РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

  

Источник: Левко О.Н. Южнорусское влияние на древности Белорусского Поднепровья IX – XII вв. В кн.: Матеріальна та духовна культура Південної Русі. Матеріали Міжнародного польового археологічного семінару, присвяченого 100-літтю від дня народження В.Й. Довженка (Чернігів – Шестовиця, 16 – 19 липня 2009 р.). Київ – Чернігів, 2012. С. 191–198. Все права сохранены.

Материал предоставлен библиотеке «РусАрх» Ю.Н. Сытым. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2014 г

 

   

 О.Н. Левко

ЮЖНОРУССКОЕ ВЛИЯНИЕ НА ДРЕВНОСТИ БЕЛОРУССКОГО

ПОДНЕПРОВЬЯ IX – XII вв.

 

Обширная и густо заселенная территория Менской волости, населенная еще с племенной поры дреговичами и вошедшая в первой четверти XI в. в состав Полоцкой земли, граничила на юге с волостями, подчиненными Киеву. Центр этой волости располагался на р. Мене или Менке, притоке верхнего течения р. Птичи у современной д. Городище в 16,7 км юго-западнее г. Минска. Комплекс археологических памятников представлен большим и малым городищами, селищами, курганными могильниками. На малом городище, занимающем мыс у слияния р. Менки с ручьем Дунаем и заселенном еще на рубеже н.э., выявлен привезенный из Северного Причерноморья уникальный амулет из египетского фаянса цвета бирюзы в виде плоской бусины с рельефным изображением крылатого божества. В конце IX – XI вв. малое городище, видимо, было детинцем раннесредневекового города. К этому времени относятся раннекруговые сосуды, наконечники ножен мечей, стрел, предметы снаряжения всадника и коня, застежки плащей (фибулы). Очень важными являются находки днищ горшков с княжеским знаком Рюриковичей в виде трезубца раннего варианта, принадлежащего Владимиру Святославовичу. Такие же клейма обнаружены и на горшках с селища (посада), окружающего укрепленное поселение 1. Аналогичные им клейма выявлены и на других поселениях Менской волости. Это указывает на то, что дань с Менской волости в конце X – начале XI вв. собирал киевский князь, а малое городище, вероятно, было резиденцией его представителя. Примыкающее к детинцу плотно заселенное большое городище являлось укрепленным окольным городом. Здесь были обнаружены днище горшка со знаком трезубца и 86 фрагментов амфор, свидетельствующих о торговле с южными землями.

Остатки неукрепленного поселения площадью около 30 га, окружавшего малое и большое городища, имеющего мощность напластований от 0,4 м до 1,2 м, содержали материалы конца X – XI вв., хотя встречаются и более ранние находки, относящиеся к племенной эпохе. Круговая керамика (общее число превышает 10 тыс. фрагментов) представлена несколькими типами: от самых архаичных Х в. со слабо отогнутым венчиком и покатыми плечиками, характерных и для синхронных поселению курганных древностей, до сложно профилированных с отогнутыми наружу венчиками с карнизиком или манжетом (81,4%). Такая керамика появляется в конце Х в. Л.В. Алексеев называет ее «гнездовским типом» (Рис.1) 2.

На территории неукрепленного селища (раннегородского посада) на берегу р. Менки выявлены уникальные свинцовые печати XI в. На одной из печатей – поясное изображение двух святых, на другой – архангела Гавриила в полный рост. Выявлена костяная шахматная фигура коня, представляющая наиболее ранний тип из известных типов с территории Киевской Руси. На селище также впервые на территории Беларуси зафиксированы мастерские по изготовлению пряслиц из овручского шиферного сланца. Стеклянные бусы, характерные для раннегородских слоев, поставлялись с южных территорий. Часть из них на поселении Менка представлена подъемным материалом (более 100 штук), другие обнаружены в культурном слое X – XI вв.

Днища сосудов с княжескими трезубцами найдены и при исследовании ряда крупных поселений, расположенных в направлении современного центра г. Минска по течению р. Птичи в ее верховьях, а также на р. Лошица. Нижние слои данных поселений датируются X – XI вв. Находки серебряной монеты, чеканенной в Германии в Х в., клада серебряных арабских дирхемов и западноевропейских денариев, захороненного в землю около 1000 г., указывают на обслуживание местным населением волока от городища на р. Менке до р. Свислочь 3. На поселении Слобода Дворецкая, расположенном на пути от Менки к Минску найдены куски сработавшихся шиферных жерновов, используемые в качестве материала для изготовления пряслиц. Здесь же выявлен славянский нож с волютообразными концами, разнообразные железные ключи и замки, в том числе ранних форм.

Кроме Менской волости, к концу IX в. на основе поселенческих структур третьей четверти І тыс. н.э. в верховьях р. Друти (правого притока р. Днепр) складывается еще одна волость с центром, расположенным на территории современного агрогородка Друцк. Друцкая волость охватывала нынешние Толочинский р-н и северную часть Круглянского р-на, заходя своим западным краем на территорию Крупского, северным – Сенненского, восточным – Оршанского и Шкловского р-нов.

 

Рис. 1. Керамика «гнездовского типа» из раскопок Менки и Заславля

 

На принадлежность Друцкой волости к Полоцкой земле в 1078 г. указывает «Поучение» Владимира Мономаха 4. Основанию «града» Друцка предшествовало формирование племенного центра на одной из двух возвышенностей в пределах укреплений городища и Окольного города 5. Свидетельством тому, что в конце X в. активно осуществлялось «окняжение» центральной части современной Белоруссии со стороны Киева, являются находки клейм в виде трезубца Владимира Святославича на днищах горшков и других предметах этого времени не только в Менской волости, но и в Друцке. С включением Друцка с округой в состав Полоцкой земли новый, уже государственный военно-административный центр, «град» создаётся на территории возвышенности, где впоследствии была размещена княжеская резиденция детинца, а в XIV – XVI вв. – Верхний замок.

Проведенные автором статьи исследования курганных могильников у дд. Дроздово, Голошево, городищ у дд. Кисели и Багриново Толочинского р-на, а также исследования
1970-х гг. курганных могильников З.М. Сергеевой и Л.В. Алексеевым в окрестностях Друцка дают представление об этническом и социальном составе населения Друцкой волости.

В верхнем слое городища Кисели выявлены лепные, но подправленные на гончарном круге фрагменты сосудов ярко терракотового цвета с хорошо заглаженной поверхностью. Они имеют высокий прямой либо слегка отогнутый венчик, орнаментированы волной по венчику и тулову, округлобокие, плечики опущенные. Данная керамика может датироваться IX – началом X вв. При раскопках курганного могильника у д. Дроздово, датируемого X – началом XI вв. 6, в одном из курганов рядом с трупосожжением встречен уже круговой горшок стройных пропорций, ярко терракотовый, с прямым высоким венчиком, орнаментированный волной и линейным рифлением. Наряду с ним в могильнике присутствуют горшки с карнизиком («манжетообразным венчиком»), также характерные для нижнего слоя друцкого городища и курганов с трупосожжениями в ближайшей округе Друцка, а также других памятников Белорусского Поднепровья (Рис. 2).

Рис. 2. Горшки из курганов Белорусского Поднепровья: 1 – 6 – д. Гнездово;
7 – д. Обидовичи; 8, 10 – д. Ямница; 9 – д. Черкасово

Ранние курганы с трупосожжениями в округе Друцка (дд. Синчуки и Арава) содержали деревянные конструкции (срубы или ящики высотой в один венец) в насыпи. Внутри них, как и за пределами данных сооружений, выявлены погребальные урны с кальцинированными костями. В могильнике у д. Дроздово кальцинированные кости также были сложены внутри «ящика», но без урны. Погребения в курганах по обряду кремации, выявленные в округе Друцка, предшествуют появлению «града» Друцка и соотносятся с периодом функционирования племенного центра на одной из двух друцких возвышенностей. В могильнике у д. Дроздово выявлены погребения, совершенные как по обряду кремации, так и по обряду ингумации. Иногда они находились в одних и тех же насыпях. Сближает данный могильник с курганами у дд. Синчуки и Арава наличие погребений по обряду кремации, одно из которых было в «ящике». Наиболее ранние погребения принадлежат населению, предшествовавшему появлению кривичей на Друцком волоке и составлявшему основу племенного образования с центром в Друцке. Это население представлено как общинами, центры которых размещались на городищах (Багриново, Кисели), так и земледельческими крупными открытыми посёлками «волочан», которым принадлежали курганные могильники по берегам р. Друть и её притоков. Формообразующие признаки керамики с городищ и ранние курганные захоронения по обряду кремации указывают на его славянский этнос уже в VIII – первой половине X вв., до появления в этой зоне кривичей. Курганные погребения по обряду кремации (VIII – IX вв.) культуры типа Лука-Райковецкая на правобережье р. Днепр иногда окружались деревянными оградками. Керамические формы этой культуры эволюционируют от пражско-корчакских древностей, а некоторая округлобокость лука-райковецкой керамики привнесена влиянием пеньковской культуры. На наиболее поздних лука-райковецких памятниках зафиксирована круговая посуда с «манжетообразным» венчиком 7. Вероятно, поселения на Друцком волоке последней четверти І тыс. н.э. принадлежали населению, переместившемуся сюда из более южных регионов. В X в. на территории округи Друцкого племенного центра был распространён языческий обряд погребения. В то же время переход к ингумации осуществляется здесь гораздо раньше, чем в более северных частях Полоцкой земли, – на рубеже X – XI вв. Это, видимо, связано с введением христианства и постройкой храма в «граде» Друцке в 1001 г.

В связи с тем, что Белорусское Поднепровье IX – XII вв. находилось в зоне прохождения пути «Из Варяг в Греки», связывающего юг и север Восточной Европы, а также более отдаленные территории, оно в своем развитии испытывало постоянное влияние со стороны более южных государств и народов. Рассматриваемый период – решающий в формировании основ государственности, сложении территорий отдельных земель и княжеств Восточной Европы. Эти обстоятельства не могли не влиять и на культурный прогресс, хорошо просматривающийся по археологическим материалам.

 Экономическое и культурное развитие Белорусского Поднепровья в IX – XII вв. синхронно и тесно связано с аналогичными процессами в Среднем Поднепровье. К концу X в. можно говорить о значительном пространстве в пределах бассейна р. Днепр 8, где присутствуют идентичные формы керамической посуды, выполненной на гончарном круге и успешно развивающейся в одном направлении на протяжении XI – XII вв. Для более северных территорий (в т.ч. и Белорусского Подвинья) такая керамика не характерна. Она встречается в единичных экземплярах. Среди сосудов особого назначения в южных регионах получили распространение двуручные корчажки, или как их еще называют «амфорки киевского типа» 9. В Белорусском Поднепровье они встречены в Копыси, на городище Черкасово Оршанского района, а также неоднократно зафиксированы в Друцке (Рис. 3). Места находок данного вида сосудов указывают на то, что это импортные изделия, доставленные по р. Днепр и его притокам.

Ценными находками в ранних городских центрах на территории южной и центральной Беларуси являются половые керамические плитки, покрытые разноцветными глазурями. Как правило, данные половые покрытия характерны для храмов. В «граде» Друцке первый храм во имя Богородицы был поставлен в 1001 г., как указано во вкладной записи Друцкого евангелия первой половины XIV в. Поздняя датировка самого евангелия могла бы вызвать сомнение в возможности существования города Друцка и храма в нем под 1001 г. Однако письменные свидетельства конца X в. вместе с археологическими материалами показывают следующее. Принятие великим князем киевским Владимиром Святославичем в 988 г. христианства дало начало его официальному распространению во всех землях, подвластных либо зависимых от Киева. На протяжении 991 – 995 гг. построен монументальный храм святой Богородицы в Киеве, известный как Десятинная церковь 10. Десятая часть даней и оброков со всех владений князя собиралась по «городомъ... и по погостомъ, и по свободамъ, где крестиане суть» на содержание Десятинной церкви. Исследователи датируют этот отрывок из Устава князя Владимира 995 г. 11 Он может свидетельствовать о наличии и других христианских храмов, построенных во имя Богородицы, которые также получали десятину. К ним на территории Беларуси можно отнести храмы в Друцке, Мстиславле и Полоцке, где до постройки Софийского собора источниками XII в. упоминается старая церковь св. Богородицы 12.

 

Рис. 3. Корчажки «киевского типа» из Друцка

 

Храмы во имя Богородицы ставили внутри оборонительных сооружений, т.к. она оберегала города и воинство. Следы церкви в Друцке зафиксированы Л.В. Алексеевым на краю вечевой площади в центральной части городища. Таким образом, можно полагать, что с постройкой на территории Друцка храма во имя св. Богородицы стали собирать десятину на содержание митрополичьей кафедры в Киеве и местных представителей церкви. Л.В. Алексеев, помимо следов храма на городище в Друцке, выявил деревянную церковь св. Богородицы на детинце Мстиславля в Посожье 13. В Копыси Э.М. Загорульским найдена бронзовая нательная иконка «Борис и Глеб» (Рис. 4).

Рис. 4. Иконка с изображением святых Бориса и Глеба из Копыси

 

Половые плитки с глазурью были обнаружены и в других местах Друцка, не связанных с храмом на детинце города. Они выявлены автором статьи в слое пожара конца XII в. вместе с серебряными бляшками-нашивками на одежду и фрагментом золотого изделия с камнем-вставкой в зоне локализации княжеского терема. На бляшках изображены грифоны (Рис. 5), подобные тем, которыми орнаментирован створчатый браслет из Вищинского замка на Днепре 14. В результате исследований на территории Друцка собрано большое количество стеклянных браслетов, бус, происходящих из Киева, Византии, Передней Азии.

 

Рис. 5. Ювелирные украшения XII в. из Друцка: 1 – 6 – бляшки-нашивки,
7 – камень-вставка в оправе

 

Все находки относятся к XII – XIII вв. Можно утверждать, что вплоть до конца XII в. в Друцк поступают южнорусские товары и из более отдаленных территорий, приобрести которые могли лишь представители светской либо духовной знати. О том, что не только крупные центры (Друцк) и их окрестности, а также малые центры (Копысь, Вищин) активно включались в экономические и культурные связи с ближними и дальними южными землями по днепровскому пути на протяжении XI – XII вв., свидетельствуют находки из курганных могильников, связанные с элитным и дружинным слоем населения. К ним относятся свинцовая вислая печать с поясным изображением святых из верхней части насыпи коллективной усыпальницы-кургана XII в. в Друцке (Рис. 6) и накладки поясного набора из могильника в Замошье (Рис. 7), а также каменное надгробье над погребением княжича из кургана в Друцке (Рис. 8).

Подводя итог обзору контактов Белорусского Поднепровья с южнорусскими и более отдаленными южными и восточными землями в IX – XII вв., можно констатировать, что они были разноплановыми: этническими, военно-политическими, культурно-духовными и экономическими. Все эти направления способствовали общему прогрессу в создании государственных структур, выработке нравственных, духовных и экономических основ консолидации восточнославянского населения.

 

 

 

Рис. 6. Вислая печать XII в. из насыпи кургана в Друцке

 

 

 

Рис. 7. Накладки поясного набора X в. из могильника в Замошье

 

Рис. 8. Каменное надгробье XII в. из кургана в Друцке 

 

__________________________

1.      Штыхов Г.В. Города Полоцкой земли (IX – XIII вв.). – Минск, 1978. – С. 66.

2.      Алексеев Л.В. Западные земли домонгоьской Руси. Очерки истории, археологии, культуры: в 2 кн. – М., 2000. – Кн. 1. – С. 67.

3.      Гісторыя Мінска. – Мінск, 2006. – С. 21.

4.      Повесть временных лет. – М.; Л., 1951. – Т. 1. – С. 159.

5.      Ляўко В.М. Новыя археалагічныя даследаванні Друцка і яго акругі // Друцк старажытны. – Мінск, 2000. – С. 87 – 113

6.      Левко О.Н. Дроздовский курганный могильник // Историко-археологический семинар «Чернигов и его округа в IX – XIII вв.»: Тезисы докладов. – Чернигов, 1988. – С. 78 – 83.

7.      Археология Украинской ССР. В трёх томах. – Т. 3. – К., 1986. – С. 181, 183, 186.

8.      Максимов Е.В., Петрашенко В.А. Славянские памятники у с. Монастырёк на Среднем Днепре. – К., 1988.

9.      Штыхов Г.В. Киев и города Полоцкой земли // Киев и западные земли Руси в IX – XIII вв. – Минск, 1982. – С. 61.

10.  Красовский И.С. О плане Десятинной церкви в Киеве // Российская археология. – 1998. – № 3. – С. 155, рис. 6.

11.  Платонова Н.И. Древнерусские погосты в Уставе князя Владимира Святославича // Города Верхней Руси. Истоки и становление. Материалы к научной конференции. – Торопец, 1990. – С. 105.

12.  Тарасаў С.В. Хрышчэнне Полацкай зямлі // Спадчына. – 1990. – № 3. – С. 44 – 46.

13.  Алексеев Л.В. Древний Мстиславль в свете археологии // Гісторыка-археалагічны зборнік. – 1995. – № 6. – С. 118 – 182.

14.  Загорульский Э.М. Вищинский замок XII – XIII вв. – Минск, 2004. – Цв.вклейка, рис. 45.

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский