РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Лиуконен Е.А. Церковь Рождества Иоанна Предтечи "на Волге". Все права сохранены.

Размещение электронной версии в открытом доступе произведено: http://svyato-voskresenskiy.narod.ru. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2008 г.

 

 

 

Е.А. Лиуконен

Церковь Рождества Иоанна Предтечи «на Волге»

 

Церковь Рождества

    Эту церковь знают многие угличане и посещающие город туристы. Она высится на высоком берегу Волги в одном из самых красивых мест. Рядом живописные громады древнего Воскресенского монастыря, внушительные здания ГЭС, царящий облагороженный человеком простор реки - и одним из компонентов этого замечательного пейзажа является гармоничный изысканный и сложный по силуэту Предтеченский храм. Его по праву можно назвать одной из жемчужин Углича.
    Но он возник не сразу. В конце XVI века здесь, в западной части посада невдалеке от кремля, находились два прихода. В одном из них были деревянные церкви "Рождество святого Иоанна Предтечи и Симеона Столпника". В другом - Спаса Нерукотворного и Святых Мучеников Диомида и Мирона. Эти храмы были одними из многих церквей Углича той давней поры, когда Углич был крупным и известным городом. В его кремле и на посаде было 35 храмов, еще 29 в окрестных слободах, окружавших город широким кольцом, и 7 за Волгой на левом берегу. Всего ни много, ни мало 70 храмов. Но все они, кроме кремлевского Спасо-Преображенского собора, были деревянные. Еще было 7 городских монастырей.
    Это обилие древних и чтимых святынь сохранялось до начала XVII века, когда в событиях Смутного времени весь город был обращен в развалины, а многие его жители погибли. В эти же годы, примерно 1608-1611 гг., шайками поляков и литовцев были разорены и сожжены церкви Предтеченского и Спасского приходов.
    Немного спустя их восстановили - они стали одними из немногих старых церквей города, которые были возрождены после польского разорения. Теперь вместо двух приходов стал один. В нем по Писцовым книгам 1663 г. была "церковь деревянная Нерукотворного образа Спасова, и Симеона Столпника и Предотечева". А всех церквей в Угличе стало 28. Некоторые из них были созданы на месте разрушенных монастырей. Поблизости от церкви проходили Волгская, Воскресенская, Фалелеева, Ильинская и Сенная улицы.
    Спустя десять лет в других Писцовых книгах 1674-1676 гг. значится деревянная церковь Спаса Нерукотворного с приделом Симеона Столпника. Она была клетского типа с трапезной и двумя шатровыми главами. При ней теплый с трапезной храм Иоанна Предтечи. Он на тот момент был единственным пятиглавым среди других деревянных угличских церквей. Все они в основном были шатрового и клетского типов.
    Но вернемся на десятилетие назад. В июньский день 1663 г. Углич потрясло неслыханное событие - пропал малолетний сын богатейшего угличского купца Никифора Григорьевича Чеполосова (эта история подробно описана в помещенном здесь тексте Жития). Все поиски были тщетны, и родители отчаялись. Спустя почти месяц, 2 июля, тело убиенного младенца Иоанна было найдено под слоем мха в болоте, находившемся к юго-западу от города недалеко от Кислицкого бора и Входо-Иерусалимской слободы. Выяснилось, что младенца истязал и убил затаивший зло на купца его приказчик Федор Рудак. Безутешный отец похоронил сына Ваню около Предтеченской церкви, в приходе которой состоял, да и жил недалеко -- в соседней с храмом Заручьевой слободе за Троицким ручьем. Еще, надо отметить, что посвящение храма в честь Иоанна Крестителя было соименно Ване -- Предтеча, почитающийся семь раз в году, был, видимо, его небесный покровитель!
    Через десять лет рядом со Спасским приходом стараниями ростовского митрополита Ионы строится новый каменный ансамбль Воскресенского монастыря. Под северным Архангельским приделом Воскресенского собора Чеполосовы устроили свою родовую гробницу. Никифор Григорьевич, воздав долгую память роду, решил почтить и столь трагично погибшего сына. Для этого в 1689-1691 гг. он строит в камне теплый Предтеченский храм. Прежняя пятиглавая деревянная церковь к тому времени уже, видимо, обветшала.
    Вновь построенный храм был очень скромен - маленькая одноэтажная церковь с трапезной, главкой, полукруглым алтарем. Она почти не выделялась на фоне соседних деревянных церквей и, может, даже уступала пятиглавой предшественнице. Но ее наружное убранство отличалось роскошью и новизной - узорные наличники на окнах с колонками и парными кокошниками, городчатые пояски и парные угловые колонки со вставкой из выступающих углом кирпичей. Но при всем этом ему недоставало тонкости и изысканности исполнения. Все детали были подчеркнуто крупны. В этом храме в арочной нише были погребены обретенные нетленными мощи младенца Иоанна.
    Новый храм был явно невелик и терялся рядом с громадой Воскресенского монастыря -- самого большого в городе. Такое обстоятельство могло смущать купца, могла волновать и честь города - ведь в соседних Ярославле, Ростове, Романове в ту пору активно строились каменные церкви, а Углич жил в старых традициях и все еще не мог оправиться после бед Смутного времени. И он, обладая достаточными средствами, решает расширить церковь, и главный летний храм тоже сделать каменным.
    Для этого вскоре после окончания строительства первой части к ней с южной стороны начинают пристраивать большую пятиглавую церковь на подклете. Главный престол в ней освятили в честь Спаса Нерукотворного, а небольшой южный придел - в честь Симеона Столпника. Полностью строительство завершилось в 1700 г. Таким образом, в приходе появился один крупный храм, ставший первым каменным приходским храмом Углича. Несмотря на посвящение главного престола в честь Спаса Нерукотворного, церковь в народе и в записях официальных документов так и осталась Предтеченской. В Угличе, вообще, очень часто называли храмы не по главным, а по предельным престолам. Таковыми были стоящая поблизости Николосухопрудская церковь (Иоанна Богослова), утраченные Николопесоцкая (Троицкая), Филипповская (Рождества Христова) и др. В построенной позднее церкви Флора и Лавра и вовсе не было такого престола, а были Воскресения и Собора Богородицы -- служивший наиболее известным названием был в прежде там стоявшей, а позднее упраздненной церкви. Так что в случае с Предтеченской нет ничего странного, только сразу не понимаешь по какому случаю названа проведенная в следующем столетии соседняя Спасская улица, -- но, вдумавшись и узнав лучше Предтеченский храм, понимаешь, что названа она по престолу Спаса Нерукотворного.
    Новая церковь поражала красотой и оригинальностью и могла достойно соседствовать с монументальными храмами Воскресенского монастыря. На формирование замысла сильное влияние оказала история строительства - ведь с существовавшей теплой церковью нужно было считаться. Но она не сковала, а наоборот развила фантазию мастеров, позволила создать необычное архитектурное решение. В чем же его суть?
    К низкому Предтеченскому храму, вытянутому вдоль берега Волги и обращенному торцом к Троицкому ручью подошел массивный крупный храм, создававший совсем иной масштаб. Первоначальная церковь оказывалась почти на уровне подклета, и только скат берега повышал ее высоту. На вновь построенную часть мастера перенесли все уже опробованные детали, но, обладая талантом, развили их с большим блеском. Мы видим те же колонки, карнизы, но более сомасштабные зданию, наличники, повторенные в бесчисленном разнообразии форм.
    Главным стал наиболее величественный южный фасад, обращенный к монастырю. Его начинал четверик. Его не назвать тяжелым, массивным, а равно легким - он как-то щегольски вписан в здание и составляет его основу. Над тремя кокошниками подняты пять глав, изысканно собранных к центру. Немного отступя к востоку к четверику примыкает небольшой Симеоновский придел - храмик с одной апсидой и главой. С запада композицию продолжает пониженная трапезная, она плавно перетекает в паперть с крыльцом и шатровой колокольней.
    Мы любовались четвериком и скромным перешейком трапезной, а теперь наблюдаем другую доминанту, вторую основу ансамбля и ключ к его красоте. Многие любовались этим крыльцом и колокольней - Н.К. Рерих, Б.Н. фон Эдинг, Б.М. Кириков и др. Все они живописным или литературным языком описывали совершенство храма.
    Вглядимся и мы. Колокольня продолжает линию трапезной. Над папертью небольшая квадратная палатка, а над ней восьмигранный ярус звона со стройным шатром. Почти все здесь насыщено простым и благородным декором, введенным со вкусом и не оставляющим глазу пустых мест. Это и слухи шатра, и округлые колонки и архивольты столбов и арок. Весомо и стремительно, постепенно набирая силу, колокольня стремится вверх. Но ее движение ограничивает неожиданный элемент, - пожалуй, главная изюминка здания - сильно вынесенное крыльцо. Его столбы-кубышки рундука, тяжелые арки и шатрик замедляют взлет шатра и словно приближают его к нам. Этот контраст утонченной и четко обрисованной колокольни и грубовато-пластичного крыльца --наполняет жизнью довольно распространенную композицию. Еще замечаем, как крыльцо соотносится с тоже вынесенным вперед приделом Симеона Столпника. В их свободной симметрии тоже немалая оригинальность замысла. Они образуют нечто похожее на глубокий двор-курдонер, организующий и укрупняющий массы.
    Похожую композицию, построенную на соотношении крупного четверика и гармонично противопоставленных крыльца и колокольни, имеет ярославская церковь Николы Рубленного (1695 г.), отличающаяся более скромными размерами и почти лишенная декора.
    С севера и запада композицию церкви образуют разновысотные массы Предтеченского придела и колокольни. Эти фасады наделены особой живописностью. Особенно поражает пирамидальная вертикаль колокольни, вырастающая из могучих масс. Восточный фасад образуют закругления апсид, в том числе и декоративно разделенного на три части главного алтаря.
    Именно северный и западный фасады раньше воспринимались главными, так как были обращены к старым Фалелеевой и Предтеченской улицам. Церковь стояла на углу. Вокруг нее была небольшая площадь, позволявшая видеть апсиды, с Предтеченской улицы приоткрывавшая крыльцо и южный фасад, который был как двор храма.
    Фасады храма, кроме прекрасных композиции и деталей, хранят еще один немаловажный элемент - изразцы. Многоцветные узорные плитки удивительным ковром покрывают верх центрального барабана, широким фризом проходят под карнизом. И единичными изразцами насыщены ширинки паперти и крыльца, кокошники, барабан. Изразцовый убор Предтеченского храма самый богатый и лучший в городе. В его цветовых пятнах, диковинных узорах, изысканном и выверенном расположении с наибольшей силой проявились талант и умение мастеров, а также богатство и любовь к красоте заказчиков, давших городу столь много.
    Интерьеры храма тоже не лишены своеобразия. Северный придел сильно вытянут в плане. В нем под уютными полуциркульными сводами лишь слегка разделены трапезная и храмовая часть. Под главным храмом в подклете находятся две одностолпные сводчатые палаты, предназначенные для хозяйственных нужд. В них, видимо, как и под многими церквями Ярославля, с самого начала намечались купеческие склады, - быть может, самого Н.Г. Чеполосова. Нижний ярус Симеоновского придела первоначально был открыт и представлял собой две арки, поддерживавшие придел с запада и юга. Открытые арки, галереи, крыльца, может быть, неуместные в условиях холодного и влажного северного климата и в большинстве своем перестроенные впоследствии, делали храмы более уютными, гармонично связывали их с пространством улицы.
    Но главным было помещение на втором этаже. Туда поднимались по парадному крыльцу, попадали на вытянутые в одну линию паперть, в трапезную и, наконец, в широкий светлый четверик. Он перекрыт ставшим уже традиционным сомкнутым сводом, центр которого открывает единственный световой барабан. Из четверика внутристенная лестнице ведет в нижний северный придел, а через арку можно перейти в южный.
    Таков во всех чертах Предтеченский храм. После постройки его украсили иконами замечательных русских мастеров. В том числе в нем были иконы письма Петра Билиндина, ученика прославленного Симона Ушакова. Многие образы и утварь перешли из старых деревянных церквей. Первоначально они стояли в тябловых иконостасах (одно тябло с надписью вязью и изящным растительным орнаментом до сих пор стоит в летнем храме Спаса Нерукотворного). Видимо, были и стенные росписи, появившиеся, если не изначально, то спустя некоторое время после окончания строительства.
    В основном хорошо известно лишь более позднее убранство храма, постепенно созданное в середине XIX века. Так в тот период, в 1855 г., известный угличский живописец Дмитрий Григорьевич Буренин полностью расписал летний храм. Еще раньше, в 1843 г., он поновил и дополнил росписи Предтеченского придела. В Спасском храме тогда же или еще раньше появился скромный лепной декор - профилированные жгуты и тяги, подчеркивавшие контуры сводов и детали помещений. Росписи Буренина "живопись клеймами" - представляли собой крупные сюжеты в пышных иллюзорных рамах на бледно-голубом фоне, словно панно или картины, - повешенные на стенах и лотках сводов. В 1855 г. установили и новый вызолоченный иконостас. В него перенесли многие старые иконы и написали новые. Иконостас был с колоннами, резьбой, состоявший из пяти основных и верхнего дополнительного яруса. По аналогии с другими храмами можно предположить, что он был выполнен в подражательном барочном или каком-то эклектичном стиле. Приделы украшали появившиеся в разное время небольшие колончатые иконостасы.
    В общем, можно сказать, что интерьеры тоже отличались роскошью и благообразием. В них было много древних, уникальных предметов, входивших в сокровищницу искусства и достойно дополнявших прекрасную архитектуру, а были и просто красивые вещи, свидетельствовавшие о смене вкусов и радении причта и прихожан о благолепии храма.
    За протекшие годы церковь Рождества Иоанна Предтечи коснулись многие события. Так, в апреле 1719 г., 6 декабря 1792 г. и 14 марта 1822 г. город постигли сильные наводнения. От них мог пострадать и Предтеченский храм. В середине января 1872 г. сильным ветром разрушило кровлю на северном теплом приделе. Но после всех этих бед храм непременно восстанавливался.
    Одно время к Предтеченскому храму был приписан бывший Воскресенский монастырь, упраздненный в 1764 г. и обращенный в приходскую церковь. Из бывшей обители поступило несколько древних икон, украсивших церковь. По бедности и недостатку прихожан Воскресенская церковь нуждалась в поддержке, которую мог оказать довольно состоятельный Предтеченский храм.
    В истории церкви большую память оставили некоторые священники и благотворители о. Александр Смирницкий, о. Федор Ширяев, о. Александр Алексинский, о. Николай Воскресенский и купцы Хорхорины. Именно их стараниями на протяжении XIX - начала XX столетий содержался, украшался и жил храм. Михаил Александрович и Иван Михайлович Хорхорины, известные угличские мастера-серебренники, на протяжении многих лет были старостами церкви. Александр Николаевич Алексинский, заботясь о служении и нуждах храма, живо понимал и проблемы жителей города. По его инициативе в 1896 г. при церкви создается Общество трезвости. Оно занималось просветительской работой с населением, заботилось об излечении страдавших этим недугом..
    Николай Алексеевич Воскресенский, священник Предтеченского храма с 1899 г., стал и первым ее исследователем. Он живо увлекся историей и сокровищами одного из древнейших угличских храмов, заботился об их сохранении и, кроме того, оставил подробные записки по истории церкви. Также он продолжал работу предшественника в Обществе трезвости, проводил народные чтения в Угличском Духовном училище.
    Ему же было суждено стать последним священником Предтеченской церкви.
    В те годы в Угличе было 26 церквей, известных с давних времен или вновь основанных в XVII и XIX веках; два монастыря. Все они были выстроены в камне. Уже невозможно представить красоту и великолепие, которые они придавали городу, господствуя почти на всех площадях, улицах и, особенно, в волжской панораме - просто сказочное зрелище, созданное трудом многих поколений угличан. И это богатство не смогли уберечь люди XX века, оскорбив и поправ тем память достойных предков.
    С 1917 г. для Предтечевской церкви и большинства других начинается пора тяжелой борьбы за выживание, не жизни, а агонии, которая вела лишь к одному концу.

Угличские церкви закрывались одна за другой, уже в 1920-х гг. начались разрушения. В больших усилиях Предтеченский храм продержался дольше других и, может, остался бы, но в Углич в 1935 г. пришел Волгострой, и началось строительство ГЭС. В связи с этим он и два других были закрыты. Так оборвалась более чем двухсотлетняя история каменного храма. Но жизнь продолжалась. К счастью, Предтеченскую церковь как особо ценный памятник архитектуры не разрушили - в отличие от других 15 храмов. Но могли - в темные 30-е гг. мало считались с ценностью святынь, и в том же Угличе под ударами вандалов падали не менее ценные храмы и другие памятники русской культуры.
    Так или иначе, церковь уцелела и по-прежнему радовала глаз. В 1961-1970 гг. была отреставрирована по проекту архитектора С.Е. Новикова. При этом были устранены повреждения, возвращен пострадавший от времени и перестроек первоначальный облик. Снаружи было еще ничего, но внутри - то, что следует называть мерзостью запустения. Ведь церковь после закрытия превратили в склад, не пощадили убранство, утварь, резьбу иконостасов. Только, к счастью, судьба имущества Предтеченского храма была иной, чем подавляющего большинства - многие ценные иконы и утварь не были уничтожены и вывезены за пределы Углича, а целостным комплексом поступили в его музей и до сих пор радуют глаз, свидетельствуя о прежнем богатстве Углича, искусстве мастеров и рвении горожан на благо города, а также о тяжести утрат, понесенных в XX веке. Ведь не менее ценными собраниями, несомненно, обладали и другие угличские храмы.
    В иконостасах Предтеченской церкви стояли такие замечательные иконы как "Никола" конца XV - начала XVI века, "Симеон Столпник с житием" первой трети XVII века, "Иоанн Предтеча Ангел Пустыни" рубежа XVII - XVIII веков и другие, ныне составляющие гордость экспозиции Угличского музея.
    В настоящее время храм передан в ведение Воскресенского мужского монастыря. Начата его реставрация.
    Трудно поверить, что еще семь десятилетий назад в храме шли службы, и он блистал красотой. Ныне уцелели лишь фасады, а интерьеры целиком принадлежат цивилизованному XX веку.
    Мощи младенца Иоанна Чеполосова, за время жизни храма открывавшиеся несколько раз, в последний раз были обретены при реставрации. Позднее их перенесли в Корсунский храм, где они почивают и сейчас. Поклониться им приходят многие люди. Может быть и Предтеченский храм, одна из красивейших и древнейших церквей города, когда-нибудь возродится, и будет вновь радовать угличан и гостей города.

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский