РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ В.В. КАВЕЛЬМАХЕРА

 

Источник Кавельмахер В.В. Памятник архитектуры XVII века – церковь Троицы в Троицком-Голенищеве. Рукопись. 1972 г. Все права сохранены.

Материал предоставлен библиотеке «РусАрх» С.В. Заграевским. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2017 г.

    

В.В. Кавельмахер

ПАМЯТНИК АРХИТЕКТУРЫ XVII ВЕКА – ЦЕРКОВЬ ТРОИЦЫ

В ТРОИЦКОМ-ГОЛЕНИЩЕВЕ

 

1. ИСТОРИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ

(использованы материалы, собранные Безруковой И.Н. и Сухановой Э.Н.)

 

Памятник архитектуры XVII века – патриаршая дворцовая церковь Троицы в селе Троицком-Голенищеве под Москвой (между Воробьевыми горами и Поклонной горой, ныне в черте Москвы) сооружена в 1644–1646 годах при патриархе Иосифе каменных дел подмастерьем Ларионом Михайловым Ушаковым по указу и чертежу государева подмастерья Антона Константинова (расходная книга по Патриаршему приказу 7152 (1644) г., № 32). Широко известной постройкой Л. Ушакова и А. Константинова с Б. Огурцовым и Г. Шарутиным является Теремной дворец в Московском Кремле (1635–36 г.), об общих чертах этих двух построек будет сказано ниже.

Настоящая церковь построена на месте существовавшей здесь деревянной клетской церкви во имя Живоначальной Троицы, а ранее Иоанно-Богословской церкви (Холмогоровы, Загородская десятина. М., 1886. С. 301). При постройке каменной церкви деревянная была перенесена в патриаршее село Троице-Сельцы (там же. С. 302)*

Село Троицкое-Голенищево являлось поместьем всероссийских митрополитов и московских патриархов, а с 1780 года принадлежало Дворцовой канцелярии. Князю Н.А. Долгорукову (родоначальнику Голенищевых-Кутузовых) это село принадлежало с 13 декабря 1729 г. по январь 1730 года (Мартынов А., Снегирев И. Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества. Изд. 2. Год второй. М., 1858. С. 38).

И. Кузнецов («Троицкая в селе Троицком-Голенищеве церковь», М., 1904. С. 8) приводит следующее описание церкви, составленное в 1701 году: «Троицкая церковь каменная шатровая с двумя приделами, с двух сторон: Ионы Митрополита да мученика Агапия, а на церкви и на приделах главы три спаяны железом, около церкви с двух сторон паперть, два рундука (две площадки). Эта паперть примыкала к трапезной части. Ионинского придела церковь, приделы и паперть крыты тесом, в них полы кирпичные. Над папертью (на трапезной) церкви каменная шатровая колокольня…»

Южная стена (очевидно, здесь ошибка, так как был расширен северный придел) древнего притвора (нартекс) была пробита на ширину 4-х сажен и против этого пролета сделан наружный выступ на две сажени, для теплого зимнего придела (Мартынов «Русская старина…». С. 34).

В расходной книге по патриаршему приказу 7152 (1647) г. № 32 довольно подробно указаны все расходы, связанные с постройкой этой церкви и все материалы, израсходованные на это строительство:

– кирпича (заготовляемого у Воробейских круч по Москве реке – 3 печи и 6 сараев Петра Филарета) было поставлено всего 367.600 штук на сумму 601 р. 18 алтын;

– железа «Тульского связного» – 200 пудов;

– железа «Свицкого прутового» (26 прутов) – 37 пудов 8 гривенок;

– две связи железа из Ондроньевского монастыря – 15 пудов;

– песок, доставлявшийся местными крестьянами в коробах, – 1000 коробов;

– для водяного взвода от реки Сетунь старостами Федькой Петровым и Степкой Ивановым куплены 20 бревен пятисаженных и 300 бревен трехсаженных да 10 ушатов да 100 шаек;

– на «ступу» для забивания свай и на сваи – 400 дубин;

– на кружало – 200 досок;

– для побелки церковных шатров извести – 4 ведра;

– на решето, чем известь месить – 4 деньги;

– работникам, что носили для мосту земли, – 2 рубля 30 алтын;

– подвязчику Ивашке Иванову, что он делал подвязи и желобы, на чем поднимали с Сетуни реки воду к церковному строению, – 1 рубль 16 алтын 4 деньги;

– да ему же за извозчика, за провоз – 2 алтына;

– работникам, которые подымали воду к тому каменному строению, – 4 рубля 22 алтына 4 деньги.

– за провоз 10 скоб на церковь на большой шатер – 10 алтын 2 деньги;

– кузнецу государева денежного двора Савве Иванову сыну Татаринову, что в село Троицкое к церковному и палатному каменному делу делать связи и подставки и решетки и оконные затворы и всякое железное дело на отделку в патриаршем железе, а делать то железное дело по указу Антона Константинова по уговору за дело по 2 алтына по 5 денег за пуд, за 120 пудов – 10 рублей 6 алтын;

– железные кресты делал кузнец Ивашка Клементьев – за 20 алтын;

– кузнецу, что делал к крестам 12 цепей, да в яблоки 8 обручей железных с перекрестки да 12 пробоев – 24 алтына;

– паяльщикам – паять четыре главы, кресты, закомарки и большие закомары     – 4 рубля 8 алтын;

– паяльщикам, что тот крест золотили, – 10 рублей;

– всего уплачено было за материал и работу при постройке церкви – 1352 рубля 27 алтын 2 денежки.

У Холмогоровых в «Загородной десятине» (с. 315) говорится: «А в тех церквах и в алтарях в окнах осьмнадцать оконниц белых, слюдяниц, да осьмнадцать решеток железных, у тех же церквей первые двери железные, да у настоящего алтаря у окошек три затвора железные». Там же приводится подробное описание внутреннего убранства церкви, всех имеющихся там икон и проч. (1701 год). В писании, починке икон, деисусов, царских дверей и др. принимали участие иконописцы Леонтий Остафьев, Яков Таранов и Федор Тимофеев. Каких-либо сведений о стенной росписи XVIIXIX веков найдено не было.

В «Ведомости о церкви....» причта Троице-Голенищевской церкви от июня 1813 года значится: «...церковь Троицы, каменная, в твердости стоит; внутри же настоящая – неприятелем весь иконостас с иконами и приборами и утварию церковною... выжжен, также и крыши все сожжены были, исправляются; для священнослужения вещей находится недостаточное количество».

У А. Мартынова («Русская старина...») есть такие указания:

– мысообразные кокошники («теремки»), венчающие основной четверик, прежде были покрыты черепицей;

– все окна, кроме решеток, закрывались еще железными ставнями;

– под северным приделом (мученика Агапия) и трапезной простираются каменные подвалы.

В достоверности этих сведений приходится сомневаться, принимая во внимание ранее приведенные данные и натурные обследования, во время которых не было найдено никаких следов черепичного покрытия, признаков существования железных ставен на окнах (кроме апсид), а также и какого-нибудь входа в подвалы, тем более что северный придел неоднократно перестраивался.

Первые сведения о ремонтах относятся к 1711 и 1728 годам, когда по распоряжению Синодального Дворцового Приказа приделы и трапезная покрывались новым тесом (И. Кузнецов. «Троицкая в селе Троицком-Голенищеве церковь»... С. 10). Из приведенных ранее выдержек следует, что большой ремонт церкви Троицы проводился после изгнания из Москвы французских войск, однако в те годы, вероятно, не было проведено никаких перестроек или других изменений первоначального облика.

В 1860 году (там же, с. 12–13) был проведен капитальный ремонт здания церкви с его реконструкцией, а именно:

– снесена первоначальная колокольня в северо-западном углу здания;

– расширен северный придел (за счет снесенной колокольни);

– сооружена новая колокольня и крытый переход от нее к церкви;

– перестроено южное крыльцо;

– сделаны новые оконные заполнения и изменены некоторые оконные проемы;

– переделан венчающий карниз под центральным шатром;

– все здание оштукатурено;

– шатры покрыты кровельным железом.

При последующих ремонтах (в конце XIX – начале XX вв.) известковая штукатурка во многих местах была заменена на цементную.

В 1898–99 гг. во всей церкви было устроено духовое (калориферное) отопление (там же, с. 13) в подвальном помещении под трапезной с кирпичной трубой у северо-западного угла центрального четверика, а также переделаны все полы.

В 1903 г. был расписан Агапиевский придел «в старом вкусе», а вскоре и вся церковь (там же, стр. 14).

Во время Великой Отечественной войны (1941–43 гг.) в центральном шатре был устроен наблюдательный пункт, для чего сооружено деревянное перекрытие, и вход на 2-й этаж устроен через западное окно четверика (без его растески), а в подвале (котельной калориферного отопления) оборудовано газоубежище.

 

* В 1971 г. при работах в приделе Агапия был обнаружен кирпичный пол в елочку на ребре из маломерного кирпича 21х10х4,5–5 см, вторичного употребления. Кроме того, обломки этого кирпича встречаются повсюду в кладке церкви, в забутовке. Таким образом, не исключена возможность существования на этом месте до 1644 г. неизвестной нам каменной церкви, тоже дворцовой, выполненной из алевизовского кирпича.

 

II. ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ И АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

 

Мартынов А., Снегирев И. Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества. Издание второе. Год второй. М., 1858.

Стр. 33.

Церковь в подмосковном селе Троицком-Голенищеве. Этот древний храм в честь Живоначальной Троицы, стоит между горами Воробьевыми и Поклонною, на косогоре, окруженном с одной стороны Голенищевским оврагом, а с другой речкой Сетунью; он теперь приходский села Троицкого-Голенищева в Загородской десятине. Прежде это село было поместьем Всероссийских митрополитов и Московских патриархов, вотчиною дома Пресвятыя Богородицы, потом Синодального Правления, а теперь принадлежит ведомству Палат «Государственных» имуществ.

С XIV века место сие, по сказанию Софийского временника, тихое, безмятежное и покойное, окруженное лесами, прославилось пребыванием св. Киприана Митрополита, как увидим далее.

Стр. 34.

Первая здесь церковь, опришная, сего знаменитого иерарха, во имя Трех Вселенских Святителей, вероятно, была деревянная при его дворе. По преданию, она стояла сначала в деревне Матвеевской, где видны еще следы старого кладбища и часовня на месте церкви. Теперешняя каменная в селе Троицком, построена в 1644 г., каменных дел мастером Иларионом Михайловым Ушаковым, по чертежу государева подмастерья Анишка Константинова.

Первоначальный склад (план) сего храма был Византийский в малом размере: с трех сторон западной, южной и северной, вместо трапезы, настоящая церковь, была окружена притвором (нартекс). Но впоследствии, южная стена древняго притвора пробита на ширину 4-х сажен с небольшим, и против этого пролета сделан наружу выступ на две сажени, для теплого зимняго придела.

Шпилевые формы масс, составляющих три вершины храпа, кроме колокольни, также крутые по сторонам фронтон, ясно выражают климатическую местность снежного и дождливого севера.

Во всех древних массах, формах и украшениях, которые остались после разных переделок, видна тщательная работа, заботливость о прочности и выражении архитектонической красоты. Тремя престолами на восток образуются три символических полукружия, усвоенные себя церковным зодчеством.

Стр. 35.

Симметрия восточной части храма нарушается в западной, где, как сказано выше, шатровая колокольня приставлена к ее углу. Малые главы над тремя шатрами трех церквей, соответствующих числом своим имени и знаменованию храма, осенены осмичастными крестами нового стиля; но древний железный, четверочастный с полумесяцем возвышается над святыми воротами каменной ограды, окружающей погост, где попадается древние надгробные камни с полуистертыми надписями.

Внешние стены главной церкви разделены вдавшимися лопатками, под одну кладку, на три половины, кверху замкнутые мысообразными кокошниками или теремками, на коих прежде лежала черепичная кровля, а теперь они подделаны досками, на кои свешивается железная кровля: из этих кокошников выступает квадрат с заделанными окнами, а над ним пирамидальный шатер, покрытый железом, с лестницей ко кресту. По обе стороны главного алтаря придельные церкви также с шатровыми верхами, в коих выдаются пролеты. Цоколь из белого камня с двойным пояском из кирпича.

Как во внешности, так и во внутренности заметны следы поновлений и переделок сего храма, испытавшего силу времени и пожаров.

Стр. 36.

Из паперти, примыкающей к обоим приделам, ведут в главную церковь Живоначальной Троицы трое входных дверей с каменными архивольтами и с железными створами. По устройству своему, храм походит на соборную, какою была при Всероссийских Митрополитах и Патриархах. Внутренность ее довольно просторна и освещается окнами с широкими отливами; пробои в их откосах показывают, что окна, кроме железных решеток, закрывались еще железными ставнями, для предохранения от пожара. Над четырьмя наддугами идет ряд консолей, поддерживающих карту трибуна, образующего воронку. На выбеленных стенах не видно следов стенописи; но их украшают несколько старинных икон, между коими замечателен точный список с чудотворного Спасителя на Спасских воротах Московского кремля. Как церковь эта была сожжена неприятелями в 1812 году и обращена с северным приделом в коношни: то пятиярусный ее иконостас новый; но иконы большею частью, древние, поновленные, уцелевшие в то время у иконописца, который их поправлял у себя на дому. От древнего иконостаса царские двери узорочной резьбы с иконописными клеймами сохранились в Ризнеложенской церкви Патриаршего двора, куда поступили еще в 1648 г.

Стр. 37.

Теперь они составляют украшение Распятской церкви в Кремлевском дворце и вместе свидетельство, что в начале XVI века Троицко-Голенищевский храм был вновь построен. Перед иконостасом висит старинное медное паникадило с голубем вверху, приклад патриарший. Но места святительского нет, какие находились в патриарших церквах.

Полукруглый алтарь, возвышающийся на две ступени над помостом храма, освещается тремя окнами с дугообразными перемычками. Из подписи на антиминсе значится, что он освящен 1816 года, октября 29, по благословению Преосвященного Августина.

Как в алтаре, так и в храме пол выстлан лещадью, вместо настилки тонким кирпичом в елку ребром, какая осталась еще на помосте паперти.

Стр. 38.

Из южных дверей входим в южный придел, посвященный святителю Ионе Митрополиту. Как в 1812 году св. мощи его сохранились неприкосновенными и неподвижными в Успенском соборе, так и здесь престол во имя его тогда уцелел от пожаров. В алтарном его иконостасе... образ Спасителя, с деяниями, писанный в начале XVII века; в числе их представляются вид древнего Московского Кремля и Успенского собора, чудесное исцеление дщери в.кн. Вас. Дмитриевича и неверовавшего боярина Василия из рода Кутузовых, которые впоследствии присвоили себе прозвание Голенищевых, соименное этому селу... Царские врата со столпцами замечательны древностью формы и отчетливостью иконного письма, так равно отсутствием известных символов при четырех евангелистах. Вероятно, образа сии произведение патриарших иконописцев... Пред иконостасом висит медное паникадило с двухглавым орлом, так как и в северном приделе: его оклад царский.

В тесном алтаре одно только узкое окно; жертвенник помешен в углублении стены. Судя по арке, от коей сделан отступ для иконостаса, видно, что прежде алтарь был еще меньше.

Из северных дверей главного храма, переходя в трапезу, вступаем в придел, отделенный от нас аркой. Здесь престол во имя св.муч. Агапия... неизвестно, кем, когда и по какому случаю устроенный.

Стр. 40.

Алтарный иконостас и образа в нем нового писания; жертвенник также в углублении стены. По сказанию старого причетника, найденный под престолом холщевый антиминс показал, что придел сей существовал более трех веков. На стенах трапезы, где прежде были кельи, поставлены некоторые древние сконы… Под сим приделом и трапезою простираются каменные подвалы, где, говорят, прежде погребались тела усопших.

Мы тщетно искали во всех трех церквах образа святителя Киприана, любившего уединяться в этот святой приют, где сей ученый болгар, современник Донского, писал житие своего предместника Первосвятителя Петра, где переводил церковные книги с греческого на славянорусский, между прочим и Кормчую книгу, положил основание Летописи русской и степенным книгам…

Стр. 41.

Вызванный в Москву 1390 г. сыном Донского, он более пребывал в селе своем на Голенищеве и оставлял его только тогда, когда призывали в столицу дела церкви и Отечества. Степенная книга, дополненная всероссийскими митрополитами Макарием и Афанасием, нам вернее опишет св. Киприана в этом приюте, освященном духовными и учеными его подвигами:

«Пребывая в своем селе на Голенищеве, между двою рек Сетуни и Раменки, где же тогда бысть обе полы лес мног, иде же есть церковь Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустаго, и пребывая тамо, епископы и попы ставляше, идеже и книги своею рукою писаше и мигие святые книги с греческого на русский преложи и довольно писания к польде нам остави и великого чудотворца Петра Митрополита житие написа…»

Стр. 42.

В XVII веке на Голенищеве существовал двор московских патриархов, которые живали в нем летнею порою и в здешней церкви священнодействовали. Дела Синодального Правления 1752 года сообщают нам описание в таких словах: «Дворец, а в нем палаты каменные в один апартамент с крыльцом прихожим на четырех столбах, с шатровым верхом, палата скатертная черная, палата дворянская, палата певческая с каменным крыльцом, палата посольская, где живал посольский старец, казенная палата. Над вышеописанными палатами каменными покои деревянные в два апартамента, были кельи святейшего Патриарха, приспешня, поварня, при церкви богадельня ветхая». Из описи также Правления 1744 года видно, что этот «Патриарший дворец огороден был с приезду, с передней и левой сторон каменными стенами с башнями». Старожилы лет за сорок назад тому помнили его. Теперь на месте святительского дворца, против западных дверей церкви, за оградою, стоит деревянный, уже ветхий домик. На южном холме перед церковью, где теперь берут глину, прежде был Патриарший плодовый сад… Сад окружали риги и гумны.

Стр. 43.

От церкви и Поповского луга простирались на три версты пруды с рыбою... Из царских выходов видим, что 1666 и 1675 г. царь Алексей Михайлович ходил к обедни из села Воробьева в Патриаршее Троицкое, и др. цари (Федор Алексеевич)…

Стр. 44.

В этом дворцовом митрополичьем селе «запрещено было становиться князьям, боярам, воеводам ратным и всяким ездокам, брать кормы, подводы и проводников» (жал. гр. 1504 г. Иоанна III).

 

Грабарь И. История русского искусства. М., 1910–1913. Т. II.

Стр. 83.

Троице-Голенищевский храм бывшего поместья Митрополитов и Патриархов всероссийских построен по плану, близкому к Медведковской церкви, но не имеет подклета. Обладает декоративными и конструктивными формами, свойственными «шатрам» на четверике.

Стр. 84.

Голенищевский храм имеет некоторые особенности, а именно обработку фасадных стен приделов фронтонами, повторяя основной мотив новгородско-псковских церквей. Другая особенность – это убранство окон-люкарн придельных шатров, вместо фронтонников, полукруглыми кокошниками, что дает уже развитие обработки окон, вводя их, а вместе и самый храм в круг построек 17-го века.* Отметим сходство внутренних машикули Голенищевского храма, введенных для уменьшения ширин шатрового восьмерика, с машикули Беседской церкви** и в особенности с машикули нижегородского Архангельского собора. Другой трехшатровый храм, сходный по приему расстановки шатров с Голенищевским, находится в Алексеевском монастыре Углича. Этот «дивный храм», как значится в церковных летописях, сооружен в 1628 году.

 

* Время сооружения храма неизвестно. Обработка его несколько сходна с обработкой Беседской церкви, но позднее ее. Это обнаруживается введением в карниз главного шатра, кроме машикули еще ряда их, выродившихся в зубчики.

** В полукруглых машикули Беседской церкви введены голосники.

 

Подмосковная старина. Издание А. Мартынова. Рисунки Н. Мартынова. М., 1889.

Стр. 39.

Село Троицкое-Голенищево.

Здесь древний храм сооружен в честь Живоначальной Троицы, он стоит между горами Воробьевыми и Поклонною, на косогоре, окруженном с одной стороны Голенищевским оврагом, а с другой речкою Сетунью: он теперь приходский села Троицкого-Голенищева в Загородской десятине. Прежде это село было домовым всероссийских митрополитов и московских патриархов, вотчиною дома Пресвятыя Богородицы, потом Синодального Правления, а теперь принадлежит ведомству Палаты Государственных Имуществ. С XIV века место сие, по сказанию Софийского временника, тихое, безмятежное и покойное, окруженное лесами, прославилось пребыванием св. Киприана митрополита, как увидим далее.

Первая здесь церковь, опришная, сего знаменитого иерарха во имя Трех Вселенских Святителей, вероятно, была деревянная при его дворе. По преданию, она сперва стояла в деревне Матвеевской, где видны еще следы старого кладбища, тут же и горка, близ деревни Каменная Плотина или Пруды, носит название Трехсвятской. В писцовых книгах 7133 (1627 г.) говорится: «великого государя святейшего патриарха Филарета Никитича Московского и всея Руси, вотчина село Троицкое-Голенищево, а в селе церковь Живоначальная Троицы, да в пределе Леонтия Ростовского чудотворца дровяна, клецки, а в церкви образы и свечи и книги и на колокольнице колокола и всякое церковное строенье государево патриаршее».

Теперешняя каменная в селе Троицком церковь св. Троицы с приделами и патриарший каменный дом построен в 1644 г., при патриархе Иосифе, каменных дел подмастерьем Илларионом Михайловым Ушаковым, по чертежу государева подмастерья Антона Константинова.

Первоначальный оклад (план – В.К,) сего храма был византийским, с трех сторон западной, южной и северной, вместо трапезы, настоящая церковь была окружена притворой. Но впоследствии южная стена древнего притвора пробита на ширину 4-х сажен с небольшим, и против этого пролета сделан наружу выступ на две сажени, для теплого зимнего придела.

Шпилевые формы масс, составляющих три вершины храма, кроме колокольни, также крутые по сторонам фронтоны, соответствуют климатической местности снежного и дождливого севера. Во всех древних массах, формах и украшениях, которые уцелели после разных переделок, видна тщательная работа, заботливость о прочности и выражении архитектонической красоты. Тремя престолами на восток образуются три символические полукружия…

Симметрия восточной части храма нарушается в западной, где, как сказано выше, метровая колокольня приставлена к ее углу... На погосте попадаются древние надгробные камни, из коих один означен 7154 (1646) годом.

Стр. 41.

В 1780 году все... строения были проданы от Государственной Коллегии Экономии за 1652 рубля.

В 1729 году декабря 13 село Троицкое-Голенищево пожаловано со всеми к нему деревнями и принадлежностями в вечное владение обер-камергеру князю Ивану Алексеевичу Долгорукову. а в 1730 г. отписано было на Е.И.В., и указом 25 июля 1731 г. повелено все доходы, как денежные, так и хлебные и прочие собирать в дворцовую канцелярию. В 1730-м году это село заключало в себе двор помещиков, двор конюшей и т.д.

 

ЦГАМ, ф. 203, оп. 440, ед. хр. 452, 1858–1860. Дело о доставлении сведений Московской палаты Гос. имуществ относительно устройства колокольни в с. Троицком-Голенищеве.

Л. 9.

Ныне находящаяся колокольня от времени пришла в ветхость, что доказывается неоднократным ее исправлением, как известно, с 1828 г., а именно: в 1826 г. исправлены на ней все карнизы; в 1829 году колокольная шейка, по долговременности приведшая в ветхость, находящаяся на ней глава и крест опасно качавшийся были починены; 1841 года колокольный шпиль, шейка и глава, снесенные сильным ветром, были вновь исправлены; в 1851 году обломавшиеся карнизы и крыша починены, а каменные стены при самом основании исправлены белым камнем и кирпичом; в настоящем 1858 г. колокольня, довольно осевшая, имеет трещины; балка, на которой повешен большой колокол, качается и угрожает падением; во время дождей вода, впадая в окна колокольни, по деревянным ступеням лестницы протекает в паперть и повреждает сыростью стену придельного теплого храма св. мученика Агапия, почему на исправление ныне существующей колокольни требуется немалые издержки суммы, а между тем колокольня будет непрочна, нимало не соответствуя своею величиною всему храму, который значительно и очень много выше колокольни; примыкая же к углу церкви с северо-западной стороны, не имеет соответствующей себе башни с юго-западной стороны.

Л. 41. об.

Прихожане Троицкой ц-ви возымели усердное желание... построить новую каменную колокольню по плану и фасаду, составленному приспособительно к характеру архитектуры самого здания церкви, и вместе с тем, для полноты и округления церковного здания, а равно и для более удобного помещения прихожан при богослужении в зимнее время, здание теплой церкви, смежное с существующей ныне колокольнею и по числу прихожан недовольно поместительное, распространить пристройкою к западу на такое расстояние, какое занимает ныне существующая смежная с церковью колокольня, как предположено по плану: новую же колокольню поместить от здания церкви на расстоянии 5 сажен, дабы, таким образом, в случае увеличения числа прихожан не лишить их возможности, распространить по мере надобности примыкающую ныне к колокольне трапезу...

 

Кузнецов И. Троицкая в с. Троицком-Голенищеве Моск. уезда церковь. М., 1904.

Стр. 11.

До самого последнего времени теплым храмом был один Агапиевскнй придел, а другой придел и главный храм не отеплялись. Теснота Агапиевского придела, где совершалось богослужение большую часть года, заставила расширить его притвор-трапезу постройкой с северной и западной сторон – в 1860 г., причем смежная с прежней западной стеной Агапиевского придела шатровая колокольня была сломана* и отнесена к западу на 5 саж. и поставлена против западных врат Троицкого храма. (Шатровый верх Троицкой паперти уничтожен был, кажется, еще раньше). В конце южной стены расширенной трапезы была сделана дверь, через которую с крытой паперти входили в Агапиевский придел…

 

*Колокольня эта по описи 1701 г. была над трапезной, или, вернее, над папертью Троицкого храма; когда она перенесена была к сев.-западу, к Агапьевскому приделу, – указаний нет.

 

ЦГАМ, ф. 203, оп. 754, ед. хр. 1159. Дело о ветхости Троицкой церкви в Троице-Голенищеве, 1786–1787 гг.

Л. 2.

На поминаемой Троицкой церкви деревянная крышка (крыша – В.К.) подлинно приходит в ветхость, а на приделах Ионы Митрополита и Агапия Мученика, хотя и деревянная же крышка, но в твердости, во святом алтаре по правую сторону по стене сквозь свод одним местом течь показывается, и как в церкви, так и в трапезе на полу кирпичном в некоторых местах вытерлось небольшими ямками и во святом алтаре в деревянном штучном полу некоторые штуки расшатались, об исправлении тех ветхостей от благочинного ему, священнику, и приходским людям хотя подтверждаемо и было, но оные ветхости не исправлены за неприуготовлением по причине наступившего тогда осеннего времени материалов; а как ныне материал состоит в готовности, то и объявленные ветхости починкою кровли в нынешнее зимнее, а пол в предбудущее вешнее время возобновить он, священник, обязуется…»

Февраль 1787 г.

 

III. АРХИТЕКТУРНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

 

Церковь Троицы явилась одной из последних каменных шатровых церквей на Руси, так как в середине XVII века строительство шатровых церквей было запрещено.

Каменные церкви с шатровыми завершениями наиболее характерны для XVI и 1-й половины XVII вв.

Наряду с большим количеством одношатровых каменных церквей, получили распространение и трехшатровые: с шатрами установленными, на одном основании и на трех самостоятельных объемах. Последние явились символическим изображением «святой Троицы», в честь которой они и воздвигались. Эта группировка является более древней, чем первая, и часто встречается в деревянных церквях.

Церковь Троицы в селе Троицком-Голенищеве является типичной для шатровых церквей на четверике, но имеет некоторые особенности, не встречавшиеся в других церквях этого типа.

1) Большая строгость и сдержанность форм и декоративного убранства, более характерные для русского зодчества XVI века, в частности, для деревянной архитектуры, послужившей прототипом этой церкви, а также лишний раз подчеркивающие расположение ее в стороне от городского шума и суеты, в стороне от бурно расцветающей парадности и пышности крупных городов и столицы российского государства, в тихой и укромной вотчине московских патриархов. Тут следует отметить такие детали:

– наличники были выполнены только во входных дверях основного храма, все же остальные дверные и оконные проемы (кроме люкарн малых шатров) не имеет никаких наличников и декора;

– все декоративное убранство церкви очень сдержанное и простое, набрано из пяти типов тесаного кирпича, включение которого в кокошники, карнизы и проч. относительно очень невелико;

– центральный шатер не имеет у своего основания кокошников, так характерных для большинства каменных шатровых церквей. Это позволило решить шатер более монументальным и строгим, он очень близок по контуру к деревянным шатрам, но облегчен квадратными гуртами.

Такое решение каменного шатра с гуртами и без кокошников, а с полицей, в церковной архитектуре не встречается.

2) Убранство малых шатров очень своеобразное и оригинальное, так:

– раскрытые окна восьмериков имеют форму бойниц в зубцах крепостных стен;

– люкарны шатров декорированы кокошниками, которые имеют очертание не «теремков», а стрельчатых арок.

3) Переход от четвериков к восьмерикам малых шатров оформлен фронтонами, которые повторяют новгородско-псковские мотивы. Очень близкое решение можно видеть в колокольне Антониево-Сийского монастыря.

4) Очень своеобразно и необычно решен венчающий карниз трапезной и паперти без раскреповок при большом количестве лопаток и уступов стены.

В том, что паперти и трапезная построены одновременно со всей церковью, сомневаться нет никаких оснований, судя по приведенному выше описанию церкви от 1701 г., а также по данным натурных обследований.

5) По своему плановому решению церковь Троицы восходит к деревянным церквям и постройкам XVXVI вв., таким, как Благовещенский собор в Московском кремле, церковь Троицы в Доможирке, церковь Преображения в Вязьме, церковь Покрова в Рубцове, церковь Покрова в Медведкове, и представляет собой квадратный объем основной церкви с примыкающими к его восточным углам двух малых придельных объемов и опоясывающую центральный объем с трех сторон галерею-паперть (трапезную).

6) Первоначально церковь Троицы была сооружена как центричный объем, но с ассиметричным решением. Во всех известных нам постройках XVIXVII вв. с несколькими шатрами строго выдерживалась симметрия постановкой малых шатров вокруг центрального на основных осях плана, или смещение двух придельных шатров к востоку или западу от центра. Два малых шатра церкви Троицы так и поставлены – со смещением на восток, образуя полную симметрию восточного фасада. Однако это часто встречающееся решение полностью нарушено постановкой первоначальной колокольни у северо-западного угла центрального четверика. Возможно, что эта ассимметрия вызвана и подкреплена своеобразной планировкой не сохранившегося до наших дней дворца.

Интересно отметить, что при наличии вычерченного проекта здание сооружено с большими перекосами и смещениями, особенно в плане, северный и южный шатры при одинаковом решении имеют разные размеры, так же, как и отдельные окна.

Говоря о целом ряде аналогичных построек, послуживших прототипом для церкви Троицы, надо упомянуть о Благовещенском соборе в Московском Кремле 1484–1579 годов, а именно о сходстве их планового решения и общего архитектурного облика.

Из церквей, послуживших прямыми прототипами церкви Троицы, можно назвать следующие:

– деревянная церковь Климента в селе Уна Архангельской области (1501 год) с шатром, установленным на восьмерик, четвериком, завершенным «бочками», малыми главками, установленными вокруг центральной, а так же аналогичной схемой плана.

– деревянная церковь Успения в селе Сулунда Архангельской области XVII века с теми же особенностями.

 

IV. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

 

При подготовке настоящего проекта, кроме изложенных выше литературных и архивных исследований, в конце 50-х годов XX в., а также в 1970–71 гг., были проведены детальные и тщательные натурные исследования с выполнением большого количества зондажей и ряда шурфов, в результате которых рисуется следующая картина:

Здание церкви Троицы, построенное в 1644–1646 гг. по чертежу Антона Константинова, выложено из красного обожженного кирпича размером 7–7,5х12,5–14х25–27 см. Первоначально здание было не оштукатурено, а побелено.

В плане церковь представляет собой основной (центральный) квадратный объем, незначительно вытянутый с севера на юг, с тремя одинаковыми порталами и большим алтарем. К центральной апсиде примыкают две малые с квадратными приделами – южным во имя патриарха Ионы и северным во имя мученика Агапия.

К центральному объему с трех сторон примыкало гульбище в виде открытой аркады. На его северо-западном углу первоначально была сооружена колокольня, архитектурный облик которой можно представить только по очень схематичному обмеру XIX века.

Первоначально церковь имела, скорее всего, 3 входа без крылец прямо на гульбище со всех трех фасадов.

Что касается колокольни, то есть подозрение, что она не имела специального четверикового основания, а стояла прямо на сводах гульбища. Так, в прошении о сносе колокольни не упоминается обычная внутристенная лестница, а идет речь о деревянной лестнице с деревянными ступенями.

В конце XVII – начале XVIII вв. гульбище между северным приделом и первоначальной колокольней было расширено на север почти вдвое и превращено в теплую паперть-трапезную. Придел Агапия был перекрыт сводом.

Кроме несохранившейся колокольни, церковь состояла из центрального шатра на четверике и восьмерике высотой 31 метр (без креста) и двух малых аналогичных шатров над южным и северным приделами высотой 20 метров и 19,5 метров.

В 1860 г. первоначальная колокольня была снесена, еще более расширена северная паперть, сооружена новая колокольня с использованием архитектурных мотивов церкви и переход от нее к центральному объему перекрытый ложным дощатым сводом с внешним подражанием архитектуре первоначальной галереи. Входы в церковь организованы так: один – через колокольню, два – через поздний переход, и один (очевидно, основной) – через паперть южного придела, крыльцо которого несколько раз перестраивалось.

Судя по приведенным описаниям, под фундаменты церкви забито около 400 дубовых свай. При постройке церкви площадка холма была спланирована за счет насыпного грунта. По внешним признакам, в настоящее время грунты находятся в хорошем состоянии и, несмотря на крутые откосы (особенно с северной и юго-западной сторон) оползням не подвержены. Грунты на территории, прилегавшей к церкви, имеют большие включения глины, а спланированный участок холма, где сооружена церковь, имеет под тонким слоем растительного грунта около 0,6 метра супесков. Конструктивное решение церкви аналогично другим церквам этого типа. Центральная и придельные церкви перекрыты кирпичными шатрами, галерея и алтари – сводами. В массив кирпичной кладки стен заложены кованые железные связи.

Техническое состояние конструкций всей церкви в настоящее время вполне удовлетворительное. В некоторых местах в кирпичной кладке имеются незначительные трещины, не нарушающие нормальную работу конструкций. Во всем здании имеется только одна значительная вертикальная трещина в кирпичной кладке стены западного фасада четверика и восьмерика северного придела. Судя по участку трещины, отремонтированному в начале XIX века, за последние 50 лет эта трещина не прогрессирует. От дальнейшего распространения на шатер ее удерживает сильное кольцо кованых связей, уложенное в поясе кокошников у перехода от восьмерика к шатру.

Цоколь церкви выложен в нижней его части из белокаменных плит, а выше – из тесаного кирпича, образующего декоративный пояс. Интересно отметить несоблюдение горизонтальности этого пояса, так весь северо-восточный угол цоколя опущен по отношению ко всему цоколю на 30–35 см.

Галерея, окружающая центральный объем, очевидно первоначально была открытой, так как профилированные завершения столбов аркады явно срублены для установки более поздних оконных заполнений.

Галерея, кроме профилированных завершений столбов, украшена ширинками по всему ее парапету (под окнами) и своеобразным карнизом из профилированного кирпича.

Окна на апсидах не имеют декора. В неглубоких их нишах сохранилась металлические ставни. Окно северной апсиды полностью растесано и переложено.

Окно 1-го яруса придельной северной церкви заложено, южной придельной церкви – сильно искажено и превращено в дверь, по своему первоначальному облику эти два окна аналогичны окнам апсид.

Окна 2-го яруса в квадратных мелких нишах – арочные, небольшого размера (на северном фасаде заложены).

Четверики придельных церквей завершены фронтонами хороших пропорций с несложной профилировкой карнизов. По углам четверики оформлены лопатками, над которыми карниз раскрепован. На южном и северном фасадах лопатки несколько смещены от вертикали (верхняя их часть – по отношению к нижней).

Четверик центрального объема разбит на три части лопатками (пилястрами), имеющими схематизированные базы и капители из тесаного кирпича. Каждый фасад четверика завершен большими кокошниками формы «теремков». Так как небольшая часть южного и северного фасадов прикрыта четвериками придельных церквей, то соответствующие 2 пролета между лопатками сокращены, и завершающие их кокошники имеют несколько сплюснутую форму при сохранении их высоты и рисунка.

На трех фасадах четверика (кроме восточного) имеется по три окна, однако эти окна расположены так, что симметрия шага между ними рассчитана применительно к интерьеру, а на фасадах они оказались сдвинутыми к центру. Эти окна были сильно искажены при оштукатуривании здания очень большим наметом штукатурки и неправильной постановкой наружных переплетов. Нижняя часть окон северного фасада заложена на 3–4 ряда, так как пришлось поднять кровлю над расширенным северным приделом.

Над кокошниками центрального четверика расположен невысокий восьмерик, декорированный несколько богаче и мельче четверика. Углы восьмерика имеют плоские лопатки, раскреповка которых до венчающего карниза не доходит. Внизу восьмерик имеет подобие цоколя, так же, как и четверик с профилировкой, аналогичной цоколю галереи. Остальная плоскость стен восьмерика оформлена ширинками с небольшими сухариками в верхней ее части. В ширинках расположены 8 арочных узких окон (на каждом фасаде), их проемы в основном сохранились, но были растесаны для установки наружных оконных переплетов.

Венчающий карниз восьмерика был сильно искажен установкой дополнительного короба и большим наметом штукатурки. Первоначальный карниз имеет очень маленький вынос, а для усиления его светотени пространства между сухарями карниза заглублены. Переход от венчающего карниза восьмерика к шатру решен как широкая полица.

Восьмерики под малыми шатрами решены совершенно аналогично, но скромнее и проще. Окон на этих восьмериках расположено по четыре (по четырем сторонам света), окна также не имеют никакого декора, но их форма позаимствована из крепостной архитектуры, их верх перекрыт не арочками, как на центральном восьмерике, а одним рядом нависающих кирпичей и одним ложковым кирпичом сверху.

Переход от восьмериков к малым шатрам оформлен рядом декоративных круглых кокошников, по два на каждом фасаде (на фасадах, обращенных к центральному шатру, только по одному кокошнику).

Все три шатра (один большой и два малых) – одинакового очертания, довольно монументального и приземистого, близкого к очертаниям деревянных шатров. Шатры оформлены квадратными гуртами, как бы повторяющими лопатки, широко используемые в оформлении всей церкви. Центральный шатер более монументален и не имеет никакого декора, а два малых шатра решены более декоративными и узорчатыми. Над поясом кокошников (у основания шатров) расположены декоративные люкарны со своеобразными завершениями в виде стрельчатых арок (на всех 6 гранях).

Шатры завершаются однотипными луковичными главками. Шейки главок декорированы маленькими кокошниками (по одному на каждой грани), маленькими лопатками, образующими в своих промежутках подобие оконных проемов. Весь декор шеек на малых шатрах выполнен из тесаного кирпича типичных для этой церкви профилей, но со значительно меньшим выносом. Выполнение всех деталей шеек довольно небрежное, так кокошники шеек выложены из срубленных по толщине, но не вытесанных по форме кокошника кирпичей; в то же время более крупные кокошники у основания малых шатров выложены с подтеской кирпичей по форме. Такую особенность можно объяснить только расчетом на то, что кокошники на шейках глав более удалены от зрителя, а следовательно, на них менее заметны детали кладки.

Луковичные главы – кирпичные, первоначально были опаяны железом, при поздних ремонтах под железным покрытием на кирпич была наложена толстая цементная стяжка.

Все остальные покрытия кровель, карнизов, кокошников и др., а также всех шатров, в настоящее время выполнены из кровельного железа. Первоначально шатры не имели покрытия, а были побелены, все кокошники были опаяны железом, а все кровли первого яруса были тесовыми.

Под главами сохранились (возможно, первоначальные) подзоры, выполненные из кровельного железа.

Все здание в середине XIX века было оштукатурено, намет штукатурки от 2 до 5 см. При оштукатуривании был в основном повторен весь декор и характер профилировки, но грубой насечкой были сильно повреждены кирпичи (их лицо), особенно на карнизах.

Все оконные и дверные заполнения безусловно поздние, XIX века.

Интерьеры почти не имеют архитектурно-декоративного убранства, кроме трех порталов на дверных проемах центральной церкви и пояса машикулей у перехода от четверика к восьмерику, где также установлено два ряда голосников.

Роспись, сохранившаяся в интерьерах церкви, выполнена в ХХ веке и художественного интереса не представляет.

 

V. РАБОТЫ, НАМЕЧЕННЫЕ К ВЫПОЛНЕНИЮ ПО ЭСКИЗНОМУ ПРОЕКТУ

 

Настоящая реставрация является продолжением реставрации 1950-х годов и призвана завершить восстановление церкви Троицы ориентировочно к концу 1973 года.

Цель обеих реставраций – восстановление первоначального облика самой церкви с частичным сохранением элементов ансамбля 1860 года (в основном – колокольни).

Помимо во всех отношениях первоочередного дела – наружного восстановления древней церкви, принципиально важным представляется возвращение всему зданию первоначального плана. Для этого необходимо восстановить былую обособленность придельных церквей, вновь дать им порталы, разобрать ложный свод придела Агапия, восстановить часть гульбища под колокольней, раскрыть аркаду от закладок и застеклить ее. Исключение можно сделать только для теплой паперти начала XVIII века на северном фасаде.

При подобной ориентации реставрационных работ снос новой паперти на западе и южного крыльца становится совершенно необходимым. Особенно уродливой представляется западная паперть – «пуповина», связывающая церковь с новой колокольней. Эта ложнорусская колокольня вполне могла бы существовать в ансамбле в качестве отдельно стоящей.

Вопрос о переделке северо-западного угла храма может быть решен в случае удачных натурных исследований. Сроки выполнения этих исследований следует поставить в связь со сроками перевода здания на новую отопительную систему и ликвидацией котельной под западной папертью, или хотя бы только одной трубы этой котельной.

Документированное восстановление северо-западного угла паперти означает, в случае успеха, восстановление нижнего яруса древней колокольни и знаменует почти полное восстановление древнего плана выдающегося памятника.

 

Из числа работ, которые предполагалось выполнить по эскизному проекту арх. Недовича Н.Д. 1958 года, в конце 50-х годов были выполнены следующие:

1. Сбита новая штукатурка со стен храма.

2. Удалено железное покрытие шатров.

3. В большом объеме и на высоком уровне произведена вычинка фасадов (в основном на малых шатрах и на северном фасаде основного шатра), реставрирован декор кокошников, раскрыты окна малых восьмериков.

4. Произведено укрепление северного столпа с помощью ввода железной связи поперек четверика придела с севера на юг, а также сделана переборка в местах трещин. Работы велись на цементном растворе.

 

Работы, которые предстоит выполнить согласно настоящему проекту (включают невыполненные работы во проекту 1958 г.)

1. Довершить вычинку фасадов, начатую в конце 50-х годов.

2. Сделать наружную побелку всего здания (в том числе новой колокольни), побелить шатры.

3. Произвести снос южного крыльца согласно плановому заданию. Снести западную паперть (по согласованию).

4. Восстановить в первоначальном виде обе шатровые придельные церкви, восстановить порталы, разобрать новый свод в приделе Агапия.

5. Раскрыть аркаду от поздних закладок и застеклить ее. Сделать тамбуры при входах на паперть.

6. Восстановить интерьеры с побелкой стен.

7. Восстановить первоначальные полы в елочку из маломерного кирпича.

8. Вычинить главы, удалить с них цементную стяжку, дать белокаменные подкрестные яблоки, сделать новые железные кресты, позолотить их, главы покрыть металлическим покрытием с графитом.

9. Сделать деревянную кровлю в 2 теса с последующим покрытием железом в шашку. Над северной папертью кровлю опустить.

10. Покрыть металлом закомары.

11. Восстановить первоначальный карниз на теплой паперти. Восстановить теплую паперть в границах нач. XVIII века.

12. Удалить трубу котельной, переведя здание на новую отопительную систему.

13. Разработать проект восстановления первоначальной колокольни.

14. Произвести благоустройство территории.

15. Создать охранную зону.

 

ИЛЛЮСТРАЦИИ

 

 

Церковь Троицы. Вид с востока.

 

Церковь Троицы. Шатер в процессе реставрации.

 

Полица центрального шатра в момент ее реставрации после раскрытия.

 

Восточная грань восьмерика под центральным шатром в процессе реставрации.

 

Окно восьмерика под центральным шатром после реставрации.

 

Центральное окно четверика под центральным шатром (северный фасад) после снятия штукатурки.

 

Северный малый шатер до начала реставрации.

 

Южный малый шатер до начала реставрации.

 

Северо-западная грань южного шатра в процессе снятия штукатурки.

 

Состояние шейки (в штукатурке) главы южного шатра и малого северного кокошника.

 

Состояние кирпичной кладки западной грани северного шатра в момент раскрытия.

 

Венчающий карниз и кокошники под южным малым шатром после снятия штукатурки.

 

Восьмерик северного придела перед началом работ (западный фасад).

 

Северо-западный угол венчающего карниза с кокошниками (северный придел) в процессе работ.

 

Окно восточного фасада восьмерика (северный придел) после разборки закладок.

 

Окна апсид в момент снятия штукатурки.

 

Окна апсид после разборки закладок под подоконниками.

 

Левое окно средней апсиды после разборки закладок.

 

Южный фасад южного придела в процессе расчистки.

 

Южное крыльцо церкви после снятия штукатурки.

 

Примыкание южного крыльца к цокольной части галереи.

 

Южная галерея церкви (левее крыльца) после снятия штукатурки.

 

 

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский