РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Ильин М.А. К изучению древнейших памятников каменного зодчества Переславля Рязанского (доклад, прочитанный на заседании Сектора Славяно-русской археологии ИИМК 22 июня 1950 г.). В кн.: КСИИМК (краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях института истории материальной культуры). Вып. 40, 1951. Все права сохранены.

Сканирование, форматирование и размещение электронной версии материала в открытом доступе произведено С.В.Заграевским. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2009 г.

 

 

 

М.А. Ильин

К ИЗУЧЕНИЮ ДРЕВНЕЙШИХ ПАМЯТНИКОВ КАМЕННОГО

ЗОДЧЕСТВА ПЕРЕСЛАВЛЯ РЯЗАНСКОГО

 

1

Зодчество домонгольской Рязани занимает видное место в истории древнерусской архитектуры. Наши историки архитектуры и археологи последнее время сосредоточивали свое внимание преимущественно на памятниках Старой Рязани XIIXIII вв., почти не затрагивая более поздних произведений рязанского зодчества 1. В то же время известно, что и после татарского разгрома 1237 г. Рязанское княжество продолжало существовать вплоть до первой четверти XVI в., когда оно вошло в состав Московского государства. Можно предполагать, что за эти три столетия в Рязани и городах Рязанского княжества строились монументальные здания. Перенос в XIV в. столицы княжества из Рязани в Переславль Рязанский (современная Рязань) должен был вызвать здесь значительную строительную деятельность. Большинство древних каменных зданий этого города не дошло до нас, а их остатки археологически не выявлены. Однако некоторые письменные источники и изучение сохранившихся памятников позволяют поставить на очередь вопрос о древнем каменном зодчестве Переславля Рязанского, т.е. об освещении доселе не изученной архитектурной школы периода феодальной раздробленности XIV в. и рязанском строительстве начала XVI в.

2

Исследователи, писавшие о Переславле Рязанском, часто упоминают о наличии в нем уже с XIXII вв. монументальных произведений зодчества. Эти утверждения, как и известие об основании города, требуют критического анализа.

В библиотеке Рязанской духовной семинарии находилась (под № 130) псалтырь, писанная попом Ильинской церкви Марком в 1570 г. Перед чтением на сентябрь в ней была сделана полууставом следующая запись: «В лето 6603 заложен бысть град Переславль Рязанский около церкви святого Николы старого» 2. С момента опубликования этого источника 1095 год считается годом основания Переславля Рязанского, носящего (с 1782 г.) имя Рязани. Старое название Переславль (Переяславль) и названия рек, омывающих его кремль, – Трубеж и Лыбедь, – подтверждают, что город действительно был заложен в домонгольское время. На основании приведенной записи позднейшие исследователи делали вывод, что в конце XI в. уже существовала церковь Николы, близ которой и был построен «город», т.е. укрепления. Однако в действительности запись указывает лишь год «основания» города, причем его местоположение уточняется указанием на церковь, существовавшую во время производства записи 3. Следовательно, нет оснований говорить о наличии деревянного или каменного храма в первоначальном Переславле Рязанском.

Однако можно быть уверенным в ранней дате возникновения города, хотя в других письменных источниках имя Переславля Рязанского появляется лишь в XIV в. Несомненно, что поселение возникло здесь значительно раньше – в XIXII вв. М.П. Погодин высказал гипотезу, что Переславль Рязанский первоначально назывался – Борисов-Глебов 4. Основанием этому предположению послужило сообщение летописи, что в 1180 г. «князь Великий же Всеволод Юриевич Владимирский иде [из Коломны.– М. И.] ко граду Рязани и преиде реку Оку, и взя город Борисов и Глебов». Глебовское городище в 38 км от Зарайска вряд ли может быть сопоставлено с этим известием, так как оно не лежит на пути в Рязань. В то же время, «идя» в Рязань из Коломны, надо было действительно перейти Оку, чтобы взять Переславль Рязанский, лежащий от нее в 1,5–2 км.

Т. Воздвиженский приводит следующее известие: «В лето 6716 (1208) при Великом князе рязанском Романе Игоревиче, внуке Глебове, был на Рязани Епископ Арсений, он град Переславль заложил у озера» 5. Мы не знаем источника, откуда автор почерпнул данные сведения, но ясно, что в его основе лежит какое-то древнее известие. Арсений – первый рязанский епископ, активный участник борьбы с натиском Всеволода III, уведенный им в плен после разгрома Рязани в 1208 г. Весьма вероятно, что по инициативе Арсения городок Борисов-Глебов был укреплен и, как бы в противовес притязаниям Всеволода III на Рязанское княжество, был назван Переяславлем; получили южные имена и реки Трубеж и Лыбедь. Рязанские князья считали свою землю подобной Киевской. Южные имена мы находим в топонимике и Владимира на Клязьме.

Никоновская летопись упоминает в числе союзников Всеволода III в походе 1208 г. «переславцев», что подтверждает наличие в это время на берегах Оки города Переславля Рязанского 6 и сложность отношений боровшихся сторон (граждане укрепленного Рязанью города были на стороне Всеволода III). По-видимому, Переславль Рязанский (Борисов-Глебов) после разгрома Всеволодом III оставался незначительным поселением, так как в Повести об иконе Николы Зарайского и в летописных записях о татарском нашествии он не упомянут среди разоренных городов Рязанского княжества.

В 1342 г. Переславль Рязанский был взят и разграблен князем Ярославом Михайловичем Пронским. В 1365 г. город вновь был опустошен и сожжен на этот раз татарами, причем великий князь рязанский Олег Иванович, узнав о разграблении города, настиг и разбил татар. Следовательно, можно думать, что в 1365 г. рязанские князья по-прежнему все еще жили в Старой Рязани, а не в Переславле Рязанском. Косвенные данные позволяют установить время превращения последнего в столицу.

В повести о «Хождения Пименове в Царьград» (1389 г.) сообщается, что митрополит Пимен, прибывший в Переславль по Оке, был встречен у города сыновьями князя Олега, а затем «мало от своего места пришедшим» встречал гостя и сам князь Олег с детьми и боярами. «И пришедшим нам,– повествует рассказчик,– ко граду Переславлю, и сретоша нас со кресты, пришед же митрополиту в соборную церковь, и молебнаа совершив, и пирова у великого князя» 7. Из этого отрывка ясно, что к 1389г. в Переславле Рязанском был собор и дворец князя, в котором пировал митрополит, и что к этому времени князь Олег уже перенес свое местопребывание из Рязани в Переславль.

Когда же и вследствие чего был осуществлен перенос столицы в Переславль? Известно, что князь Олег Рязанский не участвовал со своим войском в Куликовской битве. Более того, он помогал татарам, находясь с ними «в единой мысли». В связи с этим в 1382 г. «князь великы Дмитреи Ивановичь посла рать свою на князя Олега Рязанского, князь же Олег сам убежа, а землю его ратнии до остатка пусту учиниша, пуще бысть ему и татарьскые рати» 8. Можно сделать вывод, что перенос столицы из Рязани в Переславль Рязанский состоялся между 1382 и 1389 гг. и, возможно, был обусловлен требованием Москвы, желавшей видеть Олега Рязанского ближе к себе, в менее укрепленном Переславле.

 

3

Вышеприведенный отрывок из «Хождения Пименова в Царьград» упоминает собор в Переславле. Каким он был: каменным или деревянным?

Ныне существующий Успенский собор построен в конце XVII в. группой лиц, возглавлявшейся талантливейшим зодчим того времени Я.Г. Бухвостовым. Все авторы, писавшие об архитектурных памятниках современной Рязани, говорят, что в связи с постройкой этого собора ранее существовавший каменный Успенский собор был в XVIII в. переименован; в Христорождественский. Неоднократно перестраивавшийся, он дошел до нас, имея внешний облик постройки начала XIX в. (1826 г.).

Было высказано весьма правдоподобное предположение, что первый Успенский собор в Переславле выстроен князем Олегом (следовательно, до 1389 г., когда произошла торжественная встреча митрополита Пимена) в связи с переносом столицы княжества в этот город 9. Сам князь Олег с женою позже были похоронены в Солотчинском монастыре (1402 г.), а его сын Федор Ольгович, скончавшийся в 1427 г., первый из княжеской семьи похоронен в переславском соборе. Так как каменные гробницы рязанских князей и княгинь XVXVI вв. существовали в Успенском (Христорождественском) соборе вплоть до XVIII в., когда они были заменены деревянными 10, то можно предположить, что и собор был каменным, а не деревянным 11. О наличии в Переславле соборной церкви во имя Успения в конце XV в. мы имеем прямое свидетельство в виде надписи на «воздухе» – «В лето 6993 [1485 – М. И.], индикта 3 сей воздух создан бысть в церковь Успения Святой Богородицы в граде Переславле Рязанском замышлением благородныя и благоверныя и христолюбивыя Великия княгини Анны...». Собор упоминается и в первой половине XVI в., когда рязанский епископ Иона был переведен служить из Борисоглебского в Успенский собор 12.

При введении патриаршества рязанский епископ Митрофан получил в 1589 г. сан архиепископа. Повидимому, в связи с этим он предпринял перестройку Успенского собора с целью придать ему большую величественность. В записи 1598 г. мы читаем: «Да перед Архиепископли вороты церковь соборная во имя Успения Пресвятыя Богородицы каменна новая, сооружает ее архиепископ Митрофан, да в приделе Христова Мученика Федора Тирона» 13. Придел Федора Тирона упоминается при соборе и раньше 14. Можно думать, что он был устроен князем Федором, сыном князя Олега, следовательно, между 1402 и 1427 гг. Макарий, противореча себе, даже предполагает, что Федор Ольгович был храмоздателем Успенского собора, в чем я сомневаюсь 15.

Из записи 1598 г. не ясно, строился ли собор вновь, либо перестраивался. Думается, что вернее последнее, так как гробницы рязанских князей упоминаются в этой же записи, т.е. они находились в строящемся храме. Если бы прежний собор был деревянным и его заменяли в 1598 г. каменным, то гробницы не могли бы остаться на месте. Собор отличается сравнительно небольшими размерами, что не позволяло копать рвы лишь для фундаментов, оставляя среднюю часть нетронутой. Сплошной котлован привел бы к уничтожению всех имевшихся здесь захоронений.

Перестроенный собор, однако, не был закончен. Только в 1606 г. царь Василий Шуйский прислал каменных дел подмастерья Сергея Абрамова и с ним 24 человека каменщиков с наказом завершить постройку в том же году 16. Опись 1638 г. сравнительно подробно характеризует собор постройки 1598–1606 г.: «На площади подле архиерейского двора церковь Успения Пречистыя Богородицы каменная о пяти верхах, крыта немецким железом; кровля ветха, кресты обложены белым немецким железом; над дверьми в сводах образы с переди и с полудни и с севера писаны стенным письмом; над ними киоты крыты немецким белым железом. Перед троими дверми три рундука о пяти ступенях без папертей. Церковные трои двери железные. Придел Федора Тирона. У первого столпа место архиепископле каменное; за столпом пять гробниц каменных, почивают великие князи Рязанские, а на них покровы бархатные ветхи... Перед местными образы свечи на каменных подсвечниках. По стороне северных дверей гробница каменная, а в ней почивает епископ Василий [«мощи» перенесены сюда из Борисоглебского собора в 1609 г. 17 – М. И.]. На левом крылосе столп же каменный, да за столпом три гробницы великих княгинь, покровы на них бархатные ж ветхи гораздо» 18.

 

 

Рис. 1. схематический план Христорождественского собора

(старого Успенского) в Рязани.

 

Таким образом, собор был четырехстолпный и пятиглавый, что типично для зодчества Москвы того времени; он был поставлен на относительно высокий цоколь, раз к его дверям вели входы о пяти ступенях, т.е. уровень пола от уровня земли поднимался на высоту примерно до 1 м. Упомянутый придел Федора Тирона мог помещаться в диаконнике; однако небольшие размеры собора заставляют предполагать, что придел представлял собой отдельную пристройку, подобную приделу Ирины в соборе Боровского Пафнутьева монастыря (1598 г.). Но если постройка последнего была связана с именем строительницы собора Ирины Годуновой, то сооружение отдельного придела Федора Тирона при Рязанском соборе вряд ли относится к 1598 г.: память о Федоре Ольговиче, умершем за 170 лет до того, конечно давно уже стерлась в людской памяти, а царь Федор Иоаннович, при котором в 1598 г. велись строительные работы по собору, и царевич Федор Борисович Годунов считали своим покровителем Федора Стратилата. Следовательно, придел в виде отдельной пристройки принадлежал к первоначальному каменному собору.

Многие авторы отмечали значительную толщину стен Христорождественского (Успенского) собора, достигающую, по их словам, 2 м. Можно было предполагать, что в стенах существующего здания сохранились остатки храма, известного описи 1630 г. Действительно стены восточной части собора значительно толще остальных (рис. 1). Особенно массивны стены апсид, несмотря на то, что с внутренней стороны они значительно стесаны; трехчастная форма алтаря позволяет думать, что эта часть здания менее других подвергалась перестройке и сохранила свою древнюю форму.

Вскрытие бетонной штукатурки в левой части центральной апсиды у стыка со стеной дьяконника 19 должно было показать, к какому времени относятся стены: большемерный кирпич указывал бы на конец XVI в., когда в 1598 г. производились строительные работы по собору. Но вместо ожидаемой кирпичной была вскрыта белокаменная кладка 20, доходящая до уровня бывших сводов (рис. 2); лишь в месте стыка стены дьяконника и стены центральной апсиды была обнаружена кирпичная заделка, что легко объясняется позднейшими починками и ремонтами собора (здесь проходили водосточные трубы, которые при неисправности сильно разрушали кладку). Каменная кладка не столь совершенная, как в московских памятниках начала XV в. Блоки камня неодинаковой длины и ширины (29 X 31–33 см), относительно неправильно отесаны и со значительными, то сужающимися, то расширяющимися швами. Этот характер кладки собора, может быть, указывает на пережитки старорязанских строительных традиций 21, повидимому, удержавшихся среди местных зодчих: памятники старой Рязани могли служить образцом.

 

 

Рис. 2. Белокаменная кладка старого Успенского собора в Рязанском кремле.

 

 

Наличие белокаменных апсид (подымающихся вплоть до места, где раньше были своды) в период широкого распространения большемерного кирпича (конец XVI в.) естественно ставит вопрос о времени постройки белокаменного собора. Запись 1598 г. указывает на наличие до строительства архиепископа Митрофана более древнего здания («церковь соборная... каменна новая»); сомнительно, чтобы белокаменный собор мог быть построен как в это время (в пору широкого кирпичного строительства), так и в начале XIII в., т.е. после 1208 г. и до 1237 г. Его сооружение можно скорее всего отнести ко времени между 1382 г. (год разгрома Рязани [Старой] Дмитрием Донским) и 1389 г. (т.е. до приезда митрополита Пимена в Переславль Рязанский).

Обмер апсид снаружи и внутри и обследование памятника показали, что, по-видимому, при перестройке 1826 г. вся внутренняя стена довольно глубокой апсиды была стесана с целью придать алтарю единый пространственный объем. Эта переделка алтаря и надстройка стен храма, вызванная тем, что вокруг собора образовался мощный культурный слой, обусловила замену сводов трехчастного алтаря плоским деревянным перекрытием. Новое архитектурное решение фасадов с пилястрами коринфского ордера, расширение окон и замена пятиглавия широким световым барабаном, перекрывающим все пространство собора, привели к уничтожению четырех внутренних столбов и сводов и обкладке белокаменных стен кирпичом. Остатки западной стены вошли внутрь существующего здания, получившего в 1826 г. с этой стороны трапезную с колонным портиком. Раскопки по периметру собора могут обнаружить части древних стен, основания столбов порталов и каменных крылец и, возможно, стены придела Федора Тирона.

 

4

Выдержки из документов XVXVI вв., опубликованные Т. Воздвиженским и другими, не раз упоминают епископский собор Бориса и Глеба. После присоединения Рязанского княжества к Москве рязанский епископ Иона был переведен служить от Бориса и Глеба в Успенский собор 22. Особая значимость Борисоглебского собора заставляет думать, что Переславль Рязанский действительно, как говорилось выше, первоначально носил название Борисов-Глебов и имел Борисоглебский храм.

Рязанские епископы несомненно переселились из Рязани в Переславль при переносе сюда столицы княжества, т.е. в конце XIV в. В «Хождении Пименовом в Царьград» упомянут рязанский епископ Еремия – грек, встретивший митрополита у Перевитска. Борисоглебский собор был особым епископским храмом и находился не в кремле, а на переславском посаде, где была владычная слобода и владычный двор.

Все исследователи, писавшие о Борисоглебском соборе, считают, что он был с XII в. каменным, а к началу XVII в. развалился, после чего была построена деревянная церковь, замененная в 1686 г. вновь каменной 23.

Эта датировка «древнейшего» каменного Борисоглебского собора основана на недоразумении: Борисоглебский собор сооружен в XII в. в древней столице княжества – Старой Рязани, и известия о нем были перенесены на переславский Борисоглебский собор, так как Переславль в конце XIV в. стал столицей княжества. Для подтверждения этой фантастической даты ссылались на легенду о погребении у переславского Борисоглебского собора епископа Василия в 1294–1295 гг. и на богатые вклады собору, что якобы свидетельствовало о том, что епископский собор был каменным. Возможно, что на рубеже XIV XV вв. вместе с постройкой каменного Успенского собора был выстроен и каменный епископский кафедральный собор Бориса и Глеба, но пока это лишь гипотеза, нуждающаяся в археологическом подтверждении.

О каменном соборе Бориса и Глеба в сотной грамоте 1568 г. говорится следующее: «Во владычне слободе церковь Борис Глеб каменна, поставление Ионы владыки. Да в приделе Пятница святая, трапеза деревянная в церкви» 24. Здесь же упоминаются и другие каменные постройки, возведенные уже в городе на средства того же епископа. Иона занимал рязанскую кафедру с 1522 по 1546 г. 25. Нет оснований предполагать, что перечисленные в сетной каменные постройки, в том числе и Борисоглебский собор, были сооружены другим рязанским епископом Ионой (1430–1448 гг.), ставшим затем митрополитом 26 , ко времени составления сотной он был уже канонизован, что несомненно так или иначе отразилось бы в тексте. Скорее всего Борисоглебский собор был первоначально деревянным.

 

 

Рис. 3. План Архангельского собора в Рязанском кремле.

 

 

В 1522–1546 гг. его сменил каменный собор, простоявший, однако, недолго, так как уже в 1620 г. источники сообщают, что «в слободе Архиепископле в Переславле Рязанском церковь каменная Бориса и Глеба развалилась» 27. В том же году она заменена деревянной (названной «соборной»), которую, в свою очередь, сменила существующая каменная 1686 г. Конечно, кажется странным, что каменное здание Борисоглебского собора простояло менее ста лет. Но несомненно, что как легенда о постройке в Переславле каменного Борисоглебского собора в XII в., так и предположение о его сооружении в XV в. епископом Ионой должны быть оставлены.

 

5

В Рязанском кремле, рядом с древнейшим Успенским собором, находится Архангельский собор, основание которого относится к поре заката Рязанского княжества – концу XV в. Впервые он упоминается в 1532 г., когда владыка рязанский Иона отлил «колокол к Архангелу Михаилу» 28. Под 1638 г. о соборе говорится следующее: «на дворе [епископского дома,– М. И.] церковь собор Архангела Михаила каменна» (далее перечисляются гробницы похороненных епископов рязанских) 29.

Собор пострадал в пожар 1647 г., так как в этом году подмастерье Василий Харитонов Зубов капитально чинил собор камнем, особенно же его верх, где были «кладены на оный собор связи брусяные» 30. В 1819 г. также произведен капитальный ремонт 31. По-видимому, в это время были переложены верхи стен и сделаны крестовые своды, а позакомарное покрытие заменено четырехскатным. Вместо закомар были выложены декоративные кокошники; в средних делениях стен их находится по два на каждое прясло, что придало верхней части стен характер памятника начала XVIII в. (ср., например, некоторые церкви Суздаля). Несмотря на все эти переделки, можно говорить, что основная часть собора с его двумя порталами (третий уничтожен в XIX в. при пристройке притвора) и четырьмя внутренними столбами сохранилась.

Приведенные источники позволяют считать, что существующий собор не моложе конца XVI в. Но можно вполне согласиться и с мнением, что собор построен столетием раньше, до 1517 г. 32, т.е. до фактической ликвидации Рязанского княжества. Плановое решение Архангельского собора в виде трехапсидного с четырьмя внутренними столбами здания этому не противоречит (рис. 3). Погребения здесь рязанских епископов, начиная с 1481 г. (в этом году похоронен в соборе епископ Феодосии), свидетельствуют о том же.

Однако некоторые детали собора заставляют более внимательно отнестись к вопросу о датировке его отдельных частей. Так, порталы, судя по рисунку их деталей, по-видимому, относятся к 1647 г. Но полное суждение о них можно составить лишь после раскопок, так как в настоящее время весь собор и его порталы находятся глубоко в земле (культурный слой у северного портала почти достигает дынек его колонок). Необходимо отметить, что древняя часть собора и его столбы сложены из большемерного кирпича (7 X 14 X 28–29 см), встречающегося в постройках рубежа XVXVI вв. Поэтому относить собор к концу XVI в. нет оснований. Вернее всего, мы имеем памятник конца XV в.

Древность собора подтверждает очертание заложенного щелевидного окна в западном делении южного фасада. Здесь же на юго-западном углу хорошо видны направляющие кривые обрамления древней закомары (рис. 4). Учитывая ее подъем, можно думать, что древний собор отличался сравнительно небольшой высотой, несмотря на переложенный верх. Широкая глава собора, по всей видимости, должна быть отнесена не позднее чем к первой половине XVII в., если не к XVIII в.

 

 

Рис. 4. Юго-западный угол Архангельского собора в Рязанском кремле.

 

 

Если архитектура Архангельского собора Рязанского кремля ничем особенным не выделяется, заставляя считать его сравнительно рядовой постройкой, то посвящение собора архангелу Михаилу позволяет сказать несколько слов о причине его наименования.

Если мы обратимся к концу XV в. с задачей выяснения характерных архитектурных особенностей некоторых построек, выстроенных на средства князей, еще номинально владевших своими уделами, то перед нами предстанет довольно любопытная картина. Почти одновременно с предполагаемой в конце XV в. постройкой в Переславле Рязанском каменного Архангельского собора, в Волоколамске князь Борис Васильевич построил белокаменный собор, подражающий формам раннемосковской архитектуры 33. Соборы Юрия Звенигородского явно служили здесь образцом, в чем можно увидеть отражение «оппозиционного настроения» заказчика, не желавшего, повидимому, принимать новых архитектурных форм «царственной» Москвы. Небезынтересно также, что соборы, строившиеся на средства московского великого князя и митрополита во вновь присоединенных к Москве землях, нарочито строились в типично московском духе. Таковы соборы в Тихвине, Ростове и Хутынском новгородском монастыре. Здесь явно проводилась соответствующая «великодержавная» московская архитектурная политика. Постройка каменного Архангельского собора в Переславле Рязанском рязанскими великими князьями в конце XV в., повидимому, также должна быть отнесена к проявлению в архитектуре определенных политических взглядов. Если в XIII в. рязанские великие князья и рязанский епископ, проводивший их политику, строили город и называли его с омывающими его реками южными, киевскими именами (это может быть образно выражено словами «здесь в Рязани мы такие же великие князья, как и киевские»), то на рубеже XVXVI вв. подражали уже не Киеву, а той же Москве, против которой боролись. Заимствуя московские названия соборов, рязанские князья, повидимому, не столько желали подчеркнуть свою зависимость от Москвы, сколько показать свою феодальную самостоятельность и обособленность. Храм должен был играть аналогичную московскому собору роль. Здесь, в Переславле, князья хотели себя чувствовать полноправными, претендуя на равное положение с ведущим русским центром, но средств не хватало, и московский размах был недостижим. Поэтому выстроили лишь небольшой, весьма скромный собор. Так, в наименовании собора, возможно, проскользнули отзвуки феодальной борьбы конца XV в.

Приведенные факты и высказанные предположения со всей очевидностью говорят о необходимости производства широких археологических изысканий на территории Рязанского кремля. Они во многом позволят уточнить облик древних зданий города периода феодальной раздробленности XIV в. и строительство в Переславле Рязанском на рубеже XVXVI вв.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

 

1. Г.Ф. Корзухина-Воронина. Рязань в сложении архитектурных форм XIIXIII веков. Сборник ГАИМК, Бюро по делам аспирантов. В. 1, Л., 1929, стр. 69–82; А.А. Мансуров. Древнерусские жилища. Исторические записки, т. 12, Л.– М., 1941, стр. 61–95; А.Л. Монгайт. Археологические исследования Старой Рязани в 1948 году. ИАН, ОИФ, т. VI, № 5, М.–Л., 1949, стр. 454–463 и др.

2. А.В. Селиванов. К вопросу об основании города Переславля Рязанского. Труды Рязанской ученой архивной комиссии, т. VI, в. 2, 1891, стр. 25. Иероним. Рязанские достопамятности. Рязань, 1889, стр. 2, прим. 4.

3. Древнейшее упоминание Николы «старого» относится к 1485 г.; здесь поясняется, что «Никола старый стоит на Быстром озере на берегу, и то есть озеро святое, а озеро Карасево свято ко прочищению очей» (Т. Воздвиженский. Историческое обозрение Рязанской иерархии. М., 1820, стр. 40). Надо отметить, что в изложении документов Т. Воздвиженский, как и Иероним, допускал вольности и неточности вплоть до введения собственных фраз и оборотов речи, что ясно видно хотя бы на примере приведенного текста. Здесь же надо указать, что Т. Воздвиженский и Иероним пользовались не дошедшими до нас архивными документами. Исследователи, писавшие о Переславле Рязанском, считают, что озером Быстрым назывался ров, соединявший реки Трубеж и Лыбедь и отделявший Переславский «город» от «острога». Озером Карасевым считают реку Лыбедь (?). Оба названия встречаются в выдержках из документов XVXVII вв., опубликованных Т. Воздвиженским и Иеронимом. Другие полагают, что озеро (вернее пруд) Карасево было расположено в самом кремле Переславля Рязанского, что вероятнее.

4. М.П. Погодин. Древние русские княжества с 1054 по 1240г. СПб., 1848, стр. 32.

5. Т. Воздвиженский. Указ. соч., стр. 47.

6. ПСРЛ, X, стр. 56. Вряд ли можно думать, что упомянутые переславцы были из Переславля Залесского, так как в походе Всеволода к Коломне действовали владимирцы. В связи с этим походом нигде больше о переславцах не говорится.

7. ПСРЛ, XI, стр. 95 (курсив мой – М. И.).

8. ПСРЛ, XXV, стр.  210.

9. Макарий. Сборник церковно-исторических и статистических сведений о Рязанской епархии, М., 1863, стр. 120.

10. Там же, стр. 122.

11. О гробницах упоминается в описи Вельяминова 1598 г. и я более поздней описи 1682 г. Макарий. Указ. соч., стр. 121.

12. Воздвиженский. Указ. соч., стр. 43–44. См. также И.Ф. Диттель. Святыня, древности и достопримечательности города Рязани. Чтения в обществе истории и древностей Российских, М., 1859, кн. III, стр. 114. Здесь приведен текст полностью с указанием даты окончания «воздуха» – 30 сентября 6994 (1486) г.

13. Воздвиженский. Указ. соч., стр. 58.

14. Макарий. Указ. соч., стр. 121.

15. Там же.

16. Там же.

17. Макарий. Указ. соч., стр. 124.

18. Иероним. Указ. соч., стр. 55.

19. Обследование памятников Рязани произведено мною в 1950 г. по поручению Института истории искусств АН СССР.

20. Эту особенность кладки отметил в 1929 г. Н.Н. Воронин. См. его фотографии с апсид собора в фототеке Рязанского музея, где зафиксирована белокаменная кладка.

21. А.Л. Монгайт. Указ. соч., стр. 463.

22. Иероним. Указ. соч., стр. 39.

23. Там же, прям. 349.

24. Воздвиженский. Указ. соч., стр. 291–292.

25. П. Строев. Списки иерархов... СПб., 1877, стр. 414.

26. Там же, стр. 413.

27. Макарий. Указ. соч., стр. 211.

28. Иероним. Указ. соч., стр. 40.

29.Там же, стр. 55.

30. Там же, стр. 58.

31. Макарий. Указ. соч., стр. 111.

32. Макарий. Указ. соч., стр. 109. Дата собора – 1611 г., указанная мною в моей книжке «Рязань» (М., 1945, стр. 20), ошибочна. Она была заимствована из списка, составленного Н.Д. Виноградовым в качестве материала для охраны памятников.

33. Н. Воронин и М. Ильин. Древнее Подмосковье. М., 1947, стр. 25.

  

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский