РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Кавельмахер В.В. К строительной истории колокольни Иосифо-Волоколамского монастыря. В кн.: Материалы научно-практической конференции. Архитектурный ансамбль Иосифо-Волоколамского монастыря. Проблемы изучения, реставрации и музеефикации. 30-31 октября 1986 г. М., 1989. С. 11-15. Все права сохранены.

Материал отсканирован, отформатирован и предоставлен библиотеке «РусАрх» С.В.Заграевским. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2008 г.

 

   

В.В. Кавельмахер

К СТРОИТЕЛЬНОЙ ИСТОРИИ КОЛОКОЛЬНИ

ИОСИФО-ВОЛОКОЛАМСКОГО МОНАСТЫРЯ

 

В посвященной памятникам архитектуры Иосифо-Волоколамского монастыря литературе можно встретить утверждение, что стол­пообразная церковь под колоколы Богоматери Одигитрии построена Иосифом Волоцким в 1495 г. на иждивение князя Бориса Васильеви­ча Волоцкого (умер в 1494 г.), его жены и детей. Источником этих сведений является «Историческое описание Иосифова Волоколамского монастыря...» иеромонаха Нектария1, который, в свою очередь, ссылается на Историю российской иерархии и на одно дело из монастырского архива 70-х годов XVIII в. Научные сотрудники треста «Мособлстройреставрация» пытались проверить ссылки Нектария, но безрезультатно. Между тем, в ряде списков Жития Иосифа Волоцкого прямо сказано, что церковь Одигитрии построена сразу после завершения строительства монастырской трапезной с церковью Богоявления2. Трапезная с церковью Богоявления была заложена 9 мая 1506 г. и года через три-четыре завершена (о закладке трапезной говорится во множестве списков Жития Иосифа Волоцкого, об ее окончании сведений не имеется). Все Жития именуют церковь Богоявления – «второй», а церковь Одигитрии – «третьей» монастырскими церквами, имея в виду, прежде всего, порядок их появления. Церковь под колоколы Одигитрии строилась на вкладные деньги местных вотчинников, представителей дьяческой волоцкой семьи Семена Андреевича Дичка Климентьева и его вдовы – иноки Федосьи и «стала», – как свидетельствует монастырская вкладная книга – «в сто рублев»3. Вклады Дичковых во вкладной книге не датированы. Ясно только, что свою половину вклада Федосья Дичкова дала только после смерти мужа, поскольку вкладная называет ее «инокой». Время смерти Дичка Климентьева устанавливается приблизительно по черновому игуменскому Кормовому синодику (начат после 1504 г.), где рукою Иосифа Волоцкого сделана поденная запись: «Семена Дичка Ондреева сына Климентьева написать в сенаник, да и в повседневное поминанье..., а дал на то Семен пятьдесят рублев»4. Запись о Дичке Климентьеве сделана после другой аналогичной поминальной, поденной же записи, датируемой на основании актового материала Иосифо-Волоколамского архива 1511–1512 гг. Для установления крайней даты постройки церкви Одигитрии имеет значение, однако, не сама эта запись, поскольку Семен сделал свой вклад явно при жизни, до того, как Иосиф распорядился поминать его, а факт вписания рукою Иосифа тут же между строк поминания «жены его Фетиньи» – «а дала на то пятьдесят рублев», с припиской: «быти по ней корму, коли преставиться, на всякой год»5. Без этого второго, вдовьего поминального вклада в «пятьдесят рублев» церковь Одигитрии быть построенной, очевидно, не могла. Но для окончательного решения вопроса о времени постройки церкви Одигитрии этих сведений вполне достаточно. На 10-е годы XV в. указывали и формы уничтоженного в 1941 г. памятника.

За свою многовековую историю церковь Одигитрии капитально перестраивалась дважды. В первый раз – в 1671–1672 гг., и во второй раз – в 1692–1693 и 1694 гг. В момент своего создания церковь Одигитрии представляла собой увенчанный церковною главою восьмигранный трехъярусный столп: в нижнем ярусе хранилась большая казна, над нею – поминальная «церковь на полатях», в третьем ярусе располагался звон с тесовым часовым чуланом. После перестройки 70-х гг. XVII в. церковь Одигитрии стала четырехъярусной шатровой, а в 90-е гг. превратилась в десятиярусный столп с сокращающимися ярусами. О первоначальном виде памятника свидетельствует монастырская опись начала 70-х гг. XVI в. (Содержащиеся в ней сведения мы имеем возможность сравнить с натурою – с уцелевшим от взрыва подклетным ярусом колокольни и с довоенными фотографиями двух ее нижних ярусов.)

«Всход», – согласно описи, – вел «с монастыря в одны двери». Входящий попадал в крохотный тамбур, прямо перед ним была дверь в казну, налево – дверь на внутристенную лестницу, которая вела «меж церковные и меж казенные полатные стены» – к колоколам и часам. Проведенные в 70-е гг. архитектором Л.А.Беловой исследования позволили внести уточнения в данные описи: внутристенная лестница не была «круглою» в том смысле, что не вела «кругом» всей церкви, поскольку в северной грани столпа проходил до земли гиревой ход. Ясно, что лестница на втором ярусе прерывалась, то есть шла до верху в два полоборота. Обмер показал также, что три обращенных на запад грани столпа значи­тельно утолщены для пропуска в них внутристенной лестницы. Это, видимо, и привело в дальнейшем к неравномерной осадке здания и к его наклону. Расположение гиревого колодца в северной грани сооружения свидетельствует, что часы церкви Одигитрии были обращены на старые Святые ворота (позднее – Водяные) и на Теряевскую слободку. Опись 70-х гг. XVI в. говорит о наружном киоте с храмовым образом над входными дверьми. Огромный киот под церковным карнизом на южной грани столпа хорошо виден на всех фотографиях. Обработка прясел церковного яруса погибшего памятника напоминает обработку прясел церкви Ивана Лествичника в Московском Кремле, законченной в 1508 г. (Иван Великий).

Перестройка церкви Одигитрии в 1671–1672 гг. – эпизод малоизвестный. Поводом к ней, помимо рано выявившегося наклона здания, послужило появление в монастыре громадного благовестного колокола царя Бориса в 372 пуда весом. Колокол был дан вкладом еще в 1598 г. Из-за своих размеров он не мог быть поставлен в старые звоны на своды церкви Одигитрии, и для него рядом с церковью под колоколы была сооружена отдельная брусяная шатровая восьмигранная колокольница. Эта колокольница описана в монастырской описи 1669 г.7 Подобное решение, – две восьмигранных колокольни рядом, – не могло быть окончательным, и объединение все­го монастырского благовеста под одну крышу становилось с этого момента делом времени. Было еще одно, не менее существенное, обстоятельство, требовавшее реконструкции старой церкви под колоколы: ухудшившееся состояние казенной палаты под церковью, к тому времени уже сильно опустившейся в землю и сделавшейся непригодной для хранения монастырских грамот. Согласно той же описи, 1669 г., под церковью Одигитрии в это время уже ставились монастырские меда.

Прямыми документами о перестройке церкви в 1671–1672 гг. мы не располагаем: приходо-расходные книги за эти годы не сохранились. О совершившейся в этот период реконструкции памятника свидетельствует опись монастыря архимандриту Корнилию (начало описи утрачено), заступившему место в 1673 г.: «...Церковь Пречистые Богородица Одигитрие каменная под колоколы осми уголная верх шатровой каменной же крест и глава на шатре по верху окон опаено белым железом... На той церкви колоколня, а на той колоколне колоколов колокол болшой благовестной по смете 372 пуд...»9 Опись архимандриту Корнилию не говорит напрямую о казенной полате, но на тех же фотографиях мы видим, что на своды церкви Одигитрии XVI в. были поставлены два яруса, а не один, сначала – полата с окнами, потом – ярус звона. С этого времени в делах монастырского архива появляются упоминания о казне «над церковью Одигитрии» (выделено мною – В.К.). При перестройке церкви Одигитрии верх ее был спрямлен: на фотографиях, сделанных с юго-востока, можно видеть, что третий и четвертый ярусы колокольни выкладывались, не считаясь с наклоном нижней части здания, строго по отвесу.

История последней грандиозной перестройки церкви под колоколы Иосифо-Волоколамского монастыря известна в общих чертах по приходо-расходным книгам (описей конца XVII в. не сохранилось). В 1688 г. в монастыре была составлена рядная с Трофимом Игнатьевым «с товарищи» на новый собор и новую колокольню10. Новую колокольню предполагалось построить над келарской, то есть при существующей трапезной. Она должна была стать шатровой, восьмерик на четверике. О церкви Одигитрии рядная умалчивает. Однако после того, как новый громадный Успенский собор был уже выстроен, затея с новой колокольней была оставлена и было решено еще раз надстроить старую церковь. Каменный шатер разобрали, звоны заложили, и столп был надстроен шестью дополнительными ярусами. В литературе закрепилось мнение, что мастером, осуществившим эту беспрецедентную реконструкцию, был подмастерье Трофим Игнатьев. Между тем, в монастырских приходо-расходных книгах 90-х гг. XVII в. содержатся иные сведения. Работы по надстройке церкви Одигитрии выполнялись, вопреки ожиданию, не наемными, а «своими» мастерами-каменщиками, монастырскими «служебниками» – Никитою Тимофеевым сыном Дюженком, Микитою Аристовым и Микешкою Герасимовым «с товарищи». Главным среди них был, судя по всему, Дюженок. Эти лица получали плату «за каменное колоколенное дело» в 1692, 1693 и 1694 гг..11 Надстройка церкви Одигитрии Дюженком «с товарищи» была, однако, рискованным, но счастливо завершившимся предприятием. Не прошло и пяти лет, как древнее основание «затрещало», и монастырским властям пришлось срочно обвязывать его железом12. В последний раз здание укреплялось в XIX в.

Колокольня Иосифо-Волоколамского монастыря была выдающимся инженерным сооружением. Отношение высоты к основанию в ней (10:1 – с крестом и главой) не знало себе равных. Но самое удивительное другое: многочисленные фотографии памятника до взрыва свидетельствуют, что перестройка колокольни в 70-е гг. XVII в. началась уже после того, как ее здание наклонилось, и возобновилась через 20 лет, несмотря на непрекращающуюся осадку. Памятник был спасен от обрушения благодаря изобретательности нескольких поколений архитекторов и мастеров, неусыпным заботам монастырских властей. Его гибель – невосполнимая утрата. Восстановление памятника сегодня представляется делом с архитектурной и инженерной точек зрения исключительно сложным, – как по причине аварийного состояния его первого яруса, так и вследствие того, что разновременные части здания имели перед его гибелью изначально разный угол наклона. Последней печальною страницей в истории памятника стал вывоз в 60-е гг. на щебень подлинных фрагментов рухнувшей части столпа без обмеров и исследований.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1Иеромонах Нектарий. Историческое описание Иосифова Волоколамского монастыря Московской губернии. М.: 1887 г.

2ОР ГБЛ, ф. 214, ед.хр. 206, л. 65, 65 об.; там же, ф.218, ед.хр. 208, л. 67 об.; там же, ф. 310, ед.хр. 324, л. 43 об.; Преподобный Иосиф Волоцкий. Прибавления к «Творениям Святых Отцов», ч. V. М.: 1847, с. 240.

3А.А.Титов. Рукописи славянские и русские, принадлежащие И.А. Вахромееву. Вкладные и записные книги Волоколамского монастыря. М.: 1906, с. 22.

4ИРЛИ, Пушкинский Дом, РГУ, оп. 23, ед.хр. 52, л. 75 об.

5Там же.

6ЦГАДА, ф. 1192, оп. 2, ед.хр. 365, л. 49 об., 51, 51 об.

7ЦГАДА, ф. 1192, оп. 2, ед.хр. 382, л. 93.

8Там же, л. 134 об.

9ЦГАДА, ф. 1192, оп. 2, ед.хр. 379, лл. 77, 79 об. (выделено мною – В.К.).

10ЦГАДА, ф. 1192, оп. I, ед.хр. 74.

11ЦГАДА, ф. П92, оп. 2, ед.хр. 224, л. 347 об.; ед.хр. 330, л. 187 об.; ед.хр. 320, л. 6.

12ЦГАДА, ф. 1192, оп. 2, ед.хр. 345, л. 300 об.

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский