РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ В.В. КАВЕЛЬМАХЕРА

 

Источник Кавельмахер В.В. Памятник архитектуры XVII века – церковь Воскресения в селе Битягово Домодедовского района Московской области. Рукопись. 1981 г. Все права сохранены.

Материал предоставлен библиотеке «РусАрх» С.В. Заграевским. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2017 г.

    

В.В. Кавельмахер

ПАМЯТНИК АРХИТЕКТУРЫ XVII ВЕКА – ЦЕРКОВЬ ВОСКРЕСЕНИЯ

В СЕЛЕ БИТЯГОВО ДОМОДЕДОВСКОГО РАЙОНА МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

 

1.

КРАТКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ ЗАПИСКА1

 

По сведениям патриаршего Казенного приказа, церковь Воскресения в с. Битягове-Воскресенском построена по челобитью Ивана Степановича Телепнева в вотчине последнего. Разрешение на постройку было получено в 1665 г. С 1670–71 года церковь начиняет выплачивать церковную дань. Т.о, строительство церкви происходило между 1665 и I670 годами. По обычаю того времени строительство велось собственными силами, т.е. силами боярской вотчины. Со стороны нанимались только каменщики. 2–3 ближайших за челобитьем года уходили на заготовку материалов – кирпича, белого камня, извести и леса, затем копались рвы и начиналась кладка стен. Строительство небольшого сельского храма занимало один-два сезона. Несколько месяцев уходило на т.н. «церковное строение» – устройство иконостасов, церковной утвари и ризницы. Таким образом, церковь в Битягове можно считать памятником конца 60-х гг. XVII в.

Каменная Воскресенская церковь была выстроена на старой церковном месте, на древнем погосте села Битягова Замыцкой волости Московского уезда, на берегу реки Рожаи2. По книгам поместного приказа 1627–1628 года в селе было «место церковное что была церковь Воскресения Христова». На старое церковное место указывают обнаруженные нами при исследовании памятника древние могильные плиты начала XVI в. с местного погоста. По-видимому, первоначальная Воскресенская церковь сгорела во время польско-литовской интервенции и больше не возобновлялась. В 20-е годы XVII в. селом владело несколько вотчинников, но уже с 1636 года оно находилось на оброке у отца строителя – Степана Васильевича Телепнева, а с 1646 года значится его вотчиною.

Во владениях И.С.Телепнева село оставалось до самой его смерти в 1687 году, после чего по его завещанию оно было продано его вдовою «в помин души». Новым владельцем села и церкви стал временщик царевны Софьи боярин князь Василий Васильевич Голицын, вступивший во владение селом через 17 лет после построения храма.

За те годы, что Воскресенская церковь находилась во владениях И.С. Телепнева, она освящалась вторично – в 1680 году. Памятником этого освящения почти до наших дней оставался запрестольный крест с надписью. В конце XIX в. в крест находился в центральном окне большого алтаря. Надпись гласила: «Освятися алтарь сей святого Славнаго Воскресения Христова и вдружен бысть крест сей в церкви Воскресения Христова лета седмь тысящ 188 году месяца октября в 26 день при благоверном царе и Великом князе Феодоре Алексеевиче всеа Руси и при патриархе Иоакиме Московском и Сарском».

Можно предполагать, что освящение 26 октября 1680 года было связано с полным окончанием «церковного строения» – написанием местного ряда икон, положением в храме праздничных церковных облачений, напрестольных одежд и т.д., но могло быть вызвано также и текущим ремонтом3. Не исключено, что в данном случае истина лежит посередине: вскоре после построения церкви она была реконструирована, а значит, вновь освящена. Кто был инициатором этой реконструкции – прежний владелец и ктитор храма И.С. Телепнев или новый владелец В.В. Голицын, – мы не знаем, но вероятность того, что крест был водружен в память этой реконструкции, очень велика4.

Во владениях B.В. Голицына село Битягово оставалось всего два года. В 1689 году, после падения канцлера, оно вместе с церковью было отписано в казну. Время правления В.В. Голицына было столь кратким, что, как явствует из «Розыскных дел о Федоре Шакловитом и его сообщниках», вдова И.С. Телепнева Марфа даже не успела вывезти из села свой ранее собранный хлеб, о чем подала царям Иоанну и Петру челобитье. Однако до окончательного решения вопроса о времени ранней перестройки Воскресенской церкви, есть веские основания считать, что эта очень интересная перестройка была произведена по приказу Голицына или просто совпала е его правлением по времени.

Дело в том, что при отписывании Битяговской вотчины у кн. В.В. Голицына в сентябре 1689 года в селе стоял кирпичный сарай «с пятью тысячами штук деланного и обозженного кирпича» и печью, – «а в ней, – говорит опись, – пять устей, что обжигают кирпичи». Поскольку производство кирпича в Древней Руси устраивалось, как правило, на месте будущей стройки и в более или менее потребном количестве, мы вправе связать эту печь и готовый кирпич с текущей перестройкой единственного кирпичного здания села – Воскресенской церкви. Считать печь и сараи остатками строительства более отдаленного времени, например, вышеупомянутого 1660 года или, тем более, 1670, – представляется менее убедительным, т.к. трудно объяснить, почему кирпич столько времени оставался неизрасходованным5. Но и относя перестройку храма на счет В.В. Голицына, мы ни в коей мере не считаем вопрос решенным.

Какой бы из двух вариантов мы ни приняли, мы остаемся в области допущения. Для нас гораздо важнее, что данные описи неоспоримо свидетельствуют (об этом ниже), что к 26 сентября 1689 г. реконструкция Воскресенской церкви была уже завершена, а упомянутые 5 тыс. штук кирпича (это ок. 40 кв.м стенной кладки) мы должны рассматривать в качестве излишков, оставшихся от строительства.

Обратимся к самому памятнику.

Построенная И.С.Телепневым в конце 60-х годов XVII в. Битяговская церковь – скромный памятник позднего вотчинного строительства. Ее архитектура довольно проста, даже груба, членения примитивны. Она лишена ставших модными в ближайшие годы барочных украшений. Оригинально только плановое решение церкви. Строитель соединил вместе два равновеликих в плане, но разных по высоте церковных четверика – холодную Воскресенскую церковь и теплый Казанский придел, объединив их с востока – равновеликими трехчастными апсидами, с запада – поперечно ориентированной трапезной. Основной четверик увенчан пятиглавием с большим приземистым центральным барабаном, придельный храм – одноглавый. Вся церковь очень невысока и имеет распластанный характер. Для историка древнерусской архитектуры весь интерес сосредоточен в верхах памятника.

Натурные исследования 1980–81 гг. позволили обнаружить на церковных сводах две сменившие одна другую с небольшим промежутком времени системы покрытия; первоначальную, устроенную частью на четыре ската, частью – по кокошникам, и последовавшую за нею в том же XVII столетии сплошь прямоскатную кровлю. Эта сохранившаяся in citu двойная система покрытия церковных четвериков в таком виде и такого качества нигде больше, кроме Воскресенской церкви, в Московской области пока не встречена. Обычно переход на четырехскатное покрытие происходил значительно позже построения самой церкви, в обстановке изменившихся строительных приемов и при других владельцах. На очень раннюю перестройку указывают необычные формы, которыми реконструктор снабдил надкладку над кокошниками основной церкви. Отдаленно похожие элементы встречаются только на памятниках средней Волги у костромских и ярославских мастеров.

Обе системы равно прослеживаются на основной церкви и на приделе, и (в этом их особая ценность) могут быть, как мы убедились, датированы посредством источников. Если первоначальная система покрытия относится, по всем признакам, ко времени построения церкви, т.е. к 1670–71 гг., то сменившее ее сплошь прямоскатное покрытие могло быть выполнено в упомянутом 1680-м году, еще при жизни строителя церкви, или в 1687–89 гг., при новом владельце села В.В. Голицыне, но не позже этого времени. К таким выводам мы приходим на основании следующих наблюдений.

Как Воскресенская церковь, так и Казанский придел имели до перестройки по 2 яруса кокошников, причем и там, и там 2-й ярус был изначально заложен парапетной стенкой под четырехскатную кровлю. По прошествии нескольких лет (судя по слоям побелок внутри кладок) была произведена вышеупомянутая реконструкция кровель: на Воскресенской церкви над первым ярусом кокошников была сложена новая парапетная стенка6, а кокошники первого яруса Казанского придела разобрали и на их месте возвели сплошную парапетную стенку, увенчанную цепью мелких щипцовых кокошников7. После чего обе кровли были покрыты: Воскресенская – на четыре ската, а Казанская – на три8.

Помимо перестройки верхов церкви, в ранний период ее существования производились переделки и по низам здания. Эти переделки (к сожалению, в неполном объеме) удалось выявить натурными исследованиями. Так, в церкви оказались вновь пробитыми два окна – одно в апсиде основного храма и одно в северо-западном углу трапезной, где изначально находилась церковная печь. Окно в апсиде основного храма было пробито на месте бывшей здесь изначально печуры. Оно обращено на юго-восток и сейчас существует в полностью перестроенном, растесанном виде. Помимо несомненных остатков печуры со стороны интерьера, снаружи этого окна удалось обнаружить очень интересную деталь: делавший окно мастер устраивал подоконную гирьку в уже готовой кладке. Он выдолбил нишу в белом камне нижней части стены и вставил туда на растворе выточенную им из обломка кирпича абсолютно не имеющую хвостовой части гирьку. Все прочие – изначальные – гирьки окон Воскресенской церкви – из белокаменных вставок.

Что касается окна в печном углу трапезной, то оно также не было предусмотрено при сооружении церкви: кладка стены со стороны интерьера и нижняя часть кладки снаружи свидетельствуют об этом. Впервые окно появилось здесь в 69 см от внутреннего угла. Оно было пробито. Затем, вскоре, это окно оказалось отодвинутым от угла еще на 19 см, по прошествии немногого времени – еще на 30 см. Полученная в конце концов этим окном форма абсолютно тождественна формам других изначальных окон храма. Однако существенно другое:

Все вышеперечисленные перекладки и переделки выполнены рукою мастеров XVII века, из большемерного кирпича, тождественного кирпичу памятника, на известковом растворе, практически не отличным от раствора самого памятника9. Т.е., и переделкой крыши, и перестройкой окон занимались одни и те жe мастера одновременно10. Указанные два окна в Воскресенском храме являются, считая от общего числа древних окон, соответственно 13-м и 14-м. 14 окон со стекольными оконницами и называет опись 1689 года11.

Последнее и дает вам верную дату этой важной перестройки.

Покупая вотчину, В.В. Голицын, как было тогда принято, должен был сделать в здешнюю церковь вклад священными предметами, какими – мы, к сожалению, не знаем. По описи 1689 года в основной Воскресенской церкви были дорогие серебряные сосуды и две обитые серебряной басмой иконы: с серебряными венцами и гривнами: местная – Воскресения Христова и выносная – запрестольная икона Тихвинской Богоматери с Николаем Чудотворцем на обороте, а также богатые праздничные ризы.

Местные образа стояли в иконостасе. Иконостас Воскресенской церкви был 4-х ярусный, с Деисусами, праздниками, праотцами и пророками; в алтарь вело трое дверей. Над Деисусами вместо резного креста помещалось распятие, писаное на полотне, по сути дела – барочный католический образ в золоченых рамах. На нижнем тябле и по стенам писцы насчитали 14 штилистовых икон в серебряных окладах и 36 неокладных. Отдельно были записаны окладная икона Софии Премудрости Божией и образ пророка Илии. Тябла Воскресенского иконостаса (как и Казанского придела) стояли в изначальных вертикальных пазах.

В Казанском приделе были 3-х ярусный Деисус с праздниками и пророками, царские двери на празелени, выносная запрестольная икона Владимирской Богоматери с Николою на обороте и оловянные сосуды.

Опись 1689 года – первой источник, который называет Казанский придел теплым, однако печь (или печи) писцы описывать не стали.

Из позднейших архивных дел12 мы узнаем, что полы в храмах и трапезных были дубовыми. Теплая Казанская церковь могла при этом иметь деревянные коробки – четверти в дверях и окнах (делать раскрытия, чтобы выяснить этот вопрос, до начала реставрационных работ было признано нецелесообразным).

В итоге наших изысканий нам не удалось ответить на вопрос о самом устройстве теплой церкви. Соединение в одном здании холодной и теплой церквей – прием обычный для конца XVII в., однако во всех известных нам случаях теплые церкви надежно изолировались от холодных. Между собой такие церкви сообщались только обитыми сукном и войлоком небольшими дверями. В битяговском же храме от большой церкви полностью изолированы только четверик и алтарь Казанского придела. Трапезная у обеих церквей общая, причем соединены они с нею широкими открытыми арками. В трапезной же, в северо-западном углу стояла пока единственная на весь храм известная нам печь. Удержать тепло при подобной планировке, конечно, невозможно.

Таковы первые – неудовлетворительные – итоги наших наблюдений13.

Помимо системы покрытия сводов, в битяговском храме интересны конструкции и покрытие церковных глав. По данным писцовых книг XVII в. и позднейшим (XVIII в.) источникам, все 6 глав были обиты муравленой черепицей. Образцы этой черепицы были найдены нами при расчистке чердаков храма, все 6 луковиц изначально были деревянными. В этом смысле битяговская церковь дает нам еще одно подтверждение известного по источникам факта крепления черепицы в древности равно как к кладке, так и к деревянным конструкциям.

Заслуживает внимания компактная, хорошо прорисованная форма ныне существующих луковиц (конец XIX – начало XX в.). Их шаблон, по всей видимости, был перенесен плотниками с древнего журавца.

Кресты на всех 6 главах в древности были деревянными, обитыми жестью (белым немецким железом). В настоящее время кресты на памятнике из толстого полосового железа, сварные, стилизованные под кресты XVI в.14

До 1867 года при Воскресенской церкви была колокольня. О ней известно только, что у нее была обитая черепицей глава и висело 5 небольших колоколов. Находилась колокольня, вероятнее всего, перед западным фасадом, об одну стену с трапезной. Поскольку внутристенной лестницы памятник не имел, можно думать, что колокольня имела вид стенной звонницы, и звон в ней осуществлялся с земли. Фронтон западной стены трапезной переложен в XIX в., и судить о формах древней колокольни впредь придется только на основе косвенных признаков.

В 1689 г. взятое в дворцовое ведомство Битягово с церковью было пожаловано в Высокопетровский монастырь.

Во владениях Высокопетровского монастыря Битягово оставалось до секвестрации 1763 года, после чего отошло в Коллегию Экономии. В экономических примечаниях 1781 года Казанский придел, видимо, по ошибке назван «Николая Чудотворца».

О ремонтах первой половины XIX в. какие-либо сведения отсутствуют. О них мы имеем возможность судить только на основании единственного позднего графического источника – плана и разрезов проекта перестройки храма 1883 г. и некоторых собственных наблюдений. На указанном плане и разрезах между трапезной и церквями на месте существующих арок показаны прямоугольные проемы, в смежной церковной стене показаны два прямоугольных окна, вдоль трапезной проходит разделяющая ее на две палаты стена. Из-за этой стены вместо одного западного входа устроено два15. Некоторые из этих элементов проект 1883 года предлагает ликвидировать: прямоугольные проемы в церкви заменить арочными, полностью разобрать смежную стену, один из парных западных порталов заложить, древние своды трапезной заменить прямыми балочными потолками, оба западных окна заложить, стену между апсидами разобрать и поместить в этом месте печь.

Проект 1883 г. осуществлен не был.

В конце 80-х годов церковь была перестроена по измененному проекту и в результате получила свои нынешние формы. Разделяющая трапезную стена была разобрана, вместо двух западных порталов был вновь устроен один центральный, боковые порталы были заложены, в трапезной вместо ранее запроектированных прямых потолков сложен существующий парусный свод. Этот высоко поднятый свод потребовал надстройки карнизов трапезной и глубокой перелицовки ее стен. Надстройка трапезных карнизов повлекла надстройку карнизов апсид. К этому времени уже не существовало черепичного покрытия на церковных главах.

Последними крупными работами по Битяговской церкви было устройство в конце XIX – начале XX вв. калориферного отопления с подвалом в северо-западной части трапезной, устройство новых полов из метлахской плитки (1903 г.) и сооружение новых железных стилизированных крестов.

В З0-х годах XX в. памятник был изъят у прихода и длительное время использовался в местном хозяйстве. Сейчас он заброшен и постепенно превращается в руины.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1) Краткая историческая записка составлена по материалам, подготовленным ст. научным сотрудником треста «Мособлстройреставрация» Э.В.Сухановой и по результатам исследований автора проекта реставрации. «Материалы…» Э.В.Сухановой см. в архиве треста «Мособлстройреставрация».

2) Село Битягово лежит на левом берегу реки среди лесных массивов в окружении оврагов и курганных могильников. Курганные группы встречаются даже в самом селе среди домов и огородов.

3) Обычно новое освящение следовало за новыми пожертвованиями в «церковное строение», а последние делались вотчинниками в благодарность за новые царские милости. Поскольку И.С. Телепнев умер думным дворянином, он мог сделать вклад в связи с получением чина, последнее нетрудно проверить по Боярским книгам.

4) В своем акте технического состояния памятника и других предварительных документах мы принимаем версию, что Воскресенская церковь была перестроена В.В. Голицыным.

5) Ю.А. Тихонов, автор статьи «Подмосковные имения русской аристократии во второй половине XVII – начале XVIII вв.» в сб. «Дворянство и крепостной строй России XVIXVIII вв.» (стр. 146), исходя из факта наличия в Битягове в 1689 г. кирпичного производства, вообще счел В.В. Голицына строителем тамошней каменной церкви, что, как видим, не сообразуется с данными источников. Мы же только готовы допустить, что новый владелец Битягова, богатейший человек своего времени, всего лишь пожелал обновить храм – переделать в нем окна, печь и реконструировать верхи храма, сделав их более удобными в эксплуатации (именно к этому, как будет показано в дальнейшем, свелась упомянутая реконструкция).

6) Кокошники на северной, обращенной к Казанскому приделу стороне при этом были полуразобраны.

7) Кокошники Казанского придела и обращенного к нему северного фасада Воскресенской церкви разобрали не полностью: если предполагали, что какая-то часть кокошников будет впоследствии закрыта кровлями прилегающих трапезной и апсиды, их оставляли недоразобранными. Отсюда следует, что, надстраивая четверик, реконструкторы храма считали необходимым поднять кровли пристроек.

8) Точнее, на пять, поскольку северо-западный и северо-восточный углы внутренней парапетной стенки придела срезаны по диагональным кокошникам.

9) Указанные работы – не единственные. Одновременно с переделками окна в северо-западном углу перекладывалась печь и видоизменялась находящаяся в том же углу в стене напротив печная ниша. Производились, возможно, и другие, пока еще не выявленные работы.

10) Окно в печном углу могло переделываться несколько раз сряду. В первый раз его могли пробить до окончания строительства, во второй и в третий раз – при очередной перекладке печи.

11) Менее существенно другое упоминание описи – о тесовых кровлях битяговских церквей. Тесовыми и прямоскатными были, как видим, и первые двухъярусные кровли храмов.

12) Прошение 1789 г. (см. «Материалы»). В нем сообщается, что пол в церкви и трапезной был деревянным, и выражается просьба о замене его на лещадный пол. В этом же году прихожане получили разрешение на замену древнего тяблового иконостаса на иконостас «столярный» и на ремонт древних икон.

13) На плане битяговской церкви 1883 г. трапезная показана разделенной продольной стеной (столь нужной для отапливания теплой церкви), однако когда на месте этой стены был заложен шурф, выяснилось, что эта разобранная в 80-х годах стена не была изначальной.

14) Подобные кресты сохранялись в Твери на церкви Белой Троицы. Однако их принадлежность именно XVI в. научно не доказана.

15) Если мы не ошибаемся, к той же эпохе относится и перестройка старинных южного и северного порталов памятника, превращенных в узкие прямоугольные проемы, находящиеся со времени последней реконструкции памятника в 80-х годах XIX в. в закладке.

 

 

2.

AКT

технического состояния и описание архитектурного облика

памятника архитектуры XVIIXIX в. – церкви Воскресения

в с. Битягове Домодедовского р-на Московской области.

 

С. Битягово, ноябрь 1981 г.

 

Церковь Воскресения с приделом Казанской Божьей Матери в с. Битягове (б. Битягово-Воскресенское) построена в I670–7I гг. в вотчине стольника Ивана Степановича Телепнева из кирпича и белого камня. Мастер неизвестен. Церковь выстроена в виде двух спаренных равновеликих в плане четвериков с общей им поперечно ориентированной трапезной. Большой четверик принадлежал холодной Воскресенской церкви, малый – теплому Казанскому приделу, перед западным фасадом церкви по оси здания во второй половине XIX в. была сооружена сменившая древнюю трехъярусная шатровая колокольня. Обе церкви имеют равновеликие трехчастные апсиды. Воскресенская церковь увенчана пятиглавием, Казанский придел – одноглавый. Все шесть барабанов храма глухие. Первоначально кровли церквей состояли из 2-х ярусов кокошников, крытых поверху тесом. Главы были обиты зеленой черепицей.

В 1667–89 гг., т.е. вскоре после ее сооружения, Воскресенская церковь с приделом была реконструирована новым владельцем села кн. В.В. Голицыным. Реконструкции подверглись, главным образом, верхи храма. На обоих четвериках вместо поярусного покрытия было устроено покрытие на четыре ската. Кокошники основного храма были заложены парапетной стенкой, кокошники придела разобраны и вместо них над карнизами была выложена парапетная стенка с мелкими щипцовыми фронтончиками. В интерьере храма В.В. Голицын пробил два новых окна.

В последующие годы храм еще не раз подвергался переделкам.

Одно время трапезная храма была перегорожена продольной стеной. В начале XIX в. древние порталы были заменены простыми прямоугольными проемами. Неоднократно перекладывались печи, в 1865–67 гг. вместо древней колокольни была построена новая трехъярусная колокольня. В I883–1885 гг. храм подвергся капитальной перестройке. Больше всего пострадала трапезная: ее стены перелицованы на 1/3, карнизы надложены, окна – или заложены, или растесаны, свод переложен, в ее левой половине оборудован обширный калориферный подвал. Устройство калориферного отопления потребовало полной перестилки полов, а поскольку вся церковь стала теплой, причт счел за лучшее пробить смежную стену между храмами и заменить большим арочным проемом. Переделке подверглись оба прохода из трапезной в основную и придельную церкви, ранее уже переделанные из арочных в прямоугольные. Оба боковых портала были полностью заложены. Храм утратил весь свой декор из большемерного кирпича, за исключением кокошников и карнизов. Кирпичные оконные наличники были заменены штукатурными безвкусного рисунка, а окна растесаны и переложены. Памятник был полностью оштукатурен.

В настоящее время храм на 3/4 лишен штукатурки, кровли сгнили, главы с большого барабана и кокошники упали, окна и дверь раскрыты. Исследования памятника начаты в 1980 г. Здание исследовано не полностью, совершенно недоступны исследованию верхние яруса колокольни.

 

I. Фундаменты.

Фундаменты древней части памятника должным образом не исследовались. Сейчас на месте калориферного подвала в северо-западной части трапезной в результате обвала сводов образовалась яма, в обрезе которой можно видеть часть древнего фундамента. Фундамент Воскресенской церкви сложен во рвах из белокаменных блоков полубутовой кладки на известковом растворе. Выше полубутовой кладки уложены два ряда прямотесанных белокаменных плит с чистыми краями. Со стороны интерьера плиты выходят за обрез стены. Выше 2-х рядов плит начинается кладка стен из пятивершкового постелистого белого камня.

Судя по внешнему виду стенной кладки, фундаменты Воскресенской церкви находятся в удовлетворительном состоянии. В месте входа в калориферный подвал, у северо-западного угла снаружи здания, часть блоков фундамента опустилась. Причиною этого было разрушение дверной коробки и облицовки стен подвала. В настояшее время вход в подвал почти полностью завален.

 

II. Цоколь.

Цоколь Воскресенской церкви сложен из 4-х рядов пятивершковых постелистых блоков белого камня, два верхних ряда – профильные: «вал» и под ним «скос». Блоки значительной длины – до 1 аршина (72 см). Сохранность цоколя – высокая. В местах, где прежде были северный и южный порталы, цоколь искусно продлен в 80-ых годах прошлого века. Цоколь Воскресенской церкви составляет одно с вышележащей белокаменной кладкой.

 

III. Стены.

Стены Воскресенской церкви сложены в нижних частях из 5–6–7–8 рядов (считая вместе с цоколем) пятивершковых постелистых блоков белого камня. Белокаменная кладка на разных фасадах оканчивается на разных отметках. На северном фасаде выше цоколя лежат еще 3 ряда белого камня, на восточном – 2, на северной апсиде – 2, на южной стороне главной апсиды – 3, на южном четверике – 4, на северо-западном углу трапезной – 4 ряда. Швы между рядами достигают 3 см. В местах древних окон белокаменная кладка стен размыкается, пропуская кирпичную кладку оконных наличников. Под каждым из окон остается по одному ряду камня, лежащему прямо на валу храмового цоколя. На этот ряд древние строители укладывали тесаные кирпичи профилированных подоконников. Под полуколонками наличников непосредственно в белом камне в виде вставок истесывались подоконные гирьки наличников. По остаткам гирек удалось подсчитать как количество первоначальных окон в храме, так и количество окон, вновь прорубленных при В.В. Голицыне.

Белокаменная кладка нижних частей стен Воскресенской церкви выложена сплошными рядами, без забутовки, однако в стены вместо белого камня иногда укладывался кирпич.

Наибольшей высоты белокаменная кладка достигает в интерьере памятника в месте сочленення западной и смежной стен обоих храмов. Здесь она доходит, по-видимому, до пят сводов.

Внутри стен в поясе проемных связей несколько выше пят сводов заложены внутристенные кованые связи. В уровне этих связей заподлицо со стенами вставлены белокаменные блоки для закладки веретен. На каждом из фасадов четвериков и трапезной наружу выходят по одной проемной и по две внутристенных связи. Внутристенные связи проходят также внутри прямых отрезков стен обеих апсид. Их концы просматриваются на фасадах. Апсидные полукружия укреплены гнутыми внутристенными связями. Внутристенные и проемные связи памятника образуют, согласно строительной традиции XVII в., общую систему обвязки стен храма.

Помимо цоколя храма, из белого камня сложены базы, фусты и капители межапсидных колонок.

Основной массив стен Воскресенского храма сложен из большемерного кирпича размером 30–31х7–8–8,5–9x14–14,5–15–15,5 см на плохо промешанном известковом растворе серо-коричневого цвета. За время существования памятника его стены неоднократно перелицовывались большими площадями.

Лучше всего сохранились стены обоих храмовых четвериков, однако их обширные куски были перелицованы при перемещении ближе к центру храма 2-х окон верхнего света и при уничтожении северного и южного порталов. Наиболее значительной перелицовке подверглись стены трапезной. Несмотря на то, что трапезная реконструировалась в конце XIX века, при ее перестройке применялись белый камень и кирпич от разборок, и известковый раствор по структуре очень близок древнему. В результате границы перелицовок с трудом поддаются прочтению.

Снаружи стены трапезной переложены почти на 3/4. Все карнизы выложены заново и надстроены. Надстройка карнизов вызвана заменой древнего лоткового свода с распалубками новым высоким парусным сводом. В интерьере пяты нового свода оказались значительно выше пят свода древнего. Древние пяты по всем стенам были выбраны и замурованы кирпичом вторичного употребления на подсечных швах.

Восточная стена трапезной (она же общая закладная стена четвериков) со стороны трапезной поднутрена на 15 см.

Три проемных связи трапезной вырублены.

Особенно пострадала смежная с колокольней западная стена. Непосредственно в месте примыкания к трапезной новой колокольни западная стена уничтожена полностью вместе с порталом.

Причина глубокой разборки и перелицовки этого места заключается в том, что в какой-то момент под колокольней умещалось сразу два портала, ведшие раздельно в теплую и холодную церкви (см. план храма конца XIX в. в историко-архивных материалах Э.В. Сухановой, М., 1981 г.). Почти полностью переложена западная стена вблизи северо-западного угла. Сейчас здесь в белокаменной и кирпичной кладке вырублена глубокая ниша до пола с клинчатой перемычкой. Ранее здесь устраивались подряд три окна (одно за другим), первое окно было прорублено. Два других последовательно выкладывались все дальше и дальше от угла (сохранились следы правых откосов от их окон). Вce окна – древние. Возможно, что самое первое было прорублено еще при И.С. Телепневе, второе – при Голицыне и т.д. Сейчас снаружи западной стены никаких следов окон, бывших в этом месте, обнаружить невозможно, однако по пустым швам в кладке и по отсутствию регулярности видно, что все это место глубоко перелицовано. Причиною поздней прорубки окна и его неоднократных смещений была стоявшая в северо-западном углу трапезной древняя печь.

Древняя печь стояла в огромной стенной нише в западной половине северной стены. Ниша доходила до сводов. Установить характер ее изначального перекрытия пока не удалось. Сейчас ниша полностью заложена кирпичом вторичного употребления. Нашими зондажами вскрыта только правая сторона ниши. Удалось установить, что это, по крайней мере, вторая ее закладка. Глубина закладки – 20 см. За нею видна другая, более ранняя. Таким образом, печь передвигалась по мере ремонтов, а вместе с нею в направлении к центру здания «передвигалось» и западное окно. Есть предположение, что печь топилась снаружи: на плане конца XIX века в этом месте показана какая-то наружная ниша, следы которой на фасаде из-за искусной перелицовки мы обнаружить не смогли.

Во вновь пробитой нише в месте западного углового окна видны заложенные в стену белокаменные блоки.

Как говорилось выше, стена между теплым и холодным храмами разобрана, и обе церкви соединены большой, во всю стену, аркой из стандартного кирпича. Восточный пилон арки образует растесанная древняя стена. Западный пилон выжжен заново из кирпича вторичного употребления.

В процессе внутренних перестроек храма были подтесаны и поднутрены все храмовые пилоны (выступающие из стен лопатки между церквями, трапезной и алтарями).

Сильной перелицовке подвергнута стена Казанского придела. Причина перелицовки – переделка окон.

Почти все древние ниши в интерьере церкви заложены. Заложены и новые ниши, например, большая прямоугольная ниша с клинчатой перемычкой на месте северного портала.

В правой стороне апсида Казанского придела долгое время находилась печь, стена в этом месте полуразобрана, внутристенная связь обнажена, в пазухах алтарных сводов видны пятивершковые белокаменные блоки. Разборка стены для устройства алтарной печи привела в конечном счете к падению придельного алтарного свода.

Между церковью и приделом высоко в стене до ее растески был оконный слуховой проем. Сейчас часть этого проема находится в закладке.

 

IV. Основные своды.

Четверики Воскресенского храма и придела перекрыты сомкнутыми сводами и снабжены проемными, продольными, поперечными и угловыми связями. Проемных связей по две, угловых по четыре. Продольная связь Казанского придела выпилена.

Своды церковных четвериков находятся в полной сохранности, на сводах уцелели фрагменты штукатурки XIX в. с лепными декоративными картушами. Своды обеих апсид – полусферические. Имеются проемные связи. Свод апсиды придела наполовину обрушился. Древний свод трапезной уничтожен при реконструкции памятника в 80-x годах XIX века. Судя по сохранившимся пятам, это был лотковый свод с распалубками той же высоты и с 3-мя проемными связями: одной продольной и двумя поперечными. На боковых стенах трапезной было по две распалубки – над окнами и печью, на западной стене – три1, на восточной – две.

Новый свод 80-х гг. XIX в. – парусный, очень красивой конструкции. Толщина свода – 1,5 стандартных кирпича.

Толщина древних сводов: апсиды – в кирпич, четвериков – в полтора кирпича.

 

V. Прочие своды и арки.

В настоящее время в церкви пять больших равновеликих арочных проемов: между трапезной и церквями – два, между церквями и алтарями – два, и между собственно церквями – один. Три из них сложены заново из стандартного кирпича. Оба проема, ведущие в трапезную, проем между церквями, все арки – и древние, и новые, – устроены в два переката.

Пять сохранившихся древних барабанов сложены без сводов. Без сводов сложен и перестроенный в XIX в. центральный барабан.

Как фасадные, так и диагональные кокошники обеих церквей сложены по древней системе – со сводами. Своды кокошников лежат непосредственно на основных сводах. Однако покрытие церквей было посводным только отчасти: оказалось, что кокошники 2-го яруса были заложены парапетной стенкой под четырехскатную кровлю, и их своды оставались полностью закрытыми. Своды 1-го яруса кокошников оставались открытыми, но, вероятнее всего, они ничем не скрывались, т.к. свес верхней четырехскатной кровли должен был полностью их прикрывать. Для окончательного решения этого вопроса необходимо раскрыть от закладки хотя бы один кокошник.

Можно предполагать, что своды кокошников выкладывались по опалубкам. Их шелыги слабо поднимаются к центру храма.

После перехода на сплошь четырехскатное покрытие кокошники и их своды оказались закрытыми чердаками. Сейчас своды большинства кокошников разломаны деревенскими ребятами и интенсивно разрушаются.

Кроме арочных трехцентровых сводиков и сводов под второстепенными проемами и нишами храма, в нем в разные периоды устраивались прямые перемычки и перекрытия. Прямые перемычки XIX в. имеют заложенные в настоящее время северный и южный порталы, прямое перекрытие есть у западного входа (не исследовалось).

 

VI. Окна.

Согласно описи 1689 года, в Воскресенской церкви было 14 окон со стекольчатыми оконницами. В настоящее время окон в церкви – 12. В процессе ремонтов XIX века были заложены два западных окна, а остальные 12 – растесаны и перелицованы.

Натурные исследования показывают, что за время существования церкви система окон в храме несколько раз менялась.

Так, юго-восточное окно алтаря церкви Воскресения оказалось вновь прорубленным. На месте этого окна прежде была стенная ниша. Указанную переделку можно смело отнести к 1687 году, т.е. ко времени В.В. Голицына. Интересно, что для этого окна мастера Голицына выдолбили в белокаменной кладке небольшое гнездо и вставили туда на растворе выточенную из кирпича подоконную гирьку. Хвостовая часть у гирьки отсутствует. Все остальные подоконные гирьки памятника, как уже отмечались, – из белого камня.

Вновь прорубленным оказалось в крайнее северное окно западного фасада (слева от колокольни). Сейчас от него сохранились лишь незначительные фрагменты в интерьере в виде следов последовательно трех откосов – первого, прорубленного в 69 см от северо-западного угла, затем следующего, уже приложенного в 19 см от первого, и последнего – в 30 см от 2-го (в створе с ним сейчас прорублена ниша). Последний оконный откос имеет паз для щеколды, точно такой же, как в других окнах трапезной. Сходство фактуры оконных откосов столь полное, что возникает мысль о переделках современных строительству. Противоречат этим соображениям лишь следы побелок на 2-х предыдущих окнах. Другое западное окно, правое, заложено при сооружении колокольни в 1867 г.

Переделка существующих 12-ти окон храма привела к значительным утратам их подлинных древних элементов. Растесаны почти все откосы, понижены подоконники, заново выполнены из стандартного кирпича почти все распалубки и перемычки, разобраны и стесаны все оконные наличники. Наиболее ценные фрагменты древних окон сохранили окна обоих четвериков. Здесь в XIX в. два крайние к западу окна были перенесены ближе к центру фасадов, в результате чего по половине каждого окна оказалось в закладке. Небольшие фрагменты древнего наличника можно видеть также на южной стороне западного фасада.

Почти под всеми окнами нижнего света сохранились древние срубленные гирьки. Эти гирьки выполнялись из отдельных белокаменных вставок (кроме юго-восточного окна в основном алтаре, пробитого В.В. Голицыным, где гирька была сделана из кирпича). В местах, где располагались древние окна, белокаменная кладка нижней части здания прерывается для пропуска бывших здесь когда-то кирпичных наличников. После уничтожения наличников эти места были залицованы кирпичом вгладь.

В результате переделок все подлинные оконные решетки в окнах утрачены, в настоящее время в окнах Воскресенской церкви решетки 2-х типов: в 4-х окнах 2-го света четверика и придела – прямые пробойные, во всех остальных – прутовые в связках в стиле XIX века.

 

VII. Порталы.

Ни один из трех порталов памятника не сохранился. Однако если архитектура двух боковых находящихся в закладке порталов может быть установлена посредством исследований, выяснять формы западного портала едва ли представится когда-нибудь возможным: он уничтожен полностью вместе с центральной частью западной стены. Причина столь полной растески заключается, по нашему мнению, в имевшем место разделении церквей посредством сооружения в трапезной продольной разделительной стены, в результате чего, вместо одного, строителям пришлось устроить два западных входа, растесав участок древней стены, выходящей под колокольню, в обе стороны – до упора (см. план церкви 80-х годов XIX в. в историко-архивных материалах Э.В. Сухановой, М., 1981 г.).

О южном и северном порталах до специальных исследований можно сказать немного. Они, судя по ширине контура, были перспективными, а их внешние архивольты имели килевидные завершения. В первой половине XIX в. на их месте были устроены прямоугольные проемы с небольшим рассветом и прямыми перемычками из тонких белокаменных плит и полосового железа.

Новые откосы выложены из материала вторичного употребления. Новые дверные проемы оказались заложенными при последней реконструкции памятника. Нами порталы не раскрывались и не зондировались.

На месте 2-х рядом расположенных порталов середины XIX в. в 80-е годы того же столетия был устроен ныне существующий прямоугольный дверной проем. Сейчас в нем в железной связке висят сильно проржавевшие железные двухстворчатые двери XIX века. Вторые – наружные – двери ведут под колокольню.

При закладке северного и южного порталов белокаменный цоколь храма был продолжен заподлицо с древним.

 

VIII. Кровли.

Древние кровли Воскресенской церкви не сохранились. Ныне существующая кровля из черного проолифленного железа по деревянным стропилам и обрешетке XIX–XX вв. сгнила и обвалилась. Своды храма поросли лесом.

Конструкция кровель довольно обычная: в идущие по внутреннему обрезу карнизных стен мауэрлаты врублены стропила с опорой на церковные барабаны без заделки в кладку. У кровли трапезной добавлены прогоны со стойками.

В древности центральная стойка малой апсиды ставилась на гладкий и плоский булыжник, заделанный в кладку восточной стены придела изначально.

Луковичные главы битяговской церкви срублены в дереве в конце XIX века2, по-видимому, в старых формах и по старым образцам. Центральная глава большой церкви разрушена. Все главы, кроме юго-западной, покрыты черным железом со стоячим фальцем (XX век). Юго-западная глава крыта в чешую и относится к более раннему времени. Конструкции глав крепятся к деревянным стойкам, проходящим внутри полых барабанов. Сейчас все стойки сгнили.

Кресты Воскресенской церкви сварены из полосового железа толщиной 1,5–2 см в архаичных формах XVI в. Последнее, несомненно, является чьим-то «ученым творчеством», т.к. древние кресты церкви по описи были деревянные и простые. Крест Казанского придела тоже новый, из железа того же сечения, но более простой формы. Все кресты покрыты ржавчиной. Первоначально кресты были окрашены. Красочный слой утрачен полностью. Обломанный крест колокольни валяется на кладбище.

 

IX. Кокошники.

При И.С. Телепневе в 1671–87 годах кровли обеих церквей были частью прямоскатные, частью устроены по кокошникам. В 1687–89 гг. при переходе на четырехскатное покрытие наружный ряд кокошников Воскресенского храма был заложен парапетной стенкой, а кокошники Казанского придела перестроены. Обе системы покрытия – старая и новая – хорошо читаются на чердаке храма.

Первоначальная конструкция кровли по кокошникам имела следующий вид.

На основной согнутый свод ставились опалубки сводиков первого наружного ряда кокошников. После того, как сводики выкладывались, на их гребни, с небольшим отступом от лица стены клалась кирпичная опорная стенка под второй ряд или ярус кокошников.

Второй ряд кокошников выкладывался «в перебежку» с первым. Если в первом ряду по 3 кокошника на фасаде, то во втором их уже 2. Одновременно со вторым рядом кокошников в створе с опорной стенкой на углах четверика с тем же отступом от лица выкладывались полые кирпичные барабаны. От 8-ми кокошников 2-го яруса к вершине основного сомкнутого свода с небольшим подъемом идут длинные сводики, достигающие в длину 1,5 м. Эти сводики доходят до ребер сомкнутого свода, почти до его вершины, на которой стоит обширный центральный барабан XIX в., сменивший такой же древний (следы древнего барабана не просматриваются). Второй ярус кокошников заложен древней парапетной стенкой в створе с полками кокошников. Стенка закрывает кокошники почти до гребней. Она проходит от барабана до барабана, слабо закругляясь в местах притыкания. Третьего яруса кокошников у Воскресенского храма, как следует из вышесказанного, не было.

Парапетная стенка поверх второго яруса кокошников служила опорой мауэрлатам относительно небольшой четырехскатной кровли, закрывавшей все пространство внутри пятиглавия. Основные стропила упирались в центральный барабан, а диагональные были зажаты между центральным и малыми угловыми барабанами.

Стропила ныне существущей четырехскатной кровли (она во многом повторяет древнюю) не врублены, а зажаты между барабанами или прижаты к ним. Очевидно, перед нами воспроизведение древней конструкции. На сохранившихся малых барабанах никаких следов старых врубок нет.

После сооружения новых наружных парапетных стенок второй ярус кокошников и зажимающая его древняя парапетная стенка оказались скрытыми внутри образовавшихся чердаков. Новые четырехскатные кровли 1687–89 годов несколько изменили свой наклон и стали более пологими.

Как был покрыт первый ярус кокошников, на данном этапе исследования не установлено. Делать большие раскрытия до начала реставрационных работ мы сочли нецелесообразным. Однако поскольку второй ярус кокошников отступает от первого всего на 30–45 см, не исключено, что свес древней четырехскатной кровли накрывал весь первый ярус кокошников.

Осталось также невыясненным, как мауэрлаты укладывались поверх выступающих гребней второго яруса кокошников. Возможно, для  их гребней в мауэрлатах делались врубки.

Интересно, что обращенная к Казанскому приделу северная сторона свода Воскресенской церкви была полностью одета кокошниками, несмотря на то, что к ним примыкала кровля Казанского придела.

Система кокошников свода Казанского придела была несколько иной. Помимо 1-го яруса, открыто стоявшего на карнизе и позднее почти полностью разобранного, здесь также был второй ярус кокошников, заложенный парапетной стенкой под четырехскатную кровлю (для Казанского придела точнее будет сказать – пятискатную). Эта парапетная стенка хорошо сохранилась на современном чердаке придела, но, в отличие от Воскресенской церкви, фронтальных кокошников второго яруса здесь не видно. Они или разобраны, или вообще не были выстроены. Сохранился только один угловой северо-западный кокошник – полностью, с чрезвычайно длинным диагональным сводиком.

Первый ярус кокошников был полностью разобран только на северном фасаде. На восточном и западном фасадах под современными кровлями остались его значительные фрагменты.

 

Х. Колокольня.

Древняя колокольня Воскресенской церкви не сохранилась. О ее существовании говорит опись 1689 г., а также дело о ремонте глав и крестов битяговской церкви 1782 г. (см. «Материалы», стр. 22), где отмечается, что глава колокольни, как и центральные главы, была покрыта «каменной» черепицей и что немалое число этой черепицы «обвалилось». Никаких известий о собственно архитектуре этой колокольни, разобранной в 1867 году, у нас нет. Таким образом, вопрос о первоначальном устройстве колокольни Воскресенской церкви остается открытым. Проведенные нами предварительные натурные исследования памятника не дали нам каких-либо свидетельств ни о месте ее расположения, ни об ее архитектуре. Поэтому сегодня по этому вопросу возможно высказать только сугубо предварительную гипотезу.

Посадские и вотчинные церкви второй половины XVII века строились с трапезными и колокольнями перед западными фасадами (самый распространенный случай). Бытовали колокольни двух типов: в виде шатровых колоколен «восьмерик на четверике», и в виде многопролетных стенок, стоявших на стене трапезной, в один или два яруса. К звонам шатровых колоколен в эту эпоху вела внутристенная лестница. Стенные звонницы или колокольницы, напротив, устраивались без лестниц. Поскольку внутристенная лестница в Битяговской церкви отсутствует, логично предположить, что до середины XIX века при ней была 2-х ярусная трехпролетная настенная звонница с главою, обитою черепицей и крестом. Такие звонницы второй половины XVII – начала XVIII в. в Подмосковье известны. При таком устройстве звонницы звон производился с земли.

Новая колокольня была пристроена вплотную к трапезной в 1867 году. Колокольня – трехъярусная, на квадратном основании, верх – четырехгранный шатер со срезанными углами. Под шатром – ярус звона на аналогичном основании. Одновременно со строительством колокольни был переложен фронтон трапезной. Первый ярус колокольни перекрыт сводом. В момент своего сооружения западная и северная арки между пилонами первого яруса были открытыми3. Между южной парой пилонов изначально была стена с окошком. За нею – сохранившаяся деревянная лестница на второй ярус. Лестница занимает все пространство между пилонами и выводит сквозь люк в каменном своде. Второй ярус, также прямоугольный в плане, был перекрыт деревянным настилом. Двухпролетная деревянная лестница с площадкою на звоны не сохранилась.

Колокольня сложена из стандартного кирпича с прокладками белым камнем. Цоколь и карнизы – белокаменные. Колокольня, как и церковь, была оштукатурена.

Сохранность белокаменных элементов колокольни в целом высокая. Упали кирпичная главка с крестом и часть барабана с белокаменным карнизом.

Шатер колокольни с двумя ярусами слухов был покрыт железом. Сейчас это железо сгнило и облетело. Ограждения звонов утрачены. Утрачены скрытия карнизов.

 

XI. Полы.

Существующие полы битяговской церкви покрыты метлахской плиткой на цементе в 1903 г., как значится в надписи на церковном пороге. Под полом из метлахской плитки лежат полы из белокаменной лещади и изредка – древних могильных плит начала XVI века. Эти полы устроены в 80-х гг. XIX века. Изначально полы церкви, как значится в делах Московской Духовной Консистории (см. «Материалы», стр. 23) были деревянными. Конструкцию этих полов выяснить пока не удалось. В церквях этого времени реже встречаются полы дубовые в шашку, чаще – дощатые по деревянным лагам.

Наличие в храме деревянных полов может означать только то, что она вся была теплой. Однако опись 1689 г., как мы помним, говорит об обратном.

Впервые лещадные полы в Воскресенской церкви были устроены в конце XVIII века (см. «Материалы».)

В каждом из двух Битяговских храмов сохранилась одноступенчатая солея с амвоном и площадками под клиросы. В полу солеи остались столбики ломаных в плане поздних иконостасов. И солея, и иконостасы относятся к XIX веку.

На одной из надгробных плит нач. XVI в., встроенных в полы храма, высечено начальное «ЛЕТО».

 

XII. Отопление и печи.

В нач. ХХ в. (в 1903 г.) в храме было устроено калориферное отопление. Подвал для печи был вырыт в северо-западной половине трапезной, а вход в подвал с приямком – снаружи в углу между трапезной и колокольней. Под всеми полами, по всему периметру храма проходят выложенные стандартным кирпичом на глине духовые каналы.

В настоящее время перекрытие подвала на двутаврах обрушено, вход завален. Большинство каналов вскрыто местными ребятами.

Первоначальная отопительная система памятника реконструируется с трудом. Как говорилось, единственная достоверная печь для отопления церкви находилась в северо-западном углу трапезной. Она занимала часть угла и огромную стенную нишу в северной стене. Из-за наличия печи окна в западной стене первоначально не было. Печь какое-то время топилась изнутри, а позднее, возможно, снаружи. Других печей в первый период существования церкви в ней не было. Поскольку, по нашим данным, трапезная, где стояла печь, была общей обеим церквям, а обе церкви, в свою очередь, открыты в трапезную, остается неясным, каким образом Казанская церковь существовала в качестве «теплой» (как ее называет опись 1689 года). Совершенно очевидно, что тепло от печи должно было распространяться по всему храму. В справедливости наших подозрений мы убедились, познакомившись с планом битяговской церкви 1880-х годов, где трапезная показана перегороженной продольной стеной по оси запад-восток. Как показал наш шурф, эта стена нового происхождения и должна была способствовать удержанию тепла в Казанском приделе.

Осталось невыясненным, как были устроены оконные и дверные четверти храма. Последнее могло бы помочь точно установить пределы теплой церкви, ибо в теплых церквах четверти принято было делать деревянными.

Исследование отопительной системы памятника следует продолжить.

 

XIII. Кладбище и ограда.

При Воскресенской церкви можно видеть остатки кладбища XVIIIXIX вв. с пирамидальными, главным образом, памятниками. Все без исключения памятники повалены. От кладбищенской ограды не осталось ничего, кроме канавы и вала.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1) Центральная распалубка – над входом, и две боковых – над окнами. В распалубке возле северо-западного угла окна первоначально не было.

2) О времени создания луковиц судим по примененным в них гвоздям заводской штамповки.

3) Северная арка была заложена позднее полностью, а в западной устроена дверь.

 

 

3.

ПРОЕКТНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

по памятнику архитектуры XVIIXIX вв. –

ц. Воскресения в с. Битягове Домодедовского района Московской области.

 

Построенная в 1670–71 годах и дважды капитально перестроенная в 1687–89 и 1867–1889 годах, церковь Воскресения в с. Битягове Домодедовского р-на Московской области пришла в катастрофическое состояние.

Памятник стоит без крыш, своды придельного алтаря упали, карнизы интенсивно разрушаются. Церковь поросла лесом.

В целях выведения памятника из аварийного состояния и в целях укрепления и сохранения отдельных, представляющих художественный и научный интерес, архитектурных форм здания, предлагается провести реставрацию памятника в два этапа.

1-м этапом должно стать восстановление исключительно верхов здания, т.е. сводов, карнизов, кровель, глав и крестов, без вычинок стен, восстановления дверных и оконных проемов и интерьеров.

После завершения 1-го этапа (1-й очереди) реставрации и решения вопроса об использовании памятника необходимо подготовить 2-ой этап реставрационных работ с включением всех остальных объемов и восстановлением утраченных древних элементов.

1-й этап реставрации должен включать в себя:

1. Восстановление разрушенных деревянных глав пятиглавия Воскресенской церкви и главы Казанского придела с покрытием черным железом по древним образцам и окраской.

2. Восстановление разрушенной кирпичной главы колокольни из кирпича и белого камня.

3. Ремонт и установка всех 7-ми крестов памятника с окраскою их маслом.

4. Восстановление всех обветшавших карнизов древней части здания из стандартного и большемерного кирпича.

5. Восстановление стены между алтарями и рухнувшего алтарного свода из большемерного кирпича.

6. Восстановление кровель древней части памятника, покрытие оцинкованным железом по обрешетке с тесовыми свесами над карнизами здания.

7. Восстановление железного покрытия шатра и карнизов колокольни.

Кроме этих совершенно необходимых работ, на 1-ом этапе реставрации следует раскрыть и восстановить хотя бы одно из древних окон памятника. Это дало бы материал для реконструкции всех остальных окон, без которых памятник много теряет. Раскрытие и восстановление порталов вполне возможно отложить до осуществления 2-го этапа.

Побелку здания на 1-ом этапе реставрационных работ выполнять не следует, т.к. побелка невычиненных окон затруднит проведение требующего сложных исследований 2-го этапа реставрации.

Нe следует также восстанавливать дверные и оконные заполнения.

2-й этап реставрации должен включать:

1. Восстановление двенадцати древних окон памятника из тесаного кирпича (теска средней сложности).

2. Раскрытие и восстановление южного и северного древних порталов. Возможность их восстановления зависит целиком от результатов вскрытия поздних закладок, где предполагается найти материал разборок порталов. В случае отсутствия такового материала порталы следует заложить вновь.

3. Вычинку и восстановление стен памятника внутри и снаружи, включая все ниши и креповки.

Нет необходимости вычинивать только стены трапезной, т.к. их перекладки глубоки и необратимы. В трапезной следует раскрыть и восстановить только представляющую историко-архитектурный интерес печную нишу в ее северо-западном углу.

4. Необходимо восстановить белокаменные лещадные полы конца ХVIII в.

5. На 2-м этапе реставрации следует поставить и решить вопрос о понижении уровня карниза апсид, которые были надложены в XIX веке. Эта надкладка была вызвана поднятием карнизов трапезной, что, в свою очередь, сделалось необходимым ввиду перестройки трапезного свода. Возможно, что понижение карниза до древней отметки окажется эстетически целесообразным.

6. Ни в коем случае не следует вычинивать и восстанавливать архитектурные пояса барабанов и карнизы с кокошниками. Их сохранность высокая, их формы ясно читаются и без вычинок. Барабаны и карнизы следует выбелить по кладке.

7. Восстановление штукатурки колокольни.

8. Побелка древнего здания – по кладке, и колокольни – по штукатурке.

9. Восстановление деревянных лестниц и перекрытий колокольни.

10. Восстановление ограждений звона.

11. Восстановление дверных и оконных заполнений (дверных – ХIХ в., оконных – в формах ХVII в.)

12. Калориферный подвал следует засыпать, пробитый дверью фундамент – восстановить.

13. Необходимо разработать охранную зону памятника и решить судьбу могильных памятников.

На 2-м этапе реставрации целесообразно восстановить зеленую муравленую черепицу шести древних глав памятника.

 

 

4.

РЕСТАВРАЦИОННОЕ ЗАДАНИЕ

по памятнику архитектуры XVII–XIX вв. –

ц. Воскресения в с. Битягове Домодедовского р-на

Московской области

 

Церковь Воскресения в Битягове Домодедовского р-на Московской области построена в 1670–71 гг. в вотчине стольника Ивана Степановича Телепнева. Церковь сооружена в виде двух спаренных, равновеликих в плане церквей: основной – Воскресенской (холодной) и придельной (теплой) – во имя Казанской Божьей Матери, с обшей им поперечно ориентированной трапезной. Большая из двух церквей – Воскресенская – увенчана пятиглавием, придельная Казанская церковь – одноглавая. В древности храм имел колокольню. О формах последней в настоящее время ничего не известно. Первоначально оба храма были покрыты ярусами кокошников, а главы – муравленой черепицей.

В 1687–89 гг. церковь была реконструирована новым владельцем села кн. В.В. Голицыным. Посводное покрытие по кокошникам1 было заменено на четырехскатное, были пробиты дополнительные окна. В течение XIX столетия храм подвергался неоднократным поновлениям и перестройкам. Расширялись окна, закладывались двери, перед западным фасадом была построена новая колокольня и т.д.

В результате памятник дошел до нашего времени в сильно перестроенном виде. В нем растесаны все окна, уничтожены все дверные и оконные наличники, полностью реконструирован свод трапезной, расширены внутренние арки, разобрана стена между холодной и теплой церквями, перелицованы и надложены карнизы трапезной, полностью переложен центральный барабан пятиглавия. В конце XIX – начале XX века церковь была превращена в теплую посредством устройства калориферного отопления.

Несмотря на эти утраты, памятник сохранил в неприкосновенности некоторые ценные элементы своей древней архитектуры, прежде всего – первоначальные кокошники на чердаках обеих церквей и закладку 80-x годов XVII в. под четырехскатную кровлю с уникальными импостами между кокошниками из тесаного кирпича. Превосходно сохранился белокаменный цоколь храма и колонны между апсидами. Легко читаются срубленные оконные наличники, а весь материал разборок храмового декора встречается во вторичном употреблении тут же, на памятнике. Не поддаются реконструкции только два элемента: западный портал и древняя колокольня, что не может иметь принципиального значения.

За последние 50 лет памятник пришел в катастрофическое состояние: полностью утрачены кровли, обвалился алтарный свод Казанского придела, обрушено перекрытие калориферного подвала, осыпаются карнизы, утрачены оконные заполнения, упала центральная глава, наполовину уничтожены полы. Здание поросло лесом.

В целях сохранения ценного памятника древнерусского зодчества конца XVII в. необходимо произвести первоочередные реставрационные и противоаварийные работы:

1. Восстановить карнизы на древней части памятника.

2. Восстановить кровли и главы.

3. Поставить кресты.

4. Восстановить свод апсиды Казанского придела.

5. В целях получения денных о характере древних оконных проемов раскрыть западное окно трапезной и произвести его полное восстановление.

На данной стадии реставрационных работ не восстанавливать дверных и оконных заполнений, штукатурку XIX в. не возобновлять, побелку невычиненной части памятника не производить. Прямые скатные кровли памятника восстановить на 80-е годы XVII в., свесы кровель выполнить тесовыми с большим выносом, а сами кровли скрыть кровельным железом по обрешетке.

Рассмотреть возможность покрытия 6-ти глав церкви поливной черепицей по деревянным луковиным каркасам.

В процессе реставрационных работ произвести полное исследование памятника и выполнить проект его окончательной реставрации.

Предварительные работы завершить к концу 1981 года.

 

Вед. архитектор

В. Кавельмахер

 

ПРИМЕЧАНИЕ

 

1) В действительности покрытие Воскресенской церкви было комбинированным: оно сочетало покрытие по кокошникам с прямоскатной кровлей. Подробности см. в «Акте технического состояния» и «Краткой исторической записке».

 

 

ИЛЛЮСТРАЦИИ

 

 

1. Церковь Воскресения в Битягове. Вид с запада. Фото 1972 г.

 

 

 

2. Церковь Воскресения в Битягове. Вид с севера. Фото 1972 г.

 

 

 

3. Церковь Воскресения в Битягове. Вид с юга. Фото 1972 г.

 

 

 

4. Церковь Воскресения в Битягове. Вид с востока. Фото 1972 г.

 

 

 

5. Церковь Воскресения в Битягове. Вид с северо-востока. Фото 1972 г.

 

 

 

6. Церковь Воскресения в Битягове. Состояние четверика церкви в 1972 г. Вид с юго-запада.

 

 

 

7. Церковь Воскресения в Битягове. Современное состояние. Восточный фасад.

 

 

 

8. Фрагмент южного фасада. Виден срубленный наличник окна второго света.

 

 

 

9. Северный фасад Казанского придела. Общий вид.

 

 

 

10. Казанский придел. След древнего северного портала и след наличника древнего окна (левее).

 

 

 

11. След древнего наличника окна верхнего света на сев.стене Казанского придела.

 

 

 

12. Кокошники основного четверика Воскресенской церкви с закладкой под четырехскатную кровлю второго периода строительства. Западный фасад.

 

 

 

13. Раскрытие парапетной закладки между кокошниками основного четверика на западном фасаде.

 

 

 

14. Пятиглавие четверика Воскресенской церкви. Вид с запада.

 

 

 

15. Состояние юго-западного барабана Воскресенской церкви до раскрытия. Вид с запада.

 

 

 

16. Состояние барабана и главы Казанского придела до раскрытия кровли. Вид с запада.

 

 

 

17. Барабан Казанского придела в раскрытии. Вид с юга.

 

 

 

18. Барабан и постамент под барабаном Казанского придела. Вид с северо-запада на чердаке. Строительная система новой четырехскатной кровли опирается на барабан в прислонку.

 

 

 

19. Момент раскрытия 2-го яруса древних кокошников четверика Воскресенской церкви. Вид на юг. Центральный барабан переложен.

 

 

 

20. Кокошник 2-го яруса четверик Воскресенской церкви в раскрытии. Северная сторона четверика. Вид сверху на восток.

 

 

 

21. Второй западный кокошник 2-го яруса четверика Воскресенской церкви и остатки первоначальной парапетной стенки между ними. Вид сверху на запад.

 

 

 

22. Гребни кокошников 2-го яруса и парапетная стенка между ними на восточной стороне четверика в раскрытии. Вид сверху на юг.

 

 

 

23. Гребень кокошника и парапетной стены на восточной стороне четверика Воскресенской церкви. Впритык к юго-восточному барабану парапетная стена закругляется.

 

 

 

24. Свод кокошника 2-го яруса на западной стороне четверика и парапетной стены в раскрытии. Свод разломан деревенскими ребятами. Вид сверху.

 

 

25. Раскрытие чердака Казанского придела. Остатки полуразобранных кокошников Воскресенской церкви. Заложенные новой парапетной стеной при переходе на четырехскатное покрытие. Слева – барабан Казанского придела. Вид на юго-восток.

 

 

 

26. Остатки первоначального кокошника Воскресенской церкви на чердаке Казанского придела и две парапетных стены самого придела. Первая – древняя, и вторая, устроенная после его реконструкции. Вид на запад.

 

 

 

27. Остатки 1 яруса кокошников Воскресенской церкви в раскрытии. Вид на запад.

 

 

 

28. Западная стена трапезной и калориферный подвал в интерьере. Современное состояние. В углу трапезной, на западной стене, выше белокаменной кладки видны вертикальные швы – следы 3-х последовательно сменявших друг друга оконных откосов западного окна. Слева – западный вход в церковь.

 

 

 

29. Зондаж западного окна в северо-западном углу трапезной. Начало оконного откоса совпадает с гранью ниши XIX века. Третий кирпич сверху под побелкой – остаток паза оконной щеколды. Подоконник окна совпадал с обрезом белокаменной кладки. Правее ребра откоса – вертикальные следы еще двух откосов.

 

 

 

30. Южная стена трапезной в интерьере. Свод левого окна – древний. Видна срубленная консоль древней распалубки с обломанной связью. Пяты уничтоженных сводов залицованы. Слева – след поднутренной западной стены четверика.

 

 

 

31. Северная стена трапезной. Современное состояние. Видна срубленная консоль двойной распалубки. Слева от нее вертикальный шов – начало древней печной ниши, неоднократно перекладывавшейся. Окно устроено на месте древнего. Свод калориферного подвала обрушен.

 

 

 

32. Остатки западной стены Воскресенской церкви. Слева – Казанский придел. Справа – Воскресенский храм. Под новым сводом трапезной – след древней срубленной лопатки. Видны остатки древнего свода трапезной. Стена слева и справа растесана. Ведущие в церкви арки – XIX века. С лица стена поднутрена.

 

 

 

33. Остатки западной стены храма. Вид на северо-восток. На боковой грани видны остатки древней пяты арочного прохода в церковь. С лица стена поднутрена. Пята древнего трапезного свода частично сохранилась. Внутри стена выше пяты свода выложена белым камнем.

 

 

 

34. Шурф перед западной стеной храма в интерьере. Вид на северо-восток. Раскрыт фундамент продольной стены трапезной XIX в. Видны остатки лещадного пола.

 

 

 

35. Остатки продольной стены в интерьере трапезной. Возведена в XIX в. для утепления Казанского придела. Вид на юг.

Шурфом раскрыты габариты центрального пилона западной стены храма. Виден лещадный пол XIX в.

 

 

 

36. Верхняя часть стены между четвериками Воскресенского храма. Вид из основной церкви. Виден заложенный слуховой проем. Ниже – очертание огромной арки XIX в., устроенной после разборки нижней части стены.

 

 

 

37. Место упавшего свода апсиды Казанского придела. Ниже, между апсидами, стена была сломана и поставлена печь. Забутка в пазухе между сводами двух смежных апсид – из белокаменных блоков. Вверху – импост древней лопатки. Вид на юго-запад.

 

 

 

38. Могильные плиты нач. XVI века, использованные при устройстве лещадного пола в XIX веке.

 

 

 

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский