РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Сиренов А.В. Житие Андрея Боголюбского. В кн.: Памяти Андрея Боголюбского. Сб. статей. Москва – Владимир, 2009. С. 207–240. Все права сохранены.

Электронная версия материала предоставлена библиотеке «РусАрх» составителями сборника. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2009 г.

 

 

 

А.В. Сиренов

Житие Андрея Боголюбского

 

Еще в XIX в. в краеведческой литературе, посвященной владимирским древностям, стали появляться ссылки на Житие Андрея Боголюбского. Неизменно характеризуя его как источник поздний, это Житие привлекают для реконструкции событий XII в. и современные исследователи. Наиболее яркий пример тому –датировка церкви Покрова на Нерли 1165 г., источником которой является Житие Андрея Боголюбского1. Разумеется, изучая древнерусскую историю, пренебрегать данными поздних источников мы не имеем права. Но при этом следует по возможности исчерпывающе такой источник охарактеризовать, чего в отношении Жития Андрея Боголюбского до сих пор не сделано. Этому вопросу и посвящена настоящая статья.

Андрей Боголюбский канонизирован поздно, в начале XVIII в., и всего лишь на местном, епархиальном уровне. Однако житийные тексты, посвященные Андрею Боголюбскому, известны начиная с XVI в. Идеализированный образ владимирского князя запечатлен в Степенной книге – памятнике русской исторической мысли середины XVI в., к созданию которого были причастны митрополиты Макарий и Афанасий. Извлеченная из Степенной книги «Повесть об Андрее Боголюбском» стала особенно популярной на Владимирской земле, она зачастую использовалась в качестве жития Андрея Боголюбского в XVIII XIX вв.2

Изображение владимирского князя с нимбом встречаем в росписях кремлевского Архангельского собора, композиция которых разработана еще в середине XVI в., и Успенского собора Княгинина монастыря во Владимире. Этот собор был расписан в середине XVII в. патриаршими иконописцами на средства уроженца г. Владимира патриарха Иосифа. Известна пергаментная жалованная грамота Ивана Грозного владимирскому Успенскому собору (Российская национальная библиотека – далее РНБ – Ф. 532. Оп. 1. Ед. хр. 134 – Основное собрание актов и грамот), выданная в 1550 г., видимо, в то время, когда царь посещал Владимир, отправляясь в поход на Казань. В более позднее время в конце грамоты, хранившейся во владимирском Успенском соборе, была сделана приписка, из которой следует, что Боголюбовский монастырь должен платить Успенскому собору за панихиды над гробом Андрея Боголюбского: «А велел есми давати по князе Андрее из Боголюбова монастыря протопопу Мартыну з братиею по два рубли денег, хлеба ржи и овса по двенацети четь». К сожалению, датировать эту приписку с точностью невозможно. Очевидно только, что она не могла быть сделана в XVI в., когда грамота имела значение как юридический документ. Из содержания приписки можно предположить, что почитание Андрея Боголюбского возникло сразу в двух центрах – в Успенском соборе и в Боголюбовском монастыре3. В Успенском соборе Андрей был похоронен, и останки его бережно сохранялись.

В 40-е гг. XVII в., к канонизации владимирского князя Георгия Всеволодовича, над каждым древним захоронением были написаны на стенах так называемые «надгробные листы» – краткие житийные биографии, составленные московскими книжниками из окружения патриарха Иосифа на основе летописей и Степенной книги. Соответствующий «лист» появился и над гробом Андрея Боголюбского4. В 1701 г. мощи Андрея Боголюбского и его сына Глеба были перенесены из каменных гробниц в специально сделанные раки-реликварии. Вот как сообщает о перенесении мощей Андрея Боголюского запись в историческом сборнике Успенского собора: «В лето 7210 октября в пятый день бысть перенесение мощей святаго благовернаго великаго князя Андрея Георгиевича Боголюбского и Владимирскаго чюдотворца из старого гроба в новую раку, и положен в пределе Знамения Пресвятыя Богородицы на северной стране». Далее следует такое же сообщение о перенесении мощей Глеба Андреевича5 (РНБ. Собр. Александро-Невской лавры А–79. Л. 152 – 152 об.). Этим временем, видимо, следует датировать и службы Андрею и Глебу, составленные по одному образцу.

В службе Андрею Боголюбскому (в песнях 1, 3 – 9 канона) читается «вместо краегранесия стихословное перворечие» – род акростиха, в котором следует читать первое слово (или первые два слова) каждого стиха: «Славнейшего богоспасаемого града Владимира святыя соборныя апостольския великия церкви перваго иерея светом тезоименитаго тщанием написася сие все святому благоверному великому князю Андрею Боголюбовскому, славному чудотворцу владимирскому, трудолюбием многогрешнаго Иоанна, Владимира града жителя, нища и убога».

В первом издании службы, осуществленном Синодальной типографией в 1914 г., соединены два канона святому. Один – с приведенным выше акростихом, а второй под названием «Другий канон святому»6. В этом «другом» каноне усматриваются черты, свидетельствующие о его происхождении из Боголюбова монастыря: в 4-й песне «изшел еси, великий княже, от Вышеграда на место, идеже пустыню населил еси и Пречистую Владычицу, в неизреченном свете сияющую, узрети сподобился еси»7, в 5-й песне «Благоимениту Божия матере обитель создал еси и монашествующих в ней собрал еси, из нея же и в горнее Отечество мученически преселился еси»8. В первом каноне упоминаний Боголюбова монастыря не имеется, поэтому кажется возможным предположить, что первый канон создан в Успенском соборе, а второй в Боголюбовом монастыре.

Оба канона появились никак не ранее 1701 г., поскольку Андрей Боголюбский в них прославляется вместе с Глебом Андреевичем. Однако основа службы, тропарь и кондак, были составлены еще в XVII в. Они известны в составе сборника середины XVIIв. (РНБ, собр. М.П. Погодина, № 650). Этот сборник был составлен жителем города Любима Алексеем Ивановичем Жадовским, по-видимому, ревностным почитателем русских святых и к тому же любознательным человеком. Жадовской собирал малоизвестные агиографические тексты по всей России9. Андрею Боголюбскому в его сборнике посвящена небольшая историческая справка (типа записи в святцах), а также переписанные тропарь и кондак. Следовательно, уже в середине XVII в. церковное почитание Андрея Боголюбского существовало10. Можно думать, что оно было не исключительно местным, так как в некоторых месяцесловах XVII в. присутствует память Андрею Боголюбскому11. Вероятно, служба Андрею Боголюбскому, созданная по заказу протоиерея Успенского собора и параллельно со службой Глебу Андреевичу, была написана соборным клириком. Таким образом, в ней мы имеем свидетельство почитания святого князя в Успенском соборе – месте его погребения.

 В Боголюбовом монастыре память Андрея Боголюбского также чтилась. До настоящего времени дошли выразительные росписи находящейся на территории монастыря лестничной башни XII в., созданные в 1764 г. и иллюстрирующие историю трагической гибели князя12. В 1809 г. при монастырском Рождественском соборе был устроен придел Андрея Боголюбского (на месте западной паперти – ныне разобран)13.

В.И. Доброхотов в своем классическом труде о боголюбовских древностях поместил несколько пространных цитат из Жития Андрея Боголюбского, список которого хранился в Боголюбове монастыре. Пространных цитат три: 1) о пути Андрея Боголюбского из Вышгорода во Владимир, чуде с остановкой иконы, явлении князю Богородицы, строительстве Рождественской церкви и основании Боголюбова14, 2) об изготовлении кровли на Рождественской церкви, росписи последней, строительстве церкви Леонтия Ростовского, основании Боголюбова монастыря, строительстве ворот с церковью Андрея Первозванного15, 3) о кончине сына Андрея Боголюбского Изяслава и строительстве церкви Покрова на Нерли16. Еще две цитаты из Жития, приведенные Доброхотовым, о строительстве церкви Леонтия Ростовского17 и ворот с церковью Андрея Первозванного18, содержат тексты, приведенные во второй обширной цитате. На примере дублирования цитат можно убедиться в исправной передаче текста Жития Доброхотовым – одинаковые тексты цитат совпадают. Единственная ошибка мной отмечена в наименовании обители в одном случае «Боголюбимой» (известие о церкви Леонтия Ростовского в составе второй обширной цитаты), а в другом случае «Боголюбивой» (краткая цитата о церкви Леонтия Ростовского).

В виде приложения к основному тексту своей книги Доброхотов опубликовал и «Выписку из Жития Андрея Боголюбского». Первая часть этой выписки, озаглавленная «О рождении святого», представляет собой оригинальный агиографический текст, посвященный выдающимся душевным качествам князя Андрея. Далее следует текст другой тематики: «По повелению святаго епископа Симона владимирстии клирицы великия Успения Пресвятыя Богородицы церкве положиша над гробом святаго благовернаго великаго князя Андрея Георгиевича Боголюбскаго для незабвеннаго ведения пред будущим родом лист со описанием блаженной и страдальческой кончины его сицевый»19. После этого приведен полностью текст надгробного листа, помещенного в середине XVII в. над погребением Андрея Боголюбского. Автор рассматриваемого текста, следовательно, не знал о позднем происхождении надгробного листа, что позволяет датировать данное произведение временем не ранее XVIII в. Надгробный лист скопирован исправно, однако в его тексте присутствуют незначительные по объему, но весьма красноречивые вставки:

 

Надгробный лист20

Выписка из Жития Андрея Боголюбского21

И ту сотвори град и нарече имя Боголюбимое, и оттоле прозвася и сам Боголюбский. И велми сие мhсто любляше и живяше ту.

И ту сотвори оград обителий и нарече имя ея Боголюбимое, и оттоле прозвася и сам Боголюбский. И велми мhсто сие обители любляше и живяше ту.

 

 

В надгробном листе речь идет об основании города Боголюбова, а в выписке из Жития – об основании Боголюбова монастыря. Эта переделка изначального текста надгробной надписи позволяет предположить, что Житие Андрея Боголюбского, из которого Доброхотовым сделана выписка, составлено в Боголюбовом монастыре.

На «рукописное житие» Андрея Боголюбского ссылается в своей книге о церковных древностях Владимира известный церковный краевед иеромонах Иоасаф (Гапонов), приводя из него цитату о постройке церкви Покрова на Нерли22. Цитата иеромонаха Иоасафа почти полностью совпадает с соответствующей цитатой Доброхотова (единственное разночтение – «возомых» вместо «вывозимых»). Полный текст Жития Андрея Боголюбского иеромонах Иоасаф приводит в своем исследовании «Церковно-историческое и статистическое описание Владимирской епархии». Именно этот труд был опубликован под названием «Церковно-историческое описание владимирских достопамятностей», но опубликован не полностью. Неизданными остались тексты источников – малоизвестные памятники агиографии XVII – XVIII вв., некоторые из них до настоящего времени не введены в научный оборот. Они сохранились в рукописи книги Иоасафа, присланной в Синод (РГИА. Ф. 834. Оп. 2. № 1788. Л. 61 об. – 81)23.

Помещенное среди собранных Иоасафом текстов Житие Андрея Боголюбского существенно отличается от того варианта, который был знаком Доброхотову. Его «Выписка из Жития» в своей первой части (со слов «Бяше сей благоверный и благородный…» до слов «…ведящему когождо утаенная») тождественна с началом Жития. Далее в Выписке следует рассмотренное выше известие о погребении Андрея Боголюбского, а в Житии тема добродетелей святого князя органично продолжена (см. текст Жития), т.е. в нем сохранилось первоначальное расположение текста. В Выписке же Доброхотова данный фрагмент оказался изъятым из своего контекста. Следующие за ним известие о погребении Андрея и текст надгробного листа в Житии отсутствуют. Далее, текст первой пространной цитаты Доброхотова в целом соответствует тексту Жития (со слов «Идый же великий князь Андрей предприятым своим путем…» до слов «…вельми место оно любляше, и живяше ту»). Имеются, правда, и разночтения. Опуская самые мелкие и незначительные, приведем существенные:

 

Цитата Доброхотова

Житие

И поиде из Владимира к Ростову, и достиже вниз по реце по Клязьме от Владимира яко седмь поприщ (на сие место, идеже Пресвятыя Богородицы монастырь стоит, нарицаемый Боголюбский) (с. 6)

И поиде из Владимира к Ростову, и достиже вниз по реце по Клязьме того места, идеже ныне стоит Боголюбов монастырь

По молебном же пении и наставшей нощи великий князь Андрей вниде в намет свой и пад на землю (с. 7)

По молебном же пении великий князь Андрей вниде в намет свой и пад на землю

на сем месте во имя Моего Рожества церковь каменную воздвигни и обиталище иноком состави (с. 7)

на сем месте во имя Моего Рожества храм созижди и обиталище иноком сотвори

в ней же чудотворный Пресвятыя Богородицы образ, иже из Вышеграда принесе с собою и новописанный в подобие явльшияся ему Богоматерию образ, нареченный Боголюбивым, постави (с. 7)

в ней же новописанный в подобие явльшияся ему Богоматерию образ, нареченный Боголюбивым, постави

 

Во втором и четвертом разночтениях скопированный иеромонахом Иоасафом текст содержит явные пропуски, которых нет в цитате Доброхотова. К сожалению, нельзя определить, на каком этапе эти пропуски появились: следствие ли это невнимательности иеромонаха Иоасафа при копировании текста, или они были уже в оригинале.

Вторая цитата Доброхотова также соответствует тексту Жития (со слов «...Во второе по пришествии своем лето великий князь Андрей» до слов «...и села своя лучшая с даньми»). Здесь есть два чтения, отсутствующие в Житии: перед словами «...об едином версе соделана бяше» написано «...на сем Боголюбимом месте», после слов «...главу по дугам и крест окрывши жестию, позлати, верх же ея весь немецким железом покры» следует «...трубы для стечения воды каменныя содела». Во втором случае имеем дело с явным пропуском, так как в Летописи Боголюбова монастыря, использующей Житие Андрея Боголюбского в качестве источника (об этом ниже), эти слова присутствуют24.

Третья цитата Доброхотова наиболее значительно отличается от текста Жития. Начинается она с известия о смерти сына Андрея Боголюбского Изяслава: «Сего же лета сын его первый Изяслав Андреевичь ко Господу отъиде и положен бысть в соборной Успения Пресвятыя Богородицы церкве»25. В Житии это событие описано сходно: «В лето шесть тысячь шестьсот семдесят второе сын великаго князя Андрея Изяслав ко Господу отъиде, и положен бысть в соборной Успения Пресвятыя Богородицы церкве». Однако далее в цитате описана скорбь Андрея по сыне (чего нет в Житии): «Сей же великий князь Андрей аще печалию о скончавшемся сыне яко человек объят быв и скорбяше, обаче оную на Господа Бога полагаше и, благодаря Его всемогущество, более в богоугодныя дела поощряшеся»26.

Оно стилистически близко к имеющемуся в Житии описанию скорби Андрея по другом сыне – Мстиславе: «Великий же князь для утоления печали о сыновней кончине, поиде в любимый свой град и обитель Боголюбскую, и тамо около своего великокняжеского двора во делании того места упражнявшеся». Затем в цитате следует известие о построении церкви Покрова на Нерли. Это сообщение совпадает с соответствующим чтением Жития (со слов «близ Боголюбовския обители яко поприще едино» до слов «обитель монашествующим при ней содела»), однако в Житии оно помещено выше и датировано 6670 г., а не годом смерти Изяслава, т.е. 6673 г. Отметим, что в Летописи Боголюбова монастыря это известие, так же как и в цитате Доброхотова, датируется 6673 г.27. В редакции, которой пользовался Доброхотов, Житие завершала надпись над гробом Андрея Боголюбского в Успенском соборе. В редакции иеромонаха Иоасафа ее нет. Она могла быть исключена при позднейшем редактировании первоначального текста, поскольку содержит повторение тех фактов, о которых идет речь в Житии. Выскажу осторожное предположение, что первоначальной редакцией Жития является вариант текста, известный Доброхотову и бытовавший в Боголюбове монастыре. Впоследствии он был подвергнут редактуре, в результате чего устранены повторы тематические (сходные описания скорби Андрея по смерти сыновей) и фактические (текст надгробной надписи), а также передатировано строительство церкви Покрова на Нерли. Так появилась редакция, известная иеромонаху Иоасафу.

Житие, как уже отмечалось, обнаруживает близость и с так называемой летописью Боголюбова монастыря, составленной в 60-е гг. XVIII в. игуменом этой обители Аристархом. Сопоставив оба текста, можно придти к заключению, что первая часть летописи (до заголовка «Первое разорение Боголюбской обители») является выписками из Жития, причем Аристархом заимствованы только известия, касающиеся Боголюбова, большинство общерусских известий Жития (даже те, которые повествуют о событиях во Владимире) в летопись не вошли.

В отличие от Жития, в летописи почти все известия датированы. Отсюда можно предположить, что не Житие было источником первой части летописи, а наоборот. Но это не так. В летописи отсутствует рассказ о строительстве Золотых ворот во Владимире «среди осыпей» (т. е. в системе земляных укреплений – валов), а также следующие два известия – о киевском походе сына Андрея Боголюбского князя Мстислава и о его кончине. Далее в Житии повествуется о том, как Андрей Боголюбский «для утоления печали о сыновней кончине, поиде в любимый свой град и обитель Боголюбскую, и тамо около своего великокняжеского двора во делании того места упражнявшеся». В летописи эти сообщения Жития соединены в одно: «В лето 6682 (1174) великий князь Андрей Георгиевичь Боголюбский в любимом своем граде Боголюбове около своего великокняжеского двора в делании земляных осыпей и в протчем украшении того места сие лето упражняшеся, и живяше тамо»28. Совершенно неуместным здесь выглядит сообщение о сооружении валов («осыпей»), поскольку выше, под 6669 (1161) г., помещен рассказ о строительстве каменных ворот с церковью Андрея Первозванного, которые явно не могли быть построены ранее земляных укреплений29. Упоминание «осыпей» заимствовано из Жития, где оно фигурирует в рассказе о строительстве Золотых ворот во Владимире, который не попал в летопись по причине своей «небоголюбовской» тематики.

Если принять предположение, что в первой части летописи в качестве источника использовано Житие, становятся понятными те приемы, которыми пользовался Аристарх при написании своего труда. В данном случае к тексту Жития (точнее, выписок из Жития) Аристарх приписывал летописные даты. Можно предположить, что в тех случаях, когда в доступных ему летописях то или иное событие Жития отсутствовало, дата могла быть вымышлена.

Есть еще один аргумент в пользу первичности Жития относительно летописи – отсутствие дат (которые есть в летописи и которых нет в Житии) в основном источнике текста, общего для летописи и Жития. Этим источником является Степенная книга, памятник русской историографии времен Ивана Грозного30. Степенная книга привлекалась и при создании других владимирских памятников агиографии: Жития князя Георгия Всеволодовича, надписей на раке Георгия Всеволодовича, надгробных листов над княжескими и епископскими захоронениями в Успенском соборе и краткого Жития Авраамия Болгарского. В рассматриваемом случае из большого по объему текста Степенной книги использовано Сказание об иконе Владимирской Богоматери, которое составляет 24-ю главу XIII грани, а также рассказ об убиении Андрея Боголюбского из 14-го титла 12-й главы VI грани. Привлечение Сказания о владимирской иконе начинается в Житии со слов «Сия вся слышав святый и великий князь Андрей; мысль же в себе имея, еже господствовати во граде Ростове» до слов «их же камение засыпа, живых обретоша и ничимже врежденных», здесь Житие следует Сказанию, пересказывая с небольшими изменениями текст 3 – 8-го титл31. В качестве примера изменений, которым подвергал текст своего источника автор Жития, приведем параллельно фрагметы обоих текстов:

 

Сказание о владимирской иконе

Житие Андрея Боголюбского

Великый же князь Георгий того же лета к Богу отъиде месяца маия 15 день и положен бысть у Спаса на Берестовем32.

По изшествии великаго князя Андрея из Вышеграда родитель его благоверный князь Георгий Владимировичь, в сие же лето преставися ко Господу и положен в Киеве, остави же все самодержавие Российское сыну своему сему великому князю Андрею.

 

При описании обстоятельств создания иконы Владимирской Богоматери (со слов «по Воснесении Господа Бога и Спаса нашего…» до слов «…в лета же русскаго великаго князя Рюрика») автор Жития обратился к другому источнику, который иеромонах Иоасаф в своем комментарии к тексту Жития определил как фрагмент из статьи Четьих Миней под 18 октября (вероятно, имея в виду Четьи Минеи Димитрия Ростовского33). В целом же Житие следует Сказанию о владимирской иконе исправно. Правда, некоторые сюжеты Сказания оказались переставлены местами. Так, относительно Сказания не на своем месте оказались сообщения о перенесении иконы в Киев, о кончине Юрия Долгорукого, о строительстве владимирского Успенского собора и установлении в нем иконы Богородицы, чудо при строительстве Золотых ворот.

Гораздо более важными для нашей темы представляются добавления в текст Жития, которые сделаны его автором, т. е. те сообщения, которых нет в Сказании о владимирской иконе. Они следующие. При описании остановки коней с иконой под Владимиром в Житии уточнено, что произошло это на пути князя из Владимира в Ростов, на том месте, «идеже ныне стоит Боголюбов монастырь». Далее описывается моление Андрея в его «намете» (т.е. походном шатре), где находились еще иконы Христа Вседержителя, Богородицы, Иоанна Крестителя и двух архангелов, т.е. Деисус. Следующий сюжет – явление Богоматери князю Андрею, которая изъявляет желание остаться во Владимире. Вместо скупого упоминания в Сказании о построении князем двух богородичных церквей («на том месте постави две церкви камены во имя святыя Богородица»34) в Житии помещен пространный рассказ о построении в Боголюбове Рождественского собора, его украшении росписями, установлении церковного праздника в честь явления Богоматери и спустя два года построении церкви Леонтия Ростовского.

Далее сообщается об учреждении Боголюбова монастыря с игуменом Сергием во главе и о построении в нем каменных ворот с церковью Андрея Первозванного. На этом комплекс оригинальных известий не кончается. Он продолжен описанием похода Андрея Боголюбского на волжских болгар, обретением мощей Леонтия Ростовского и сообщением о строительстве в 6670 (1162) г. церкви Покрова на Нерли (в летописи Боголюбова монастыря это известие, заимствованное из Жития, передатировано 6673 г. – и такая дата надолго стала общепринятой в научной литературе). Краткое сообщение Сказания о строительстве Андреем Боголюбским владимирского Успенского собора в Житии дополнено характерными подробностями, такими как размеры собора, количество дверей («пятеры») и особенности прокладки фундаментов.

Отсутствуют в Сказании и несколько известий Жития явно летописного происхождения, касающиеся сыновей Андрея Боголюбского: кончина и погребение сына Изяслава в 6672 (1164) г., поход на Киев Мстислава в 6677 (1169) г. и его кончина в 6681 (1173) г. Далее в Житии сообщается о поездке Андрея Боголюбского в Суздаль для возобновления церквей, получении им известия о кончине младшего сына Глеба, погребении Глеба во Владимире. Источником этих сообщений Жития является написанное около 1701 г. Житие Глеба Андреевича. В Житии Глеба, правда, не указываются мотивы поездки Андрея в Суздаль. По-видимому, они вымышлены уже автором рассматриваемого Жития. Вымышлена им и причина, по которой Андрей после похорон сына удалился в Боголюбово: «одержимый печалию о кончине любимейшаго им сына, для утоления оной поиде в любимый свой град и обитель Боголюбскую». Следующий сюжет, убиение Андрея, полностью следует 14-му титлу 12-й главы VI грани (со слов «Бяху у сего великаго князя Андрея ближнии его и любимии бояре…» до слов «бяше месяца июлиа в пятый день»35).

Место написания Жития может быть установлено весьма определенно. Автор неизменно уделяет внимание Боголюбовскому монастырю. При описании убийства князя Андрея приведено указание на сохранившуюся среди монастырских построек лестничную башню XII в. как место гибели князя. Отметим, что древние источники столь однозначной локализации не знают, однако и сейчас в Боголюбовском монастыре именно лестничную башню (а конкретно – пространство за лестничным столбом башни) считают местом, где святой князь испустил последний дух. Есть в Житии и другие, более мелкие реалии, указывающие на Боголюбовский монастырь. Это отметил еще иеромонах Иоасаф в своем примечании к тексту Жития: «Из последних слов жития, что великий угодник Божий, т.е. Андрей Боголюбский, ходатайствует о благосостоянии святой Боголюбской обители, можно заключить, что и составитель сего жития был из числа братии оной обители»36.

Датировать Житие следует временем не ранее начала XVIII в., так как в нем отразилось Житие Глеба Андреевича, созданное к канонизации этого святого в 1701 г.37. С другой стороны, Житие было создано не позднее 60-х гг. XVIII в., когда на его основе игумен Аристарх написал первую часть летописи Боголюбовского монастыря38. Согласно этой летописи, в 1765 г. в Боголюбовом монастыре была устроена церковь Андрея Боголюбского: «Сего же лета устроена церковь во имя святаго благовернаго великаго князя Андрея Юрьевича Боголюбскаго и освящена ноября 7 дня»39. Возможно, устройство церкви во имя святого князя послужило поводом для написания его Жития. Разумеется, эта датировка требует дополнительной аргументации.

Остается надеяться, что со временем текст Жития Андрея Боголюбского будет обнаружен в рукописях XVIII – первой половины XIX в., и у нас появятся новые данные о его бытовании и происхождении. Пока в распоряжении исследователя только копия середины XIX в., сделанная иеромонахом Иоасафом (Гапоновым). И все же это лучше, чем отрывочные цитаты и случайные фрагменты текста, извлекаемые из краеведческой литературы XIX в., которыми до настоящего времени и ограничивалось наше знакомство с Житием Андрея Боголюбского.

 Текст Жития Андрея Боголюбского издается с соблюдением современных правил пунктуации и с заменой всех устаревших букв на современные40.

 

Житие св[ятаго] и благовернаго великаго князя

 и страстотерпца Андрея Георгиевича Боголюбскаго

 

Бяше сей благоверный и благородный Богом предъизбранный и хвалам достойный великий князь Андрей Георгиевичь Боголюбский самодержец всея России сын великаго князя Георгия Владимировича Долгорукаго, от святаго корене святопомазанная отрасль, яко бысть шестый степень от самодержавнаго и равноапостольнаго царя и великаго князя Владимира Святославича, просветившаго Российскую землю святым крещением. От добродетелей же (князь Анъдрей) многу и преславну приобрете похвалу не токмо от человек, но и от самого Бога; от юного бо возраста и от младых ногтей Христа возлюбив, от мирских суемудрий отврати себе, душетленных же и богоненавистных игр и бесовских сонмищ до конца возгнушався: ни на что бо ему бе тщание от сущих мира, точию и поучением книжным и к церковному пению. Гласы божественными всегда оглашаше ушеса своя, святых книг поучений сладце послушающи, отнюду же притяжа себе зачало премудрости: страх Божий и премудрость разума писаний святых. Всегдашния же бе у него бдения всенощная и утаенных молитв к Богу присвоение; многой же пищи и сладких яств и любоплотия до конца отвратися, сим всем телу своему немилостив враг бысть; чистотою украшен, милостынею к нищим богат: бяше бо великий сей самодержец и первый основатель Великаго Владимирскаго княжения отец сирым, вдовам питатель, обидимым заступник, в скорбех сущим благий утешитель; бяше же измлада тих и кроток зело, и боголюбив яко всем зрящим дивитися; и сего ради Бог бяше с ним неотступно. Сице же ему преспевающю во благих, и день и нощь поучаяся божественным, от всех тщашеся утаити своя исправления, да ведоми будут единому Богу, ведящему когождо утаенная. Но елико он тщашеся утаити, толико Бог яве всем проявляше преславная его деяния: обычно бо Богу проявляти святых своих и прославляти нетленною славою и не хотящим им. Глаголет бо: «Славящия Мя прославлю». И на другом месте речется: никто же вжигает светильника и поставляет его под спудом, но на свещник возносят горе, да светит всем, иже в храмине суть, да и входящии свет узрят. Яко же убо невозможно превелику граду, на высоцей горе стоящу, утаену быть и от всех невидиму: аще убо непщую, неудобно и благознаменитому сему и всехвальному мужу не ведому быти на общую всем, яже от пресветлаго того жития пользу.

Сей святый великий князь Андрей, яко от утренния зари светозарное солнце, на небесную высоту деяний божественных пресветло возшед, и яко крин цветяше в добропребываниих день и нощь, преспевая в законе Господни. Пребывающу же ему тако во благочестии и вере, яже к Богу и житием правым присноцветущу, родитель его великий князь Георгий Владимировичь поиде из Вышеграда и седе на Великом княжении в преименитом граде Киеве, на свое же место посади в Вышеграде сына своего сего боголюбиваго князя Андрея. Якоже убо прорастишася святая розга от царских чресл, предпочтен бысть и предъизбран от Бога честию. Вкупе же и видом благородия и телесным благолепием вельми украшен, паче всех сродник своих: благородием бо и благолепием лица предзыде их яко солнце всех светил: храбростию же и силою в воинстве и смыслом благоразумия и премудростию Божественных писаний зело восхвален. Тако его Бог почте и украси прежде будущих в житии сем, яко верна своего угодника! И сего ради яко верный раб благоуготови себе во благих угодити Господеви своему сотворити волю Его, по реченному: яко ему же дано много и взыщут от него. И паки: яко сильнии, сильно истязани будут в день испытания. И сего ради во мнозех трудех упражняшеся и собою образ подаваше всем; милостынею же к нищим и почитанием монашествующих прехвален бе зело.

В некое время сей великий князь помысли господствовати во граде Ростове, да и тамо сущих святым своим житием на путь истинный наставит. Беседующу же ему и разглагольствующу о святых иконах с боляры своими, от них же един, премудростию же превосходя прочих, поведа ему о образе чудотворном Пресвятыя Богородицы сице: по Воснесении Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа на небеса богогласный Евангелия Христова списатель богомудрый апостол и евангелист Лука при жизни еще Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии яко истинный самовидец и неложный описатель образ Ея живописа, святое лице Ея мало окружено вообрази, ни кругло ни остро, но мало продолжено, нос не краток, но продолженый, доброгладостне лежащ, на десней стране близ лица Ея написа Превечнаго Младенца Господа нашего Иисуса Христа; персты же богоприемных Ея рук тонкостию продолговаты написа, и преукрашенно пречестную и святую икону совершив, к самой Богоматери благоговейно принесе. Она же милостивне богозрачнии Свои очи на образ той возведши, пречистыма Своима глаголаше усты: «С сим образом благодать Моя и сила да будет41, и с сим образом с вами есмь. И от того времени той святый образ в палестинских местах многая лета пребываше и исцеления всем неоскудно подаваше. По некоем же времени та святая и чудотворная икона пребысть во граде Лидде. Преблаженнейший же и святейший Герман патриарх Цареградский с того чудотворнаго образа подобие списати повеле и иконоборства ради от царя Льва Исаврянина той самый святый и чудотворный образ пусти на море в Рим. И тако та святая и чудотворная икона морем прииде в Рим единым провидением42. По летех стотридесятых паки той святый и чудотворный Пресвятыя Богородицы образ изыде из римския церкве и прииде морем в царствующий град Константинополь при благочестивом греческом царе Михаиле и матери его царице Феодоре в лета же русскаго великаго князя Рюрика. Послежде теми же неизследимыми судьбами Своими человеколюбец Господь Бог наш благоволил новопросвещенную Русскую землю, пренепорочныя Матере Своея чудесоточащим образом наследити сице: по претечении от создания мира шести тысящ шестисот пятидесяти лет, при державе благовернаго великаго князя Георгия Владимировича Мономаша-Долгорукаго в Вышеграде, родителя же сего святаго славнаго и великаго князя Андрея Георгиевича Боголюбскаго, принесен бысть той святый и чудотворный образ из Царяграда в царственный богоспасаемый славный и великий град Киев некоторым христолюбивым мужем чина купеческаго, Пирогощею зовомым, и поставлен бысть в Киевской державе в Вышеграде в девичье монастыре. И тамо той святый и чудотворный образ в том монастыре некая лета пребываше, и презъестественная чудеса содеваше и исцеления безчисленная подаваше всем с верою приходящим; от них же зде некая да рекутся. В некое время клирицы обители тоя, входяще в церковь, видеша той богородичный чудотворный образ сошед с места своего и стоящ посреде церкве на воздусе; клирицы же тии дерзнуша яко поставити на ином месте, но и паки видеша второе той святый и чудотворный образ стоящ о себе посреде церкве и обратившийся лицем своим во святый олтарь. И помысливше онии клирицы в себе, друг ко другу рекоша, яко хощет той святый и чудотворный Пресвятыя Богородицы образ во святом олтаре стояти. И вземше его, несоша во святый олтарь, и поставиша за святою трапезою; но и третицею видеша той же чудотворный образ стоящ о себе вне святыя трапезы. Сии же клирицы тии видяще, недоумевахуся и ужасахуся: не видяху бо где Сама Богоматерь изволит Своему образу жилище избрати.

Сия вся слышав святый и великий князь Андрей; мысль же в себе имея, еже господствовати во граде Ростове, надеяся же на милостивыя щедроты Богоматерни, яко и тамо Владычице Пресвятая образом Своим святым чудодействовати имать, и разгореся сердечною любовию, тече скоро в девичь монастырь, и вниде во святую церковь. Помолися умиленне, и нача по святым иконам взирати с благоговением. И абие узре той святый и чудотворный Пресвятыя Богоматере образ, светящся зраком божественнаго подобия паче инех икон, стоящих в церкви; и страхом великим одержим, пад на землю пред тем чудотворным богоматерним образом, и моляшеся на долг час со слезами, сице глаголя: «О Пречистая Госпоже Дево Богородице, Мати Христа Бога нашего, аще хощеши можеши помощница ми быти и в Ростовстей земли, идеже тщимся шествовати. И тамо посети нас, Владычице, новопросвещенныя люди; и яко же сама веси, снабди и спаси достояние Сына Твоего и Бога нашего, и Твое, яко вся Тебе возможна; приклони, Пречистая, ухо твое к молению нашему и простри руце Твои на мольбу к Сыну Своему, Христу Богу нашему, и сохрани стадо Твое, и заступи от всякаго зла, и не отрини нас от Своего честнаго образа, Владычице! Тя бо имеем молебницу теплу и стену тверду и покров нерушим земли нашей, яко да на Божественный Твой образ взирающе, сердцем радуемся и душею веселимся, имуще Тя державу непобедиму и утверждение непоколебимо, и надежду и спасение душам нашим». И по молитве востав, приступи к образу Пресвятыя Богородицы, простре руце свои, прикоснуся тому чудотворному Пресвятыя Богородицы образу. Взем же с места и понесе из церкви яко некое безценное сокровище. Не возвести же сего отцу своему великому князю Георгию Владимировичу, в Киеве ему пребывающу, и изыде нощию из Вышеграда со княгинею своею и с чады, с боляры и со многими людьми; взем же с собою из Вышеграда иерея Николая и зятя его диакона Нестора с женами их; и тако идяху, путем молебная совершающе. И яко приидоша к реце, Яузе нарицаемей, ей же зело наводнившейся, посла великий князь Андрей человека на коне в реку испытати воду, и той человек утопе в реце, и невидим бысть. Благосердый же великий князь Андрей пад пред чудотворным Пресвятыя Богородицы образом, моляся со слезами умиленне и себе повинна творя утоплению человека. И по молитве (о дивное чудо!) изыде человек той из реки на коне ничем же вредим, жезл в руце своей держа. Потом приидоша на Рогожския поля, и вышереченнаго иерея Николая жена сниде с колесницы; конь же в колеснице возсвирепевся, сверже с себе иереева раба, и изломи ему ногу, жену же иерееву ногами топташе и зубы грызяше и влачаше ю по земли, дондеже сотвори ю аки мертву. Пресвитер же от горести сердечныя тече и возвести сие великому князю. И приидоша к образу Пресвятыя Богородицы, начаша со слезами молитися, падше оба на землю, и в том часе здравы быша жена иереева и раб, и никаковаго же вреда от того биения обретеся на них.

По изшествии великаго князя Андрея из Вышеграда родитель его благоверный князь Георгий Владимировичь, в сие же лето преставися ко Господу и положен в Киеве43, остави же все самодержавие Российское сыну своему сему великому князю Андрею.

Идый же великий князь Андрей предприятым своим путем и быв во Владимире, идеже с велию честию сретоша его с чудотворным Пресвятыя Богородицы образом вси граждане от мала до велика. И поиде из Владимира к Ростову, и достиже вниз по реце по Клязьме того места, идеже ныне стоит Боголюбов монастырь44, и на том месте бывши, под тем чудотворным Пресвятыя Богородицы образом, кони сташа и нимало с места поступиша. Великий же князь нача о том вельми удивлятися и ужасатися; и повеле иныя кони сильнейшия привести на пременение первых коней; и быша по обычаю впряжены под то же возило45, на нем же чудотворный Пресвятыя Богородицы образ стояше. Но и тии кони такожде понуждаеми и биени бывше, никако же с места того поступити могоша. Сие чудо великий князь Андрей видя, яко кони не могут со образом двигнутися с места того, ужасом велиим одержим бе, чудяся необычному действу, и повеле иных коней множество привести и впрящи, обаче и по сих ничтоже успе. И нача вельми плакати и тужити, помышляя, яко за некое его прегрешение не хощет Пресвятая Богородица образа Своего в Ростове поставити; обаче страх весь отложив и отчаяние отринув, разуме сие преестественному чуду быти; того ради всю свою надежду на Господа Бога и на Пречистую Его Матерь возложив и ревностию разжегся, повеле иерею (Николаю) на том месте пред чудотворным Пресвятыя Богородицы образом молебное пение совершити; во время же то и сам пред образом Пресвятыя Богородицы паде на землю и со слезами нача молитися, обещаваяся на оном месте церковь каменную поставити и украсити ю елико мощно. По молебном же пении великий князь Андрей вниде в намет свой и пад на землю, нача со слезами пред святыми иконами молитися, понеже сей благочестивый князь всегда с собою в пути святыя иконы при себе имеяше: первую Господа Бога Вседержителя, вторую – Пресвятыя Богородицы, третию – Иоанна Крестителя и две святых первоангел – Михаила и Гавриила, и в намете своем чинно поставляше; и молящуся ему со слезами умиленне на долг час в нощи, в полунощи Сама Пресвятая Богородица, теплая о всем мире предстательница, явися очевидне в намете его, стоящая, держащи в единой руце хартию, и рече ему: «Не хощу, да образ Мой несеши в Ростов, но постави его в граде Владимире; а на сем месте во имя Моего Рожества храм созижди и обиталище иноком сотвори». И воздвигши свои руце ко образу Владычню, молящеся, такожде очевидне явльшемуся Христу Богу, благословляющему и любезно внимающему Ее молитвам. И по сем бысть невидима.

Что же творит богоподражательныя кротости образ, в царстводержателех достойно почитаемый скипетродержец великий князь Андрей? От всего добродетельнаго своего сердца и боголюбезныя души весь распалився огнепламенною радостию, и неизреченнаго исполнен быв веселия, пад на землю, Всевышнему Богу и пренепорочной Его Богоматере прерадостне усерднейшее и раболепное приношаше благодарение, недостойна себе творя толь великаго, толь преславнаго, толь досточуднаго, Божия Матере светлосияющаго неизреченною славою явления. И скоро повеле на том месте, идеже сподобися видети Небесную царицу и скорбящих всех прескорую утешительницу, во имя Ея, от чистожительствующих святопочитаемых родителей, преславнейшаго, ангелом благовествуемаго, от неплодове пречудодействуемаго Рожества, церковь каменную заложити. И тако дело, предстательством чистыя Приснодевы, начало течения своего скоропоспешнее прия. Не едино же сие, но и другое, не терпяще бо долгаго времени, но пламенновидною любовию воспламененный, боговидное досточудных добродетелей зерцало, Божия Матере всеусерднейший любитель, великий князь Андрей, призва искуснейших изографов и повеле образ Пресвятыя Богородицы таковым подобием, якоже ему явися, благолепне написати. Изографи же написаша образ со многим благоговеинством, постом и молитвою и кроплением от святыя воды, якоже повеле им великий князь, и принесоша к нему. Он же, видев той образ, повеле иереови освятити; и пад пред святым образом Богоматери на землю, моляся со слезами, благодарствующи Бога и скорую помощницу и заступницу нашу Владычицу, всем сказующи, яко таковым точне подобием сподобися видети явльшуюся ему Царицу Небесную. И за помощию таковыя ходатаицы Пресвятыя Богородицы и церковь каменную на показанном Богоматерию месте соверши, яже и ныне молитвою Ея неподвижне пребывает, в ней же новописанный в подобие явльшияся ему Богоматерию образ, нареченный Боголюбивым, постави и освяти оную церковь; устави же того чуда праздник праздновати по вся лета месяца иуниа в 18 день, на память святаго мученика Леонтия. И сего ради преславнаго и чудеснаго Божия Матере явления великий князь Андрей нарече место то Боголюбимое; оттоле же и сам прозвася Боголюбский. Потом же ту град построив и двор свой княжий близ новосозданныя Рожества Пресвятыя Богородицы церкве постави, и вельми место оно любляше, и живяше ту.

Во второе по пришествии своем лето великий князь Андрей на новосозданной Рожества Пресвятыя Богородицы церкви, яже об едином версе соделана бяше, главу по дугам и крест окрывши жестию, позлати, верх же ея весь немецким железом покры и пришедшим из других земель изографом оную церковь внутрь стенным иконописанием лепотне украсити повеле. При оной же Рожества Пресвятыя Богородицы церкви вторую церковь во имя святаго мученика Леонтия созда и монашествующих собра, поставив им первоначальника игумена Сергия зовома, не престая же о украшении стенном первыя церкве пещися, но вельми о том подвизашеся и всякими драгими вещами оную церковь украшаше и обогащаше. Потом при оной Боголюбимой обители святыя врата каменныя содела, и на них церковь во имя тезоименитаго себе святаго апостола Андрея Первозваннаго устрои и освяти ю. Во оное же лето вышереченнии изографи в церкви Рожества Пресвятыя Богородицы стенное иконописание совершиша, чего ради великий князь Андрей радости велия исполнися, праздник пресветлый сотвори, благодаря всевышнего Бога и Пречистую Его Богоматерь, в том ему помогающую. И удоволи священный чин, монашествующих, такожде и прочих православных христиан обоего пола к тому торжеству собравшихся, и нищих всех накорми до избытка. Церкви же и обители много имения вда и села своя лучшая с даньми.

По сем великий князь Андрей первое (в первый раз) поиде со всею своею воинскою силою на безжбожныя и противящияся ему болгары, их же помощию Божиею и предстательством Пресвятыя Богородицы без кровопролития христианскаго победи, идеже множество белаго камене обрете, и реками Камою, Волгою, Окою и Клязьмою во Владимир привезе. По торжественней же сей на болгары победе, во благодарение Божией Матери, повеле во граде Ростове во имя Ея церковь каменную создати. Егда же начаша рвы копати, обретоша мощи святаго Леонтия епископа Ростовскаго нетленны. И послаша весть к великому князю Андрею, сущу ему во Владимире. Великий же князь, истинный любитель и почитатель Божиих угодников, слышав сия, возрадовася радостию велию и прослави милость Божию, яко во области державы его сицево сокровище открыся. И посла гроб каменный, в нем же повеле положити мощи святаго.

В лето шесть тысячь шестьсот седмидесятое великий князь Андрей близ Боголюбовския обители яко поприще едино, на реке Клязьме в лугу нача здати церковь во имя Пресвятыя Богородицы честнаго Ея Покрова, на устье реки Нерли, из собираемых и дволетием из Болгар возомых камней для строения во Владимире соборныя Успения Пресвятыя Богородицы церкве и других, десятыя части, яже по повелению его на том месте отлагаемы бываху. И помощию Пресвятыя Богоматере оную церковь единым летом соверши и обитель монашествующим при ней содела.

В приидущее же лето во граде Владимире вместо соборныя Успения Пресвятыя Богородицы церкве древянныя дубовыя (юже святый великий князь Владимир, во святом крещении нареченный Василий, созда) восхоте каменну создати. И тако повеле под основание рвы копати и бут бутити; место же размери: от предних дверей до горняго места седмнадесят сажен, поперег церкви дванадесят сажен и два с половиною аршина; в церкви же двери пятеры повеле заложити. И тако за помощию Богоматере рвы набутиша.

Пребывающу же великому князю Андрею с Мануилом царем греческим в мире и любви, прилучися им во един день изыти на брань: царь Мануил на срацины, а великий князь на болгары, взем с собою животворящий крест Христов и чудотворную икону Пресвятыя Богородицы (принесенную им из Вышгорода), юже всегда обычай имяше взимати в помощницу на противныя, Ея же молитвами и заступлением побеждени быша болгары: четыре убо грады их разориша и плениша, и стольный их град Бряхимов, иже на реке Каме стояше, взяша; русское же воинство поможением Пресвятыя Владычицы ничим же вреждено бысть; от иконы бо Господа нашего Иисуса Христа, и Пречистыя Его Матере видеша вси лучи огненныя исходящия, ими же все воинство покрывахуся, и уразумеша помощь Божию быти. Возвращшеся же воини от сечи, и прочие грады болгарские попалиша и дань на болгар возложиша. Царь же Мануил в то время в своих полках сие же видение виде и одержа победу над срацынами; и общим советом в память сего события с великим князем Андреем уставиша праздник праздновати Всемилостивому Спасу августа месяца в первый день.

По богодарованной над злобствующими болгары победы, и от чудеснаго от образа Пресвятыя Богородицы озарения, великий князь Андрей более нача прилежати к совершению Богоматерня храма, при котором созидании всегда сам присутствоваше, и поможением Пресвятыя Богородицы соверши о едином версе, и позлати его; чесо ради оная святая церковь от того времени Златоверхая прозвася. Чудесоточный же Пресвятыя Богородицы образ, его же принесе с собою из Вышеграда, пренесе из Боголюбова во Владимир и постави в сей новосозданной Успения Пресвятыя Богородицы соборной церкви; и собрав множество священнаго чина, оную церковь освяти, и многое празднование соверши, всяцем бо изобилием удоволи священный чин и нищия от многих стран собравшияся. И оттоле оный святый чудотворный образ Пресвятыя Богородицы нача зватися Владимирский; и обложи его златом с камением многоценным и драгим жемчугом; возложи же на нь злата более тридесяти гривен. К той же соборной Успения Пресвятыя Богородицы церкве много имения вда: город Гороховец и свободы купленыя з даньми, и села своя лучшая, и десятое в стадех своих, и торг десятый.

По совершении же Богоматерня храма и духовном веселии великий князь Андрей большею ревностию к строению святых церквей разжеся, и помысли, чтоб в великом земляном городе среди осыпей, во утверждение всего града, врата Златыя (по подобию Киевских) устроити и на них церковь Положения ризы Пресвятыя Богородицы создати, и повеле рвы копати, бут бутити и камение тесати, еже и содеваху делатели со всяким усердным прилежанием. Заложенныя в прошедшем лете Златыя врата и на них церковь совершишася; ради же видения красоты их вскоре леса подмостныя сбраша, еще извести мокрой сущей, и ту ко вратом града народу многу сшедшуся зрети красоты их, инии же и во врата внидоша, и в то время свод врат паде, в них же дванадесят человек камением засыпа. Великий же князь Андрей, услышав сие, припаде со слезами к чудотворному Пресвятыя Богородицы образу, повинна себе творя пагубе людстей. И по молитве, егда разобраша камение, всех оных дванадесят человек, их же камение засыпа, живых обретоша и ничимже врежденных милостию Пресвятыя Богородицы и молитвами великаго князя Андрея. В приидущее же лето оныя падшия Златыя врата паки созда и церковь на них освяти, и иерея к ней с причетники определи, и милостынею довольною их снабди.

В лето шесть тысячь шестьсот семдесят второе сын великаго князя Андрея Изяслав ко Господу отъиде, и положен бысть в соборной Успения Пресвятыя Богородицы церкве.

В лето шесть тысячь шестьсот семдесят седмое великий князь Андрей посла сына своего Мстислава в Киев изгнати за неправду и непокорение князя Киевскаго Мстислава Изяславича с престола его, и посадити брата своего Глеба Юрьевича. Он же, яко благопослушливый сын, шед в Киев, и реченнаго киевскаго князя Мстислава Изяславича изгна, и вместо его посади на княжение Киевское дядю своего Глеба Юрьевича.

В лето шесть тысячь шестьсот осьмдесят первое сын великаго князя Андрея Мстислав ко Господу отъиде, и положен в новосозданной златоверхой Успения Пресвятыя Богородицы церкве. Великий же князь для утоления печали о сыновней кончине, поиде в любимый свой град и обитель Боголюбскую, и тамо около своего великокняжеского двора во делании того места упражнявшеся. Таже поиде во град Суздаль, да и тамо церкви Божия возобновит, обветшали бо беша. Пребывающу же ему тамо, и святыя церкви, такожде и град (Суздаль) усердне обновляющу, меньший его (вел[икаго] князя) и любимый сын Глеб, двадесятолетен сый, ко Господу отъиде. Егда же уведа кончину любимейшаго своего сына, вельми опечалися. И поиде из Суждаля во Владимир, и с великою горестию и слезами мощи сына своего положил в церкви Успения Пресвятыя Богородицы Златоверхой. Последи же прослави его (Глеба) Бог нетлением телеси и чудотворением, якоже ныне видим; приходящим бо с верою к честным мощам его, источаются чудеса.

Великий князь Андрей, одержимый печалию о кончине любимейшаго им сына, для утоления оной поиде в любимый свой град и обитель Боголюбскую, и пребываше тамо всегда при образе Пресвятыя Богородицы, идеже явися ему Сама Владычица; взираше же на Ея святый образ, и утешшеся от печали, поминая очевидное Пресвятыя Богородицы посещение; и яко на самую Ея взирая и велию отраду от скорби обретая, не отхождаше от церкве, но постом и молитвою укреплен, пребываше при образе том, выну моляся во дни и в нощи.

Бяху у сего великаго князя Андрея ближнии его и любимии бояре, зовомии Кучковичи, злии советницы диаволи; сии прежде своим советом лукавым увещаше великаго князя без отчаго повеления взяти из Вышеграда чудотворный Пресвятыя Богородицы образ, иже написа евангелист Лука; сии окаяннии Кучковичи надеющиися на милости к себе великаго князя, неподобная содеваху. В них же бяше един, зовомый Иоаким Кучковичь, его же брат присный некия ради вины ят бысть и по градскому закону казнь восприя. Сия слыша безумный Иоаким, и абие вселися в него сатана, якоже древле во Иуду искариотскаго, и тече ко братии и сродником своим, злым советником сатанинским, и, вопия, к ним глаголя: «Се днесь великий князь предал есть казни онаго брата нашего, а заутра такожде и нас казнити имать; да промыслим вскоре месть князю нашему!» И тако окаяннии совет сотвориша и уготовашеся на убиение великаго князя. Бяше же таковому убийству первейшии злоначальницы: Иоаким Кучковичь да зять его Петр, Анбал ключник Ясиня и Ефрем Моузовитин, всех же окаянных убийц числом бяше двадесят человек.

Великому убо князю в Боголюбове бывшу, в своем великокняжеском доме, и в полатых своих (яже приделаны быша к церкви Рожества Пресвятыя Богородицы, идеже и ныне видими суть), от молитвеннаго своего труда почивающу, окаяннии убийцы дождавшися нощи, собравшася, и вземше кийждо оружие свое, пришедше ко двору великокняжескому, бывших у врат и во дворе стоящих у сеней стражей побиша, и двери выломавше, приидоша к ложнице, идеже великий князь бяше со единым точию малым отроком, и спаше. Окаяннии же убийцы у ложницы великаго князя при дверех лестию вопияху: «Господине, господине великий княже!» Князь же великий, услышав, рече: «Ты кто еси?» Убийца же рече: «Прокопий». Слышавше же окаяннии глас великаго князя, начаша сильно бити в двери, и отбивше их, выломиша. Великий же князь скочи с постели своея, и хотя взяти мечь, иже бе у него в ложнице, сродника его, великаго князя и страстотерпца Христова Бориса, и не обрете того меча, понеже мечь той из ложницы вынесе тайно ключник его Анбал. Два же окаяннии убийцы вскочиша в ложницу и яша великаго князя; он же единаго их поверже себе под ноги, а с другим нача братися крепко. Потом и прочии убийцы вскочиша в ложницу и, мневше великаго князя повержена на земли лежаща, и убиша подруга своего; и познавше же великаго князя, бияхуся с ним: бе бо великий князь силен вельми; и многими мечми изсекоша и сулицами пронзоша его. Мняще же мертва быти, оставиша его тако, вземше подруга своего, его же убиша под великим князем, и понесоша его вон. Великий же князь от болезни ран вскочи и потече за ними вслед из ложницы своея; не мочи же от толиких ран далее тещи, уклонися под сени за лествицу и стеняше; они же послышавше стенание его, вспять возвратишася, имуще убити его, глаголюще друг ко другу: «Погибохом мы, яко великий князь жив есть». И вжегше свещи, поидоша по следу крови и обретоша его за столпом восходным (сиречь лестницею) на земли седяща, со стенанием воздыхающа и молитву творяща сице: «Благодарю Тя, Господи Боже мой, яко тако днесь смирил еси душу мою, и таковым убивством кончину животу моему приемлю от домочадных ми. Молю ти ся, милосерде, слез моих не премолчи, презри беззакония моя и грехи моя вся очисти и душу мою помилуй! Аще и много согреших, но от Тебе не отступих. Аще и заповеди Твоя не сохраних, но вем, яко милостив еси. Виждь, Владыко, яко любимии мною воздаша ми злая за благая и кровь мою пролияша! Аз же вся сия терплю и на Тя, Господи, уповаю, да вместо земных, не лишиши мене Небеснаго Царствия Твоего, и причтеши мя лику святых Твоих мученик. Аминь».

Окаянный же убийца Кучковых зять Петр отсече ему десную руку, прочии же убийцы мечи збодоша его. И тако святый благоверный великий князь Андрей Боголюбский, истинный хранитель заповедей Господних, преизрядный и доброревностный строитель святых церквей, благоверия любезный рачитель, злочестия же тщаливый искоренитель, правды вседушный любитель, мужества прекрепкий оружник, любвебогатый стяжатель, милосердия обильный раздаятель, любомудрия прилежный снискатель, целомудрия твердый содержатель, чистейшую свою и святую душу предаде в руце Божии в лето 6683 месяца иуниа против двадесятдевятаго дня, в нощи, на память святых и первоверховных апостол Петра и Павла. Во утрий же день боголюбстии клирицы сего благовернаго и великаго князя Андрея Георгиевича обретоша под сеньми за восходным столпом, всего уязвенна и в крови лежаща на земли мертва и, вземше честное и святое тело его, внесоша в церковь Рожества Пресвятыя Богородицы, юже сам созда, и положиша его во гроб каменный.

Во граде же Владимире о убиении великаго князя Андрея владимирстии клирицы и вси людие уведавше, собрашася множество народа многое, мужие же и жены, и яко же начальственнейшии клирицы соборныя великия церкве, тако и вси, и весь народ потекоша спешно и пришедше в малый град Боголюбов, и видевше своего господина и добраго пастыря во гробе лежаща мертва, воздвигоша гласы своя и многия слезы изливающе, глаголаша: «Увы нам, милостивейший наш господине, пастырю и хранителю наш дражайший! Кому нас, сирых, оставил еси? Кто нас, печальных, утешит? Кто наши недостатки исполнит? Кто о нас, убогих, попечется? Увы нашего несчастия! Увы последняго нашего злополучия!» И тако вси плакавше довольно, тамо пребыша шесть дней, да вси приходящии насладятся прикосновением и лобзанием святых мощей его. В седмый же день вземше честное и святое тело его, со псалмы и песньми, с кандилы и многими возженными свещами, понесоша на главах своих во град Владимир. И яко в Боголюбове, тако на пути и во Владимире, от мощей его святых многая чудеса и исцеления быша: слепии прозираху, хромии хождаху, и мнози различными недуги одержими, исцеления получаху. Принесше же, положиша святыя мощи его в соборной великой церкви Успения Пресвятыя Богородицы Златоверхой, яже бе им самим создана, в приделе Благовещения Пресвятыя Богородицы, иже и доднесь всеми приходящими видимы суть, и подают с верою молящимся разных болезней и недугов исцеления. И тако славяще Бога, даровавшаго благодать угоднику Своему, разыдошася вси кийждо в домы своя.

Сие пренесение мощей святаго благовернаго великаго князя страстотерпца и чудотворца Андрея Георгиевича Боголюбскаго бяше месяца июлиа в пятый день, торжество же памяти его уставиша праздновати по вся лета месяца июлиа в четвертый день.

Сей святый великий и чудотворивый князь в лета блаженныя и святыя жизни своея созда каменных церквей седмь, прочих же добродетелей всех подробну исчислити невозможно, самодержавствова во Владимире точию осмнадесять лет, и более пребываше в малом своем граде и обители Боголюбове, иже вельми ю любляше, и жительствующих тамо монашествующих и прочиих всякими потребами удовляше, земли и покосы и рыбныя ловли даяше, людей населяше и обитель укрепляше. Во всех же летех богоугодныя жизни своея всякими узорочии церковь святую украшаше и обитель обогащаше и в ней прилежныя своя и теплыя молитвы к Богу и ко Пресвятей Богородице со слезами возсылаше, и прочиими богоугодными делы до блаженныя кончины жизни своея подвизашеся, и страдальческий подвиг соверши. Прославися же от Бога славою вечною на небеси и нетлением и чудотворением на земли, и ныне сей великий угодник Божий о благосостоянии святыя обители сея пред Троичным светом усердне ходатайствует46.

 

Примечания

 

1. Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси. Т. 1. М., 1961. С. 262.

2. РГБ, ф. 310 (собр. В.М. Ундольского) 618, л. 23 – 30, РГБ, ф. 299 (собр. Н.И. Тихонравова) 361, л. 139 – 142 об., РНБ, собр. Колобова 517, ГИМ, собр. Е.В. Барсова 1579, л. 174 – 174 об. и др. См. об этом также: Серебрянский Н.И. Древне-русские княжеские жития: (обзор редакций и тексты). М., 1915. С. 146.

3. Подробнее об этом см.: Сиренов А.В. О грамоте Ивана Грозного Успенскому собору г. Владимира. // Историография и источниковедение отечественной истории: сб. науч. статей и сообщений. СПб., 2002. Вып.2. С. 27 – 34.

4. Сиренов А.В. «Надгробные листы» – памятник историографии XVII в. // Прошлое Новгорода и Новгородской земли: материалы научн. конф. Новгород, 1996. С. 88 – 92, Путь к граду Китежу: князь Георгий Владимирский в истории, житиях, легендах / Исследование и подготовка текстов А.В. Сиренова. СПб., 2003. С. 40 – 47, 71 – 87.

5. В процитированной записи перенесение мощей датировано 7210 г., т.е. 1702 г. Эта дата нередко встречается в литературе, причем не только краеведческой (Голубинский Е.Е. История канонизации святых в Русской церкви. 2-е изд., испр. и доп. М., 1903. С. 134). Однако данное событие нужно относить к 1701 г. Путаница с датами проистекает из-за того, что события начала XVIII в. мы датируем в январском стиле, а современники – зачастую в сентябрьском (январский стиль хотя и был введен официально с 1700 г., но вошел в обиход не сразу, как и введенное в том же году летоисчисление от Рождества Христова). Так, рассматриваемая запись перенесение мощей датирует началом (октябрь – второй месяц сентябрьского года) сентябрьского 7210 г., что в переводе на современное летоисчисление соответствует второй половине (октябрь – десятый месяц январского года) 1701 г.

6. Служба святому благоверному великому князю Андрею Боголюбскому владимирскому чудотворцу. М.: Синодальная типография, 1914. С. 9 и др.

7. Служба святому… С. 12.

8. Служба святому… С. 13.

9. См. о рукописи: Рукописные книги собрания М.П. Погодина: каталог. Вып. 3. СПб., 2004. С. 33 – 37.

10. В.И. Доброхотов в своем описании Боголюбовского монастыря привел вкладную запись с печатной Лествицы Иоанна Синайского, вложенной в Боголюбов монастырь ризничим патриарха Иосифа Никоном Холщевниковым в 1649 г. В этой записи Боголюбов монастырь называется «Пречистыя честнаго и славнаго Ея Рождества и святаго великаго страстотерпца Леонтия и святаго благовернаго и великаго князя Андрея Георгиевича Боголюбскаго», т.е. Андрей Боголюбский назван святым (Доброхотов В.И. Боголюбов город… С. 50 – 51).

11. См. напр.: РГБ, собр. Большакова, № 249 (под 30 июня), БАН, 13.2.13 (Яц. 47), л. 227.

12. Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси. Т. 1. М., 1961. С. 214. Собственно, они являются иллюстрацией к рассматриваемому здесь Житию Андрея Боголюбского.

13. Доброхотов В. Древний Боголюбов город и монастырь с его окрестностями. М., 1852. С. 38 – 39. По-видимому, в придел была обращена существовавшая с 1765 г. церковь Андрея Боголюбского.

14. Там же. С. 6 – 7.

15. Там же. С. 16.

16. Там же. С. 70.

17. Там же. С. 43.

18. Там же. С. 52.

19. Там же. С. 87 – 89.

20. Путь к граду Китежу… С. 71.

21. Доброхотов В. Древний Боголюбов город… С. 89. (Курсив мой – А.С.)

22. Иоасаф, иером. Церковно-историческое описание владимирских достопамятностей. Владимир, 1857. С. 65.

23. См. об этом: Раздорский А.И. 1. Историко-статистические описания епархий Русской православной церкви (1848 – 1916): сводный каталог и указатель содержания (в печати); 2. Церковно-статистическое описание Владимирской епархии 1853 г. иеромонаха Иоасафа (В.С. Гапонова) // Сборник материалов V Уваровских чтений. Муром, 2003. С. 161 – 169. Наличие в рукописи книги Иоасафа неопубликованных текстов указано мне А.И. Раздорским.

24. Летопись Боголюбова монастыря… С. 3.

25. Доброхотов В.И. Древний Боголюбов… С. 70.

26. Там же.

27. Летопись Боголюбова монастыря… С. 4. Доброхотов ознакомился с текстом Жития в Боголюбове монастыре. Там же написана и Летопись. Не исключено, что в обоих случаях использован один список Жития. Во всяком случае, нет ничего странного в том, что в Боголюбове монастыре в XVIII и XIX вв. бытовала одна редакция Жития.

28. Летопись Боголюбова монастыря… С. 5.

29. Н.Н. Воронин, в целом с доверием относящийся к сообщаемым в Житии фактам, считает 1174 г. как дату строительства укреплений не соответствующей действительности, поскольку «едва ли дворец и храм оставались без защиты до этого времени» и «в этом году князь Андрей был убит» (Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси. Т. 1. С. 202, 204).

30. На Степенную книгу в связи с составлением Жития указал еще Доброхотов. Правда, он назвал источник Жития «записками составителей Степенной книги» (Доброхотов В.И. Древний Боголюбов город… С. 6).

31. ПСРЛ. Т. 21. Ч. 2. С. 426 – 428.

32. ПСРЛ. Т. 21. Ч. 2. С. 427.

33. В Боголюбовом монастыре хранилось первое издание Четьих Миней Димитрия Ростовского (Доброхотов В.И. Древний Боголюбов город… С. 50).

34. ПСРЛ. Т. 21. Ч. 2. С. 427.

35. Ср.: ПСРЛ. Т. 21. Ч. 1. С. 239 – 242.

36. РГИА, ф. 834, оп. 2, № 1788, л. 81.

37. См.: Сиренов А.В. Житие Глеба Андреевич // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 3 (XVII в.); ч. 4. Т – Я. Дополнения. СПб., 2004. С. 381 – 384.

38. По поводу времени создания Жития иером. Иоасаф писал: «Судя по слогу, должно думать, что это житие написано, неизвестно, впрочем, кем, уже в позднейшия времена» (РГИА, ф. 834, оп. 2, № 1788, л. 81).

39. Летопись Боголюбова монастыря… С. 21.

40. РГИА. Ф. 834 (Собр. Синода). Оп. 2. Д. 1788. Л. 61 об. – 81. Большую помощь в подготовке текста Жития к изданию оказала Т.П. Тимофеева, за что приношу ей искреннюю благодарность.

41. О сем говорится в Ч[етьих] Мин[еях], см[отри] под чис[лом] 18 окт[ября] (Прим. иером. Иоасафа).

42. В рукописи «ноизденством». Исправлено по смыслу.

43. По летописи вел[икий] кн[язь] Георгий Владимировичь скончался 1157 г. мая 15 д[ня]. Собр[ание] рус[ских] лет[описей]. [Т.] I, [С.] 149. (Прим. иером. Иоасафа).

44. В 9-ти верстах от Владимира. (Прим. иером. Иоасафа).

45. Здесь возило, а в Степ[енной] кн[иге] сказано: «и чудную икону на сани поставляху» [Т.] 1. [С.] 298. (Прим. иером. Иоасафа).

46. Далее следует комментарий иером. Иосафа: «В заключение составитель жития говорит: “Писанное подробну сего святаго и великаго князя житие его и многия по ряду чудеса грех ради наших, в нашествие, по блаженной кончине его, ордынских царей от злодейственных татарских рук огнем потребишася. Сие же от многих малое, из многих историй собранное вкратце, любви вашей предложися”».

  

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский