РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

Источник: Тимофеева Т.П. Историческая топография Владимирского детинца. Опубл. в сокращ. виде в кн.: Кремли России. Материалы и исследования. Тезисы докладов на всероссийском симпозиуме "Кремли России" (23– 26 ноября 1999 года). М., 2003. Все права сохранены.

Электронная полнотекстовая версия материала предоставлена библиотеке «РусАрх» автором. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2006 г.

 

 

 

Т.П. Тимофеева
ИСТОРИЧЕСКАЯ ТОПОГРАФИЯ ВЛАДИМИРСКОГО ДЕТИНЦА

 

            Район детинца – одна из центральных территорий древнего Владимира. Интересно воссоздать топографию этого района на протяжении всей истории города. Совокупность результатов археологических исследований, документальных, иконографических и картографических материалов дает такую возможность.

            Детинец, как установлено Н.Н.Ворониным, занял юго-западную часть среднего, Мономахова, города, или кремля-города по терминологии XVII - XVIII вв.1 Заложен детинец, как известно, в 1194 г.: «Того же лета заложил благоверный князь Всеволод Юрьевич детинец в граде Володимери месяца июня в 4 день»2, а в 1196 г. строится каменная церковь Иоакима и Анны «у детинца на воротех»3, причем ворота эти были одновременно и воротами епископского двора: «на воротех святое Богородицы»4, на «своем дворе» епископа Иоанна5. Раскопки Воронина 1936 – 1937 гг. обнаружили основание ворот и стены, примыкающей к ним с востока и запада6. К востоку от апсид Дмитриевского собора при планировочных работах 1954 г. были обнаружены остатки другой белокаменной стены, интерпретированные как возможный след восточного крыла7. Таким образом, детинец, по Воронину, занимал территорию вокруг собор и между ними, с запада приближаясь к крепостному валу, а с востока несколько удаляясь от апсид Дмитриевского собора.

            Вблизи Успенского собора помещался двор епископа. Впоследствии на его месте оказался патриарший двор. В Описной книге 1626 г. значится «двор великого господина святейшего патриарха Филарета Никитича»8. Владимир принадлежал к Патриаршей области до 1721 г., а затем вместе с Москвой был в ведении Синода, а потом митрополитов Московских и Владимирских; в 1748 г. учреждена особая епархия Владимирская и Яропольская, переименованная в 1764 г. во Владимирскую и Муромскую9. «Чертеж» 1715 г. юго-западнее Успенского собора показывает «патриарший двор» с большим домом и еще несколько меньших10. Во второй половине XVIII в. этот участок занимал Владимирский архиерей. При епископе Платоне Петрункевиче (1748-1757) вблизи собора был построен хороший деревянный дом11. Этот ансамбль в 1763 г. выглядел так: «При Успенском соборе для архиерея летний деревянный на каменном фундаменте дом, в нем крестовая церковь во имя св. Алексея митрополита Московского, 13 покоев, между ними двое сени, при них вокруг переходы; по правую сторону ледник, поверх его «галдарея», изба «ренжерейная», кухня и приспешня. Спереди от собора против архиерейских покоев ограда каменная, в ней одни входные каменные, а другие отъезжие ворота, с трех сторон этот дом огорожен деревянным стоячим брусчатым переплетом»12. Именно этот ансамбль виден, как нам кажется, на гравюре по рисунку 1764 г. «Вид города Владимира от Москвы с приезда к северо-западу»13. Башни могли остаться от городской крепости. Планы 1769 г.14 и 1779 г.15 тоже показывают этот дом.

            Ограда вокруг собора к концу XVIII в. стала каменной, а в начале XIX в. приобрела импозантный вид в стиле «барокко» и сохранялась до перестройки 1865 г. Ее хорошо видно на акварельном рисунке Ф.Д. Дмитриева середины XIX в.16

            Древняя надвратная церковь Иоакима и Анны получила в XVII в. шатровый верх. В таком виде ее запечатлела гравюра по рисунку 1764 г.17 и акварельный рисунок из «Губернского атласа» 1801 г.18 Еще одно, правда, очень условное изображение старой, как нам кажется, колокольни содержит лицевое рукописное «Житие Евфросинии Суздальской» начала XIX в.19 Помещение под колокольней – «каменная палатка» использовалось для хранения архива20 и арсенала – «годной всякой артиллерии»21. В 1806 г. шатер, как известно, разбило молнией, и все это сооружение было разобрано.

            Детинец, помимо двора духовного владыки, включал и княжий двор у Дмитриевского собора. Возможно, что детинец при этом захватывал с восточной от Дмитриевского собора стороны большую территорию, чем предполагал Н.Н. Воронин. Гораздо восточнее предполагаемой границы детинца, между Дмитриевским собором и Рождественским монастырем в 1993 г. вскрыт небольшой раскоп площадью 80 кв. м, где обнаружен непотревоженный слой домонгольского времени с остатками двух деревянных построек XIIXIII вв. и коллекцией интересных находок. В их числе оказалось 9 фрагментов витражных стекол, фрагменты восточной поливной керамики, медная с позолотой рельефная накладка в виде дракона или, скорее, грифона, а также бронзовая иконка XIV в. – вещи явно княжеского обихода22.

            Именно в этом квартале план Владимира 1769 г. показывает «место прежде бывших княжеских домов, где ныне ветхой казенной воеводской дом деревянной»23. Воеводский дом есть и на «чертеже» 1715 г.24, правда, он помещен ближе к Успенскому соборе, а не к Рождественскому монастырю. Но весь этот район передан на «чертеже» с искажением: Никольская и Борисоглебская церкви и воеводский дом сдвинуты к западу. Реконструкцией плана по «чертежу» 1715 г.25 обе церкви локализованы правильно, и воеводский дом оказывается там же, где и на плане 1779 г. Преемственность же от княжеского двора к воеводскому вполне закономерна. Описная книга 1626 г. называет после двора патриарха Филарета избу съезжую, двор воеводский и избу губную. Н.А. Артлебен. проанализировавший Описную книгу. справедливо замечает: «Двор воеводский – где теперь губернаторский дом. Княжеский двор, по перенесении столицы в Москву, мог быть занимаем княжескими наместниками, а затем воеводами, поэтому место княжеского двора осталось казенным и, как значится в старом плане 1769 г., было занято провинциальною канцеляриею, а в конце прошлого века назначено под губернаторский дом»26. Южнее бывших ворот детинца, увенчанных шатровой колокольней, на «чертеже» 1715 г. показана «приказная изба» - присутственное место администрации воеводы27.

            Борисоглебская церковь (каменная построена в 1755 г.) располагалась севернее Дмитриевского собора, в том направлении, где Воронин предполагал по находкам белокаменного щебня северное крыло дворца Всеволода III28. Не исключено, что деревянная церковь с таким посвящением могла быть уже при Всеволоде внутри детинца. Второй и третий сыновья Всеволода, умершие младенцами, имели крещеные имена Борис и Глеб. Эти святые дважды изображены в рельефах Дмитриевского собора. Более того, время закладки собора совпадает с днем памяти этих святых – 2 мая29.

            Планы 1769 г.30 и 1779 г.31 показывают вблизи Дмитриевского собора и Борисоглебской церкви «провинциальную канцелярию». На «чертеже» 1715 г. ее еще нет; она появилась, очевидно, после реформы 1718-1720 гг. Однако планы помещают ее по-разному: 1769 г. – туда, где план 1779 г. показывает место воеводского двора; а план 1779 г. – в клиновидный квартал западнее Борисоглебской церкви.

            В 1755 г. при провинциальной канцелярии была построена двойная палатка с железными дверьми и затворами «для поклажи денежной казны и дел»32. В 1761 г. в «Росписном списке» воеводы Воронцова при его вступлении в должность упоминается «бывшее казенное старое строение, то есть провинциальная и при оной подушного сбора канцелярия да на воеводском дворе светлицы и прочее на том дворе строение», из чего можно понять, что воеводский двор и провинциальная канцелярия – это не одно и то же; от этого старого ветхого строения годные «бревна, тесницы, переклады» были употреблены этим воеводой на перестройку и ремонт казенных же помещений, в том числе «кладовой казенной палаты», мощение улицы «против канцелярии воеводского дома» и в других местах, на устройство полов в «новопостроенной канцелярии», прочие ветхие остатки сгодились на топление печей; бывшая в воеводском доме старая баня с предбанником сгорели в 1764 г., заново была построена воеводой Воронцовым бревенчатая канцелярия о 8 покоях33. С учреждением в 1778 г. Владимирской губернии и наместничества присутственные места оставались на исторических местах прежней провинциальной канцелярии и воеводского двора (хотя в 1769 г. часть присутствия переместилась в упраздненный Богородицкий монастырь). Так, в 1780 г. собирались заново замостить улицы «в кремле противу острогу на Большой улице..; к собору..; против наместничского правления у казенной палаты по большой дороге; налево около оного; позади; против бывшего воеводского двора по большой дороге; к Дмитриевскому собору»34.

            Кроме казенных строений, этот район в XVIIXVIII вв. был застроен еще обывательскими и осадными дворами. Очевидно, это заселение произошло с исчезновением стены детинца – возможно, после событий начала XVII в. В Описной книге 1626 г. вслед за патриаршим двором перечислены дворы Кузьмы Степанова сына Рагозина, Никиты Степанова сына Рагозина, боярина Никиты Рахманова. Далее упомянуты «изба съезжая, двор воеводской, изба губная», затем «дворы всяких чинов людей от Торговых ворот по правую сторону по Большой улице (за пределами детинца – Т.Т.) и в переулках»35. Дворы горожан указаны и вблизи церкви Бориса и Глеба: «А по другую сторону храма церковной земли.., а на той земле живут… Двор Юрки иконника. Двор площадных подъячих… Да позади храма Борисоглебского же земли… а на той земле живет сторож Ивашко приходит, да тут же живут на государевой земле Богдашка Иванов сын калачник московитин да вдова Маврица. Двор Тихона да Ивана Семеновых детей Хоненева… Место пустое… Двор патриарша слуги… Двор губного старосты». Далее следует храм Николы Чудотворца. Описная книга 1626 г. показывает в кремле и слободку стрельцов, которая, по мнению Артлебена, находилась в южной части кремля36.

            «Чертеж» 1715 г. показывает между колокольней Успенского собора и Борисоглебской церковью «дворы всякого чина людей» и «дворы всякого чина жителей»37. Вблизи Дмитриевского собора, южнее его, на «чертеже» помещены «осадные дворы». В трех местах – вдоль дороги от Торговых ворот к Успенскому собору, между двумя соборами и вблизи Борисоглебской церкви – на «чертеже» помещены «дворы соборных попов».

            Описная книга 1626 г. указывает «двор монастырской Николо-Волосова монастыря» с дворником – между дворами патриаршего слуги и губного старосты38. Вообще осадных дворов в кремле-городе в начале XVIII в. было 65, посадских 40339. Те и другие были, вероятно, и в интересующем нас районе.

            План 1769 г. представляет этот район в следующем, по словам Артлебена, виде: «Где теперь плац, было три квартала и между ними две улицы, из которых одна имела направление от Торгового моста прямо к западной двери Дмитриевского собора, другая – к Успенскому собору. Первая названа на плане Дмитриевской… На месте, где ныне корпус Присутственных мест, то есть между обоих соборов, были два небольшие квартала, один из них оканчивался против южной стороны Дмитриевского собора. В этих кварталах были дома священнослужителей Успенского собора… Между описанными тремя кварталами, занимавшими место нынешнего плаца, и всеми остальными был дугообразный проезд… Этот дугообразный объезд пересекал Дмитриевскую улицу у самой западной стороны Дмитриевского собора и другую улицу у большого Успенского собора»40.

            Пожар 1719 г., начавшийся в Царицыной слободе за Торговым мостом, многое уничтожил и в кремле, и даже за Ивановскими воротами41. Во второй половине XIX в. при обсуждении устройства парка на старинной площади (где был район детинца), газеты писали: «До пожара 1719 г. тут были переулки, где жили квасники, а потом по плану (1781 г. – Т.Т.) она (площадь) значилась уже только пустопорожним местом»42.

            «Конфирмованный» 31 марта 1781 г. план Владимира изменил облик этого района. Осуществление плана облегчил еще пожар 1778 г., также многое уничтоживший в городе. По плану вместо прежних казенных строений предполагался корпус новых губернских Присутственных мест. Для него отводился участок между двумя соборами43, на котором продолжали еще обитать соборные служители и другие горожане. В 1782 г. был составлен реестр назначенных к сносу 11-ти дворов «для очищения мест под казенное строение, где будут строиться присутственные места»44. В 1783 г. был дан «владенный указ соборянам на земли, отведенные им взамен взятых под постройку корпуса Присутственных мест» - вблизи Троицкой церкви, в северо-западной части кремля; этих соборян оказалось пятеро45.

            В 1785-1790 гг. корпус был построен46. Перед корпусом оказался неровный пустырь, который стал использоваться как плац для строевых учений новобранцев, хотя план 1781 г. прожектировал здесь «сад стриженых деревьев»47. Облик этого района запечатлели акварельные рисунки – «Губернского атласа» 1801 г. и Ф.Д. Дмитриева около 1850 г.49.

            Вид другой стороны плаца – восточной, с Дмитриевским собором, Рождественским монастырем, Борисоглебской и Никольской церквями, то есть бывшее место воеводского дома, тоже есть в «Губернском атласе»50. В 1808 г. на этом месте был построен губернаторский дом. На рисунке Ф.Д. Дмитриева середины XIX в. видно и этот дом, и площадь, и ансамбль церквей51.

            Площадь в течение конца XVIIIXIX веков, вероятно, не раз меняла профиль. Документально известно о вертикальной планировке 1847 г.52 Изрытый ухабами пустынный плац для ученья рекрутов и прогулки коров попытались в 1867 г. превратить в общественный сад53. Однако из-за скудости средств осуществить это намерение удалось лишь в 1901 г.54 Этот молодой еще парк с фонтаном виден на старых открытках55. До наших дней сохранился парк «Липки», Присутственные места, губернаторский дом, соборы; нет лишь Борисоглебской церкви – она разобрана в 1929 г.

            Таким образом, к началу XX в. древняя топография района детинца сильно изменилась. Поиски северной границы детинца остаются актуальными и сейчас; южной и западной границами был земляной вал, а с восточной стороны детинец, по нашему мнению, граничил почти с Рождественским монастырем. В 1997 г. была предпринята попытка обнаружить остатки фундаментов стены и уточнить ее трассу радиолокационным методом. Была обследована площадь около 2 га, где обнаружено «множество локальных подземных объектов, не образующих, однако, единой протяженной структуры даже в непосредственной близости от описанных Н.Н. Ворониным остатков ворот»56.

            По нашему мнению, северная граница детинца проходила, начинаясь от ворот с церковью Иоакима и Анны, так, что включала в себя церковь Бориса и Глеба и квартал губернаторского дома (воеводского двора). Возможно даже, что, подобно Рождественскому монастырю, северная стена выходила в этом месте на главную улицу, то есть трасса ее шла почти параллельно южной кромке холма с крепостным валом. Не исключено, что в этой стене могли быть вторые ворота. Детинец при этом занимал бы территорию большую, чем принято считать.

 

                                                            Примечания.

  1. Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII XV веков. Т. I. М., 1961.
  2. ПСПЛ. Т. I. Стлб. 441.
  3. ПСРЛ. Т. X. С. 23, 29, 30; Т. XX. С. 140; Т. XXIII. C. 56.
  4. ПСРЛ. Т. I. Стлб. 412; Т. VII. С. 106.
  5. Воронин Н.Н. Зодчество… С. 446.
  6. Воронин Н.Н. Зодчество… С. 448 – 454.
  7. Воронин Н.Н. Зодчество… С 445.
  8. Артлебен Н.А. Описная книга Владимирского кремля-города 1626 г. // ВГВ. 1877. № 1-3; он же. Владимирский кремль-город по Описной книге 1626 г. // Ежегодник ВГСК. Вып. II. 1878. С. 179.
  9. Артлебен Н.А. Владимирский кремль-город… С. 180.
  10. Воронин Н.Н. Социальная топография Владимира XIIXIII вв. и «чертеж» 1715 г. // СА. VIII. М.- Л., 1946. С. 150-151.
  11. Виноградов А. История кафедрального Успенского собора в губ. гор. Владимире. Владимир, 1891. С. 70.
  12. Доброхотов В.И. Владимирский рождественский монастырь в 1763 г. // ВЕВ. 1899. № 19.
  13. Тимофеева Т.П. Архитектурный облик г. Владимира по рисунку 1764 г. // ПКНО. М., 1994.
  14. Бунин А.И. К исторической топографии города Владимира на Клязьме //  Труды ВУАК. Кн. II. Владимир, 1900; Выкопировка местности Успенского собора с архиерейским домом из плана 1769 г. // Собрание ВСМЗ. № В-4118.
  15. РГВИА. Ф. ВУА. Д. 21824.
  16. Тимофеева Т.П. Владимир в гравюрах и рисунках первой половины XIX в. // ПКНО. М., 1996; она же. К истории ограды Успенского собора в г. Владимире. // Материалы исследований ВСМЗ. Владимир, 1996. С. 17 – 20.
  17. Тимофеева Т.П. Архитектурный облик…
  18. Воронин Н.Н. Зодчество… С. 447. Рис. 212.
  19. Тимофеева Т.П. К истории Преподобенской колокольни Ризположенского монастыря г. Суздаля // ПКНО (в печати).
  20. ГАВО. Ф. 15. Оп. 2. Д. 643. Л. 1.
  21. ГАВО. Ф. 15. Оп. 2. Д. 56. Л. 7 – 7 об.
  22. Родина М.е. Отчет о проведении археологических раскопок в древней части г. Владимира в 1993 г. // Научный архив ВСМЗ. Д. 2758.
  23. РГВИА. Ф. ВУА. Д. 21824. О датировке плана см.: Тимофеева Т.П. Архитектурный облик…
  24. Воронин Н.Н. Социальная топография… С. 150 - 151.
  25. Красовский И.С. О топографической интерпретации рукописных планов древнерусских городов // Источники и методы исследований памятников градостроительства и архитектуры. М., 1980. С. 28 – 29.
  26. Артлебен Н.А. Владимирский кремль – город… С. 179.
  27. Воронин Н.Н. Социальная топография… С. 150 – 151.
  28. Воронин Н.Н. Зодчество… С. 430 – 431.
  29. См.: Тимофеева Т.П. К уточнению даты Дмитриевского собора // Дмитриевский собор. К 800-летию создания. М., 1997. С. 38-41. Борисоглебский мужской монастырь во Владимире упоминается в уставной грамоте в.к. Василия II Дмитриевича с митрополитом Киприаном от 1389 г. // Историческое описание храма св. бл. вел князей Бориса и Глеба в гор. Владимире. Владимир, 1905. С. 1.
  30. Бунин А.И. Указ. соч.
  31. РГВИА. Ф. ВУА. Д. 21824.
  32. ГАВО. Ф. 15. Оп. 2. Д. 56. Л. 7.
  33. ГАВО. Ф. 15. Оп. 2. Д. 56. Л. 8.
  34. ГАВО. Ф. 15. Оп. 2. Д. 639. Л. 1.
  35. Артлебен Н.А. Описная книга Владимирского кремля-города 1626 г. // ВГВ. 1877. № 1.
  36. Артлебен Н.А. Указ соч. // ВГВ. 1877. № 2; он же. Владимирский кремль город по Описной книге 1626 г. // ВГВ. 1877. № 7.
  37. Воронин Н.Н. Социальная топография… С 150 – 151.
  38. Артлебен Н.А. Указ. соч. // ВГВ. 1877. № 1.
  39. Тихонравов К.Н. Город Владимир в начале XVIII столетия // Трубы ВГСК. IX. Владимир, 1871. С. 27.
  40. Артлебен Н.А. Указ. соч. ВГВ. 1877. № 7.
  41. Тихонравов К.Н. О пожаре, бывшем во Владимире на 1 октября 1719 г. // ВГВ. 1847. № 40.
  42. ВГВ. 1867. № 50.
  43. РГВИА. Ф. ВУА. Д. 21823.
  44. ГАВО. Ф. 15. Оп. 1. Д. 445 а.
  45. ВГВ. 1877. № 5.
  46. Тимофеева Т.П. Архитектурная история здания присутственных мест в г. Владимире // Научный архив ВСМЗ.
  47. РГВИА. Ф. ВУА. Д. 21823.
  48. Воронин Н.Н. Зодчество… С. 358.
  49. Тимофеева Т.П. Владимир в гравюрах…
  50. Там же.
  51. Там же.
  52. ГАВО. Ф. 445. Оп. 1. Д. 182. Л. 1, 3 об., 16.
  53. ВГВ. 1867. № 50; ГАВО. Ф. 40. Оп. 1. Д. 17110.
  54. ГАВО. Ф. 390. Оп. 1. Д. 1241.
  55. Тимофеева Т.П. Днесь светло красуется… / Владимир в старой открытке. Владимир, 1993. С. 35, 41, 71.
  56. Свечников Е.Л. Радиолокационная разведка архитектурно-археологических объектов Владимира и Смоленска // Средневековая архитектура и монументальное искусство. раппопортовские чтения. Тезисы докладов. СПб., 1999. С. 145 – 146.

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский