РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Одинец Е.Г. Никольский собор Николо-Перервинского монастыря (исследования и реставрация). В кн.: Реставрация и исследования памятников культуры. Вып. IV. М., 2001. С. 85-91. Все права сохранены.

Материал отсканирован, отформатирован и предоставлен библиотеке «РусАрх» С.В.Заграевским. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2009 г.

 

 

 

Е.Г. Одинец

Никольский собор Николо-Перервинского монастыря

(исследования и реставрация)

 

Настоящая публикация является первой научной работой, посвященной Никольскому собору, одному из интереснейших памятников архитектуры на территории Николо-Перервинского монастыря в Москве.

Сейчас, когда многолетние реставрационные работы завершены и накоплены многочисленные исследовательские данные, можно попытаться дать анализ этого сооружения конца XVII века.

Строительство собора тесно связано с именем патриарха Адриана, после смерти которого Петр I прекратил патриаршество на Руси.

Основание Николо-Перервинского монастыря уходит в далекое прошлое. По свидетельству литературных источников, еще в XVI веке монастырь существовал под названием «Никола Старый» и был переименован, видимо, после царствования Иоанна Грозного1.

Точная дата основания монастыря неизвестна. Попытку определить ее находим в «Историческом очерке Николо-Перервинского монастыря», составленном иеромонахом Никифором, где делается предположение, что монастырь основан, по всей видимости, за несколько лет до Куликовской битвы, как и почти все монастыри Москвы2. Это предположение вполне оправдано, так как монастырь, находясь на высоком берегу Москвы-реки в 7 верстах к югу от столицы, мог быть основан как один из форпостов для отражения постоянных набегов на Москву с юга.

Первое документальное упоминание о Николо-Перервинском монастыре появляется в 1623 г. при размежевании земель. В этом документе – «Указе царя Михаила Федоровича из приказа Большого дворца» – монастырь именован уже не «Старым», а Перервинским3.

Это новое название монастырь получил вследствие того, что река Москва здесь круто прервала свое течение и обратилась вправо к селу Коломенскому.

В упомянутом выше документе сказано следующее: «Вотчина Перервинского монастыря по Москве-реке сельцо Слободка, а в нем церковь Никола-Чудотворец древен клетцкий, образы и свечи и книги и колокола – строение мирское приходских людей, а в ней игумен да два старца». Как видно из приведенной записи, монастырь в ту пору был весьма бедным. Более ранние его постройки не сохранились по причине татарских и литовских набегов и опустошений.

Известно, что в 1591 году вблизи обители стоял своим войском хан Казы-Гирей, а в 1610 г. – Лжедмитрий.

Позднее, при царе Алексее Михайловиче и патриархе Иосифе, состояние монастыря заметно улучшается. Алексей Михайлович питал особую привязанность к Перервинской обители, которую он часто посещал и делал богатые вклады.

Так, во вкладной монастырской книге за 1649 г. значится, что «строилась новая каменная церковь Успения Богородицы и Чудотворца Николая с колокольнею. Церковь Успения освящена была в 1650г., а постройка церкви Св. Николая продолжалась еще в 1654 г. ...

...В 1674 г. строилась другая каменная церковь во имя преподобного Сергия Радонежского Чудотворца...»4.

Существующий ныне в Николо-Перервинском монастыре Никольский собор построен в самом конце XVII века, в 1696 году, на средства патриарха Адриана и освящен им же в сентябре 1700 года. Это событие отражено в тексте, вырезанном на белокаменной плите, находящейся на южной стене северо-восточной паперти собора в нижнем ярусе колокольни. Приведем здесь самый конец текста «...Совершися же и освятися сей храм святейшим Адрианом Патриархом в лето от рождества по плоти Бога Слова 1700-е 20 сентября. Трудишася же в строении сем тоя святыя обители игумен Симон с братиею и Святейшего Патриарха келейник иеромонах Герасим»5.

Хотя, как сказано в этом тексте, храм был освящен в 1700 г., за две недели до смерти патриарха Адриана, постройка его в основном была закончена в 1696 г. Об этом свидетельствует ряд архивных записей, относящихся к этому году, где речь идет уже об украшении интерьеров в новопостроенных каменных храмах: Преподобного Сергия «что в трапезе» и верхнего храма Николая Чудотворца, построенного «на трапезе»6.

Таким образом получается, что в Николо-Перервинском монастыре в середине и 70-х годах XVII века строятся каменные храмы и колокольня, а в конце XVII века – собор в честь тех же святых. Последняя постройка дошла до наших дней, а первоначальные каменные церкви – Успения Богородицы, Чудотворца Николая с колокольней и Преподобного Сергия – как самостоятельные храмы до нашего времени не сохранились, и когда они исчезли – неизвестно. Предположение, что эти храмы за 25–50 лет обветшали, и их пришлось в 1696 году заменить новым храмом, кажется маловероятным. Известно, что в те времена строить умели и строили добротно, да и местоположение монастыря отличается хорошими геологическими условиями. Остается высказать предположение, что храмы были сознательно разобраны. Как выглядели эти ранние храмы – неизвестно, скорее всего, они были невелики. И тогда понятно желание патриарха Адриана иметь большой собор в монастыре, который он выбрал для своего почти постоянного пребывания. Патриарх с начала 1696 года находился в «параличной болезни», но все же иногда служил и двигался, пребывая в крайней телесной немощи7. Думается, что строительство собора было начато несколько раньше 1696 года, когда патриарх Адриан был здоров и полон сил. Одновременно со строительством Никольского собора на южной стороне монастыря строились Патриаршие келий, существующие ныне. Верхние покои келий посредством деревянной галереи соединялись с Никольским собором. Такая необходимость в устройстве галереи объясняется желанием облегчить больному «ногами» патриарху проход в верхний Никольский храм.

Рассматривая планировочную структуру Никольского собора, мы видим, что он включает в себя собственно Никольский храм, церковь Сергия, трапезную с примыкающими к ней житной, хлебной и кухонной палатами, церковь Успения Божьей Матери и колокольню. Церковь Сергия расположена в южной части нижнего этажа собора. С запада к ней примыкает одностолпная трапезная, окруженная с северной и западной сторон хозяйственными палатами (ил. 1).

 

 

 

Ил. 1. Никольский собор. План 1-го этажа.

 

 

Никольский храм непосредственно находится на втором этаже над трапезной. Четверик его с западной и северной сторон окружен крытыми папертями. Церковь Успения, очень небольшая по размерам, устроена в северо-восточной части собора. Алтарь ее расположен в третьем ярусе колокольни, а сама церковь – в палате над лестницей, ведущей на северную паперть (ил. 2). Пятиярусная колокольня в первом ярусе имеет большую парадную лестницу, по которой попадают на северную крытую паперть собора. С этой паперти узкая внутристенная лестница, раздваиваясь, ведет к церкви Успения Божьей Матери и далее выше на колокольню. Второй ярус колокольни предназначался для ризницы, в третьем ярусе – алтарь церкви Успения. Четвертый ярус объединяет по вертикали два помещения: нижнее, в котором находились башенные часы с боем каждой четверти, сделанные в 1784 году в г. Туле, и верхнее, очень небольшое, для звонаря. В пятом ярусе висели колокола.

 

 

Ил. 2. Никольский собор. План 2-го этажа.

 

 

Никольский собор имеет четыре глубоких белокаменных подвала. Три из них расположены под церковью Сергия и трапезной, а четвертый, никак не связанный с ними, находится под северо-восточной палатой, примыкающей к трапезной, и имеет самостоятельный вход с северного фасада собора (ил. 3). Некоторая странность общего плана расположения подвалов наталкивает на мысль, что ранее существовавшие церкви, построенные при царе Алексее Михайловиче, не были разобраны до конца и вошли какими-то своими частями в общую композицию собора.

Такая нехарактерная для XVII века объемно-пространственная композиция с колокольней на восточной стороне вместо традиционной западной объясняется тем, что собор патриарха Адриана, объединив в себе престолы разобранных отдельно стоящих храмов, оставил их как бы на прежних местах. Так, например, колокольня, вероятно, не случайно была поставлена на северо-востоке. Очевидно, здесь находилась разобранная при строительстве Никольского собора церковь Успения, которая потом была устроена в третьем ярусе колокольни. В результате получилась чрезвычайно живописная, лишенная какой-либо симметрии архитектурная композиция, не имеющая аналогов.

 

 

 

Ил. 3. Никольский собор. План подвала

 

 

Доминирующий объем Никольского храма состоит из двусветного четверика с поставленным на него мощным восьмериком, перекрытым подъемистым сводом, увенчанным высоким глухим барабаном с большой луковичной главой. Поверхность барабана членится на всю высоту профилированными нишами. Его нижняя часть украшена поясом декоративных килевидных кокошников. Церковь Сергия выявлена только выступающей трехчастной апсидой и не имеет главы. Успенская церковь вообще никак не акцентирована на фасаде колокольни, и непосвященному зрителю невозможно догадаться о ее существовании. Архитектурное решение пятиярусной колокольни построено на контрасте с несколько тяжеловатым собором. Присутствующий в ней мотив «восьмерика на четверике» разработан с большим изяществом. Поставленная на широких арках первого яруса она несет убывающие вверх объемы следующих ярусов – четвериков, завершающихся богато декорированной восьмигранной звонницей с барабанчиком и главкой (ил. 4, 5, 6).

 

 

 

Ил. 4. Восточный фасад Никольского собора и колокольни. Фото 1996 г.

 

 

 

Ил. 5. Колокольня Никольского собора. Вид с севера. Фото 1996 г.

 

 

 

Ил. 6. Западная паперть Никольского собора. Вид с юго-запада. Фото 1996 г.

 

 

Никольский собор патриарха Адриана стилистически един в деталях и декоре отделки фасадов, выполненных в характере московской архитектуры конца XVII века, условно называемой «московским барокко». Очень нарядны наличники собственно церкви Сергия и Никольского храма. Здесь и тонко профилированные, выполненные в белом камне кронштейны, и базы, и наивно кудрявые коринфские капители. Фронтоны наличников, в основном двух типов, имеют широкие аналогии с рядом памятников конца XVII века. В убранстве колокольни использованы изразцовые пояса с такими характерными для Москвы изразцами как «херувим», «звезда» и «крест». Барабан Никольского собора также украшен изразцовым поясом.

Надо заметить, что главы и кресты собора и колокольни подлинные, дошедшие до нас с конца XVII в., что уже само по себе представляет научный интерес. Так, например, пропорции главы и барабана собора были использованы архитектором И.В. Ильенко как аналогия для воссоздания утраченной главы церкви Троицы в Свиблово.

Построенный в период, когда в Москве один за другим были созданы знаменитые памятники «нарышкинского барокко», собор не являет собой образец чистоты стиля последних. Однако такие приметы этого стиля, как большой двухсветный бесстолпный четверик, южный фасад которого воспринимается как светское сооружение, развитой ордер колонн, сдвоенные окошки на северной и западной сторонах четверика, великолепные резные белокаменные порталы в интерьере, несомненно, отдают дань новому архитектурному веянию. И все же общая планировочная структура, учитывающая расположение разобранных церквей, отдельные элементы узорочья в декоре фасадов делают собор неким архитектурным анахронизмом. Возможно, здесь не последнюю роль сыграла личность заказчика – патриарха Адриана, приверженца и апологета допетровской Руси.

Первым исследователем и реставратором Никольского собора был ныне покойный архитектор Г.А. Макаров. В 1954 году им была выпущена первичная техническая документация. Затем на долгие годы работа приостановилась. И только когда при смене арендатора в 1969 году из собора был выведен завод пластмассовой игрушки, Г.А. Макаров смог приступить к обмерам. На основании этих обмеров в 1974 году им был выполнен эскизный проект реставрации. Производственные работы шли параллельно и начались в 1972 году.

На долю архитектора Г.А. Макарова выпала, пожалуй, самая сложная и неблагодарная часть работы – вывести памятник из тяжелейшего состояния, в котором он оказался после пребывания завода в его стенах. Им была восстановлена первоначальная планировка и древний облик первого этажа собора, включающего великолепную одностолпную трапезную церкви Сергия. Восстановлены окна, порталы и полы в белокаменных подвалах, выполнены значительные работы по реставрации наличников первого этажа и цоколя с определением его первоначальной формы, восстановлены сильно разрушенный венчающий карниз восьмерика, окрытия свода и глав собора с колокольней. Проведены комплексные работы по реставрации интерьера Успенской церкви и крытых папертей четверика собора, имевших уникальную барочную лепную отделку XVIII века в виде картушей с живописными вставками.

В 1978 году к работе над дальнейшей реставрацией собора была привлечена архитектор Е.Г. Одинец, автор данной публикации, продолжившая с 1984 года самостоятельные исследования и реставрацию памятника. В этот период начались широкомасштабные работы по реставрации колокольни. Проведена большая исследовательская работа по определению ее первоначальной окраски. В результате было установлено, что отдельные архитектурные детали декора колокольни были окрашены свинцовым суриком на общем белом фоне.

Автор исследовала весь доступный декор собора, но, кроме колокольни и четвертей окон церкви Сергия, раскраску свинцовым суриком больше нигде найти не удалось. Собор получил белую известковую покраску, что соответствует эскизному проекту реставрации архитектора Г.А. Макарова. Декор колокольни в соответствии с исследованиями раскрашен свинцовым суриком.

Сильно пострадали от времени изразцы колокольни, чему в немалой степени способствовала атмосферная среда, загрязненная заводом. Было решено покрыть все изразцы специальным укрепляющим раствором «КУС». Отдельные сильно разрушенные изразцы заменили новыми, изготовленными по сохранившимся образцам в керамической мастерской Всесоюзного Объединения «Союзреставрация».

Совершенно новые данные об архитектуре собора были получены автором в ходе исследований северной и западной стен четверика собора, выходящих на чердак крытых папертей (ил. 7).

 

Ил. 7. План четверика Никольского собора в уровне чердака над крытыми папертями

 

 

Встал вопрос, для каких целей в этих стенах при строительстве собора были сделаны большие арочные ниши, по три на каждой стене.

При производстве работ на западной стене четверика внутри собора у позднего дверного проема, выводящего когда-то с чердака на деревянные хоры XVIII века, ныне не существующие, зондажами были раскрыты подставы.

После удаления поздних кладок, на месте двери обнаружено первоначальное растесанное окно (ил. 8). Дальнейшие зондажи показали, что каждая арочная ниша имеет такое же заложенное окно (ил. 9).

 

 

Ил. 8. Западная стена четверика собора в уровне чердака. Арочная ниша

с восстановленным в ней на месте дверного проема окном XVIII в. Фото 1989 г.

 

 

 

Ил. 9. Западная стена четверика собора в уровне чердака. В одной

из ниш зондажом найдено древнее окно. Фото 1989 г.

 

Эти древние окна по форме сильно вытянуты в горизонтальном направлении, имеют подставы для навески ставень как изнутри, так и со стороны чердака. Сохранились «гнезда» от пробойных решеток и следы известковой обмазки с побелкой.

Существующая металлическая конструкция крыши чердака, крытых папертей явно более позднего происхождения, так как опирается на подрубленные верхние части арочных ниш. К тому же расстояние от верхней точки арок до наличников сдвоенных окошек, находящихся над ними, весьма мало, и при устройстве крыши низы наличников также оказались подрубленными.

Таким образом, отвечая на вопрос, зачем было нужно располагать окна в соборе со стороны чердака, можно высказать предположение, что изначально чердак был открытым гульбищем. Подняться на гульбище можно по существующей внутристенной лестнице, находящейся в северной стене четверика.

Автор полагает, что еще одна лестница, ведущая на гульбище, могла быть с небольшой площадки перед входом в Успенскую церковь. Точных натурных данных по этому предположению получить не удалось, так как вся кладка стены в интересующем нас месте имеет глубокие поздние переделки.

Открытое гульбище, огибающее четверик собора с двух сторон, просуществовало, видимо, недолго (ил. 10). Большое по площади, оно требовало постоянного ухода, что прибавляло забот немногочисленной монастырской братии.

 

 

 

Ил. 10. Никольский собор. Северный фасад с открытым гульбищем. Реконструкция Е.Г. Одинец

 

 

Обнаруженные нами окна на гульбище были заложены незадолго до 1727 года, так как, согласно архивным данным, первая живопись на стенах и своде четверика собора появилась именно в 1727 г.8 По этой же причине потребовалось заложить и небольшие сдвоенные окна на западной и северной сторонах четверика, расположенные под его венчающим карнизом (ил. 11). Нет никаких данных о парапете гульбища.

Обследуя чердак над папертями, автор нашла места примыкания разобранных кладок, перевязанных с основной кладкой в северо-восточном и юго-западном углах четверика. Эти разобранные кладки сохранились очень небольшими фрагментами и имеют тот же кирпич, что и четверик собора. Трудно сказать что-то определенное, но, возможно, эти фрагменты принадлежат некогда разобранному парапету, так как находятся как раз там, где он мог примыкать к четверику. Полученные натурные данные позволили автору сделать графическую реконструкцию фасадов собора с открытым гульбищем, где парапеты показаны глухими с накладными балясинами, аналогичными существующим балясинам колокольни.

 

 

 

Ил. 11. Никольский собор. Поперечный разрез. Вид на запад.

Сдвоенные окна и горизонтальные окна под ними на западной и северной

стенах четверика находятся в закладках. Реконструкция Е.Г.Одинец.

 

 

 

Ил. 12. Заложенный древний проход из Никольского собора на

несуществующую ныне деревянную галерею к Патриаршим кельям

 

 

Долгое время оставалось неизвестным и место примыкания к собору деревянной галереи, упоминаемой в архивных источниках. Оно было найдено при производстве работ в 1987–1988 годах на западном фасаде крытой паперти (ил. 12). Проход с галереи в собор осуществлялся через небольшой арочный проем в юго-западном углу фасада. Закладка прохода выложена на известковом растворе из большемерного кирпича, имеющего те же размеры, что и кирпич собора.

Видимо, сразу же после кончины патриарха Адриана деревянную галерею, устроенную специально для него, за ненадобностью разобрали. В ходе производства работ было открыто древнее окно на северной паперти у входа на колокольню. Освобождены от закладок неизвестные ранее окна на внутристенной лестнице колокольни, в палатке звонаря и в цоколе церкви Сергия. Уточнено местонахождение древней стены в юго-западной палатке у западной паперти. Стена выявлена в натуре западающими рядами кирпича. Найдены места расположения печей XVII века в трапезной и соседних с ней северных палатах.

Во время реставрационных работ обнаружено немало белокаменных резных намогильных плит, датируемых концом XVI–серединой XVII века и использованных при строительстве Никольского собора.

В большом раскопе с южной стороны юго-западной паперти найдена часть стены более ранней постройки. Стена выложена большемерным кирпичом с облицовкой белым камнем. В 1996 году при перекладке и углублении теплотрассы, проходящей в непосредственной близости от этой стены, обнаружены в грунте белокаменные детали – профили и блоки с вырубленными четвертями. Как полагает автор, эти детали и часть стены могут принадлежать церквам, разобранным патриархом Адрианом.

Все эти раскрытия и исследования помогли дополнить и уточнить поэтажные планы эскизного проекта реставрации, выполненного архитектором Г.А. Макаровым в 1974 году, а также дали возможность как можно полнее представить и восстановить древний облик собора.

В статье сознательно не затронута тема уникальной живописи собора и барочной лепной отделки интерьеров крытых папертей и церкви Успения. Их многолетняя реставрация и методика ведения работ заслуживают отдельной публикации.

 

____________________________________________________

1. Амвросий, архимандрит. История российской иерархии. М., 1813. Ч. V. С. 480-483.

2. Никифор, иеромонах. Исторический очерк Николо-Перервинского монастыря. М., 1886. С. 5-6.

3. Холмогоровы В. и Г. Исторические материалы о церквах и селах XVIXVIII ст. Вып. 8. Пехрянская десятина Московского уезда. М., 1892. С. 4.

4. Амвросий, архимандрит. Указ. соч. С. 483, 485.

5. Никифор, иеромонах. Указ. соч. С. 73.

6. Холмогоровы В. и Г. Указ. соч. С. 5, 6.

7. Лебедев Л., протоиерей. Москва патриаршая. М., 1995. С. 54.

8. Амвросий, архимандрит. Указ. соч. С. 487.

  

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский