РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

 

Источник: Конов А.П. К вопросу о возможной оборонительной схеме города г. Пскова времени князя Тимофея – Довмонта вт.пол. XIII в.  и нач. XIV в. Все права сохранены.

Материал предоставлен библиотеке «РусАрх» автором. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2018 г. 

 

   

А.П. Конов

К ВОПРОСУ О ВОЗМОЖНОЙ ОБОРОНИТЕЛЬНОЙ СХЕМЕ ГОРОДА Г. ПСКОВА

ВРЕМЕНИ КНЯЗЯ ТИМОФЕЯ – ДОВМОНТА ВТ. ПОЛ. XIII В.  И НАЧ. XIV В.

 

     В статье приведен краткий анализ современного состояния атрибуции отдельной территориальной части средневековой планировочной структуры г.Пскова вт.пол. XIII в.  – нач. XIV в.; предложена иная возможная планировочная cхема г.Пскова времени князя Довмонта на основании хорошо известных фактов формирования его оборонительных сооружений, а также известных аналогий городских укреплений других городов того же периода.

 

В исторической топонимике города Пскова есть термины «Довмонтов город» и «Довмонтова стена». При этом термин «Довмантова стена» известен нам из летописных текстов с 1388 года[1], а термин «Довмонтов город» или точнее «город Довмантова стена» только из документов XVII века[2].

Эти топонимы упомянуты в работах практически всех исследователей псковской истории.

Тем не менее, сегодня, мне не известно ни одной полновесно-обоснованной работы по формированию городской планировочной структуры города Пскова в целом. Нет сегодня и специальных, опять же, полновесных исследований по развитию его значительного фортификационного наследия, в то время как, по-моему, именно оборонительные сооружения, прежде всего, и сформировали как всю планировку города, так и отдельные его территории разных периодов, включая окружающие пространства на Запсковье и на Завеличьи.

Логика такого анализа невольно приводит к вопросу о том, что есть такое «Довмонтов город» и его стена в фортификационном смысле. А также и к вопросу о том, где же могла быть расположена эта отдельная «фортеция» в структуре города Пскова последней трети XIII века.

Такие вопросы лишь внешне кажутся странными, ведь давно известно, что территория т.н. «Довмонтова города» достаточно локализована историческими документальными свидетельствами и к этому в псковской историографии все «привыкли».

 Итак, известная нам  сегодня, территория т.н. «Довмонтова города»,  расположена в междуречье Псковы и Великой. Территория эта ограничена с севера Персями Крома, а с юга - сооруженной реставраторами во второй половине XX века, каменной стеной с башней т.н. «Святых ворот».

Существование городской каменной стены на этой линии невозможно опровергнуть. Археологические раскопы выявили два участка этой стены в западной её оконечности[3]. Иконографические источники XVII- XIX вв. фиксируют наличие некоей стены по этой линии[4]. Наконец письменные источники XVII- XVIII веков также и, хотя и противоречиво, но дают нам описание «города Домантова стена» и самой «Домантовой стены» именно в этом месте города[5], что, относительно согласуется и со многими летописными свидетельствами.

И всё же существуют исторические факты, косвенно указывающие на то, что в письменных документах XVII- XVIII веков может быть путаница, а сама крепостная стена, сооруженная при князе Довманте, могла существовать некогда несколько южнее и в совершенно ином виде.

 

Илл.1  Возможная гипотетическая схема развития города Пскова и его оборонительных сооружений во времени с использованием копии плана города 1730-х гг. (под цифрой два мною обозначена гипотетическая вторая крепостная стена города, которая и могла быть настоящей каменной стеной, построенной при князе Довмонте)

 

В своей статье от 2010 г. я уже приводил косвенную аргументацию подобного утверждения[6]. Задача настоящей статьи дать развернутое объяснение этой гипотезе.

Для этого, во-первых, нужно вспомнить, ещё раз, те фразы из Жития князя Довмонта и летописных текстов, где сказано о последней его битве с Немцами 4 марта 1299 г.

В обоих текстах упоминается о том, что князь «... с малою дружиною выехавъ…»[7] («…выехавъ с Иваном Дорогомиловичем и с мужи Псковичи…»[8]) к месту битвы «…на брезе..».

Очень важное слово - «выехавъ» - в этих текстах означает, по-моему, не что иное, как выход князя с дружиною на битву из территории собственно укрепленнного города на территорию посада, которую, согласно тем же текстам, немец уже «изгониша».

Битва происходила у храма Петра и Павла, на берегу реки Псковы и не иначе.

Сегодня нам известен только один храм Петра и Павла на берегу Псковы, датируемый 1373 г. и сооруженный, в своё время, тоже, согласно летописного сообщения, «на новом месте»[9].

Разумным будет допустить, что Прежний храм Петра и Павла, упомянутый в известии от 1299 года, находился тогда где то поблизости от, известной нам теперь, постройки, но, вряд ли, у нынешнего места с мостом на Запсковье. Случаи столь удаленного от начального местоположения переноса культового сооружения известны в Пскове, но крайне редки.

Ранний храм Петра и Павла в ходе битвы 1299 года мог значительно пострадать и, даже сгореть, ведь нам не известен материал его стен, как и подробности битвы.

О том, что князь «…выехавъ…» к месту битвы «…на брезе..» из укрепленного города на территорию непосредственно городского посада может косвенно свидетельствовать и сама запись о строительстве каменной стены 1309 г.: «…заложиша стену камену от святого Петра и Павла к Великой реце».[10]

     Из общего анализа формирования средневековых фортификационных сооружений нам понятно, что чаще всего это происходило путем модернизации прежних укреплений. Земляные укрепления, заменялись на дерево-земляные или каменно-земляные, последние заменялись на каменные и т.д. Ясно и то, что, скорее всего, линии обороны при модификациях сдвигались на, прежде удаленные, рубежи. Стена посада заменялась городской стеной, а бывшее «поле» приростало новым городским посадом к вновь укреплённому городу и с новым самостоятельным ограждающим укреплением.

Согласно этой логике можно достаточно обосновано предположить, что посадник Борис, как и его потомки в 1375 году, строил стену тоже вокруг всего, бывшего при князе Довманте, посада «…от святого Петра и Павла к Великой реце».

Если принять такую версию, то князь Довмонт для битвы с немцами, «выехав» из города на территорию посада, ими уже полоненного, где то поблизости от храма.

Так где же была та городская стена, из-за которой князь «выехавъ» и напал на немцев?

Принимая все вышеизложенное, допустимо сомнение, что стена, которую с 1388 г. стали именовать Довмонтовой, находилась слишком далеко от возможного места битвы. По этому в структуре города, вполне вероятно, могла быть ещё одна стена, не известная нам сегодня с фланговыми участками по берегам рек,  и к углам которой примыкало некое оборонительное сооружение, окружающего город, посада времени Довмонта (см.илл.1).  В свою очередь такая стена своими концами тоже примыкала к углам более ранней оборонительной системы (см.илл.1).

Теперь следует проверить эту гипотезу фактами.

Так о строительстве каменных стен Пскова из летописей мы впервые узнаем только в  1309 году, но скорее всего подобные оборонительные рубежи существовали в структуре псковских укреплений и ранее. Уже в 1066 году Всеслав полоцкий при осаде Пскова «пороками шибав», не добился желаемого результата, вероятнее всего по причинам надежной оборонительной системы города[11]. Ясно, что Всеслав использовал техническое средство для разрушения особо крепких городских укреплений, возможно каменных или частично каменных.

В 1239(40)-1243(44) гг. «…избиша Немцы… пскович 600 душ… и взяша Псков…и седоша… в Пскове три лета»[12]. Такая неудача через почти 200 лет после осады Всеслава, вполне могла подвигнуть псковичей вновь укрепить свои, по крайней мере каменно-земляные укрепления, которые, скорее всего, были повреждены в ходе военных действий.

А это означает, что и до Довмонта в городе могли существовать какие то, либо каменно-земляные, либо каменные оборонительные сооружения.

Отмечу наперед, что временные периоды ремонтов крепостных укреплений, позднее отмеченные в летописях, колеблются в пределах 20-40 и более лет.

Как известно, князь Довмонт «прибеже в Псков» через 24-26 лет после победы Александра, и как в местечко достаточно надежное для защиты своих будущих интересов.

Сам Довмонт прослужил Пскову тоже около 33 лет, что в свою очередь опять совпадает с, отмеченными нами выше, временными периодами неизбежной модификации или ремонта существующих фортеций. За время своего княжения Довмонт с псковичами вполне могли добавить укреплениям города ещё одну стену, впоследствии названную «Домантовой». Однако ни в одном документе кроме сметных росписей XVII века нам о её локализации ничего не известно. Примем во внимание и тот факт, что сведения XVII века о локализации, интересующего нас, объекта, вероятно, записаны уже не псковичами, а уже московскими чиновниками. Сведения в этих документах описывают стену и «город», сооруженные более 350- 400 лет ранее и, вполне, могут быть не точны по причинам их отсутствия в натуре.

Известие о пожаре 1320 года также не противоречит настоящей гипотезе. И даже, напротив, может служить дополнительным свидетельством для неё. «…Загореся от церкви святого Георгия, и погоре всё застенье…»[13]. Здесь интересно то, что в работе И.К.Лабутиной этот храм локализован «…в южной части площади В.И.Ленина, к западу от южного крыла здания Педагогического института», «…севернее церкви Михаила Архангела…», «…примерно на 60-65 саженей…».[14] Эта локализация храма Георгия располагается уже в границах той гипотетической «настоящей Довмантовой стены», о возможном существовании которой идет речь в данной статье.

В 1336 году опять «…пожар велик в Пскове…»; «…загорелося…от Воронца с Городца, и погоре Застенье все,…»[15]. Это известие опять не противоречит настоящей гипотезе, так как пожар мог поразить все «Застенья» в отсчете от «Персей» и «детинца»: и «затенье у «Персей», и гипотетическое «Довмонтово застенье», о котором идет речь, и новое 1309 года (бывший посад). То есть всё «застенье» с бывшим «Городцем» вместе. «Городцем» же в это время могли называть бывший посад, который не стал ещё городом в сознании современников.

«Перси» Пскова, скорее всего, очень долго были, по крайней мере, каменно-земляным укреплением, потому что только в 1393 году впервые названы в летописи каменной стеной[16]. Заметим, что это произошло уже после того как в городе появилась «четвертая» каменная стена.

В 1375 году псковичи заложили «4-оу стену камену…по старой стене; понеже была старая стенка зделана з дубом…около всего посада»[17].

Известие о сооружении четвертой городской стены тоже не противоречит настоящей гипотезе. Мы не знаем где находились первые три, а при известном понятии «Перси», как о самостоятельном и специфическом оборонительном сооружении, наша гипотетическая, и вполне возможная, городская стена логично укладывается в этот счет (см.илл.1).

Таким образом, ни одно из известных нам летописных свидетельств не противоречит нашей версии о возможном существовании дополнительной каменной стены в системе оборонительных сооружений Пскова конца XIII – нач.XIV вв.

Свидетельства XVII века и более поздние очень противоречивы.

Так на всей, известной нам, иконографии планов Пскова из оборонительных сооружений мы видим только Кромские укрепления, с неким застроенным участком перед «Персями», стену Большого Окольного города и стену, судя по её расположению, 1375 года, то есть «четвертую»[18].

На месте же т.н. «Довмонтовой стены» мы видим либо оплывшую (разрушенную) руину[19], либо ограду в которую встроены разные строения, да ещё с воротами с востока[20], в то время как все тексты XVII века напротив, описывают одни средние ворота и одни у Власьевской башни[21].

На иконографии планов города нет стены 1309 года, и уже не удивительно, что и какой либо другой стены, в пределах территории т.н. Среднего города, кроме стен Крома и стены 1375 года тоже нет.

Из описаний XVII века т.н. «стены Города Довмонта» мы узнаем очень противоречивые факты: то она длинной «…83 сажени с четью…»[22], то «…70 сажен…».[23] Зачастую нам даже не известно в каких саженях, как и где производилось измерение. То она упоминается как целая да ещё и с точным количеством боёв, то описаны её разрушения. Всё это опять не может противоречить настоящей гипотезе, как очевидная путаница в изложении материала.

Наконец, археологические исследования в районе т.н. «Довмантовой стены» так же не дают нам предельной ясности.

Раскопы у храма Власия и в нижних помещениях Приказной палаты датируют остатки стены 70-ми годами XIII века14, но ведь возможны и погрешности. Допускаем, что эту стену тогда поновили, а возможно её вообще нужно датировать, например, 50-ми годами XIII века, то есть временем ремонта стены после победы Александра. Согласимся, что 20 лет – это, трудно уловимая археологически, разница.

Наконец, в восточной части этой стены она вообще не доследована и изуродована реставрационной башней т.н. «Святых ворот», которой в этом месте и в таком виде, во- обще никогда не существовало, да ещё с частью крепостной стены какого-то странного очертания.

В итоге получается что вышеизложенной гипотезе в современной псковской историографии мы не находим ни одного значительного противоречия.

Отмечу в дополнение к заявленному, что и проведенные в разные годы археологические раскопы на территории города ни в одном случае практически не задевают своими границами возможную линию предполагаемой и, допускаю, настоящей «Довмонтовой стены» (см.илл.1).

Расположение этой гипотетической стены именно по такой траектории имеет два обоснования.

Во-первых, на некоторых планах города XVIII века имеются условно опорные, для этого, радиально расположенные к центру города, участки застройки или улицы, а на берегах рек такие же условные ориентиры – возможные поворотные элементы (башни?) укрепления второй половины XIII века в своей основе. Это башня Раскат на берегу Великой реки и излом городовой стены по берегу реки Псковы.

Но есть косвенная вторая причина располагать трассу стены именно так.

Не являясь специалистом в области исследовании фортификаций, я всё же рискну предположить, что расстояние между оборонительными рубежами средневековых доогнестрельных оборонительных сооружений могло зависеть от таких технических характеристик современного тому периоду оружия как: дальность стрельбы и её убойная сила.  

Так механика работы ручного лука примерно одинакова технически и стрельба из луков разной конструкции может происходить в среднем на 100-120 длин собственно самого оружия. Это составляет примерно 200-250 м. Прицельная дальность такого оружия колеблется в пределах 40-70 метров, а убойная сила составляет в среднем 90-150 метров (через доспехи) при силе натяжения оружия примерно 70 кг[24].  Мы знаем также, что арбалетная стрельба велась дальше и использовалась успешней. Все эти характеристики, скорее всего, и определяли собой тот условный «шаг» с которым псковская крепость «развивалась» во времени.

Согласно Писцовой книге Пскова 1624-27 гг. «…от Домантовой стены по Великой улице, по Великие ворота 320 сажен…». Тоже и поперек Среднего города «…от Плоских ворот от Великие реки по Петровские ворота ото Псковы реки 320 саж.».[25] Эти расстояния сегодня соответственно равны примерно 670 метрам. Если мы поделим это расстояние на три части, нам станет понятней логика расположения оборонительных рубежей города в связи с вышеизложенными данными о технических возможностях средневекового натяжного или метательного оружия. Однако, после 1375 года появляется и активно используется уже огнестрельное оружие. Вероятно, и по этой причине тоже напольная городская оборонительная линия после 1400 года отнесена уже на значительно большее расстояние, но это уже предмет другого исследования.

Предлагаю заинтересованным исследователям проверить изложенную выше версию археологически.

 


[1] Псковские летописи Вып.2 (Синодальный список), с. 29

[2] Писцовая книга Пскова.1624 – 1627 гг. РГАДА, ф.141, 1700 год, д.222. и другие.

[3] Ершова Т.Е., Колосова И.О., Лабутина В.В., 1994. Исследование у Приказной палаты в Пскове (1192 г.); вопросы стратиграфии // АИППЗ. Псков.

[4] Имеется в виду изображение города на различных планах и на иконах.

[5] 1624-1627 г. Писцовая книга Пскова. РГАДА, ф.141, 1700 год, д.222. (по материалам О.В.Емелиной)

[6] А.П.Конов «К вопросу о локализации так называемой Домантовой стены Пскова. Материалы 58-го заседания. Семинар имени академика В.В.Седова. Археология и история Пскова и псковской земли.

[7] Псковская 2-ая летопись, с. 22

[8] А.Р.Андреев  «Князь Довмонт Псковский. Документальное жизнеописание. Историческая хроника XIVвека». с.4 

[9] Псковская 2-ая летопись, с. 28

[10] Псковская 2-ая летопись, с. 22

[11] Псковская летопись (Синодальный список), с. 18

[12] Псковская летопись (Синодальный список), с. 21

[13] Псковская 2-я летопись , с.22

[14] И.К.Лабутина «Историческая топография Пскова в XIV-XV вв.», Москва, «Наука» 1985,  с.208

[15] Псковская 2-я летопись , с.24

[16] Псковские летописи Вып.2 (Синодальный список), с. 29

[17] Псковская 2-ая летопись, сс. 28, 29

[18] Имеются ввиду: Рукописный план города Пскова 1694 года и изображения города на известных иконах. Однако, и на других, более ранних XVI - XVII вв. военных планах, та же картинка.

[19] Рукописный планъ города  Пскова съ изображениемъ крепостной стены и Благовещенской церкви въ Кремле 1694 г. (по копии - прориси из архива ПФИ «Спецпроектреставрация»)

[20] Иконы из лавки Жиглевича и Печерского монастыря.

[21] 1655 год. Сметная книга. РГАДА, ф.210, оп. Дела десятен, д.89, л.120, январь1699 года. Извлечение из годовой сметы. РГАДА, оп. Книги Новгородского стола, д.70. (по материалам О.В.Емелиной)

Сборник МАМЮ. Т. VI. М., 1914, с.216-287. (по материалам О.В.Емелиной)

[22] 1644 год. Сметная книга Пскова. РГАДА, ф.210, оп. Дела десятен, д.277. (по материалам О.В.Емелиной)

[23] январь1699 года. Извлечение из годовой сметы. РГАДА, оп. Книги Новгородского стола, д.70. (по материалам О.В.Емелиной)   

[24]  Данные из Википедиа. Свободная энциклопедия.

[25] 1624-1627 г. Писцовая книга Пскова. РГАДА, ф.141, 1700 год, д.222. (по материалам О.В.Емелиной)

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский