РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Тимофеева Т.П. Владимирский Успенский собор по описям XVII-XVIII веков. В кн.: Материалы областной краеведческой конференции 2007 г. (в печати). Все права сохранены.

Электронная версия материала предоставлена библиотеке «РусАрх» автором. Все права сохранены.

В электронной версии иллюстрации оригинала отсутствуют.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2008 г.

 

 

Т.П. Тимофеева

Владимирский Успенский собор

по описям XVIIXVIII веков

 

Замечательный документ по истории владимирского Успенского собора XII в. представляют собой три сохранившиеся описные книги. Одна составлена в августе 7201 (1693) г. по прежней описной книге 7191(1683) г., вторая - 11 декабря 7204 (1695) г., третья – в сентябре 1708 г.1  Эти описные книги до сих пор не привлекали должного внимания исследователей собора2. На самом деле написанные вполне разборчивой скорописью подробные описи создают довольно полное впечатление о соборе как об архитектурном сооружении – его наружном облике, организации интерьера, о дверях, о приделах и многом другом, включая перемены во времени (икон мы здесь почти не касаемся). Опись 1708 г. составлена после известного ремонта, произведенного на средства стольника Племянникова.

Внешний облик. Во всех трех описях Успенский собор («соборная церковь») предстает белокаменным пятиглавым храмом. Средняя большая глава покрыта золоченой медью «по железным дугам», т.е., очевидно, журавцам. На ней медный прорезной позолоченный крест. Четыре малые главы покрыты жестью («немецким железом белым») по деревянным «дугам», на них кресты медные прорезные позолоченные. С трех сторон перед дверьми – «три шатры каменные», т.е. притворы с каким-то высоким верхом. Кровли собора и притворов тесовые (л. 2-2 об.; 45-45 об.; 3 об.). Все три описания совершенно одинаковые. Более поздние изображения (рис. 1764 г., рис. 1799 г., рис. Дмитриева, фото накануне ремонта 1888 г.) показывают не «шатры», а односкатные, довольно крутые кровли.

Эти описания значительно обогащают известные, весьма скудные, сведения о ремонтах собора. Судя по этим описям, восходящим к 1683 г., главы собора  имели покрытие по «дугам» (журавцам), причем малые главы  - жестью. В литературе никогда об этом не упоминалось; впервые о луковичных главах говорится в связи с ремонтом Якова Буева 1725 г.3 В 1536 г. известен пожар, когда «на Пречистеи на съборной церкви половина кровли згорела», а для ремонта сгоревших городских укреплений был прислан горододелец Истома Курчев4. Вероятно, после пожара собор был покрыт заново. Н.Н. Воронин предположил, что сделать это мог Истома Курчев5. Единственное известное строительное мероприятие после этого времени - шатровые крыльца у трех порталов, устроенные, видимо, в XVII в.6 Не следует ли эти крыльца-паперти, а также шатровую колокольню на бывших воротах детинца отнести к деятельности патриарха Иосифа, с которым связана канонизация в 1645 г. князя Георгия? Может быть, к этому времени следует отнести и покрытие глав: средней - старой медью, но по «железным дугам», а малых – жестью по «деревянным дугам», которое сохранилось и ко времени составления трех наших описей?

В 1708 г. стольник Григорий Андреевич Племянников на собственные средства предпринял ремонт храма, по преимуществу его внутреннего помещения и убранства. Был сооружен новый иконостас и обновлены старые иконы в нем. По сведениям В.И. Доброхотова, вместо ветхого Благовещенского придела был устроен Знаменский7.

Участие стольника Племянникова – не владимирского жителя – объясняется болезнью, поразившей его по возвращении в Москву из поездки по «низовым городам». Случилось эта болезнь во Владимире, а исцеление он получил от Владимирской иконы Божией Матери. В благодарность исцелённый приступил к обновлению и украшению храма8. Тогда же, судя по литературе, в главном алтаре были пробиты широкие нижние окна и расширены некоторые окна на фасадах собора, но главное, чем примечателен этот ремонт – безобразные и бесполезные «быки»-контрфорсы из белого камня, приложенные к углам здания. Ремонт заканчивал – из-за смерти Племянникова – владимирский ямщик гостиной сотни Иван Павлыгин, на собственные средства9. По каким-то причинам опись 1708 г. ничего не говорит о «быках», значительно, по современным понятиям, изменивших облик здания.

            Судьбу крестов можно проследить по более поздним источникам. Крест на средней главе в 1882 г. «сломило бурей и, повредивши его во многих частях, сбросило на самый край кровли. На место его был поставлен новый крест, одинаковый с древним и по размеру и по орнаментации, а древний крест передан на хранение в Московский исторический музей»10. В 1890 г., во время реставрации собора «снятые  кресты оказались ветхими до невероятности, при одном прикосновении рукой они готовы были разрушиться»11. Снятые кресты предполагалось поставить «в удобных местах» Георгиевского придела12.

Двери. В описях 1693 и 1695 гг. описаны передние (т.е., очевидно, западные) и южные двери - створные железные. Северные двери также были створные, но деревянные, обитые чеканной медью, со следами позолоты («бывала золочена»). Еще одни створные железные двери лежали в церкви (1693, л. 37 об.; 1695, л. 78 об.). Опись 1708 г. показывает трое створных железных дверей – передние, южные и северные (вероятно, в северный портал повесили третьи железные двери, до сих пор лежавшие в церкви). Красной чеканной меди уже не оказалось. У передних дверей появилась роспись: ангелы с евангельскими притчами, а над входными южными дверьми - икона «Отечество» (л. 29).

В описании ветхостей 1725 г., южной стороны, сказано: «В заднем западнем углу сверху со входных глухих дверей до своду разселина, также и в самом углу разселина ж». Далее две фразы о северной стороне, и после них: «Двери с западной стороны в углу закласть»13. Отсюда можно понять, что кроме трех «взходных дверей» были еще «входные глухие» юго-западные двери, заложенные, видимо, при устройстве в 1692 г. теплого каменного придела; в 1890 г. при разборке закладки этого портала оказалась печь. «Да двери ж створные железные лежат в церкве» описи 1693 г. – это, очевидно, снятые двери юго-западного портала, заложенного при устройстве теплого каменного придела. Были еще одни, северо-западные двери, которыми, видимо, не пользовались; поэтому они не упомянуты в описи 1693 г. и позже.  Их, т.е. портал, собирались в 1725 г. «закласть»14

Колокольня. В описи 1693 г. значится «колоколница каменная шатровая, на ней крест древянной, а глава обита немецким железом. На колоколнице благовестной болшой колокол, да средних и малых восмь колоколов. Да у церкви в шатре ясочной колоколчик» (л. 37 об.). В описи 1695 г. практически то же описание: «Колоколница каменная шатровая, на ней крест древянной и глава обиты немецким железом. На колоколнице благовестной болшой колокол, да средних и малых восмь колоколов, да у церкви в шатре ясашной колоколчик» (л. 78 об.).

В 1708 г., очевидно, после ремонта, произошли изменения: «Колоколница каменная шатровая, на ней крест деревянной, глава обита немецким белым железом. На колоколнице благовесной болшой колокол во сто пуд да средних и малых пять колоколов. На колоколнице часы боевые с перечасием и с указным кругом (л. 28). Да ево ж (стольника Племянникова - Т.Т.) строения во главе двенатцать окончин слюдяных мерою шесть аршин длины, окончине поперег аршин. На колоколне вновь прибыло пять колоколов: колокол вседневной сорок три пуда девять фунтов, колокол часовой тритцеть семь пуд, два колокола с торговой башни к часам: один одиннатцеть пуд, другой два пуда, колокол промена на церковную медь на пушкарском дворе полпуда. У церкви колоколчик ясашной» (л. 31-31 об).15

«Окончины», очевидно, имеются в виду в средней главе собора, которую освещают, как известно, 12 окон, и размер их примерно соответствует окончинам. В другом месте описи говорится: «В олтаре две окончины слюдяные мерою семь аршин» (1708, л. 30 об.). Из этих сведений не следует, что в соборе были пробиты новые окна.

Вместо восьми колоколов на колокольне стало всего пять, зато появились башенные часы с циферблатом и колокольным боем. Два из вновь прибывших колоколов были сняты с торговой башни, где служили для боя часов. Еще один колокол был выменен на пушкарском дворе на медь, возможно, ту самую, что сняли с северной двери. Упоминаемый «ясашный колокольчик» висел, очевидно, в притворе, может быть, в окне или проеме. С какой стороны – описи не уточняют.

Часы, появившиеся на колокольне, возможно, после ремонта 1708 г. (описи 1693 и 1695 гг. их не упоминают), просуществовали не слишком долго. В 1789 г. «изломанные» часы с соборной колокольни отдавались в починку, были исправлены и «действовали порядочно». В феврале 1792 г. часы считались «от древности весьма ветхи и потому несправедливы и к починке впредь неспособны». Взамен предполагалось, если не удастся починить старые,  купить в Москве новые часы, но не на соборные деньги, а на средства граждан16. Очевидно, граждане новых часов не купили, поскольку на рисунках, сделанных в 1799 г. губернским архитектором И.П. Чистяковым для «Атласа Владимирской губернии», где видны западный и северный фасады колокольни, часы не изображены; очевидно, их уже не было.

Часы на Торговой башне упоминаются в Описи города (т.е. крепости – Т.Т.) Владимира 1678 г. стольника Федора Григорьевича Орлова: «На Торговой башне часы железные ветхи. Колокол часовой, он же и вестовой, весу в нем десять пуд с полупудом. Два колокола перечасные», один из них в два пуда17. Именно эти два колокола – в десять с половиной пудов и двухпудовый - и попали на соборную колокольню к часам.

Приделы. Опись 1693 г. указывает три придела: «В церкви предел каменной великомученика Пантелеимона теплой. Да с полуденную сторону предел во имя великомученика Георгия, в нем престол и царские двери и деисус все ветхо. В соборной же церкви вверху предел священомученика Антипы, а в нем царские двери и деисус ветхи» ( л. 15 об.). В описи 1695 г. практически тот же текст (л. 56 об.-57). Однако опись 1695 г. содержит очень важное замечание, датирующее постройку теплого каменного придела Пантелеймона: «Да в тои же соборнои церкве после строения тое соборные церкви и нового каменного теплого предела статочного олова и железа и гвоздей, что принял протопоп Григории после строения у целовалников в прошлом 200 (1692) году в марте месяце» (л. 80 об.). Т.о., эта опись датирует каменный придел Пантелеймона: он был сооружен в 1692 г.18 Очевидно, были и какие-то другие ремонтно-укрепительные работы по собору.

Опись 1708 г. называет те же приделы (л. 11, 11 об.), но кроме них упоминает придел «от северной страны», никак его не называя (л. 11 об.).

Гробницы-раки местных святых. О каменных гробницах, которых в соборе находилось немало, специальных упоминаний почти не содержится, описаны только раки с мощами святых князей, прошедших канонизацию.

Георгий. Опись 1693 г. о раке Георгия сообщает: «В соборной же церкви у правого крылоса рака серебреная золочена чеканная с кругами, на кругах надписи слова ниличные, а в той раке мощи свтго блговерного великого князя Георгия Всеволодича владимирского и всеа России чюдотворца» (л. 11, далее следует описание на л. 11 об.-14). «Да перед чюдотворцовою ракою лампада медная луженая на железных подставках» (л. 30). Среди книг указан «Каноник благоверного князя Георгия Всеволодича писменной в полдесть» (л. 22 об.).

В описи 1695 г. рака описана в тех же выражениях: «В соборной же церкви у правого крылоса рака серебреная золочена чеканная с кругами, на кругах написаны слова наличные. В той раке мощи свтого блговерного великого князя Георгия Всеволодича владимирского и всея России чуюдотворца» (л. 53, описание раки по л. 55 об.). «Да перед чюдотворцовою ракою лампада медная луженая на железных подставах» (л. 71). В описи 1708 г. сказано: «В соборной же церкви у правого крылоса рака серебреная золоченая чеканная с кругами, на кругах на подписи слова наличные. А в той раке мощи святого благоверного великого князя Георгия Всеволодовича владимирского и всеа Росии чудотворца…В раке и на вскрывалной цке оклеяно бархотом золоченым травчетым, у чюдотворцовы раки решетка железная луженая с репьями» (л. 8, далее описание на л. 8 об.)19.

Глеб. В соборных описях 1693 и 1695 гг. есть упоминание: «Блговерного великого князя Глеба Андреевича на теле покровов», и описано три покрова (л. 32, 72 об.). Находились мощи с покровами в белокаменной гробнице, которая в этих описях не обозначена.

 В 1701 г. тело Глеба, «видимое и покланяемое» и прежде, положено было «на вскрытии» в правой, южной галерее. В 1708 г. реликварий Глеба описан так: «На правой стороне рака резная золочена, в той раке мощи святаго благоверного князя Глеба Андреевича, на мощах одежда дороги двоеличные, над ракою сень построена четыре столпа резные золочены, сверху писан бархат, в своде с лица написано Отечество» (л. 28 об.). Перед описанием раки Глеба в этой описи говорится о раке Андрея: «На левой стороне». Откуда следует, что обе они находились в галереях: одна в левой, другая в правой. В той же описи упомянуты и три покрова описей 1693 и 1695 гг.: «Блговерного великого князя Глеба Андреевича на теле покров дорогилной подложен крашениною. Другой покров камка червчатая…третей покров дороги червчаты» (л. 22об. – 23). В той же описи 1708 г. упоминается и прежний гроб на старом месте: «В той же цркви на левой стороне в углу гробница каменная, а в ней мощи блговернаго князя Глеба Андреевича» (л. 10). Очевидно, имеется в виду: были мощи. Каменный гроб, в отличие от предыдущих описей, упомянут, видимо, по той причине, что уже был и другой, вновь построенный.

Андрей Боголюбский. 15 октября 1701 г. останки князя Андрея Боголюбского были вынуты из каменного гроба и переложены в новую раку. Каменный гроб оставался на прежнем месте – у северной стены в алтаре северного придела. В описи 1708 г. читаем: «От северной страны в приделе на гробах образ великого князя Андрея Боголюбского в житии и чюдесех писан краски да образ великого князя Димитрия Всеволодича в чюдесех построен вновь» (л. 11 об.). Мощи в новой раке были поставлены здесь же, в северной галерее, но не внутри придельного алтаря, а перед ним. В 1708 г. новая рака описана так: «На левой стороне рака резная вызолочена, а в раке мощи святаго благовернаго великаго князя Андрея Боголюбского. На мощах одежда и покров лудан червчат. Над ракою построена сень четыре столпа резные, над столпами вверху образ Гда Саваофа, на фрамугах писаны херувимы, поверх фрамуг свод, с лица написан образ Спасителев, в молении свты князь Андрей Бголюбовский да святы князь Димитрий Всеволодич» (л. 28). Судя по этому описанию, рака 1701 г. была не серебряная, как считал Виноградов20, а деревянная, резная с позолотой.

Малые архитектурные формы. Описи дают представление об организации церковного пространства посредством малых архитектурных форм. Перед иконостасом помещался амвон; его упоминают все три описи: «против царских дверей анбонъ (онбон, амбон) каменной, на нем сукно красное багрецовое» (л. 37 об.; л. 78; л.). Опись 1708 г. уточняет о сукне: «красное вишневое багрецовое» (л. 27 об.).

Царские двери, колонки по сторонам дверей и надпрестольная сень были покрыты серебром с чеканкой и позолотой: «Царские двери и столбцы и сень обложены серебром золоченым чеканным». Поля на царских дверях и на сени покрывало серебро с чернью. Описывается и сень: «А в той сени пять кругов, писаны на них образы святые Троицы и Вечери тайныя и Петра и Алексия московских чюдотворцов, и поверх царских дверей коруны обложены серебром золоченым басемным» (1693, л. 9-9 об.).

В центре храма, напротив иконостаса висело три паникадила: «Посреди церкви перед деисусом паликадило болшое медное, а в нем сорок восмь шандалов, под ним иаицо струкофомилово обложено серебром золоченым, над кистью чашка серебреная…поверх того паликадила орех медной литой. Другое паликадило медное ж о дву поясах, в нем пятнатцать шандалов, под ним иаицо струкофомилово обложено серебром, кисть шелковая, паликадило медное ж невелико» (1693, л. 29 об.-30; 1695, л. 70 об.; 1708, л. 21 об.-22.). Одно из этих экзотических страусиных яиц впоследствии упоминается Виноградовым в «Описи священным и достопримечательным предметам» собора: «Яйцо птицы строфокамила, бывшее паникадильной подвеской»21.

Перед иконостасом и некоторыми иконами стояли подсвечники: «Перед деисусами и перед праздниками и пророки и праотцы 79 подсвешников древянных на железных подставах, перед деисусами лампадица спускная медная луженая». Медные луженые лампады находились и перед иконостасом. В соборе на видном месте стоял  «фонарь слюдяной выностной что носят в ходы» (1693, л. 30 об.; 1695, л. 71-71 об.). В 1708 г. из 79 подсвечников «пятьдесят осми подсвешников не явилось, а были де те подсвешники оловянные» (л. 22). Еще в соборе были восковые («тощие) свечи, известные в краеведении по Богородицкой церкви: «Да седмь свеч вощаных поставных, насвещники на них жестяные, из них одна свеча изломана» (1693, л. 30; 1695, л. 71). Опись 1708 г. их уже не упоминает, даже при описании вещей, которых «не явилось».

            В описях 1693 и 1695 гг. не названы специально архиерейское и великокняжеское места, есть только упоминание: «против архиерейского места». Вероятно, архитектурное оформление они получили только после ремонта 1708 г.: «Подле правого крылоса место великих князей каменное да место архиерейское деревянное росцвечено листовым  серебром и краски» (л. 27).          

Местные иконы и службы. По левую сторону царских дверей иконостаса, согласно всем трем описям, располагалась Владимирская икона Божией Матери, поновленная в Москве в 1691 г.: «Образ Пресвятые Богородицы Владимирские чудотворной иконы, вновь поновлен на Москве в прошломъ 7196 (1688)  году» (1693, л. 5; 1695, л. 47 об.). Роскошный убор иконы со всеми пеленами, привесами, драгоценными камнями подробно описывается.

            За правым столпом «у чюдотворцовой раки» находилась еще одна Владимирская икона: «образ Првтые Бцы Владимирские местной в киоти древянной в чудесех обложен серебром золоченым гладким» (1693, л. 14 - 14 об.; 1695, л. 56).

            По правую сторону царских дверей среди местных икон помещался «образ Прсвтые Бцы Одигитрия, в подножии моление Максима митрополита» (1693, л. 3), «от южных дверей…образ блговерного князя Георгия Всеволодича» (1693, л. 3 об.; 1708, л. 4 об). За правым столпом, где стояла рака Георгия, было еще две иконы местных святых: «образ чюдотворца Александра, образ чюдотворца Георгия» (1693, л. 15; 1695, л. 56). В описи 1695 г. Максимовская Богоматерь названа несколько иначе: «моление Максима митрополита» (л. 46). Тут же, по правую сторону царских дверей, без уточнения относительно южных дверей, эта опись называет «образ благоверного князя Георгия Всеволодича» (л. 46 об.).

            В 1708 г. по левую сторону царских дверей назван «образ владимирских чюдотворцов блговерных великих князей Александра Невского, Георгия Всеволодича, Андрея Боголюбского  и святого мчника Аврамия болгарского и владимирского. Все вышеписанные образы писаны краски з золотом, а по осмотру те образы сверх описных книг явились вновь» (л. 6 об.). На правой стороне за столпом (где рака Георгия) описаны «образ местной деисус на гробе великого князя Константина, да на гробе Максима митрополита Греченина образ Пресвятые Богородицы в молении Максима митрополита, образ чюдотворца Александра, образ чюдотворца Георгия и з деисусом ветхи» (л. 10 об.); у левого столпа указан «образ местной Пресвятые Богородицы видение Максима митрополита Грека, поновлен вновь, оклад серебром, венец чеканной золочен, на Максиме митрополите венец чеканной золочен, киота столярная гладкая вызолочена»  (л. 11).         В числе вновь построенных и поновленных икон указан «образ святого князя Глеба Боголюбского» (л. 29).

            Среди книг все три описи упоминают «Каноник благоверного князя Георгия Всеволодича писменной в полдесть» (1693, л. 22 об.; 1695, л. 63 об; 1708, л. 16).  В 1708 г. «вновь прибылых книг явилось две книги писаны уставом, одна Георгия, другая Глеба Андреевича Службы и Жития» (л. 16 об.). Все описи называют еще две примечательные с местной точки зрения рукописные книги: Степенную и Летописец «в полдесть» (1693, л. 21-21 об.; 1695, л. 62, 62 об.; 1708, л. 15 об.).

Некоторые особенные предметы. Среди хранимых в соборе предметов было несколько особенных, интересных с местной точки зрения. Опись 1693 г. упоминает «в выносной ризнице кованой за двема замками» (л. 32 об.) «нарамник медной, на нем писан мусиею образ Спасов Восстание от гроба со ангелы, весом полфунта тритцать золотников» (1693, л. 35). Там же обнаруживается «нарамник» в 1695 (л. 75 об.) и в 1708 гг. (л. 23, 25 об.). «Нарамник», или наплечник -  массивная медная пластина сложной трапециевидной формы с изображением Воскресения Христова, Спасителя, ангелов и латинской надписью «Rexurextio Dei»22. Композиция выполнена в технике выемчатой эмали на золоченом фоне. В 70-е годы XIX в. в одном из бывших монастырей Владимирской епархии была найдена еще одна такая же пластина с изображением Распятия. Вместе обе пластины, по одной из версий, составляют половину полусферического подножия креста, которое могло покоиться на четырех бронзовых фигурах евангелистов. Такой крест сохранился в одном из европейских музеев. Его приписывают знаменитому лотарингскому ювелиру Годфруа де Клеру из Гюи. С именем этого валлонца, работавшего в Льеже, связан расцвет эмальерного дела в Лотарингии в третьей четверти XII века. Лотарингские ювелиры работали по индивидуальным заказам  высших церковных иерархов. Изделия лотарингских мастеров и кельнский «башенный» реликварий попали во Владимир, вероятно, с «мастерами всякими», пришедшими к Андрею Боголюбскому для осуществления его грандиозных замыслов, и украсили великолепный интерьер Успенского собора23. По другим версиям, это действительно наплечники (армила), нашивавшиеся  на императорскую мантию24, либо императорские регалии (инсигнии)25.

Все описи называют 24 железные стрелы (1693, л. 37 об.; 1695, л. 78; 1708, л. 27 об.), причем опись 1708 г. приписывает их великим князьям. Позже число стрел значительно уменьшилось. Виноградов упоминает всего три железных «дротика», которые хранились при гробнице Изяслава Андреевича26.

Описи называют, очевидно, как материальную ценность, свинец: «Свинцу церковного сто семь пуд три четверти» (1693, л. 37 об.; 1695, л. 78). Причем в 1695 г. «церковного свинцу не объявилось дватцети девяти пуд с четвертью». Далее объясняется, куда делись эти 29 пудов с четвертью: «А сказал ключарь Герасим в прошлом де C (200, т е. 1692) году, отдано в цену того церковного свинцу столнику князь Андрею князь Михайлову сыну Татарину, как был в Володимере на воеводстве, пять пуд, а тот де свинец ему, князь Андрею, отдавал протопоп Григории с ним, ключарем Герасимом, и за тот де свинец у него, князь Андрея,  денег не взято и по се число. Да тогож свинцу в продаже семь пуд, и те де денги изошли на починки риз и стихарей и на иные церковные мелкие росходы. А в прошлом де  во 191 (1683) году написано в описных книгах ключарю Василию в прием того свинцу сто тритцать семь пуд, а вешен де на контаре, а ныне тот свинец вешен на терези, и вес на терезях тяжеле контарного, и в том учинилось увесу семнатцать пуд с четвертью» (л. 42-43). Из этого объяснения следует, что 17 пудов с четвертью – погрешность взвешивания на весах разной конструкции, 5 пудов были отданы воеводе Татарину, а 7 пудов свинца были проданы, а деньги потрачены для уплаты за разные мелкие расходы.

Контарные весы принадлежат к рычажному типу. Ими пользовались в Древней Руси на таможнях, соляных и рыбных промыслах. Контарь – единица веса в 2,5 и 3 пуда, заимствованная в Византии. Известны контари и в 10, 20 и 30 пудов27. Таким образом, весы эти были довольно неточные. К типу весов с коромыслом, отличному от безмена и контаря, принадлежат терези. Вероятно, они отличались большей точностью, хотя также предназначались для взвешивания больших грузов28.

В 1708 г. количество свинца еще уменьшилось: «по осмотру того свинцу не явилось девяносто семь пуд, а по скаске протопопа с братиею, что де тот свинец отдан столнику Григорью Андреевичу Племянникову в уплату в колокол, которой колокол приложил он, столник Григорей Андреевич, весу в том колоколе сорок три пуда девять фунтов для повседневного благовесту» (л. 27 об.). Отсюда понятно, что 97 пудов свинца пошли на уплату стольнику Племянникову за повседневный благовестный колокол весом в три пуда.

Что это за «церковный свинец» - не листовой, учитываемый только по весу, которого было в 1683 г. 137 пудов, т.е. две тонны с лишком - 2192 кг? По объему это немного, поскольку свинец очень тяжелый металл. Им при случае расплачивались – очевидно, употребить на что-либо другое было трудно, но по возможности хранили. Не идет ли речь об остатках некогда снятого с кровли древнего свинцового покрытия?

            Кроме того, в описи 1695 г. показано: «Да в тои же соборнои церкве после строения тое соборные церкви и нового каменного теплого предела статочного олова и железа и гвоздей, что принял протопоп Григории после строения у целовалников в прошлом 200 (1692) году в марте месяце, олова аглинского прутового весом семь пуд с четвертью, белого железа дватцать восемь листов, железа свицкого прутового перегибных двойных осмнатцать прутов весом дватцать пять пуд с четвертью. Векша железная29 весом пуд с четвертью, да гвоздей железных прибойных двести тритцать гвоздей, двоетесных гвоздей весом полторы пуда, однотесных два пуда без четверти, да железные збруи, четыре подставки от болших дверей, два лома, два языка, напаря (очевидно, напарья – Т.Т.) болшая 30, кирка, все железные, да три коната болших пеньковых» (л. 81-81 об.). Странно, что эти строительные материалы и инструменты, оставшиеся после ремонтных работ 1692 г., не упоминаются в описи 1693 г. Вероятно, к моменту составления описи работы еще не были закончены, и учет оставшегося производился позже.

 

Примечания

 

  1. РГАДА. Ф. 235. Оп. 3. Д. 53. Л. 1-43; там же. Л. 44-82 об.; там же. Ф. 237. Оп. 1. Д. 2764. Л. 3-31 об.
  2. Описи использовались для подсчета количества икон в иконостасе: Плугин В.А. Мировоззрение Андрея Рублева. М.. 1974. С. 106-107; он же. Мастер святой Троицы. М., 2001. С. 88, 158 (примеч. 225); Голейзовский Н.К., Дергачев В.В. Новые данные об иконостасе 1481 года из Успенского собора Московского Кремля // Советское искусствознание. Вып. 20. М., 1986. С. 451, 459 (примеч. 21-23.). В связи с единичными предметами из Успенского собора опись 1708 г. без указания архивного шифра упомянута в книге: Трофимова Н.Н. Русское прикладное искусство XIII-начала XX в. / Из собрания Государственного объединенного Владимиро-Суздальского музея-заповедника. М., 1982. С. 163, 172. Опись 1708 г. с архивным шифром также упомянута в статье: Ульянов О.Г. Летопись древнего собора: неизвестные страницы / Историческая справка о приделе святого великомученика и целителя Пантелеимона в Успенском соборе города Владимира // Церковная археология. 1995. Вып. 2. С. 29.
  3. Виноградов А.И. История…1905. С. 55-58.
  4. Никоновская летопись // ПСРЛ. Т. XIII. М., 1965. С. 111, 431; Львовская летопись // Русские летописи. Том IV. Рязань, 1999. С. 32.
  5. Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV веков. Т. I. М., 1961. С. 356.
  6. Воронин Н.Н. Зодчество… С. 547. Примеч. 31.
  7. Там была поставлена чудотворная икона Знамения Божией Матери из слободки Быковки, где жили соборные сторожа. Икона написана в 1646 г. по видению жителя этой слободки, «расслабленного» Сергея Иевлева. Поставив икону в новопостроенной часовне на месте существовавшей в древности Воздвиженской церкви, больной исцелился. В 1652 г. икона была перенесена в Успенский собор и поставлена в местный ряд иконостаса. Все эти обстоятельства, а также чудеса от иконы изложены в рукописном «Сказании о чудотворной иконе Знамения Пресвятыя Богородицы», хранившемся в соборе и составленном одновременно с открытием мощей князя Георгия Всеволодовича, в котором  деятельное участие принимал патриарх Иосиф. – Доброхотов В.И. Памятники древности во Владимире Кляземском. М., 1849. С. 19-20, 76-77; Сиренов А.В. Сказание о владимирской иконе Знамения // Историография и источниковедение отечественной истории. СПб., 2002. С. 35-40. Интересно, что ни одна из трех описей не называет ни Благовещенского, ни Знаменского придела, а икона Знамения Богородицы «в чудесех» во всех трех описях указана в иконостасе по правую сторону царских дверей, в местном ряду. В 1693 и 1695 гг. она находилась после икон: Всемилостивый Спас, Успение, Троица, Максимовская Богоматерь, Архангел Михаил, Усекновение главы Иоанна Предтечи,  Георгий Всеволодич, Воздвиженье  креста, Спас Нерукотворный (л. 3-4; л. 45 об.-46 об.); в 1708 г. после икон: Спас на престоле, Успение, Предста Царица, Петр и Павел (л. 3 об.-4).
  8. Нарбеков Г.Ф. Владимирский Успенский кафедральный собор // ВЕВ. 1965. № 4. С. 236-127.
  9. Виноградов А.И. История…С. 54-55; Доброхотов В.И. Памятники древности…С. 20. По мнению Виноградова, до этого времени сохранялись прясла Андреевского храма с порталами в главном поперечном нефе; разобраны они были только в 1708 г., а камень от них положен в основание юго-западного контрфорса.
  10.  Виноградов А.И. История кафедрального Успенского собора в губ. городе Владимире. Владимир, 1905. С. 86, примечание.
  11.  ГАВО. Ф. 593. Оп. 1. Д. 43. Л. 52.
  12.  ГАВО. Ф. 593. Оп. 1. Д. 46. В коллекции ВСМЗ  хранится несколько десятков фрагментов старых крестов Дмитриевского и Успенского соборов.
  13.  Виноградов А.И. История… Владимир, 1905. С. 57.
  14.  Тимофеева Т.П. Придел Пантелеймона в Успенском соборе г. Владимира // Материалы областной краеведческой конференции 2006 г. Владимир, 2007. С.

15. «Особый колоколец при церкви, коим дают знак звонарю, когда благовестить и звонить, когда перестать» - Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля. Том 4. СПб.-М., 1882. С. 680.

16. В-5636/462. Л. 129, 153, 154.

17. ДАИ. IX. С. 220.

18. Более подробно об этом см.: Тимофеева Т.П. Придел Пантелеймона в Успенском соборе г. Владимира.

19. Более подробно см.: Тимофеева Т.П.  Реликварий  святого благоверного великого князя Георгия Всеволодовича в Успенском соборе г. Владимире (XVII-начало XX в.) // Материалы областной краеведческой конференции 2005 г. Владимир, 2006. С. 105-114; она же. Три клейма с гробницы владимирского князя Георгия Всеволодовича (в печати).

20. Виноградов А.И. История…1905. С. 21. Примечание 1.

21. Виноградов А.И. История кафедрального Успенского собора в губ. городе Владимире. Владимир, 1905. Приложения. Л. 83.

22. Доброхотов В.И. Памятники древности во Владимире. М., 1849. С. 92; Виноградов А.И. История кафедрального Успенского собора в губ. гор. Владимире. Приложения. Владимир, 1905. С. 82; Опись церковного имущества Владимирского кафедрального Успенского собора // ГАВО. Ф. 593. Оп. 1. Д .41. Л. 106. На описи по поводу «нарамника» приписка: «Взят в музей в августе 1919 г.».

23. Даркевич В.П. Романская церковная утварь из Северо-Восточной Руси // Культура древней Руси. М., 1966.С. 61-70.

24. Kahsnitz R. Armillae aus dem Umkreis Friedrich Barbarossa // Anzeiger des Germanischen Nationalmuseums. Nurnberg. 1979.

25. Worn D. Armillae aus dem Umkreis Friedrich Barbarossa – Naplecniki Andrej Bogoijubskijs // Jarbucher fur Geschichte Osteuropas. NF. Munchen; Wiesbaden. 1980. Bd. 28. (Статьи немецких авторов указаны М.Е. Родиной). По сведениям В.П. Даркевича, пластина с Воскресением находилась во Владимирском музее до 1924 г., затем попала в Эрмитаж, в настоящее время хранится в Лувре. (Действительно, в отчете музея за 1923/24 год указан «наплечник (нарамник) великокняжеский – медный вызолоченный с эмалевым изображением Воскресения Христова – образец лиможской эмали XII-XIII вв.» - ГАВО. Ф. 1826 Оп. 1. Д. 11. Л. 97. В 1932 г. музей по запросу Комитета по заведованию учёными и учебными заведениями согласился передать его в Оружейную палату – ГАВО. Ф. 1826. Оп. 1. Д. 222. Л. 11-12). Вторая пластина оказалась в Румянцевском музее, позднее (1911 г.) в собрании М.П. Боткина. После революции была приобретена Эрмитажем, затем поступила в собрание барона фон Гирша в Базеле. - Даркевич В.П. Романская…С. 70. В 1978 г. выкуплена Германским национальным музеем в Нюрнберге. См. также: Родина М.Е. Наплечники Андрея Боголюбского. Из истории экспоната // Материалы исследований ВСМЗ. Сб. 10. Владимир, 2004. С. 83-89.

26. Виноградов А.И. Указ. соч. Приложения. С. 82. Ныне все три стрелы крепостного самострела находятся в экспозиции Золотых ворот ВСМЗ.

27. Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып. 7. М., 1980. С. 282-283; Энциклопедический словарь. Изд. Брокгауз и Эфрон. Том XVI . СПб., 1895. С. 102-103.

28. Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля. Том IV. СПб.-М., 1882. С. 400.

29. Векшей в Древней Руси назывался блок с «колесцами» для подъема груза на высоту. – Словарь русского языка XI-XVII вв. Выпуск 2. М., 1975. С. 56.

30. «Напарей, или напарье – большой бурав, лопатой или совком, с коловоротом, также в виде циркуля с ножкою для выкруживанья кругов и нарезки меток» - Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля. Том 2. СПб.-М., 1881. С. 447.

 

Список иллюстраций

  1. Собор на «чертеже» г. Владимира 1715 г.
  2. Собор по рисунку 1799 г. 
  3. Собор на рисунке Ф.Д. Дмитриева. Сер. XIX в.
  4. Собор накануне 1888 г. – Фоторепродукция с гравюры.
  5. Крест Успенского собора.
  6. Фрагмент креста.
  7. Колокольня по рисунку 1799 г.
  8.  План Успенского собора (по Ф.Г. Солнцеву)
  9.  Клеймо с гробницы Георгия Всеволодовича

10. «Тощая» свеча из Богородицкой церкви

11. Владимирская икона Божией Матери

12. Максимовская икона Божией Матери

  1.  Наплечник Андрея Боголюбского
  2.  Стрелы крепостного самострела

 

Список сокращений

ВЕВ – Владимирские епархиальные ведомости

ГАВО – Государственный архив Владимирской области

ДАИ – Дополнения к актам историческим

ПСРЛ – Полное собрание русских летописей

РГАДА – Российский государственный архив древних актов

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский