы бронзолитейного, косторезного, камнерезного ремёсел.

Многочисленные находки представлены разнообразными бытовыми предметами из железа, бронзы, кости, глины, ремесленными инструментами, украшениями, вооружением.

В целом ассортимент находок характерен для городов Северо-Восточной Руси и не содержит в себе каких-либо особенных отличительных черт.

Комплекс культовых предметов (нательные крестики из камня и бронзы, иконки-привески, в т.ч. с изображением Богоматери с младенцем, фрагменты крестов-энколпионов) [Гусева Т.В. Религиозные представления жителей средневекового Городца на Волге. // Материальная и духовная культура феодальной России. Горький, 1990. С. 52–53] говорит о том, что среди русского населения в ХII–ХIV веках христианские верования были достаточно прочными. Этому в немалой степени способствовало и распространение грамотности, убедительным доказательством чему служат неоднократные находки писал.

Как всегда самым массовым археологическим материалом является керамика.

Подавляющее большинство керамической посуды древнего Городца изготовлено на ручном гончарном круге лёгкого типа. Об этом красноречиво свидетельствуют подсыпка песка и наличие клейм на днищах, небольшая асимметрия стенок, неровность линий орнамента. Около 98% всех черепков имеют чёрную непрокалённую полосу в изломе, что говорит о печном обжиге. В тесте содержатся характерные примеси: шамот, дресва, крупный и мелкозернистый песок, слюда, Такая керамика встречается как в домонгольских, так и в послемонгольских слоях. Красно-глиняная и бело-глиняная керамика составляют доли процента. Чернолощёная позднесредневековая керамика представлена единичными фрагментами. Все они найдены в верхних перепаханных слоях памятника. В домонгольских слоях преобладает посуда с крупными примесями (крупнозернистый песок, крупная дресва, слюда).

Ассортимент городецкой посуды: горшки, миски, плошки, крины, латки — сходен с набором глиняной посуды многих средневековых городов Руси. Ведущей формой посуды является горшок. В городецкой коллекции можно выделить 5 типов серо-глиняных горшков, изготовленных на ручном гончарном круге [Гусева Т.В. Материальная культура русского населения Нижегородского Поволжья в ХII–ХIV вв. // В памяти отечества. — Горький. ВВКИ, 1989. С. 127–128].

Возвращаясь к вопросу о застройке посада, следует отметить, что до сих пор не удалось выявить остатки культовых построек, хотя церкви и монастыри Городца известны по летописям. Заслуживает внимания наблюдение, сделанное при раскопках городского, некрополя ХII–ХIV веков в северо-восточной части посада (раскопы 1983–86 годов на ул. Свердлова). При устройстве ряда могил использовались обломки кирпича со следами известкового раствора. Без сомнения, это остатки разрушенного монументального строения, каким в то время могла быть только церковь. К сожалению, участок, где можно было бы предполагать следы фундамента этого строения, в настоящее время для раскопок не доступен.

Как уже отмечалось выше, параллельно посаду идет изучение детинца. Однако большая плотность современной застройки, отсутствие площадок для больших раскопов не дают возможности вести интенсивное исследование и получить представление о планировке ядра города. К тому же, значительная часть детинца уничтожена оползнями и осыпями берега. Площадь сохранившейся части детинца чуть больше трёх га.

Находки княжеских вислых печатей среди подъёмного материала на берегу под детинцем свидетельствуют о том, что мы имеем дело со следами княжеского архива, косвенно говорящего о местоположении княжеского дворца.

Известно около десятка печатей и их обломков. Все они относятся к случайным находкам и сосредоточены в частных коллекциях. Среди них особого внимания заслуживает печать, на одной стороне которой изображён конный воин с мечом в правой, оттянутой назад руке. На обороте читается изображение спешившегося воина, ведущего в поводу коня. В правой руке у него копьё. Вокруг головы — нимб. Справа от головы видны буквы надписи «ФЕДР».

По определению В.Л. Янина подобные печати принадлежали Александру Невскому [Янин В.Л. Актовые печати Древней Руси Х–ХV вв. Т. II. М., 1970. С. 8].

Найдена эта печать была городецким жителем летом 1990 года.

Говоря о случайным находках, хотелось бы обратить внимание на фрагменты железной кольчуги и железный шлем, которые были обнаружены жителем улагородной (дом 41) Мошкиным А.Б. на своём приусадебном участке в непосредственной близости от вала. По словам информатора находка была сделана на глубине не более 50 см.

Шлем железный, просматривается орнамент, выполненный светлым металлом. Форма шлема — полусферическая. Высота — 20 см, диаметр — 24 см. Шлем имел наглазники (сохранился только один) и наносник (не сохранился). По краям полумаски видны отверстия для крепления кольчужной сетки. Шлем имеет навершие для крепления флажка. Он может быть отнесён к типу железных полусферических шлемов с полумаской и датирован временем не позднее XIII века.

Не меньший интерес, чем жилая городская застройка, вызывают древние городские некрополи, которыми перекрыты значительные участки средневекового культурного слоя.

И.А.Кирьяновым, А.Ф. Медведевым и автором статьи захоронения древних городчан выявлены на перекрёстке улицы Александра Невского и переулка Рублёва, на улице Гагарина, на улице Свердлова, на перекрёстке улиц Свердлова и Маслова, вдоль берега Волги на улицах Щорса, Кожанова, Михеева.

В 1962 году А.Ф.Медведев обследовал 43 погребения на территории детинца (современная улица Кожанова), связав их с разрушением города монголами в 1238 году [Медведев А.Ф. Новые материалы…, С. 38]. Значительная часть посадского кладбища (около 340 погребений) была раскопана археологической экспедицией Горьковского госуниверситета, как уже упоминалось, в 1983–86 годах. Стратиграфические наблюдения позволяют говорить о том, что верхней датой этого некрополя является начало XV века, скорее всего трагические события 1408 года. Об этом красноречиво говорят незначительная глубина захоронений, совершённых прямо в культурном слое, небрежность в оформлении могил.

Все изученные погребения без исключения совершены по христианскому обряду. Покойники, лежат в гробах или просто в могильных ямах на спине, головой на запад (в ряде случаев с небольшим отклонением к югу). Лицевая часть черепа бывает повернута влево или вправо, но наиболее характерно прямое расположение. Положение рук у скелетов самое разнообразное: вдоль туловища, одна или обе руки лежат в области таза, в области живота, на груди. Нередко руки согнуты в локтях так, что кисти находятся в области ключиц.

В подавляющем большинстве погребения безинвентарны.

Обращает на себя внимание характерная деталь погребального обряда некрополя на посаде: погребения с так называемыми каменными подушками. Они встречены на раскопанной территории некрополя 42 раза. В одних случаях каменные подушки лежали под черепами, в других — под черепом и между ступнями (коленями, тазовыми костями). Неоднократно вместо камней использовались обломки кирпичей.

Помимо Городца эта деталь погребального обряда прослеживается по материалам 24 некрополей 13 древнерусскихгородов [Макаров Н.А. Каменные подушки в погребениях древнерусских городских некрополей. // СА. 1981, № 2. С. 111]. Кладбища с подобными погребениями локализуются обычно возле церквей, что лишний раз говорит в пользу мнения о расположении посадской церкви в Городце рядом с исследованным некрополем.

Большая антропологическая серия позволила провести не только палеоантропологические, но и палеодемографические исследования [Балыкина Л.Е. Палеодемография средневекового Городца на Волге. // Материальная и духовная культура феодальной России. Горький, 1990].

Таковы в общих чертах итоги более чем десятилетней работы в Городце на Волге.

Именно благодаря археологии высветилась целая эпоха в истории нашего края — эпоха становления и утверждения русской культуры в Среднем Поволжье, связанная с Городцом. А ведь ещё совсем недавно русская история края начиналась лишь с основания Нижнего Новгорода, с 1221 года.

В результате раскопок появилась возможность всестороннего изучения средневековой материальной и духовной культуры Городца, его населения, сопоставления материала с находками из других центров Северо-Восточной Руси.

Всё это открывает широкие перспективы дальнейшего изучения древнего города и позволяет предельно четко сформулировать первоочередные задачи.

В первую очередь необходимо сказать об оборонительных сооружениях. Если укрепления детинца А.Ф.Медведевым изучены достаточно полно, то посадские укрепления требуют самого пристального внимания. Необходима разработка целой программы по их исследованию.

Охранных мер и разработки методики регулярного сбора подъёмного материала требует участок берега под кручей детинца.

Несомненно, интересные результаты даст целенаправленный поиск отдельных средневековых объектов, в частности городецких храмов, а также Фёдоровского монастыря.

Для получения более полной картины развития города, для изучения позднесредневековой материальной культуры представляется крайне интересным найти и исследовать участки культурного слоя ХVII–ХVIII веков.

Что же касается масштабных раскопок, то степень изученности культурного слоя Городца позволяет в будущем ограничиться лишь охранными раскопками.

Не вызывает сомнения, что жизнь древнего Городца в качестве памятника археологии ещё далека от своего завершения и сулит исследователям многочисленные открытия.

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

академик, профессор, доктор архитектуры

Сергей Вольфгангович Заграевский