РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

 

Источник: Николаев Б.П. К истории окраин Владимира // Памятники истории и культуры. Вып. 1, Ярославль, 1976, стр. 142—149. Все права сохранены.

Размещение материала в открытом доступе произведено: russiancity.ru. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2016 г. 

 

   

Б.П. Николаев

К ИСТОРИИ ОКРАИН ВЛАДИМИРА

 

Северная граница города Владимира в ранний период существования его проходила по среднему и нижнему течению реки Лыбеди,2 русло которой в настоящее время почти полностью заключено в бетонные трубы. На северо-восток от этой естественной границы находилась местность, об истории которой идет речь в данной статье. Топонимика и археология этой местности изучена еще слабо. Этот район протянулся на север от Лыбеди до деревни Сущево и на северо-восток до села Красного, т. е.


2 Воронин Н. Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII—XIII вв. Т. I, М., 1961, с. 39, 129.

- 142 -


примерно, охватывая территорию северо-восточной части современного города Владимира. Существование этого района было тесно связано с жизнью Владимира и занимало определенное место в его долгой и славной истории.

Здесь, на север от Лыбеди, во многих местах среди подъемной керамики встречаются обломки грубой лепной посуды, которая относится археологами к концу I и началу II тысячелетий нашей эры. Несомненно, эта местность уже в этот период времени не была сплошным лесным массивом, а часть ее отвоевывалась у леса и использовалась под пашню угро-финским племенем, а затем славянами. Об этом свидетельствует и топонимика этого района.

К югу от д. Сущево находилась обширная пустошь Уршева.1 Слово «урша» на языке финно-угорского племени мери означает «рожь».2 Надо полагать, что эта земля уже в I тысячелетии н. э. находилась под этой сельскохозяйственной культурой.

Следует отметить, что при работе над топонимами этого района замечена следующая особенность в их изменениях. Урочища, упоминаемые в межевых документах XVIII века, в дальнейшем исчезают, уступая место более поздним названиям, а старые топонимы сохраняются, в основном, в названиях оврагов, некогда примыкавших к этим урочищам. Например, название рощи Кузянка, упоминаемое в документах 17 века, в последующих письменных документах не встречается. Это название местными жителями перенесено на большой овраг, некогда находившийся в северной части этого урочища. Название пустоши Уршева, встречающееся в межевых книгах XVIII века, в архивных документах XIX века уже не упоминается, а название это сохраняется за небольшим оврагом, находившимся на ее территории.3

То же самое, видимо, происходило и с названием земли слободки Варварки, находившейся за Лыбедью с правой стороны от большой Суздальской дороги. Она состояла из «житьих людей и гостей»4 Новгорода, высланных из этого города во Владимир в конце XV века.5 Некогда примыкавший с запада к землям слободки овраг назывался Плотницкий.6 Видимо, много новгородских переселенцев происходило из Плотницкого конца, одного из древних районов Новгорода, название которого и было ими сюда занесено.

Интересно, что в древней Руси «слово «плотничество» означа-


1 Государственный архив Владимирской области (ГАВО), ф. 417, оп. 4, 842, 857.

2 Миллер Г. Ф. Описание живущих в Казанской губернии языческих народов. СПБ., 1791, с. 92.

3 ГАВО, ф. 417, оп. 4, д. 728.

4 ПСРЛ, т. XII, с. 220.

5 Воронин Н. Н. Владимир, Суздаль, Боголюбово. М., 1958, с. 26.

6 ГАВО, ф. 417, оп. 4, д. 582; Иванов А. И. Город Владимир на Клязьме. Владимир, 1927 (план города Владимира).

- 143 -


ло не только ремесло простого плотника или строителя судов, но также включало в себя и архитектуру и даже ваяние».1

Как в истории этого района, так и в жизни города Владимира заметное место занимала роща Кузянка (Кузячка), упоминаемая в документах XVII века. Как удалось установить, в начале II тысячелетия н. э. в этой роще возникло одно из первых славянских поселений в нашем крае, а на окраине рощи Кузянки, видимо, этими же славянскими племенами справлялся один из их любимых летних праздников Купала. В «смутное время» роща была свидетельницей военного столкновения владимирцев с войсками Лжедмитрия.

До последнего времени было не совсем ясно местоположение этой рощи. Так, владимирский краевед В. Доброхотов располагал ее к югу от речки Почайны до линии Нижегородского шоссе, предполагая, что «это может быть заветная, священная роща наших предков «язычников».2 А известный «любитель старины» К. Н. Тихонравов помещал рощу «Кузянку» к юго-западу от Сущева, примерно до верховьев Кузянского оврага.3 Располагая ее здесь, он, видимо, пользовался планом этой деревни конца XVIII века, где к западу от нее находился какой-то лесной островок.4

Пользуясь архивными документами первой половины XVIII века, попробуем выяснить границы рощи Кузянки в этот период времени. Из владимирских писцовых книг известна длина этой рощи: «Под Володимером лесу роща Кузячка вдоль на версту».5 Некоторые указания местоположения рощи есть в документе 1609 года: «В лесу в роще Кузянке у посаду... с другой стороны от Красного села».6

В настоящее время напротив с. Красного, прорезая возвышенный правый берег реки Ирпень (Рпень), находится овраг, носящий название Кузячка. Все эти данные позволяли думать, что здесь и нужно искать указанный в документе посад, находившийся за этой рощей. Это поселение удалось обнаружить на правом берегу Кузянского оврага недалеко от его устья. Здесь на поверхности земли, в огородах, мне удалось обнаружить большое количество фрагментов глиняной посуды, которая датирована археологами XV—XVII вв.


1 Труды второго археологического съезда в С.-Петербурге, вып. I, 1876, с. 1.

2 Доброхотов В. Характеристика черт владимирских гуляний. «Владимирские губернские ведомости», 1850, № 33.

3 Тихонравов К. Н. Археологические изыскания во Владимирской губернии. «Труды Владимирского губернского статистического комитета» вып. II, 1864, с. 125.

4 ГАВО, ф. 417, оп. 4. д. 857.

5 Тихонравов К. Н. Дорога от Владимира до Суздаля. «Владимирские губернские ведомости», 1847, № 1, писц. акты в приложении.

6 Смирнов А. И. Материалы для истории Владимирской губернии, вып. II, 1903, № 248, с. 263.

- 144 -


Карта окрестностей Владимира

Таким образом, роща Кузянка в первой половине XVII века занимала возвышенную часть плато между оврагами Почаевским и Кузянка, заходя несколько выше их верховьев. Да и название ее подтверждает, что, видимо, и в древности она занимала это местоположение. Слово «кузянка» несколько искаженное слово «кузем», которое на языке древнего финно-угорского племени мери означает «подниматься вверх, влезать». В верховьях речки Почайны находилось старое урочище «Русалка», где еще в XIX веке в начале лета происходил любимый праздник древних славян Купала1 или Роусалия.2 Этот праздник характерен красочными хороводами с однообразным и унылым напевом старинных песен, а в ночь на Ивана Купала — зажиганием костров и прыганьем через них. Если у славян-язычников по древним понятиям огонь имел очистительную силу, то позд-


1 Доброхотов В. Характеристика черт владимирских гуляний. «Владимирские губернские ведомости», 1850, № 33; Тихонравов К. Археологические изыскания во Владимирской губернии, вып. II, 1864, с. 125. «Труды Владимирского губернского статистического комитета».

2 Энциклопедический словарь Брокгауза Ф., т. XXVII, 1899, с. 294.

- 145 -


нее этот обряд имел уже другое значение: «кто выше прыгнет через купальный костер, у того уродится и хлеб выше».

Археологические наблюдения в этом урочище позволили на поверхности земли обнаружить несколько фрагментов керамики, характерной для города Владимира XII—XIII веков, свидетельствующих о том, что урочище Русалка в этот период времени не была безлюдным местом.

В XV веке с образованием и развитием Российского госу­дарства растет и город Владимир, которому в середине этого столетия уже не угрожали опустошительные татарские набеги, многократно разорявшие его окрестности. В это время, судя по археологическим наблюдениям, вокруг Владимира возникло ряд посадов и слобод, которые, несомненно, имели немаловажное значение в развитии торговли и ремесла этого города. В 1609 году после неудачного штурма Владимира эти поселения были уничтожены отрядами Лжедмитрия.1 Отсутствие сведений об этих поселениях в последующих письменных источниках свидетельствует о том, что они уже более не восстанавливались.

Другое обширное поселение XV—XVII вв. обнаружено на левом берегу реки Ирпень, у подножья возвышенности, на которой расположено село Красное.2 Здесь среди керамики, характерной для XV—XVI веков, встречается керамика болгарского типа.3 Лощение посуды вертикальное и горизонтальное, обжиг хороший. Здесь собраны также обломки тонкостенных красных кувшинов с одной ручкой, с «бархатистой» поверхностью. Среди этой керамики были фрагменты сосудов из совершенно белой глины. Как у тех, так и у других орнамент обозначен одной-двумя горизонтальными линиями под венчиками сосудов. Вся эта керамика археологами не датирована. Керамика выполнена на гончарном круге с отличным обжигом.

Небольшое поселение XV—XVI вв. было обнаружено на месте, указанном в середине XIX века В. Доброхотовым на склоне возвышенности Золотник, недалеко от Нижегородского (ныне Горьковского) шоссе.4 Среди керамики не оказалось посуды, характерной для Владимира XII—XIII веков, что не подтверждает предположения В. Доброхотова о том, что на этом месте якобы находился загородный дворец Андрея Боголюбского. Рядом с этим поселением в начале этого столетия археологу Н. Е. Макаренко показывали холм, называемый в народе «Гульбище», где жителями села Доброго устраивались народные гулянья.5


1 История культуры древней Руси. Т. 2, М.-Л., 1951, с. 62.

2 Энциклопедический словарь Брокгауза Ф., т. XVII, 1896, с. 35.

3 Костенко А. Владимир после Батыева нашествия. «Призыв», 20 июня 1970 г.

4 Смирнов А. И. Материалы для истории Владимирской губернии. Вла­димир, 1903, с. 264.

5 Николаев Б. Красное село. «Призыв», 11 марта 1970 г.

- 146 -


Наблюдения за земляными работами на левом берегу речки Лыбедь позволили обнаружить в местечке, называемом «слободка на ямках» культурный слой, содержащий керамику XV—XVI вв.

На северном краю посада Кузянка, на берегу речки Ирпень было сделано интересное археологическое открытие. Здесь в 1962—1963 гг. бульдозером была прорыта глубокая и широкая траншея, грунт из которой пошел для насыпки моста через этот овраг. В боковых стенках этой траншеи четко проступали темные полосы культурного слоя, содержащего славянскую керамику. Толщина культурного слоя 15—22 см. Керамика, собранная здесь и на поверхности земли, в огородах, археологом В. П. Глазовым датирована XI—XII веками, т. е. поселение, к которому относится эта керамика, видимо, возникло одновременно со славянским поселением, открытым в 1953 году П. А. Раппопортом на территории Печернего города во Владимире.1

Для Кузянского поселения XI—XII вв. характерна лепная керамика серого и красноватого цвета. Тесто, из которого она сделана, содержит большое количество крупных зерен дресвы, по всей вероятности, сильно обожженного, а затем растолченного гранита. Орнамент большей частью волнистый. Венчик горшков слегка отогнут. На гончарной посуде орнамент линейный и волнистый, покрывающий почти всю внешнюю поверхность горшков. Тесто состоит из зерен дресвы и ярко-красных кусочков шамота. Среди славянской керамики на поселении встречаются единичные фрагменты сосудов «дьяковского типа». Цвет керамики темно-серый, почти черный. Венчик сосудов прямой. Орнамент зубчатый, напоминающий орнамент керамики из Минского городища под Костромой.2

В 50-х годах XIX столетия К. Н. Тихонравов рядом с этим поселением обнаружил группу курганов: «Близ реки Рпень на возвышенном берегу оврага, где была роща Кузячка, есть урочище «Клады», тут так же курганы».3 Местоположение курганов им дано несколько неопределенно, но так как К. Н. Тихонравов располагал рощу Кузянку за оврагом этого же названия, а других оврагов в этом районе нет, то урочище «Клады», несомненно, находилось на левой, так же возвышенной, стороне Кузянского оврага.4

С востока к речке Лыбеди примыкало старое урочище «Ярилова долина». Она тянулась вверх по долине реки Ирпень до се-


1 Михаилов В. Находка у Золотых ворот. «Призыв», б сентября 1969 г.

2 Доброхотов В. «Древний Боголюбов-город...» М., 1852, с. 99.

3 Макаренко Н. Е. Новленский и Заколпский могилечники Владимирской губернии и археологическая поездка по Владимирскому уезду. «Труды Владимирской ученой архивной комиссии», вып. X, 1908, с. 3—4.

4 Раппопорт П. А. Очерки по истории военного зодчества Северо-Восточной и Северо-Западной Руси  X—XV века. М.-Л., 1961, с. 100, 102; Горюнова Е. И. Этническая история Волго-Окского междуречья. М. 1961, с. 23.

- 147 -


ла Красного. Местность от этого урочища к югу, по берегу реки Клязьмы, еще в начале XIX века носила название «Дубняк», как воспоминание о дубовом лесе, некогда произраставшем здесь. Большие стволы «мореного» дуба, вымывавшиеся отсюда в половодье рекой Клязьмой, подтверждают справедливость названия этого урочища.

Под Красным селом на правом берегу реки Ирпень лежит еще одно старое урочище «Княжий луг», на котором недалеко от устья речки Почайны некогда находился обширный холм, называвшийся в народе Ярило. По преданию, на этом холме и по всей нижней долине реки Ирпень происходили «Ярилины» — народные торжества восточных славян в честь Ярилы — бога солнца, любви и плодородия.1 Праздник солнечного божества Ярилы был очень популярен во Владимире, и даже в конце XIX столетия в урочище Ярилова долина стекалось много жителей города и крестьян окрестных селений, где с первыми лучами солнца до его захода происходил красочный весенний праздник древних земледельцев.2

В 50-х годах XIX века К. Тихонравовым были произведены археологические раскопки на Яриловом или Феодоровском холме, названном так позже по монастырю Феодора Стратилата, существовавшему на этом холме до 1764 года. К. Н. Тихонравов предполагал, что находившийся тут Федоровский монастырь «не был ли основан на месте Языческого капища».3

К сожалению, эти археологические раскопки были произведены без соблюдения основных научных требований, что было характерно для археологии того времени. В частности, при раскопках был применен траншейный метод раскопок, который не дает планиграфию изучаемого археологического объекта. Поэтому трудно судить, существовало ли языческое святилище на этом холме или нет. Правда, при раскопках Федоровского холма были найдены майоликовые плитки от полов храма и части от его белокаменных колонн.4 Эти находки пока единственное доказательство существования этого монастыря в XII веке.

Из других археологических находок в урочище Ярилова долина следует назвать известный клад серебряных вещей, найденных в 1837 году у Нижегородской заставы при прокладке шоссе из Владимира в Нижний Новгород. Археологические раз-


1 Доброхотов В. «Древний Боголюбов-город...» М., 1852, с. 97; Тихонравов К. Н. Археологические изыскания во Владимирской губернии. «Труды Владимирского статистического комитетам», вып. II, 1864, с. 125; Большая советская энциклопедия, т. 49, изд. 2, 1957, с. 641; История культуры древней Руси. т. 2, М.-Л., 1951, с. 67.

2 «Владимирские губернские ведомости», 1849, № 20, 1850, № 33.

3 Тихонравов К. Археологические изыскания во Владимирской губернии. «Труды Владимирского губернского статистического комитета», вып. II, 1864, с. 126.

4 Воронин Н. Н. Зодчество Северо-Восточной Руси, т. I, 1961, с. 310.

- 148 -


ведки на месте найденного клада не производились. Местоположение этого клада Г. Ф. Корзухиной указано несколько неточно.1 В 1968 году на правом берегу речки Почайны при планировке земли под спортивную площадку был найден небольшой клад русских ложек, монеты серебряные и медные конца XVIII в. — начала XIX в.2

На левом берегу реки Ирпень, у Красного села, недавно была обнаружена группа курганов, сильно подпорченная кладоискателями. Встречающиеся здесь фрагменты керамики XII—XIII веков позволяют предполагать существование следов славянского поселения где-то на возвышенной части села Красного.


1 Корзухина Г. Ф. Русские клады. М.-Л., 1954, с. 145, 166.

2 Николаев Б. Красное село. «Призыв», 11 марта 1970 г.

- 149 -

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

академик, профессор, доктор архитектуры

Сергей Вольфгангович Заграевский