РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Красноречьев Л.Е. О датировке волотовских фресок. В кн.: Древнерусское искусство. Проблемы и атрибуции. М., 1977. С. 149 – 152. Все права сохранены.

Материал отсканирован, отформатирован и предоставлен в электронной версии библиотеке «РусАрх» А.С.Стариковой. Все права сохранены.

В электронной версии отсутствуют иллюстрации оригинала.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2008 г.

 

 

 

Л.Е. Красноречьев

О датировке волотовских фресок

 

В последнее время специалисты, изучающие новгородскую настенную живопись XIV столетия, неизменно обращаются к творчеству византийского художника Феофана, расписавшего в 1378 году церковь Спаса. Теперь такие понятия, как «школа Феофана», «круг Феофана» стали обычным явлением. Летописцы умолчали о русских мастерах живописи, работавших в это вре­мя. Они не отметили и даты росписи некоторых храмов.

Для определения времени появления тех или иных фресок широко используется главный, если не единственный, метод стилистического анализа. На этой основе В. Н. Лазарев датирует роспись церкви Федора Стратилата концом 70-х — началом 80-х годов XIV века. Датировка подкрепляется тем, что живопись «приходятся по уже заложенным пролетам между юго-восточным столбом и восточной стеной, северо-западным столбом и северной стеной и юго-западным столбом и южной стеной» 1. Но за стыки якобы разновременных кладок приняты борозды с отпечатками досок. Они проходят непосредственно под сводами. Это следы от опалубки, которая опира­лась на стены и после возведения сводов была снята. Факт свидетельствует как раз об одновременности всех стен и сводов и хорошо известен архитекторам-реставра­торам.

Опираясь на стилистический анализ, В. Н. Лазарев датировал основные росписи волотовской церкви 80-ми годами 2. Г. И. Вздорнов относит их даже примерно к 1390 году 3. При всех достоинствах указанного метода, он остается почти единственным и далеко не бесспорным. В данном случае датировка росписей двух храмов должна быть безупречной,— «иначе мы будем принуждены еще очень долгое время вращаться в кругу общих оценок и выводов, продиктованных не столько самими памятни­ками искусства, сколько вашими, неизбежно субъективными впечатлениями и концепциями» 4.

 

1 В. Н. Лазарев. Феофан Грек и его школа. М., 1961, стр. 48-51.

2 Там же, стр. 53-58.

3 Г. И. Вздорнов. О первоначальной росписи волотовской церкви – «Византия. Южные славяне и древняя Русь. Западная Европа». М., 1973, стр. 290.

4 Там же.

149

В этой заметке я хочу предложить те на­блюдения, которые удалось получить при ис­следовании, обмерах и консервации руин волотовской церкви, проводившихся в 1955 году 5. Вероятно, и они найдут своих про­тивников, но, возможно, и помогут в оконча­тельной датировке живописи.

Наиболее полно и аргументированно, на мой взгляд, такая работа уже была продела­на Л. А. Мацулевичем 6. Анализируя ктиторскую фреску, обращая внимание на «крестча­тые» ризы Алексея, которые ему было запре­щено носить с 1370 года, считая притворы ранними, он относил основную роспись церкви к летописной дате — 1363 году. Но его некоторые положения сейчас оспарива­ются.

Отправными моментами я беру датировку притворов и модель храма на ктиторской фреске.

Время построения церкви Успения (1352 год) никем не оспаривалось. Северная при­стройка и западный притвор ее сделаны без перевязи, впритык. В. В. Суслов северную пристройку не считал особенно древней. На его плане она показана другой штриховкой 7. Л. А. Мацулевич относил обе постройки ко времени не позднее 1363 года 8. Предположе­ние М. К. Каргера о существовании прежде аналогичной пристройки с юга не подтвер­дилось 9.

 Северная пристройка была задумана сразу при возведении храма. На это указывает раскрытый нами дверной проем в северной стене основного куба, сделанный одновременно со строительством церкви. Его лицевая сторона обращена в помещение, а не наружу, как обычно. Это бывает в тех случаях, когда главный или единственный вход в пристройку ведет из церкви. Стык стен и соотношение фундаментов, проверенное шурфом, подтвердили позднее появление пристройки. При ее возведении с севера был сделан второй, наружный вход. Пристройка не была расписана. Назначение ее хозяйственное 10.

 

5 Отчет в архиве Новгородской СНРПМ. Видимо, значительная часть фресок погибла безвозвратно. Те, что уцелели, лежат мельчайшими фрагментами в завалах строительного мусора внутри церкви. Уцелевшие композиции на нижних частях стен также скрыты завалами. После окончания эксперимента с Ковалевскими росписями можно будет приступить к извлечению волотовских фресок и их монтажу.

6 Л. Мацулевич. Церковь Успения пресвятой Богородицы в Волотове. – «Памятники древнерусского искусства», вып. 4, 1912.

7 В. В. Суслов. Церковь Успения пресвятой Богородицы в селе Волотове близ Новгорода, построенная в 1352 г. М., 1911.

8 Л. Мацулевич. Указ. соч., стр. 7-8 и 29-30.

9 М. К. Каргер. Новгород Великий. Л. – М., 1961, стр. 262.

10 В северной стене наверху могла быть устроена звонница по типу Ковалевской; арочный проем с перекладиной и колоколом. Такая звонница была в западном притворе церкви Двенадцати апостолов (1454 – 1455 годы) и, вероятно, в некоторых других культовых постройках Новгорода.

150

 

За торцами стен северной пристройки нет штукатурки. Значит, церковь ко времени ее появления не была оштукатурена. Саму пристройку тоже не предполагали штукатурить. На ее западном фасаде сохранился фрагмент кирпичного декора, сделанного в плоскости стены: горизонтальная «елочка», напоминающая рисунок современного паркетного пола. Декор выделяется за счет плотного темно-коричневого цвета кирпи­чей на серо-голубом фоне кладки из ильменьской известняковой плиты.

За торцами стен западного притвора, наоборот, обнаружена штукатурка, покры­вавшая фасады церкви. Западный притвор, следовательно, появился позже северной пристройки и не был первоначально задуман. Он закрыл самый богатый в церкви, парадный перспективный портал со стрельчатой аркой. Все остальные порталы ре­шены очень просто.

В какое же время появился западный притвор? Обратимся к строительному мате­риалу и технике кладки. Для построек первой половины XIV столетия закономерна добротная каменная кладка, в которой преобладает серая плита и лишь отчасти ис­пользован ракушечник, а то и вовсе не применен 11. С начала 60-х годов в постройках кладка становится несколько небрежнее, и в ней уже преобладает темно-красный ра­кушечник различных оттенков 12.

Второй характерный признак — каменные вкладные кресты. В памятниках, построенных до 60-х годов XIV столетия, их нет. Здесь следует вспомнить о знаменитом алексеевском кресте, вставленном в стену Софии. Запись на нем говорит, что заказчиком выступал архиепископ Алексей. Хотя мы и не знаем точной даты установки креста, но можем предположить первые годы по вступлении Алексея на владыч­ную кафедру, т. е. 1359 год, когда он выбран, 1360 год, когда он поставлен, или бли­жайшие следующие. Нужен был первый, освященный высокой властью пример, чтобы вкладные кресты (использовались преимущественно намогильные) получили право на помещение их в стенах церквей. Такой пример и был дан Алексеем. Начиная с церкви Федора Стратилата (1360—1361 годы) они становятся обязательным элемен­том всех культовых зданий.

Формы и детали пристроек Успенской церкви сделаны в точном соответствии с ос­новным объемом. В них применен тот же строительный материал (серая известняко­вая плита) и отсутствуют вкладные кресты. Нет и малейших признаков архитектуры второй половины XIV века. Напрашивается вывод: северная пристройка появилась в том же 1352 году или ближайшие последующие годы, а западный притвор не­сколько позднее, но не позже ранних 60-х годов. До постройки западного притвора церковь и северная пристройка снаружи были оштукатурены.

На ктиторской фреске архиепископ Моисей — основатель храма — держит в ру­ках модель Успенской церкви. Постройка изображена предельно реалистично для то­го времени. Точно переданы высокий стройный барабан с плоским полукупольным покрытием и четырехконечным крестом, трехлопастное покрытие основного объе­ма 13, апсида, дверные и оконные проемы с деревянными дырчатыми окончинами. Как писал Л. А. Мацулевич, «стены на модели были белыми с желтым рисунком», т. е. показаны оштукатуренными 14. Но на модели отсутствуют пристройки. Северная не изображена потому, что художник показал элементы трех фасадов (западного, южного и восточного) — обычный прием древних живописцев. Четыре фасада не

 

11 Церковь Николы на Липне, 1292 год; церковь Благовещения на Городище, 1342 – 1343 годы; церковь Спаса на Ковалеве, 1345 год; церковь Успения на Волотове, 1352 год; церковь Михаила на Сковородке, 1355 год, и др.

12 Церковь Федора Стратилата на ручье, 1360 – 1361 годы; церковь Петра и Павла на Славне, 1367 год; церковь Рождества на Молоткове, 1379 год; церковь Рождества на поле, 1382 год; церковь Иоанна Богослова на Витке, 1383 год; церковь Петра и Павла в Кожевниках, 1406 год; церковь Власия, 1407 год; башни Окольного города, 1360 год, и др.

13 На прориси, опубликованной Л. А. Мацулевичем, в кривой полопастного покрытия на южном фасаде неверно показана четвертая арочка. На фотографии фрески ее нет.

14 Л. Мацулевич. Указ. соч., стр. 5; В. Н. Лазарев. Указ. соч., стр. 53-58.

151

изображали. Западный притвор отсутствует, так как к этому времени не был постро­ен. Другое объяснение такому факту вряд ли будет более правдоподобным. Следова­тельно, церковь была расписана до конца 60-х годов, т. е. до времени появления прит­вора. Остается согласиться с летописной датой основной росписи — 1363 годом.

Исследователи, видевшие фрески до расстрела церкви фашистами, пришли к одному выводу: живопись церкви и притвора стилистически однородна. Штукатурный грунт фресок и состав наружной сплошной обмазки также очень близки друг к дру­гу. В соответствии с приведенными фактами и рассуждениями все работы можно пред­ставить в такой последовательности: сначала штукатурят снаружи церковь и распи­сывают ее внутри, затем строят притвор, штукатурят его и расписывают. Все это могло произойти, например, в один - два года. В истории многих памятников архитек­туры различных столетий поэтапное строительство, нередко с изменением или уточ­нением первоначального замысла,— явление обычное и естественное.

Заметка не претендует на исчерпывающее и окончательное решение вопроса да­тировки волотовских росписей. Вызвана она мало убедительными для меня доводами, приводимыми в пользу поздних дат и определяющего воздействия личности Фео­фана. Вероятно, в случае с фресками Успенской церкви следует более точно решить такие, например, вопросы: почему летописцы решили отметить частную деталь, ка­кой является небольшая фреска, по существу настенная икона в алтаре, и умол­чали о росписи всей церкви (ведь так получается у сторонников поздней датировки)? чем объяснить тот факт, что авторы более древних летописей не отметили работу Фео­фана в Новгороде, а известие об этом мы получаем лишь из списков, составленных в са­мом конце XVIIXVIII веков? почему заказчик волотовских росписей архиепископ Алексей велел изобразить себя в «ризах кресчатых», не убоявшись ни гнева кон­стантинопольских владык, ни пересудов своей паствы и недоброжелателей, безуслов-но знавших о запрещении? как объяснить, что Алексей, снявший кресты с фелони в 1370 году, позже требует представить себя в ризе, которую не носит?

152

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский