РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Журин О.И. Казанский собор. Интервью журн. «Наука и жизнь», № 2, 1994. Все права сохранены.

Размещение электронной версии в открытом доступе произведено: http://mos-nj.narod.ru. Все права сохранены.

Иллюстрации приведены в конце текста.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2009 г.

 

 

О.И. Журин

Казанский собор

 

Казанский собор на Красной площади — один из трех самых значимых памятников воинской славы России. Он был построен в ознаменование освобождения Москвы и России от польско-литовских оккупантов, от бедствий Смутного времени начала XVII века; был разрушен в 1936 году.

Другой — огромный, величественный Храм Христа Спасителя — памятник победы над полчищами Наполеона, вторгшимися в Россию в 1812 году, был взорван в 1931 году.

Третий, самый древний — Храм Покрова на Рву, чудом уцелел. Однако и он был предназначен на слом. Храм Покрова (или Василия Блаженного) — памятник избавления от ужасов нападения Золотой Орды, был построен в XVI веке в честь побед над Казанским и Астраханским ханствами.

Казанский собор — гораздо меньше и скромнее этих храмов. Он был освящен в 1636 году, в день, когда князь Дмитрий Пожарский торжественно внес икону Казанской Божией Матери в освобожденный Кремль. С тех пор традиция почитания иконы Казанской Богоматери широко распространилась по России, а сам собор получил особый статус патриаршего. Два раза в год к нему устраивались крестные ходы (8 июля на день обретения Чудотворной иконы и 22 октября на день освобождения Москвы),

Небольшой бесстолпный храм (площадь пола храма без апсиды около 92 квадратных метров), одноглавый, с четырехъярусной горкой килевидных кокошников по сомкнутому своду — один из ранних, но ярких образцов так называемых “огненных” храмов, где кокошники трактовались как символы небесных сил и пламенной, огненной веры.

В течение XVIII—XIX веков храм претерпел много изменений и перестроек. Были заложены кокошники, сделан новый декор окон и карнизов, сломаны галерея, южный придел и шатровая колокольня. Место открытой паперти на западном фасаде заняла большая трапезная с крыльцом перед нею, В начале XIX века на месте крыльца перед трапезной была выстроена новая колокольня, а весь храм был стилизован под классицизм. В 60-е годы XIX века колокольня была надстроена третьим ярусом, а весь декор еще раз изменен.

В таком виде собор дошел до 1927 года, когда его начал исследовать и реставрировать выдающийся русский ученый-реставратор Петр Дмитриевич Барановский (1892—1984 гг.). Работы скудно финансировались церковной общиной и продолжались до 1930 года, когда церковь вдруг закрыли.

За два года реставрации Петру Дмитриевичу удалось вернуть первоначальный облик самому храму и начать работу над северным приделом. Вскоре Барановского репрессировали, а храм был сломан в 1936 году, ровно через 300 лет после его первого освящения. Вернувшийся из ссылки в 1936 году Петр Дмитриевич застал собор в процессе уничтожения. Барановскому не разрешили возвратиться на жительство в Москву, а поселили за стокилометровой чертой — в городе Александрове. Каждый день он приезжал в Москву, чтобы с риском для жизни обмерять памятник во время разборки.

Мы должны быть благодарны Барановскому за то, что он выполнил свой гражданский и профессиональный долг, сумел сделать обмеры и во время реставрационных работ, и в момент сноса собора.

Когда в 1980 году П. Д. Барановский передавал мне обмерные кроки, его планы не шли дальше изготовления модели Казанского собора после вычерчивания точных обмерных чертежей. Однако мы, несколько его последователей и учеников, всегда подогревали себя надеждой, что когда-нибудь воссоздание собора будет возможным.

В те годы общественность, объединенная во Всероссийское Общество охраны памятников истории и культуры, боролась с проектировщиками Главапу и дирекцией музея В. И. Ленина, которые проталкивали проект реконструкции музея с устройством ритуального зала для приема в пионеры с видом на мавзолей как раз на месте собора...

В Обществе была организована комиссия по воссозданию Казанского собора во главе с академиком И. В. Петряновым-Соколовым. Он очень многое сделал, чтобы в 1989 году появилось решение исполкома Московского Совета о воссоздании памятника великой славы, о передаче его после окончания строительства Московской натриархии. Объявили сбор народных пожертвований, для чего напротив входа в ГУМ со стороны Никольской улицы установили временную деревянную часовню, рядом поставили сундук для сбора денег. Образовалась и Община будущего Казанского собора.

Не хочется говорить о плохом, но приходится. С первых дней работы над проектом эта Община постоянно препятствовала его осуществлению. Они стремились затянуть строительство, чтобы не иссяк поток пожертвований, которые использовали на свои нужды. В результате — разломали стены помещения, где я работал над проектом, выжили меня и помогавших мне архитекторов из мастерской, срывали начало строительных работ, писали бесконечные кляузы в разные инстанции, будучи полными невеждами в области строительных и реставрационных работ, выдвигали самые нелепые требования. Ни Управление по Госохране памятников, ни Министерство культуры не взяли тогда под защиту коллектив, который намерен был воссоздать Казанский собор. Только поддержка правительства Москвы помогла сдвинуть это дело с мертвой точки.

Летом 1989 года были начаты археологические раскопки, продолжавшиеся до 1992 года и давшие большой фактический материал.

В апреле 1991 года мною был выполнен эскизный проект воссоздания собора на первоначальный период его строительства — на 1636—1647 годы. Проект был сделан на основе обмеров П. Д. Барановского, данных археологии, изучения графических материалов и исторических аналогов.

Был представлен собор с двумя приделами, галереей, охватывающей центральный объем с трех сторон, первой шатровой колокольней и открытой широкой папертью, то есть таким, каким он был в 1647 году. Обмеры Барановского охватывали лишь собственно собор и его северный придел, остальные объемы были спроектированы на основе других источников.

Проект получил одобрение на Научно-реставрационных советах Объединения Росреставрация, Управления по Госохране памятников архитектуры (УГКОиП), в Центральном Совете Всероссийского общества охраны памятников, на многих общественных обсуждениях.

Было одобрено восстановление памятника на первоначальный период строительства, на подлинных фундаментах, с учетом современного уровня Красной площади. Помимо воссоздания собственно храма-памятника решались и важные градостроительные задачи по восстановлению исторического облика самой Красной площади — уникального памятника градостроительства XV — XX веков.

В 1991 году был торжественно освящен Крест на фундаментах главного престола и установлена закладная плита. Еще больше года шли работы по окончанию археологических исследований, консервации раскопанных фундаментов, укреплению их методом корневидных свай, устройству опорного железобетонного пояса по периметру укрепленных фундаментов собора, северного придела, северной и западной части галереи, по кладке белокаменного цоколя.

Сложнее обстояло дело с колокольней и южным приделом. Остатки фундаментов стены южной галереи и придела сохранились на толщину 30—40 см, а далее полностью разобраны. Доложить всю толщину стены или взять в железобетонную обойму остатки не было возможности, так как рядом шел мощный блок кабелей связи. Было принято решение выполнить опорную железобетонную плиту над существующими остатками фундаментов с опорой на сваи, которые забуривались в середину пространства между стеной собора и остатками фундаментов стены южной галереи. Сама плита выполнена в виде консоли под блоком кабелей связи. На этой консоли и была возведена стена южной галереи.

Археологические исследования показали, что первоначальная колокольня с юга имела общие фундаменты со стеной северной галереи, а с севера опиралась на два мощных столба. Состояние фундаментов столбов и галереи и произведенный расчет нагрузок, включая вес колоколов, предопределили принятое решение; укрепить опорные части глубокими (до материка) сваями, по сваям установить опорные железобетонные плиты. Впоследствии, возведенные стены собора, двух приделов, галереи и колокольни практически не дали усадки, что подтвердило правильность принятых решений по укреплению фундаментов.

Кладка стен, устройство глав, крыш апсид и галереи, покрытие их медью, а шатра колокольни — черепицей, золочение глав и подзоров, окраска стен собора продолжались 10 месяцев и 3 недели.

Многим кажется это невероятным, но это нормальные темпы работы, если она правильно и хорошо организована и выполняют ее квалифицированные специалисты. Рабочим хорошо платили, было организовано бесплатное питание прямо на объекте. Мешало только дождливое лето.

Толстые стены собора и приделов (от 1 м 12 см до 1 м 24 см толщиной) выкладывались из большемерного кирпича высокого качества (29 х 14,5 х 7,5 см), как это и было в старину. Причем снаружи стены выкладывались из латвийского лицевого кирпича (завод “ЛОДЭ”) с плотной мелкопористой поверхностью, с равномерно окрашенным и хорошо обожженным черепком — эта поверхность лучше противостоит непогоде. Изнутри стены выкладывались из подмосковного голипынского кирпича, более слабого, с пористой шероховатой поверхностью, с которой. лучше сцепляется штукатурка. Кладочный раствор также был двух составов. Наружная часть стены выкладывалась на сложном растворе с добавлением цемента для скорейшего наращивания прочности, а внутренняя часть — на известково-песчаном растворе без добавления цемента, чтобы избежать пятен и “высолов” на поверхности штукатурки. Это в свою очередь, — необходимое условие для дальнейшего покрытия стен живописью.

Кладка стен шла непрерывно, даже зимой. Первые кирпичи на белокаменный цоколь были положены в начале января 1993 года.

Для работы в холодные месяцы года смонтировали так называемый “тепляк”, то есть павильон с окнами, дверями, грузовыми люками, с отоплением и освещением внутреннего пространства.

Конструктивно он состоял из несущих лесов, на которых монтировались панели ограждения и перекрытия. Леса использовались с двух сторон для ведения кладочных работ.

Работа шла в закрытом теплом помещении с доставкой краном кирпича и раствора прямо на леса через люки в перекрытии. Вскоре стало ясно, что скорость ведения работ опережает расчетные сроки. Уже в конце февраля 1993 года пришлось наращивать в высоту и в ширину тепляк, чтобы включить весь северный придел, а также апсиды собора с приделом. В начале мая, когда тепляк был размонтирован, кирпичная кладка стен доходила уже до верха окон собора и придела.

По выполненным заранее в Москве шаблонам на заводе “ЛОДЭ” были отформованы продольные кирпичи одиннадцати видов и завезены партиями вместе с рядовым кирпичом. Рабочим-каменщикам не пришлось тратить много времени на вытесывание вручную профиля кирпичей декора окон, кокошников, карнизов, порталов. К сожалению, завод выпускал профильный кирпич только с одной поверхностью. Угловые и раскреповочные элементы приходилось вытесывать вручную и с помощью камнерезки на месте.

Воссоздание собора — результат слаженной работы большого коллектива проектировщиков, строительных организаций, снабженцев. Работы этих разных организаций координировались штабом по возведению Казанского собора, но душою и мотором всей работы был министр правительства Москвы А. С. Матросов, которому в решении Мосгорисполкома 1989 года отводилась роль ответственного за стройку.

4 ноября 1993 года (по старому стилю это 22 октября) состоялось освящение Казанского собора на Красной площади в Москве.

Памятник воссоздан, но работы над ним еще предстоит много и прежде всего — изучение элементов “малой символики”, которые когда-то украшали многие храмы допетровского времени и имели огромное смысловое значение.

Теоретик древнерусской архитектуры и градостроительства, кандидат архитектуры Г, Я. Мокеев, изучая древние изображения и летописные сведения, обнаружил утрату у существующих храмов многих малых архитектурных форм: главок, главиц, кубков, ветрил, навесных украшений из металла, керамических и белокаменных символов на полях и завершениях кокошников, на углах четверика и у основания центральных глав.

Воссоздание малой символики еще требует конкретных исследований и проработок. И тогда храм предстанет во всем своем первоначальном блеске и красоте.

Храм воссоздан. Это первый опыт такого рода строительства и проектирования, он хорош, но не лишен ряда недоделок и недодумок.

Воссоздание памятника — это прежде всего повторение древних его форм, воплощенной в материал символики, не говоря уже о возобновлении его изначальных функций. Воссоздание памятника — это вещественное воплощение важнейших исторических событий, которые народ и государство считали нужным оставить в памяти на долгое время. Воссоздание памятника — это воссоздание ансамблей застройки площадей, улиц, исторического облика города в целом. Попросту, это возвращение Москве ее неповторимого облика и значимости первопрестольной столицы России. Другое дело, что эти серьезные творческие воплощения должны следовать четкой, продуманной программе.

 

 ИЛЛЮСТРАЦИИ

 


Начало работ П. Д. Барановского по раскрытию и реставрации Казанского собора. 1927 год.




Южный фасад Казанского собора. Под строгими формами XVIII века П. Д. Барановский сумел разглядеть нарядные украшения XVII столетия. Чертеж выполнен методом наложения в 1928 году.




Снос Казанского собора в 1936 году.




Ноябрь 1993 года. Собор воссоздан.



Май 1993 года. Еще идут строительные работы. Над зданием только что разобран "тепляк". На Никольской улице еще сохранилась часовня с сундуком для сбора пожертвований.



Фундаменты собора и возводимых в разное время приделов и пристроек, раскрытые археологами в 1989 -1991 годах.

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский