РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

  

Источник: Тимофеева Т.П. Шатровое зодчество города Владимира  (XVIXVIII вв.) Все права сохранены.

Электронная версия материала предоставлена библиотеке «РусАрх» автором. Все права сохранены.

По техническим причинам не удалось воспроизвести иллюстрации оригинала.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2017 г.

  

Т.П. Тимофеева

ШАТРОВОЕ ЗОДЧЕСТВО ГОРОДА ВЛАДИМИРА  (XVIXVIII ВВ.)

 

            В настоящее время во Владимире сохранилось всего несколько шатровых памятников – это колокольни XVII-XVIII вв. Однако в прошлом каменных шатровых зданий, и не только колоколен, было значительно больше. Если же к ним добавить шатры деревянных храмов и колоколен, а также башен городской крепости, то Владимир XVI-XVII вв. может оказаться городом по преимуществу шатровой архитектуры.

Каменных церквей с шатровыми завершениями во Владимире известно три. Белокаменная Георгиевская церковь XII в. до перестройки 1784 г. после пожара 1778 г. «…имела три шатровых верха, в коих два малые были над алтарём, а третий большой и высокий над серединою храма. По мнению архитектора Н.А. Артлебена, эти шатровые верхи указывают на переделку Георгиевской церкви в XVI или первой половине XVII в.»1. С тремя шатрами изображает её рукописный «чертёж» г. Владимира 1715 г.2 (рис. 1).

Две каменные церкви с шатровыми завершениями существовали в Рождественском монастыре. В северной линии ограды, над святыми воротами находилась надвратная церковь во имя св. Александра Невского. Время её построения точно неизвестно. К.Н. Тихонравов считал, что она построена в 1607 г., т. к. Вкладная книга монастыря упоминает о разных вкладах митрополита Ростовского и Ярославского Ионы «в лето 7115 и выные годы», в том числе об устройстве им каменной церкви на вратах за 250 рублей, не называя посвящения церкви3. Однако есть основание считать, что надвратная церковь во имя св. Александра Невского построена несколько раньше.  В 1595 г. св. Александру Невскому был посвящён придельный храм в г. Казани4. В 1591 г. в Рождественском монастыре Иона Думин1585 г. - архимандрит Рождественского монастыря, с 1589 г. - архиепископ Вологодский и Великопермский, в 1603-1604 гг. - митрополит Ростовский  и Ярославский),  по благословению патриарха Иова создал редакцию Жития Александра Невского5, в 1594 г. вложенную им в этот монастырь6. Естественно предположить, что в монастыре, где покоились мощи и составлялось первоначальное Житие А. Невского и его новая редакция, храм во имя этого святого должен быть построен раньше, чем где бы то ни было, т.е. в конце XVI в., до 1595 г.7

В 1701 г. о церкви сказано: «На святых вратах церковь каменная, святого благоверного великого князя Александра Невского владимирского чудотворца, на главе крест деревянный, опаян железом белым, глава и шатер покрыты чешуею деревянною»8. Вероятно, шатёр венчал эту церковь изначально. Тихонравов ошибочно считал, что Александро-Невскую церковь в 1711 г. со святых врат перевели в собор, устроив в южной пристройке придел9. Однако в 1763 и в 1785 гг. Александро-Невская церковь над святыми вратами ещё существует10, а в 1797 г. упоминается как упразднённая (очевидно, после 1788г., в связи с переводом архиерея в Суздаль до 1799 г.)11.

В северной же линии ограды находилась шатровая трапезная церковь12. «Описная книга Владимирского кремля-города» 1626 г. упоминает «монастырь Рождествен, церковь трапеза каменная»13. Во Вкладной книге есть запись без даты: «По иноке Алексее построена во святой обители трапеза каменная большая со службами»14. «Каменные  паперти с полатками что у трапезы», на которые дал 100 рублей в 1678 г. архимандрит Викентий15, возможно, следует понимать не как перестройку галерей собора, а как расширение трапезной церкви. Называлась она Троицкой: Переписная книга 1701 г. упоминает «трапезу каменную, в ней церковь пресвятые Троицы, на церкве шатёр каменный. У той же трапезы две палаты каменные, служня и хлебодарня, две палаты кладовые»16. Эту церковь с шатровым верхом показывает «чертёж» 1715 г.17 (рис. 2). Т.о., трапезную палату с шатровой церковью следует отнести к началу или первой четверти XVII в.

В 1763 г. трапезная церковь называлась уже Христорождественской18. Когда и по какому случаю произошло переосвящение – неизвестно. Причиной мог послужить пожар 1761 г., когда погорели церкви, кладовые палаты и прочие строения, и последовавшее «возобновление»19. Впоследствии церковь, очевидно, вновь перестраивалась, настолько, что это дало основание считать её построенной заново: «церковь Рождества Христова… построенная в 1791 году»20. Трапезная церковь называлась ещё Крестовой. В 1800 г. шатра уже не было (видимо, после ремонта 1761 или 1791 гг.), вместо него «глава чешуйчатая деревянная, выкрашенная краскою, крест железный, сия глава переделана в 1801 г. в месяце августе»21. В 1854 г., незадолго до того, как церковь была разобрана, упоминается «фонарь», под главою которого изображены святые, т.е. купол с росписью внутри22. 

К юго-западу от собора находилась каменная трёхъярусная колокольня в виде восьмигранной башни с шатром (рис. 3). Строили её, согласно Вкладной книге, владимирские посадские люди Василий Обросимов сын Хмылов и Симеон Иванов сын Пузов из собственного кирпича. Во Вкладной книге нет прямой даты построения колокольни, но содержится пространная запись под 7162 (1654) г. о пожертвовании этими лицами тканей, одежд и серебряного кубка. Затем следует отдельная запись без даты: «Онижь Василей и Симеон дали 125 рублев, к каменному делу, как колоколницу строили, да кирпичу 50 тысящОнижъ дали колокол, весом 42 пуда»23. В литературе колокольня связывается с Иоасафом - архимандритом монастыря в 1654-1656 гг.24; затем Иоасаф был архимандритом Троице-Сергиева монастыря; в 1667-1672 гг. - патриархом Московским и всея Руси Иоасафом II. Глава на колокольне, первоначально черепичная, в 1701 г. упоминается как покрытая белым железом25. На колокольне имелись боевые часы.

Судя по рисункам и фотографиям, колокольня отличалась грандиозными размерами и замечательным, роскошным декором. Высокий восьмигранный столп в нижнем ярусе акцентировали лопатки, переходящие в мощные пучки строенных колонн с карнизами и крупными кокошниками. Прясла прорезались большими окнами в глубоких прямоугольных и арочных нишах, с наличниками и массивными кокошниками. Рёбра шатра также подчеркивались лопатками. Можно не сомневаться, что колокольню украшали изразцы.

Шатровой была колокольня при Успенском соборе, надстроенная над воротами детинца с церковью Иоакима и Анны 1196 г. (рис. 4). На «чертеже» г. Владимира 1715 г. в нижнем ярусе колокольни видна арка древних ворот, описанная краеведом и журналистом XIX в. В.И. Доброхотовым: «В 30 саженях от собора, в западной стороне его, находились обширные квадратные врата из белого камня с пространною в средине аркою, над которыми находилась церковь во имя св. Иоакима и Анны… Впоследствии времени наложен был третий этаж для колоколов, оканчивавшийся конусом»26. Точное расстояние между собором и воротами детинца неизвестно, поскольку другие источники указывают ещё два варианта:  7 саженей к северо-западу от новой колокольни,  55 шагов27. К концу XVIII в. арку успели заложить.

На «чертеже» 1715 г. Успенская колокольня изображена неоправданно мелкой. Гравюра «Вид города Владимира от Москвы с приезда к северо-западу» по рисунку 1764 г., напротив, показывает её исключительно высокой и стройной28. На рисунках «Атласа Владимирской губернии» 1801 г.29 колокольня выглядит следующим образом. Вверху нижнего, воротного яруса располагалась галерея с арочными проёмами и простенками, устроенная, вероятно, одновременно с колокольней. Ниже галереи проходил пояс ширинок. Ярус звона, поставленный на небольшой куб церкви, представлял собой высокие арки с килевидными кокошниками. Арки обрамлял карниз в виде поребрика – кирпича, поставленного углом на ребро. Опирались они на строенные колонны. Завершение шатра имело сложную форму - нечто вроде зубчатой короны с расширяющимся кверху восьмигранником, который служил пьедесталом для луковичной главки на цилиндрической шейке. Кстати, подобной «короной» завершался деревянный шатёр Торговой башни городской крепости, находившейся поблизости. Шатёр колокольни прорезали два яруса окон-«слухов»; рёбра шатра акцентировались тягами.

            Шатёр был покрыт зелёной городчатой черепицей. Колокольню щедро украшали красные и поливные изразцы, обнаруженные раскопками. Среди печных и архитектурных изразцов встречались обломки четвертного карнизного вала с человеческими масками, чередующимися с растительным орнаментом30. Изразцы могли находиться в поясах ширинок ниже и выше галереи, а карнизный валик с масками - в простенках между арками галереи.

            Возможно, шатровую колокольню на бывших воротах детинца следует отнести к деятельности патриарха Иосифа (1642-1652 гг.). Этот шестой по счёту патриарх Московский и всея Руси был уроженцем города Владимира, а родным братом ему приходился протопоп Сергий, настоятель Успенского собора. С патриархом Иосифом связана канонизация в 1645 г. князя Георгия Всеволодовича, погребённого в Успенском соборе. Сведения о колокольне содержатся в трёх описях Успенского собора: 1693, 1695 и 1708 гг.31

      В 1806 г. шатёр колокольни повредила молния32. Решено было «повреждённый шатёр громовым ударом по непрочности его и по неспособности к починке, в рассуждении крайней опасности от падения его, разобрать немедленно» и «посредством здешнего архитектора» сделать «план, фас и профиль»33. По этому проекту в 1810 г. и была построена новая колокольня, но не точно на прежнем месте, а несколько ближе к собору. Соборные паперти в XVII в. также имели, как следует из описей, шатровые завершения. Паперти были перестроены во время ремонта 1725-1727 гг.34

Ещё одна шатровая колокольня находилась в Княгинином монастыре. Точная дата её неизвестна. В описи монастыря 1665 г.  значится: «Да по указу Великого Государя царя и великого князя Алексея Михайловича… в том же Успенском девиче монастыре при игуменье Таисии церковь теплая Иоанна Златоустаго починена каменною починкою и покрыта вновь тесом и колокольня каменная вновь сделана и покрыта белым железом, и на колокольне два колокола больших благовестных вновь поставлены, да на той же колокольне старых колоколов: благовестной колокол да шесть зазвонных и около того ж монастыря ограда сопреди от святых ворот до углов каменная стена и кругом монастыря древянная ограда построена после блаженныя памяти святейшего патриарха Иосифа ево патриаршею казною»35. В 1648 г. монастырский собор получил новую настенную роспись на средства патриарха Иосифа и дорогие вклады; тогда же его иждивением к юго-западному углу собора была пристроена колокольня, разобранная за ветхостью в 1792 г.36 О том, что колокольня шатровая, прямого указания в документах нет; однако вряд ли она могла быть иной в середине XVII в. Нижний ярус колокольни XVII в. сохранился и вошёл в состав паперти 1823 г.37

Шатровая колокольня существует при Богородицкой церкви 1644-1649 гг., построенной как приходская «тщанием и трудами» посадских людей: «владимирцев гостинной сотни Патрикея, Андрея, Григорья Денисовых детей Родионова с своими племянники да володимерцов посадских людей Василия Обросимова сына Хмылова Семиона Иванова сына Сомова в вечные блага»38. Колокольня одновременна церкви; примыкает с запада к её трапезе. На двухъярусный четверик поставлен восьмигранный ярус звона с открытыми килевидными арками и зелёными изразцами в основании, перекрытый восьмискатным шатром с поясом окон-слухов.

При церкви некоторое время существовал монастырь, упоминаемый в Переписной книге 1715 г.: «на посаде в женском Богородицком монастыре было 15 монахинь»39. Монастырь состоял, кроме Успенского храма, из целого ансамбля. По описи 1747-1749 гг., в монастыре имелись следующие здания: «Церковь Успения Пресвятыя Богородицы  с папертями крыта тесом, о пяти главах деревянных; при ней с трех сторон паперти, при них сходни три шатра каменных… Церковь трапезная каменная с папертью покрыта тесом; глава черепичная зеленая, в ней крест железный прорезной. Оная церковь во имя Богоявления Господня… У паперти шатер каменный крытый железом… При настоящей церкви (Успенской. - Т. Т.) с западной страны над папертью колокольня каменная шатровая с исподи крыта тесом, а сверху шатер крыт белым железом; на колокольне 8 колоколов… Святые ворота каменные с калиткою, на верх оных два шатра каменные ж, на них главы обиты черепицею муравленою зеленою, кресты деревянные опаены белым железом»40. Основание восьмигранного яруса звона украшали муравленые изразцы. Судя по обилию шатровых верхов – колокольня, паперти, святые ворота с двумя шатрами, - все монастырские здания построены в XVII в. Двухшатровые святые ворота можно представить подобными суздальским воротам Ризположенского монастыря. В конце XVIII - начале XIX в., при строительстве семинарских зданий, все эти строения, кроме главного храма, были разобраны41.

Неизвестно время строительства колокольни Георгиевской церкви (рис. 5). Она представляет собой гранёный столп, лишённый всякого декора, если не считать трёх миниатюрных окон, видимо, освещающих внутреннюю лестницу. Грани столпа разделены лопатками. Ярус звона образуют открытые килевидные арки. Восьмискатный шатёр невысокий, с двумя ярусами окон-слухов.

Исследователи относят колокольню ко второй половине XVIII в.: «Во второй половине XVIII в. к храму пристроили невысокую каменную колокольню, состоящую из восьмигранного столпа, выступающего над входом в трапезную…»42. По другой версии, «шатровая колокольня могла появиться в процессе возведения церкви, но могла быть построена и позже»43. Очевидно, имеется в виду строительство нового храма после пожара 1778 г.  В храмозданной грамоте 1784 г. и контракте на перестройку церкви ничего не говорится о перестройке колокольни44. Значит, она строилась не в это время, т.к. вряд ли при одновременном строительстве церкви и колокольни на последнюю была бы дана особая  грамота. Стилистически колокольню и храм 1784 г. ничто не связывает, в отличие от одновременно возводимых ансамблей.

Колокольня входит в состав трапезной церкви, которая построена взамен деревянной между 1761 и 1778 гг. В «Топографическом описании г. Владимира 1761 г.» трапезная церковь ещё деревянная, а в прошении о постройке новой Георгиевской церкви, поданном епископу Иерониму в 1783 г., упоминается тёплая каменная церковь. К тому же в каменной  постройке были обнаружены  обгоревшие связи45. Всё это заставляет думать, что здание возведено до пожара 1778 г.  Сведения о городе Владимире, составленные по требованию Межевой канцелярии около 1797 г., указывают примерно это же время: «Великомученика Георгия каменная об одном этаже… 2-я при ней тёплая об одном этаже Введения Пресвятой Богородицы каменная ж, построена по уничтожении того монастыря прихожанином московским купцом Герасимом Павловым сыном Ляпиным»46. Т. о.,  если связывать колокольню с трапезной церковью, то датировать её следует интервалом 1761-1778 гг.

Однако столп колокольни выглядит не слишком органично, неожиданно вырастая над кровлей трапезной; нижний ярус колокольни скрыт и совершенно не прочитывается в объёме. Это можно расценить как следствие перестройки, когда более раннюю колокольню включили в состав новой трапезной. Тогда возможно предположить, что колокольня появилась в XVII в., в монастырские времена - например, вместе с устройством трёх шатров на древнем храме. К сожалению, «чертёж» 1715 г. не показывает колоколен, кроме Успенской и Рождественской, а на единственном иконографическом источнике – гравюре по рисунку 1764 г. - ансамбль Георгиевской церкви изображён весьма загадочно: как группа из трёх разных шатровых объёмов47. (рис. 4). Трудно сказать, есть ли среди них колокольня либо все шатры следует отнести к самой церкви, т. к. неизвестно, сохранялись в это время на ней три шатра или их стало меньше. Т. о., вопрос датировки Георгиевской колокольни остаётся открытым.

В Спасо-Златовратском монастыре также была шатровая колокольня. Во второй половине XVII в. монастырь переживает некоторый подъём. В 1678 г. на средства посадского человека Симеона Ивановича Пузова вместо деревянной трапезной церкви строится каменная тёплая Никольская церковь, в 1684 г. на средства «мирских всяких чинов людей и на монастырскую казну» сооружаются святые ворота. Имелась ещё каменная «хлебня», а также деревянное строение: игуменская келья, 5 братских келий, хозяйственные постройки48. Можно предположить, что колокольня появилась одновременно с трапезной церковью, поскольку являлась её продолжением. Шатровую колокольню видно на гравюре по рисунку 1764 г.49 (рис. 6). После пожара 1778 г., когда древнюю церковь совершенно перестроили, колокольня «удержала древний характер – шатровый верх», упоминаемый как существующий в 1857 г.50 Вскоре ветхую шатровую колокольню заменили на новую – с невысоким шпилем, на том же месте, а, возможно, и на том же двухъярусном четверике с поясом изразцов.

Шатровой была и колокольня расположенной напротив, на другой стороне центральной улицы, Николо-Златовратской церкви (1690 г., разобрана в 1930 г.). Её тоже как будто видно - вторым планом - на гравюре по рисунку 1764 г.51 (рис. 4). Документальная дата построения, конечно, неизвестна. А вот время перестройки её выясняется из документов. В 1796 г. епископ Виктор по прошению священника и прихода дал храмозданную грамоту на перестройку ветхой колокольни, а также план и фасад «за подписанием бывшего правящего должность генерал-губернатора Ивана Александровича Заборовского», но работы почему-то не состоялись52. В 1806 г. священник с приходскими людьми пожелали «по конфирмованному плану в линию выстроенных обывательских каменных домов… выстроить вновь колокольну на собственной церковной и погостной земле», но их желание не осуществилось. В 1808 г. намерение построить новую колокольню возобновилось, и, несмотря на сопротивление владельца соседнего участка, видимо, всё же осуществилось (под руководством губернского архитектора А.Н. Вершинского)53.

Шатровый верх имели некоторое время Золотые ворота. В 1641 г. известный московский зодчий Антипа Константинов составил смету на починку Золотых ворот54, однако сами работы состоялись позже  – в 1691-1695гг. Церковной кровле была придана форма невысокого четырёхскатного шатра, что отразилось в изображении Золотых ворот на «чертеже» 1715 г.55  Такими оставались Золотые ворота ещё столетие, и такими запечатлела их гравюра по рисунку 1764 г. В 1799 г. губернский архитектор И.П. Чистяков выполнил акварельные рисунки для «Атласа Владимирской губернии», в том числе южную панораму города – полную развёртку от Вознесенской церкви до восточного конца. На этой панораме виден всё тот же, почти шатровый верх Золотых ворот56.

Таким образом, в XVII в. Владимир представлял собой собрание шатровых форм: высокая колокольня при Успенском соборе, колокольня в Княгинином монастыре, две церкви и колокольня в Рождественском монастыре; колокольня, паперти Успенской и трапезной Богоявленской церквей и двухшатровые ворота в Богородицком монастыре; трёхшатровая церковь (и колокольня?) в Георгиевском монастыре, колокольни Спасо-Златовратского монастыря и Николо-Златовратской церкви, шатровая кровля Золотых ворот.

Шатрами венчались деревянные башни кремля-города. По описи 1647 г. с востока на запад следовали башни: «наугольная глухая, что за Рождественским монастырем, башня отводная глухая, другая отводная глухая против Рождественского монастыря, башня Теремищи глухая, что за соборною церковью Дмитрия Селунского, башня проходная потайные ворота, что по Государеву саду, башня глухая, что против соборной церкви Пресвятой Богородицы, башня наугольная двойная глухая, что от реки Клязьмы»57.

В XVIII в. прибавились каменные шатровые колокольни новых приходских церквей: Вознесенской 1724 г., Николо-Галейской 1735 г., Борисоглебской 1755 г., Ильинской 1773 г., Мироносицкой  1776 г. Из них сохранилась только колокольня Николо-Галейской церкви: восьмигранный столп на четверике, с зелёными изразцами в основании яруса звона, двумя рядами слухов на восьмискатном шатре. По высоте четверик и  гранёный столп соответствуют нижнему и следующему ярусам самого храма. Четверик колокольни прорезан крупными входными, как бы воротными арками. Колокольня примыкает к трапезной, пристроенной к церкви; все части ансамбля расположены на одной оси.

Шатровая колокольня Вознесенской церкви перестроена в XIX в., но год перестройки неизвестен. Гравюра по рисунку 1764 г. показывает высокий шатёр на четверике58. Борисоглебская колокольня также имела прямоугольный нижний объём с широкими арочными проёмами, на нём меньший четверик, затем восьмигранный ярус и ярус звона с вытянутыми килевидными арками и невысоким шатром. Ильинская колокольня также представляла собой восьмигранный столп на двухъярусном четверике. Мироносицкая колокольня (рис. 7) отличалась большей оригинальностью: высокая башня (в плане - квадрат со скошенными углами), с довольно пологим четырёхскатным шатром, завершённым квадратной же шейкой и главкой шлемовидной формы, а не луковичной, как все прочие шатры.

Можно предположить шатёр на колокольне Константино-Еленинского монастыря, построенной вместе с новым храмом в 1775 г.59 и заменённой в 1886 г. другой колокольней по проекту архитектора Н.А. Корицкого, существующей ныне60.

Заменена в 1891 г. прежняя шатровая колокольня при Князе-Владимирской кладбищенской церкви. Сама церковь построена после 1785 г., в 1806 г. пристроена трапезная Сретенская (архитектор А.Н. Вершинский?), а в 1895-1897 гг. по проекту Н.А. Корицкого – новая колокольня. На одном из предварительных чертежей над западной частью трапезной показан невысокий шатёр со «слухами» и аркой яруса звона (рис. 8). Очевидно, это и есть прежняя колокольня61. Можно допустить, что первоначально она появилась вместе с церковью, т. е. около 1785 г., и стояла отдельно. Затем между колокольней и храмом встроили трапезный объём. Одновременно с трапезной или позже с запада и с боков к колокольне пристроили паперти под одной кровлей с трапезной; при этом кровля достигала яруса звона. В 1895 г. при строительстве новой колокольни шатровое здание разобрали.

Сохранилась шатровая колокольня церкви Архангела Михаила 1788 г. в с. Красном, представляющая собой двухъярусный четверик с восьмигранным ярусом звона (рис. 9). Арки звона необычные – остроугольные. Несохранившаяся кладбищенская и уцелевшая Красносельская были последними шатровыми колокольнями г. Владимира и его ближайших окрестностей. Шатровые владимирские колокольни представляли собой разнообразные комбинации прямоугольных и восьмигранных форм, собранных в башни, стоящие отдельно либо в составе слитного ансамбля. Обильным декором отличалась, пожалуй, только колокольня Рождественского монастыря и, вероятно, Успенского собора; другие значительно более строгие. 

В целом шатровые сооружения г. Владимира XVI-XVIII вв. являют собой насыщенный, содержательный пласт местной архитектуры, достойно и разносторонне отражающий время расцвета русского шатрового зодчества.

 

Примечания

 

1.       Добронравов В.Г. и Березин В.М. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. Вып. 1. Владимир, 1893. С. 59.

2.       Воронин Н.Н. Социальная топография Владимира XII-XIII вв. и «чертёж» 1715 г. // СА. VIII. М., 1946. С. 150-151.

3.       Тихонравов К.Н. Владимирский Рожествен монастырь XII века, где почивали св. мощи В.К. Александра Невского, до перенесения в С.-Петербург. Владимир, 1869. С. 22; Вкладная книга Владимирского Рождественского монастыря // Труды ВГСК. Вып. III. Владимир, 1864. С. 10.

4.       Баталов А.Л. Московское каменное зодчество конца XVI века. М., 1996. С. 43, со ссылкой на: Малов Е. Казанский Богородицкий девичий монастырь: История и современное его состояние. Казань, 1879. С. XVI.

5.       Сиренов А.В. Степенная книга. История текста. М., 2007. С. 293, 304, 312.

6.       Там же. С. 303.

7.       Настоящей причиной возникновения Александро-Невских храмов является, вероятно, оживление культа этого святого для отвлечения народного внимания после гибели царевича Дмитрия, в преддверии назревающего политического кризиса.  - Там же. С. 305–306.

8.       Переписная книга Владимирского Рождественского монастыря 1701 г. Публикация  Мартынова А.А. // ВГВ. 1879. № 27. Часть неофициальная. С. 3.

9.       Тихонравов К.Н. Владимирский Рожествен монастырь XII века, где почивали св. мощи В.К. Александра Невского, до перенесения в С.-Петербург. С. 23.

10.   Добронравов В.Г. Владимирский Рождественский монастырь в 1763 г. // ВЕВ. 1899. № 19. Часть неофициальная. С. 636; ГАВО. Ф. 15. Оп. 8. Д. 984. Л. 1.

11.   ГАВО. Ф. 40. Оп. 1. Д. 30. Л. 4; Тимофеева Т.П. Владимирский Рождественский монастырь: Постройки монастыря. Храмы // Православная энциклопедия. Т. IX. М., 2005. С. 74. 

12.   См.: Тимофеева Т.П. Христорождественские церкви г. Владимира // Материалы областной краеведческой конференции. Владимир, 2001. С. 18-28; Её же. Владимирский в честь Рождества Пресвятой Богородицы мужской монастырь: Постройки монастыря. Храмы // Православная энциклопедия. Т. IX. С. 73.

13.   Артлебен Н.А. Описная книга Владимирского кремля-города 1626 г. // ВГВ. 1877. № 1. Часть неофициальная.

14.   Вкладная книга Владимирского Рождественского монастыря // Труды ВГСК. Вып III. С. 13.

15.   Там же. С. 15.

16.   Переписная книга Владимирского Рождественского монастыря 1701 г. С. 3.

17.   Воронин Н.Н. Социальная топография Владимира XII-XIII вв. и «чертёж» 1715 г. С. 150-151.

18.   Добронравов В.Г. Владимирский Рождественский монастырь в 1763 г. С. 636.

19.   ГАВО. Ф. 556. Оп. 1. Д. 287. Л. 2.

20.   ВЕВ. 1866. № 4. Часть неофициальная. С. 200-201.

21.   ГАВО. Ф. 565. Оп. 1. Д. 421. Л. 6 об. - 7.

22.   ГАВО. Ф. 565. Оп. 1. Д. 434. Л. 6.

23.   Вкладная книга Владимирского Рождественского монастыря // Собрание ГВСМЗ. Инв. № В-5636/511. Л. 38-38 об.; Вкладная книга Владимирского Рождественского монастыря // Труды ВГСК. Вып. III. С. 20-21. В публикации приведена ошибочная дата – 7167 (1659) вместо 7162 (1654).

24.   Чижов Г.М. Некоторые сведения о Владимирском Рождественском монастыре, который в древности был первым первоклассным монастырём, а ныне с 1748 г. Архиерейский дом // ВГВ. 1862. № 29. Часть неофициальная. С. 124-125.

25.   Переписная книга Владимирского Рождественского монастыря 1701 г. С. 3.

26.   Доброхотов В.И. Памятники древности во Владимире Кляземском. М., 1849. С. 103.

27.   Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV веков. Т. I. М., 1961. С. 448, со ссылкой на: Виноградов А.И. История кафедрального Успенского собора в губ. гор. Владимире. Владимир, 1905. С. 69; ЖМВД. 1839. № 9. С. 437.

28.   Тимофеева Т.П. Архитектурный облик г. Владимира по рисунку 1764 г. // Памятники культуры. Новые открытия за 1994 г. М., 1996. С. 549, 554.

29.   Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV веков. Т. I. С. 358, 447.

30.   Иванов А.И. Забытое производство. Владимир, 1930. С. 14; Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XIIXV веков. Т. I. С. 557, примеч. 11 к с. 448; Его же. Оборонительные сооружения Владимира XII в. // МИА СССР. № 11. М.- Л., 1949. С. 229.

31.   РГАДА. Ф. 235. Оп. 3. Д. 53. Л. 1-82 об.; Ф. 237. Оп. 1. Д. 2764. Л. 3-31 об.; Тимофеева Т.П. Владимирский Успенский собор по описям XVII-XVIII веков // Материалы областной краеведческой конференции 2007 г. (20 апреля 2007 г.). Том 2. Владимир, 2008. С. 17–27.

32.   Доброхотов В.И. Памятники древности во Владимире Кляземском. С. 104.

33.   Собрание ГВСМЗ. Инв. № В-5636/462. Л. 623.

34.   Карабутов И.О. Чертежи по реставрации Успенского собора в губ. гор. Владимире в 1888–1891 годах. Альбом. Литографированное издание без выходных данных. Чертёж «Нижний план Успенского собора во Владимире».

35.   Опись Владимирского Успенского Княгинина девичьего монастыря. 1665 года // Тихонравов К.Н. Владимирский историко-статистический сборник. Владимир, 1869. С. 51–52.

36.   Историческое описание первоклассного Княгинина Успенского женского монастыря в губ. гор. Владимире. М., 1900. С. 48.

37.   Баталов А.Л., Маштафаров А.В. Владимирский Княгинин в честь Успения Пресвятой Богородицы женский монастырь // Православная энциклопедия. Т. IX. С. 81.

38.   Добронравов В.Г. и Березин В.М. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. Вып. 1. С. 97.

39.   Там же. С. 95.

40.   Там же. С. 98, 100, 101.

41.   Так, для семинарского корпуса 1808 г. использовался кирпич разных разобранных зданий епархии, в том числе  Богоявленской церкви бывшего монастыря. - Иоасаф (Гапонов), иеромонах. Церковно-историческое описание владимирских достопамятностей. Владимир, 1857. С. 114-115 (примечание 189).

42.   Маштафаров А.В. Владимирский во имя великомученика Георгия Победоносца мужской монастырь // Православная энциклопедия. Т. IX. С. 69.

43.   Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Владимирская область. Часть I. М., 2004. С. 434.

44.   Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XIIXV веков. Т. II. М., 1962. Приложения 1 и 2. С. 465-466.

45.   Добронравов В.Г. и Березин В.М. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. Вып. 1. С. 60.

46.   ГАВО. Ф. 418. Оп. 1. Д. 319. Л. 74 об. 

47.   Тимофеева Т.П. Архитектурный облик г. Владимира по рисунку 1764 г. С. 549, 553.

48.   Маштафаров А.В. Владимирский Золотоворотский в честь Преображения Господня мужской монастырь // Православная энциклопедия. Т. IX. С. 77.

49.   Тимофеева Т.П. Архитектурный облик г. Владимира по рисунку 1764 г. С. 549,  553.

50.   Иоасаф (Гапонов), иеромонах. Церковно-историческое описание владимирских достопамятностей. С. 109.

51.   Тимофеева Т.П. Архитектурный облик г. Владимира по рисунку 1764 г. С. 549, 553.

52.   Иоасаф считал, что церковь «…возобновлена в 1796, как видно из благословенной грамоты, хранящейся в этой церкви». - Иоасаф (Гапонов), иеромонах. Церковно-историческое описание владимирских достопамятностей. С. 115.

53.   ГАВО. Ф. 14. Оп. 1. Д. 585. Л. 1, 7, 20, 21-21 об.

54.   Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII–XV веков. Т. I. С. 135, 517, примеч. 35.

55.   Воронин Н.Н. Социальная топография Владимира XIIXIII вв. и «чертёж» 1715 г. С. 150-151. Очень вероятно, что ремонт 1791-1795 гг. осуществил проект А. Константинова – большого любителя шатровых покрытий. - Н.Ф. Филатов. Антип Константинов – каменных дел подмастерье // Архитектурное наследство. № 28. М., 1980. С. 65–70.

56.   Тимофеева Т.П. Золотые ворота во Владимире. М., 2002. С. 39–40.

57.   Бунин А. К исторической топографии города Владимира на Клязьме // ТВУАК. Кн. II. Владимир, 1900. С. 46–47.

58.   Тимофеева Т.П. Архитектурный облик г. Владимира по рисунку 1764 г. С. 549, 554.

59.   В описи от 4 августа 1775 г. упоминаются деньги «на окончание той с колокольнею церкви». - ГАВО. Ф. 582. Оп. 1. Д. 4. Л. 234-234 об.

60.   ГАВО. Ф. 40. Оп. 1. Д. 18121. Л. 122; Тимофеева Т.П. Константино-Еленинский монастырь в с. Добром // Материалы межрегиональной краеведческой конференции (16 апреля 2010 г.). Владимир, 2010. С. 389.

61.   Тимофеева Т.П. К истории кладбищенской церкви // Владимирский некрополь: Князь-Владимирское кладбище. Вып. 3. Владимир, 2000. С. 102, 104.

 

Иллюстрации

1. Георгиевская церковь на «чертеже» 1715 г.

2. Фрагмент гравюры «Вид города Владимира от Москвы с приезда к северо-западу» по рисунку 1764 г.: Успенский собор с колокольней, ансамбли Георгиевской и Спасской церквей

3. Рождественский монастырь на «чертеже» г. Владимира 1715 г.

4. Колокольня Рождественского монастыря. Фото XIX в.

5. Георгиевская церковь и колокольня. Современное фото

6. Колокольня Спасской церкви: шатровая (на гравюре по рисунку 1764 г.) и перестроенная после 1857 г.

7. Ансамбль Мироносицкой церкви. Фото XIX в.

8. Проект перестройки колокольни кладбищенской церкви (архит. Н.Д. Корицкий)

9. Ансамбль Красносельской церкви

 

   Сокращения

ВГВ – Владимирские губернские ведомости

ВГСК – Владимирский губернский статистический комитет

ВЕВ – Владимирские епархиальные ведомости

ГАВО – Государственный архив Владимирской области

ГВСМЗ – Государственный Владимиро-Суздальский музей-заповедник

ЖМВД – Журнал Министерства внутренних дел

МИА – Материалы и исследования по археологии СССР

РГАДА – Российской государственный архив древних актов

СА – Советская археология

ТВУАК – Труды Владимирской учёной архивной комиссии

 

                         

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский