РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ И.В. ИЛЬЕНКО

НА СТРАНИЦУ С.В. ДЕМИДОВА

 

 

 

Источник: Ильенко И.В., Демидов С.В. Смоленская церковь села Сафарино (исследования и реставрация). В кн.: Реставрация и исследования памятников культуры. Выпуск IV. М., 2001. С. 92-97. Все права сохранены.

Размещение электронной версии в открытом доступе произведено: www.russiancity.ru. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2009 г.

 

 

 

 

И.В. Ильенко, С.В. Демидов

Смоленская церковь села Сафарино

(исследования и реставрация)

 

Памятники подмосковного села Сафарино (ныне с. Софрино Пушкинского р-на) привлекали внимание исследователей уже в первой половине XIX в.1 В то время в селе было два храма – деревянный приходский и каменный домовый при палатах владельцев, – пруды, парк, хозяйственные постройки.

До наших дней сохранились лишь каменная Смоленская церковь (1691 –1694) с поздними пристройками, липовый парк, пруды. Впервые обследование этого храма с целью реставрации было предпринято в 1951 г. архитектором Центральных научно-реставрационных мастерских Е.В. Михайловским. Свелось это обследование к обмерам плана, составлению краткой исторической справки и предварительным работам с фотофиксацией2.

Серьезные исследования церкви начались в 1967 г. по заданию Производственного бюро по охране памятников истории и культуры Московской области в связи с предстоящей реставрацией3. К началу работ церковь была бесхозной и находилась практически в руинированном состоянии: отсутствовали главы, кровли, были разрушены парапеты, серьезные утраты понес белокаменный декор (ил. 1).

Одновременно с натурными исследованиями проводились историко-архивные изыскания, позволившие установить строительную историю памятника. В конце XVII в. село Сафарино с деревнями Кленики и Бурдаково было пожаловано боярину Федору Петровичу Салтыкову, дочь которого Прасковья в 1684 г. вышла замуж за царя Иоанна Алексеевича4. Село в то время располагалось на левой стороне пруда, образованного плотиной на реке Талице. В центре находилась деревянная церковь с погостом. На противоположном берегу стоял двор вотчинников. Эти сведения мы имеем благодаря двум картам XVII в., обнаруженным в фондах РГАДА5.

 

 

 

Ил. 1. Смоленская церковь. Состояние до реставрации. Вид с юга.

 

 

О времени сооружения каменной Смоленской церкви мы знаем из храмозданной грамоты патриарха Адриана, данной Федору Салтыкову 11 августа 1691 г.6 Обращаясь к патриарху, Ф. Салтыков, как значится в грамоте, просил благословения «на церковное строение камень, на подвязи и на кружала лес, на связи железо всякие к тому кирпичному строению припасы готовить». К строительству церкви и палат приступили не ранее весны 1692 г. Точной даты завершения строительства мы не знаем, но произошло это, вероятно, не ранее 1694 г. Косвенным подтверждением этой даты являются надпись на колоколе с указанием 1694 года и датировка икон из местного ряда иконостаса7.

Наиболее раннее описание церкви и палат относится к 1742 г. в связи с конфискацией усадьбы у опального графа М.Г. Головкина, женатого на внучке строителя храма Ф. Салтыкова8: «Село Сафарино, две церкви, каменная во имя Одигитрии Пресвятой Богородицы Смоленския. Церковной утвари: иконостас резной вызолочен <...> вышеупомянутая каменная церковь Божия сводом каменная, а сверх свода крыта лещением и жестью. Алтарь и трапеза сверх сводов покрыты для охранения от течи тесом. В этой же церкви Божьей в трех ярусах 29 окон; в них оконницы слюдяные ветхие. В том числе 5 оконниц не имеется, показанные в двух ярусах за ветхостью оконниц заперты ставнями и расписаны те ставни на подобии окончин краской»8.

Следующая опись была составлена спустя 17 лет, в 1759 г., и свидетельствует об упадке усадьбы и обветшании церкви: «В селе Сафарине во дворце. В нем церковь каменная во имя Одигитрии Пресвятыя Богородицы Смоленская <...> иконостас резной вызолочен <...> Да на каменной церкви под главой колокольня, на ней пять колоколов без весу и с той церкви глава и жесть и крест железной от ветру свалились и крест весь изломан, также и жесть с главы вся ободрана и изломана <...> и та церковь сверх сводов каменных покрыта лещадью и жестью; да в той же церкви в трех ярусах двадцать четыре окончины слюдяных ветхих; да одно окошко по правую сторону церковных дверей круглое забито досками <...> Против каменной церкви палаты каменныя <...> При том же дворце сад большой, в котором имеется двадцать восемь яблоней посохлые и скотом подъеденные. Да розонов девять кустов. Да в том же саду цветников два, парник один, линей саженых липняком и кленником две, в середине того саду линей простых посыпанных песком четыре...»9.

На межевом плане 1767 г.10 помимо двух храмов и палат показаны конный и скотный дворы, суконная фабрика, парк и фруктовый сад, избы прислуги.

Последней владелицей села была графиня В.Н. Ягужинская – урожденная Салтыкова, племянница строителя храма11, – которая увековечила свое имя тем, что за 18 лет до отмены крепостного права освободила своих крестьян от крепостной зависимости, передав им все угодья.

В 1808 г. церковь становится приходской12. После смерти В.Н. Ягужинской в 1843 г. палаты постепенно ветшают, и их за ненадобностью разбирают, а кирпич используют на пристройку в 1862 г. трапезной и шатровой колокольни13.

Побывавший в 60-е годы в Сафарине И.М. Снегирев внимательно осмотрел церковь и описал ее. В опубликованной им статье мы находим любопытные для нас сведения: «Внутреннее расположение церкви состоит из трех частей, т.е. трапезы, храма и алтаря; из угла первой ломаная лестница в каменном столпе ведет на хоры и в колокольню, помещенную в фонаре главы. Помост из дубовых лещадей, поднятый на две ступени для солеи алтарной. Иконостас современен и соответствует храму, резной в стиле рококо и местами позолоченный <...> Алтарь освещен тремя окнами. В южном его предалтарии сделана западня в полу, или сход, который ведет в усыпальницу...»14.

В 1868 г. прихожане обращаются в Духовную консисторию с просьбой разрешить устроить в храме калориферное отопление и переделать главу15. В 1882–1883 гг. первоначальный иконостас был заменен новым, но с сохранением старых икон и царских врат XVI в., перенесенных сюда из разобранной в 1878 г. деревянной церкви16.

В 1889 г. храм внутри был расписан масляной живописью17. В 1902–1904 гг. Археологическое общество рассматривало проект архитектора Г.И. Попова о пристройке к церкви с юго-запада придела и церковно-приходской школы под ним и согласилось с предложенным строительством18. В результате объемная композиция храма приобрела существующий ныне вид.

 

 

 

Ил. 2. Смоленская церковь после реставрации. Вид с юго-востока.

 

 

В 1938 г. храм был закрыт, здание использовалось под разные хозяйственные нужды, а затем, доведенное до аварийного состояния, стало бесхозным.

Смоленская церковь, как и аналогичные ей «нарышкинские» храмы (Знамения на Шереметьевом дворе, Троицы в Троицком-Лыкове, Покрова в Филях), небольшая по площади, на подклете. В отличие от однотипных церквей она имеет не три, а четыре восьмерика, два из которых световые и выходят в интерьер храма, а третий и четвертый являются звонницей и барабаном под главу. Окружавшая первоначально храм галерея и примыкавшие к церкви с запада владельческие палаты не сохранились.

Представление о палатах дают две литографии А. Мартынова, выполненные, видимо, в середине XIX в. и затем опубликованные19. На той из них, где представлен общий вид комплекса (ил. 3), мы не видим галереи; очевидно, она к этому времени была уже разобрана, а вместо нее перед северным и, возможно, южным порталами устроены балконы, опирающиеся на четыре колонны. В описях 1742 и 1759 гг. галерея не упоминается, однако из этого не следует, что в это время ее уже не было. Косвенным подтверждением тому может служить не раз поновленное изображение над северным порталом святителя Димитрия Ростовского, канонизация которого состоялась в 1752 г. Выполнено это изображение было, вероятно, еще тогда, когда галерея существовала и северный портал использовался для входа в храм, а поновления свидетельствуют, что после написания изображение существовало не одно десятилетие. Между церковью и палатами существовал крытый переход. Судя по описи и рисункам, первая от храма палата именовалась столовой. Далее палаты за счет выступа на север несколько расширялись. Под центральной их частью имелся сквозной проезд. Судить о южном фасаде можно лишь предположительно.

 

 

 

Ил. 3. Смоленская церковь и владельческие палаты. Вид с северо-востока. Литография А.А. Мартынова середины XIX в.

 

 

 

Ил. 4. План подклета церкви с нанесением оснований столбов галереи.

 

 

Попытка реконструировать вид Смоленской церкви с галереей впервые была предпринята Н.А. Потаповым в 1907 г.20 В 1945 г. В.Н. Подключников опубликовал свой вариант реконструкции первоначального вида церкви21. Но обе реконструкции носили самый обобщенный характер, поскольку авторы не имели возможности провести натурные исследования памятника.

Приступив к нашим исследованиям, мы сделали ряд наблюдений: в некоторых местах под белокаменным карнизом между подклетом и церковью просматривалась заложенная пята свода галереи и четыре срубленных кирпича кладки свода; в уровне карниза виднелись и хвосты металлических связей, шедшие некогда, по-видимому, к столбам галереи. Напротив этих связей были заложены шурфы. И хотя толщина культурного слоя вокруг древнего ядра Смоленской церкви достигала 1 м, нам удалось обнаружить основания столбов галереи (ил. 4)22. Как показали раскопки, столбы имеют два строительных периода. Изначально они были выложены в основании из белокаменных блоков и имели габариты 116–123x120–125 см с глубиной заложения булыжных фундаментов, лежащих на материковой глине, до 140 см. С наружной стороны все столбы имели кирпичную прикладку метровую по длине, а по ширине равную столбу, т.е. 116–123 см. Глубина заложения фундаментов прикладок около 100 см. Это дало основание предположить, что прикладки являлись контрфорсами, выложенными в связи с ослаблением оснований столбов. От стен подклета столбы располагались на расстоянии 120–125 см, а между столбами шаг составлял 220 см.

Наиболее интересные результаты были получены при раскопках у северного фасада. Здесь помимо столбов галереи храма были открыты и столбы галереи перед северным фасадом столовой палаты. С раскопками этих столбов стало ясно, что изображенный на литографии А. Мартынова дверной проем в восточной стене средней выступающей части палат вел на галерею. Напротив северного фасада трапезной XIX в., на месте которой находился переход между церковью и палатами, раскопками было вскрыто основание широкой лестницы с пандусом (ил. 5). Таким образом, в ходе раскопок удалось обнаружить основания столбов галереи вокруг храма и у северного фасада палат, северную лестницу, остатки укреплявших столбы контрфорсов. Анализ полученных результатов позволяет утверждать, что галерея была разобрана, вероятнее всего, в начале XIX столетия. В процессе реставрации были найдены белокаменные детали, некоторые из которых могли относиться к декоративному оформлению галереи: два фрагмента белокаменных балясин и обломы карнизов. В совокупности все полученные данные позволяют выполнить графическую реконструкцию окружавшей храм галереи и всего комплекса палат.

 

 

 

Ил. 5. Основание северной лестницы, выявленное в ходе раскопок у северного фасада трапезной.

 

 

 

Ил. 6. Белокаменная балясина, найденная в процессе реставрации и предположительно относящаяся к парапету галереи.

 

 

Любопытные материалы были получены и при исследовании самого храма. Так, над западным проходом из притвора в центральную часть церкви были открыты заложенные кирпичом хоры. В описях храма упоминается лестница в углу трапезной внутри каменного столба, которая вела на хоры и в звонницу. К сожалению, никаких следов от нее обнаружить не удалось. В алтаре, у южной стены, была найдена западня в полу, ведущая на внутристенную лестницу в подклет, где погребена В.Н. Ягужинская. При переустройстве в церкви отопительной системы во второй половине XIX в. лестница была сломана и на ее месте устроен канал калориферного отопления. По сохранившимся следам она была восстановлена.

При пристройке в 60-е годы XIX в. трапезной кладка в западной стене храма была выломана и вместо западного портала и двух окон по сторонам от него здесь выложена широкая арка. После удаления штукатурки на сохранившихся фрагментах стены были обнаружены остатки оконных проемов и наличников: тесанный из кирпича фрагмент обрамления рассвета окна в виде гуська, срубленные белокаменные карнизы в нижней части окна, хвосты металлических анкеров, крепивших стволы колонн наличников к кладке стен и подставов. По этим остаткам западная стена и была восстановлена.

Западная стена трапезной 1862 г., как показали исследования, сохранилась от палат и являлась восточной стеной столовой палаты. По сторонам от растесанного первоначального дверного проема сохранились два заложенных окна больших размеров, чем окна церкви, и срубленные нижние белокаменные карнизы. Рядом с северным окном был обнаружен затоп для изразцовой печи, топка которой осуществлялась из перехода. Заложен затоп был большемерным кирпичом, видимо, в середине XVIII в. после разборки печей и устройства белокаменных каминов. На внутренней стороне стены, выходящей ныне в небольшое помещение кладовки напротив хода на колокольню и под кровлю, сохранились фрагменты штукатурного убранства интерьера столовой палаты, изображенного на литографии А. Мартынова (ил. 7).

 

 

 

Ил. 7. Белокаменный камин столовой палаты. Литография А.А. Мартынова середины XIX в.

 

 

Ил. 8, 9. Детали белокаменного камина, обнаруженные в ходе ведения работ.

 

 

При ремонте белокаменного крыльца перед входом в храм были обнаружены фрагменты одного из белокаменных каминов палат (ил. 8, 9). Уложенные вниз резьбой, блоки использовались в качестве ступеней. Несколько деталей камина было перетесано на карнизы при сооружении колокольни в 60-х годах XIX века. Кроме того, на территории церкви был найден белокаменный фрагмент карниза с акантовыми листьями23. На основании этих находок появилась реальная возможность не только на бумаге, но и в натуре провести реконструкцию белокаменного камина – редкого памятника декоративно-прикладного искусства XVIII столетия.

В ходе ведения работ около церкви было обнаружено немало фрагментов печных изразцов конца XVII–начала XVIII в., которые позволяют проследить всю историю смены печей в палатах. Наиболее ранние из них – зеленые и полихромные рельефные. В XVIII в. печи выложили из рельефных изразцов с синим орнаментом на белом фоне, которые, в свою очередь, были заменены печами из расписных изразцов.

Одна из интересных находок – остатки первоначальной росписи интерьера церкви. Под штукатуркой второй половины XIX в. вокруг оконных проемов фрагментарно сохранились орнаментальные росписи, выполненные охрой и суриком непосредственно по известковой обмазке стен. Росписи эти имитировали, видимо, золоченую резьбу по дереву, обрамляющую проемы в других нарышкинских храмах – Покрова в Филях и Троицы в Троицком-Лыкове, – где заказчиками выступали более состоятельные бояре, нежели Ф.П. Салтыков.

В приведенных выше описях упоминается покрытие храма лещадью и жестью. На центральном своде и алтаре вдоль парапетов сохранились плиты белокаменной лещади с протесанными желобами для стока воды, а в кладке сводов – кованые гвозди с кусочками железа от металлического покрытия, что полностью подтверждает текст описей.

Белокаменная лестница на своде храма, ведущая в восьмерик звона, не сохранилась. Однако на известковой обмазке свода читался ее четкий след, благодаря которому лестница и была восстановлена.

Декоративное белокаменное убранство церкви дошло до нас в разной степени сохранности; в целом его восстановление не представляло большой сложности. Однако не сохранилось завершений парапетов восьмериков. На приведенной литографии А.А. Мартынова видно, что парапеты треугольной формы третьего восьмерика-звонницы завершались шарами. В ходе реставрации нами были обнаружены шары и подставки от них, обломки пинаклей. Проведенный анализ показал, что парапеты первого восьмерика также завершались шарами, а второго – пинаклями, которые и были воссозданы на основании найденных подлинных деталей.

 

 

 

Ил. 10. Смоленская церковь 1691–1694 гг. Реконструкция. Вид с северо-востока.

 

 

Из цитированных выше документов было известно, что глава и крест храма неоднократно переделывались. Во время реставрационных работ мы обнаружили в земле железное со следами позолоты репье с креста, по своим стилистическим особенностям характерное для конца XVII в. Проектом реставрации было предложено (и утверждено Реставрационным советом) восстановить главу и крест в формах конца XVII в. по аналогиям, так как на литографии середины XIX в. и на фотографиях конца XIX – начала XX в. завершение храма запечатлено уже в более поздних формах. Так, форма купола и рисунок покрытия – чешуей – были взяты по образцу церкви Знамения на Шереметьевом дворе, как наиболее близкой по архитектурным особенностям к Смоленской церкви, а крест повторен по образцу креста церкви Николы в Пупышах, украшенного такими же репьями, что и обнаруженное в Сафарине24.

Проведенные исследования и реставрация церкви позволили не только спасти от разрушения уникальный памятник русской архитектуры, но и выполнить научно обоснованную реконструкцию его первоначального вида (ил.10).

 

_____________________________________________

 

1. Макаров М.Н. Журнал пешеходцев от Москвы до Ростова и обратно в Москву. М., 1830. С. 46; Снегирев И.М., Мартынов А.А. Государево дворцовое село Сафарино // Русские достопамятности. М., 1883. Т. 4. С. 167-192; Холмогоровы В. и Г. Исторические материалы о церквах и селах XVIXVIII ст. Вып. 5. Радонежская десятина (Московского уезда). М., 1887. С. 91-93.

2. Архив ЦНРПМ, инв. № 38/1.

3. Исследовательские и реставрационные работы возглавила Ирина Валентиновна Ильенко (1921–1996) – признанный знаток памятников «нарышкинского барокко» конца XVII – начала XVIII в.; участие в работах принял С.В. Демидов. – Прим. ред.

4. Семевский М.И. Царица Прасковья, СПб., 1883. С. 9.

5. РГАДА, ф. 27, оп. 484, ч. 3, д. 99; ч. 4, д.  26.

6. Снегирев И.М., Мартынов А.А. Указ. соч. С. 178-179. Храмозданная грамота хранилась в краеведческом музее при школе в д. Талицы. В феврале 1921 г. школа сгорела, погибла и грамота. См.: Попов С.И. Софринский волостной краеведческий кружок Московской губернии. Сергиев Посад, 1927. С. 7.

7. Снегирев И.М., Мартынов А.А. Указ. соч. С. 180-181. Как следует из надписи, колокол был отлит в 1694 г. для села Троицкое Коломенского уезда, но по каким-то причинам не был своевременно выкуплен и попал на звонницу Сафаринской церкви. Кроме того, при закрытии церкви в 1938–1939 гг. и передаче в музей «Коломенское» некоторых икон из иконостаса и царских врат в передаточном акте № 282 от 20 марта 1939 г. иконы преподобного Сергия и Василия епископа Хевронского из местного ряда указаны с датами – 1694 г.

8. РГАДА, ф. 1239, оп. 1/51, д. 838, 1742 г. («Дело о приписке к собственности Ея Величества волостям конфискованного у графа Михаила Головкина села Сафарина и о приемке этого села управляющим Удаловым»).

9. Снегирев И.М., Мартынов А.А. Указ. соч. С. 182-192.

10. РГАДА, ф. 1354, оп. 246/1, д. С-46 кр.

11. Российская родословная книга. Изд. кн. П. Долгоруковым. М., 1855. Ч. П. С. 74.

12. Токмаков И. Историко-статистическое и археологическое описание г. Дмитрова с уездом и святынями. М., 1893. С. 104.

13. Древности: Труды МАО. М., 1904. Т. XX. Вып. II. С. 141.

14. Снегирев И.М., Мартынов А.А. Указ. соч. С. 179-180.

15. ЦИАМ, ф. 203, оп. 247, д. 484, 1868–1872 гг. («О дозволении причту и церковному старосте церкви Смоленской Богоматери Софарина сделать оную теплой, а также переделать церковную главу»).

16. Кончаловский П. От Москвы до Архангельска по Московско-Ярославско-Архангельской железной дороге. М., 1897. С. 75.

17. Древности: Труды Комиссии по сохранению древних памятников МАО. М., 1909. Т. 3. С. 250.

18. Древности: Труды МАО. М., 1904. Т. XX. Вып. II. С. 137, 141-142, 152.

19. Снегирев И.М., Мартынов А.А. Указ. соч. Вклейки после с. 176, 180. Подлинники хранятся в отделе ИЗО ГИМа.

20. Потапов Н.А. Очерки древнерусской гражданской архитектуры. М., 1907. С. 161.

21. Подключников В.Н. Три памятника XVII столетия. М., 1945. С. а.

22. Раскопки проводили И.В. Ильенко и С.В. Демидов, а с южной стороны – археолог Е.Л. Хворостова. Отчет о раскопках хранится в архиве ЦНРПМ (инв. № 38/136).

23. Детали белокаменного камина, балясина галереи, изразцы, найденные в ходе реставрационных работ, хранятся в Смоленской церкви, возвращенной ныне верующим.

24. Крест хранится в фондах музея-усадьбы «Коломенское».

  

НА СТРАНИЦУ И.В. ИЛЬЕНКО

НА СТРАНИЦУ С.В. ДЕМИДОВА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский