РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Мерзлютина Н.А. Архитектурные памятники села Фаустово. В кн.: Христианское зодчество. Новые материалы и исследования, М.,2004. Все права сохранены.

Размещение электронной версии в открытом доступе произведено: http://www.solovki-science.ru. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2010 г.

 

 

 

Н.А. Мерзлютина
Архитектурные памятники села Фаустово

 

Фаустово. Троицкий собор. Фото 2005 г.     Неподалеку от подмосковного города Бронниц располагается древнее село Фаустово, украшением которого служат два каменных храма, сохранившиеся от построек Марчуговской Соловецкой пустыни. Троицкий собор и надвратная церковь Зосимы и Савватия возведены в последние десятилетия XVII в. и образуют стилистически единый комплекс с характерными чертами нарышкинского стиля (1). Архитектурные особенности этого монастырского ансамбля заслуживают отдельного исследования.

     Некоторые историки относят основание Марчуговской Соловецкой пустыни к концу XV в. (2). По другим источникам обитель была основана в середине XVII в. (3). Наиболее полные сведения о ранней истории монастыря мы находим у архимандрита Досифея, который сообщает, что Соловецкая пустынь была основана в память об избавлении бывшего в Москве морового поветрия, а свое название получила "...по произволению основателя протоиерея Кремлевского Благовещенского собора Стефана Нифонтова и по именному повелению царя Алексея Михайловича" (4). Первоначальное место обители находилось в с. Марчуги Вохонинской десятины у Красного холма на берегу Москвы-реки. После того как находящийся на иждивении ктитора монастырь размыло половодьем, по жалованной грамоте от 20 февраля 1655 г. и царскому указу от 1657 г. он был перенесен на высокий берег Москвы-реки в деревню Фавстово на Красном Холме (5).

     А. Ратшин сообщает, что в XVII в. до 1678 г. Марчуговская Соловецкая пустынь была приписной к подмосковному Андреевскому монастырю в Пленницах (6). Обитель продолжала пользоваться покровительством царского дома. Государь Федор Алексеевич в 1678 г. пожаловал в обитель напрестольный серебряный крест с мощами свв. Пантелеймона и Артемона, а в 1679 г. - большое чеканное блюдо для вынесения креста и серебряное кадило (7).

     По Указу 1699 г. царя Петра I пустынь была приписана к Соловецкому монастырю, в ведении которого находилась до своего упразднения в 1764 г. (8) Жалованная грамота на владение пустынью была дана соловецкому архимандриту Фирсу 30 декабря 1700 г. В ней находятся наиболее ранние свидетельства о монастырских постройках, взятые из описных книг приказа Большого дворца. В монастыре имелись "верхняя церковь Троицы, под нею церковь Благовещения с трапезною, к церкви приделана колокольня, на колокольне часы и колокола... да к трапезе приделана келарская с сенми, поварня, хлебня, под ними ледник, все каменное. Около монастыря городьба деревянная, передние ворота... да две кельи каменные, три кельи деревянные... за монастырем двор конюшенный и двор скотный" (9).

     Доминирующий в монастырском ансамбле Троицкий собор представляет собой поднятый на подклет, окруженный галереями-гульбищами, вытянутый по вертикали кубический объем, увенчанный пятью главами. В декоративном убранстве памятника использован белый камень, поливные изразцы и живописная имитация белокаменной резьбы. В подклетном этаже помещалась теплая Благовещенская церковь, в верхнем - летняя Троицкая. У северо-западного угла собора находится шатровая колокольня, перестроенная в 1870 г. в псевдорусском стиле.

     Подклетный этаж архитектор А. С. Фуфаев датировал 1660-1670-ми гг., верхнюю церковь - 1690-ми гг. Исследования С. В. Демидова, автора проекта реставрации, позволили установить, что подклет на протяжении XVII в. подвергался переделкам (10). В частности, изменена форма оконных наличников, усилены столбы и арки подклета, возведены галереи. По-видимому, строительство соборного храма, начатое в 1670-е гг., затянулось на два десятилетия, что обусловило сочетание в облике памятника композиционных и декоративных приемов московского узорочья и нарышкинского стиля.

     Подклетный этаж представляет собой кубический объем с помещенными в центре двумя мощными столбами. Трехчастный алтарь нижнего храма вынесен к востоку, что придает зданию пирамидальную композицию с восточной стороны. Нижняя Благовещенская церковь, по-видимому, была освящена в конце 1670-х гг. Косвенными свидетельствами этому служат царские вклады ценной утвари. Об архитектуре 60-70-х гг. XVII в. говорят сохранившиеся порталы подклетного яруса. Южный перспективный портал выполнен из наборного кирпича и завершен архивольтом. Особый интерес представляет западный портал. Он обрамлен сдвоенными рядами из кирпичного жгута и был, очеввдно, фланкирован полуколонками, от которых сохранились лишь филенчатые постаменты с базами и капители. В верхней части портал завершается крупным кокошником, выполненным из кирпича и белого камня. Окна подклетного яруса завершались про-стыми треугольными фронтонами. В ходе исследований, проводимых С. В. Демидовым, в своде нижнего храма обнаружены керамические сосуды светло-коричневого цвета, располагающиеся вверх донцами. Размещение сосудов объясняется автором исследований как попытка облегчить нагрузку на свод подклетного этажа (11).

     Возведение верхнего Троицкого храма было закончено к 1698 г. В Книге Антиминсов имеется запись за 7207 г. (1698 г.) о выдаче антиминса на освящение храма: "Сентября в 2 день по благословенной грамоте дан антиминс к освящению новопостроеныя церкви Живоначальные Троицы Московского уезда в Соловецкую Пустынь что в Марчугах на Красном Холме а взял антиминс Козлова Города Троицкого монастыря черный поп Никита и расписался" (12).

     Верхний Троицкий храм представляет собой вытянутый с запада на восток двусветный четверик, увенчанный пятиглавием, в котором лишь центральная глава - световая. Каждый фасад завершается тремя крупными кокошниками, имитирующими закомары. Трехчастное членение фасадов продолжено тремя окнами верхнего света. Внешний облик храма не связан с его внутренней конструкцией и напоминает четырехстолпные соборы этого времени. Ближе всего по образу к исследуемому памятнику Успенский собор Иосифо-Волоколамского монастыря (1688-1692 гг.) и Успенский собор в Астрахани (1698-1710 гг.).

     В интерьере Троицкого собора в Фаустово расположены лишь два квадратных в плане столба. Только смешение порталов к востоку на боковых фасадах выдает двустолпную конструкцию храма. От столбов на стены перекинуты арки. Граненый барабан световой главы расположен строго между столбами. Переход к нему осуществляется через плоские паруса без дополнительных арок. Центральный неф и угловые компартименты перекрыты полулотковыми сводами, с расположением лотков при переходе восточной и западной стен в своды. В верхней части стен и столбов в 3-4 ряда расположены голосники. Трехчастный алтарь перекрыт коробовыми сводами, в основании конх помещен фриз из кирпичных ширинок. В этих ширинках ранее располагались иконки. На восточной стене первоначально имелся резной пятиярусный иконостас с иконами конца XVII в., в том числе письма Симона Ушакова (13).

     Двустолпная конструкция верхнего Троицкого храма заслуживает особого внимания. Исследованию двустолпия в русской архитектуре посвящен ряд научных трудов (14). В. П. Выголов разделил двустолпные храмы на два основных варианта: памятники, у которых центральный барабан сдвинут к востоку ("ложное" двустолпие), и памятники с центральным барабаном, расположенным по оси столбов ("истинное" двустолпие) (15). Второй вариант двустолпия, к которому принадлежит исследуемый памятник, впервые появляется в Благовещенском соборе Сольвычегодска, возведенном в 1560-1574 гг. известнейшей купеческой фамилией Строгановых в своей вотчине. Собор увенчан световым пятиглавием.

     "Истинный", или "развитый", двустолпный тип получает широкое распространение в XVII в., особенно в костромских, вологодских землях и центральной России. Причем, наряду с храмами, имеющими пять световых глав (церковь Лазаря в Суздале 1667 г., храм Николы во Владычной слободе в Вологде 1669 г., церковь Макария Макариево-Унженского Троицкого монастыря 1677 г., Воскресенский собор Деревяницкого монастыря в Новгороде 1698-1700 гг. и т. д.), появляются двустолпные пятиглавые (реже одноглавые) храмы, имеющие лишь центральную световую главу. Наиболее ранний пример - не дошедшая до наших дней церковь Троицы в Костроме 1645-1650 гг. (16).

     В последней четверти XVII в. было возведено около десяти подобных храмов. В этот список попадают:

      Вознесенский собор Давыдовой пустыни (1676-1782 гг.).

      Собор Владимирской Богоматери Сретенского монастыря в Москве (1679 г.).

      Церковь Иоанна Богослова в Богословской (Ипатьевской) слободе в Костроме (1681-1687 гг.).

      Собор Рождества Богородицы в Устюжне-Железнопольской (1685-1691 гг.).

      Успенская церковь в Воронеже (1690-е гг.).

      Собор Спасского монастыря в Коломне (1693 г., не сохр.) (17).

      Собор Спасо-Преображения в Кинешме (1694-1705 гг.).

      Троицкий собор Краснохолмской Соловецкой пустыни (1698 г.).

      Казанская церковь в Торопце (1698 г.).

      Церковь Михаила Архангела в Чебоксарах (1702 г.).

     Большинство этих храмов были возведены как монастырские соборы. География памятников показывает, что к последней четверти XVII в. развитое двустолпие распространилось уже по всей стране. Система лотковых (или полулотковых) сводов и пятиглавие с одной световой главой, имеющиеся в Троицком соборе села Фаустово, встречаются лишь в соборе Сретенского монастыря, храме Рождества Богородицы в Устюжне-Железнопольской и Успенской церкви в Воронеже.

     На сам выбор двустолпной конструкции для монастырского собора Соловецкой пустыни могла отчасти повлиять архитектура Спасо-Преображенского собора Соловецкого монастыря (1556-1566 гг.). На первый взгляд монументальность памятника, смещение центральной главы к востоку, лаконичность и скупость форм его убранства имеют мало общего с архитектурой исследуемого храма. В то же время мы можем наблюдать сходство отдельных деталей архитектурной композиции. Так в Соловецком соборе центральный барабан имел граненую форму, а боковые барабаны глав, помещенные над палатками второго этажа, имели круглые барабаны. О том, что эта особенность была замечена зодчими конца XVII в., говорят нам и другие примеры. По мнению В. П. Выголова, подобное решение пятиглавия послужило образцом при возведении бесстолпного Спасо-Преображенского собора одноименного женского монастыря в Великом Устюге 1689-1696 гг. (18).

     Барабаны боковых глав Троицкого собора в Фаустово имеют круглую форму и украшены характерной для "узорочья" аркатурой, в то время как барабан центральной световой главы имеет граненую форму и декорирован филенками и полуколонками на углах. Это крайне редкое сочетание для памятников нарышкинского стиля связано, на наш взгляд, с влиянием соловецкого собора, столбы которого, как и столбы храма в Фаустово, имеют квадратную форму. Таким образом, в интерьере наблюдается сочетание двух квадратных столбов и одного светового граненого барабана. Важно также обратить внимание на тот факт, что в Соловецком монастыре существовала еще одна двустолпная церковь. В 1577-1584 гг. центральный комплекс сооружений был дополнен Никольским храмом, разобранным по указу монастырских властей в 1830 г. (19). Наличие в одном монастыре двух двустолпных храмов могло восприниматься выходцами с Соловков в конце XVII в. как отличительная архитектурная особенность этого монастыря. В этой связи интересна информация, имеющаяся в Жалованной грамоте 1700 г., о том, что уже 3 июля 204 г. (1696 г.) Петром I был издан Именной Указ о приписке пустыни к Соловецкому монастырю и об управлении обителью строителями Соловецкого монастыря: "...и в прошлом 204 году июля в 3 день, по Нашему Именному указу велено тое Соловецкую пустынь, что в Марчугах, приписать к Большому Соловецкому монастырю, а надзирать Московские их службы строителю, и чтоб в той пустыне инокам пред прежним прибывало, а не малилось..." (20). Не случайно В. В. Зверинский указывал 1695 год как дату приписки пустыни к Соловецкому монастырю (21). Приписка Марчуговской пустыни к Соловецкому монастырю произошла после посещения Петром I Соловецкой обители в 1694 г. В это же время к Соловкам отошла и Чухломская Авраамиева пустынь с землею и крестьянами (22). Таким образом, соловецкие строители появились в Марчугах, по-видимому, уже в середине 90-х гг. XVII в. Приводя список настоятелей Марчуговской пустыни, архимандрит Досифей указывает, что до приписки Соловецкому монастырю настоятелями были строители, подчиненные ведению Строителей большого Московского Соловецкого подворья. После же этой приписки Марчуговской пустынью управляли Соловецкие строители, зависимые от архимандритов Соловецких и избираемые из соловецкого братства (23). Вероятно, в этот период возобновляется прерванное строительство собора, завершенное к 1698 г. При этом вариант двустолпия собора в Фаустово характерен для памятников второй половины XVII в.

     Редкой особенностью архитектуры Троицкого собора является сочетание двустолпия и нарышкинского декора. Специалистами по нарышкинскому стилю уже не раз отмечался тот факт, что декоративное убранство памятников в конце XVII в. выполнялось отдельной артелью, подчас не связанной с артелью зодчих. Причем нарышкинский декор использовался на фасадах разных по типологии храмов, стилистически их уравнивая. В то же время над украшением одного памятника могли работать разные артели резчиков. В архитектуре 1690-х гг. - периода расцвета нарышкинского стиля - есть примеры украшения храмов крестово-купольной системы новым декором, самый яркий из которых - шестистолпный Успенский собор в Рязани (1693-1699 гг.).

     Кроме исследуемого памятника в зодчестве конца XVII в. встречаются примеры сочетания развитого или симметричного двустолпия с использованием отдельных нарышкинских деталей (Воскресенский собор Деревяницкого монастыря в Новгороде 1698-1700 гг., увенчанный световым пятиглавием, или Архангельский собор в Чебоксарах 1702 г.). Белокаменное убранство Троицкого собора в Фаустово выполнено наиболее последовательно. Мы имеем дело с уникальным сочетанием развитого двустолпия в интерьере и развитого нарышкинского декора. Фасады памятника завершены ярусом декоративных закомар, отрезанных от поля стены трехчастным карнизом. Зрительно закомары опираются на консоли из обрывающихся парных полуколонок. Углы четверика в уровне верхнего света фланкированы встроенными трехчетвертными колоннами с белокаменными капителями, причем основаниями для угловых колонн, чуть больших в диаметре, служат белокаменные постаменты-"дыньки" (редкая декоративная деталь). Окна и порталы верхней Троицкой церкви имели развитые бело-каменные наличники с приставными колонками на кронштейнах и характерными разорванньши фронтонами. В нижнем ярусе света их каменные формы были дополнены с боков нарисованными фигурными картушами. Обрамления порталов, кроме западного, утрачены. В их верхней части помещены резные белокаменные кресты. Перекрытия галерей гульбища первоначально были деревянными, а его парапет украшали полихромные раппорты из четырех изразцов с изображением птицы, сидящей на букете из цветов и фруктов. Такие же раппорты использованы в декоре галереи собора Иосифо-Волоколамского монастыря (1688-1692 гг.).

     Таким образом, собор в Фаустово представляет собой двустолпную конструкцию, выбор которой может быть связан с архитектурными памятниками Соловецкого монастыря. В то же время храм возведен в формах, характерных для своего времени и представляет собой интересный пример сочетания развитого двустолпия и декоративного белокаменного убранства нарышкинского стиля.

     Церковь Зосимы и Савватия, расположенная над Святыми во-ротами монастыря, возведена в конце 90-х гг. XVII в. Датировка памятника уточняется находившейся в иконостасе храмовой иконой, написанной в 1699 г. (24). Посвящение храма соловецким чудотворцам подчеркивает связь обители с Соловецким монастырем.

     Здание сооружено из кирпича с использованием в декоративном убранстве белого камня и изразцов. Памятник представляет собой вытянутый по оси запад-восток двухэтажный объем. Нижний ярус, больший по площади, прорезан проездом Святых ворот и восточной калиткой, по сторонам которой расположены кладовые палаты. Во втором ярусе располагается одноглавый храм с примыкающими к нему с востока и запада равновеликими объемами трехчастной абсиды и притвора. Храм окружен открытой галереей-гульбищем, огражденной кирпичным парапетом. На галерею можно подняться по кирпичной лестнице у северо-западного угла здания. Двусветный бесстолпный четверик храма перекрыт глухим сомкнутым сводом, а остальные помещения - полулотковыми пологими сводами. Притвор сообщается с основным пространством храма центральным проходом и двумя окнами. В архитектурной композиции памятника подчеркнута симметрия. Двухпролетные ворота в нижнем ярусе здания образуют на фасаде трехчастную композицию благодаря введению арочной ниши, имитирующей западную калитку, аналогичную восточной. Объем ворот расчленен пилястрами большого ордера на постаментах. Парапет гульбища украшен муравлеными изразца-ми. Общая пирамидальность композиции подчеркнута размещением порталов и окон на боковых фасадах. В уровне первого света помещено по два окна, расположенных по сторонам от портала, которым соответствуют лишь два окна второго света.

     В верхней части четверика, имеющего четырехскатное покрытие, вдет пояс декоративных кокошников, расположенных по три на фасадах. Окна декорированы в нарышкинском стиле. Они фланкированы полуколонками и увенчаны разорванными наличниками. Углы четверика закреплены полуколоннами, расположенными по одной на плоскости фасада.

     Церковь Зосимы и Савватия относится к типу традиционных бесстолпных храмов нарышкинского стиля, перекрытых сомкнутым сводом и увенчанных одной главой. Первым примером подобных памятников является трапезная церковь Симонова монастыря (1683-1685 гг). Композиция Святых ворот, служащих постаментом для меньшего по объему и окруженного открытой галереей храма, также находит аналогии среди лучших памятников этого жанра: храмов над Святыми воротами Новодевичьего монастыря (1688 г.) и Троице-Сергиевой Лавры (1693-1699 гг.).

     Как в отдельных архитектурных деталях композиции, так и в декоративном убранстве надвратного комплекса наблюдается сочетание новых и традиционных приемов. Нарышкинские детали, выполненные из лекального кирпича и белого камня, соседствуют с муравлеными изразцами, характерными для древнерусской архитектуры более раннего периода. Глухой барабан храма имеет круглую форму, характерную для памятников "узорочья". При этом он декорирован на нарышкинский манер (не аркатурой, а отдельными полуколонками, что создает ощущение характерной для стиля конца XVII в. граненой формы).

     Святые ворота с церковью Зосимы и Савватия воспринимаются в основном с севера и с юга, откуда общая пирамидальность композиции читается наиболее четко. Это сближает образ надвратного комплекса с храмами типа "восьмерик на четверике", широко распространенными в конце XVII в., в том числе и среди надвратных церквей. Примером может служить надвратная церковь Зачатьевского монастыря в Москве 1696 г. и храм Рождества Иоанна Предтечи Солотчинского монастыря под Рязанью (1695-1698 гг.), в декоративном убранстве которого наряду с белым камнем также использованы и-разцы. В ширинках гульбища надвратной церкви Зосимы и Савватия помещены муравленые изразцы с изображением птиц и орнамента. Из описи 1741 г. мы узнаем, что глава надвратного храма была декорирована зеленой черепицей (25).

     В то же время, исследуя церковь над Святыми воротами Марчуговской Соловецкой пустыни, следует вновь обратиться к памятникам Соловецкого монастыря, где в 1596-1601 гг. над Святыми воротами была возведена Благовещенская церковь, представляющая собой бесстолпный четверик, увенчанный одной глухой главой. Позволим себе предположить, что при строительстве церкви Зосимы и Савватия Соловецкий монастырь также не был забыт.

     Сохранившийся до наших дней монастырский комплекс с. Фаустово представляет собой замечательный образец архитектуры конца XVII в. Архитектурные особенности храмов и посвящение надвратной церкви говорят о том, что заказчик монастырского комплекса ориентировался на Соловецкий монастырь. Трудно ответить на вопрос, кто был автором идейного замысла соборного храма и надвратной церкви. Архитектурная программа могла быть разработана строителем Соловецкого монастыря, проживавшим на московском подворье. И Троицкий собор, и надвратная церковь Соловецкой пустыни принадлежат к традиционным типам русской архитектуры, при этом их декоративное убранство выполнено в новом нарышкинском стиле, расцвет которого выпадает на 1690-е гг. и для которого характерно сочетание нового и традиционного.

     Примечания:

     1. Памятники архитектуры Московской области. Т. 1. М., 1975. С. 57; Па-мятники архитектуры Московской области. Вып. 1. М., 1998. С. 114-116.

     2. Н. Иванчин-Писарев указывает точную дату - 1492 г. См.: Иванчин-Писарев Н. Прогулка по древнему Коломенскому уезду. М., 1844. С. 18; Зверинский В. В. Материалы для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. СПб., 1892. С.ЗЮ.

     3. Ратшин Ал. Полное собрание исторических сведений о всех бывших в древности и ныне сушествующих монастырях и примечательных церквях в России. М., 1852. С. 279; В. В. Зверинский, ссьшаясь на П. М. Строева, указывает точную дату - 1653 г. См: Зверинский В. В. Указ. соч. С. 311.

     4. Архимандрит Досифей сообщает также о том, что протоиерей Стефан Нифонтов бьш духовником царя Алексея Михайловича. В 1671 г. он постригся в монашество в Соловецком монастыре с именем Савватия. См.: Архимандрит Досифей. Приписная Новосоловецкая Марчуговская пустынь // Географическое, историческое и статистическое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря. М., 1836. С. 397-398.

     5. Архимандрит Мелетий. Историческое описание ставропигиального пер-воклассного Соловецкого монастыря. М., 1881. С. 292-293; Архимандрит Досифей. Указ. соч. С. 398, 410; Иванчин-Писарев Н. Указ. соч. С. 22.

     6. Ратшин Ал. Указ. соч. С. 279.

     7. Иванчин-Писарев Н. Указ. соч. С. 18; Архимандрит Досифей. Указ. соч. С.400.

     8. Скворцов Н.А. Материалы по Москве и Московской епархии за XVIII в. М., 1911. С. 196.

     9. Архимандрит Досифей. Указ. соч. С. 403-409.

     10. Сведения взяты из Паспорта на собор, хранящегося в Секторе Свода памятников архитектуры НИИ, составленного Е. Н. Подъяпольской в 1977 г.

     11. Демидов С. В. Новые данные о памятниках с. Фаустово // Реставрация и исследования памятников культуры. Вып. II. М., 1982. С. 238.

     12. РГАДА. Книга Антиминсов. Ф. 235. Оп. 2. Д. 138. Л. 155. В первом издании "Памятников архитектуры Московской области" указывается точная дата возведения верхнего Троицкого храма - 1696-1698 гг. - без указания источника.

     13. Известия Императорской археологической комиссии. В. 61. СПб., 1916. С. 96-99.

     14. О типологии двустолпных храмов см.: Богусевич В. А. Новый архитектурный тип в русском зодчестве ХУ1-го и ХУ11-го столетий // Сборник аспирантов ГАИМК. Л., 1929. С. 93-101; Выголов В. П. Архитектура Благовещенского собора в Сольвычегодске // Архив архитектуры. Вып. 1. М., 1992. С. 77-101; Аминов К.В. Двустолпная конструкция интерьеров в культовом зодчестве России второй половины XVII века // Филевские чтения. Тезисы конференции 16-19 мая 1995 года. М., 1995. С. 3-8.

     15. Выголов В. П. Указ. соч. С. 82-83.

     16. Богусевич В.А. Указ. соч. С. 99.

     17. Этот единственный из приведенного списка одноглавый памятник опубликован в книге: НекрасовА. И. Возникновение Московского искусства. М., 1929. С. 77-81.

     18. Выголов В. П. Указ. соч. С. 85.

     19. Там же. С. 82; Скопш В. В. На Соловецких островах. М., 1990. С. 53.

     20. Скворцов Н.А. Указ. соч. С. 196.

     21. Звершский В. В. Указ. соч. С. 310.

     22. История первоклассного ставропигиального Соловецкого монастыря. СПб., 1899. С. 115-116.

     23. Архимандрит Досифей. Указ. соч. С. 402.

     24. Сведения взяты из Паспорта на храм Сектора Свода памятников архитектуры НИИ, составленного Е. Н. Подъяпольской в 1977 г.

     25. Архимандрит Досифей. Указ. соч. С. 400.

  

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский