РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Яшкина (Панченко) В.Б. К вопросу о распространении каменных крестов в Древней Руси. В кн.: Староладожский сборник. Материалы I-V конференций “Северо-Западная Русь в эпоху средневековья: междисциплинарные исследования”. Старая Ладога, 1994–1998. СПб–Старая Ладога. 1998. Все права сохранены.

Размещение электронной версии в открытом доступе произведено: http://www.countrysite.spb.ru. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2008 г.

 

 

 

 

В.Б. Яшкина (Панченко)

К вопросу о распространении каменных крестов в Древней Руси

 

 Каменные кресты известны почти у всех христианских народов. Так, в Ирландии и Западной Шотландии каменные кресты появляются в конце VIII – начале X в. (т.н. «кельтские кресты») и наследуют традиции деревянных высоких крестов, известных уже в VII в. (Kelly 1991; Melmoth 1996). В Швеции каменные кресты известны с XII в., особенно на Готланде и Эланде, где они ставились, главным образом, «в память лиц, погибших насильственной смертью, и для обозначения самого места, где их постигла гибель» (Спицын 1903: 229-232). Во Франции XV-XVI вв. каменные кресты могли быть как памятниками общественного значения (например, отмечать место на кладбище, где останавливалась процессия в Вербное воскресенье), так и коллективными надгробиями: вокруг специально поставленного большого креста группировались погребения членов одной семьи (Арьес 1992: 237-241). В Болгарии каменные кресты известны по крайней мере с первой половины XIII в. (Енчев-Видю 1994). В Германии довольно широко распространена традиция почитания намогильных каменных крестов, которым приносили вотивные приношения (обычно мелкие деньги, конфеты) (Saal 1987). В Белоруссии каменные кресты ставились «от разных несчастий, для избавления от врагов и от эпидемий» (Дучыц 1993: 35). Известны каменные кресты на Кавказе  (Спицын 1903: 385, 387-388). Каменные кресты V-VI вв. встречаются в Херсонесе (Там же: 228).

На Руси, на территории Новгородской, Псковской, Ростовской, Тверской, Владимиро-Суздальской и Московской земель существовали свои особые традиции изготовления каменных крестов, которые появляются в разное время и имеют разное назначение. Самые ранние каменные кресты немногочисленны, и, в основном, имеют новгородское происхождение. При этом сам Новгород, несомненно, превосходит все остальные города средневековой Руси по количеству известных крестов. Многие из них сохранились благодаря местонахождению в стенах церквей, некоторые упоминаются в письменных источниках, часть не сохранившихся до настоящего времени памятников была исследована и опубликована в XIX – начале XX вв. И.А. Шляпкиным, А.А. Спицыным, П.П. Покрышкиным, И.И. Срезневским. Ниже мы перечислим наиболее ранние из известных каменных крестов: 

1. Каменный крест на меже Юрьева монастыря под Новгородом. Упоминается в межевых грамотах в.к. Всеволода Мстиславича (1133-1137 гг.) и в.к. Изяслава Мстиславича (1148 г.): «А заводъ тои земли отъ Юрьевскои границы простью в вьрх...роучьем ввьрхъ подъле княжою рель до Юрьевского межника, что крьст стоит подъ межником.» (Срезневский 1958: 1346-1348).

 


 

2. Под бывшей Владимирской церковью (один из приделов Софийского собора, построенный в 1311 г. на кремлевских воротах, называемых Владимирскими; позже – Никольская часовня) в стене был помещен большой каменный крест с надписью: «Господи спаси и помилуй раба своего Симеона грешного чернеца Оркажа монастыря. Аминь. Поставлен святый крест в лето 6758 (1250) месяца августа в 15 день на память святая Богородица Успение Владычица». Надпись была лично исследована И.А. Шляпкиным (Макарий 1860: 64; Шляпкин 1906:16).

 


 

3. В 1920 г. из Троицкого собора г. Боровичи в краеведческий музей был взят каменный крест типа “крест в круге” с резными рельефными изображениями. В 1940 г. передан в ГРМ. На основании стилистических особенностей Н.Г. Порфиридовым датируется XIII в. (Шляпкин 1906: табл.6; Порфиридов 1963; Ермонская и др. 1978: 24-25; Вагнер 1980: 111).


 

4. Каменные кресты из с. Воймерицы (Боровичского уезда) были обнаружены И.А. Шляпкиным в 1897 г. в деревянной часовне во имя апостолов Петра и Павла и Рождества Богородицы: « В ней помещены три каменных креста: два маленьких около аршина и один большой. На большом кресте уцелела надпись..» (Шляпкин А-1898: 65-66). Надпись на Воймерицком кресте — «Б(о)гоуславоу и Лазареви братья и мати Мирослава поставили хр(е)ст Славоне делале» — палеографически датируется XII в. Текст надписи, как считает А.А. Зализняк, ближе всего напоминает надписи на скандинавских рунических камнях, поставленных в память погибших родственников (Зализняк 1995: 374). Крест хранится в Новгородском музее.

5. Игнач крест (не позднее 1238 г.). И.А. Шляпкин упоминает его как «урочище или крест на поворотном пункте Батыева нашествия от Новгорода»  (Шляпкин 1906: 12). Из текста Воскресенской летописи действительно невозможно понять, что это за памятник: «Тогда же гонишася безбожнiи отъ Тръжку Серегерьскымъ путем ... до Игнача креста... за 100 верст толико Новагорода не дошли» (Воскр. лет. 1238. ПСРЛ, VII, 143). Однако Н.В. Мятлев считает его каменным крестом, справедливо указывая, что  использование этих памятников как ориентиров довольно часто встречается в писцовых книгах. Он локализует крест около д. Яжелбицы (Новгородск., Валдайск.) на основании следующих данных. В переписной оброчной книге Деревской пятины 1495-96 г., в описании поместья московского служилого человека Андрея Рудного Колычева в Яжолобицком погосте, отмечено: «а угодий у того поместья озеро у Игнатцова Креста оба Андрею». «Яжельбичское сто» упоминается в некоторых списках Русской Правды XIII в.: в Великом Новгороде в его обязанности входило, в частности, мостить «двои рилъ до торгоу». (Мятлев 1914: 338-339).


 

6. Стерженский крест 1133 г. впервые опубликован А.К. Жизневским в 1888 г. в его «Описании Тверского музея». Крест находился месте впадения р. Волги в оз. Стерж, затем на местном кладбище, откуда в 1879 г. был перенесен в музей. Крест высотой 164 см, с надписью «В лето 6641 месяца июля 14 день почах рыти реку сю аз Иванко Павловиць и крест сь поставих» (Жизневский 1888: 37; Колосов 1890; Спицын 1903: 5; Воронин 1940: 314). А.А. Зализняк, указывая на неясность значения слов «рыти реку» приводит устное предположение С.М. Толстой о том, что установка креста могла быть связана с обрядом «так называемого ‘пахания реки’ как магического средства вызывания дождя во время засухи» (Зализняк 1995: 289). Однако глагол «почал» (начал) вряд ли был бы уместен в таком контексте. На наш взгляд, Стерженский крест прежде всего мог быть обетным памятником, поставленным для благополучного завершения начатых работ.

 


 

7. Нерльский крест XII в. (Владимиро-Суздальская земля). Четырехконечный белокаменный крест с текстом «Похвалы Кресту»: «(КРЕСТ) (О)ХРАНЬНИКЪ ВСЪИ ВСЕЛЕНЫИ КР(ЕС)ТЪ Ц(Е)РКВИ БОЖ(ИЕЙ) ОУКР(А)ШЕНИЕ КР(ЕСТ)Ъ Ц(А)Р(Я)МЪ ДЕРЖАВА КР(ЕСТ)Ъ ВЪРНЫМЪ ОУТВЬРЖЕНИЕ КР(ЕСТ)Ъ АНГ(Е)Л(А)МЪ СЛАВА КР(ЕСТ)Ъ ДЪМОНЪМЪ ПРОГОНИТЕЛЬ», стоял на берегу р. Нерли, в 150 м от Покровской церкви (1165 г.) близ Боголюбова монастыря. В 1911 г. крест был зафиксирован П.П. Покрышкиным, сфотографировавшим его. Фотография впервые опубликована Н.Н. Ворониным, который обнаружил крест на открытом сельском кладбище «на задворках села». Им же предложена дата по палеографическому анализу надписи. (Воронин 1940: 309-315).

8. Каменный крест был установлен на вершине одного из курганов могильника у д. Иворово (Старицкого р-на Калининской обл.). В 1973 г. курган был исследован Верхневолжской экспедицией, в нем обнаружено женское захоронение конца XII – начала XIII в. На лбу погребенной сохранился фрагмент очелья, на котором уцелела часть поясной деисусной композиции (сохранилось 7 фигур). Фрагмент принадлежит к кругу редких памятников шитья XII — начала XIII в., исполненных привозными материалами (византийский шелк и пряденое золото), с применением русской техники шитья «в прокол», и украшенных низаньем из речного жемчуга. Редкое и дорогое очелье вместе с каменным крестом свидетельствуют о знатном происхождении погребенной (Комаров, Елкина 1976: 227-138; рис. 3).

9. Крест Святослава Всеволодовича в Юрьеве Польском. Т.н. «Святославов крест» был собран причтом Георгиевского собора в XVIII-XIX  вв. из обломков двух древних зданий: Распятие с предстоящими и фигуры двух святителей принадлежали Георгиевскому собору 1234 г., камень с надписью (состоящий из 2-х частей, скрепленных раствором) – Троицкому приделу, построенному вскоре после завершения Георгиевской церкви еще при жизни Святослава (ум. в 1252 г.). Здание строилось как усыпальница, в ней, возможно, и был установлен крест, о чем говорит надпись, находившаяся на внешней стороне стены придела. Верхняя часть надписи с датой не сохранилась, при установке в иконостасе Георгиевского собора камень был закрыт доской-муляжом, на котором надпись воспроизводилась полностью, с датой 1224 г. (дата считается ошибкой реконструкции). Реконструируется следующим образом: «(ВЪ ЛЕТО 67.. ОЕ) МСЦА ИЮНЯ ВЪ 30 (ДНЬ НА) ПАМЯТ СТГО ИО ВОИН(И)КА ПОСТАВЛЕНЪ КРСТЪ (СЕЙ) СТОСЛАВМЬ ВСЕВО(ЛО)ДИЧЕМЬ АМИ(НЬ)». Вероятная дата неизвестного нам креста – 1234-1252 г. (Кавельмахер 1994:29-33; Вагнер 1980: 108).

Как мы видим, наиболее ранние каменные кресты устанавливались и как намогильные, и как обетные памятники. При этом можно заметить преобладание крестов, связанных с лицами довольно высокого социального статуса.

Однако в XIV-XVI вв. каменные кресты становятся обычными надгробиями на сельских курганно-жальничных могильниках Новгородской земли. Так, при раскопках могильника у д. Плещевицы (Волосовский р-н, Ленинградская обл.) обнаружено не менее 15 каменных крестов, наиболее ранний из которых принадлежал парному захоронению мужчины и женщины, и был установлен на перемычке, отделяющей эти погребения (Рябинин А-1971: 10-13). Вещевой комплекс женского костюма датируется временем с последней четверти XII в. – до третьей четверти XIII в. (хронологическое определение Ю.М. Лесмана). При раскопках В.А. Кольчатова в 1978, 1979 и 1980 гг. обнаружены 6 каменных крестов (некоторые с рельефными крестами в средокрестии) в обкладках курганов-жальников XIV в., и не менее 8 целых и фрагментированных каменных крестов в грунтовом могильнике XV-XVI вв. (Кольчатов А-1978: 12-14, А-1979: без пагинации; А-1980: 9, 11). К сожалению, автору до сих пор не удалось найти материалы из этих раскопок, поэтому мы пользуемся хронологией В.А. Кольчатова.  Обломок креста был найден при раскопках жальничного погребения могильника у д. Беседа (Волосовск., Ленингр.) Е. А. Рябининым в 1975 г. Весь комплекс попадает в промежуток: второе десятилетие – третья четверть XIV в.  (определение Ю.М. Лесмана). При исследовании могильника при д. Валговицы (Кингисеппск., Ленинградск.), у юго-восточного края погребения № 7, среди трех крупных вертикально установленных валунов обнаружен упавший крест из плитнякового тесаного камня. Погребение по находкам датируется XVI в. (без первого и последнего десятилетий) (Рябинин А-1983; Рябинин 1997: 42). Таким образом, на территории Ижорского плато уже в XIII в. существовала традиция изготовления намогильных каменных крестов, сохранявшаяся до конца XVI в. При этом  на сельских кладбищах XIII-XVI вв. Водской пятины были распространены каменные кресты определенного типа, условно называемого нами «ижорским» (Яшкина 1997: 73). Хронологически этот тип сохраняется на данной территории с XIII в. до XVI в. Самый ранний памятник из д. Плещевицы сходен с «крестами в круге» Новгорода; отличия от последних заключаются в том, что верхняя лопасть этого памятника имеет подтреугольное завершение, и на нем нет надписей. В данную работу не были включены другие кресты из могильника у д. Плещевицы (из-за отсутствия их рисунков в отчетах В.А. Кольчатова). Однако некоторые кресты попали на полевые чертежи каменных конструкций, окружающих погребения. По ним видно, что на могильнике устанавливались и «кресты в круге». Таким образом, перед нами стоит довольно интересный вопрос, требующий дальнейших исследований: где «кресты в круге» появляются раньше – в округе Новгорода или на Ижорском плато. 

Каменные кресты Псковской земли отличаются от новгородских памятников своей формой, надписями и изображением креста в средокрестии. Самый распространенный тип – четырехконечный крест с прямоугольными верхней и нижней, и расширяющимися к краям боковыми лопастями, на котором выбиты монограммы ЧРЬ СЛА (иногда просто ЧРЬ) – на верхней лопасти, IСЪ ХСЪ  – на боковых лопастях, с семиконечным (восьмиконечным) крестом на П-образном подножии (часто с орудиями страстей) в средокрестии. Характерной особенностью является написание диалектной формы слова «царь» – «Ч(А)РЬ». Очень редко встречаются и кресты новгородского типа «крест в круге», один из которых был найден при раскопках Троицкого собора 1367 г. На кресте с типичным для Новгорода рельефным ободком процарапано изображение восьмиконечного креста с орудиями страстей (по мнению В.В. Седова, такие изображения появляются на каменных крестах в XV в.) Каменные кресты погостов Псковской Земли были исследованы Б.Н. Харлашовым. По его мнению, расцвет традиции изготовления этих памятников приходится на XV-XVI вв., о существовании псковских крестов XIV в. нет данных (Харлашов 1995). А.Р. Артемьев, исследовавший каменные кресты восточных пригородов Пскова (Котельно, Дубков, Выбор, Владимирец), считает, что на этой территории нет крестов раньше XV в., а большинство из них относится к XV – началу XVI в.  (Артемьев 1988: 115). Однако мы не будем спешить с выводами относительно хронологии псковских крестов – они возможны только после специального изучения иконографии и палеографии этих памятников. Кресты г. Изборска и его окрестностей были исследованы В.В. Седовым.  По его мнению, большинство крестов являются намогильными. В XVII-XVIII вв. некоторые памятники были взяты со старых могил и помещены в стены Никольской и Рождественской церквей. (Седов 1976: 102).

В остальных землях, где кресты известны только с XV в., в это время господствует другой вид погребальных памятников – каменные плиты. Л.А. Беляев описывает динамику их развития следующим образом: «В XIII-XIV вв. белокаменные надгробия постепенно распространяются в Москве и землях вокруг нее, а также на севере и северо-западе Руси (в Ростове, Твери, Старице, Белоозере и др. пунктах), а как редкое исключение – и в других районах» (Беляев 1996: 35). «Позднее, в конце XV и особенно с середины XVI века, начинается вытеснение местных форм надгробиями с чисто московской орнаментикой» (Там же).[1]

Появляющиеся в XV-XVI вв. в московских, ростовских, тверских землях каменные кресты отличаются от новгородских.[2] В основном это памятники с рельефными изображениями святых и посвятительными текстами. Скорее всего, они ставились по обету. Для нас важно отметить появление в этих землях в конце XV  в. крестов определенной формы — восьмиконечных с голбцом. Таким был надгробный памятник митрополита Московского Ионы в Успенском соборе Кремля. На нижнем конце креста было вырезано изображение святого, на нижней перекладине — надпись «СВ. ИОНА МИ. МОСК». В центре изображение восьмиконечного креста, окруженного венком, с копием (трость не сохранилась). Т.В. Николаева датирует памятник XV в. (по стилистическим особенностям. Собор построен в 1479 г., крест не мог появиться раньше (Шеляпина 1973: 233-234, рис. 5).[3]. Другой памятник — крест из Ростова (1458 г.). Был установлен дьяком Степаном Бородатым на могиле сына,  у церкви Воскресения в Ростове. Крест восьмиконечный, с длинной посвятительной надписью, с рельефными сценами из Евангелия, святыми (Николаева 1971: 92-94). Ныне находится в Ростовском музее. Степан Бородатый был дьяком Великой Княгини Марьи Ярославны. На кресте он приказывает вырезать свое завещание а следить за выполнением своего завещания, написанного на кресте, он поручает дьяку великого князя Ивана III. На наш взгляд, крест мог быть выполнен московскими мастером и перевезен Степаном в Ростов, однако Т.В. Николаева считает, что крест «несомненно ростовской работы». Третий памятник — белокаменный крест 1467 г. — был найден в 1840 г. при ремонте Алексеевского придела Борисоглебского собора одноименного монастыря под жертвенником придела. Тогда же он был вставлен в стену собора, справа от западного портала. Памятник с 1982 г. находится в Дмитровском краеведческом музее. С конца XIX в. не прекращаются споры по поводу даты креста и его назначения. Последнее по времени исследование опубликовано С.А. Гавриловым (Гаврилов 1985: 213-222). Крест восьмиконечный, с Распятием и четырьмя предстоящими (Мария, Иоанн, апостолы Петр и Павел). На верхней лопасти креста, заканчивающейся треугольным «голбцом», изображение Троицы. На нижней перекладине – три поясных фигуры святых, подписанные оброном: «Василий, Никола, Егорий». Внизу креста так же обронная надпись в 4 строки: «В ЛЕТО 6975 ПОСТАВЛЕН БЫСТЬ КРЕСТ НА БЛАГОВЕЩЕНИЕ СВЯТЫЯ БОГОРОДИЦА МЕСЯЦА МАРТА НИ...», пятая строка осталась пустой. Кроме имени Петра, остальные надписи процарапаны (Троица, Мария, Иоанн, Павел). На боковой стороне креста вырезана надпись «НА ПАНТЕЛЕЕ НАД ВОЩЕСНИКОМЪ», что позволило С.А. Гаврилову определить этот крест как намогильный. Однако буквы этой надписи отличаются от остальных букв, и, видимо, относятся ко времени вторичного использования креста.

Как мы видим, эти памятники являлись довольно престижными. Их типологическое сходство, возможно, указывает на то, что они были сделаны в одной мастерской. В этой связи интересно отметить приводимые Т.В. Николаевой сведения о мастерах Троице-Сергиева монастыря, бывшего культурным центром Московской Руси. В монастырских документах в XV в. упоминается «Васко крестечник», в «Синодике» 1575 г. среди умерших во второй половине XV – первой половине XVI в. наряду с «иконниками», «колокольниками», «златописцами», «искусниками», «токарями» упоминаются: Евсевий крестечник (около 1500 г.), Афонасий крестничник (около 1520 г.), инок Корнилий (Соха крестечник), крестечники Иаков и Иоанн  (Николаева 1971: 25-26). Возможно, какие-то из этих мастеров изготавливали и каменные кресты.

В XVII  в. традиция изготовления каменных крестов продолжает существовать: обетные кресты известны в Архангельском Поморье (Овсянников 1994: 171-182). В Подмосковье в это время появляются кресты-кенотафы (они опубликованы Ю.М. Золотовым):  около г. Шуи, близ дороги на с. Палех стоял каменный крест с надписью: «Лета 7132 (1624 г.) октомврия 19 дня на память святаго пророка Иолия убиен бысть раб Божий Григорий Иванов сын Груздев» (Золотов 1960: 335). На кресте из музея Коломенское (найден на севере Московской области) была  надпись: «(Лет)а 6194 (1686)-го (пр)отив 1 го числа на сем месте (у)биен от разбойников раб Божий стряпчей ...ъ Мокеевич Пустошкин ... поставлен повел...» (Золотов 1986: 266-268). Недалеко от станции Жилево был обнаружен шестиконечный крест из белого известняка с надписью «Л(е)та 7200 / 2 году (1693) ная/бря въ 9 де(нь) у(би)ен / рабъ Б(о)жи(й) / Зенов(ий)» (Там же: 334). Похожий крест стоял на окраине г. Старицы  – «1756 года генваря 26 дня на сем месте Иван заступнися с воза дров Старицкого купца Петра Опонешникова сын Васильев идуцим сим путем просим помянуть» (Крылов 1903: 43; Золотов 1960: 335).

Наши материалы позволяют говорить о разновременном и разнофункциональном использовании каменных крестов, то есть о различных локальных традициях, существовавших на Руси с XII по XVII вв. При этом отсутствие разработанной хронологии не способствует разрешению вопросов о взаимных отношениях и внутренней динамике этих традиций. Без знания хронологических рамок бытования различных типов и форм средневековых каменных крестов сложно ответить на вопрос, появляются ли они на Руси благодаря внешнему влиянию, или в результате своеобразного «самозарождения». С другой стороны, не менее важно понять, почему, появляясь в XII веке в разных землях Древней Руси, каменные кресты приживаются и получают наибольшее распространение только в западных регионах. Только ответив на эти вопросы можно будет решить проблему происхождения древнерусского обычая устанавливать кресты.[4]

 

Литература

 Артемьев 1988 – Артемьев А.В. Намогильные каменные кресты восточных пригородов Пскова // Археологические памятники европейской части РСФСР. Погребальные памятники. М., 1988.

Артемьев 1988 а – Артемьев А.В. К вопросу о хронологии намогильных каменных крестов малых городов Псковской земли XIV-XV вв. // Древнее производство, ремесло и торговля по археологическим данным. М. 1988.

Арьес Ф. Человек перед лицом смерти. М, 1992. С. 237-241.

Беляев 1996 – Беляев Л.А. Русское средневековое надгробие. М., 1996.

Вагнер 1980 – Вагнер Г.К. От символа к реальности. М., 1980.

Воронин 1940 – Воронин Н.Н. Новые памятники русской эпиграфики XII в. // СА. 1940. № 6. С. 309-315.

Гаврилов 1985 – Гаврилов С.А. Борисоглебский крест 1467 г. // СА. 1985. №2. С. 213-222.

Гиршберг 1961 – Гиршберг В.Б. Эпиграфические заметки // СА. 1961. № 3. С. 298-299.

Доброхотов 1852 – Доброхотов В. Древний Боголюбов город и монастырь с его окрестностями. М., 1852.

Енчев-Видю 1994 – Енчев-Видю И. Български народен кръст. София, 1994.

Ермонская и др. 1978 – Ермонская В.В., Нетунахина Г.Д., Попова Т.Ф. Русская мемориальная скульптура. К истории художественного надгробия в России XI – начала XX в. М., 1978.

Жизневский 1888 – Жизневский А.К. Описание Тверского музея. М., 1888.

Зализняк  1995 – Зализняк А.А. Древненовгородский диалект. М., 1995.

Золотов 1960 – Золотов Ю.М. Каменный крест XVII в. со станции Жилево // СА 1960, №3. С.333-335.

Золотов 1986 – Золотов Ю.М. Памятный крест по стряпчем Пустошкине // СА. 1986. №1. С. 266-268.

Кавельмахер 1994 – Кавельмахер В.В. Краеугольный камень из лапидария Георгиевского собора в Юрьеве-Польском (К вопросу о т.н. «Святославовом кресте») // Искусство Руси, Византии и Балкан XIII века. СПб., 1994. С. 29-33.

Колосов 1890 – Колосов В.И. Стерженский и Лопастицкий кресты. Тверь, 1890.

Кольчатов 1981 – Кольчатов В.А. Раскопки могильника у д. Плещевицы.// АО 1980 года. М. 1981.

Комаров, Елкина 1976 – Комаров К.И., Елкина А.К. Курганный могильник в окрестностях г. Старицы // Восточная Европа в эпоху камня и бронзы. М., 1976.

Крылов 1903 – Крылов И.П. Старица и ее достопримечательности. Старица, 1903.

Крылов 1915 – Крылов И.П. Достопримечательности в уезде. Вып. I. Старица, 1915.

Макарий 1860 – Архимандрит Макарий. (Н.К. Миролюбов). Археологическое описание церковных древностей в Новгороде и его окрестностях. Ч. I-II. М. 1860.

Маланин 1980 – Маланин И.Д. Каменный крест из Калининской области // СА. 1980. № 4. С. 287-288.

Матюшкина 1970 – Матюшкина Г.И. Крест мастера Серапиона // СА. 1970. № 3. С. 250-253.

Медынцева 1977 – Медынцева А.А. Древнерусские надписи новгородского Софийского собора. М. 1977. С. 194

Мятлев 1914 – Мятлев Н.В. Игнач крест и Селигерский путь // Тр. XV АС в Новгороде. Т. 1., М. 1914. С. 411-434.

Николаева 1971 – Николаева Т.В. Произведения русского прикладного искусства с надписями XV – первой четверти XVI в. М. !971. / САИ. Вып. Е1-49.

Овсянников 1994 – Овсянников О.В. Каменные кресты Архангельского Поморья // Памятники средневековой культуры. Открытия и версии. СПб., 1994. С. 171-182.

Орлов 1952 – Орлов А.С. Библиография русских надписей XI-XV вв. М.-Л., 1952.

Памятники древней письменности 1882 – Памятники древней письменности XIV в. И.М. Мартынова // Бдинский сборник. СПб., 1882

Покровский 1892 – Покровский Н.В. Евангелие в памятниках иконографии. Труды XVIII АС в Москве. Т.I. СПб., 1892.

Покрышкин 1906 – Покрышкин П.П. Отчет о капитальном ремонте Спасо-Нередицкой церкви в 1903 и 1906 гг. СПб., 1906.

Полный православный богословский энциклопедический словарь. Том. 2. М., 1992. СПб. 1916

Попов, Рындина 1979 – Попов Г.В., Рындина А.В. Живопись и прикладное искусство Твери XIV-XVI вв. М., 1979.

Порфиридов 1963 – Порфиридов Н.Г. Малоизвестный памятник древнерусской скульптуры. Каменный крест из Боровичей // Древнерусское искусство. М., 1963.

Прусакова 1982 – Прусакова З.В. Топография могильников у д. Конезерье на оз. Врево // Северная Русь и ее соседи в эпоху раннего Средневековья. Л., 1982. С. 55-60.

Пуцко 1979 – Пуцко В.Г. Белокаменный крест 1458 года дьяка Стефана // Byzantinoslavica. XXXVI. Praha, 1976.

Раппопорт 1982 – Раппопорт П.А. Русская архитектура X-XIII вв. Л. 1982. / САИ. Вып. Е1-47.

Романцев И.С. О курганах, городищах и жальниках Новгородской губернии. Новгород, 1911.

Рыбаков 1964 – Рыбаков Б.А. Русские датированные надписи XI – XIV вв. М. 1964. / САИ. Вып. Е1-44.

Рыбаков 1993 – Рыбаков Б.А. Стригольники (Русские гуманисты XIV столетия). М., 1993.

Седов 1962 – Седов В.В. Войносоловский крест // СА. 1962. № 3. С. 311-314.

Седов 1976 – Седов В.В. Изборские каменные кресты // Средневековая Русь. М., 1976. С. 102-108.

Соленикова 1996 – Закладные кресты в архитектуре Северо-Запада России. СПб., 1996.

Спицын 1903 – Спицын А.А. Заметка о каменных крестах, преимущественно новгородских // ЗОРСА ИРАО. Т. V. Вып. 1. СПб., 1903.

Срезневский 1862 – Срезневский И.И. Каменный крест у церкви Благовещения, что близ Аркажа монастыря в Новгороде //Христианские древности и археология. СПб., 1862, кн.5.

Срезневский 1958 – Срезневский И.И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. М., 1958 (репринт СПб., 1893), Т.1.

Харлашов 1995 – Погосты Псковской земли. Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 1995.

Шеляпина 1973 – Шеляпина Н.С. Надгробия митрополитов Киприана и Фотия в Успенском соборе Московского кремля // СА. 1973. № 4. С. 227-235.

Шляпкин 1906 – Шляпкин И.А. Древние русские кресты. I. Кресты новгородские, до XV века, неподвижные и нецерковной службы. СПб., 1906.

Яшкина 1997 – Яшкина В.Б. К исследованию каменных крестов Северного Поволховья // Ладога и религиозное сознание. Материалы к третьим чтениям памяти Анны Мачинской 20-22 декабря 1997 г. Материалы к чтениям. СПб. 1997. С. 67-72.

Яшкина 1997а – Яшкина В.Б. Каменные кресты в культуре населения Северо-Запада Новгородской земли // Культурные взаимодействия в условиях контактных зон. Тезисы конференции молодых ученых Санкт-Петербурга и СНГ. СПб., 1997. С. 72-74.

Kelly 1991 – Kelly Dorothy. The Heart of the Matter: Models for Irish High Crosses // Journal of the Royal Society of Antiquaries of  Ireland. V. 121. Dublin, 1991.

Melmoth 1991 – Melmoth Françoise. Les croix «Celtiques» d’Irlande // L’Archeologue. № 24. Septemb. 1996.

Saal 1987 – Saal Walter. Steinkreuze und Kreuzsteine im Bezirk Magdeburg. Haale (Saale), 1987

 

Архивные источники

 

Архив ИИМК РАН

Кольчатов А-1978 – Кольчатов В.А. Полевой отчет о работах Северо-Западного отряда ЛОИА АН СССР // Ф.-35., д.№ 125 – 127.

Кольчатов А-1979 – Кольчатов В.А. Отчет о работах Северо-Западного отряда ЛОИА АН СССР // Ф.- 35., д.109-110.

Кольчатов А-1980 – Отчет Северо-западного отряда ЛОИА АН СССР // Ф.- 35.,  д. 126, 127, 128.

Рассказов А-1929 – Отчет В.И. Рассказова о работах по обследованию и учету археологических памятников по р. Сяси // Архив ИИМК РАН. Ф.-2, оп.1, д. 123.

Рерих А-1896 – О раскопках Н.К. Рериха (1896-1899). Сведения о раскопанных Л.К. Ивановским курганах. // Ф.1 (ИАК) 1896 г., д. 56.

Целепи А-1905 – Целепи Л.Н. О раскопках С.-Петербургского археологического института в Новгородском и Лужском уездах. // Ф.1 (ИАК) 1905 г., д.51.

Шляпкин А-1898 – Раскопки И.А. Шляпкина в 1897-1898 гг. в Боровичском и Тихвинском уездах Новгородской губернии // Архив ИИМК РАН. Ф. 1., д. № 223. 1897-1899 гг.

 

Архив ИА РАН

Рябинин А-1971 –  Рябинин Е.А. Отчет о полевых исследованиях Ижорского отряда Лен. Северо-Западной экспедиции ЛГУ и ВООПИК // Р-1, 1971 г., д. № 4532, 4532а.

Рябинин А-1975 – Рябинин Е.А. Отчет об археологических исследованиях на Ижорской возвышенности // Р-1, 1975 г., д. №  6321, 6321а.

 

Список сокращений

 

АО - Археологические открытия.

ГАИМК - Государственная академия истории материальной культуры.

ЖМВД - Журнал Министерства внутренних дел.

ЗОРСА ИРАО - Записки Отделения русской и славянской археологии Русского археологического общества

ЗРАО - Записки Императорского археологического общества.

КСИА - Краткие сообщения Института археологии.

ИАО - Известия русского археологического общества.

ИАК - Известия археологической комиссии.

ИОЛЕАЭ - Известия Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии.

ИСС - Историко-статистические сведения.

МАО - Московское археологическое общество.

МАР - Материалы по археологии России.

ИИМК РАН - Институт истории материальной культуры.

ПЗ - Полевые записи.

ПЗА - Полевые записи автора.

РГО - Русское географическое общество.

СА - Советская археология.

САИ - Свод археологических источников

[1] Существование различных форм надгробий (намогильных плит и каменных крестов) на определенных территориях  было отмечено В.В. Ермонской: в 1967 г., собирая материал для книги «Русское мемориальное надгробие», она получила сведения от В.Д. Белецкого о том, что за 10 лет раскопок в Довмонтовом городе на погребениях XIII-XVI вв. (числом около 600) не было найдено ни одной белокаменной плиты московского типа. В Новгороде, по сообщению Л.М. Шуляк, в этот период встречаются также только каменные кресты (Ермонская и др.1978: 139, прим. 64).

[2] В самой Москве найдено 5 каменных крестов, изготовленных не ранее XV в. (см. Беляев 1996). Некоторые каменные кресты XV-XVI вв. опубликованы Т.В. Николаевой (Николаева 1971), В.Г. Пуцко (Пуцко 1979), И.П. Крыловым (Крылов 1915: 56), Г.В. Поповым, А.В. Рындиной (Попов, Рындина 1979), В.Б. Гиршбергом (Гиршберг 1961).

[3] Еще один каменный крест был установлен извне Успенского собора, в юго-западном углу, «против того места, где почивают под спудом мощи святителей Киприана и Фотия, на этом кресте изображены Бог Саваоф и св. Киприан и Фотий». Известен по описанию в Главной описной книге Московского Большого Успенского собора за 1853 и 1854 гг., л.3 (об.) (АМК. Фонд Успенского собора). Вероятная дата – время перезахоронения митрополитов после освящения собора в августе 1479 г. (Шеляпина 1973: 233).

[4] Пока что на этот счет существует только предположение И.А. Шляпкина о том, что «первые указания на каменные кресты могли быть получены от паломников по святым местам: крестами были снабжены достопамятные места в Палестине. Например, в XIV веке читаем: “Сiонскымъ поутем идуще есть кресть каменны, тоу помаза (Христос) очи слепому”» (Шляпкин 1906: 15).

 

  

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский