РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Тарабарина Ю.В. Церковь Никона Троице-Сергиева монастыря в контексте современного ей зодчества. Доклад: Шестая научная конференция по проблемам pyсcкой художественной культуры XVII - первой половины XVIII века "Филевские чтения". 20 - 23 декабря 1999 г. Все права сохранены.

Размещение электронной версии в открытом доступе произведено: www.archi.ru. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2011 г.

 

  

 

Ю.В. Тарабарина

Церковь Никона Троице-Сергиева монастыря

в контексте современного ей зодчества

 

Задача данного сообщения - рассмотрение архитектуры (в особенности - характерных элементов фасадной декорации) первых памятников храмового зодчества времени царствования Михаила Федоровича Романова. В качестве объектов изучения сознательно избраны только постройки, датировка которых очевидна и подтверждена источниками.

Первые известные нам памятники периода возникают в Ярославском Спасо-Преображенском монастыре, где в 1617-19 гг. была полностью перестроена на старом месте цхода в Иерусалим. Затем последовало восстановление стен, переделка нескольких башен и возведение в 1621 г. шатровой церкви над Святыми воротами обители. С работой тех же мастеров Э.Д. Добровольская, справедливо считая этих зодчих представителями столичной традиции, связывала циколы Надеина (1620-22). Храмы, построенные в Ярославле 1617-1622 гг., используют ряд художественных принципов, сложившихся в "годуновском" зодчестве к. XVI в., однако для них характерна несколько огрубленная (подчас искаженная) трактовка пропорционального строя и элементов декорации. Ярославские храмы исполнены почти полностью из кирпича, который определяет лапидарную пластику их фасадов.

Другим центром, строительная деятельность которого восстановилась сравнительно рано, был Троице-Сергиев м-рь. Вскоре после снятия осады Льва Сапеги были начаты починки разрушенных зданий. Уже в 1611 г. состоялось освящение восстановленной цараскевы Пятницы на Подоле. По сведениям "Краткого летописца", в 1621 г. к старой, построенной под наблюдением В.Д. Ермолина, трапезной монастыря была пристроена цихаила Малеина. Вскоре после неудачной осады монастыря королевичем Владиславом была восстановлена и освящена цведения на Подоле (1622). К 1623 г. относится "расширение", т.е. строительство заново на прежнем месте с увеличением размеров, церкви преподобного Никона.

Этот памятник, сохранившийся до нашего времени относительно хорошо, позволяет судить о качественной стороне архитектуры Троице-Сергиева м-ря после Смутного времени. Высокий четверик бесстолпного храма, примыкающего к южной стене Троицкого собора, перекрыт коробовым сводом с поперечной распалубкой. Внутреннее пространство церкви воспринимается как ориентированное на вертикаль, но не лишенное объемности; пропорции храма достаточно гармоничны, однако многие особенности архитектуры церкви (решение верхней части в виде "аттика", крупная полукруглая апсида, небольшой, сравнительно с объемом четверика, диаметр главы) подтверждают принадлежность ее архитектуры первой половине 1620-х гг.

Характерный элемент декорации цикона - аркатурный пояс, охватывающий апсиду и стены четверика. Можно было бы привести множество аналогий этого мотива, однако все они остаются достаточно отдаленными. Особенности аркатуры цикона заключаются,

- в распространении на почти всю поверхность стен храма,

- и высоте, удлинении колонок, теряющих остатки тектоничности, и превращающихся в вертикальные тяги-валики, элемент изысканной, почти ювелирной декорации.

Все возможные аналогии аркатуры Никоновской ц-ви существенно отличаются от нее: в одних случаях они высоки, но ограничены поверхностью апсид, в других - проходят только по стенам четверика, и тогда ограничиваются по высоте, варьируясь в рамках определенных пропорций. Из-за неточности всех возможных параллелей сложно определить происхождение элемента. Можно предположить, что аркатура унаследована от предыдущей цикона (1548 г.). Однако это частично опровергается отсутствием подобного мотива в построенной одновременно с ней цведения на Подоле (1547), где мы встречаем прямое копирование декорации апсид Духовской ц-ви монастыря, не дающее оснований для версии о творческой переработке местных мотивов в сер. XVI в. Поэтому более верным представляется предположение о возникновении необычной аркатуры в постройке 1623 г. Стилистически она родственна зодчеству начала 1620-х гг., для которого характерна тенденция к развитию элементов, украшающих и заполняющих поверхности, "боязнь пустого пространства". В то же время мотив как таковой уникален и для зодчества 1620-х гг. Если предположение о его появлении именно в это время верно, то, возможно, это наиболее изысканная находка ранней архитектуры времени Михаила Федоровича.

Другой характерный элемент - ряд килевидных нишек тонкого трехуступчатого абриса, чьи линии вторят рисунку завершений аркатуры и форме кокошников четверика. Такими же нишками украшена верхняя часть стен Введенской ц-ви на Подоле, относящаяся, как было показано в статье В.В. Кавельмахера, ко времени перекладки сводов церкви в 1622 году. Этот элемент имеет достаточно близкие аналогии в новгородской архитектуре XVI в. (цретения Антониева м-ря 1533, трапезная ц.Варлаама Хутынского м-ря 1552). В то же время ему можно найти параллели (правда, несколько более отдаленные) в таких памятниках к.XVI столетия, как Успенская ц-вь Спасо-Евфимиева м-ря в Суздале и собор Болдин-Дорогобужского м-ря.

Оба названных элемента декорации использованы в архитектуре Успенской "Дивной" ц-ви Алексеевского м-ря в Угличе. Аркатурный пояс приобретает в Успенской ц-ви более традиционную и несколько огрубленную трактовку. Он украшает только апсиды, его структура менее ритмична - "целые" вертикальные тяги чередуются с удлиненными консолями. Кроме того, трактовка элементов представляется по сравнению с декором цикона неуверенной и вялой. То же можно сказать по отношению к килевидным нишкам, которые проходят под карнизом трапезной и на фасадах приделов.

Однако связь архитектуры "Дивной" ц-ви с линией, развивающейся в начале 1620-х годов в Троице-Сергиевом м-ре, несомненна. На наш взгляд, углический храм, несмотря на его архитектурные достоинства, является представителем несколько упрощенного ответвления "троицкой" архитектуры.

Архитектура храмов Ярославского Спасского м-ря и циколы Надеина, в свою очередь, возможно, получает продолжение в московской ц.Покрова в Рубцове, строительство которой, вероятно, приходится на середину 1620-х гг.

Итак, первые каменные храмы появляются после завершения Смуты в к. 1610-х - н. 1620-х гг. Центрами, в которых началось строительство, были два монастыря - Ярославский Спасский и Троице-Сергиев. Две линии, намеченные в архитектуре монастырей, в сер. - вт. пол. 1620-х годов получают развитие в постройках Москвы (цокрова в Рубцове) и Углича (Успенская "Дивная" ц-вь). Таким образом, восприятие "годуновской" традиции и ее перетолкование на новый лад после Смуты начинается с монастырских построек, при этом следует признать качественное превосходство линии, представленной произведениями зодчих, работавших по заказам обители преподобного Сергия.

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский