РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Кучкин В.А. Кем и когда был основан Киев. В газ.: Татарский мир, № 3 (2004). Все права сохранены.

Размещение материала в открытом доступе произведено: http://www.tatworld.ru. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2010 г.

  

 

В.А. Кучкин

Кем и когда был основан Киев

 

Редакция газеты "Татарские края" порадовала своих читателей публикацией сенсационного научного открытия. Оказывается, нынешняя столица Украины Киев в далёком прошлом являлся главным городом Великой Булгарии, якобы простиравшейся от Волги и Камы по меньшей мере до Полтавы и Днепра. Заметка, написанная историком-краеведом Мидхатом Ижбулатовым, так и называется: "Киев — столица древней Булгарии". Поскольку на протяжении более чем тысячи лет считалось, что Киев является "матерью городов русских" (от греческого mytropolus, потому что с принятием христианства Киев стал резиденцией митрополита — главы учреждённой в конце Х века русской церкви), то новое утверждение о действительной исторической роли Киева сродни разве что открытию Николая Коперника. До него все люди с самого момента своего существования воочию видели, как востекает, восходит солнце, проходит по небосводу, закатывается, западает за край земли, а астроном XV века вдруг высказал совершенно невероятную мысль о том, что не Солнце движется вокруг Земли, а Земля вокруг Солнца. Может быть, и в данном случае имеет место редкое озарение и историк-краевед, вопреки всем прежним учёным, краеведам и остальным любителям прошлого, поведал миру о том, что было в действительности, хотя и давно минувшей?

От располагавшейся в бассейне Волги от устья Илети до устья Самары и по нижней Каме Булгарии до стоящего на Днепре Киева далеко, и заметка М.Ижбулатова начинается с характеристики деятельности булгар на территориях более к ним близких — землях древнерусских Суздальского и Владимирского княжеств.
В заметке сообщается, что "булгарские зодчие возводили такие замечательные памятники архитектуры XII-XIII веков, как храм Бориса и Глеба, церковь Покрова на Нерли, Успенский и Дмитровский соборы во Владимире, княжеский дворец в Боголюбово, уникальные здания в Суздале, булгарские мастера познакомили своих русских коллег с новыми строительными материалами, привезёнными с берегов Итиля (Волги) и Чулмана (Камы)".
Однако древние письменные источники не говорят о булгарских мастерах, да и вообще о каких-либо зодчих при упоминании о возведении в 1152 году храма Бориса и Глеба в Кидекше (очевидно, именно это место имеет в виду М.Ижбулатов, поскольку других церквей, посвящённых Борису и Глебу, в иных поселениях Суздальской земли в XII веке не было), строительстве загородной резиденции князя Андрея Боголюбского в Боголюбове, Дмитровского собора на княжеском дворе во Владимире. Церковь Покрова на Нерли вообще не упоминается в ранних письменных источниках и знать, кто её строил, просто неоткуда. Лишь летописное известие об основании Андреем Боголюбским Успенского собора во Владимире сообщает о строителях храма: "приведе ему (то есть князю Андрею — В.К.) бог из всех земль все мастеры" (Лаврентьевская летопись // Полное собрание русских летописей. Т. 1. Л., 1926-1928. Стб. 351).

Упоминание "всех земель", конечно, не может исключить из их числа Булгарской земли, как, впрочем, и какой-нибудь Аглянской, или степной Половецкой, или приуральской Югорской. Однако историки древнерусской архитектуры давно обратили внимание на ряд строительных особенностей, сближающих владимирский Успенский собор с замками и церквями Западной Европы: одинаковое оформление оконных проёмов, типичные конструкции порталов, капители колонн, выполненные в романском стиле. В этой связи представляет интерес вы-сказывание приехавшего в Москву итальянского зодчего Аристотеля Фиораванти, построившего в 1475-1479 годах главный храм русской православной церкви — Успенский собор Московского Кремля. В 1475 году Фиораванти посетил Владимир и осмотрел возведённый там в XII веке Успенский собор, после чего заметил: "неких наших мастеров дело" (Полное собрание русских летописей. Т. VI. СПб, 1853. С. 199), признав тем самым участие в возведении собора европейских, а не восточных зодчих.
Итак, ни одного достоверного свидетельства об участии булгарских мастеров в строительстве культовых и гражданских зданий во Владимиро-Суздальской Руси в XII-XIII веках не существует, и всё сказанное об этом участии М.Ижбулатовым — домысел. Таким же домыслом, правда, "бородатым", является утверждение историка-краеведа о привозе в древнерусские княжества строительного материала с берегов Камы и Волги. Как показали специальные исследования известняка и туфа, использованных в перечисленных выше постройках, они добывались в бассейне реки Клязьмы близ современного города Коврова или в бассейне реки Оки у города Мурома.
Объявив о широкой строительной деятельности волж-ских булгар в древнерусских городах Волго-Окского междуречья, М.Ижбулатов перешёл к главной теме своей публикации. Выясняется, что булгары не только возводили здания, они основали и город, да ещё какой! "По приказу Кубрат хана город Шамбатос (Киев) был основан булгарами", "Киев основан в 630-е годы Шамбат ханом по приказу его старшего брата Кубрат хана", — сообщается в заметке историка-краеведа.
Город Самватас (но не Шамбатос) известен. Он упоминается в сочинении византийского императора Константина Багрянородного "Об у правлении империи", написанном в 948-952 годах, новейшее издание которого на языке оригинала и в русском переводе вышло в свет в Москве в 1989 году. Название "Самватас" действительно прилагалось к городу Киеву. "Итак, все они спускаются рекою Днепр и сходятся в крепости Киоава, называемой Самватас", — пишет Константин Багрянородный. Это единственный случай упоминания такого названия Киева. Встречающееся иногда утверждение (его повторяет и М.Ижбулатов), что так же Киев назван и в сочинении византийской принцессы Анны Комнины "Алексиада", написанном в конце 40-х — начале 50-х годов XII века, через два столетия после труда Константина Багрянородного, не соответствует действительности — в этом всочинении Киев вообще не упоминается.

Что касается названия "Самватас", то из приведённой фразы из трактата Константина Багрянородного видно, что оно не было основным наименованием днепровского города. Тем не менее оно интересно в немалой степени ещё и потому, что загадочно. Из каких только языков не пытались объяснить происхождение слова "Самватас"! Предлагались различные параллели из фин-ского и шведского языков, персидского, славянских, армянского, еврейского. Некоторые лингвисты считали, что загадочное слово — тюрк-ского происхождения, точнее — хазарского. Писали, что слово "Самватас" составное. Первой частью является тюркское слово "сам" — высокий, верхний, а второй — другое тюркское слово "бат" — сильный. В итоге предлагалось считать, что "Самватас" означало по-тюрк-ски (хазарски) верхнее укрепление, высокая крепость. Однако сомнительным было то, что слово "бат" означало именно сильный. Его обычное значение — быстрый, скорый. Оставалось также необъяснённым, как из двух прилагательных получилось одно существительное — название города. Поэтому тюркская этимология слова "Самватас", как и другие этимологии, не стала общепризнанной.
В заметке М.Ижбулатова утверждается совсем другая этимология остающегося и по сей день неясным второго названия Киева. Сообщается, что город был построен младшим братом булгарского правителя Кубрата Шамбат ханом. Кубрат, точнее Куврат, известен по древним историческим источникам. О нём писали византийские авторы VIII-IX веков константинопольский патриарх Никифор и Феофан Исповедник. Однако никакие ранние источники не знают брата Кубрата Шамбата. Откуда же взялось это имя?
Оказывается, о нём говорит Шан кызы дастаны ("Сказание о дочери Шана") — памятник, который, как сообщает М.Ижбулатов, в 1991 году был издан в Анкаре. Действительно, в конце 1991 года решением руководства издательского отдела министерства культуры Турции такой памятник был опубликован. Однако турецкое издание не является оригинальным. Это перепечатки текста Шан кызы дастаны, вышедшего в свет в Казани в 1990 году под редакцией историка, в то время старшего научного сотрудника Государственного объединённого музея Татарской АССР Ф.Г.-Х.Нурутдинова. В этом издании утверждалось, что публикуется неизвестная древнебулгарская поэма, написанная неким Микаилем Башту в 882 году. Ни оригинал поэмы, ни даже какая-либо поздняя её копия научной общественности представлены не были. Утверждалось, что сохранился только её перевод на русский язык, сделанный в 30-е годы ХХ века. Более десяти лет назад появились достаточно обстоятельные отклики на это полное таинственности издание, в которых вполне убедительно было показано, что Шан кызы дастаны сочинено не в IX-м, а в ХХ столетии. В частности, филолог М.Ахметзянов (журнал "Идель", № 5 за 1993 год) и украинский исследователь Е.Прицак (журнал "Схiдний свiт", № 2 за 1993 год) показали, что в Шан кызы дастаны употребляются такие написания и такие слова, которые в тюркском языке появились очень поздно, некоторые даже в XIX веке (башкорт, балтавар, Боян и другие). Из этого сочинения М.Ижбулатов и позаимствовал сведения об основании Киева в 630-е годы мифическим ханом Шамбатом. Однако археологические исследования Киева не обнаруживают остатков булгарской крепости. Там нет даже следов булгарского поселения. Остатки ранних жилищ и керамики говорят о проживании здесь восточнославянского оседлого, а отнюдь не тюркского кочевого населения. Археологические свидетельства вступают в решительное противоречие с данными Шан кызы дастаны, лишний раз обнаруживая их недостоверный характер. Любопытно и другое. М.Ижбулатов, пересказывая мнимый памятник 882 года, сообщает, что "Киев основан… Шамбат ханом по приказу его старшего брата Кубрат хана". Позднее братья поссорились. "После ссоры братьев Кубрата и Шамбата старший прозвал младшего Кием, что в переводе означает "отрезанный, отделённый", и поэтому город Шамбатос со временем стал называться Киевом". Даже сам характер предложенного объяснения, не говоря о его иллюзорных корнях, вызывает недоумение. Названия городов по именам основателей достаточно распространены. Но чтобы город сменил своё наименование и стал называться по кличке, данной его основателю со стороны, такого мировая история не знает. К тому же, как отметил Е.Прицак, определение "Кий" не может быть булгарского происхождения: в старобулгарском языке такое определение должно было звучать как "Кид", то есть город должен был называться не Киевом, а Кидевом. С историком-краеведом, по-видимому, можно согласиться только в одном: название "Киев" едва ли происходит от личного имени, в том числе славянского имени Кий, хотя древнерусский летописец начала XII века твёрдо связывал название города с именем Кия. В "Повести временных лет" он сообщил о том, что в его времена рассказывали разные истории о человеке, которого звали Кием. Одни утверждали, что таким было имя перевозчика через Днепр и Киев получил своё название в честь простого гребца, другие настаивали на том, что имя Кий носил князь, который в своё время даже ходил походом на Константинополь. Князь и основал город. Летописец поддерживал вторую версию. В конце 60-х годов ХХ века польский исследователь С.Роспонд предложил иное объяснение происхождению названия "Киев". Он проанализировал все написания слова "Киев" в самых ранних арабских, византийских и латинских источниках и определил первоначальную форму этого слова. С.Роспонд обратил также внимание на то, что в различных славянских странах встречаются поселения со сходными названиями: Киево (Польша), Кийово (Словакия), Киёво (Сербия, Хорватия). Названия эти не единичные, а неоднократно повторяющиеся. Невозможно думать, что все такие поселения были основаны одним человеком. Но, может быть, существовало несколько людей с именем Кий? Однако имени Кий, Кый не зафиксировано ни на Руси (за исключением легендарного летописного Кия), ни в других славянских странах. В польском языке сохранилось слово "Куява", означающее "песчаный холм". Исходя из всех этих фактов, С.Роспонд пришёл к обоснованному выводу, что своё название город Киев получил не от личного имени, а от топографического термина. А М.Ижбулатов, не будучи знаком с этими исследованиями, по-прежнему старается произвести топоним Киев от имени человека, которого якобы должно считать основателем города.

Неверно объяснив происхождение названия "Киев", историк-краевед этим не ограничился. "В ходе исследований, — сообщает он, — я пришёл к выводу, что Киев был не просто основан булгарами, а являлся столицей Великой Булгарии". К сожалению, в чём состояли такие исследования, какие исторические материалы были привлечены, как рассуждал историк, в газетной заметке не сообщается, зато приводятся некоторые факты, которые заставляют задуматься над корректностью подобных разысканий. Объявляя Киев столицей Великой Булгарии, М.Ижбулатов одновременно утверждает, что "излюбленной ставкой Кубрат хана было поселение Балтавар, где ныне расположена Полтава". Но если Балтавар — резиденция старшего брата Шамбата Кубрат хана, то как же мог превратиться в столицу Великой Булгарии город, основанный младшим братом? Куда же исчез Балтавар? А исчез он туда, откуда и появился. В турецком издании 1991 года к слову "балтавар" сделано пояснение: "языческий старобулгарский титул булгарских царей". Старобулгарским титулом это слово быть не могло, поскольку, как сказано было выше, оно появилось лишь в XIX веке, причём выясняется, что это ошибка прочтения старой восточной рукописи. Но историк-краевед этого не знает, он не заглядывает даже в "Словарь старобулгарских слов, встречающихся в поэме", приложенный к турецкому изданию Шан кызы дастаны, и превращает титул в название города. Два момента подталкивают его к этому. Во-первых, находка в 1912 году близ Полтавы на реке Ворскле у села Малая Перещепина богатого клада, а точнее, захоронения, которое иногда связывается с именем хана Кубрата, во-вторых, созвучность названий Полтава — Балтавар. Но местоположение захоронения ничего не говорит о ставке Кубрата — необходима фиксация археологами поселения соответствующего времени. К тому же связь захоронения с булгарским ханом основывается на расшифровке латинских монограмм на двух золотых византийских перстнях, найденных в Перещепинском кладе. Расшифровка более остроумна, нежели основательна. Но даже при признании безусловной правильности такой расшифровки трудно утверждать, что перстни Кубрата указывают на то, что место их находки свидетельствует и о месте погребения булгарского правителя. Дело в том, что захоронение просто изобилует драгоценными предметами, изготовленными в разное время и в совершенно разных странах. На некоторых сохранились имена их владельцев. Так, в захоронении оказалось персидское серебряное блюдо с портретом царя династии Сасанидов Шапура II (IV век). Есть византийский церковный сосуд с именем епископа Паттерна. Есть несколько десятков золотых византийских монет, чеканенных в Константинополе при различных византийских императорах VI — первой половины VII веков. Несомненно, что в захоронение было помещено сокровище, которое или длительное время накапливалось, или образовалось в результате успешных грабительских походов. Поэтому перстни хана Кубрата могут свидетельствовать не о его захоронении под Полтавой, а о захвате принадлежащего ему имущества другим лицом. Нужны дополнительные данные для решения этой дилеммы. Ясно только, что в распоряжении науки в настоящее время нет твёрдых оснований считать, что под Полтавой был похоронен хан Кубрат. Что касается созвучия Полтава — Балтавар, то оно не означает зависимости одного названия от другого или их преемственности. Полтава ранее называлась Лтавой по названию реки, на которой она стояла. В источниках она впервые упоминается лишь в XII веке, спустя полтысячелетия после событий, излагаемых М.Ижбулатовым. К титулу "балтавар" название древнерусского города никакого отношения не имело. В итоге под пером историка-краеведа виртуальная излюбленная ставка хана Кубрата Балтавар исчезла так же легко, как и появилась, а Киев остался, превратившись в столицу Великой Булгарии. Следует заметить, что последний термин — не досужая выдумка любителей прошлого. Такое название употребляли в своих исторических трудах помянутые ранее византийские авторы, писавшие о булгарах VII века. Однако по свидетельствам этих авторов Великая Булгария занимала территорию от Азовского моря до реки Кубани. По современным меркам это была небольшая территория, а по меркам средневековья — огромная, около 100 тысяч квадратных километров, потому страна и была названа Великой. Примерно до середины VII века булгарские кочевья не переходили на левый берег Дона. М.Ижбулатов же, видимо, считает, что уже в те времена булгары занимали пространство от берегов Волги до низовьев Дуная, а потому и провозглашает Киев центром этой мыслимой им державы. Однако действительные исторические факты свидетельствуют об ином. Приблизительно в третьей четверти VII века под ударами хазар Великая Булгария перестала существовать. Часть булгар откочевала на северо-восток, за Дон и в низовье Волги, часть ушла на запад на нижний Дунай и даже в Северную Италию, освободив приазовско-причерноморские степи своим победителям. Киев, как показывают археологические данные, в этот период ещё не был построен. Правда, в заметке "Киев — столица древней Булгарии" указывается на то, что "есть ещё одно подтверждение того, что Киев был столицей Великой Булгарии. Недалеко от Киева находится курган с захоронением Кубрат хана и его двоюродного дяди хана Органа. Археологи, которые производили раскопки в 1912 году, обнаружили 75 килограммов золотых и серебряных изделий — оружие, украшения, сосуды, монеты". Речь идёт об уже упоминавшемся кладе-захоронении у села Малая Перещепина. Но это село находится не близ Киева, а близ Полтавы. Последнее обстоятельство и натолкнуло М.Ижбулатова на мысль написать об излюбленной ставке хана Кубрата Балтавар на месте Полтавы. А далее обнаруженный, причём не археологами, а местными подростками, в 1912 году клад волею историка-краеведа был перенесён уже в район Киева и стал служить подтверждением хотя и сходного, но нового утверждения о столичном значении не Балтавара-Полтавы, а Киева. Поистине, мысль не отягощённая знанием, способна творить чудеса. Тем не менее, все чудесные утверждения о средневековых булгарах кончаются вполне реальным и конкретным требованием. М.Ижбулатов настаивает на передаче сокровищ Перещепинского клада из петербургского Эрмитажа в казанский Татарстанский музей, поскольку "по историческому праву они принадлежат нам, булгаро-татарскому народу, поскольку Великая Булгария — наша прародина". Но как быть с современными болгарами — ведь Первое Болгарское царство было основано в бассейне нижнего Дуная булгарами из той же Великой Булгарии? И как быть с нынешними чувашами, которые являются прямыми потомками волжских булгар, не прародиной, а родиной которых являлась также Великая Булгария?..
Едва ли следует
довольно очевидные корыстные устремления облекать в форму неких исторических прав, тем более явно придуманных.

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский