РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

  

Источник: Тимофеева Т.П. Шатровое зодчество Суздаля // Суздальский сборник за 2014 год. Владимир, 2015. С. 91-104. Все права сохранены.

Электронная версия материала предоставлена библиотеке «РусАрх» автором. Все права сохранены.

По техническим причинам не удалось воспроизвести иллюстрации оригинала.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2017 г.

  

Т.П. Тимофеева

ШАТРОВОЕ ЗОДЧЕСТВО СУЗДАЛЯ

 

Суздаль - город шатровой архитектуры, отчасти сохранившейся и сейчас. Однако город менялся со временем, и далеко не все суздальские шатры дошли до наших дней. Интересно составить по возможности полную картину шатрового зодчества Суздаля. Первые шатровые здания в каменной церковной архитектуре Древней Руси появились в XVI в. в царских резиденциях – Троицкая церковь 1513 г. в Александровской слободе[i], столпообразная Вознесенская церковь 1532 г. в с. Коломенском. Веком шатровых церквей был XVI в. Затем шатры постепенно вытесняются с церквей на колокольни. Шатровые колокольни продолжают строиться и в XVIII в. Шатрами венчались крепостные ворота и башни, часозвони и крылечные всходы. Все эти шатровые формы XVIXVIII вв. представлены в суздальской архитектуре.

1) В XVI в. построена Успенская трапезная церковь в Спасо-Евфимиевом монастыре (ил. 1). Впервые трапезная церковь появилась в монастыре (общежительном, с общей трапезой), возможно, ещё в XIV в. Согласно Житию преп. Евфимия, первого игумена монастыря, тёплая каменная церковь во имя Иоанна Лествичника с трапезой была устроена Евфимием, т.е. во второй половине XIV в., а когда число насельников возросло -деревянная церковь во имя свт. Николая Чудотворца с деревянной трапезной на каменном подклете. И каменная церковь, и трапезная на каменном подклете  в это время очень сомнительны. На самом деле тёплый каменный храм во имя преп. Иоанна Лествичника с трапезной был возведён в 1523–1525 гг. по жалованной грамоте от 22 июля 1523 г. великого князя Василия III, выданной архимандриту Кириллу[ii], но простоял недолго. Новая Успенская церковь с алтарём и трапезной палатой была построена в последней четверти XVI в., вместе с Диомидовским приделом, на средства Демида Черемисинова - стольника, брата государева казначея, думного дворянина Дементия (Деменши) Ивановича Черемисинова[iii]. Каменная трапеза впервые упоминается в писцовой книге г. Суздаля 1628–1630 гг.: «…трапеза каменая ж, а в ней престол Успение пресвятые Богородицы, да в пределе мученик Деомид»[iv]. В монастырской описи 1660 г. здание описано более подробно: «Церковь теплая каменная Успение Пречистые Богородицы, да в приделе святого мученика Диомида, шатровая, на подклетях»[v]. Успенская церковь с Диомидовским приделом – единственная сохранившаяся в Суздале шатровая церковь - и теперь украшает ансамбль монастыря.

2) Шатровой была Благовещенская надвратная церковь Спасо-Евфимиева монастыря. Время её снования неизвестно. Первое упоминание встречается в писцовой книге Суздаля 1628-1630 гг.: «На воротех церковь Благовещения пресвятые Богородицы да придел Ивана Списателя Лествицы»[vi]. Более подробна монастырская опись 1660 г.: «На святых воротех церковь каменная Благовещения пресвятые Богородицы. Да придел преподобного Ивана Списателя Лествицы о два шатра»[vii]. Нижний ярус с двумя арками явно остался от XVI в., вероятно, от первоначального здания. Придел получил посвящение Иоанну Списателю Лествицы, т.к. в него перенесли престол из старой трапезной церкви в связи со строительством новой Успенской. Два шатра, относящиеся ко всей церкви, а не только к приделу, как может показаться из описи, могли появиться также первоначально.

А.Л. Баталов относит Благовещенскую церковь к концу XVI в., так как именно в это время появились надвратные храмы с приделами в отдельном объёме. Однако, по его мнению, вряд ли храм конца XVI в. был двухшатровым, и таковым в описи 1660 г. названо «многорядное покрытие по кокошникам, закрытое четырёхскатными кровлями»[viii]. В 1722 г. церковь описана уже пятиглавой. В 1733 г. вставал вопрос о её сносе вместе с другими ветхими постройками. В 1759 г. верх стал одноглавым. В 1762 г. в монастыре случился большой пожар. В 1764 г. церковь описана так: «Церковь Пресвятыя Богородицы Благовещения над вратами, каменная, на ней восьмерик деревянный, обит тесом, на восьмерике глава деревянная, обита чешуею деревянною»[ix].

3) В XVII в. шатровой некоторое время была звонница Спасо-Евфимиева монастыря. Первоначальным является девятигранный столп. В среднем ярусе помещалась церковь Рождества Иоанна Предтечи «иже под колоколы», а в верхнем – звон. Венчалась церковь барабаном с главкой, в 1980 г. восстановленным реставраторами. Датируют это здание по-разному. По версии М.А. Ильина, церковь могла быть построена в 1-й четверти XVI в. как «моленный» храм во время приездов в Суздаль бездетной великокняжеской четы – Василия III и Соломонии Сабуровой[x]. По Н.Н. Воронину, строительство связано с рождением Ивана IV[xi]. Однако тезоименитство Ивана IV приходится не на Рождество (24 июня), а на Усекновение главы Иоанна Предтечи (29 августа). По версии Вл.В. Седова, основанной на стилистических особенностях, церковь строилась одновременно с монастырским собором, т.е. в третьей четверти XVI в.[xii] Его мнение почти совпадает с предположительной датировкой А.Д. Варганова (вторая половина XVI в.), выдвинутой гораздо раньше[xiii]. А.Л. Баталов датирует столп более определённо: 1550-ми гг. на основании «готической плетёнки, которая появляется в соседнем Покровском монастыре в декорации трапезной, построенной после 1551 г. мастерами предположительно польско-литовского происхождения»[xiv].

На рубеже XVI и XVII вв. к столпу была пристроена прямоугольная звонница в один арочный пролёт, вероятно, для больших колоколов, пожертвованных  монастырю стольником Демидом Черемисиновым. Тогда же (или позже) на стыке церкви и новой пристройки появилась шатровая часовая палатка с часами и колокольным боем. В XVII в., согласно описи 1660 г., над звонницей возвышалось два шатра: «Колокольница каменная о два верха. На колокольнице палатка часовая, на одном шатре глава и крест. Опаяна по чешуе немецким железом. На другом шатре глава крыта черепицею зеленою»[xv]. Из описи нельзя понять, какова была в это время пристройка – с одним или тремя пролётами. Как располагались шатры – также неясно; очевидно, один над столпом вместо барабана, а второй – над часовой палаткой. Возможно, часовая палатка не входила в это число, и тогда второй шатёр помещался над пристройкой. Позже шатры были разобраны, и в описи 1735 г. уже не упоминаются[xvi], хотя шатёр над часозвоней оставался.

4) Кремлёвская колокольня - первая шатровая колокольня Суздаля. Первое упоминание о соборной колокольне в суздальском кремле встречается в писцовой книге города Суздаля 1617 г.: «А в городе соборная церковь каменная… и на колокольнице колокола»[xvii]. Писцовая книга 1628–1630 гг. повторяет описание[xviii]. Эта «колокольница» могла предшествовать нынешней. Реставрационный зондаж 1953–1955 гг. на одной из южных граней столпа колокольни обнаружил под цементной обмазкой, правее окна фрагмент арочной перемычки (ил. 2). Т.о., в нижней части колокольни сохранились остатки более раннего строения[xix].

Возможно, первая колокольня появилась в 1528 г., вместе с перестройкой собора при Василии III, или в 1559 г., вместе с трапезной Благовещенской церковью, которая могла находиться здесь, а не в западной части двора, как принято считать. При исследовании пространства между колокольней и Архиерейскими палатами в 1966–1967 гг. оказалось, что грунт на всей этой территории очень рыхлый и состоит из разновременного мусора и щебня. Рыхлый грунт вместе с остатком кладки окна можно считать аргументом за то, что к моменту строительства колокольни XVII в. на этой территории уже был перекоп от разобранных руин каких-то старых, частично уцелевших строений[xx].

Настоящая шатровая колокольня построена при архиепископе Серапионе (1634-1654). В литературе, начиная с А. Фёдорова, фигурирует определённая дата со ссылкой на грамоту царя Михаила Фёдоровича 1635 г. Однако в этой грамоте говорится только о соборе, о росписи в нём, и ничего - о колокольне[xxi]. Тем не менее утвердилась дата 1635 г. Внутри столпа колокольни помещалась церковь Благовещения Богородицы с приделом муч. Феодосии. Эта колокольня с колоколами и часами с перечасьем упоминается в переписных книгах суздальской соборной церкви 1682 г., составленных вновь прибывшим на суздальскую кафедру Иларионом[xxii]. Гири для курантов опускаются в колодец, устроенный в толще одной из северных граней столпа. С западной стороны к восьмигранному грандиозному столпу колокольни примыкало высокое крыльцо с входом в церковь. Рядом, справа от него находился ход по внутристенной лестнице на колокольню - к звону и башенным часам[xxiii].  Звонили в колокола очепным способом, т. е. раскачивая не язык, а сами колокола с помощью шеста (очепа)[xxiv]. При Иларионе у колокольни появились новые пристройки.

            5) У Вознесенской церкви, в б. Александровском монастыре, находится шатровая колокольня, построенная в конце XVII в. при Иларионе, видимо, одновременно с церковью (1695-1701). К ярусу звонов ведёт, судя по небольшому окну на одной из граней столпа, внутристенная лестница.

6) В XVII в. шатёр появился и на колокольне Покровского монастыря, первоначально – столпообразном храме «иже под колоколы» во имя Происхождения честных древ креста (1514), с внутристенной лестницей. По силуэту Покровская колокольня совпадает с Александровской. Какой из шатров появился раньше – неизвестно. Шатровая колокольня показана на плане Покровского монастыря конца XVII в. (ил. 6)[xxv].

7) Шатёр имеется при Зачатьевской трапезной церкви, построенной после 1551 г. В юго-западный угол её встроена колокольня – столп неправильной сложной формы с небольшим шатром и часовым кругом. Очевидно, что столп появился позже самого здания, а верхний ярус со звонами и шатром надстроен ещё позже, в XVII в., может быть, также при Иларионе. Е.М. Караваева датирует пристройку башни с часами, а также шатёр церкви «под колоколы» в Покровском монастыре именно так, исходя из пожара 1650 г., заготовки связного железа в 1690 г. и упоминания в суздальском списке Жития Илариона о сооружении притвора к трапезной вскоре после прибытия его в 1682 г. в Суздаль: «Прежде же всех устроил во граде Суждале в Покровском монастыре церковь камену, сооружи к ней и притвор красный со всяким благоустройством, в самой же церкви сотвори велие украшения написанными чудными и зело изрядными иконами…»[xxvi].

8) Шатровая колокольня Ризположенского монастыря. Писцовая книга Суздаля 1628-1630 гг. при описании Ризположенского монастыря не указывает вовсе никакой колокольни, колокольницы либо звонницы. Каменная колокольня появилась, вероятно, между 1628 и 1688 гг., во всяком случае, после кремлёвской, и в 1688 г. уже требовала починок[xxvii]. Мелким планом и неясно она показана на иконе св. Евфросинии Суздальской на фоне города (1700)[xxviii]. Более определённо облик колокольни передают изображения некоторых лицевых списков Жития Евфросинии Суздальской. В списке 1785 г. на выходной миниатюре преподобная Евфросиния изображена на фоне Ризположенского монастыря. Восточнее собора помещена колокольня – в виде круглой столпообразной башни, увенчанной невысоким шатром с окнами-слухами и главкой. Башня разделена на ярусы. На миниатюрах списка 1800–1806 гг. колокольня многократно передаётся в виде столпообразной башни – то круглой, то гранёной, с очень скромным шатром «со слухами». В башне выделено три яруса. Находится колокольня восточнее собора, между его апсидами и восточной оградой (ил. 3)[xxix]. В монастырской описи 1761 г. колокольня предстаёт в следующем виде: «При оных церквах колокольня каменная об одной главе, на ней крест железной; на оной колокольне имеется колоколов большей один, вседневной… да малых колоколов 9… Часы боевые железные… В том монастыре каменных церквей три, колокольня одна, в них престолов три»[xxx]. Из этой описи следует, что под колокольней не было ни церкви, ни святых врат.

В 1769 г. колокольня, как и весь монастырь, сильно пострадала от пожара. «Опись погоревшему в Ризположенском монастыре в пожар 1769 г.» отдельно указывает утраты на колокольне: «На каменной колокольне над окнами крышка тесовая и в окнах деревянные связи и четыре пола и лесницы и две двери все погорели ж, в верху той колокольни каменный свод от падения большого колокола проломился и та колокольня во многих местах разселась, которую по видимости за тою ветхостию надлежит, разобрав, всю вновь сделать»[xxxi]. Пожар 1769 г. оказался для колокольни особенно губительным. Хотя ещё в 1807 г. на ней красили крышу, но, очевидно, ветхость оказалась непоправимой, и замысел новой колокольни уже созревал. В 1810 г. были сооружены столбы с перекладинами для колоколов, которые сняли в феврале 1811 г. Затем начали разбирать колокольню. К апрелю 1811 г. ломка была закончена[xxxii]. Новая колокольня – Преподобенская – сооружение в совершенно ином стиле.

9) Шатровая колокольня была при Троицкой церкви (не сохр.), построенной при Иларионе (1700) на месте древней деревянной в упразднённом Троицком монастыре. Церковь была двухэтажной. С трёх сторон (с западной, северной и южной) её окружали невысокие, почти в половину высоты церкви, двухэтажные галереи. В юго-западном углу южную и западную галереи соединяла шатровая колокольня, несколько выступающая к югу из линии фасада. В нижнем этаже колокольни, на южном фасаде находилась дверь и лестница в западную галерею, служащую таким образом папертью. Стена южной галереи продолжалась и внутри колокольни; в ней, а также и в северной стенке колокольни, была пробита арка для лестницы. Восьмигранный шатёр отличался изяществом[xxxiii].

10) Малый шатёр на Сретенской церкви (не сохр.) Ризположенского монастыря. Первая каменная тёплая Сретенская церковь была построена Маминым, Шмаковым и Грязновым одновременно с оградой и папертью, т. е. в 1688 г. Вместо ветхой церкви в 1879–1882 гг. по проекту Н.А. Артлебена строится новая тёплая церковь в то же имя (ил. 4)[xxxiv]. Вряд ли старая церковь могла иметь какой-либо шатровый верх. Тем не менее новый храм перекрывался в центральном объёме небольшим четырёхскатным шатром, к которому примыкали с четырёх сторон фронтоны. Т. о., шатровой была церковь XIX в.

11) Особенную популярность и разнообразие форма шатра приобрела в колокольнях суздальского посада. В микроансамблях посадских церквей XVII-XVIII вв. шатровые колокольни играют весьма значительную роль. Известно как минимум 16 шатровых посадских колоколен (включая сёла Коровники, Сельцо и Кидекшу), но сохранились не все. Шатры разделяются на несколько типов. Прямые шатры, наиболее ранние, имели на своих колокольнях церкви Петропавловская (1697), Успенская (рубеж XVIIXVIII вв., восстан.), Козьмодемьянская в Коровниках (1697, не сохр.) (ил. 5), Тихвинская (к. XVII в., не сохр.), Иоанно-Предтеченская (1720). Прямой шатёр с полицей находится на колокольне в Кидекше, построенной из кирпича после 1763 г., очевидно, уже приходом («Ведомости» 1763 г. описывают её ещё как деревянную)[xxxv]. Неизвестно, каким был шатёр Воскресенской колокольни, перестроенной после пожара 1719 г. на ярусную со шпилем, - очевидно, прямым. «Внутри колокольни сохранился старый шатёр, в котором пробит лестничный ход на новый ярус звона», - отмечает Е.М. Караваева[xxxvi]. Самый примечательный из типов шатра - и самый поздний, сформировавшийся в XVIII в., – вогнутый, в виде дудки. Такие характерные суздальские шатры имели на своих колокольнях многие церкви: Входоиерусалимская - Пятницкая (1707), Козмодамианская (1725), но вогнутость шатра слабо выражена, Предтеченская (1739) при Богоявленской, Антипиевская (1745) при Лазаревской, Скорбященская (1750) при Цареконстантиновской, Христорождественая (1771) при Никольской, Селецкая (1728, не сохр.). Небольшие четырёхгранные шатры венчали Афанасьевскую (после 1719) и Похвалынскую (1731) церкви.

12) Шатровые завершения получили в XVII в. каменные ворота и ограды суздальских монастырей. В 1688 г. подрядчики Мамин, Шмаков и Грязнов построили двухшатровые Святые ворота Ризположенского монастыря, с въездной и входной арками[xxxvii]. Интересно, что во входной арке сбоку в стене устроена лестница, ведущая в помещение шатров. Двухшатровыми были в конце XVII в. двое ворот в ограде Покровского монастыря со стороны Каменки, а все башни - шатровыми, что показывает план, составленный между 1694 и 1698 гг.[xxxviii] Впоследствии те и другие ворота и все башни лишились своих шатров и получили сферическое покрытие. Ныне шатрами (прямыми) завершаются только две башни житного двора Покровского монастыря и башня в ограде Александровского монастыря (Вознесенской церкви), построенные, вероятно, в самом конце XVII в.

13) Слаженный ансамбль составляют шатровые башни Спасо-Евфимиева монастыря. Каменная ограда с 12-ю башнями построена между 1660 г. и 1680-ми гг. В 1660 г.,  согласно описи, стены и башни были ещё деревянными: «…около монастыря город рублен весь да десять башен»[xxxix]. В 1680-е гг., по Караваевой, уже строилась каменная церковь в «подмонастырной» Скучиловой слободе, т.к. старая слободская церковь после постройки новых стен оказалась  внутри монастыря, т.е. к этому времени каменная ограда уже стояла[xl]. Новая каменная крепость, хотя и не имела уже практического значения, построена по всем правилам фортификации ХVII в. На башнях Спасо-Евфимиева монастыря не было одинаковых завершений. Покрытие каждой башни соответствовало характеру её назначения и использования.

Южную линию прерывает главная проездная башня прямоугольной формы, самая мощная и высокая – 22-метровая, с проездной и проходной арками в нижнем ярусе и помещением в среднем ярусе, покрытая невысоким четырёхгранным шатром с главкой и крестом. 2-я башня, юго-западная наугольная («конюшенная») – восьмигранная. 3-я башня («водяная») - невысокая, круглая. 4-я башня, «сельновая» (по имени суздальского стенного головы Афанасия Сельнова, в 1583 г. составившего «Росписную память») – также невысокая, круглая. 5-я, угловая северо-западная – восьмигранная. 6-я – четырёхугольная невысокая, единственная крытая не шатром, а скатной кровлей. 7-я башня – круглая. 8-я – восьмигранная. 9-я, северо-восточная наугольная – высокая, со смотровой башенкой, восьмигранная. 10-я и 11-я башни – восьмигранные. 12-я башня, юго-восточная наугольная (напротив Смоленской церкви) – высокая, восьмигранная (ил. 7). Башни дошли до времени реставрации в архитектурных формах XVIII в. (до 1764 г.)[xli].

14) Теории шатра особенное внимание уделяла в своих исследованиях Суздаля архитектор-реставратор Е.М. Караваева[xlii]. Вот одно из её рассуждений. «Не случайно на Руси получил распространение свод, не нуждающийся в специальном покрытии – «шатёр». Шатры колоколен в XVII веке стали своего рода музыкальными инструментами. Арки с колоколами называли «звонами», а убывающие к вершине окошечки – «слухами». Обычно шатры клали в один кирпич, поэтому кладка была особенно прочной и точной. Сначала каменные шатры, как и деревянные, имели «полицы», закрывающие пазуху и толщину опорной стены, которая делалась раза в три толще самого свода и погашала его распор»[xliii]. Вогнутый шатёр, по её мнению, происходит из прямого. Суздальские вогнутые шатры напоминали Караваевой изображение городов на летописных миниатюрах, похожих  на войсковой стан с раскинутыми шатрами-палатками.

 

 



[i] Кавельмахер В.В. Памятники архитектуры древней Александровой слободы. Владимир, 1995. С. 19–74; его же. Древности Александровой слободы. М., 2008. С. 57-86.

[ii] Баталов А.Л. Евфимиев Суздальский Преображенский монастырь // Православная энциклопедия. Т. XVI. М., 2008. С. 365–366.

[iii] Ильин М.А. Русское шатровое зодчество. Памятники середины XVI века. М., 1980. С. 29–30; Баталов А.Л. Московское каменное зодчество конца XVI века. М., 1996. С. 76–77; его же. Евфимиев Суздальский Преображенский монастырь. С. 365 – 366; Седов Вл.В. Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Владимирская область. Часть I. Введение. М., 2004. С. 60.

[iv] Список с писцовой книги гор. Суздаля, с 7136 по 7138 г. (1628-1630 гг.) // ТВУАК. VI. Владимир, 1904. С. 66.

[v] Опись Спасо-Евфимиева монастыря 1660 г. // ЕВГСК. Т. 2. Владимир, 1878. С. 39-40.

[vi] Список с писцовой книги гор. Суздаля, с 7136 по 7138 г. (1628-1630 гг.). С. 66.

[vii] Опись Спасо-Евфимиева монастыря 1660 г. С. 39-40.

[viii] Баталов А.Л. Евфимиев Суздальский Преображенский монастырь. С. 367.

[ix] Дудорова Л.В. Г. Суздаль. Спасо-Евфимиевский монастырь. Историческая справка. 1968 г. // Научный архив Управления «Владимирреставрация». С-1/6. № 14351. С. 53–55.

[x] Ильин М.А. Русское шатровое зодчество. Памятники середины XVI века. С. 23-24.

[xi] Воронин Н.Н. Владимир, Боголюбово, Суздаль, Юрьев-Польской. М., 1974. С. 219–220; М., 1983. С. 213–214.

[xii] Седов Вл.В. Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Владимирская область. Часть I. Введение. С. 54-55, 60.

[xiii] Варганов А.Д. Суздаль. Ярославль, 1971. С. 172.

[xiv] Баталов А.Л. Евфимиев Суздальский Преображенский монастырь. С. 366. О польском влиянии в декоре Зачатьевской церкви см.: Вагнер Г.К. Суздаль. М., 1969. С. 16; Воронин Н.Н. Владимир. Боголюбово. Суздаль. Юрьев-Польской. М., 1974. С. 212.

[xv] Опись Спасо-Евфимиева монастыря 1660 г. С.  40.

[xvi] Дудорова Л.В. Г. Суздаль. Спасо-Евфимиевский монастырь. Историческая справка. 1968 г. С. 98.

[xvii] Писцовая книга города Суздаля 1617 года // ЕВГСК. Т. I. Вып. 1. Владимир, 1875. Стб. 251.

[xviii] Список с писцовой книги гор. Суздаля с 1736 по 1738 г. (1628-1630 гг.). C. 1.

[xix] Тимофеева Т.П. Формирование территории и ансамбля суздальского Архиерейского дома (XIVXVII вв.) в свете архитектурно-археологических исследований // Археология Владимиро-Суздальской земли. Материалы научного семинара 2010 г. Вып. 4. М.-СПб., 2012. С. 143–144.

[xx] Там же. С. 144.

[xxi] ЕВГСК. Т. I. Вып. 1. Владимир, 1875. Стб. 278.

[xxii] Книги переписные Суждальской соборной церкви 191 (1682) году // ЕВГСК. Т. I. Вып. 1. Владимир. 1875. Стб. 160.

[xxiii] Варганов А.Д. Архиерейские палаты. Исследование и проект реставрации переходов и галереи // ГАВО. Ф. Р-8 (нтд). Оп. 1. Д. 178. Л. 29; Тимофеева Т.П. Формирование территории и ансамбля суздальского Архиерейского дома (XIVXVII вв.) в свете архитектурно-археологических исследований. С. 146.

[xxiv] Кавельмахер В.В. Способы колокольного звона и древнерусские колокольни // Колокола. История и современность. М., 1985. С. 142.

[xxv] Дудорова Л.В. План суздальского Покровского монастыря конца XVII в. // Архитектурное наследство. № 20. М., 1972. С. 161–163.

[xxvi] Караваева Е.М. Градостроительное развитие Суздаля. Дисс. соис. уч. степ. канд. арх. М., 1966. Рукопись. С. 150.

[xxvii] Тимофеева Т.П. К истории Преподобенской колокольни Ризположенского монастыря г. Суздаля // Труды государственного Эрмитажа. Выпуск XL / Проблемы охраны, исследования и реставрации памятников культуры. СПб., 2012. С. 204.

[xxviii] Собрание ГВСМЗ. Инв. № В-6300/250.

[xxix] Тимофеева Т.П. К истории Преподобенской колокольни Ризположенского монастыря г. Суздаля. С. 204-209.

[xxx] Георгиевский В.Т. Суздальский Ризположенский монастырь // ТВУАК. Книга II. Владимир, 1900. Приложения. С. 21–22.

[xxxi] Георгиевский В.Т. Суздальский Ризположенский монастырь. Приложения. С. 55.

[xxxii] Тимофеева Т.П. К истории Преподобенской колокольни Ризположенского монастыря г. Суздаля. С. 207.

[xxxiii] Георгиевский В.Т. Суздальский Ризположенский женский монастырь. С. 146, 150–151.

[xxxiv] Георгиевский В.Т. Суздальский Ризположенский женский монастырь. С. 158–159, фото на вклейке.

[xxxv] РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. Д. 58. Л. 2.

[xxxvi] Караваева Е.М. Градостроительное развитие Суздаля. С. 142.

[xxxvii] Георгиевский В.Т. Суздальский Ризположенский женский монастырь. С. 165.

[xxxviii] Дудорова Л.В. План суздальского Покровского монастыря конца XVII в. С. 161–163.

[xxxix] Опись Спасо-Евфимиева монастыря 1660 г. С. 46.

[xl] Караваева Е.М. Градостроительное развитие Суздаля. С. 31.

[xli] Дудорова Л.В. Г. Суздаль. Спасо-Евфимиевский монастырь. Историческая справка. 1968 г. С. 161–163.

[xlii] Караваева Е.М. Градостроительное развитие Суздаля. С. 98–101.

[xliii] Караваева Е.М., Плужников В.Е. Искусство камня // Журнал «Реставратор». М., 2001. № 1. С. 36–37.

 

 

 

Иллюстрации

  1. Успенская трапезная церковь
  2. Деталь старого окна в стене кремлёвской колокольни
  3. Колокольня Ризположенского монастыря – миниатюра «Жития Евфросинии Суздальской» начала XIX в.
  4. Сретенская церковь Ризположенского монастыря. 1882 г.
  5. Козьмодемьянская церковь в с. Коровники
  6. План Покровского монастыря конца XVII в.
  7. Северо-восточная наугольная башня Спасо-Евфимиева м-ря.

 

Сокращения

ГАВО – Государственный архив Владимирской области

ГВСМЗ – Государственный Владимиро-Суздальский музей-заповедник

ЕВГСК – Ежегодник Владимирского губернского статистического комитета

РГАДА – Российский государственный архив древних актов

ТВУАК – Труды Владимирской учёной архивной комиссии

 

 

Аннотация

            Впервые как явление рассматривается шатровое зодчество Суздаля. Оно охватывает период с конца XVI по XIX в. В суздальской архитектуре представлены разные типы шатровых зданий, известные в Древней Руси: церкви – трапезные,  надвратная, столпообразные под колоколами; колокольни – кремлёвская, монастырские, посадские; крепостные сооружения – ворота, башни. В их числе как существующие здания, так получившие или утратившие шатры в результате перестроек, а также разрушенные в XX в. Рассматриваются и анализируются датировки; используются как  письменные, так и изобразительные источники. Приводятся исследования о шатрах  архитектора-реставратора суздальской архитектуры Е.М. Караваевой.

 

Ключевые слова

Шатёр, церковь, колокольня, монастырь, посадская, ворота, башня.

 

Tent-roofed churches of Suzdal.

 

For the first time the tent-roofed churches are regarded as a phenomenon, which covers the period from the late 16th to the 19th century. The architecture of Suzdal  represents various types of tent-roofed buildings known in Ancient Russia – churches (refectory, over-the-gate, pillar-typed- under-the-bells), belltowers (in the Kremlin, monasteries and the posad), defensive structures (gates and towers). Both existing and lost tent roofs are analyzed with the help of different sources, including those from the research of E. Karavayeva, an architectural restorer of Suzdal.

 

Key words:  tent roof, church, bell tower, monastery, gate, tower.

 

                         

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский