РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

  

Источник: Тимофеева Т.П. Ансамбль Успенского собора г. Владимира в XVII - начале XX в. Все права сохранены.

Электронная версия материала предоставлена библиотеке «РусАрх» автором. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2011 г.

 

 

Т.П. Тимофеева

Ансамбль Успенского собора г. Владимира в XVII - начале XX в.

 

С самого начала Успенский собор объединял в ансамбль несколько разных по облику и назначению зданий; чуть позже входил в единый комплекс детинца. С утратой этих древних пристроек и сооружений традиция ансамбля при соборе не исчезла окончательно1.

С конца XII в. к северо-западу от собора находились белокаменные ворота древнего детинца с надвратной церковью. Позже, вероятно, в XVII в., над церковью надстроили шатровую колокольню2 (илл. 1). Не следует ли шатровую колокольню на бывших воротах детинца, а также крыльца-паперти у трех порталов собора отнести к деятельности патриарха Иосифа, с которым связана канонизация князя Георгия в 1645 г.?3  

Интересные сведения о колокольне содержатся в трех описях Успенского собора: 1693, 1695 и 1708 гг.4 В соборной описи 1693 г. значится «колоколница каменная шатровая, на ней крест древянной, а глава обита немецким железом. На колоколнице благовестной болшой колокол, да средних и малых восмь колоколов. Да у церкви в шатре ясочной колоколчик» (л. 37 об.). В описи 1695 г. практически то же описание: «Колоколница каменная шатровая, на ней крест древянной и глава обиты немецким железом. На колоколнице благовестной болшой колокол, да средних и малых восмь колоколов, да у церкви в шатре ясашной колоколчик» (л. 78 об.).

В 1708 г., очевидно, после ремонта на средства стольника Племянникова, произошли изменения: «Колоколница каменная шатровая, на ней крест деревянной, глава обита немецким белым железом. На колоколнице благовесной болшой колокол во сто пуд да средних и малых пять колоколов. На колоколнице часы боевые с перечасием и с указным кругом (л. 28). На колоколне вновь прибыло пять колоколов: колокол вседневной сорок три пуда девять фунтов, колокол часовой тритцеть семь пуд, два колокола с торговой башни к часам: один одиннатцеть пуд, другой два пуда, колокол промена на церковную медь на пушкарском дворе полпуда. У церкви колоколчик ясашной» (л. 31-31 об).5

В 1708 г. вместо восьми колоколов на колокольне стало всего пять, зато появились башенные часы с циферблатом и колокольным боем (описи 1693 и 1695 гг. их не упоминают). Два из вновь прибывших колоколов были сняты с Торговой башни, где служили для боя часов. Еще один колокол был выменен на пушкарском дворе на медь. Упоминаемый «ясашный колокольчик» висел, очевидно, в притворе, может быть, в окне или проеме. С какой стороны – описи не уточняют.

В 1756 г. соборный ключарь позаботился о починке часов: «имеющиеся на соборной колокольне часы с еликовозможным своим старательством к починке приведем и в добропорядочное установление поставим и кому-либо водить прикажем»6. Просуществовали часы не слишком долго. В 1789 г. «изломанные» часы с соборной колокольни вновь отдавались в починку, были исправлены и «действовали порядочно». В феврале 1792 г. часы считались «от древности весьма ветхи и потому несправедливы и к починке впредь неспособны». Взамен предполагалось, если не удастся починить старые,  купить в Москве новые часы, но не на соборные деньги, а на средства граждан7. Очевидно, граждане новых часов не купили, поскольку на рисунках, сделанных в 1799 г. губернским архитектором И.П. Чистяковым для «Атласа Владимирской губернии», где видны западный и северный фасады колокольни, часы не изображены; очевидно, их уже не было8.

Часы на Торговой башне упоминаются в Описи города (т.е. крепости – Т.Т.) Владимира 1678 г. стольника Федора Григорьевича Орлова: «На Торговой башне часы железные ветхи. Колокол часовой, он же и вестовой, весу в нем десять пуд с полупудом. Два колокола перечасные», один из них в два пуда9. Именно эти два колокола – в десять с половиной пудов и двухпудовый - и попали на соборную колокольню к часам.

Под колокольней в XVIII в. хранилось артиллерийское оружие и припасы: стволы пищалей без лож, железные ядра разных калибров, порох, пушечные станки, колеса, оси, ржавое железо и проч.10, а в другой «каменной палатке» под колокольней - ветхих архивных дел «немалое число»11.

В 1806 г. шатер колокольни повредила молния. Со слов очевидцев событие развивалось следующим образом: «Протоиерей Певницкий с братиею представили, что сего апреля 20 дня во время вечернего благовестия от случившегося громового удара оного собора на колокольне шатер с южной стороны прошибен насквозь, и вышибенные кирпичи частию упали в то место, где повешены колокола, от чего производить благовест в большой колокол представляет опасность, по которому репорту резолюциею Его Преосвященства предписано: поврежденный шатер громовым ударом по непрочности его и по неспособности к починке, в рассуждении крайней опасности от падения его, разобрать немедленно. Колокола снять и повесить на столбах впредь до разсмотрения, а на построение новой колокольни сделать план, фасад и профиль и представить к разсмотрению… а о зделании плана, фаса и профиля посредством здешнего архитектора сообщить и сообщено в здешнее губернское правление. Апреля 24 дня 1806 года»12.

В 1810 г. построили новую колокольню, использовав белый камень от разобранного здания. Новую колокольню поставили не точно на прежнем месте, а несколько ближе к собору (илл. 2). Она представляет собой грандиозное, четырехъярусное со шпилем сооружение несколько эклектичного, неустоявшегося стиля. Автором проекта следует считать, вероятно, губернского архитектора Алексея Никитича Вершинского (1800 - 1811 гг.)13. Сквозь открытые стрельчатые арки нижнего яруса был виден северный фасад собора.

При владимирском архиерее Платоне Петрункевиче (1748 – 1757 гг.) вблизи собора в 1749 г. был построен летний деревянный дом14, разобранный в конце XVIII века (илл. 3). В 1763 г. дом представлял собой следующее строение: «При Успенском соборе для архиерея летний деревянный на каменном фундаменте дом; в нем крестовая церковь во имя св. Алексея митрополита Московского; 13 покоев, между ними двое сени, при них вокруг переходы; по правую сторону ледник, поверх него «галдарея», изба «ренжерейная», кухня и приспешня»… С трех сторон этот дом огорожен деревянным стоячим брусчатым переплетом. При этом летнем доме под горою к реке Клязьме в 200 саженях пред огорожен деревянным переплетом»15.

Между собором и колокольней в 1858 - 1862 гг. епархиальный архитектор Николай Андреевич Артлебен встроил теплую церковь во имя св. князя Георгия с малым приделом в честь св. Архистратига Михаила, закрыв для этого стрельчатые арки и пристроив апсиду в нижнем ярусе колокольни (илл. 4). Георгиевский же придел в южной галерее собора был упразднен и вскоре разобран16.  Новый Георгиевский придел имеет необычный для храма план, вытянутый не столько в продольном, сколько в поперечном направлении – так, как диктовало реальное пространство между  собором и колокольней. Особенность внешнего убранства кирпичного придела состоит в некоторой стилизации под  белокаменное зодчество XII века: аркатурно-колончатый пояс близкого к собору масштаба; узкие окна между колонок, расположенные – при общей небольшой высоте здания - в два яруса; перспективный портал; фасадные полуколонны, как бы делящие фасад на прясла; апсиды, также приближенные по конфигурации к соборным. Автор проекта  - известный исследователь и знаток белокаменного зодчества, член Императорского археологического общества. По его проекту перестраивался собор Рождественского монастыря; им же обнаружены были фундаменты галерей церкви Покрова на Нерли и парные резные плиты от их убранства, сделано множество других находок и написано немало работ о владимирских древностях.

Иконостас придельного храма также был создан по рисункам Н.А. Артлебена «в древнем вкусе». Справа от царских врат помещалась икона св. князя Георгия Всеволодовича, служившая прежде крышкой раки его мощей в самом соборе17. В 1930 – е гг. Георгиевская церковь использовалась как склад льна владимирской межрайонной конторой «Заготлён» и даже предполагалась под снос18, но все же уцелела.

В соборный ансамбль входила, по крайней мере, с XVIII в., кирпичная ограда19. К 1779 г. ограда обветшала, и был начат ее ремонт. Соборный протопоп Иоанн Федоров и ключарь, иерей Алексей Савин, заключили контракт с крестьянином села Сельца Иваном Дубовым, который подрядился «состоящую при том соборе вокруг каменную ограду докласть и привесть в совершенство, заливая известью каждой ряд, а ветхое все вокруг и в срединах до одного кирпича переменить и починить…». Интересно, что для ограды предполагалось взять не новый кирпич, а предварительно сломать «ветхое каменное строение, состоящее близ теплой трапезной церкви» в доме епископа Иеронима, т.е. в Рождественском монастыре.

В 1781 г. губернский архитектор Н.П. фон Берк и комендант Корзин освидетельствовали ограду и нашли много недоделок. Ограда представляла собой кирпичный цоколь высотой около полутора метров и шириной около метра; поверх цоколя были кирпичные побеленные столбы. С южной стороны ворота должны быть сделаны вновь, с западной стороны починены, между столбов предполагались «окаты». Однако ограда так и не была до конца отремонтирована и продолжала производить впечатление полуразрушенной и ветхой20.

В 1792 г. ограду предполагалось разобрать на кирпич для постройки часовни близ Торгового моста, вместо деревянной. Но, очевидно, ограду разобрали не всю или при постройке часовни обошлись вовсе без нее, так как в 1795 г. вновь ведется речь о продаже ее кирпича «для возобновления по желанию здешнего купечества обветшалых от древности Золотых врат». А «дабы собор без ограды не остался обнаженным», купечество должно было сделать небольшие каменные столбы с железными цепями «ко удержанию приезжающих и бродящего по валу скота». Но купечество отказалось от этого намерения, и ограда стояла еще несколько лет21.

В 1802 г. вновь встал вопрос о починке ветхой ограды. Кирпич «хорошей доброты» поставили владимирские купцы Гордеев, Антропов, Свешников и Бабушкин. В ноябре уже состоялся расчет с подрядчиком, крестьянином села Красное Александром Матвеевым. Архитектурную красоту ограды составили тесаные карнизы, колонные столбы, капители, базы, тумбы с карнизами, пилястры, круглые базы; «на передних воротах на франтонах и на столбах три главы каменные, четыре базы круглые, восемь базов прямых, четыре капители, два залепа. На воротах под подставами 12 камней. В следующем году были устроены «между столбами брусья и в них поставленные ганты, залитые в исподних гнездах смолою». Получилось сооружение весьма изящной и редкой для Владимира архитектуры22. Можно думать, что северная часть ограды подверглась какой-то перестройке после разрушения в 1806 г. старой колокольни и сооружения новой.

Очевидец так описывает ограду в 1849 г.: «Успенский собор окружен каменной оградой с решеткою, составленною из деревянных копий. Эта ограда устроена в 1802 г. вместо ветхой и простирается на 130 сажен. Внутри ее со стороны западной и южной сделаны двои широкие и высокие входы с деревянными дверями и два небольшие входа с северной стороны, примыкающие к самой колокольне, с обеих сторон ее»23. Вид ансамбля с этой оградой запечатлел акварельный рисунок Ф.Д. Дмитриева середины XIX в. (илл. 5).

Ограда простояла до 1865 г., когда была «возобновлена, а в 1873 г. между каменными ее столбами поставлены решетки». Теперь в ограде стало трое ворот, «из коих одни с северной стороны по правую руку колокольни, коими ходят богомольцы и проезжает  Высокопреосвященнейший на службу и по другим нуждам в собор; другие с северной стороны по левую руку колокольни, коими совершается обход вокруг собора в крестные ходы, третьи с западной стороны, против западного входа в собор. Во всех трех воротах двери железные решеткою». Несколько ранее появились еще некоторые дополнения: «С западной стороны в ограде, по обе стороны западных входных ворот, в 1871 г. устроены две небольшие двухэтажные каменные башни, крытые железом, из коих в верху одной из них, находящейся по правую сторону, помещается ключарь, а внизу башни и в другой, находящейся по левую сторону, помещается соборная сторожка. В 1893 г. в соборной ограде с юго-восточной стороны ее устроено еще жилье для сторожа»24.

Таким образом, на месте каменных западных ворот оказались две башни – помещение для ключаря и сторожка, а между ними - железные ворота25. А старые южные ворота стояли еще долго, хотя ими, судя по описанию, не пользовались. Именно южные ворота барочных форм – единственные, сохранившиеся от 1802 г. - видны на одной из фотографий, сделанных во время реставрации собора в 1888 – 1891 гг.26 (илл. 6).  После сооружения  в 1871 г. в западной ограде двух башен, между ними были устроены такие же, как решетка в ограде, ажурные металлические ворота (илл. 7). С северной стороны во время реставрации вместо одних проходных и одних проездных металлических ворот между столбами ограды по сторонам колокольни появилось двое проездных ворот, перенесенных дальше от стен колокольни (илл. 2). При этом крыльцо колокольни сузили, а по бокам соорудили парапеты, существующие по сей день27. В 1931 г. решетка ограды и ворот была снята и сдана в металлолом, а в 1936 г. разобраны каменные столбы и лестница с западной стороны28. Вероятно, тогда же не стало и каменных южных ворот 1802 г.

Собору принадлежала каменная часовня во имя Владимирской иконы Божией Матери, сооруженная в 1797 г. «коштом доброхотодателей»29 (илл. 8). Каменной постройке предшествовала деревянная, существовавшая еще в начале XVIII в. 30  В 1787 г. кафедральный протоиерей Иоанн Певницкий подал прошение «о построении вместо состоящих близ Торгового мосту принадлежащих к собору ветхих древянной часовни и при ней лавочки, в которой продаются свечи, вновь каменных…», и епископ Суздальский и Владимирский Виктор потребовал план и сведения о средствах. В 1791 г. план был «покорнейше представлен с таковым донесением, что оная часовня и лавочка строиться будут на отведенном землемером в стороне близ Торгового моста месте коштом доборохотодателей». Преосвященный Виктор дал на это благословение. В 1792 г. было получено разрешение генерал-губернатора Заборовского о строительстве каменной часовни по плану, на отведенном месте, с кордегардией на другой стороне31.

Существуют план и фасад некоей часовни и кордегардии с надписью «По сему плану и фасаду строить» и подписью «Заборовский»32 (илл. 9). Иван Александрович Заборовский был губернатором Владимирского и Костромского наместничества в 1787 – 1797 гг. Губернским архитектором в 1779 – 1787 гг. служил Николай Петрович фон Берк, затем должность временно исполнял архитекторский помощник Протас Иванович Козлов, а в 1792 – 1800 гг. губернским архитектором был Иван Петрович Чистяков. Можно думать, что кто-то из первых двоих составил проект часовни, утвержденный губернатором, а Чистяков построил ее либо наблюдал за строительством. Действительно, указ Владимирской духовной консистории от 1805 г. называет время строительства часовни: 1795 – 1797 гг. В указе названа и сумма – более тысячи рублей, затраченная на материалы, оштукатурение стен снаружи и внутри, покрытие кровли, золочение главы, изготовление железных дверей, решеток, оконниц и иконостаса, написания в иконостасе  образов,  роспись стен32 а.

От реального здания проект отличается небольшой деталью: на нем верх часовни представляет собой широкий и низкий барабан с крестом, а в действительности на этом барабане помещался еще один невысокий ярус. Кроме того, на проектном чертеже окон на барабане показано гораздо больше, чем было на самом деле. Находилась часовня в некотором отдалении от собора, на красной линии главной улицы, и к ней обращалась входом. Внутри часовни помещалась Владимирская икона Божией матери. В 1855 г. был предпринят ремонт часовни на средства соборного старосты купца Платонова: позолочены крест и глава, а внутри устроен «новый изящный иконостас с прекрасною вызолоченною резьбою, плафон расписан искусною рукою художника Гусева»33. В 1891 г. в часовне был устроен придельный храм во имя св. священномученика Антипия, «в память спасения жизни государя императора Николая II от угрожавшей ему опасности в Японии, в г. Отсу, тщанием бывшего соборного старосты Валентина Александровича Егорова на свои средства»34. Прежде, по крайней мере с XVII в., Антипиевский престол помещался на хорах собора, а в 1774 г. был упразднен.

В 1921 г. советская власть закрыла Владимирскую часовню (Антипиевскую церковь), несмотря на протесты верующих35. В 1924 г. ее начали приспосабливать под бакалейную лавку, для чего сломали купол и раскрыли часть крыши; на этом приспособление закончилось. 27 апреля 1925 г. комиссия при участии городского архитектора Я.Г. Ревякина засвидетельствовала: «В данное время часовня находится в полуразрушенном состоянии: крыши и штукатурка стен обветшали, фундамент опрел и обваливается. Благодаря значительной толщине стен, свода и крестообразного плана внутреннее помещение часовни крайне незначительно… и для торгового помещения будет очень мало, кроме того для его приспособления потребуется значительная сумма денег… Что касается исторического значения часовни, то таковому совсем нет места, т.к. построенная в 80-х гг. прошлого столетия в память спасения царской семьи…, она являет собой антигосударственное значение и постройка ее относится к типу современных… В виду вышеуказанного, комиссия полагает указанную часовню сломать, как не представляющую из себя как в техническом, так и в историческом отношении никакой ценности, материал употребить на ремонт коммунальных зданий, а место спланированное и разровненное пойдет на расширение плац-парадного места»36.

Тогда же в редакцию местной «Рабочей газеты» поступило такое письмо: «Город Святая Святых. Поехал по делам кружка в г. Владимир… Иду по городу, смотрю: здание и вывеска «Городской исполнительный комитет», а рядом с ним часовня и на ней большими буквами, больше чем на Исполкоме – «Пресвятая Богородица Спаси нас». И депутаты вот уже 7 лет выходят с крыльца и впиваются в часовню, которая стоит в десяти шагах от крыльца, и неужели им не надоело в 7 лет эта хотя бы вывеска «Пресвятая Богородица Спаси нас», не говоря уже о часовне. Губисполком, обрати на эти святыни внимание»37. В том же 1925 г. часовню разобрали.

В 1871 г. при соборе открылся странноприимный дом для бедных паломников, построенный по проекту 1870 г.38, на средства двух благотворительниц из купеческого сословия: Евдокии Мироновны Платоновой, сын которой долгое время был соборным старостой, и, по преимуществу, Феодосии Яковлевны Беляевой. Находился дом под соборной оградой, примыкая к ее цоколю с южной стороны, « но так, что даже и крышей своей не загородил величественного Собора. На его долю пришлась такая местность, что о устроен на ней ниже самой решетки ограды и придал только украшение Соборному храму, так что Собор остался весь как и был открытым». Часть этого одноэтажного каменного приюта занимало молитвенное отделение, где ежедневно совершалась лития, утренние и вечерние молитвы и непрерывно читалась Псалтирь. Эта палата сообщалась с двумя жилыми помещениями – мужским и женским. В доме были еще общая столовая, кухня и несколько кладовых. Освящение дома состоялось 23 октября39. В 1884 г. в доме был произведен капитальный ремонт40.

В 1888 г. попечительница Ф.Я. Беляева добилась благословения Владимирского архиерея Феогноста на расширение здания. 22 января проект «на распространение странноприимного при Успенском кафедральном соборе дома с молитвенным отделением при оном» был рассмотрен Строительным отделением Губернского правления, которое нашло, что в техническом отношении проект составлен правильно41. Проект «распространения» странноприимного дома и церкви при нем составил епархиальный архитектор Н.Д. Корицкий42. Проект церкви интересен тем, что фасады ее, решенные в стиле домонгольского зодчества, завершаются треугольными фронтонами43. Эти фронтоны словно иллюстрируют ученый спор, возникший с началом реставрации Успенского собора. Однако проект этой церкви осуществлен не был (илл. 10).

В июне 1888 г. строительство под наблюдением губернского инженера И.О. Карабутова началось, а в сентябре 1889 г. закончилось. «Новоустроенный странноприимный дом… примыкает к соборной ограде и обнимает ее с южной, а частию восточной и западной сторон, но не затесняет соборного храма, так как стоит ниже соборной площади.  В настоящем виде странноприимный дом представляет собою обширнейшее здание, очень прилично обустроенное снаружи и внутри. В нем, кроме кухни, столовой и некоторых других служб, находится десять отдельных, весьма просторных комнат. Между ними самое видное место, посредине странноприимного дома, занимает моленная комната, имеющая в длину 16 арш., а в ширину 10 арш. При входе в нее, прежде всего невольно привлекает внимание посетителя противоположная от входа стена, представляющая собою в малом виде иконостас:  она сплошь уставлена св. иконами. В средине ее стоит больших размеров крест с предстоящими, в блестящих сребропозлащенных ризах. Правее от креста – икона св. Сампсония странноприимца. Далее, в ту же сторону, особого устройства киот, весь из кипариса, называемый здесь «Голгофа», привезенный из св. града Иерусалима и освященный на Гробе Господнем; еще далее аналогий со св. крестом и Евангелием. Влево от большого креста – изображение Успения Божией Матери в виде плащаницы, из цельного кипариса, вывезенное также из св. земли. На этой же стене висят изображения двунадесятых праздников, прекрасного итальянского письма, в блестящих золоченых рамах. На стенам южной и северной висят величественные картины из жизни Св. Благ. Вел. Князей, Чудотворцов Владимирских. Среди моленной комнаты стоит довольно обширная витрина, заслуживающая особого внимания посетителя по множеству священноисторических предметов и редкостей, особенно много здесь предметов, вывезенных из св. земли. Здесь, в моленной, неугасимо горит огонь, привезенный от самого Гроба Господня Л.М. Соболевой. Другая комната, по правую сторону от моленной, имеет в длину 14, а в ширину 10 арш. и предназначена для мужчин. Она кругом уставлена двухъярусными нарами с отдельными внизу глухими ящиками. В переднем углу этой комнаты горит неугасимая лампада. Третья комната, по левую сторону от моленной, с таким же устройством, имеет в длину 16 арш., в ширину 10 арш. и предназначена для женщин. Две комнаты, довольно чистые и прилично меблированные, назначены для приезжающих с нарочитою целию поклониться Владимирской святыне. Одна комната предназначена для изготовления просфор, а остальные комнаты для попечительницы дома и живущих здесь девиц… Все комнаты обращены окнами на реку Клязьму, имеют выход в один общий теплый коридор и отапливаются 14-ю печами, из коих – две голландских, две русских, остальные – железные. Снаружи странноприимный дом имеет форму полукруга, а перед ним устроена широкая гладкая площадь, обнимающая собою весь дом»44.

Сампсониевскую церковь при странноприимном доме построили позже, по проекту 1909 г. владимирского архитектора Я.Г. Ревякина, выполненному в совершенно ином – «русском» стиле, на средства соборного старосты Н.Г. Лебедева45 (илл. 11, 12). Разобрана эта невысокая и простая, но по-своему интересная церковь после закрытия в 1918 г. странноприимного дома, а затем в 1923 г. Успенского собора (илл. 13, 14). Никаких изображений этой церкви, за исключением проектного чертежа, не известно. Вещи из Сампсониевского храма – «иконостас со всеми иконами в нем и в храме», оцененный в 100 рублей,  а также несколько более мелких и дешевых предметов - числятся в акте по оценке имущества Успенского собора от 23 мая 1923 г.46

 

Примечания

 

1.См.: Тимофеева Т.П. Историческая топография Владимирского детинца // Кремли России. Тезисы докладов всероссийской конференции. М., 1999. С. 48-50; Кремли России. Материалы и исследования. М., 2003.

2. Надвратная церковь Иоакима и Анны упразднена, по некоторым сведениям, в 1783 г. – см.: Мазур Л.Д. Русский город XIXVIII вв. Владимирская земля. М., 2006. С. 58. Примеч. 167, без указания источника этой даты. Эту дату указывает единственный источник: Н. Малицкий. Церковь Иоакима и Анны при Успенском кафедральном соборе // Из прошлого Владимирской епархии. Вып. II. Владимир, 1906. С. 17 – 18. Церковь была упразднена из-за давнего обветшания и отсутствия по этой причине службы, а на возобновление средств не находилось.

3. Н.Н. Воронин предполагал, что шатровые крыльца у трех порталов могли быть устроены в XVII в.  - Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XIIXV веков. Т. I. М., 1961.  С. 547. Примеч. 31.

4. РГАДА. Ф. 235. Оп. 3. Д. 53. Л. 1-43; там же. Л. 44-82 об.; там же. Ф. 237. Оп. 1. Д. 2764. Л. 3-31 об.; Тимофеева Т.П. Владимирский Успенский собор по описям XVII-XVIII веков // Материалы областной краеведческой конференции 2007 г. В печати.

5. «Особый колоколец при церкви, коим дают знак звонарю, когда благовестить и звонить, когда перестать» - Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля. Том 4. СПб.-М., 1882. С. 680.

6. ГАВО. Ф. 556. Оп. 1. Д. 125. Л. 3.

7. ВСМЗ. В-5636/462. Л. 129, 153, 154.

8. ГАВО. Ф. 418. Оп. 1. Д. 319. Л. 36-36 об. Рис. опубл.: Воронин Н.Н. Зодчество…С. 358, 447.

9. ДАИ. IX. С. 220.

10. ГАВО. Ф. 15. оп. 2. Д. 56. Л. 7 – 7 об.

11. ГАВО. Ф. 15. оп. 2. Д. 643. Л. 1.

12. ВСМЗ. В-5636/462. Л. 623.

13. Доброхотов В.И. Памятники древности во Владимире Кляземском. М., 1849. С. 104; Гусев В.В. К истории застройки древней части Владимира (XVIII-нач. XX вв.) 1970. Рукопись. // Научный архив ВСМЗ.

14. В «Книге входящих бумаг» Боголюбова монастыря упоминаются документы за 1749 г.: «О высылке плотников на строящийся при соборе дом» и «О высылке подвод для возки леса к строящемуся при кафедральном соборе Архиерейскому деревянному дому» - ГАВО. Ф. 567. Оп. 1. Д. 1. Л. 20 об.

15. Добронравов В. Владимирский Рождественский монастырь в 1763 г. // ВЕВ. 1899. № 19; Выкопировка местности Успенского собора с архиерейским домом из плана 1769 г. // Собрание ВСМЗ. В-4118.

16. Виноградов А.И. История кафедрального Успенского собора в губ. гор. Владимире. Владимир, 1905. С. 74, 77.

17. ВГВ. 1862. № 43.

18. Тимофеева Т.П. «Лежит в развалинах Твой храм…». Владимир, 1999. С. 20 – 21.

19. Тимофеева Т.П. К истории ограды Успенского собора в г. Владимире // Материалы исследований ВСМЗ. Владимир. 1996. С. 17-21.

20. ГАВО. Ф. 15. Оп. 2. Д. 1122. Л.1 об. - 8.

21. ВСМЗ. В-5636/462. Л. 151 об, 235, 308.

22. ВСМЗ. В-5636/462. Л. 655, 661, 665, 666, 668.

23. Доброхотов В.И. Указ. соч. С. 101.

24. ГАВО. Ф. 593. Оп. 1. Д. 41. Л. 59 – 60.

25. ВСМЗ. Фото В.Г. Кукушкина. 1876 – 1884 гг. В-1332/6 // Тимофеева Т.П., Маркова Т.Е. Город Владимир конца XIX – первой половины XX в. в фотографиях и почтовых открытках из собрания музея. Успенский собор XII в. Каталог. Владимир, 2004. С. 12 - 13.

26. ВСМЗ. Фото Мелехова Я.Я. 1888 г. В-12334/19-1 // Тимофеева Т.П., Маркова Т.Е. Указ. соч. С. 44.

27. ВСМЗ. Открытка. В-10516 // Тимофеева Т.П., Маркова Т.Е.Указ. соч. С. 118.

28. ГАВО. Ф. Р-1826. Оп. 1. Д. 217. Л. 93.

29. В литературе упоминается каменная соборная часовня, устроенная в 1776 г. при епископе Иерониме – Виноградов А.И. История кафедрального Успенского собора в губ. гор. Владимире. Владимир, 1905. С. 66.

30. Часовня изображена на «чертеже» г. Владимира 1715 г. – см.: Воронин Н.Н. Социальная топография Владимира XIIXIII вв. и «чертеж» 1715 г. // СА. VIII. М. - Л., 1946. С. 150 – 151.

31. ВСМЗ. В-5636/462. Л. 148 – 151 об., 158, 160 – 161.

32. ГНИМА им. Щусева. № Р – 1. 420.

32 а.  Малицкий Н.В.  Постройка каменной часовни при Владимирском Успенском соборе // Из прошлого Владимирской епархии. Вып. II. Владимир, 1906. С. 140 -141.

33. ВГВ. 1855. № 4. «Г. Гусев воспитанник Санкт-Петербургской императорской Академии Художеств, наш владимирский уроженец, из села Боголюбова, провел здесь вакационные дни и все это время посвятил на художественные занятия. Кроме плафона во Владимирской часовне, он прекрасно возобновил повредившуюся местами стенопись в Дмитриевском соборе и расписал стены в холодной церкви упраздненного Богородицкого монастыря. Здесь особенно замечательно по художественности изображение вверху на своде коронования Божией Матери. Кроме этих работ, весьма выгодно выказывает художественный талант г. Гусева большая историческая картина его кисти, изображающая целомудренную Сусанну пред судиями, как можно полагать, копия с картины французского живописца Ванлоо, находящейся в Эрмитаже. Картина г. Гусева находится ныне во Владимире у любителя исторической живописи Ивана Ильича Барсова» - там же.

34. ГАВО. Ф. 593. Оп. 1. Д. 41. Л. 162.

35. ГАВО. Ф. Р-445. Оп. 1. Д. 253. Л. 8, 21.

36. ГАВО. Ф. Р-26. Оп. 1. Д. 488. Л. 1.

37. ГАВО. Ф. Р-24. Оп. 1. Д. 587. Л. 288. 

38. ГАВО. Ф. 40. Оп. 1. Д. 17441. Л. 5, 9, 17 (чертеж).

39. Виноградов А.И. Указ. соч. С. 81; он же. Странноприимный дом при Владимирском кафедральном Успенском соборе и первоначальная основательница его. Владимир, 1882. С. 3; Уваров И. Странноприимный дом при Владимирском кафедральном соборе, и первые его устроительницы // ВЕВ. 1896. № 5. С. 152, 155 – 156; он же. Странноприимный дом при Владимирском кафедральном Успенском соборе и первоначальная основательница его. Владимир, 1882. С. 3-5.

40. Владимирский странноприимный дом при кафедральном Успенском соборе за 1884 г. Владимир, 1885. С.1.

41. ГАВО. Ф. 40. Оп. 1. Д. 18206. Л. 89.

42. ГАВО. Ф. 40. Оп. 1. Д. 18168. Л. 2 - 3.

43. ВСМЗ. Инв. № В-12339; ГАВО. Ф.40. Оп.1. Д.18168. Л.1-3; Петрова Е.П. Документы по истории Успенского, Дмитриевского и Георгиевского соборов в собрании музея-заповедника // Материалы исследований ВСМЗ. Владимир, 2003. С. 167.

44. Уваров И. Странноприимный дом при Владимирском кафедральном соборе, и первые его устроительницы // ВЕВ. 1896. № 6. С. 176 – 179.

45. ГАВО. Ф. 40. Оп. 1. Д. 20947. Л. 1 – 3 (чертеж); Ф. 40. Оп. 1. Д. 20861. Л. 294.

46. ГАВО. Ф. Р-1826. Оп. 1. Д. 3. Л. 22 - 22 об.

 

Иллюстрации

  1. Колокольня на воротах древнего детинца.
  2. Колокольня 1810 г.
  3. План Успенского собора с летним Архиерейским домом (под № 2). 1769г.
  4. Георгиевский придел 1862 г.  (склад конторы «Заготлен»). 1932 г.
  5. Ограда 1802 – 1849 гг. Рис. Ф.Д. Дмитриева. Середина XIX в.
  6. Фрагмент южных ворот 1802 г. Фото Я.Я. Мелехова. 1888 г.
  7. Две башни 1871 г. в западной ограде - помещения ключаря и сторожа. Фото В.Г. Кукушкина. Около 1880 г.
  8. Владимирская часовня. Фото В.В. Иодко. Начало XX в.
  9. Владимирская часовня и кордегардия. Проект.
  10. Странноприимный дом. Проект Н.Д. Корицкого. 1888 г.
  11.  План соборного ансамбля с предполагаемой церковью странноприимного дома. Проект Я.Г. Ревякина. 1909 г.
  12. Сампсониевская церковь. Проект Я.Г. Ревякина. 1909 г.
  13.  Успенский собор. 1920-е гг.
  14.  Фрагмент ограды. 1926 – 1929 гг.

 

Список сокращений

ВГВ – Владимирские губернские ведомости

ВЕВ – Владимирские епархиальные ведомости

ВСМЗ – Государственный Владимиро-Суздальский музей-заповедник

ГАВО – Государственный архив Владимирской области

ГНИМА им. Щусева – Государственный научно-исследовательский музей архитектуры им. Щусева

ДАИ – Дополнения к актам историческим

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский