РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Cелезнев Ф.А. Основание Городца на Волге: итоги изучения. В кн.: Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2012. № 4 (1). С. 287–294. Все права сохранены.

Материал предоставлен библиотеке «РусАрх» автором. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2013 г

 

   

Ф.А. Селезнев

ОСНОВАНИЕ ГОРОДЦА НА ВОЛГЕ: ИТОГИ ИЗУЧЕНИЯ

 

В статье анализируются  мнения о времени основания Городца. Рассмотрены  главные версии российских историков. Показано, что основные аргументы сторонников и противников версии о возникновении Городца при Юрии Долгоруком связаны с пониманием характера русско-булгарских отношений XII века.

 

Цель данной статьи – проанализировать основные точки зрения на вопрос о времени и обстоятельствах основания Городца на Волге. При этом дореволюционная историографии здесь не рассматривается, поскольку ей автор посвятил отдельную работу, к которой мы и отсылаем заинтересованного читателя [20]. Скажем только, что в 1864 г. краеведом И.С. Тихонравовым была выдвинута гипотеза о том, что Городец был основан в 1152 г. Юрием Долгоруким [25]. Эта дата прочно закрепилась в нижегородской литературе, как дореволюционной, так и советского периода.

 В 1920 – 1930-е гг. и городецкая, и нижегородская «культурная общественность» однозначно вели отсчет истории Городца с эпохи Юрия Долгорукого. Приведем несколько примеров. В 1923 г. А.П. Мельников писал о том, что Городец основан  «в XII веке Юрием Долгоруким» [16, с.29]. В 1937 г. в «Городецкой правде» была опубликована статья А.Ф. Груздева «Основание Городца», где воспроизводилась версия Тихонравова [5]. Такой авторитетный исследователь как  Л.М. Каптерев констатировал, что основание Городца «относится к 1152 году и приписывается энергичному строителю русских городов в Верхнем Поволжье – суздальско-владимирскому великому князю Юрию Владимировичу Долгорукому» [8, с.29]. Эта же точка зрения в 1940 г. была изложена в журнале «Горьковская область» [18, c.66]. Мнение о том, что Городец основан Юрием Долгоруким, в 1920 – 1930-е гг. было не просто господствующим среди нижегородских краеведов но, по существу, единственным. Во всяком случае, работ этого периода, где отстаивается иная точка зрения, нам не встречалось.

Что касается советской академической науки, то в ней в 1920 – 1930-е гг. вопрос о времени основания Городца специально не рассматривался. Исключение составляет лишь вышедший в 1936 г. труд В.Л. Комаровича «Китежская легенда: опыт изучения местных легенд» [11]. Комарович попытался выявить историческую основу «Китежского летописца». При этом автор выдвинул целый ряд остроумных гипотез, центральной из которых является предположение о том, что ядром названного литературного памятника является отрывок за 1164 год из недошедшей до нас  городецкой (ростовской по происхождению) летописи [11, с.94 – 99].

По мнению Комаровича, этот отрывок начинался словами: «в лето 6672 бысть в Ростове граде велики князь андрей боголюбский» [11, с.96]. Далее, при последующей переделке этого текста и создании «Китежского летописца» в силу ряда причин Андрей Боголюбский был заменен на Георгия Всеволодовича. Соответственно, утверждал Комарович, не Георгий Всеволодович поехал из Ростова в Ярославль, и оттуда вниз по Волге, как сообщает «Китежский летописец», а Андрей Боголюбский. Было это во время похода 1164 г. на булгар [11, с.100]. Именно тогда, по Комаровичу, Андрей Боголюбский «осваивает» уже существовавший к этому времени языческий Кидеш Малый (Городец) и делает его княжьим городом [11, с.151 – 152].

Следует признать, что концепция Комаровича основывается на чересчур смелых допущениях. В то же время значение её для историографии древней истории Городца весьма велико. Именно В.Л. Комарович впервые называет Андрея Боголюбского создателем Городца как русского княжьего города. Комарович же первым связывает это событие с походом на булгар в 1164 году.

К сожалению «Китежская легенда» Комаровича не привлекла должного внимания  историков Древней Руси. Его концепция основания Городца не послужила предметом анализа или критики. Впрочем, и сама эта проблема по-прежнему находилась на периферии внимания академической науки.

В 1946 вышла книга М.Н. Тихомирова «Древнерусские города». Там в главе «Ростово-Суздальская земля» о Городце даже не упоминается. Правда «Городец Радилов на Волге» попал в общий список русских городов, составленный Тихомировым. В этом списке в скобках после названия города следует дата его первого упоминания в летописи. Для Городца – это (по Тихомирову) 1172 год [24, с.44].

Более развернутые сведения о древнем Городце имеются в книге А.Н. Насонова «”Русская земля” и образование территории Древнерусского государства» (1951). Насонов указал, что возникновение Городца «вернее относить предположительно к 1164 г., ко времени первого похода Андрея Боголюбского “на Болгары”» [17, с.173]. Особо отметим, что мнение Насонова носит характер предположения и не опирается на какие-либо доводы. Вопрос о возможности основания Городца в 1152 г. А.Н. Насонов не рассматривал.

Таким образом, к началу 1950-х гг. истинность утвердившейся в горьковском краеведении мысли о том, что датой основания Городца является 1152 г., не только не была опровергнута, но даже не вызвала малейшей критики. С другой стороны альтернативная ей гипотеза об основании Городца Андреем Боголюбским в 1164 г. хотя и существовала, но не была достаточно обоснована. К тому она ещё не стала достоянием широких научных, а, тем более, общественных кругов.

Поэтому не стоит удивляться тому, что в 1952 г. в Горьковской области отпраздновали 800-летие Городца, считая за дату его основания 1152 год. 22 июня 1952 г. в главной областной газете, «Горьковской правде» вышла статья секретаря Городецкого горкома ВКП (б) В. Бросалова «Городцу – 800 лет» [1]. В Городце (в Тяблинском лесу) состоялся большой праздник, посвященный юбилею, с концертом, музыкой и танцами [21].

Б.М. Пудалов утверждает, что празднование 800-летия Городца было обусловлено конъюнктурными политическими соображениями, связанными с тем, что в 1947 было пышно отмечено 800-летие Москвы, и Юрий Долгорукий стал «культовой фигурой» [19, с.19].

Соображения Б.М. Пудалова вполне обоснованы. Разумеется, московский юбилей не мог не пробудить во многих древних городах интереса к датам их основания, в том числе на уровне местного партийного начальства. Нельзя лишь согласиться с утверждением ученого о том, что в Городце дата основания города Долгоруким была навязана общественности, вопреки мнению специалистов. Вызывает возражение и пессимистический вывод Б.М. Пудалова («Противостояние массовому сознанию, сформированному идеологическими установками, редко заканчивается в пользу ученых-историков…»)[19, с.19].

Как было показано выше,  всю первую половину ХХ в. основание Городца нижегородские краеведы связывали с Юрием Долгоруким и 1152 годом. Именно поэтому в 1952 г. и отметили названный юбилей. Никакой критике в академических кругах эта дата не подвергалась. Соответственно никакого противостояния между носителями «идеологическими установок» и историками не было.

Наоборот, по нашему мнению празднование 800-летия Городца принесло несомненную пользу исторической науке. Ведь оно привлекло пристальное внимание историков к вопросу о времени основании города. Ученые мобилизуют сведения письменных источников, привлекают данные археологии. Постепенно завязываются дискуссии о времени основании Городца.

Большой вклад в изучение этого вопроса внёс И.А. Кирьянов. Впервые он коснулся данного предмета в 1954 г. в газетной статье «У истоков истории Городца-Радилова (по материалам археологических раскопок)» [10]. Правда, вопрос о времени возникновения Городца в этой статье обойден. Но, не назвав 1152 г. в качестве даты основания города, Кирьянов, по нашему мнению, обозначил своё внутреннее несогласие с традиционной версией.

С её критикой ученый выступил в 1961 г. в книге «Старинные крепости Нижегородского Поволжья», где написал, что «указываемая иногда в литературе дата основания Городца – 1152 год – явно неверна» [9, с.45]. Правда, подробно разбирать концепцию Тихонравова и его последователей Кирьянов не стал. Историк лишь указал, что она появилась «вследствие путницы, порожденной фактом существования нескольких городов под названием “Городец” на территории Восточной Европы». Затем Кирьянов со ссылкой на Воскресенскую летопись и Московский летописный свод изложил события,  имевшие место в 1152 году. По мнению ученого, они развивались так: соединенные войска киевского, смоленского и витебского князей разгромили Городец на Остре; Юрий Долгорукий, узнав о разгроме Городца, послал за помощью к рязанскому князю и сам выступил из Ростова на Верхнюю Оку. Далее следовал вывод: «такой ход событий и действия участников полностью исключают возможность считать начало Волжского Городца от этой даты» [9, с.45]. Но на чем конкретно основано это утверждение ученый не пояснил, не показав, какие именно события и почему исключают возможность основания Городца на Волге в 1152 году.

Заслугой Кирьянова, однако, следует считать мысль о существовании «нескольких городов под названием “Городец” на территории Восточной Европы» и отождествление (впервые в нижегородском краеведении) сожженного Изяславом в 1152 г. Городца с Городцом Остёрским, а не с Городцом Днепровским, как это делалось со времен И.С. Тихонравова.

Что касается концепции самого И.А. Кирьянова, то она в 1961 г. ещё не была четко оформлена. С одной стороны ученый писал: «По материалам археологических раскопок, давность возникновения Городца восходит к XI столетию», с другой – констатировал: «Впервые населенный пункт в Нижегородском Поволжье, носящий название Городец, упоминается под 1172 годом, а под названием Городец-Радилов – под 1216 годом» [9, с.44].

Сразу после выхода книги Кирьянова в защиту традиционной версии выступил городецкий краевед Н. Галочкин. Указав, что историки называют три даты основания Городца: 1152, 1164 (в связи с походом Андрея Боголюбского на булгар) и 1172 (первое упоминание в летописи, также в связи  с походом на булгар) Галочкин отдал предпочтение первой из них. По его мнению, чтобы выступить из города в поход, князья должны были уже иметь в нём войско, население и военные  укрепления. Следовательно, Городец был основан до походов 1164 и 1172 годов. В этой связи более приемлемым годом основания Городца по Галочкину нужно считать 1152 год. Далее Галочкин воспроизвел версию И.С. Тихонравова о то, что Юрий Долгорукий, потеряв принадлежавший ему Городец на Днепре, основал на Волге в похожем месте (необычно высокий левый берег реки) город с таким же названием [3].

В том же 1961 г. в Москве вышел фундаментальный труд Н.Н. Воронина «Зодчество Северо-Восточной Руси XIIXV веков». Его содержание было значительно шире заявленного названия. По сути, в этой книге была дана замечательная по полноте история Ростово-Суздальской земли. Однако вопрос об основании Городца Воронин затронул лишь мельком. Он только предположил, возможность того, что «ко времени Юрия» относится основание «Городца на Волге» [2, с.56].

Первой научной работой специально посвященной основанию Городца стала статья А.Ф. Медведева, опубликованная в 1966 году [15]. С 1947 по 1965 г. этот ученый являлся одним из основных сотрудников Новгородской археологической экспедиции. В 1960 и 1962 гг. под его руководством в Городце были проведены раскопки. На основе их результатов Медведев сделал вывод о том, что первоначально на территории городецкого детинца (т.н. «Княжья гора») было воздвигнуто укрепление в виде бревенчатого оплота (стена из примыкающих друг к другу прямоугольных срубов) безо рва и вала. Одновременно было начато сооружение рва и вала окольного города (посада). Детинец в виде оплота через 10 – 15 лет после постройки был сожжен. После этого на месте пожара был вырыт ров и насыпан вал детинца. В то же время было завершено возведение вала и рва окольного города.

Соотнеся эти данные с летописными известиями, Медведев сделал вывод о том, что «сооружение древнейшей деревянной крепости на месте детинца относится 1152 г.», а «наиболее вероятной  датой завершения создания валов и рвов детинца и посада Городца следует считать 1164 г., когда после  успешного похода на Волжскую Болгарию Андрей Боголюбский мог использовать для этого большое число военнопленных» [15, с. 162 – 163].

Для обоснования своей точки зрения  ученый привлек целый ряд летописных сведений, на которые прежде историки не обращали должного внимания. Выдвинутые Медведевым аргументы и предположения до сих пор являются основным оружием в арсенале сторонников версии об основании Городца Юрием Долгоруким.

Во-первых, Медведев развил закрепившуюся в нижегородском краеведении идею И.С. Тихонравова о том, что Городе на Волге получил название от утерянного Юрием Долгоруким Городца на юге Руси. Однако, в отличие от Тихонравова, А.Ф. Медведев (возможно под влиянием книги И.А. Кирьянова [9]) предположил, что Городец волжский обязан свои именем «Городцу Юрьеву (Юрия Долгорукого) на р. Остре, притоке Десны, который в 1152 г. был сожжен его врагами» [15, с.158]. В пользу этого Медведев привел следующий довод: «соборная церковь Михаила в Городце на Волге носила то же название, что и церковь в Городце Остёрском» [15, с.158].

Затем Медведев впервые связал закладку Городца с набегом булгар на Ярославль в 1152 г., предположив, что Городец на Волге был основан Юрием Долгоруким сразу после этого события как «военная база и крепость, закрывавшая болгарам водный путь в Ярославское Поволжье и сухопутный к Суздалю» [15, с.158, 159].

Разумеется, Медведев, как и Тихонравов, обратил внимание на хорошо известные летописные сообщения о градостроительной деятельности Юрия Долгорукого в 1152 г., не раз анализировавшиеся историками. Но он вдобавок впервые привлек для изучения этого вопроса Супрасльскую летопись. По мнению Медведева, там четко говорится, что земляные валы Городца на Волге насыпались одновременно с валами Кидекши («…и сыпа город Кидешьку тои же Городець на Волъзе») и не видно лишь, когда именно это произошло. «Но по другим летописям можно заключить, что в Кидекше вал насыпался, несомненно, одновременно с постройкой каменной церкви Бориса и Глеба в 1152 г., как и в Юрьеве и Переславле» [15, с.158].

Популяризации взглядов А.Ф. Медведева среди горьковских краеведов способствовало издание в 1969 г. массовым тиражом книги «Города нашей области». В ней был помещен исторический  очерк о Городце Н. Галочкина, где со ссылкой на статью Медведева излагались ключевые её положения («Городец основан князем Юрием Долгоруким в 1152 году, о чем свидетельствуют Супрасльская летопись и археологические раскопки, проведенные здесь за последние годы» [4, с.144 – 145].

Правда эта точка зрения не была принята автором учебного пособия «История Горьковской области» Л.А. Чемодановым, вышедшего ещё более крупным тиражом. Однако автор пособия её и не отверг. Видимо, полагая, что школьникам следует давать лишь бесспорные положения, он, примиряя воззрения Насонова и Медведева, указал, что Городец возник «в середине XII века» [28, с. 15].

Точно также и археолог Т.В. Гусева в популярном сборнике «Записки краеведов» (1983) как равноправные представила гипотезы А.Н. Насонова и А.Ф. Медведева [6, с. 186].

Первым развернутую критику версии об основании Городца Юрием Долгоруким дал В.А. Кучкин. Её исток он увидел в «Истории Российской» Татищева, указав: «В своё время В.Н. Татищев предположил, что Долгоруким были построены также такие города как Владимир, Ярославль, Кострома, Вышград, Галич, Городец, Добрянск, Дорогобуж, Звенигород, Перемышль, Ростиславль, Стародуб, Углич и Юрьевец. На ошибку В.Н. Татищева указал А.Е. Пресняков, который и выяснил, что же в действительности построил князь Юрий» [14, с.85].

Это утверждение В.А. Кучкина было повторено Т.В. Гусевой [7, с.97] и Б.М. Пудаловым [19, c.12] и развито А.А. Кузнецовым. [12, c.9, 10]. Недавно автором данной статьи была показана ошибочность указанного мнения и выяснено, что на самом деле Татищев считал, что Юрий Долгорукий не мог быть основателем Городца, а Пресняков, наоборот, не отрицал такой возможности.  [20, с.182, 183, 188].

Что касается появления 1152 г. в качестве даты  возникновения Городца то В.А. Кучкин справедливо указал (имея в виду статью И.С. Тихонравова), что названная дата выведена «нижегородскими историками церкви» [14, с.92]. Пересказав гипотезу Тихонравова (Юрий Долгорукий теряет Городец близ Киева и в память о нём закладывает  в 1152 г. Городец на Волге) Кучкин резюмировал: «Нечего и говорить, что никакой фактической основы такое заключение не имеет». Однако разбирать его он не стал. В.А. Кучкин лишь посетовал, что «домыслы» нижегородских историков церкви «перекочевали и в современную краеведческую литературу, а в 1952 г. был даже отмечен 800-летний юбилей Городца». «На самом деле Городец был основан между 1164 и 1172 гг.», – заключил московский ученый [14, с.92].

Разумеется, В.А. Кучкину были известны аргументы А.Ф. Медведева в пользу 1152 г., как даты основания Городца. Но он не счел их основательными. В частности Кучкин отверг предложенный Медведевым вывод из  Супрасльской летописи (Юрий Долгорукий в 1152 году одновременно насыпал валы Городца на Волге и Кидекши). В.А. Кучкин указал, что в тексте источника валы в этих городах насыпал не Юрий Долгорукий, а некий Борис Михалкович, которого А.А. Шахматов предположительно принимал за сына Михалки Юрьевича, т.е. за внука Долгорукого. Следовательно «даже если считать сообщение об укреплении Кидекши и Городца достоверным, нет никаких оснований приписывать это строительство Юрию Долгорукому» [14, с.91 – 92].

Предположение Медведева о том, что закладка Городца стала следствием набега булгар на Ярославль в 1152 г., Кучкин игнорировал, поскольку оно не укладывалось в его схему развития русско-булгарских отношений в XII веке. По мнению ученого «с начала политической независимости Суздальского княжества нет никаких признаков активной политики Юрия в отношении восточного соседа» [14, с.90]. Под «активной политикой» В.А. Кучкин разумел регулярные походы вглубь булгарских земель. Они начались при Андрее Боголюбском. Соответственно его Кучкин и видел основателем Городца, а сам этот город представлялся ученому «основной базой для походов владимиро-суздальских князей на волжских булгар» [14, с.91]. Но ведь сам же Кучкин признал (ссылаясь на мнение А.Н. Насонова), что «значение Городца определялось  ещё и тем, что он препятствовал свободному плаванию судовой булгарской рати вверх по Волге» [14, с.92]. Почему же Городец не мог быть построен после такого «плавания», имевшего место в 1152 году? Удовлетворительного ответа на этот вопрос В.А. Кучкин не дал, без всяких доказательств написав «Поход булгар 1152 г. на Ярославль так и остался без ответа» [14, с.90]. Возможность, что этим «ответом» могло быть построение Городца, ученый даже не рассматривал. Таким образом, его главный довод против того, что Городец был основан Юрием Долгоруким – собственная умозрительная схема: Городец – база для наступления на булгар, наступление началось при Андрее Боголюбском, следовательно, Боголюбский и основал Городец. Юрий же, занятый «русскими делами, воевавший то с Черниговом, то  с Новгородом, то с Киевом» «был не в состоянии вести борьбу на востоке с сильной Булгарской державой» [14, с.90]. А, значит, не мог основать Городец.

В отличие от В.А. Кучкина, Н.Ф. Филатов считал, что Городец был возведен с оборонительными целями, после того как булгары напали на Ярославль, и со времени  постройки Городца Юрием Долгоруким (1152) «для булгар был прочно закрыт водный путь в глубь русских земель» [26, с.19].

Система доказательств этого тезиса, выдвинутая Н.Ф. Филатовым, в основном повторяла аргументы А.Ф. Медведева. Филатов также дал цитату из Супрасльской летописи об одновременности постройки крепостей Городца и Кидекши. Далее указал, что раз Кидекша построена в 1152 г., то тогда же был основан и Городец. Филатов лишь добавил, что такая же информация имеется и в Никифоровской летописи [26, с.19]. Проблему упомянутого в этом летописном отрывке князя Бориса Михалковича («А Кидекшую церковь постави Борис Михалковичь, сын брата Андреева Всеволожча, и съсыпа город Кидекшу, тои же Городець на Волзе») Н.Ф. Филатов в своей последней работе решал так: «князь Борис Михайлович во время строительства крепости Кидекша» возвел  в ней Борисоглебский собор; «тогда же далеко от этих мест строили и Городец на Волге» [27, с.9]. Строительством Городца по Филатову руководил воевода Радил, от имени которого и произошло уточняющее название города – Городец Радилов. Ссылаясь на Холмогорскую летопись ученый указал, что в 1147 г. Радил был послом князя Изяслава Мстиславича к киевлянам, а позднее, видимо, оказался в окружении Юрия Долгорукого и, когда тот ушёл в Ростов-Суздальскую землю, стал его доверенным лицом при основании Городца [27, с.11].

Таким образом, по Филатову, замысел основания крепости Кидекши и Городца на Волге принадлежал Юрию Долгорукому, а реализацию княжеской воли осуществили – каждый на своем месте – Борис Михалкович и Радил.

Построения Н.Ф. Филатова и других сторонников версии об основании Городца в 1152 г. подверг критике в своей фундаментальной монографии [19] Б.М. Пудалов. Её первая часть целиком посвящена ранней истории Городца. На сегодняшней день – это основная работа по указанной теме.

Первая глава книги Пудалова посвящена разбору проблем и версий древнейшей истории Городца. Начинает ученый с  раздела о Городце в книге «Города нашей области» [4].  Б.М. Пудалов, видимо, не понял, что его автором является Н. Галочкин, поэтому рассуждает об «авторах или составителях» данного текста. Почему для подробного рассмотрения выбран именно он? По мнению Пудалова, в нём наиболее полно и обстоятельно изложены версии, устоявшиеся в местной краеведческой традиции [19, с.10].

 Н. Галочкин, как известно, вслед за А.Ф. Медведевым выстроил следующую цепочку доказательств: в Супрасльской летописи говорится, что земляные валы Кидекши и Городца-на-Волге насыпались одновременно, но не сказано, когда именно. Однако «по другим летописям можно заключить, что в Кидекше вал насыпался, одновременно с постройкой каменной церкви Бориса и Глеба в 1152 году, как и в Юрьеве и Переславле» [4, с.144].  Иначе говоря, поскольку в Юрьеве и Переславле в 1152 г. заложены были и храм, и крепость, значит, и в Кидекше это тоже произошло одновременно, т.е. в 1152 году. Б.М. Пудалов нашёл слабое звено в этой цепи рассуждений, указав «постройка каменной церкви не означает закладки города» [19, с.14]. Действительно, в Юрьеве могло быть так, а в Кидекше – по-другому. И то, что известие Типографской летописи о постройке Юрием Долгоруким каменной церкви Бориса и Глеба в Кидекше не сопровождается указанием на строительство там же оборонительных сооружений, мы не имеем право объяснять «забывчивостью» летописца. В этом с Б.М. Пудаловым следует согласиться. Тем более что из труда В.Л. Комаровича нам известно о предании, согласно которому Юрий Долгорукий хотел перенести в Кидекшу град от близлежащего Суздаля, но «по некоему явлению возбранен бысть, остави то свое начинание», а вместо этого построил «пречудну» каменную церковь в Суздале, а из оставшегося камня возвел храм Бориса и Глеба в Кидекше [11, с.123].

Кто же тогда и когда «съсыпа город Кидекшу»? Б.М. Пудалов полагает, что строительство крепости в Кидекше в источниках приписано кому-то из внуков Юрия Долгорукого – Борису Михалковичу или Юрию Всеволодовичу [19, с.14]. Исходя из этого, ученый сделал следующий вывод: «сообщение Супрасльской летописи не позволяет рассматривать Городец как часть градостроительной деятельности Юрия Долгорукого и датировать основание города 1152 г.» [19, с.14].

Следует согласиться с тем, что Супрасльская летопись приписывает насыпку валов Кидекши и Городца не Юрию Долгорукому, а другому лицу. Но из этого вовсе не следует, что Юрий Долгорукий не мог быть основателем Городца. Ведь данные раскопок А.Ф. Медведева говорят о том, что вал детинца в Городце появился 10 – 15 лет спустя после основания города. Изначальный-то Городец не был «ссыпан»!

Далее Б.М. Пудалов подверг критике действительно весьма неудачный тезис Н. Галочкина о том, что Городец был основан вместе с другими упомянутыми в 1152 году  городами, как крепость, «закрывавшая булгарам водный путь в Ярославское Поволжье – к Суздалю». Уязвимость этого утверждения в том, что Ярославль и Суздаль находятся в противоположных местах и, чтобы попасть из Ярославля в  Суздаль водным путем булгарам пришлось бы миновать Ростов Великий. Галочкин просто не понял мысль Медведева, на которую ссылался. Тот, напомним, писал, что Городец закрывал болгарам водный путь в Ярославское Поволжье и сухопутный (курсив мой – Ф.С.) к Суздалю» [15, с.158, 159], т.е. два различных пути. Пудалов не уловил этой ошибки Галочкина и начал всерьёз доказывать, что прямой водный путь к Суздалю от булгар уже прикрывали Ярополч и Владимир. Поэтому «основание Городца следует связывать не с оборонительными, а наступательными мероприятиями на востоке русских земель». [19, с.15 – 16] Однако Юрий Долгорукий попыток наступления на Волжскую Булгарию в 1140 – 1150-е гг. не предпринимал (здесь Б.М. Пудалов повторил мысль Кучкина). Следовательно, и Городец при нём основан быть не мог.

Большой научный интерес представляет поднятый Б.М. Пудаловым вопрос о первоначальном названии Городца, в частности, когда он стал именоваться, и вообще, именовался ли когда-либо «Городцом Радиловым». Ученый указал, что это название появляется в летописных источниках только в статье, повествующей о событиях 1216 г. (ссылка Юрия Всеволодовича после битвы при Липице). Он отверг предположение И.А. Кирьянова о происхождении уточнения «Радилов» от древнего названия Волги («Ра»), и, как и Н.Ф. Филатов, возвел его к имени Радил [19, с.63]. Однако Б.М. Пудалов отметил, что «нет никаких свидетельство пребывания  здесь человека с именем “Радил-“, которому бы следовало атрибутировать основание или укрепление города» [19, с.64].

Анализ летописей привел Пудалова к выводу, что известие 1216 г. о Городце Радилове по происхождению новгородское и является следствием ошибки новгородского летописца XIII в., получившей продолжение в общерусских летописных сводах XVXVI веков. В то время как «летописание Владимиро-Суздальской земли, к которой Городец принадлежал и территориально, и административно вообще никогда не называет его “Городец Радилов”» [19, с. 65].

Ошибка новгородского летописца, по мнению Б.М. Пудалова была вызвана «путаницей в локализации древнерусских “городцов”». В его тексте были учтены «припоминания» новгородских ветеранов битвы при Липице. При этом первоначальные боевые действия с их участием имели место в районе Торжка и Твери. Именно там более поздние источники локализуют Радилов, а в XIX в. существовало два населенных пункта с таким названием.  Отсюда вывод ученого: новгородский летописец, записывавший «по горячим следам»  рассказ о событиях в Суздальской земле и «не слишком хорошо знавший все географические реалии  этой земли, присоединил уточняющее название одного “городца” к другому, расположенному вниз по реке от Владимира-на-Клязьме», а «последующие редакторы этого рассказа, также, не будучи суздальцами, попросту не заметили ошибку» [19, с.66 – 67].

Действительно, на современной карте Тверской области мы видим две деревни Радилово. Одна расположена в Торжокском районе недалеко от ручья Горянский, другая в Кимрском районе, рядом с рекой Большая Пудица. Эта последняя и есть  Радилов, упоминаемый в летописях в связи  с завещанием князя Михаила Тверского в конце XIV в. [22, с.6]. Но существовал ли он в 1216 г. и назывался ли когда-либо Городцом? Эти два вопроса, ответов на которые у Б.М. Пудалова нет, показывают, насколько зыбка почва под возведенной им логической конструкцией.

Представим, однако, что этот Радилов в 1216 г. всё-таки уже был построен. Тогда, несомненно, новгородцы о нём бы хорошо знали. Ведь он находился рядом с принадлежавшим Новгороду Бежецким верхом. Разумеется, и расположение Городца на Волге для новгородцев, которые вели регулярную торговлю с Булгарией, не являлось секретом. Путаница здесь, на наш взгляд, исключена.

Как же тогда объяснить важное наблюдение Б.М. Пудалова о том, что Городец на Волге именуется Радиловым только в летописях новгородского происхождения? Объяснение может быть таким: в начале XIII в. (а может быть и во второй половине XII в.) новгородцы (и только они) называли Городец на Волге «Городцом Радиловым». Почему – остается только гадать.

Единомышленником Б.М. Пудалова и В.А. Кучкина по большинству вопросов, касающихся основания Городца является А.А. Кузнецов. Новым в построениях этого автора является то, что он отрицает подлинность известия Типографской летописи о набеге булгар на Ярославль в 1152 году. Оно, по мнению Кузнецова, «есть сознательно искаженное известие Новгородской первой летописи о попытке Юрия Владимировича Долгорукого присвоить новгородские дани» [12, с.10; 13]. Ученый имеет в виду эпизод, имевший место, согласно Новгородской первой летописи, в 1149 г., когда Юрий направил Ивана Берладника на новгородских даньщиков. Те, после сражения укрылись на некоем острове. Суздальцы стали напротив. В третий день новгородцам пришла подмога, и суздальцы были разбиты.

Согласно гипотезе Кузнецова составитель Типографской летописи (памятника ростовского летописания XV в.) в этом известии заменил новгородцев на ярославцев, а рать, посланную Юрием Долгоруким – на булгар. Зачем он это сделал, А.А. Кузнецов не  объясняет. На чём же основано это оригинальное предположение? По мнению историка, рассматриваемые отрывки являют собой пример «яркого совпадения текстов». Однако в доказательство Кузнецов приводит не текстуальные (их просто нет), а сюжетные совпадения в этих летописных известиях. Вот аргументы А.А. Кузнецова: «В сообщении НПЛ (Новгородской первой летописи – Ф.С.) новгородцев было мало, в ТИП (Типографской летописи – Ф.С.) городок, где собрались осажденные, тоже мал. В НПЛ новгородцы укрепились на острове, в ТИП городок находился на острове. В обоих сведениях осаждавшие действовали на лодках. В обоих случаях осажденные получили помощь из “метрополии” (Новгород, Ростов)» [13, с.95].

Однако, вопреки утверждению Кузнецова, в Типографской летописи ничего не сказано о том, что городок (Ярославль) «находился на острове». Процитируем летопись: «Того же лhта прiидоша Болгаре по Волзh къ Ярославлю безъ вhсти и остоупиша градокъ в лодияхъ, бh бо малъ градокъ, и изнемогаху людiе въ градh гладомъ и жажею, и не бh лзh никомоу же изити изъ града и дати вhсть Ростовцемъ. Един же оуноша отъ людей Ярославскихъ нощiю изшедъ изъ града, перебредъ рекоу, вборзh доhха Ростова и сказа имъ Болгары пришедша. Ростовци же пришедша побhдиша Болгары» [23, с.77]. Про остров здесь нет ни слова! Кроме того, ключевой эпизод этого отрывка  – подвиг «одного юноши» в Новгородской первой летописи отсутствует. Нет там и присутствующего в Типографской летописи мотива посылки за помощью в «метрополию».

По сути, единственное сходство между двумя привлеченными А.А. Кузнецовым летописными отрывками в том, что одна из враждующих сторон находилась «в лодияхъ». Но для того, чтобы обвинить автора Типографской летописи в фальсификации этого явно недостаточно. Поэтому отрицать подлинность известия Типографской летописи о набеге булгар на Ярославль в 1152 г. у нас нет оснований.

Подведем итоги. На сегодняшний день существуют две господствующие точки зрения на время возникновения Городца. Согласно первой из них, наиболее полно обоснованной А.Ф. Медведевым, Городец основал Юрий Долгорукий в 1152 году. По версии В.А. Кучкина Городец возник при  Андрее Боголюбском между 1164 и 1172 годами.

Сторонники обеих точек зрений оперируют умозаключениями, основанными на косвенных данных. При этом основные аргументы сторонников и противников версии о возникновении этого города при Юрии Долгоруком вращаются вокруг понимания характера русско-булгарских отношений XII века. Однако  результаты исследований историков-булгароведов, пока ещё не привлекались  участниками дискуссии. Несомненно, это упущение нужно исправить. Кроме того, нужно осмыслить цели градостроительной деятельности Юрия Долгорукого в 1152 – 1154 гг. Наконец требует решения  загадка Бориса Михалковича Супрасльской летописи. Таковы на наш взгляд главные направления исследований, которые могут приблизить нас к пониманию того, когда и кем был основан Городец на Волге.

 

Список литературы:

  1. Бросалов В. Городцу – 800 лет // Горьковская правда. – 1952. – 22 июня.
  2. Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XIIXV веков. – Том I. – XII столетие. – М.: Издательство АН СССР, 1961. – 584 с.
  3. Галочкин Н. В каком году основан Городец? // Городецкая правда. – 1962. – 3 июня.
  4. Галочкин Н. Городец  // Города нашей области. – Горький: Волго-Вятское кн. изд-во, 1969. – 352 с. – С.141 – 173.
  5.  Груздев А.Ф. Основание Городца // Городецкая правда. – 1937. – 12 сент.
  6. Гусева Т.В. Древний Городец по материалам новых раскопок //Записки краеведов / Сост. [Н.И. Куприянова]. – Горький: Волго-Вятское кн. изд-во, 1983. – 199 с. – С.186 – 195.
  7. Гусева Т.В. Кривое зеркало исторической памяти (К вопросу о механизме формирования исторической памяти) // Городецкие чтения: По материалам научно-практической конференции «Городец на карте России: история, культура, язык (апрель 2002 года). – Городец: б.и., 2003. – 194 с. – С.97 – 101.
  8. Каптерев Л.М. Нижегородское Поволжье XXVI веков. – Горький: Горьковское областное издательство, 1939. – 184 с.
  9.  Кирьянов И.А. Старинные крепости Нижегородского Поволжья. – Горький: Горьковское книжное издательство, 1961. – 108 с.
  10.  Кирьянов И.А. У истоков истории Городца-Радилова (по материалам археологических раскопок) // Горьковская правда. – 1954. – 5 сент.
  11.  Комарович В.Л. Китежская легенда: опыт изучения местных легенд. – М. – Л.: изд-во АН СССР, 1936. – 183 с.
  12.  Кузнецов А.А. Городец на Волге: от основания до 1238 года // Городецкие чтения: Материалы научно-практических конференций VI Городецкие чтения (6 декабря 2008 г.) и II Александро-Невские чтения (27 февраля 2009 г.). – Городец, 2009. – 168 с. – С. 7 – 17.
  13.  Кузнецов А.А. О достоверности сведения о набеге булгар на Ярославль в 1152 г. // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия История. Выпуск 2 (6). – Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 2006. – С.94 – 103.
  14.  Кучкин В.А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в XXIV вв. – М.: Наука, 1984. – 353 с.
  15.   Медведев А.Ф. Основание и оборонительные сооружения Городца на Волге // Культура Древней Руси. – М.: Наука, 1966. – 328 с. – С.158 – 167.
  16.  Мельников А.П. Нижегородская старина: Путеводитель в помощь экскурсантам. – Нижний Новгород: [без. изд.], б.г. – 56 с.
  17.  Насонов А.Н. «Русская земля» и образование территории древнерусского государства: Историко-географическое исследование. Монголы и Русь: История татарской политики на Руси. – СПб.: Наука, 2006. – 416 с.
  18.  Наумов Н. Городец // Горьковская область. – 1940. – № 1. – С.66 – 69.
  19.  Пудалов Б.М. Начальный период истории древнейших русских городов Среднего Поволжья (XII  – первая треть XIII в.). – Нижний Новгород: Комитет по делам архивов Администрации Губернатора Нижегородской области, 2003. – 216 с.
  20.    Селезнев Ф.А. Вопрос о времени основания Городца в российской дореволюционной историографии // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. – 2012. – № 1 (1). – С.182 – 189.
  21.  Сорокин Ю. Праздник в Городце // Горьковская правда. – 1952. – 24 июня.
  22.  Софийская вторая летопись. (Полное собрание русских летописей. Т. VI. Вып.2). – М.: Языки русской культуры, 2001. – IVIII, 240 с.
  23.  Типографская летопись. (Полное собрание русских летописей. Том XXIV). – М.: Языки русской культуры, 2000. – 288 с.
  24.  Тихомиров М.Н.Древнерусские города. – СПб.: Наука, 2008. – 350 с.
  25.  Тихонравов И.С. О христианстве, как оно началось и распространялось в пределах нынешней Нижегородской Епархии // Нижегородские епархиальные ведомости. Часть неофициальная. – 1864. – 1 сент. – № 17. – С. 26 – 39.
  26.  Филатов Н.Ф. Городец на Волге // Нижегородский край: факты, события, люди. – Изд. 2-е. доп. и перераб. – Нижний Новгород: Нижегородский гуманитарный центр, 1997. – 375 с.
  27.  Филатов Н.Ф. Городец на Волге XII XIX веков. – Нижний Новгород: Деком, 2005. – 168 с.
  28.  Чемоданов Л.А. История Горьковской области. Учебное пособие. – Горький: Волго-Вятское кн. изд-во, 1975. – 200 с.

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский