РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

Источник: Хорошкевич А.Л. План Москвы и памятники московского церковного зодчества в "Записках" Мартина Груневега 1585 г.  Тезисы доклада на конференции "Русское искусство позднего средневековья - XVI  век" (М., 12 - 14 января 2000). Все права сохранены.

Размещение электронной версии материала в открытом доступе произведено: www.archi.ru («Российский архитектурный портал»). Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2006 г.

 

 


А.Л. Хорошкевич

План Москвы и памятники московского церковного зодчества

в "Записках" Мартина Груневега 1585 г.

 

В обширных "Записках" Мартина Груневега, который в качестве торгового подмастерья объехал всю Центральную, Юго-Восточную и Восточную Европу*, сравнительно скромное место занимает описание его путешествия в Москву, где он находился с января по август 1585 г. Однако оно снабжено рисунками, изображающими предметы быта и некоторые сооружения - крепости, церкви, деревянные и каменные дома. В настоящем сообщении ограничиваемся предварительным обзором сведений о церковном зодчестве Москвы, весьма схематичный план которой дает представление, главным образом, о Китай-городе с его тремя улицами - Варварской, Ильинской и тупиковой Никольской, торговыми рядами, "живым мостом" и его конструкции, в том числе воротных приспособлениях, Таможенной избой, Гостиным двором.

В отличие от подлинной территории Кремля и Китай-города Груневег изобразил обе эти части города в виде прямоугольников, почти равных по величине, Кремль даже несколько превосходит по размеру Китай-город. Однако представления или воспоминания Груневега о Кремле весьма смутны. В этой части столицы он оставил много пустых мест, не обозначил даже кремлевских башен со стороны Москвы-реки и Неглинной. Зубцами он снабдил лишь Китай-городскую стену и восточную часть Кремлевской стены. Сам Кремль по существу изображен вообще без стен.

В Китай-городе две с половиной улицы: Варьская или Варварская от Фроловских (Спасских) ворот Кремля к Всесвятским (Варварским) воротам Китай-города и Ильинская, проведенная им от Никольских кремлевских ворот к Ильинским Китай-города. Начало третьей улицы он расположил почти впритык к северной стене Китай-города. Однако это тупик, который не доходит до китайгородской стены, а завершается около монастыря Николы Старого. От Москворецких ворот до Воскресенских он провел дорогу, проходящую вдоль рядов. Последние же на его рисунке двумя порядками параллельны восточной стене Кремля и спускаются почти вплоть до южной стены Китай-города, немного не доходя до нарисованной у самых Москворецких ворот Таможенной избы. В начале XVII в. (до 1626 г.) здесь располагались Сапожный, Красный и Скобяной ряды (Забелин И.Е. Материалы по археологии и статистике г.Москвы. М., 1884. Ч.I. Стб.1107, 1108, 1120). План Груневега наглядно поясняет, почему восточная часть Китай-города носила название Зарядья. Ряды на его схеме расположены и на обеих сторонах условно называемого "Никольского тупика", они с двух сторон - с южной и восточной - примыкают к Гостиному двору, который на рисунке занимает огромную территорию между Варварской и Ильинской улицами и "пожаром", будущей Красной площадью. Правда, на Ильинской улице лавки совсем не изображены.

Схематизм и выборочность изображаемых объектов характерна и для этого плана. Нет улицы от Богоявленского монастыря к церкви Иоанна Предтечи, стоявшей у "пяти улиц" на Варварке, хотя она находилась в непосредственной близости от Гостиного двора. "Пять улиц" - это Варварка, Юшков переулок (у Английского двора, некогда принадлежавшего гостю Юрию Урвихвостову), Ипатьевский, Косой и Псковский переулки(Тихомиров М.Н. Москва-столица Московского великого княжества[XIV- вторая половина XVI]; Базилевич К.В. Москва - столица Русского централизованного государства [ конец XV - начало XVI века]// История Москвы. М., 1952. Т.I. С.68,119). Нет и Константино-Еленинских ворот, от которых, по мнению исследователей, и шла Варварская улица. Видимо, ко времени Груневега путь к ним был уже затруднен Покровским храмом. Ильинская же улица, по схеме Груневега, выходила почти к Никольским воротам Кремля.

У плана Москвы Груневега есть и другая особенность. В отличие от авторов всех иных ранних планов русской столицы Груневег указывает особенности рельефа города. Так, Троицкую церковь (храм Василия Блаженного) он поместил на высоком холме. Некоторый намек на аналогичный холм или вернее всхолмление можно увидеть к востоку от Варварской церкви. Первым из иноземцев Груневег отмечает место жительства немцев, отнюдь не в Замоскворечье - в Болвановье или в Балвановке близ позднейших Серпуховских ворот, и не на Кокуе за Яузой, а вблизи Лубянской площади.

Под № 1 схемы Москвы находится церковь Троицы на Рву, план которой Груневег описывает так: "Она восьмиугольная, так построенная (getzogen) почти по прилагаемому образцу фундамента, что она всеми концами касается круга"(что соответствует действительности[Брунов Н.И. Храм Василия Блаженного в Москве: Покровский собор. М., 1988]). "У нее новые маковки (spitzen), вокруг гульбище (gang), все подряд очень мастерски (украшено) кирпичами, полно карнизов с различными переплетениями (fol leistwerk mitt manigerley getlochtenen tzuegen)" . Действительно, собор Покрова на Рву украшен кирпичным орнаментом двух видов: в нижнем цоколе составлен из трех кирпичей, поставленных на тычок с закругленным ложком, и чередующихся с ними трех кирпичей с закругленными тычками, положенных на постель(Баталов А.Л. Московское каменное зодчество конца XVI века: Проблемы художественного мышления эпохи. М., 1996.С.393, прим.29). "Но она недостроена. Каменная работа закончена, но не покрыта известью, кроме того она должна быть внутри и снаружи расписана, а ее маковки позолочены" (само строительство было завершено в 1561 г. О соборе и символике приделов см.: Флайер М.С. Церковь Покрова на Рву и архитектоника московских средневековых ритуалов// Сакральная топография средневекового города/ Известия Института христианской культуры Средневековья. М., 1998. Т.I .С.40-50 ).

"При ней стоит колокольня" - у Груневега находится наиболее раннее изображение звонницы, которое, как это ни парадоксально, почти полностью совпадает с тем, что содержит миниатюра Жития Антония Сийского XVII в.(ее публикацию см.: История Москвы. М., 1952. Т.I. С.120). На рисунке Груневега звонница представлена в виде четырехъярусного сооружения с четырьмя пролетами, которое покоится на очень высоком подклете. На миниатюре, как и на более позднем плане "Кремленаграда", ярусов только три. В подклете арочный портал. Справа и слева от него ромбовидные углубления над прямоугольными нишами.

На первом ярусе висит огромный колокол, форма которого ничем не отличается ни на миниатюре, ни на рисунке Груневега. Только на миниатюре несколько больше толстый язык, который пускается ниже края колокола. Кроме того, на миниатюре колокол украшен горизонтальными кругами. Наконец, здесь же отчетливо видна конструкция, с помощью которой колокол приводился в движение. На втором ярусе рисунка Груневега помещены три колокола, на миниатюре - их только два, на третьем - и там, и там по два. На четвертом, который имеется только у Груневега, - помещен один небольшой колокол.

Звонница на рисунке Груневега завершается равноконечным крестом, укрепленном на полумесяце с приподнятыми концами, на миниатюре вместо последнего яруса изображен барабан купола с тремя узкими окнами (одно в центре больше других). На куполе - восьмиконечный крест, на концах горизонтальной перекладины - по две развевающиеся веревки (?). На плане "Кремленаграда" трехъярусная конструкция совсем с другими пролетами, приспособленными исключительно для небольших колоколов, причем их по три на каждом ярусе. Форма звонницы - не сужающаяся кверху, а прямоугольная. Звонница завершается тремя шатрами с восьмиконечными крестами. Кроме того, на плане "Кремленаграда" со стороны Лобного места к звоннице примыкает стена, с верха которой наружная лестница ведет на второй ярус, звонница увенчана тремя шатрами. Со стороны Москва-реки нарисованы высокие ступени до верху подклета ("Кремленаград").

Видимо, рисунок Груневега передает наиболее ранний вариант колокольни, следующую стадию (или аналогичного сооружения) представляет миниатюра Жития Антония Сийского, следы перестройки заметны в ликвидации четвертого яруса и изменений завершения звонницы: купол на барабане вместо четвертого яруса. Третий этап перестройки, причем довольно основательной, можно видеть на плане "Кремленаграда". О четвертом можно судить по изображению в книге А.Олеария, в 30-е годы XVII в. это была двухъярусная и трехпролетная звонница, поставленная на широкой палате с обходной галерей. Первый ярус соответствовал так называемому палатному типу, второй - типу "на столпах"(Баталов А.Л. Указ.соч. С.247,397, прим.76).

" И в ней висят, как при других церквах, колокола в плохо сооруженной стене. Никакие колокола на раскачивают, но двигают язык за веревку, спускающуюся до земли" - это был довольно редкий способ, который получил особое распространение в России во второй половине XVII-XVIII вв. Звон "в языки" производился в основном лишь на самых малых колоколах. Большая же часть колоколов, в том числе все благовестники, т.е. самые крупные колокола, были очепными, а именно намертво укрепленными с помощью маточника на матице - вале квадратного сечения, который вращался в железных "гнездах" с помощью приделанного снизу шеста-очепа, веревка от которого спускалась до самой земли, что ясно показывают миниатюры Лицевого летописного свода XVI в.(Кавельмахер В.В. Способы колокольного звона и древнерусские колокольни// Колокола: история и современность. М., 1985.С.39-40, 48,73-74).

Рисунок Груневега, изображающий Троицкую церковь (храм Василия Блаженного), показывает, что колокольня непосредственно примыкала к церкви. Сам храм ненамного выше колокольни, он приземист, отдельные приделы имеют почти одинаковую высоту. Можно предположить, что очень высокий подклет завершается обходной галерей. Впрочем, на этом нельзя настаивать, так как рисунок очень мал. Странно представлен центральный шатер, он скорее напоминает пологий купол, на котором не маковка, но очень широкий крест.

На схеме под №№4 и 5 изображены церкви, возможно Бориса и Глеба (упомянута впервые в 1434 г.) и Иоанна "на пяти улицах" (1468 г.), под №7 "церковь с позолоченной башней, на которой

[ находится] надтреснутый колокол, при звоне которого воют собаки, от чего можно поседеть"(Богоявленский собор одноименного монастыря 1374 г.), под № 8 - церковь Св.Николая в Никольском греческом монастыре, "где совершаются все крестоцелования (alle eyde)".

Сведения о кремлевских церковных сооружениях у Груневега немногочисленны, ибо в Кремле он был один единственный раз. От Спасских ворот "идет переулок [Большая улица (Мартынов П. Названия московских улиц и переулков. М., 1888; Миллер П.Н., Сытин П.В. Происхождение названий московских улиц, переулков и площадей. М., 1938)], где почти за воротами строят новую церковь" [ Это могла быть перестройка собора Вознесенского монастыря, заложенного великой княгиней Евдокией, вдовой Дмитрия Донского в 1407 г., но не завершенного даже в 1460-е гг., либо Троицкая церковь на Кирилловском подворье (последняя существовала до 1448-70- х гг. - АСЭИ. М., 1958. Т.II. №150.С.87 ) ].

№18 обозначено "место, где Московит [Иван Грозный] построил красивую большую церковь по римскому или католическому образцу" [ это церковь Рождества Христова (с 1555 г.), первоначально именовавшаяся церковью Воскресения Христова, которую в 1532-1535 гг. начал возводить Петрок Малый (Пьетро Ганнибал). Она была закончена в 1543-1552 гг. (№23 на плане "Кремленаграда") как трехъярусное однокупольное сооружение, фасады первого и второго ярусов расчленены пилястрами и карнизами, между которыми располагались ложные или настоящие довольно большие прямоугольные окна. Оно завершается многочисленными килевидными кокошниками, на которых, по-видимому, безо всякого шатра покоится главка. В юго-западном углу церкви находилась круглая винтовая лестница с земли. Церковь ориентирована с севера на юг. Эта, по выражению В.В.Кавельмахера, "ренессансная архитектурная кулиса" разделила Ивановскую и Соборную площади (Кавельмахер В.В. Большие благовестники Москвы XVI - первой половины XVII вв.// Колокола: История и современность. М., 1993. С.100-101)], чтобы понравиться дочери польского короля Сигизмунда [СигизмундаII Августа ], которая ему была обещана в невесты [Проект женитьбы Ивана IV на Екатерине Ягеллонке, сестре СигизмундаII Августа, относится к 1567 г. (ПСРЛ. Т.XIII. С.407; Зимин А.А. Опричнина Ивана Грозного. М., 1964.С.261), невзирая на то, что еще в 1561 г. она стала женой герцога Финляндии Яна (Юхана), брата шведского короля Эрика XIV и будущего короля Юхана III Вазы( Czaplinski W. Katarzyna Jagellonka// PSB. №12. 1966. S.218-220)], (так мне рассказывали)". [Молва ошибочно приписывала итальянизмы церкви желанию Ивана IV угодить будущей невесте - дочери Сигизмунда II Августа].

"При ней, как показывает крестик, стоит большая высокая восьмиконечная башня, кругом покрытая белой жестью [Церковь Иоанна Лествичника и колокольня Ивана Великого, одно из древнейших каменных сооружений Кремля было построено в 1329 г.(ПСРЛ. Т.XVIII. С.91). Уже тогда это была восьмигранная колокольня с церковью в нижнем этаже (Кавельмахер В.В., Панова Т.Д. Остатки белокаменного храма XIV в. на Соборной площади Московского Кремля// Культура среденвековй Москвы XIV-XVII вв. М., 1995.C.66,72-73, 75-78). Существовавшее в 1585 г. сооружение, трех - или двухъярусный восьмигранный столп с очень маленькой церковью внутри, заложено Боном Фрязином в 1505 г. на новом месте и завершено в 1508 г. Это два нижних и часть третьего яруса современного здания, в 1599-1600 г. надстроен до настоящей высоты(ПСРЛ. Т.28.С.267,323; Подъяпольский С.С. О первоначальном виде столпа Ивана Великого// Реставрация и архитектурная археология. Новые материалы и исследования. М., 1995. Вып.II. С.98-99). В нижнем ярусе на северо-восточной и северной стороне в 1532 г. была сооружена церковь Воскресения Христова], много колоколов в окнах.

При этой церкви находится такой большой колокол, что я его считаю почти господином колоколов, в то время как в Вене я видел колокол, который подобен эрфуртскому" [Груневег называет его в соответствии с летописной традицией, которая знает лишь одно определение - "большой" или "большой благовестник". Так именуется и колокол в 1521 г. (ПСРЛ. Т.30.С.146) и колокол Василия III 1532 г., упавший с колокольни во время пожара 1547 г. (ПСРЛ.Т.29.С.51) и грозненский колокол 1550 г. (ПСРЛ. Т.XIII. С.161). Последний колокол, по Штадену, висел между церковью и башней (Штаден Г. О Москве Ивана Грозного: записки немца-опричника. М., 1925. С.104,106). В.В.Кавельмахер предположил, что грозненский колокол носил название "царь" (Кавельмахер В.В. Большие благовестники.С.90-93). Колокол, как и его предшественник 1532 г. был очепным, т.е. издавал звук при качании его самого (Там же. С.94)].

№17 московской схемы Груневега - "прекрасная церковь с 5 мощными большими позолоченными куполами" - Успенский собор, "что на площади".

Таковы вкратце сведения Груневега о московском церковном зодчестве. К сожалению, не все его рисунки сохранились в хорошем виде. В особенности огорчительно состояние рисунка церкви Иоанна Предтечи, однако и в таком виде он подкрепляет теорию С.С.Подъяпольского об особенностях строительства и эволюции храма. .

 

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский