РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Cелезнев Ф.А. Городец Юрия Долгорукого – восточные таможенные ворота Руси. В кн.: Нижегородские исследования по краеведению и археологии: Сборник научных и методических статей. Выпуск 13. Нижний Новгород, 2013. С. 19 – 27. Все права сохранены.

Материал предоставлен библиотеке «РусАрх» автором. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2014 г

 

   

Ф.А. Селезнев

ГОРОДЕЦ ЮРИЯ ДОЛГОРУКОГО – ВОСТОЧНЫЕ ТАМОЖЕННЫЕ ВОРОТА РУСИ

 

Данные источников о древней истории Городца  скудны и не поддаются однозначному толкованию. Это порождает жаркие споры между историками. Существует распространенное мнение о том, что Городец  был основан в 1152 г. Юрием Долгоруким [1, с.144 – 145; 2, с.9 – 10]. В тоже время  такие авторитетные  исследователи как В.А. Кучкин, Т.В. Гусева, Б.М. Пудалов, А.А. Кузнецов [3, с.92; 4, с.97 – 101; 5, с.10 – 19 6, с. 7 – 8] называют в качестве времени основания Городца промежуток между 1164 и 1172 годами. Нами уже были подробно рассмотрены доводы сторон [7, 8, 9] и выявлены узловые моменты дискуссии. К ним следует отнести вопросы о характере русско-булгарских отношений в середине XII века и о целях градостроительной деятельности Юрия Долгорукого в 1152 – 1154 годах. В данной статье предлагаются новые подходы к решению вышеуказанных проблем.

Начнем с вопроса о русско-булгарских отношениях. Ведь основные аргументы сторонников и противников версии о возникновении Городца при Юрии Долгоруком вращаются вокруг понимания характера русско-булгарских отношений XII века.

По нашему мнению было бы ошибкой считать целью булгарских набегов на Русь военный грабеж. Из шести городов, подвергавшихся булгарским набегам в XI – начале XIII в. (Муром, Суздаль, Ярославль, Городец, Устюг, Унжа) четыре последних не могли сулить богатой добычи. Зато они являлись помехой для свободной торговли булгарских купцов или их поездок в богатые пушниной северные области. Точно таким же препятствием для булгарской торговли в конце XI – начале XII вв. были Муром и Суздаль, чем, вероятно, и были вызваны набеги на них.  В середине XII в. Муром и Суздаль такой помехой не являлись, поэтому и нападениям не подвергались.

Коснемся теперь проблемы строительной деятельности Юрия Долгорукого в 1152 году. По нашему мнению она была связана с тем, что в это время Юрий был вынужден расстаться с надеждой обеспечить сыновей богатыми южными волостями. В 1151 и 1152 гг. он потерпел несколько поражений от своего врага Изяслава в борьбе за Киев. Был разорен  опорный пункт Юрия «в Руси» – Городец Южный. Примирился с Изяславом, а потом ушел из жизни главный союзник Юрия на юге – Владимирко Галицкий. Что оставалось делать Юрию? Только  возвести новые города в Залесской земле. Этим он и занимается в 1152 – 1154 гг., прекратив до 1154 г. борьбу за Киев.

Мы не будем здесь касаться вопроса о том, какие именно города были заложены в это время Юрием Долгоруким. Скажем только, что, по логике, новые города следовало возвести там, где с них можно было получать наибольший доход, т.е. на торговых магистралях. Красотой они не должны были уступать старинным городам юга. И Юрий намечает в них строительство великолепных белокаменных храмов, прежде невиданных в этих местах. Но возведение подобных сооружений требовало громадных средств. Следовательно, Юрию был необходим новый источник доходов.

Главным богатством Руси, пользовавшимся значительным спросом  на внешних рынках, являлись меха. Поэтому суздальцы стремились установить контроль над   богатыми пушным зверем северными лесами. Соперниками их в этом были новгородцы и булгары.

По свидетельству Абу Хамида ал-Гарнати, лично посетившего в середине XII в. в Поволжье, булгарам платили дань жители области Вису, между которой  и Булгаром месяц пути. Очевидно, что речь идет о финно-угорском народе весь, жившем, согласно русским летописям, на Белоозере. Давние связи булгар с этим регионом хорошо прослеживаются по археологическим данным. В Белоозере обнаружена булгарская керамика и другие вещи XIXII веков [10, с.179, 180, 184].

Абу Хамид ал-Гарнати сообщает, что через Вису булгары вели выгоднейшую торговлю с областью Йура (Югрой) [11, с.141 – 142]. Отсюда мы можем сделать вывод о том, что в первой половине XII в. булгары проникали в Югру через Белоозеро.

Как, однако, они попадали на Белоозеро? Добраться из Булгара в землю веси можно было по Волге и Шексне, мимо Ярославля. Булгары в XII в.  знали и использовали этот путь. Именно так,  согласно Типографской летописи, они в 1152 г. подошли к Ярославлю («прiидоша Болгаре по Волзh къ Ярославлю безъ вhсти и остоупиша градокъ в лодияхъ» [12, с.77]). Однако А.М. Белавин утверждает, что «основной дорогой, по которой булгарские и восточные купцы продвигались к вису» был Камский (Чулманский) речной путь [13, с.328]. Правда автор называет самой крупной торговой факторией булгар в стране Вису Рождественское городище на р. Обва [13, с.328]. Иными словами Белавин помещает страну Вису не на Белоозере, а в современном Пермском крае. Представляется всё же, что для этого нет достаточных оснований, и страну Вису следует, согласно мнению А.Л. Монгайта и В.А. Кучкина, помещать на Белоозере [14, с.46]. Это, однако, не означает, что из Булгарии нельзя было попасть в страну Вису по Каме. Просто для этого нужно было воспользоваться не Чулманским (он вел в другую сторону), а т.н. «Нукратским» путем: по Каме – Вятке (Нукрату) – Моломе – Югу – Сухоне.

Однако был ли Нукратский путь уже освоен булгарами в середине XII века? Прямых указаний на это нет. Между тем путь по Волге был короче и удобнее. Поэтому можно уверенно полагать, что в описываемое время булгары пользовались именно Волжским путем. Те более, что по нему булгарские купцы могли попасть не только в страну Вису, но и в Новгород, с которым они интенсивно торговали (об этом свидетельствуют находки булгарских монет в Новгородской земле) [15, с.159]. Нукратский путь будет использоваться булгарами позднее, когда привычный Волжский путь по какой-то причине перестал их устраивать.

Главным недостатком Волжского пути с точки зрения булгарских купцов, должно быть, являлась, необходимость уплачивать при пользовании им проездные пошлины (мыт) в казну Юрия Долгорукого. Местом их сбора было устье Шексны. На правом берегу этой реки при впадении её в Волгу  в черте современного Рыбинска обнаружен памятник археологии Усть-Шексна, исследованный под руководством И.И. и А.Н. Рыкуновых [16]. Там обнаружены предметы, относящиеся к XII в., в том числе таможенные пломбы.

Очевидно, часть купцов, чтобы избежать уплаты мыта в Усть-Шексне  искала  выход с Шексны на  Волгу, минуя этот город.   Результатом указанных поисков по нашему предположению стало появление двух новых водных путей:  Шексна –  Сухона – Лежа – Кострома – Волга и Шексна – Сухона – Лежа – Кострома – Галичское озеро – Нея – Унжа – Волга.

В 1149 г. необходимость в пользовании обходными путями отпала. Изяслав сжег 6 городков Юрия Долгорукого от Кснятина до Ярославля [17, стб.212]. В числе их неминуемо должна была оказаться и Усть-Шексна. Возможно, какое-то время торговля по Волге велась вообще беспошлинно. Затем, по нашему предположению, сбор мыта был начат в уцелевшем Ярославле. Вероятно, при этом булгарским купцам были причинены какие-то обиды. Не исключено, что булгар вообще перестали пропускать в страну Вису или отняли у них право сбора дани с веси (если верно упомянутое выше известие Абу Хамида ал-Гарнати о дани, которую платили булгарам жители области Вису). Вспомним, что в это же время Ивана Берладник по приказу Юрия Долгорукого напал на новгородских даньщиков [18, с.11]. «Стрыи мои Гюргии из Ростова. wбидить мои Новгородъ. и дани wtт них отоималъ. и на поутех имъ пакости дhеть», – жаловался Изяслав Мстиславич [19, стб.367]. Почему же не допустить, что Юрий Долгорукий «делал пакости на путях» и булгарам?

Если мы примем эти догадки, тогда нам будет понятно, почему булгары в 1152 г. напали на Ярославль. Однако взять город они не смогли, лишь озлобив его жителей. Понятно, что в следующем сезоне никто из булгарских купцов не рискнул бы проплыть мимо Ярославля. Следовательно, булгары стали бы использовать путь в обход Ярославля, через Кострому и Унжу. Юрий Долгорукий, конечно, должен был спешно перекрыть этот путь. Для этого в 1152 г. и был построен Городец на Волге.

Он был возведен в таком месте, миновать которое булгары  никак не могли. Дело в том, что ниже устья Унжи начинался отрезок Волги, где было много мелей, перекатов и островков. Из-за них течение реки сильно замедлялась. Городец был поставлен в самом узком месте этого участка, на возвышенном левом берегу Волги. Здесь было удобнее всего не пускать булгар во время войны или брать с них пошлины во время мира.

Именно после постройки Городца булгарам пришлось освоить путь Шексна – Сухона – Юг – Молома – Вятка – Кама. Однако он был намного длиннее. Поэтому булгары, когда обстановка стабилизировалась, конечно, возобновили поездки  по Волге. Но теперь им приходилось уплачивать пошлину в Городце.

О том, что в Городце с владельцев проплывающих судов взимали проездную пошлину (мыт), прямо говорится в Жалованной грамоте московского князя Василия Темного архимандриту Нижегородского Печерского монастыря Игнатию. Этот документ относится к периоду 1433 – 1462 гг., однако, судя по преамбуле, он является подтверждением аналогичной грамоты великого московского князя Василия Дмитриевича (1389 – 1425) [20, с.66]. Мы можем смело полагать, что мыт взимался здесь и в XII веке. О том, что Городец  в XII – начале XIII вв.  играл роль таможенных ворот Руси в торговле с Булгарией и вообще восточными странами свидетельствует обнаружение там огромного количества свинцовых пломб дрогичинского типа.

Дрогичинскими они называются потому, что впервые их обнаружили  около древнерусского города Дрогичина (или Дорогичина), стоявшего на границе Руси и Польши. Потом их стали находить  в других местах, в том числе и в Городце на Волге. По числу найденных свинцовых пломб (около тысячи) Городец на Волге входит в первую тройку древнерусских городов, наряду с самим Дрогичиным и Новгородом Великим [21, с.220, 221].

О дрогичинских пломбах  существует целый ряд работ [см. напр.  21, 22, 23, 24, 25, 26]. Из их содержания следует, что все пломбы можно разделить на два вида: округлые (более массивные, со сквозным отверстием для шнура и качественной отделкой) и неправильной формы (тонкие и небрежно изготовленные).  Чаще всего пломбы второго типа состоят из маленькой свинцовой пластинки, согнутой пополам и сдавленной пломбиром – буллотирием. Видимо пломбы первого типа привешивали  к меховым деньгам, а вторые – к товарам.

На пломбах оттиснуты разного рода изображения, включая княжеские знаки. Ставили товарные пломбы на княжеских мытницах – в знак уплаты проездной пошлины или того, что брать пошлину с данного груза не следует (например, потому что он является княжеской собственностью). В соседних странах пломбы не зафиксированы. Создается впечатление, что на границах они снимались княжескими мытниками (вероятно, при уплате соответствующего сбора). Вот почему больше всего товарных пломб найдено в пограничных городах – Дрогичине, Новгороде и Городце на Волге.

Когда же в Городце была устроена княжеская мытница? По нашему мнению это произошло одновременно с основанием города – в 1152 году. Мы настаиваем, что Городец был возведен именно тогда – в один год с набегом булгар на Ярославль, сразу после него. На это указывает характер изначальных городских укреплений, описанных в работе А.Ф. Медведева [27]. Строители явно спешили закончить работу до холодов. Поэтому крепость построили наскоро – безо рва и вала.

Статья А.Ф. Медведева, опубликованная в 1966 году, стала первой научной работой специально посвященной изначальным укреплениям Городца. С 1947 по 1965 г. этот ученый являлся одним из основных сотрудников Новгородской археологической экспедиции. В 1960 и 1962 гг. под его руководством в Городце были проведены раскопки. На основе их результатов Медведев сделал вывод о том, что изначальный Городец находился на т.н. «Княжьей горе» (район современных улиц Щорса, Кожанова и Свердлова). Там было воздвигнуто укрепление в виде бревенчатого оплота (стена из примыкающих друг к другу прямоугольных срубов).

Оплот стоял на грунте. Ни вала, ни рва не было. В трех метрах от оплота с внешней  стороны был поставлен частокол из заостренных бревен. Вся эта конструкция «сгорела до основания вскоре после сооружения, и от неё остались лишь следы снизу сгнивших, а сверху обуглившихся бревен нижнего венца сооружения и сплошной слой золы и угля между бревнами внутри клетей» [27, с.162 – 163]. Согласно данным Медведева культурный слой этой, древнейшей, части Городца составляет вместе со слоем пожарища до 5 см и лежит непосредственно на погребенной почве и материке. Сверху он перекрыт западным краем вала, что, по мнению исследователя, свидетельствует о том, что вал насыпался сразу после пожара. Пожар произошел через 10 – 15 лет после постройки оплота. После этого на Княжьей горе была построена новая крепость, уже со рвом и валом.

Соотнеся эти данные с летописными известиями, Медведев сделал вывод о том, что «сооружение древнейшей деревянной крепости на месте детинца относится 1152 г.». Тогда же было начато сооружение вала и рва «окольного города» для защиты будущего посада (в районе нынешних улиц Кирова, Чапаева, Маслова и Загородной).

  Наиболее вероятной  датой завершения создания валов и рвов окольного города и возведение вала и рва  детинца «следует считать 1164 г., когда после  успешного похода на Волжскую Болгарию Андрей Боголюбский мог использовать для этого большое число военнопленных» [27, с.163].

Выводы А.В. Медведева позднее подвергла критике Т.В. Гусева. В 1993 г. ей был исследован участок вала детинца на ул. Щорса (на этой же улице вел раскопки А.В. Медведев). В 1996 она изучала участок вала на ул. Кожанова (эта улица параллельна ул. Щорса). Кроме того, Т.В. Гусевой              удалось получить поперечный разрез напластований почти всего детинца. «Следы деревянной крепости при этом не были обнаружены нигде» [28, с.73]. Вместе с тем в насыпи вала, прослеженной на высоту до 2 м, Т.В. Гусевой были выявлены следы внутривальных деревянных конструкций-клетей, которые, как она пишет «нетрудно принять за остатки самостоятельных крепостных сооружений» [28, с.73]. Насыпь вала, по данным Т.В. Гусевой, повсеместно лежала на слое погребенной почвы со следами сгнившей растительности. «Скорее всего, именно погребенный перегной под вальной насыпью и был принят им [А.Ф. Медведевым – Ф.С.] за прослойку пожара, уничтожившим, по его мнению, первоначальную деревянную крепость», – делает вывод исследовательница [28, с.73]. По сути, присоединился к мнению Т.В. Гусевой и Н.Н. Грибов [29, с. 34, 36].

Т.В. Гусева внесла огромный вклад в изучение истории древнего Городца. Её достижения и авторитет в этой области неоспоримы. И все же, при всем уважении к Т.В. Гусевой, автор должен высказать несогласие с некоторыми её суждениями. На наш взгляд А.Ф. Медведев не мог принять следы внутривальных деревянных конструкций-клетей за «остатки самостоятельных крепостных сооружений». И не только в силу своей высокой научной квалификации. Просто по его гипотезе деревянная крепость Юрия Долгорукого возводилась не на валу, а на грунте. Поэтому внутри вала остатки её конструкций оказаться никак не могли. Медведев ясно пишет, что обнаружил их под валом [27, с.163]. Сомнительно также, чтобы ученый такого уровня, как А.Ф. Медведев мог принять перегной за прослойку пожара. Почему, однако, этот слой не был обнаружен Т.В. Гусевой, в добросовестности и высочайшем профессионализме которой, разумеется, нет  оснований сомневаться? Может быть, линия вала не везде совпадала с линией сгоревшего оплота? В том месте, где проводил исследование Медведев, край насыпи перекрывал слой со следами пожарища, а там, где вела раскопки Т.В. Гусева, вал насыпался на грунт несколько в стороне?

В любом случае, для окончательных выводов необходима проверка данных полевых исследований А.Ф. Медведева. Желательно также проведение дополнительных раскопок на Княжье горе. Кроме того, давно назрела необходимость тщательного анализа найденных в Городце пломб дрогичинского типа. Все это позволит поставить точку в дискуссии о времени основания Городца. Но уже сейчас понятно, что именно гипотеза об основании Городца Юрием Долгоруким в 1152 г. лучше всего вписывается в исторический контекст. И уже при Юрии Долгоруком Городец стал играть роль восточных таможенных ворот Руси.

 

Источники и литература

 

1. Галочкин Н. Городец  // Города нашей области.  Горький, 1969.

2. Филатов Н.Ф. Городец на Волге XIIXIX веков. Нижний Новгород, 2005.

3. Кучкин В.А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в XXIV вв.  М., 1984.

4. Гусева Т.В. Кривое зеркало исторической памяти (К вопросу о механизме формирования исторической памяти) // Городецкие чтения: По материалам научно-практической конференции «Городец на карте России: история, культура, язык» (апрель 2002 года).  Городец, 2003.

5. Пудалов Б.М. Начальный период истории древнейших русских городов Среднего Поволжья (XII  – первая треть XIII в.). Нижний Новгород, 2003. 6. Кузнецов А.А. Городец на Волге: от основания до 1238 года // Городецкие чтения: Материалы научно-практических конференций VI Городецкие чтения (6 декабря 2008 г.) и II Александро-Невские чтения (27 февраля 2009 г.). Городец, 2009.

7. Селезнев Ф.А. Вопрос о времени основания Городца в российской дореволюционной историографии // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2012. № 1 (1).

8. Cелезнев Ф.А. Основание Городца на Волге: итоги изучения  // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. 2012. № 4 (1).

9. Селезнев Ф.А. Юрий Долгорукий как основатель Городца: аргументы и контраргументы // Городецкие чтения: Материалы научной конференции VII Городецкие чтения (26 апреля 2012 г.). Городец, 2012.

10. Полубояринова М.Д. Связи Северо-Восточной Руси с Волжской Болгарией (по археологическим данным) // История и культура древнерусского города. М., 1979.

11. Абу Хамид ал-Гарнати. Ясное изложение некоторых чудес Магриба или выборка воспоминаний о чудесах стран // Древняя Русь в свете зарубежных источников: Хрестоматия.  Т.3. Восточные источники.  М., 2009.

12. Типографская летопись. (Полное собрание русских летописей. Том XXIV).  М., 2000.

13. Белавин А. Камский торговый путь // История татар с древнейших времен. В 7-ми т. Т.II. Казань, 2006.

14. О маршрутах походов древнерусских князей на государство волжских булгар в XII – первой трети XIII в. //  Кучкин В.А. Волго-Окское междуречье и Нижний Новгород в средние века. Нижний Новгород, 2011.

15. Дубов И.В. Великий Волжский путь. Л,1989.

16. Рыкунов А.Н., Рыкунова И.И. Средневековое поселение Усть-Шексна // Российская археология. 2005. № 4.

17. Летописный сборник, именуемый Тверской летописью (Полное собрание русских летописей. Т. XV). СПб., 1863.

18. Новгородская первая летопись. (Полное собрание русских летописей. Т. III). СПб., 1841.

19. Ипатьевская летопись. (Полное собрание русских летописей. Т.II). СПб., 1908.

20. Соколова Н.В. Древнейшие акты Нижегородского Печерского монастыря // Проблемы происхождения и бытования памятников древнерусской письменности и литературы. Нижний Новгород, 1995.

21. Перхавко В.Б. Распространение пломб дрогичинского типа // Древнейшие государства Восточной Европы. 1994 год. Новое в нумизматике.  М., 1996.

22. Ершевский Б.Д. Дрогичинские пломбы. Классификация, типология, хронология (по материалам собрания Н.П. Лихачева) // Вспомогательные исторические дисциплины.  Т. XVII. Л., 1985.

23. Гайдуков П.Г., Малыгин П.Д. Новые сфрагистические находки в Верхневолжье // История и культура древнерусского города. М., 1989.

24. Петров П.Н. Русские средневековые свинцовые пломбы из находок в Городце на Волге // Древности Нижегородского Поволжья. Выпуск II. Нумизматический сборник.  Нижний Новгород, 1997.

25. Алфёров А. Рубежи, ребра, сорочьи лапки, крюки…Торговые пломбы Киевской Руси // Антиквар. 2010. Выпуск 11 (48).

26. Альфьоров О. Пломби дорогичиньского типу: методологiчнi рекомендацiї до опису та каталогiзацiї // Сфрагистичнiй щорiчник. Випуск I. Киев, 2011.

27. Медведев А.Ф. Основание и оборонительные сооружения Городца на Волге // Культура Древней Руси.  М., 1966.

28. Гусева Т.В. Территория древнего Городца сквозь призму новых фактов // V Городецкие чтения: Материалы научной конференции. Городец 23 – 24 апреля 2004 года. Городец, 2004.

29. Грибов Н.Н. Древнерусский Городец-на-Волге в контексте археологических исследований // Нижегородские исследования по краеведению и археологии. Сборник научных и методических статей. Выпуск 11. Нижний Новгород, 2008.

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский