РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

 

Источник: Швидковский Д.О. Трон ко второму пришествию. Загадка церкви Вознесения. В журн.: "Современный дом", №7, 2003. Все права сохранены.

Размещение электронной версии в открытом доступе произведено: www.archi.ru. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2008 г.

 

 

 

Д.О. Швидковский

Трон ко второму пришествию.
Загадка церкви Вознесения

 

Церковь Вознесения в Коломенском, подмосковной великокняжеской резиденции, вот уже два столетия вызывает споры историков. Данное сооружение абсолютно не похоже на сохранившиеся до наших времен здания более раннего периода. Происхождение его архитектурных форм, в первую очередь венчающего храм величественного шатра, связывали как с русским деревянным зодчеством, так и со шпилями европейских соборов и даже с остроконечными завершениями святилищ Индии. Попробуем разгадать эту загадку, обратившись к представлениям создателей церкви - мастеров эпохи великого князя Василия III.

 

На рубеже XV и XVI веков люди с необыкновенной остротой чувствовали завершение старой и начало новой эпохи. В 1492 году ожидался конец света - "скончание века". Летоисчисление на Руси велось от предполагаемой даты сотворения мира, согласно которому в этот момент заканчивалось седьмое тысячелетие. Многие думали, что на этой дате история оборвется, наступят второе пришествие Христа и Страшный Суд. По прошествии года ожидание вселенской катастрофы сменилось стремлением угадать будущее. Москвичи предрекали возвышение своего государства, которому после женитьбы великого князя Ивана III на наследнице византийских императоров предназначалось объединить всех православных христиан.

Врезка: 
В 1474 году сенат Венеции отправил Ивану III грамоту, в которой подчеркивалось, что "Восточная империя (то есть Византия. - Д.Ш.), захваченная оттоманом (турками. - Д.Ш.)... должна принадлежать вашей сиятельной власти в силу вашего благополучного брака...". Этот документ положил начало утверждению идеи преемственности Руси по отношению к исчезнувшей Византии.
Конец врезки

Подобные идеи, возникшие в правление Ивана III, стали основой политических воззрений при его сыне Василии III и стимулировали появление в России новых архитектурных концепций. Они были связаны с особой московской формой Ренессанса - возрождением православной Византии, погибшей под ударами турок.

Врезка: 
"Государствование Василия (1505-1533 гг. - Д.Ш.) казалось... продолжением Иоаннова (его отца Ивана III. - Д.Ш.). Будучи... ревнителем Самодержавия, твердым, непреклонным, хотя и менее строгим, он следовал тем же правилам в Политике... В сие время отечество наше было как бы новым Светом... открытым для знатнейших европейских держав... Кроме зодчих... находились у нас тогда иноземные художники и ремесленники... Искусства Европейские с удивительной легкостию переселялись к нам..." (Николай Михайлович Карамзин о Василии III. История государства Российского. Том VII, главы I и IV).
Конец врезки

При дворе Василия III велись ожесточенные споры о предназначении русского государства, принявшие интернациональный характер, которые значительно повлияли на развитие архитектуры. В 1508 году в Москву приехал знаток медицины и астрологии немец Николас Булев, который вскоре стал придворным врачом и превратился в одного из приближенных великого князя. Ученый верил в то, что будущая империя должна быть создана под эгидой католического Рима, однако подобная идея полностью противоречила мечте "последних византийцев" и их русских сторонников. Византийский мыслитель Максим Грек, сначала эмигрировавший в Италию, а в 1516 году переселившийся в Москву, вступил в спор с немецким медиком, доказывая превосходство православной традиции. Его поддержал монах из-под Пскова Филофей в своем знаменитом послании "на звездочетцев", то есть астрологов вроде Булева. Этот трактат старца из отдаленного монастыря был столь тесно связан с московской придворной жизнью, что его написание, скорее всего, инициировали лица из окружения Василия III.

Врезка: 
Филофей придал стремлению Москвы стать наследницей Византии, а следовательно, Римской империи формулировку, сохранившуюся в русской культуре на много веков: "...все Христианския царства придоша в конец и сшедешеся во едино... росейскае царство. Два... Рима падоша, а третий стоит (первый Рим - античный, второй - Константинополь, третий - Москва. - Д.Ш.), а четвертому не быть...".
Конец врезки

Представление Филофея о Москве как о Третьем Риме было отчетливо футурологическим, направленным в будущее, вплоть до Страшного Суда. Эти мысли нуждались в новом символическом выражении, в том числе и в монументальных формах придворной архитектуры. С новой идеологией было связано радикальное изменение облика храмов, сооружавшихся по заказам Василия III. Для их возведения царь приглашал как русских мастеров, так и зодчих из ренессансной Италии.

Врезка: 
Правление Василия III отчетливо делится на две части: первая - с 1505 по 1525 год, вплоть до развода с первой женой Соломонией из московского рода бояр Сабуровых, вторая (1526-1533 годы) началась с женитьбы на Елене Глинской. Она принадлежала к роду князей Глинских, эмигрировавших в Москву из Литвы, где они считались одними из наиболее влиятельных придворных великого князя Литовского Александра. Михаил и Василий Глинские, дядя и отец Елены, получили образование в Италии и Германии. Брак Василия III и Елены позволил вновь укрепить связи Москвы с Западом. Так, в 1527 году в Рим отправилось московское посольство, которое привезло на Русь нового итальянского архитектора.
Конец врезки

Свидетельство тому - наиболее важный памятник эпохи, церковь Вознесения. Точно известен год окончания ее строительства - 1532. Вопрос в том, кто возвел церковь, долгое время был дискуссионным; сегодня ее автором считается итальянский архитектор Пьетро Аннибале, которого в Москве называли Петрок Малой (ы?). В 1539 году он покинул Русь, охваченную волнениями после смерти Василия III. Итальянский мастер, лишившись главного заказчика и покровителя, бежал в Ливонию, где рассказал историю своей жизни епископу Дерпта.

В 1527 году, после взятия Рима войсками императора Карла V, в городе практически не возводилось зданий, и многие строители остались без работы. Русские же искали мастера, который смог бы выполнять функции военного инженера и архитектора. По совету папы выбор пал на Пьетро Аннибале, родившегося во Флоренции и состоявшего на службе папскому престолу. Подробности его биографии особенно важны, ведь именно этот мастер сделал принципиально важный шаг в осмыслении на Руси архитектурных идей Ренессанса. Пользуясь покровительством Василия III, он порвал с многовековой традицией крестово-купольных храмов и создал совершенно новый образ.

Формы церкви Вознесения в Коломенском, прежде всего высокое перекрытие в виде шатра, не были связаны с храмовыми постройками предыдущих эпох. В XIX-XX веках исследователи неоднократно пытались объяснить происхождение архитектуры храма, однако ясного прообраза для него никто так и не нашел. Попытки показать преемственность форм по отношению к деревянному русскому зодчеству тоже не увенчались успехом - деревянные постройки того времени до нас не дошли, так же как и их точные изображения.

Церковь Вознесения выполнена в виде храма-башни, ее высота составляет 62 метра. План строго центричен и представляет собой равноконечный крест; внутреннее пространство невелико - чуть более 100 квадратных метров. Вокруг храма расположена галерея с тремя высокими лестницами, имеющая ту же форму, что и основное сооружение. На фасадах углы церкви отмечены вытянутыми плоскими пилястрами с капителями в духе раннего Возрождения. Удивительно, что между ренессансными пилястрами сделаны остроконечные готические вимперги. На основной крестообразный объем церкви поставлен восьмигранник. Снизу по нему тянутся ряды больших килевидных арок в традиционном московском стиле, а следующий ярус украшают сдвоенные ренессансные пилястры. Венчает храм высокое перекрытие в виде шатра с четко выделенными ребрами.

Врезка: 
Вимперг - остроконечный треугольник, завершающий портал входа. В средневековых соборах использовалось сразу несколько вимпергов - над всеми дверями западного фасада. Шатер - пирамидальное завершение здания с крутыми скатами. Килевидные арки, напоминающие абрис днища корабля с килем, по форме представляют собой полукруг с заострением над серединой дуги.
Конец врезки

Для русской традиции в этой постройке необычно буквально все: вертикальная композиция столь большого масштаба, центрическая форма плана, характер ренессансных и готических деталей. Но для нас важнее всего ярко выраженная монументальность; при этом грандиозное по размерам сооружение не было рассчитано на то, чтобы вместить большое число людей во время церковной службы. Облик храма, прежде всего, являлся символом, а интерьер отступал на второй план.

Также стоит обратить внимание на то, что в этой постройке сочетаются ренессансные итальянские элементы, характерные готические мотивы и традиционные для московского зодчества детали. Главную роль играли принципы композиции итальянского Возрождения. Пьетро Аннибале избрал план в форме равноконечного креста, в Италии начала XVI века считавшийся идеальным для церкви. Крупнейший исследователь архитектуры Возрождения Рудольф Виттковер отмечал, что в таком плане соединились символ креста и ренессансные представления о гармонии. Мастер выбрал для церкви Вознесения именно такой план, который избрали бы лучшие архитекторы Италии начала XVI века для храма, имевшего символическое значение. Столь же традиционным для зодчего этой страны было и решение окружить здание открытой галереей. В отличие от кремлевских соборов - Успенского и Архангельского - ренессансные черты четко проявились как в форме плана, так и в рисунке пилястр и капителей.

Два элемента отличают церковь Вознесения в Коломенском от итальянских построек того периода. Прежде всего, вместо купола использовалось пирамидальное перекрытие в виде шатра. Менее заметная деталь - монументальный трон на галерее, снаружи приставленный к восточной стене церкви и повернутый спиной к алтарю. Скрытый смысл шатра и трона церкви Вознесения - одна из наиболее интересных тайн истории русской архитектуры. Попытаемся найти связь между созданием столь необычных элементов.

Врезка: 
Киворий - поддерживаемый опорами балдахин или купол над алтарем; со времен Древнего Рима использовался для выделения особо почитаемых мест снаружи или внутри здания.
Конец врезки

Пирамидальный шатер церкви в Коломенском по форме напоминает киворий над алтарем - сооружение, возводившееся на Руси на протяжении нескольких веков. Изображения таких кивориев известны в России с XI века, похожие формы применялись и в XVI столетии, правда, не в архитектуре - они характерны для церковной утвари (например, Московского Кремля). Особенно важно, что завершение церкви в Коломенском по форме совпало с грандиозным балдахином - киворием, существовавшем в древности над алтарем Св. Софии, главного храма столицы Византии и символа православия. Еще в VIII веке о нем подробно рассказал в литературных трудах Св. Герман Константинопольский.

Врезка: 
Св. Герман так описывает киворий в храме Св. Софии в Константинополе: "... над алтарем поднимается в обширное воздушное пространство неизмеримо высокая башня, опирающаяся на серебряные... арки... Выше арок встает нечто подобное конусу, но не совершенно на него похожее, потому что с самого низу... образуется некоторый восьмисторонний базис, который из широкого поднимается мало помалу вверх остроконечно… Сверху арок пояс из остроконечных завитков обрамляет... нижнее основание конуса". Это описание удивительно соответствует облику шатра церкви в Коломенском.
Конец врезки

В Коломенском грандиозный киворий был возведен над всем храмом, превратив его в башню. Он прославлял вознесение Христа, создавая архитектурный образ этого священного события. Важно, что когда Христос восходит на небо, начинается новое время - ожидание второго пришествия. В Москве XVI столетия считали, что к тому моменту на земле должно восторжествовать православное царство, которое русские мыслители называли Третьим Римом. В таком контексте становится понятным и устройство шатра - кивория, и расположение трона на галерее церкви спиной к алтарю.

Врезка: 
"...Престол Господень без фигуры Христа, занимающий почетное место на многих мозаиках V века... (позднее. - Д.Ш.), символизируя Страшный Суд (как часто бывало в византийском средневековье)... заменяет изображение царственного Христа... представляя его в качестве государя или неограниченного владыки..." - писал крупнейший европейский византинист Андрей Николаевич Грабар о важности изображения пустого трона в православном искусстве (из книги "Император в византийском искусстве").
Конец врезки

Если киворий прославлял давно произошедшее событие - вознесение Христа, то трон символизировал будущее, был престолом Христа, ждущим его второго пришествия. Созданное в храме символическое воплощение вознесения в виде кивория и трона знаменовало утверждение на Руси мистического центра православного царства, Третьего Рима.
Создававшееся централизованное Московское государство нуждалось в визуальном выражении своей идеологии, утверждавшей богоизбранность и авторитет власти. Был необходим зримый образ власти, убеждающий в ее величии с помощью религиозных символов. Пьетро Аннибале удалось соединить идеологическую программу придворного круга Василия III и архитектуру центрических храмов Италии начала XVI века. Впоследствии шатровое завершение превратилось в один из главных отличительных знаков русского зодчества.

Строительство церкви Вознесения в Коломенском стало попыткой создать образный язык русского зодчества. Именно с желанием отобразить устройство мира и государства были связаны самые яркие события в истории нашей архитектуры, от возведения Георгиевского собора в Юрьеве-Польском (см. "Современный дом", № 4/2003) до строительства храма Василия Блаженного, о котором пойдет речь в следующем номере журнала.

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский