РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Тимофеева Т.П. Архитектурно-реставрационная история Успенского собора в XX  веке. В кн.: Материалы исследований ВСМЗ. Владимир, 2006. С. 87-95. Все права сохранены.

Электронная версия материала предоставлена библиотеке «РусАрх» автором. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2008 г.

 

 

Т.П. Тимофеева

Архитектурно-реставрационная история Успенского собора

в XX  веке

                                                          

            Реставрация 1888-1891 гг. надолго, вплоть до сего дня определила облик Успенского собора, и на протяжении XX столетия принципиальных изменений его не происходило.

В 1918 г., после выхода в свет Декрета "О свободе совести, церковных и религиозных обществ" и получения Владимирским губисполкомом специальной инструкции, Успенский собор перешел в ведение Главмузея Наркомпроса, однако богослужения в нем разрешались «в силу особого религиозного значения храма». Но церковная жизнь была нарушена, бытие собора изменилось. В 1919 г. состоялось вскрытие и освидетельствование  мощей, в 1920 были представлены в уездно-городской исполком "описи церковного соборного имущества и описи вещей, взятых из соборной ризницы на хранение во Владимирский исторический музей", подписано соглашение между верующими и местной властью на пользование собором и его имуществом.

В 1922 г. в Успенском соборе неоднократно работала комиссия Помгол по изъятию ценностей. Весной 1923 г. община оставила собор. Художественные ценности взял на учет Губмузей по акту 26 мая 1923 г. Храм находился в ведении музейного отдела и превратился в "собор-музей". Из-за нерегулярного отопления фрески его покрылись плесенью. Новая обновленческая община верующих, которая по договору от 26 июля 1923 г. была обязана производить весь необходимый ремонт и отопление собора, ни одного из указанных условий договора не выполнила. К апрелю 1924 г. у общины оставался Георгиевский придел, а собор был закрыт1.

В 1924 г. предполагался ремонт: "… засыпать образовавшуюся яму под водосточной трубой и сделать цементный сток воды, сменить сгнивший настил по ходам крыши, вставить выбитые стекла в соборе, заштукатурить оконные коробки в шейке купола, возобновить кровлю над входом в топку, отремонтировать отопление"2. 2 июля 1925 г. состоялся осмотр собора. Архитектор музейного отдела Главнауки Наркомпроса П.Д. Барановский, заведующий Губмузеем А.И. Иванов и сотрудник музея Х.В. Медведкин нашли, что "вследствие отсутствия вентиляции имеется большая сырость…, большой налет копоти, которая вместе с сыростью вредно отражается на сохранности фресок"3. В 1927 г. собор окончательно перешел к музею4. В 1928 г. предполагался ремонт здания, однако 5 мая Горкомхоз увез из собора весь предназначенный для ремонта белый камень5.

В следующие годы по зданию проводились только мелкие сезонные мероприятия. Так, в 1931 г. предполагалось "очистить осенью крыши Успенского и Дмитриевского собора после листопада, вставка стекол и промазка окон на зимнее время, ремонт форточек и заклепка их на зиму и другие мелкие работы по плотной закупорке здания с наступлением осеннего дождливого времени", устройство удобно открывающихся фрамуг6. В 1935 г. в Успенском соборе зафиксированы "в одном месте протеки крыши, ограда разбирается, разбирается музеем и калориферное отопление"7. Однако в 1939 г. комиссия по обследованию памятников архитектуры г. Владимира и Боголюбова констатировала: "В основном здание находится в удовлетворительном состоянии за исключением ряда дефектов, которые музей должен устранить"8.

В 1941 г., с началом войны, на хоры Успенского собора, а также в Золотые ворота музей поместил экспонаты и библиотеку из "белого здания", переданного фельдшерско-акушерской школе9. 23 октября 1941 г. был составлен акт "о снятии серебряной обкладки раки мощей Георгия Всеволодовича в б. Успенском соборе". Часть ценностей осталась в музее, остальное поступило в Госбанк и фонд обороны10. В 1943 г. вещи из Золотых ворот перевезли также в собор, а в 1944 г. в другое здание11.  Однако часть музейного имущества еще долго оставалась в соборе. Отчет музея за 1948 г. показывает старопечатные книги на хорах действующего Успенского собора12.

В 1941 г. состоялась покраска кровли и малых глав, в 1946 г. – покраска кровли, мелкий ремонт. В сводах западной галереи имелись протечки и разрушение штукатурки и живописи на стенах. Снаружи белый камень покрывали многослойные красочные набелы, значительно пострадала кровля, оконные переплеты. Но главной задачей признавалась необходимость устройства отопительно-вентиляционной системы13.

            В 1944 г. Успенский собор был возвращен Владимирской епархии по договору (первоначально на 5 лет). Договор предусматривал проведение за церковные средства ряда неотложных ремонтно-восстановительных работ, поскольку памятник пришел в аварийное состояние (илл. 1). 4 апреля 1944 г. настоятель собора священник Сергий Фестинатов (будущий архиепископ Онисим) и староста собора Воронин получили ключи и вместе с директором музея Е.И. Киселевой пришли в собор. Владыка Онисим вспоминает, как они, церковные люди, "были поражены необычайной загрязненностью пола, стен, алтарей, иконостаса... Было больно до слез видеть нашу общерусскую святыню в таком жалком состоянии и с разбитыми окнами". На собрании верующих архиепископ призвал "запущенный, обесчещенный и загрязненный" собор привести в достойное состояние. Вечером 7 апреля 1944 г., в день праздника Благовещения, состоялось освящение собора, и в нем возобновилась церковная жизнь. В 1944 г. с наступлением теплых дней стены собора были побелены, окрашена кровля и устроены водосточные трубы по углам. В ходе ремонта Успенского собора, Георгиевского придела и колокольни в 1944-1945 гг. церковь затратила почти 13 тыс. р. 14

В 1945 г. Успенский собор вместе с другими памятниками перешел из ведения музея к областному отделу по делам архитектуры15. В 1947 г. областной отдел архитектуры представил смету на приведение в порядок ограды собора, дорожек и лестниц за счет общины, в 1950 г. составил дефектную ведомость на производство капитального ремонта собора. В 1951 г. горсовет издал распоряжение о закрытии главного входа в собор со стороны улицы. Доступ в собор оказался возможным только по узкой и крутой лестнице. Проезда к нему не было, практически невозможно стало доставлять материал для реставрации. Несмотря на все трудности, епархия произвела на свои средства работы в течение трех с половиной лет, которые завершились в 1954 г. на праздник Троицы. 11 июня 1954 г. собор был освящен, и постоянные службы возобновились. Все затраты  составили 2 млн. 700 тыс. р., в том числе из Патриархии – 650 тыс. р. 16

Работы велись Владимирской реставрационной мастерской. За 1950 г. была расчищена позолота центрального купола и крестов на всех главах, окрашены масляной краской малые купола, расчищен белый камень всех барабанов, с последующим антисептированием известковым раствором. Заменены были старые оконные переплеты, с окраской их в белый цвет, а также старые ходовые доски и ступени на крыше собора, отремонтировано 54 кв. м железной кровли. В 1951 г. проводилось устройство каналов калориферного отопления с раскопом для этого древних полов. Состоялись также ремонтно-реставрационные работы по расчистке наружных стен и рельефов, замена изветшавшей штукатурки и укрепление арок, работы на колокольне и Георгиевском приделе. 

В 1952 г. была закончена расчистка наружных стен и рельефов с южной и восточной сторон с последующей слабой побелкой их, укреплены деформированные арки южного и северного нефов и свода под хорами в северном нефе, заменены некоторые разрушенные камни в юго-восточной стене собора, сделан наружный тоннель воздуховода калориферного отопления и заделаны воздушные каналы и шахты внутри собора (по проекту инженера Г.Г. Шеймина). В декабре 1952 г. были закончены все монтажные работы по отоплению и вентиляции собора. После приемки отопительно-вентиляционной системы и разрешения на ее использование, полученное от Научно-методического совета по охране памятников при президиуме АН СССР в январе 1953 г., собор стал отапливаться17. В 1954 г. новая отопительная система, устройством которой руководил А.В. Столетов, была принята специальной комиссией.

В процессе работ была установлена идентичность стен, пилонов, арок и сводов прочим белокаменным сооружениям той эпохи, в Андреевском храме обнаружены дубовые связи в плоскости пят главных арок и в плоскости пола хор. Связи частично сохранились на восточных пилонах.

Инженерно-укрепительные работы состояли в укреплении арок в галереях. В силу разной осадки стен, возведенных Всеволодом III и Андреем Боголюбским, арки деформировались в замках и пятах, стены галерей отклонились наружу. Еще при прошлых ремонтах, в начале XVIII в., часть старых деформированных арок была усилена кирпичными. Кирпичные арки были полностью разобраны, а древние белокаменные – отреставрированы и укреплены. Осевшие замковые части арок местами были подняты, а в разошедшиеся швы сделаны белокаменные вставки. Когда все камни восстанавливаемой арки были приведены в систему, но оставались еще на клиньях, опалубке и лесах, приступали к заливке их раствором. Для этого швы между камнями арок промывались водой, тщательно заделывались паклей на растворе и заливались сначала сложным известково-цементным раствором с песком, а через 2-3 часа – жидким цементно–известковым раствором под давлением двух атмосфер. Нагнетание жидкого раствора проводилось в 3-4 местах арки. Таким способом было проведено полное или частичное укрепление 8 арок и одного северного крестового свода под хорами. Руководил работами А.В. Столетов18.

В 1955 г. на средства церкви были позолочены кресты на всех главах. За выделением сусального золота община обращалась в министерство финансов19.

Следующий ремонт собора и всего соборного комплекса состоялся накануне празднования 850-летнего юбилея города, в 1957-1958 гг.: ремонт и золочение шпиля колокольни, капитальный ремонт и золочение средней главы, ремонт штукатурки фасадов, побелка фасадов, покраска кровли, завершение благоустройства охранной зоны. Работы велись на церковные средства.         Для позолоты средней главы Владимирская реставрационная мастерская составила технологию, взяв за образец позолоту шпиля. Работы вел позолотчик Владимирской реставрационной мастерской В.А. Леонов20. В 1958 г. собор, оставаясь богослужебным зданием, вошел в состав вновь образованного Владимиро-Суздальского музея-заповедника 21 (илл. 2).

            В 1964 г. во время реставрации живописи было установлено аварийное состояние пилястры на северной стене жертвенника. На северной пилястре, в верхнем ярусе обнаружилась вертикальная трещина с расхождением камней вверху на 8 см, в середине на 14 см, внизу на 18 см. Ниже фиксировались утраты выпавших блоков, заполненные когда-то кирпичом. Деформация затронула всю северную пилястру. Причина деформаций коренилась не в фундаменте, вскрытия которого в 1952 г. показали устойчивый грунт без грунтовых вод, а в характере кладки этой пилястры, выложенной в разное время: западная при Андрее, восточная при Всеволоде.

Необходимо было поставить вопрос о консервации пилястры в существующем виде, с сохранением облицовки, покрытой древней росписью. Автор проекта А.В. Столетов предлагал ввести железные прутки в отверстия, просверленные в кладке стены и пилястры, и залить их цементно-известковым раствором. 31 декабря 1964 г. свое заключение и рекомендации составил Н.П. Зворыкин. Суть их сводилась к укреплению пилястры без разрушения древней живописи. Это и было выполнено 22.

План работ и мероприятий на 1971 г. по ремонту, консервации, благоустройству территории и охране памятников истории и культуры Владимирской области предусматривал устройство лесов для работы по живописи, ремонт подзоров 23.          В 1972 г. была заказана и изготовлена реставраторами мебель для интерьера собора 24.

По плану научно-исследовательских и проектно-изыскательских работ ВСЭНРПМ (Владимирской реставрационной мастерской) на 1973 г. в Успенском соборе XII в. предполагались следующие мероприятия: разработка предложений по нормализации температурно-влажностного режима, разработка методики очистки белого камня, отопление Георгиевского придела 25.  По плану на 1975 г. предусматривались обмеры собора, устройство отопления, вентиляции и электроснабжения 26.   

            Наиболее значительные наружные работы проводились в 1975-1983 гг. - прежде всего, ремонтно-консервационные работы на белокаменных фасадах, под наблюдением начальника научно-исследовательского отдела ВСЭНРПМ А.И. Скворцова (илл. 3). По сравнению с другими белокаменными постройками, Успенский собор находится в лучших условиях: у него хорошая кровля, постоянное отопление и однородная эксплуатация, отсутствие перестроек, местоположение на самой высокой отметке рельефа.

            Накануне реставрации стены Успенского собора - как гладкие камни, так и рельефные - покрывал сплошной слой известковых набелов. Незначительные утраты известкового слоя в виде шелушения и отслаивания наблюдались преимущественно в местах высолов. Мучнистое разрушение камня также было незначительным, в основном, на небольших участках в тимпанах арок всех фасадов и в цокольной части апсид. В худшем состоянии находился камень северного фасада. Здесь мучнистому разрушению подверглись также камни с рельефными масками.

Трещин, сколов и выбоин в камнях фиксировалось немного. Утраты связующего раствора в швах, фрагментарные утраты камня и рельефов в 1950-е гг. были заделаны цементом. Колонии мхов и лишайников, окрашенные в зеленые и черные цвета, наблюдались в углублениях между полукружиями апсид и в их цокольной части. Покрасок на поверхности камня не оказалось. Поздние заделки и вставки из серого цемента активно выделялись на плоскости стен.

            Методика консервационных работ составлялась на основе методики, апробированной на Дмитриевском соборе и церкви Покрова на Нерли. Сначала производилась расчистка многочисленных застарелых слоев побелки с отмочкой и увлажнением. Затем набелы счищались вручную острыми металлическими скребками, какие применялись на Дмитриевском соборе. После очистки камня от всех наслоений поверхность, включая аркатурно-колончатый пояс, тщательно промывалась водой щетками из щетины. В наиболее загрязненных местах применялось мыло "Детское" или "Банное", а в местах с налетами водорослей – моющее средство ОП-7, ОП-10.

Особое внимание и осторожность обращались на промывку и расчистку рельефов. В местах мучнистого разрушения прочно держащиеся цементные подмазки не удалялись. Камень, поврежденный мучнистым разрушением на участках засоления, промывался до здоровой основы, а затем промазывался цемянкой. После удаления всех наслоений и промывки утраты восстанавливались, выкрошенные швы заделывались. Крупные утраты восстанавливались вставками из однородного камня, мелкие в несколько приемов заделывались цемяночным раствором (гашеная известь, просеянная белокаменная крошка, водная эмульсия ПВА и вода). Последний этап – консервация: после очистки и промывки поверхность стен промывается специально приготовленной известковой водой и просушивается 2-3 недели, затем обрабатывается гидрофобизатором. В процессе практической реставрации отступлений от методики не было.

В 1975 г. началась также перестилка полов, перекрытие кровли, установка новых оконных рам. В процессе работ были выполнены исследования уровня и материала полов различных периодов. Вскрытия проводились в очень ограниченных размерах только в связи с ремонтом подпольных воздуховодов. По наиболее ранним полам никаких новых материалов не обнаружилось. Пол собора представлял собой металлические и белокаменные плиты, уложенные на песчаное основание. Оно просело, что привело к деформации пола. Реставраторы перебрали плиты пола и одновременно заменили песчаное основание. Отлиты были новые чугунные плиты 68х68 см с рисунком, по образцу прежних, уложены на известковый раствор и окрашены графитом, швы зачеканены раствором. В алтарях утраты белокаменного пола также были восполнены; пол отшлифован.                      

Кровли собора до реставрации были из черного окрашенного железа. Состояние покрытия оказалось неудовлетворительным, кровли во многих местах изветшали и протекли. Объемы покрыли заново листовой медью по сплошной обрешетке, с выносом 18 см. К торцу обрешетки в XIX в. были прикреплены резные подзоры, позолоченные снаружи. Подзоры имели значительные утраты и искажения в прорисовке композиций. Композиции уточнялись по чертежам Карабутова и выполнялись из листовой меди по шаблонам. Между закомарами поставили белокаменные водометы, обшитые железом (илл. 4). Кровли постаментов всех барабанов также покрыли листовой медью, причем обрешетку пришлось частично заменить новым материалом. По наружной части барабаны имели обвязку стальными полосами. Полоса лопнула и разошлась по шву на юго-восточном барабане. Пояс был сварен внакладку полосовым железом.

Главы            покрывались позолотой, малые барабаны предполагалось золотить по старой кровле после вычинки. Однако пришлось полностью заменить кровли на всех барабанах: перекрыть листовой медью в шашку. При разборке кровли на северо-западной главе на оборотной стороне покрытия обнаружилась надпись масляной краской: "Сделаны главы и другие возобновления 1890 года. Инженер Карабут…" Стропильная система – сплошная обрешетка по журавцам - оказалась сильно разрушена. Утраты пришлось заменить новым материалом. Часть деревянных рам внутри и снаружи оконных проемов также частично была заменена новым материалом, окрашена серой краской и застеклена армированным 4-миллиметровым стеклом.

            Тогда же было сделано в соборе воздушное отопление, совмещенное с кондиционированием воздуха. Были исправлены старые каналы и заново смонтированы из шлакоблочных плит приставные вертикальные каналы с деревянными жалюзийными решетками в двух уровнях 27. Вентиляционное оборудование размещалось в отдельно стоящем здании совместно с котельной. Подогретый воздух в собор поступал по вновь устроенным кирпичным подпольным и приставным каналам. Частично использовались каналы ранее существующей системы калориферного отопления 28.

Электроснабжение было устроено от вновь установленной подстанции. Успенский собор – потребитель II категории, поэтому электроснабжение осуществлено по двум кабельным линиям, сдвоенным кабелем. Выполнено было также защитное устройство от прямых ударов молнии, состоящее из молниеприемника, медных токоотводов и контура заземления. В качестве молниеприемников на соборе использованы металлические кресты глав. От крестов к контуру заземления проложено по одному токоотводу. Молниезащита собора выполнена с отступлением от проектного решения. Сделано было также архитектурное наружное освещение собора на основании экспериментального проекта Московского архитектурного института и рабочих чертежей "Владимиргражданпроекта" 29. В 1982 г. ремонтно-реставрационные работы приняты рабочей комиссией с оценкой "хорошо".

В результате общих усилий всех заинтересованных государственных и церковных учреждений Успенский собор в XX веке удалось сохранить как крупнейший музейно-культурный памятник и одновременно - действующий кафедральный храм.

 

                                               Примечания

 

1.       Тимофеева Т.П. "Лежит в развалинах Твой храм…" Владимир, 1999. С. 10-13.

2.       ГАВО (Государственный архив Владимирской области). Ф. Р-24. Оп. 1. Д. 1051. Л. 346.

3.       ГАВО. Ф. Р-1826. Оп. 1. Д. 38. Л. 130.

4.       Тимофеева Т.П. Указ. соч. С.16.

5.       ГАВО. Ф. Р-1826. Оп. 1. Д. 160. Л. 52.

6.       ГАВО. Ф. Р-1826. Оп. 1. Д. 217. Л. 82.

7.       ГАВО. Ф. Р-1826. Оп. 2. Д. 1. Л. 111.

8.       ГАВО. Ф. Р-1826. Оп. 2. Д. 9.  Л. 15-17.

9.       Научный архив ВСМЗ. Д. 209.

10.    Научный архив ВСМЗ. Документы по фондам ВСМЗ. Б/н. Акт опубликован: Тимофеева Т.П. Реликварий святого князя Георгия Всеволодовича в Успенском соборе г. Владимира // Материалы областной краеведческой конференции. 16 апреля 2005. Владимир, 2006.

11.    Научный архив ВСМЗ. Д. 209; Тимофеева Т.П. Владимирский музей в 1940-1958 гг. Тезисы. // Материалы исследований ВСМЗ. Владимир, 1998. С. 8.

12.    ГАВО. Ф. Р-1826. Оп. 2. Д. 36. Л. 11.

13.    ГАВО. Ф. Р-8. Оп. 1. Д. 62. Л. 9.

14.    Минин С.Н. "…Дороже всех сокровищ земных". Из новейшей истории Успенского кафедрального собора г. Владимира (1944-1955) //  Материалы областной краеведческой конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Н.Н. Воронина (19 апреля 2004 г.) Владимир, 2004. С. 147-148; он же. Очерки по истории Владимирской епархии. Владимир, 2004. С. 77-79.

15.    Научный архив ВСМЗ. Документы по фондам. Б/н. С. 110.

16.    Минин С.Н. "…Дороже всех сокровищ земных". С. 149; он же. Очерки…С. 79-81.

17.    Отчет по производству ремонтно-реставрационных работ в памятнике архитектуры "Успенский собор" за период 1950-1954 гг. // ГАВО. Ф. Р-8. Оп. 1. Д. 62.  Л. 12-18.

18.    Столетов А.В. Конструкции владимиро-суздальских белокаменных памятников и их укрепление // Памятники культуры. Вып. I. М., 1959. С. 212-215.

19.    Минин С.Н. "…Дороже всех сокровищ земных". С. 150.

20.    ГАВО. Ф. Р-3716. Оп. 1. Д. 19. Л. 16-17.

21.    Научный архив ВСМЗ. Д. 1380. Л. 5.

22.    Столетов А.В. Обследование и проект инженерного укрепления северной пилястры жертвенника Успенского собора в г. Владимире. 1966 г. // ГАВО. Ф. Р-8. Оп. 1. Д. 67. Л. 4-32.

23.    ГАВО. Ф. Р-3732. Оп. 2. Д. 371.  Л. 9.

24.    ГАВО. Ф. Р-3732. Оп. 2. Д. 422. Л. 46а, 47.

25.    ГАВО. Ф. Р-3732. Оп. 2. Д. 422. Л. 35.

26.    ГАВО. Ф. Р-3732. Оп. 2. Д. 497. Л. 2, 13.

27.    Отчет о ремонтно-реставрационных работах с 1975 по 1980 гг. // ГАВО. Ф. 8. Оп. 1. Д 73. Л. 26-45.

28.    Проект отопления, вентиляции, кондиционирования воздуха, электроосвещения и электроснабжения. Т. I. 1975 г. // ГАВО. Ф. Р-8. Оп. 1. Д. 68. Л. 6-7.

29.    Успенский собор XII в. Отчет о ремонтно-реставрационных работах за 1980-1981 годы. Книга 2 (архитектурно-строительная часть, воздушное отопление, электротехническая часть). Владимир, 1988. // Научный архив Госцентра по учету, использованию и реставрации памятников истории и культуры Владимирской области. ГЦ/121. Рест. шифр Вл-6. № 17734. Л. 6-7.

 

Список иллюстраций

1.      Успенский собор в 1944 г. [003]

2.      Успенский собор после ремонта 1958 г. [004, без колокольни]

3.      Реставрация белого камня. 1975 – 1980 гг. [005, с лесами]

4.      Подзоры, водомет. Детали чертежей. 1980-1981 гг. [006 любой и 008, правый]

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский