РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Кавельмахер В.В. Успенский собор Троице-Сергиевой лавры как аналог московского Успенского собора (к постановке проблемы). В кн.: Материалы творческого отчета треста «Мособлстройреставрация». М., 1974 г. С. 47-54. Все права сохранены.

Материал отсканирован, отформатирован и предоставлен библиотеке «РусАрх» С.В.Заграевским. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2008 г.

 

   

В.В. Кавельмахер

УСПЕНСКИЙ СОБОР ТРОИЦЕ-СЕРГИЕВОЙ ЛАВРЫ

КАК АНАЛОГ МОСКОВСКОГО УСПЕНСКОГО СОБОРА

(к постановке проблемы)

 

Успенский собор Троице-Сергиевого монастыря заложен Иваном Грозным в 1559 году в качестве храма «во имя Живоначальные Троицы». Громадные размеры собора, а также наличие в монастыре к этому времени уже двух Троицких храмов (старого Троицкого со­бора и Троицкой церкви под колоколы – сегодняшняя Духовская), говорит о намерении царя построить на этот раз главный, «великий» храм в честь Троицы, и этим превратить Сергиев монастырь в обще­русский центр Троицкого культа Собор делался «переводом» с кафедрального Успенского собора Москвы. Об этом говорит необычайное сходство планов обеих церквей и полное тождество отдельных важных для архитектуры этих храмов деталей. Есть все основания думать, что, несмотря на некоторые отступления от избранного прототипа, сооружаемый в Троицком монастыре «великий» Троицкий собор воспринимался современниками как священная копия московского Ус­пенского собора. Видимо, этим актом празднование Троицы прирав­нивалось общерусскому и общегосударственному празднованию богородицы (Успенье).

Строительство собора не было доведено Иваном Грозным до конца. Он был завершен при Федоре Иоанновиче и освящен под именем Успенского.

Большой Московский Успенский собор Аристотеля Фиораванти, несмотря на посвященную ему обширную литературу, на сегодня все еще остается слабо изученным в архитектурном отношении памятником. По летописным источникам, собор неоднократно горел, трижды капитально ремонтировался после пожаров, и только до революции перенес две реставрации, из которых реставрация 1894–96 годов была капитальной. Обращает на себя внимание чрезвычайная зачиненностъ собора. Однако понесенные собором утраты не стали до сего дня предметом внимания историков архитектуры. Серьезно и систематически ведутся только археологические исследования в соборе. Новейших научных трудов, посвященных материальным останкам собора 1479 г., не существует. Собор никогда не стоял в плане наших реставраций (в значении возвращения памятнику первоначального вида). Судить о состоянии архитектурных наблюдений в соборе за последние годы по имеющимся в архиве Оружейной палаты материалам не представляется возможным. Изучается и реставрируется в течение многих лет только живопись собора.

Вместе с тем, архивные документы и визуальный осмотр памятника позволяют составить общее представление о понесенных собором утратах. Успенский собор не сохранил своих древних деревянных кровель, так что утерян сам принцип их реконструкции. На трех основных фасадах собора – южном, западном и северном – отсутствуют белокаменные дуги закомар. Собор потерял все окна нижнего света, все решетки в окнах, весь древний цоколь. Крестовые своды собора были переложены (объем перекладок неясен), под своды подведены подпружные арки. Фасады собора были перелицованы, начиная с земли, до отметки 10-го–11-го ряда выше цоколя. Белокаменная облицовка собора была очищена механическим способом, известковая побелка уничтожена, швы пробраны и зачеканены цементом, трибуны всех пяти глав заштукатурены и тонированы, карнизы трибунов уничтожены. Аркатурный пояс собора был почти полностью вычинен. Сейчас трудно сказать, что осталось от древних порталов собора – они не имеют атрибуции. Северный, и в большой степени – южный порталы практически целиком сделаны заново. Невозможно сказать без специальных исследований, осталось ли что-нибудь от знаменитого древнего западного крыльца собора.

Велики также утраты в интерьере собора, и прежде всего, в алтарной части, где погибли древние курильницы, жертвенники, рукомои и каменный запрестольный крест, уничтоженный еще митрополитом Терентием.

В период больших капитальных работ по собору перед празднованием трехсотлетия дома Романовых был произвольно понижен уровень соборной площади вокруг памятника.

Таким образом, несмотря на то, что подлинность изначального облика кафедрального собора Руси была предметом особой заботы древних и новых поколений, за свое пятисотлетнее существование Успенский собор утратил многие важные элементы своей архитектуры. Нет сомнения, что Успенский собор – одно из немногих сооружений, сохранивших свой древний образ, но образ этот, – в чем сходятся многие специалисты, – стерт и лишен жизни.

Успенский собор Московского Кремля нуждается в научном описании, исследовании и реконструкции, как никакой другой, быть может, памятник на Руси.

В отличие от кремлевского собора, выложенного из белого камня и кирпича, Успенский собор Троице-Сергиевого монастыря весь целиком сложен из кирпича с небольшим количеством белокаменных деталей. Собор построен с большим запасом прочности, чем его прототип, его размеры и толщины увеличены, но в целом план его и архитектоническая схема сведены с московского собора. Одновременно с этим в архитектуру Троицкого Успенского собора внесены некоторые специфические изменения: строители, прежде всего, отказались от круглых столбов в зальной части, лестница в ризницу и на своды была перенесена из южного придела в северный, западная паперть сразу же заложена во всю ширину фасада, и поэтому здесь пришлось отказаться от окон нижнего света. Однако, самые глубокие и принципиальные с точки зрения архитектурного образа изменения претерпели верхи собора: была изменена система сводов, выведенных без вспарушенности (Если, конечно, крестовые вспарушенные своды Московского Успенского собора действительно относятся к ХV веку и принадлежат Фиораванти), пяты сводов были резко опущены против аналогичных пят московского собора, поэтому закомары собора и очертания распалубок в интерьере приобрели полную циркульную форму, в отличие от знаменитой сегментной формы Аристотеля. Это обстоятельство, а также увеличение высоты ма­лых барабанов по отношению к центральному, внесло в пропорции и силуэт собора максимальные для его облика отличия, позволившие ему «оторваться» в нашем восприятии от своего предшественника. За исключением этих явных отступлений, которые при желании могут быть отнесены на счет действия внехудожественных факторов (например, они могли быть вызваны конструктивной необходимостью, возникшей при переводе уникальной аристотелевской постройки на язык консервативных строительных приемов), во всем остальном Успенский собор обнаруживает замечательное тождество со своим прототипом – как в отношении архитектонической схемы, так и в отношении архитектурной декорации. В осо­бенности это относится к отдельным архитектурным деталям на участках бесспорной сохранности. Они – совершенно аристотелевские. Прежде всего, это относится к аркатурному поясу, наличникам окон в барабанах, карнизам алтарей и барабанов. Все упомянутые элементы отличаются от фиоравантиевских только нюансами. Не похожи на московские только его порталы, два из которых – северный и южный – фряжской архитектуры. Последнее обстоятельство представляет собою определенную загадку, так как в соборе Аристотеля русский элемент в порталах, напротив, составляет основу их решения. Впрочем, сегодня троицкие порталы, как и московские, не имеют научной атрибуции.

За время своего существования Троицкое Успенье также понесло большие утраты: была снесена западная паперть, были надложены под четырехскатную кровлю закомары, надложен центральный барабан, переделан цоколь, расширены шесть окон нижнего света. Во время реставрационных работ МОСНРПМ в 60-х годах нашего века собору было возвращено позакомарное покрытие.

Успенский собор Троице-Сергиевого монастыря – слабоизученный памятник. Единственная реконструкция его в виде архитектурной перспективы арх. В.И.Балдина сделана, как можно полагать, без специальных исследований. Она ошибочно реконструирует западную паперть и центральный барабан собора.

Неизученность Троицкого Успенского собора, за которой могут скрываться любые сюрпризы, является для многих исследователей определенным психологическим препятствием в признании за этим собором копии Большого Московского Успенского. Однако три обстоятельства: воспроизведение в Троице уникального плана московского собора, воспроизведение, хотя и с некоторыми изменениями, архитектонической схемы фасадов и, наконец, чрезвычайно близкое, а порой и просто точное, воспроизведение декора – обломов и профилей – не оставляют сомнения, что собор Фиорованти был обмерен древними, и что древние имели сознательную цель – скопировать собор. Ни один из многочисленных городских и монастырских соборов древней Руси, которые, как утверждает старая национальная традиция, восходят к Московскому Успенскому, не имеет даже его плана.

Столь педантичное копирование одного здания при сооружении другого является беспрецедентным. Его, как нам кажется, нельзя объяснить своеобразием художественной концепции строителей. Скорее всего, здесь имеет место уникальный случай религиозного символизма.

Однако, безотносительно к тому, чем, в конце концов, руководствовались строители XVI века, создавая свой собор, факт наличия в архитектуре собора Троицкого монастыря значительного количества калек с Московского Успенья, обязывает нас полностью использовать открывающиеся здесь возможности. Так как на обоих рассматриваемых соборах утрачены подчас разные элементы, мы можем при желании отыскивать недостающие детали одного из них на другом. Прежде всего, это дает нам в руки ключ к разгадыванию аристотелевского шедевра. Так, например, представляется возможным отыскать потерянные белокаменные архивольты закомар собора Фиораванти с точностью до сантиметра. В Троицком соборе в полной неприкосновенности сохранились аристотелевские алтарные окна, в то время как в Москве подобные же окна восстановлены в 1894–96 гг. абсолютно неверно. Благодаря сохранности в Троицком Успеньи двух окон нижнего света, мы можем внести значительные коррективы в реставрацию аналогичных окон Успенья московского (сечение в плане, устройство отлива, решетки и т.д.). Сохранившаяся форма кровель-теремков над ложными восточными контрфорсами Троицкого собора представляется более правильной и т.д.

Этими, без труда реконструируемыми элементами, не исчерпываются возможности, вытекающие из параллельного исследования двух соборов. Например, для обеих церквей остается нерешенным вопрос об устройстве водометов, особенно на «трудных» восточных углах храмов. Общим для этих двух храмов будет и вопрос о древних деревянных кровлях, о покрытии куполов. Особенно значительными для истории русской архитектуры могут оказаться результаты совместного исследования папертей соборов, их сводов, порталов и т.д. Интереснейшие наблюдения уже сейчас можно сделать в интерьерах...

Если наше предположение об обстоятельствах возникновения Троицкого Успенского собора верно, и мастера-«переводчики» в определенные моменты подавляли в себе художников и выступали строгими копиистами, то значение этого собора в деле изучения такого уникального сооружения русской и европейской архитектуры, как Успенский собор Аристотеля Фиораванти, трудно переоценить.

Параллельное исследование двух Успенских соборов – может быть, единственный сегодня шанс реконструировать древнейший и интереснейший из них – Московский Успенский.

 

Рукопись В.П. Зубова, посвященная архитектурным памятникам Троице-Сергиевой лавры, хранится в Загорском Государственном музее. История трех Троицких церквей раскрыта автором в разделе «К вопросу о времени постройки Духовской церкви».

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский