РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Соленикова Е.В. Архитектурный декор в композиции фасадов новгородских храмов второй половины XIVXV вв. В кн.: Новгород и Новгородская земля. История и археология. Вып. 11. Новгород, 1997. С. 196–204. Все права сохранены.

Материал отсканирован, отформатирован и предоставлен в электронной версии библиотеке «РусАрх» А.С.Стариковой. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2008 г.

 

 

 

Е.В. Соленикова

Архитектурный декор в композиции фасадов новгородских храмов

второй половины XIVXV вв.

 

Новгородская архитектура 2 пол. XIV - XV вв. издавна рас­сматривается как единая эпоха в зодчестве этого города. За сто с небольшим лет (1360 - 1478 гг.) здесь было возведено более 170 построек, но известны формы только 44 из них. При более детальном рассмотрении период делят на две части: 2 пол. XIV - н. XV вв. и XV в. Первый из этих двух отрезков условно можно ограничить 1360-1406 гг. В 1360 г. в Новгороде ставится ц. Федора Стратилата на Ручью, по своему оформлению сильно отличающаяся от предшествующих построек, но открывающая собой целый ряд богато и разнообразно декорированных хра­мов1. Последняя церковь этого ряда - Петра и Павла в Кожевни­ках - была возведена в 1406 г. Следующие за ней постройки - Власия на Волосовой ул. 1407 г. и Иоанна Милостивого на Мячине 1421 г. - демонстрируют сильное изменение устоявшихся схем фасадной декорации (об этих схемах см. ниже).

Все памятники 2 пол. XIV - н. XV вв. были одноглавыми одноапсидными постройками с полопастным завершением фаса­дов. Их оформление отличалось двумя чертами: наличием жест­ких схем расположения оконных и дверных проемов и применением множества разнообразных декоративных деталей.

Последние можно разделить по происхождению на три боль­шие группы:

1)           уже применявшиеся в новгородской архитектуре до 2 пол. XIV в. К ним относятся лопатки (простые и двойные), арочный пояс на барабане и пояс ниш, расположенный под ним, ползучая арка, стрельчатые порталы, фрески, бровки над окнами и кир­пичные кресты;

2)           заимствованные во 2 пол. XIV - н. XV вв. Это оформление апсид полуколонками - жгутами, перспективные порталы, заклад­ные кресты и композиция "тройного окна";

3) "общераспространенные" элементы: они появляются в Новго­роде впервые только в это время, но известны во многих сопредельных странах и настолько распространены, что сложно

196

сказать, возникли ли они на местной почве или были заимствованы, и если так - то откуда. Такими элементами являются пояса поребрика и бегунца, различные ниши, розетки.

Памятником, с которого принято начинать новый период в истории новгородской архитектуры, является ц. Федора Стратилата на Ручью.2 Она отличается необычным для Новгорода пред­шествующего времени разнообразием архитектурного декора. Во многом ц. Федора развивает традиции группы памятников, куда входят церкви Николы Белого, Николы в Изборске: ее фасады также несут на себе лопатки, стянутые многолопастной ползучей аркой, но щипцовое покрытие заменено полопастным, а на фаса­дах добавлены кирпичные кресты и перспективные порталы. Впечатление богатого оформления создают прежде всего арочки на апсиде и крупные пояса и бровки на барабане. В целом ц. Федора была внешне очень не похожа на памятники предыдуще­го периода.3

Всего через пять лет была возведена ц. Троицы на Редятине ул., как раз продолжающая традиции 1350 - х гг.: ее фасады лишены не только средних, но даже боковых лопаток. Л. Е. Красноречьев, исследовавший памятник, доказал, что она была подобна церквам группы Успения на Волотове4. Данью новым архитектурным веяньям было оформление апсиды жгутиками, а порталов - перспективными уступами5.

Но, кроме церквей Троицы на Редятине и Михаила Архангела в Ямгороде6 во второй пол. XIV - н. XV вв. не известно храмов, тяготеющих к архитектуре предшествующего периода: все памят­ники этого времени в стилистическом отношении составляют единую группу7.

Храмы 2 пол. XIV - н. XV вв. были 4-х ярусными (большие) или 3-х ярусными (малые)8. Как правило, последний и предпос­ледний ярусы сильно разнесены и оставляют место для декора­тивных элементов. В первом ярусе помещались только порталы и композиции с закладными крестами. В это время не известно ни одного фасада церкви, полностью лишенного декоративных эле­ментов - обязательно присутствовали хотя бы лопатки 9 и многолопастная арка.

Оформление барабана.

Барабаны храмов этого времени сохранились очень плохо. О

197

них можно судить только по пяти памятникам: церквам Федора Стратилата, Спаса на Ильине, Рождества Христова на Кладби­ще, Иоанна Богослова на Витке и Петра и Павла в Кожевниках.

Абсолютно для всех барабанов характерно наличие арочного пояса. Но стоит отметить, что перспективным (т. е. внутри каж­дой арочки были помещены еще ниши) он являлся только на барабанах первых трех церквей. После 1382 г. такое решение на новгородских барабанах более не встречается. Так же быстро (после 1374 г.) с барабанов исчезают ниши. Минимальное коли­чество деталей несут на себе барабаны церквей Рождества Хри­стова на Кладбище и Иоанна. Остальные оформлены нескольки­ми поясками.

В целом можно отметить, что постепенно формы архитектур­ного декора барабанов изменяются от более пластичных к более линеарным: исчезают самые живописные детали (перспективные арочные пояски, ниши), все больше места занимают пояса поребрика и бегунца (ц. Петра и Павла в Кожевниках).

Если сравнить общий вид церквей Федора Стратилата 1360 г. и Петра и Павла 1406 г., можно отметить, что у ц. Федора концентрация архитектурного декора на барабане сильнее, чем на остальных стенах: барабан как бы является декоративным ядром всей композиции; на ц. Петра и Павла, наоборот, архи­тектурный декор располагается в основном на стенах храма, барабан же украшен в меньшей степени.

Оформление апсиды.

У всех церквей этого времени, за исключением ц. Троицы на Редятине, было по одной апсиде. У ц. Троицы их было три, но оформлена - только центральная10. Части восточного фасада, как правило, украшались только консолями и ползучей аркой. Ис­ключением является ц. Спаса на Ильине, где над некоторыми окнами восточного фасада есть бровки.

Во 2 пол. XIV - н. XV вв. применялось три варианта оформ­ления апсиды:

1) двойная аркада;

2) простая аркада;

3) апсида, арками не оформленная.

Двойная аркада помещалась на апсидах т.н. "больших церквей" - Федора Стратилата на Ручью, Спаса на Ильине, Рожде-

198

ства Богородицы на Михалице. Арки верхнего ряда были уже и помещались в два раза чаще, чем нижнего. В каждой арке обоих рядов располагались окно или ниша, его заменяющая11.

Простая аркада помещалась на апсидах небольших церквей, если большинство их фасадов было богато отделано декоратив­ными элементами - это храмы Покрова Зверина монастыря, Петра и Павла в Кожевниках, немного позже - Минны в Руссе. Если у церкви оформлялся только один фасад (как, например, у ц. Иоанна на Витке), то аркада на апсиде не помещалась. Един­ственным исключением является ц. Троицы на Редятине. Простая аркада имела узкий шаг примерно такой же как верхний ряд двойной аркады, и так же в каждой арке помещались окна и ниши.

Апсида, арками не оформленная, как правило, соответствовала сдержанному оформлению фасадов всей церкви (ц. Петра и Пав­ла на Славне, Рождества Христова на Кладбище, Иоанна Бого­слова на Витке). На такой апсиде располагались на одном уровне три окна - композиция, известная еще по домонгольским памятникам (например, ц. Благовещения на Мячине, центральная апсида).

Если на апсиде были закладные кресты, то они помещались на центральной оси фасада под окнами. От типа апсиды наличие крестов не зависило12.

Иногда по самому верху апсиды, под конхой, шел небольшой поясок поребрика и / или бегунца, но он применялся редко и никогда в течение XIV - XV вв. на апсиде не помещалось более двух поясов орнамента.

Скорее всего, оформление апсиды аркадой, как и многочис­ленные пояса орнамента на барабане, входило в программу бо­гатого оформления храма. Но если несколько поясов орнамента могло располагаться и на барабане сдержанно оформленного храма, то аркада на апсиде всегда соответствовала богатому декору церкви в целом.

Однако основную массу декоративных элементов несли на себе западная, южная и северная стены храма.

Оформление стен храма.

Общий облик фасада складывается из различных деталей. По своей сущности их можно разделить на две основные группы:

199

конструктивные и декоративные элементы.

Элементы конструктивные - это детали, обусловленные струк­турой здания, связывающие фасад с внутренней композицией и плановым решением. Прежде всего это проемы (окна, двери), завершение стен храма. Декоративные элементы - это собственно архитектурный декор.

Особенность архитектуры 2 пол. XIV - н. XV вв. состоит в том, что оконные и дверные проемы подчиняют себе плоскость стены, организовывая ее (позже это качество было утеряно), но при этом их размеры были недостаточны для того, чтобы проемы могли быть единственными деталями: стена казалась бы слишком "глухой" (ср. северные фасады церквей Петра и Павла в Кожевниках и Иоанна Богослова на Витке). Именно это во многом определило такое активное использование чисто декора­тивных элементов - бровок, ниш, розеток, кирпичных крестов; а также особенности сочетания конструктивных и декоративных деталей: вторые подчиняются первым, "дорабатывая" рисунок фасада, определенный конструктивными элементами. Но в це­лом, во многом из-за своих размеров, декоративные и конструктивные элементы "мирно сосуществуют", не вытесняя друг друга.

За 2 пол. XIV - нач. XV вв. можно наблюдать несколько вариантов оформления стен.

1. Оформление "поясами" представлено на двух храмах этого периода - Федора Стратилата на Ручью и Петра и Павла на Славне.

Подобный принцип был распространен в новгородской архитектуре нач. XII в., но механизм формирования этого мотива во 2 пол. XIV в. был несколько иным. Во 2 пол. XII в. в Новгороде строились храмы, чьи фасады были разделены лопатками на три прясла: в центральном располагалась композиция из трех окон, в боковых - по два окна вертикальным рядом13. В нач. ХIII в. была возведена ц. Рождества Богородицы Перынского скита, где уже не было деления на прясла, а из семи окон осталось только пять, трактованных как единая композиция. Во 2 пол XIV в. на ц. Федора Стратилата снова было применено трехчастное деле ние фасада, но из-за небольшого размера окон в центральном прясле была помещена уже не трех -, а пятичастная композиция. В боковых пряслах окна были восстановлены, причем так, что

200

ярусное деление всех прясел стало совпадать (иногда с небольши­ми отклонениями из-за неодинаковой формы окон - см. южный и северный фасады ц. Федора). Формированию расположения окон поясами способствовали несколько обстоятельств: окно последнего яруса в центральном прясле было вынесено на самый верх, в центр закомары - т. е. в то поле, аналогии которому в боковых пряслах не было - и за счет этого расстояние между 2

- м и 3 - м "параллельными" ярусами было много меньше, чем между отличными друг от друга 3 - м и 4 - м, а поле между последними заполнялось только статичными кирпичными креста­ми, т. е. окна центрального прясла как общая композиция не осознавались (что подтверждается и тем, что их расположение не обязательно было симметричным относительно центральной оси - южный фасад ц. Федора Стратилата); на стенах отсутствовали дополнительные декоративные детали, могущие усилить верти­кальное членение: бровки или вытянутые ниши, - а акцента, создаваемого лопатками, для этого было явно недостаточно.

В полной мере этот принцип выражен на фасадах ц. Петра и Павла на Славне, где зодчий отказался от 3-го яруса окон, сделал все окна равновеликими и расположил их на одном уров­не на всех фасадах (кроме апсиды), таким образом создав пояс вокруг всего здания, а также подчеркнул горизонтальность деле­ния фасада поребриком, расположенным над вторым ярусом окон 14.

Однако такая система оформления фасадов практически ис­ключала декоративные элементы. Видимо, именно поэтому она быстро перестала применяться.

2. Другой схемой, также не требовавшей декоративного укра­шения, было расположение окон "ниткой" или "крестом".

Впервые все оконные и дверные проемы единым и единствен­ным вертикальным рядом на центральной оси фасада были расположены на ц. Успения на Волотовом поле. Последней построй­кой, где "нитка" окон сочеталась с полным отсутствием лопаток, т. е. была единственной доминантой фасада, по - видимому, явля­лась ц. Троицы на Редятине ул.15. Во 2 пол. XIV - нач. XV вв. снова стали применяться лопатки как угловые, так и средние, т. е. фасад снова стал делиться на прясла. В боковых пряслах теперь располагалось по одному окну во 2 - м ярусе, так что вся

201

композиция имела форму неясно выраженного креста. В результате появилась простая и гармоничная схема расположения проемов. Она применялась на сдержанно оформленных фасадах храмов Рождества Христова, Иоанна на Витке, Покрова Зверина монастыря, Петра и Павла в Кожевниках и могла соседствовать с иными схемами на других фасадах 16.

3. Оформление фасада "свечкой" окон. Если анализировать исключительно расположение оконных и дверных проемов, то оно будет аналогичным расположению окон "поясами". Единствен­ное отличие: наличие во втором ярусе центрального прясла не двух, а трех окон. Но из-за богатого декоративного оформления получается совеем иная композиция, которую можно показать на примере наиболее известного храма, украшенного подобным об разом - ц. Спаса на Ильине ул. 1374 г. Здесь "свечка" расположена на северном, южном и частично западном (где из - за притвора не был оформлен второй ярус) фасадах. Боковые прясла, по сравнению со схемой "поясов", практически не были изменены: только над некоторыми окнами появились бровки и около них - кирпичные кресты. Но центральное прясло было обогащено множеством новых элементов. Прежде всего, во втором ярусе теперь располагалось тройное окно (или композиция, его заменяющая) под единой бровкой - т. е. окна этого яруса воспринимались не как разнесенные по сторонам прясла проемы, а как единая группа. Подобные им окна третьего яруса, хотя и не имели общей бровки, были соединены в группу с помощью двух небольших ниш. Над ними помещалась композиция, подоб­ная тройному окну - под фактически пятичастной бровкой (трифорий за счет ниш тоже был пятичастным) располагались три ниши - этим заполнялось пустое поле, и 4 - й ярус оптически привязывался к остальным трем. А над окном четвертого яруса проходил небольшой пояс бегунца и поребрика, перекликавшийся с мотивами барабана и связывавший композиции стен и барабана в единое целое. Таким образом "свечка" из декоративных элементов и окон17 на фасадах ц. Спаса формировалась постоянным повторением мотива тройного окна и постепенным сокращением размера этих деталей.

Судя по фрагментам, открытым в зондажах, подобными ком-

202

позициями были украшены северный и южный фасады ц. Богородицы на Михалице и северный фасад ц. Покрова Зверина мон. На южном фасаде ц. Иоанна на Витке и западном и южном фасадах ц. Петра и Павла в Кожевниках оформление фасада "свечкой" восстановлено полностью18. Здесь оно применено в трехъярусной композиции. Несмотря на меньшее количество ярусов, композиция строится из тех же элементов: трифорий, соединительная группа декоративных деталей (группа ниш, ниша с бровкой, кирпичный крест), окно верхнего яруса и пояса бегунца, аналогичные расположенным на барабане (только на ц. Петра и Павла) - на наличие этих элементов практически не влияет даже то, что южный фасад ц. Иоанна Богослова (как и вся церковь) оформлен сдержанней, а фасады ц. Петра и Павла (опять-таки как вся церковь) - богаче.

В целом для композиции "свечки" в любой ее интерпретации обязательны два условия:

1) наличие множества декоративных деталей;

2) трифорий во 2 ярусе центрального прясла (в других композициях в это время трифорий не используется).

Таковы основные схемы оформления храмов, характерные для 2 пол. XIV - нач. XV вв. Конечно, архитектурная реальность была гораздо богаче: зодчие могли не делать какое-либо окно или портал, оставив в этом месте стену пустой; заменить проем закладным или кирпичным крестом; ввести новые декоративные элементы, вносившие асимметрию в решение фасада. Но в целом схемы оформления 2 пол. XIV - нач. XV вв. читаются на фасадах очень ясно.

 

1 Возможное объяснение появления столь необычного храма предложено: Соленикова Е.В. О происхождении закладных крестов в новгородской архитектуре // Церковная археология. Ч. 2. СПб. – Псков, 1995.

2 Раппопорт П.А. Древнерусская архитектура. СПб., 1993. С. 136 – 138.

3 См. прим. 1.

4 Красноречьев Л.Е. Научный отчет по исследованию, реставрации и приспособлению церкви Троицы в Ямской слободе в Новгороде в 1975 – 1979 гг. Новгород 1984 // Архив НФИ «СПР» № 7879. С. 136, 137. Приношу свою искреннюю благодарность Л.Е. Красноречьеву за разрешение ознакомиться с материалами по реставрации этой церкви и использовать их в своей работе.

 

203

 

5 Красноречьев Л. Е. Научный отчет… С 34 – 39.

6 Кирпичников А. Н. Каменные крепости новгородской земли. Л. 1984. С. 207.

7 Раппопорт П. А. Древнерусская архитектура. С. 136.

8 Исключение составляет только ц. Покрова Зверина монастыря 1399 г., где третий ярус заменен нишей с фресковой живописью. Эта традиция будет развита в XV в.

9 Это объясняется тем, что лопатки, будучи по своему происхождению конструктивными элементами, постепенно превращаются в декоративные - в XIV в. они уже не совпадают с проекцией столбов на фасады.

10 Красноречьев Л. Е. Научный отчет... С. 34.

11 Известно также, что двойная аркада украшала апсиду еще одной "большой церкви" - Флора и Лавра на Легощей ул. (Петров Д. А. Церковь Флора и Лавра на Легощей улице в Новгороде // Новгородские древности. М. 1993. С. 5). Ее декоративное оформление не сохранилось, но, если учесть, что двойная аркада всегда сочеталась с богатой отделкой фасадов и барабана, можно предположить, что ц. Флора и Лавра в древности была богато украшена, подобно другим церквам.

12 Это объясняется тем, что кресты на апсидах несли прежде всего охранную функцию.

13 Комеч А.И. Композиция фасадов новгородских церквей XII - XIII вв. // Древнерусское искусство. Художественная культура X - первой половины XIII вв. М. 1989. С. 106-107.

14 В этой церкви применен редкий для Новгорода прием: нижние части стен декорированы богаче верхних.

15 Красноречьев Л. Е. Научный отчет... С. 136, 137.

16 Если не учитывать ц. Троицы на Редятине ул., то единственной церковью, чьи фасады несли на себе только эту систему расположения окон и порталов, была церковь Рождества Христова на Кладбище.

17 Кстати, именно как образ свечки воспринимается расположение окон центрального прясла ц. Спаса при созерцании их из интерьера храма.

18 Стоит отметить интересный факт. Ц. Симеона Зверина монастыря 1468 г. является единственной церковью, достоверно воздвигнутой во 2 пол. XV в., чьи фасады несут на себе элементы, характерные для архитектуры предшествующего времени (2 пол. XIV - н. XV вв.): полукруглые бровки над окнами стен, апсиды, барабана. Кроме того, бровки барабана церкви соединены между собой. Такой прием в новгородской архитектуре встречается дважды: на церквах Симеона и Петра и Павла в Кожевниках 1406 г. Возможно, зодчий ц. Симеона ориентировался в оформлении на архитектурный декор ц. Петра и Павла, расположенной неподалеку от Зверина монастыря.

 

204

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский