РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Хворостова Е.Л. Палаты с проходом и проездом в подклете Успенского собора Рязанского кремля. В кн.: Реставрация и исследования памятников культуры. Вып. IV. М., 2001. Стр. 75-84. Все права сохранены.

Материал отсканирован, отформатирован и предоставлен библиотеке «РусАрх» С.В. Заграевским. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2009 г.

 

 

 

Е.Л. Хворостова

Палаты с проходом и проездом в подклете

Успенского собора Рязанского кремля

 

Оформление планировки епископского подворья в Переславле-Рязанском, занявшего территорию упраздненного в 20-е годы XVI века двора рязанских князей, началось с активного каменного строительства середины XVI в. Архиепископ Иона замкнул парадный двор с выходившим на него с запада Архангельским собором XV в. построенными с севера жилыми палатами с церковью Иоанна Предтечи, а с юга – корпусом с хозяйственными помещениями. Вне территории собственно двора «перед епископли вороты» остался древний Успенский собор начала XV века, служивший ранее усыпальницей рязанских князей.

В дальнейшем, после пожара 1647 года, функциональные зоны были выделены еще более четко: парадный двор с востока ограничил Певческий корпус, за ним отстроились амбары и солодежня, с юга за Ионинскими палатами построили Консисторию и конюшни.

К концу XVII века сформировалась необходимость строительства новой соборной церкви, так как небольшие и неоднократно перестраивавшиеся Архангельский и Успенский соборы явно не удовлетворяли нужды Рязанской митрополии. В связи с этим 4 ноября 1677 года митрополит Иосиф обратился с просьбой о разрешении на строительство нового храма к царю Федору Алексеевичу1. После выхода в 1682 году указа царей Петра и Ивана была начата подготовка каменных материалов, а 29 марта 1684 года митрополит Павел Моравский заключил договор с крестьянами Ипатьевского монастыря, которые под руководством каменщика Кондратия Алферьева отрыли траншеи под фундамент собора, а трое подмастерьев – Шарыпин, Калинин и Сусанин – начали воздвижение стен. Строительство собора должно было завершиться в три года, однако в 1686 году выяснилось, что работы ведутся плохо и непрочно, построен только подклет; один из подрядчиков отошел от дел, второй ослеп; с 1687 года строить пришлось силами домовых крестьян митрополита, но, видимо, и тут качество работ не улучшилось, так как уже в 1691 году, до окончания строительства, под собор пришлось подвести 12 быков. Это обстоятельство привело к вызову из Москвы каменных дел подмастерья Осипа Старцева для осмотра собора. Визит столичного мастера делу не помог: в апреле 1692 года недостроенный собор рухнул. Вторично приехавший Осип Старцев осмотрел развалины, после чего было дано распоряжение об их разборке.

В конце 1693 года были объявлены торги на постройку нового собора, в которых приняли участие Петр Бык, Яков Бухвостов и Григорий Мазухин. Выигравший торги Бухвостов начал строительство вместе с Никитой Устиновым, Герасимом Ивановым и Иваном Парфеновым. Каменная часть строительства была завершена в 1699 году, освящение затянулось до 15 августа 1702 года.

В подрядных документах не оговаривался вопрос о месте размещения собора Бухвостова и степени совпадения его посадки с остатками рухнувшей постройки. Археологические исследования 1957–1958 годов2 позволили установить, что недостроенный собор, в основном, размещался севернее, ближе к Старому Успенскому собору (позднее переименованному в Христорождественский) и береговому откосу. Кроме того, имелись сведения о том, что «на месте Успенского собора стояла церковь Николы Старого»3, основанная еще в XIII веке и сгоревшая в 1611 году, и что для расчистки площадки под строительство «разобрали старую Зелейную (Пороховую) палату, остатки которой сохранились до сих пор в земле между Успенским и Христорождественским соборами».4 Таким образом, а priory существовала возможность вскрытия в подклете существующего собора каких-либо ранних кладок. Действительно, в ходе небольших по объему раскопок, проведенных в интерьере подклета центральной апсиды в 1974 году5, был расчищен фрагмент кирпичной стены с профилированным цоколем и отходящей от нее перегородкой. Продолжить исследования удалось лишь в 1990–1993 годах6, когда подклет был почти полностью освобожден от складированных там строительных материалов и развалов мусора.

Последовательные расчистки позволили выявить в плане остатки разобранной кирпичной постройки, почти полностью вписывающейся в габариты подклета основного объема и апсид и состоящей из двух помещений с расположенными между ними проходом и проездом, а также – пристройки с востока, образованной двумя разделенными перегородкой помещениями (ил. 1). Следует отметить, что на многих участках выявленные кладки уходят под стены и столбы собора, служа частью их фундаментов, поэтому некоторые детали планировки выяснить оказалось невозможным. Вскрытие велось, в основном, только в плане, по сохранившемуся верху кладок. В нескольких небольших шурфах были произведены более глубокие расчистки для выяснения уровня дневной поверхности времени строительства найденной постройки.

Сразу же оговоримся, что бухвостовский собор ориентирован со смещением от оси запад–восток к северу на 45–47°. Продольная ось выявленной постройки смещена еще сильнее – на 49–51°. Тем не менее, для удобства описания, учитывая традиционное мнение о направленности апсид к востоку, в дальнейшем будем называть продольную северо-западную стену здания северной, юго-восточную – южной и т.д.

Необходимо отметить, что привязка всех выявленных кладок производилась на месте непосредственно к архитектурным элементам подклета – углам, дверным проемам, столбам. Вычерчивание велось на обмерном плане, выполненном в 1950-е годы в процессе подготовки документации для реставрационных работ. К сожалению, выяснилось, что обмер выполнен некачественно. Пришлось практически перемерять западную и восточную части подклета основного объема, однако для выполнения точного плана всех архитектурно-археологических остатков необходимо было сделать практически новый обмер подклетов основного объема и апсид, что на этапе археологических исследований было просто невозможно. Отсчет высот при всех обмерах велся от единого условного нулевого уровня, за который был принят подоконник крайнего западного окна на северной стене подклета (у западного откоса).

 

 

 

Ил. 1. Палаты с проходом и проездом в подклете Успенского собора. План.

 

 

Все кладки были перекрыты слоем земли с различным мусором, большим количеством кирпичного щебня и извести, а также с включениями белокаменного щебня, оставшегося в основном со времени строительства бухвостовского собора, в основаниях стен которого, галереях и декоре был применен известняк. Кладочным материалом выявленной постройки служил кирпич ручной формовки размером в основном 28,5x13,5x8,5 см, 28,7x13,5x8,2 см, 29x13,5x8,5 см, 29x13,8x8 см, 29x14x8,5 см, 29,5x14,5x8 см, 30x14x8,5 см. В восточной пристройке применен кирпич размером 28,5x13,5x8,5 см, 28,5x14,4x8,5 см, 29x14,5x8 см, 30x15x8 см, 30x15x9 см. Все кладки выложены на белом известковом растворе с незначительной примесью мелкого песка. Система перевязки – верстовая, с чередованием тычков и ложков, забутовка внутренних частей стен выполнена в основном из целых кирпичей и половняка, в восточной части половняка больше. Полная расчистка поверхности кладок не производилась с целью сохранения перекрывающего их слоя кладочного известкового раствора, оставшегося от разборки и играющего роль консерванта. На некоторых участках прослежены следы известковой обмазки, покрывавшей как внешние, так и внутренние поверхности кладок.

Далее приводим описание помещений постройки в направлении с северо-запада (запада) на юго-восток (восток).

 

 

 

Ил. 2. А–цоколь основного объема; Б–цоколь восточной части.

 

 

Западное помещение. Располагается в западной части подклета основного объема; на северо-восточный угол частично опирается северо-западный столб подклета, юго-западный столб перекрывает значительный участок южной стены помещения, место расположения западной стены не установлено, так как она, видимо, уходит под западную стену подклета: западная часть северной стены помещения подходит почти вплотную к ней, южная стена разобрана на расстояние 1–1,5 м от стены подклета, выбран и фундамент из крупных бутовых камней. Размер западного помещения с севера на юг составляет 8,5–8,7 м, с запада на восток оно, видимо, было несколько длиннее – 8,8 м. Похоже, что оно было не совсем прямоугольным в плане, несколько сужаясь к западу. Ширина южной стены, выходившей к Спасскому монастырю, варьируется от 115 до 120 см, северной, развернутой к Старому Успенскому (Христорождественскому) собору, видимо, не превышала 115 см (здесь кладка сохранилась хуже).

И по южному, и по северному фасадам расчищены сохранившиеся участки профилированного кирпичного цоколя. Он образован валиком из поставленных на длинный торец кирпичей (вынос в 6–7 см от вышележащей лицевой кладки) и рядом подтесанных «на скос» кирпичей, также поставленных на длинный торец (ил. 2 А), ниже которого идет вертикальная лицевая кладка. На южном фасаде постройки верх валика располагается на 30 см выше, чем на северном.

На обоих фасадах расчищены нижние части пилястр, располагающихся почти в створ. Ширина пилястры на южном фасаде по низу цокольного ряда со скосом доходит до 112 см; на северном фасаде на месте пилястры лицевая кладка частично разобрана, так что прослеживается лишь фрагмент пилястры шириной не более 60 см. Вынос в обоих случаях не превышает 8–9 см.

В южной стене помещения расчищен низ дверного проема, прорезающего профилированную часть цоколя. На два ряда в высоту сохранился северо-восточный внутренний откос длиной 53 см, северная часть северо-западного откоса утрачена, разобраны и внешние части южных откосов, тем не менее, судя по выносу нижележащей кладки, они не могли превышать в длину 38 см. Ширина проема с севера, видимо, достигала 120 см, с юга – около 105 см. Хорошо сохранились пазы под закладную колоду с известковой обмазкой внутри, утопленные в кладку на 15–20 см. Ширина колоды составляла около 28 см, в кладку ходовой части она была заглублена на 10–12 см. Выстилка ходовой части сохранилась лишь с наружной стороны проема, где кирпичи положены на плашку ложками параллельно обрезу стены. Ширина проема, в случае установки колоды в створ с внутренними концами южных откосов, не превышала 94 см, а, возможно, была несколько меньше. Наружный обрез кладки сохранился плохо, тем не менее похоже, что профилированная часть цоколя не подходила вплотную к откосам проема, а оставляла гладкие плоскости шириной 25–30 см по сторонам от него (ил. 3).

Уровень дневной поверхности времени эксплуатации здания может быть определен с южной стороны по располагающейся непосредственно у проема каменной плите, верх которой находится на 13 см ниже выстилки ходовой части. Надо сказать, что верх фундамента из крупного белокаменного бута на извести расчищен еще на 4 см ниже. Если учесть, что его перекрывала известковая проливка, которая вряд ли могла быть видна над землей, плита, скорее всего, лежала практически заподлицо с окружающим грунтом. Никаких следов отмостки вдоль южного фасада на этой территории не выявлено, но она могла быть выбрана одновременно с разборкой стен. По северному фасаду, видимо, уровень дневной поверхности находился на 15–20 см ниже: здесь вскрыто несколько сильно деструктированных кирпичей, положенных на плашку.

В целом получается, что профилированная часть цоколя и уровень дневной поверхности по северному фасаду в западной части постройки были занижены по отношению к южному фасаду, и каким образом эта «нестыковка» могла увязываться по западному фасаду – не ясно, возможно, просто ступенчатым перепадом в цоколе и плавным откосом – по земле. Отметим, что в расчет принимались максимальные по высоте сохранившиеся отметки, так как под тяжестью стен и столбов собора кладки во многих местах разорваны и просели, например, под юго-западным столбом верх вала цоколя почти на 25 см ниже, чем к западу от столба.

 

 

 

Ил. 3. Проем в южной стене западного помещения. План.

 

 

Западная палата имеет дополнительное внутреннее членение в виде прямоугольного в плане помещения, отсекающего юго-восточную часть палаты. Это помещение строилось единовременно с основным объемом, имеет общий с ним фундамент из крупного бута, кирпичная кладка их стен перевязана. Размер внутренней части помещения с востока на запад составляет около 4,4 м, с севера на юг – 5,7 м. Толщина западной стены – 87–90 см, северной – 90–92 см. Кладка наиболее хорошо сохранилась на северо-западном углу, южнее она разобрана на 45–50 см ниже. Вход в это помещение осуществлялся с западной стороны, здесь на расстоянии 0,9 м от северо-западного внутреннего угла располагается перепад, правда, лицевых кирпичей, которые могли бы образовать откос, здесь не сохранилось. В этом помещении вдоль обреза его западной стены найдены остатки пола в виде истлевших деревянных лаг, располагающихся (по верхней сохранившейся точке) практически на уровне дневной поверхности у южного дверного проема, то есть, сам пол был, видимо, немногим выше, чем уровень земли с юга. В ширину лаги достигали максимум 20 см, тлен по толщине прослежен на 5–7 см, настил по лагам должен был укладываться с запада на восток, что делает еще более вероятным вариант входа с запада. В более позднее время в помещении практически на уровне ходовой части проема в южной стене устроили кирпичный пол; этот пол был положен поверх перекрывавшего остатки деревянного пола строительного мусора, то есть, выстилку произвели после какого-то ремонта.

Между северной стеной внутреннего помещения и северной стеной корпуса оставался свободным промежуток шириной от 1,8 до 2 м, длиной 5,3 м, который явно не мог быть использован в качестве самостоятельной комнаты, возможно предположение о размещении здесь лестницы на второй этаж.

Непосредственно за восточной стеной палаты располагаются два параллельных коридора – проход и проезд, соединявшие площадь у Старого Успенского собора со Спасским монастырем. Они разделены стеной шириной 92–95 см, западная стена прохода варьируется по ширине от 108 до 111 см, восточная стена проезда имеет в ширину от 110 до 112 см.

Проход. Ширина прохода в среднем составляет 2 м, лишь в северной части прослеживается небольшое расширение до 2,06 м. Ходовая часть выстлана минимум в четыре слоя кирпичей, к настоящему времени сильно деструктированных. Какой-либо единой системы в укладке нет: в центре сохранился вытянутый с севера на юг ряд из 10 кирпичей, положенных на плашку перпендикулярно к стенам, в двух местах кирпичи уложены в ряд с запада на восток ложками параллельно стенам, кое-где применена выстилка «в шахмат» из положенных на плашку спаренных кирпичей (ил. 4). Несомненно, что на последних этапах эксплуатации верхний слой вычинивался, а в предшествующее время слои кирпичей могли просто накладываться друг на друга. К сожалению, с севера и юга выстилка разобрана, но, судя по уровню ее верха, в проход с обеих сторон должен был вести пандус или ступени.

Проезд. Ширина проезда почти в полтора раза превышает ширину прохода, доходя до 3,2 м. Выстилка произведена также из кирпича, сильно выношенного и деструктированного за время эксплуатации. Система укладки кирпичей несколько более регулярна: вдоль западной стены, отделяющей проход, проходит ряд кирпичей на плашку параллельно к стене ложками, далее к востоку прослеживается второй ряд, уложенный к стене тычками, третий ряд повторяет первый и т.д. Перебивки в укладке, скорее всего, обусловлены вычинками. Выстилка просела к центру, оторвавшись от плоскости стен на 5–16 см. Уровень проезжей части почти на 40 см ниже, чем в проходе, возможно, некоторый перепад высот был и первоначально, но ремонт проезда, похоже, производился не путем настилки новых слоев, что затрудняло бы въезд, а только вычинками или заменой первоначального покрытия, так как оно располагается чуть выше уровня дневной поверхности с южной стороны корпуса, с севера в проезд мог вести невысокий пологий пандус.

В центральной части проезда расчищены нижние части располагавшихся напротив друг друга пилястр шириной 108 см с выносом от плоскости стены в 11–12 см.

С севера и юга западная стена прохода, перегородка, разделявшая проход и проезд, и восточная стена проезда (ее частично перекрывают столбы собора) оформлены прямоугольными пилонами, причем с юга вынос пилонов от плоскости стены не превышает 15 см, а с севера они выступают практически полностью. Пилоны на перегородке меньше по размеру, чем на западной стене прохода, видимо, и на восточной стене проезда пилоны могли быть больше. Таким образом, решение прохода и проезда со стороны Старого Успенского собора было более парадным.

Восточное помещение. Располагается за восточной стеной проезда. Размер с востока на запад составляет 4,3 м, с севера на юг – 8,9 м. Восточная стена помещения имеет повышенную ширину (до 158 см) по сравнению с северной (до 106 см) и южной (до 115 см).

На южной стене сохранилась нижняя часть дверного проема, отличающегося по конфигурации от проема в западной палате. С севера и юга он оформлен расходящимися откосами; восточные сохранились полностью на 3–4 ряда кладки, северо-западный частично разобран, юго-западный читается по отпечатку на растворе. Внутренние откосы длиннее внешних, расстояние между концами откосов в интерьере составляет около 156 см, со стороны улицы – около 140 см. Выступающие на 13–14 см плечики сокращают ширину проема до 82–84 см. По-видимому, проем перекрывался вставной колодой или, скорее, навесной дверью на подставах, в этом случае вероятнее размещение системы навески с западной стороны, так как с востока, где кладка сохранилась на большую высоту, следов подставов не выявлено. Выстилка внутренней части проема была выполнена в кирпиче (верхний слой не сохранился, прослежены лишь слабые отпечатки на растворе), снаружи в проеме лежит песчаниковая плита трапециевидной формы со скругленной внешней стороной. Уровень ходовой части в этом проеме ниже, чем в западном, почти на 25 см. С уличной стороны проем был оформлен полукруглыми колонками (сохранился лишь нижний кирпич восточной полуколонки), поставленными на полочку, образованную смыканием откосов с плоскостью кладки стены (ил. 5).

На расстоянии 110 см от юго-восточного откоса расчищена уходящая под юго-восточный пилон подклета частично разобранная пилястра, ширина которой до угла здания составляла, видимо, около 120–122 см: здесь к северу под пилон уходит фрагмент лицевой кладки, обращенной к востоку. С востока от проема сохранилась и профилированная часть цоколя, начинающаяся в 23 см от откоса и оставляющая к востоку от полуколонки проема небольшой плоский участок.

 

 

 

Ил. 4. Фрагмент выстилок прохода и проезда.

 

 

 

Ил. 5. Проем в южной стене восточного помещения. План.

 

 

К углу за пилястрой примыкает кладка из практически такого же большемерного кирпича, уходящая под пилон собора с более сильным уклоном, которая является, возможно, примыканием перегородки восточной пристройки.

На северной стене никаких следов проемов не выявлено. Представляет интерес оформление угловой части: здесь также раскрыта пилястра, западный край которой идет в створ с внутренним обрезом восточной стены помещения, но более узкая. На пилястре расчищена такая же профилировка цоколя, как и по всей постройке, но верх валика расположен почти на 50 см ниже, чем в западной части корпуса. В какой-то степени этот перепад обусловлен проседанием кладки под северо-восточным пилоном собора, но, тем не менее, явно прослеживается тенденция понижения уровня дневной поверхности к северо-востоку.

С востока к пилястре примыкает уходящая под пилон и далее под восточную стену подклета кладка из большемерного кирпича, утопленная по отношению к выносу пилястры на 10 см, но уравнивающаяся с ней ниже путем ступенчатых выносов. Снизу порядовка в обеих кладках не совпадает, для выравнивания на уровне вала цоколя применены три поставленных на длинный торец кирпича. Кладка разорвана широкой трещиной, кирпич в нижней части сильно деструктирован. На уровне скошенного ряда профилированной части цоколя проходит четвертной валик, опирающийся на полочку. Ширина кладки – 0,8 м. Далее к востоку идет второй отступ на 13 см и очередная, не перевязанная с вышеописанной, кладка из большемера, уходящая под стену подклета. К сожалению, на этом участке не удалось произвести достаточно глубокого открытия, которое могло позволить выяснить характер сочетания кладок на уровне фундамента, не было и возможности сделать зондажи, тем не менее, судя по подгонке порядовки и лицевому характеру заворота пилястры, прикладка осуществлялась с востока, хотя только дополнительные исследования смогут разрешить этот вопрос.

 

 

 

Ил. 6. Проход. Выбоины под леса. Вид с юга. Фото О.Ф. Якунина

 

 

Восточная часть. Не вызывает сомнений, что располагающиеся в подклете центральной апсиды и частично выходящие в подклет южной апсиды два разделенных перегородкой помещения решались как отдельный объем. Разворот наружной стены здесь не параллелен восточной стене основного корпуса, она проходит под углом 25°, отсекая два помещения в форме неправильных четырехугольников. Значительные участки кладок перекрыты стенами подклета, разборка произведена на более низкий уровень, чем в подклете основного объема, кроме того, значительная часть территории подклета центральной апсиды занята почти сплошным «настилом» из белокаменного бута и блоков, возможно оставшихся от строительства существующего собора, в южной апсиде на момент раскопок не были расчищены завалы мусора, так что полностью исследовать выявленные в подклетах апсид кладки было невозможно. Удалось установить, что наружная стена имеет ширину от 92 до 94 см, отходящая от нее перегородка – от 76 до 78 см. По внешнему обрезу наружной стены расчищены две пилястры: в створ с перегородкой и у северо-западного угла подклета центральной апсиды. Ширина пилястр 78–80 см, вынос от плоскости стены 10–11 см. Наружную стену декорировал такой же четвертной валик, опирающийся на полочку, как и на примыкании к северо-восточному углу основного корпуса, отметки его верха на 10–12 см выше, что скорее всего объясняется отсутствием давления стен подклета (ил. 2 Б).

Кладка юго-восточной части этого объема в кирпиче не сохранилась, удалось лишь выявить небольшой участок бутовой кладки фундамента в проходе в южную апсиду. Судя по направлению этой кладки, второе помещение должно было иметь либо острый угол, либо отсекавший этот угол срез. Каким образом осуществлялось примыкание к основному корпусу – не ясно, так как западная часть стены полностью перекрыта (если не разобрана полностью) стеной подклета.

Возможно, вход во второе помещение располагался с северо-востока: здесь неподалеку от восточной стороны прохода в южную апсиду идет резкий перепад в уровне разборки кирпичной кладки, правда, лицевой кладки откоса не обнаружено. С достаточной долей достоверности можно говорить об уровне пола во втором помещении, так как вдоль перегородки проходит выступ кирпичной кладки шириной 14–17 см, на который могли опираться лаги, настил пола в таком случае должен был вестись перпендикулярно наружной стене и предполагаемому входу, что вполне логично, а уровень верха, при учете толщины лаг и досок, находился примерно на уровне четвертного валика цоколя или немного ниже.

Еще раз упомянем, что при достаточно жесткой завязке внутренних членений всех элементов постройки и частичном исправлении неточностей обмера подклета, выполненного в 1950-е годы, общая посадка выявленной постройки на плане подклета несовершенна. Уточнить ее можно лишь при усло­вии выполнения нового обмера подклета.

Тем не менее, характер планировки вскрытой постройки в целом ясен, ее длина достигала, как минимум, 23 м, а с учетом восточной части варьировалась от 28 (по северному фасаду) до 33–34 м, ширина составляла 11,2–11,3 м. Оформление фасадов было произведено по-разному: парадный северный фасад был отмечен выступающими более чем на метр от плоскости стены пилонами по сторонам от прохода и проезда и между ними, его украшал профилированный цоколь. Входы в здание были, видимо, только с южной стороны, причем их оформление было различным, цоколь был таким же, как на северном фасаде. Восточная часть явно строилась не единовременно с основным корпусом. На настоящий момент более вероятным представляется ее несколько более поздний характер. Первоначальные полы в западной палате были дере­вянными, проход и проезд – вымощены кирпичами, о характере пола в восточной палате на настоящий момент данных нет, в восточной пристройке полы, скорее всего, были деревянными.

Как один из поздних нюансов отметим прямоугольные в плане выбоины, расчищенные в кладке стены между проходом и проездом и в выстилке проезда, оставшиеся, видимо, от лесов, устанавливавшихся, скорее всего, при строительстве собора (ил. 6).

Кроме выявленной постройки в ходе исследований 1990–1992 годов вдоль северной стены подклета была расчищена южная стена собора, предшествовавшего построенному Бухвостовым. Остатки этого собора частично вскрывались в конце 1950-х годов. Наша постройка располагалась всего в 3,5–3,8 м от этой стены, так что их параллельное существование исключено. Вопрос о функциональном назначении выявленного здания абсолютно ясен – это разобранная перед началом строительства собора Старая зелейная палата. Разборка должна была быть произведена не позднее 1684 года, когда начали рытье фундаментных рвов, но, видимо, не прежде, чем в 1677 году, когда была отослана просьба о разрешении на строительство собора.

 

Ил. 7. План-схема Рязанского кремля, совмещенная с планом И. Сулакатцева, с указанием места расположения выявленной постройки. 1 – Христорождественский (Старый Успенский) собор,

2 – Архангельский собор, 3 – Успенский собор, 4 – ц. Богоявления, 5 – Спасопреображенский собор,

6 – ц. Святого Духа, 7 – Архиерейский корпус, 8 – палаты епископа Ионы, 9 – Консисторский корпус, 10 – Певческий корпус, 11 – Амбары (гостиница черни). Толстой линией показаны постройки, зафиксированные И. Сулакатцевым на плане 1792 г. Штриховкой обозначены палаты в подклете Успенского собора. Реконструкция М.М. Ермолаева

 

 

Действительно, в сметной росписи 1679 года7 указывается, что «В городе казенную зелейную каменную палату по указу великих государей преосвященный Иосиф митрополит Рязанский и Муромский построил на новом месте вновь своею домовою казною». Тихон Воздвиженский, активно собиравший материалы по истории Рязанской епархии, отмечал, что после разборки в 1678 году Старой зелейнои каменной палаты была «... сделана на порожнем месте новая, какова была прежняя ...»8, и что длиной она была 10 сажен, а в поперечнике 6 сажен; в этой палате потом хранилась государственная казна, и стояла она перед Большим Успенским собором (то есть, построенным Бухвостовым), за 4 сажени от церковного рундука. В этой ситуации наиболее интересны данные о размерах новой зелейнои палаты, которые должны были соответствовать габаритам разобранной. И в самом деле, они достаточно близки параметрам выявленной постройки, особенно если учесть, что размеры новой палаты даны в целых саженях, без аршинов, и что зачастую абсолютно точно «заданию» строители не следовали.

Итак, функциональное назначение и время разборки найденной постройки особых сомнений не вызывают. Что касается времени ее возведения, то, за отсутствием данных в переписных книгах XVII века, мы можем сослаться на два обстоятельства: размеры большемерного кирпича, примененного во вскрытой постройке, весьма близки таковым в кладке хозяйственных палат, построенных епископом Ионой в середине XVI века на участке к юго-востоку от Архангельского собора9; палаты эти, кстати, имели сквозной проезд с территории парадного двора на хозяйственный, одно из их помещений, судя по плану губернского архитектора И. Сулакатцева 1792 г., было решено в виде неправильного четырехугольника со срезанной стороной, вход же во второе помещение образовывал косо расположенный коридор. Кроме того, кажется весьма симптоматичным само единство планировочного решения, когда два располагавшихся почти в одну линию корпуса образовывали своеобразную «стену», ограждавшую парадный подход к епископскому подворью и его парадный двор (ил. 7). Даже в случае возведения казенной палаты в несколько более позднее время наличие такого «линеарного» членения в XVII веке (до конца 70-х годов) бесспорно, так как палаты епископа Ионы просуществовали до 90-х годов XVIII века, когда были разобраны упомянутым И. Сулакатцевым.

 

___________________________________________________

1. Воздвиженский Тихон. Историческое обозрение Рязанской епархии. М., 1820. С. 183-184.

2. Шеляпина Н.С. Рязань. Успенский собор. Отчет об археологических исследованиях у северного и южного фасада собора. 1957–1958 гг. Архив ЦНРПМ. Инв. № 21/415. (К сожалению, графическая документация отчета не дает возможности реконструировать планировку вскрытых кладок).

3. Михайловский Е.В., Ильенко И.В. Рязань. Касимов. М., 1969. С. 58.

4. Ильенко И.В. Рязанский кремль. Историко-архитектурный музей-заповедник (буклет). М., 1978.

5. Хворостова Е.Л. Отчет об археологических исследованиях в подклете Успенского собора. 1975 г. Архив ЦНРПМ. Инв. № 21/649.

6. Хворостова Е.Л. Отчет об архитектурно-археологических исследованиях в подклете Успенского собора Рязанского кремля. 1990 г. Архив ЦНРПМ. Инв. № 21/969; Отчет об архитектурно-археологических исследованиях в подклете Успенского собора Рязанского кремля в 1991 г. Там же. Инв. № 21/981; Отчет об архитектурно-археологических исследованиях на территории Успенского собора Рязанского кремля в 1992 г. Там же. Инв. № 21/992.

7. Рязань. Материалы для истории города XVIXVIII столетий. М., 1884. С. 118.

8. Воздвиженский Тихон. Указ. соч. С. 165.

9. Хворостова Е.Л. Отчет об археологических исследованиях на территории Рязанского кремля в 1982 г. Архив ЦНРПМ. Инв. № 21/732.

 

  

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский