РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Тимофеева Т.П. Придел Пантелеймона в Успенском соборе г. Владимира. В кн.: Материалы областной краеведческой конференции 2006 г. Владимир, 2007. С. 19-29. Все права сохранены.

Электронная версия материала предоставлена библиотеке «РусАрх» автором. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2007 г.

 

 

Т. П. Тимофеева

Придел Пантелеймона в Успенском соборе г. Владимира

 

            С древности до 1774 г. в Успенском соборе существовал придел св. Пантелеймона. Летописный текст связывает его с погребением в 1305 г. митрополита Максима: «…положен в Володимери, в Паньтелемане святом».1 В 1774 г. придел, который в это время представлял собой кирпичную выгородку со сводом в южной галерее собора (рис.), был переименован в Георгиевский, во имя князя Георгия. В 1864 г. кирпичные стены и свод разобрали, а Георгиевский придел перенесли в новое отдельное здание рядом с собором. Гроб Максима в это время, т.е. в середине XIX в., находился, однако, не в южной, а в западной галерее. Получается, что придел Пантелеймона и гроб Максима не совпадают. До недавнего времени в научной литературе не обращалось внимания на это противоречие 2, хотя оно было замечено еще в 1890 г.3 В последние годы предпринимались попытки выяснить историю придела.4 Однако ответов на вопросы, когда возник и где находился первоначально придел Пантелеймона и где был погребен митрополит Максим, они не дали.

Все же существует возможность по-новому рассмотреть этот круг вопросов. Прежде всего, необходимо этот круг расширить и выяснить, когда придел стал кирпичным, не изменилось ли его местоположение и не менялось ли место гробницы Максима. Внимательный анализ всех документальных материалов об интерьере собора и его некрополе приводит к следующим соображениям.

            Самое раннее из всех известий о приделе Пантелеймона относится к погребению митрополита Максима «в Пантелемане святом» в 1305 г., т.е. придел в это время, скорее всего, уже существовал. Когда он мог возникнуть? Высказывалось предположение, что это могло произойти уже при Андрее Боголюбском.5 Однако в XVIII в. застаем придел в южной галерее, а гроб Максима в XIX в. в западной галерее. Чтобы приделу оказаться в Андреевском соборе, в галерею впоследствии должны были – вместе или порознь - переместиться и гроб, и придел, что кажется абсурдным. Прочие приделы, время возникновения которых неизвестно, застаем также в галереях, включая хоры: Благовещенский придел в восточной ячейке северной галереи, великомученика Георгия в восточной ячейке южной галереи (оба упоминаются в первой половине XVII в.) и Антипиевский в южной ячейке хор, под главой (упоминается в этом месте в 1725 г., о чем будет сказано ниже).

Придел Пантелеймона в этом смысле не исключение. Возник он, стало быть, после пристройки галерей, например, при епископе Кирилле, который находился во Владимире в 1250 - 1280 гг. и покрыл Успенский собор оловом.6 В прошлом  Кирилл служил при галицком князе Данииле.7 В Галиче известна церковь Пантелеймона, датируемая около 1200 г.8 В 1305 г. в приделе Пантелеймона поставили гроб митрополита Максима, где он и упоминается в описаниях гробниц XVII в. Гроб Максима на плане Ф.Г. Солнцева 1959 г. показан поверх пола в западной галерее, слева от крайнего юго-западного столпа (рис.). Сейчас его там нет.

О дальнейшей судьбе Максимова гроба известно следующее. При ремонте 1768-1774 гг., согласно А.И. Виноградову, над мощами троих св. князей, Максима и плащаницей были устроены «сени с позлащенною резьбою». Они были повешены на железных цепях. У Виноградова читаем: «Посреди сени утверждено было в резной золоченой раме клеймо, на котором по зеленому фону было написано золотыми литерами: «Максим грек священ бе в лето бытия 6791, Рожд. Христ. 1238 в Киев прииде, частого же ради нахождения татарского преселися из Киева в великороссийский стольный град Владимир, пас церковь Христову Максим 23 года, преставися в лето бытия мира 6812». На самом гробе поверх белокаменной плиты возложено было, написанное на дске, окаймленной резною золоченою рамою, изображение святителя Максима, украшенное серебряным венцом, а на стене над гробом поставлена была украшенная серебряною золоченою ризою, написанная в 1299 году по видению, бывшему митрополиту Максиму икона Божией Матери, надпись же о сем видении укреплена на лицевой стороне гроба. В 1869 году сень, находившаяся над гробом митрополита Максима, уничтожена, и изображение святителя  Максима с гроба его снято и повешено на стене против его гроба. Причем над самым гробом все пространство застлано было, в уровень с соборным чугунным полом, чугунными же плитами. В 1874 году место погребения митрополита Максима ограждено было железною решеткою. Эта решетка существовала до 1878 года, когда вокруг всего угла храма, у которого блаженне покоится святитель Максим, устроен был усердием бывшего соборного старосты Васильева массивный иконостас, разобранный, вероятно, в ремонт 1882 года. О мощах святителя Максима так записано в книге Доброхотова: «Рассказывают, что при поправке пола нечаянно сдвинута была несколько крыша с гроба митрополита Максима, в котором видели мощи его и одежду. Протодиакон Успенского собора Захария, умерший не очень давно в преклонных летах, сказывал, что этому был свидетелем вместе с ним и Владимирский епископ Виктор» (Памятники древности во Владимире. С. 69). Служивший  в соборе много лет в качестве викарного священник Сергий Лебедев, 88-летний старец, сказывал, что в 1869 году, когда застилали гроб митрополита Максима (курсив мой – Т.Т.) чугунными плитами, он сподобился облобызать десную руку  святителя Максима, а не очень давно скончавшийся кафедральный протоиерей Феодор Надеждин показывал полученную им в то время часть прочной ткани из гроба святителя».9

По сведениям Виноградова можно понять, что гроб до 1869 г. стоял поверх пола, хотя он открыто и не пишет ни об этом, ни о том, что гроб спустили в землю. Только в одном месте есть прямое на это указание: «Епископ Платон…уже не так, как погребены были прежние святители – Лука, Симон, Митрофан, Серапион, Феодор и Максим, то есть не в каменной гробнице поверх пола (курсив мой – Т.Т.), а гроб его был опущен в землю».10 Тем не менее такой вывод напрашивается. Иначе как же на нем, «поверх плиты», лежала бы доска с его изображением?. Значит, гроб стоял поверх пола и раньше, и от другой, южной, стороны пилона его без труда можно было переставить на северную, где его в 1869 г. и зарыли в землю. У В.И. Доброхотова читаем: «Но прежде на пути к ней (гробнице князя Георгия – Т.Т.) взгляни вот на эту икону, при подножии которой стоит гроб (курсив мой – Т.Т.) с изображением на нем митрополита Максима…».11 Солнцев показывает на своем плане именно видимые гробницы.

Посмотрим, как упоминается гроб Максима в описаниях гробниц. Описи гробниц Успенского собора XVII в., как выяснилось, восходят к XVI в., времени посещения Владимира Иваном IV; между 1550 и 1594 гг. было составлено три описи.12 На их основе появились описи гробниц в сборниках 1640-х гг. и более поздних. Приводим два текста, составленные до 1645 г., т.е. до перенесения мощей князя Георгия Всеволодовича (№ 1 и 2), и два текста, составленные после перенесения мощей Георгия (№ 3 и 4). Чтобы понять логику описаний, придется привести тексты Успенского некрополя целиком, выделив курсивом упоминания о гробе Максима.

            1. «В Володимере в соборной церкви Успения Пречистые Богородицы, в приделех, опочивают великия князи и их дети. Лежит князь великий Андрей Юрьевичь Боголюбовский в приделе Благовещения святыя Богородицы на левой стране. Да в том же пределе на правой стране лежит князь великий Дмитрей Всеволод Юръевич, брат Андрею Боголюбовскому. А в другом приделе у Егория святаго лежит великий князь Юрье Всеволодичь во плоти, а с ним 3 сыны лежат в розных гробницах. Да в том же приделе лежат Володимер, Мстислав, Всеволод. А в болшой церкви лежат великаго князя Юрья братия князь великий Констянтин да князь великий Феодор Ярослав Всеволодичь; великого князя Юрья Всеволодича княгиня великая Агафия, а лежит она на левой стране, а подле ея – великая кнежна Феодора да снохи ея: княгиня Марья, да княгиня Кристина, да княгиня Феодора. Да в той же стране лежит князь великий Михайло да великаго князя Андрея Боголюбскаго 3 сыны: Изяслав, Мстислав, Глеб. Да у Пречистыя Богородицы в болшой церкви лежат князь Ярослав, Боголюбовскому Андрею брат, да князь Борис Михайловичь, князь Борис Даниловичь, Невъского внук, да великаго князя Всеволода дети – Светослав да Иван, да князь Володимерь Всеволодичь, да князь Изяслав Хлебовичь, внук Всеволожь, князь Михайло Ярославичь, Всеволожь внук, а великаго князя Ярослава – сын, великий князь Костянтин. Да в той же болшой церкви в пределе в Пантелеймонове лежит Максим митрополит. А на правой стране в болшой же церкви лежат владыки владимерские: Лука, Симон, Митрофан, Серапион, Феодор». 13

2. «В пределе у страстотерпца Георгия – благоверный великий князь Георгий Димитриевичь Всеволод. Да тут же, во олтаре, в ногах у него – сын его князь Владимир. Да возле его, в стене, – благоверный великий князь Феодор Ярослав. Да тут же, во олтаре, на левой стране – дети благовернаго великаго  князя Георгия Всеволода Всеволод да Мстислав. Да в пределе у Благовещения Пречистые Богородицы, по правую страну олтаря, – гробница благовернаго великаго князя Димитрия Георгиевича Всеволода. Да туто же, в пределе во олтаре, по левую страну от престола, в стене, – гробница благовернаго великаго князя Андрея Георгиевича Боголюбъскаго. Да в большом храму на правой стране, у сторонних дверей, – гробница благовернаго великаго князя Константина Димитриевича, брата князя Георгия. Да в головах у него две гробницы: гробница епископа Луки да епископа Серапиона, одна в стене. Да у них в головах – гробница Феодора епископа, а у него в головах – гробница Симона епископа, а у него в головах – гробница Митрофана епископа. Да в пределе святаго великомученика Пантелеймона – гробница митрополита Максима. А на левой стране у сторонних дверей – гробница благовернаго великаго князя Георгия дочери княжны Феодоры, да в головах у нее – гробница матери ее княгини Агафии, а у нее в головах – гробница благовернаго князя Михалъка, брата князю Андрея Боголюбскаго, а у него в головах – две гробницы князь Андреевых, детей Боголюбскаго, Глеба да Ижеслава: одна в стене, а другая – возле». 14

3. «А в велицей церкви приделы:

Вшед в церковь на левой стране придел Благовещение Пресвятыя Богородицы и в том приделе в олтаре в стене к жертвеннику лежат мощи благоверного великого князя Андрея Георгиевича Боголюбского. К олтарной  стене  большого олтаря лежат мощи брата его родного великого князя Димитрия-Всеволода. В той же велицей церкви вшед на правой стране придел страстотерпца Христова Георгия; в том приделе лежали мощи великого князя Георгия Всеволодовича Владимирского чудотворца у стены великия церкве в каменном гробе…

В том же пределе лежит брат его родной благоверный великий князь Феодор-Ярослав Всеволодович отец благоверного и великого князя Александра Ярославича Невского.

Да великого князя Георгия Всеволодовича дети: Владимир, Мстислав, Всеволод.

Да в велицей церкви на правой стране от предела великомученика Георгия у сторонних дверей по церковной стене благоверный великий князь Константин Всеволодович.

Владимирские епископы: Феодор, Симон, Митрофан, Серапион, Лука.

На той же стране от входных дверей меж столпов придел великомученика Пантелеимона: в том пределе почивает Максим митрополит Владимирский.

По левой стене великия церкви от предела Благовещения Пресвятыя Богородицы и от сторонних дверей лежит благоверного великого князя Георгия Всеволодовича княгиня Агафья…

По той же стране князь Михайло Юрьевич…

По той же стране в угле лежат во плоти дети благоверного великого князя Андрея Георгиевича Боголюбского: Изяслав, Мстислав, Глеб…

В той же велицей церкви на средних сводех придел священномученика Антипы…».15

4. «Во преславнем граде Владимери у северных дверей опочивает благоверный и великий князь Андрей Егорьевич Благолюбьской, создатель святыя соборныя церкви, что во Владимере. В том же пределе одесную страну брат его родной благоверный и великий князь Дмитрей Всеволод Георевичь. У северных же дверей благоверная великая княгиня Агафия, супруга святаго Георгия Всеволодича, со дщерьми и снохами. Подле их благоверный и великий князь Михайло Юрьевичь, брат великого князя Андрея Боголюбского. Подле их его благоверный великий князь Борис Даниловичь. Подле их всех во углу святый благоверный и великий князь Глеб Андреевич Благолюбской во плоти. От заподных дверей в пределех у святаго Пантелеймона опочивает преосвященный Максим митрополит грек…От того же предела во углу опочивает архиерей Митрофан. Подле его архиерей Симон епискуп. Подле его гроб архиерея Серепиона. Подле его архиерей Лука епископ. От южные страны подле их у дверей гроб благоверного великого князя Константина Всеволодича. От южные страны в пределе великомученика Георгия во олтаре от левыя страны гроб благоверного князя Владимера, сын Георгия Всеволодича. В соборной церкве на правой стране во олтаре же (придела Георгия – Т.Т.) гроб благоверного великого князя Мстислава. Подле его гроб благоверного великого князя Всеволода – дети благоверного князя Егория Всеволодича. Подле их у стены тут же во алтаре гроб благоверного князя Феодора-Ярослава, отца святого Александра Невского. А пред царскими дверьми в том же (далее слово «алтаре» или «приделе» пропущено – Т.Т.) гроб благоверного великого князя Георгия Всеволодича Владимерского чюдотворца, идеже первие опочивал…». 16

В этих описаниях можно сделать ряд полезных наблюдений. Термины «придел» и «олтарь» взаимозаменяемы; очевидно, приделы эти были настолько невелики, что ограничивались одной алтарной частью. Другое наблюдение – «большой церковью» называется в противоположность этим малым приделам-алтарям все остальное помещение храма, в том числе и галереи (внутри андреевского храма погребения нигде и не показаны). Ориентирами служат стороны – правая, она же южная, и левая, северная; двери – «вшед в церковь» (это о главных, западных), «сторонние» северные и южные; приделы-алтари. Указания «вшед в церковь на правой (левой) стране», «на той же стране», «на правой (левой) стране у сторонних дверей», «у северных дверей», «от южной страны» указывают на галереи – южную и северную. Единственное более или менее конкретное указание на место Пантелеймоновского придела заметил в описании Троице-Сергиевского сборника И.В. Антипов: «На той же (правой) стране от входных дверей меж столпов». Какое, собственно, место имеется в виду? Предположим, что это западная галерея, и тогда придел с гробом Максима лежал там, где его изобразил Солнцев – слева от крайнего юго-западного столпа на границе западной и южной галерей. Обратим внимание на  сборник 80-х гг. XVII в. – «от заподных дверей в пределех у святаго Пантелеймона опочивает…Максим…», далее сразу после него – «от того же предела во углу…Митрофан». Здесь вроде бы тоже в равной степени можно представить себе придел как слева, так и справа от юго-западного столпа. И все же тесная связка придела с погребением Митрофана подразумевает скорее южную галерею. Бесспорно лишь то, что Максим и придел Пантелеймона во всех этих описаниях еще вместе.

            Вот что выясняется о приделе Пантелеймона и гробе Максима из соборных Описных книг 1693, 1697 и 1708 гг., прежде не вводившихся в научный оборот.

            Опись 1693 г., при описании правой стороны: «Предел каменной великомученика Пантелеимона теплой, в нем местные образы Богоявления Господня, да мученика Пантелеимона и у образа мученика Пантелеимона оклад и венец и цата серебреные басебные золочены. Образ Покрова Пресвятые Богородицы, шесть образов штилистовых окладные. В пределе царские двери да деисусов девять икон писаны на красках, да с полуденную сторону предел во имя великомученика Георгия…». 17

Опись 1697 г., также при описании правой стороны: «В церкви ж предел каменной великомученика Понтелеимона теплой, в нем местные образы18…Да в той же соборной церкве после строения тое соборные церкви и нового каменного теплого предела остаточного олова и железа и гвоздей что принял протопоп Григорий после строения у целовальников в прошлом С (7000, т.е. 1692) году в марте месяце…». 19

Опись 1708 г.: «В церкви ж предел каменной великого мученика Пантелеимона теплой в нем местных образов…». 20

Отсюда становится понятно, что каменный теплый придел был построен около 1692 г. и находился в южной галерее. Именно он и был переименован в 1774 г. во имя князя Георгия. По сведениям Виноградова, над кирпичным сводом теплой церкви был устроен еще один свод, доходивший до первой перемычки, а внутри этого двойного свода получилось помещение высотой около трех метров - кладовая, где хранились сундуки с облачениями из упраздненных монастырей, и в нее «спускались» через люк в юго-западном углу хор.21 Разобран придел был в 1864 г. Кирпичом, оставшимся от его разборки, вероятно, заложили в 1869 г. «комары» с гробницами. Виноградов сообщает, что гробница Луки до 1880-х гг. была заложена доверху «крупным старинным кирпичом». 22

О местоположении первоначального придела Пантелеймона (т.е. в нем гроба Максима) из соборных описей, к сожалению, вынести однозначное представление невозможно. Опись 1708 г. при описании икон правой стороны сообщает следующее: «За правым столпом у чудотворцовые (Георгия – Т.Т.) раки…На правой же стороне у столпа…Да за столпом…Да за столпом же…У того ж столпа…На той же стороне образ местной деисус на гробе великого князя Константина. (Гроб Константина - в южной галерее. И сразу за Константином следует гроб Максима. – Т.Т.). Да на гробе Максима митрополита Греченина образ Пресвятыя Богородицы в молении Максим митрополит…». 23

В той же описи, в перечне сеней (без специального заголовка о сенях) читаем: «На левой стороне рака резная вызолочена, а в раке мощи…Андрея Боголюбского…над ракою построена сень…»24; «На правой стороне рака резная…мощи..Глеба…над ракою сень»25; «Над гробом святаго Максима митрополита Греченина (курсив мой – Т.Т.) построена сень столпы резные золочены».26  Увы, отсюда невозможно понять, где все же был гроб Максима: в южной галерее или в западной. «За левым столпом…У того ж столпа образ местной Пресвятыя Богородицы видение Максима митрополита Грека поновлен вновь оклад серебреной венец чеканной золочен…»27 «Левый столп» - следуя логике описания, имеется в виду, видимо, левый относительно всей соборной церкви, т.е. слева от центрального нефа. После икон следуют приделы: каменный теплый Пантелеймона28, «с полуденную страну предел во имя великомученика Георгия», «от северной страны в пределе на гробах» Андрея и Всеволода иконы29, затем «в соборной же церкви вверху предел священно мученика Антипы».30 Приходится констатировать, что эти описания не слишком проясняют местоположение гроба Максима: с одинаковым успехом он мог быть как справа, так и слева от крайнего юго-западного столпа. Впрочем, возможен и другой ход мыслей: икона на гробе Максима попала не в описание придела Пантелеймона и того, что в нем, а в описание того, что вообще было за правым столпом, после деисуса на гробе Константина. Тогда можно предположить, что гроб Максима был не в новом теплом приделе, а у крайнего столпа в западной галерее, где его застали в 1849 г. Доброхотов и в 1859 г. Солнцев.

Однако распределение «по статьям», как заявлено в заголовках Описных книг, не жесткое и касается скорее не местоположения, а категорий вещей (иконы, книги, ризы, стихари, поручи и проч.). Привязки к месту приблизительные, далеко не всегда с каким-либо уточнением. Поэтому перечисление икон на гробах в описи 1708 г., возможно, только в целом привязано к «правой стороне», вне связи с приделами. Основная привязка здесь не к приделам, а к гробницам правой стороны. В этом случае противоречия нет, и гроб Максима мог быть в приделе Пантелеймона в южной галерее. Ведь и гроб Константина указан без всяких ориентиров, кроме «правой стороны». Возможно, и гроб Максима здесь упоминается как бы сам по себе, без жесткой привязки к приделу Пантелеймона, хотя и находился еще в нем.

Можно предположить, что первоначально весь придел занимал одну лишь крайнюю ячейку южной галереи, и тогда  гроб Максима находился в алтаре (в отличие от прочих святителей), а новый каменный придел расширили еще на две передние ячейки, и алтарь оказался восточнее. Тогда все концы связываются, и становится понятным даже то, почему прочие гробницы святителей упоминаются вне придела!

Если все же допустить, что Максим был погребен в западной галерее, а придел в 1692 г. перенесен на новое место, в южную галерею, то есть еще один полезный документ – описание  повреждений соборного храма накануне ремонта Якова Буева 1725 г., опубликованное Виноградовым.31 Этот документ очень важен, так как в нем содержится единственное определенное указание на гроб Максима в приделе Пантелеймона, который уже был каменным и находился в южной галерее. Приводим довольно большой фрагмент, чтобы понятна была логика описания.

            «Над теми же с южной стороны входными дверьми от дверной верхней перемычки до верхнева своду разселина, а над гробом преосвященных епископов Серапиона и Федора стена от своду отслонилась.

             Да в пределе святаго великомученика Пантелеимона в олтари над престолом свод пробрав починить вновь. (При описаниях предыдущих повреждений уточняется: «верхние своды». К тому же знаменательно, что сразу после южных дверей следует придел Пантелеимона. – Т.Т.).

            Да на той же стороне вверху на хорах в пределе святаго священномученика Антипия над престолом и над горним местом под главою перемычку всю из нового кирпича перекласть вновь, а под главою, в которых местах есть разселины, разобрав плохие места, починить все вновь. (То есть на стороне придела Пантелеимона, там же и малая глава. – Т.Т.).

            В том же пределе в углу  и над окошком две разселины от полу до сводов. (Очевидно, это опять о приделе Пантелеимона, и свод имеется в виду не «верхний» – Т.Т.).

            Да в том же пределе на левой стороне в столпе и в перемычке, где надлежит, плохие места выбрав, сделать вновь.

            В томже (Пантелеймоновском – Т.Т.) пределе к западным дверям над гробом преосвященного Максима митрополита половину своду да и с перемычкою перебрать вновь, да над взходными западными дверми над большим окошком свод и с тремя перемычками, где надлежит, сверху, выбрав плохие места, починить. (Западные двери, очевидно, имеются в виду не соборные, а придельные; вторые были восточные. Эти западные двери находились почти сразу за гробом. Оба этих проема показаны на плане Солнцева. А «взходные западные двери» – это двери в центральном западном портале собора. Другие же западные соборные двери, точнее, юго-западные, были заложены в 1692 г. при устройстве теплого придела. О дверях см. ниже. – Т.Т.).

            Да на хорах с южной стороны в своде замок пробрав починить вновь. (Это о соседней с приделом Антипия ячейке хор. – Т.Т.).

            В заднем западнем углу сверху со входных глухих дверей до своду разселина, также и в самом углу разселинаж.

            В том же углу свод, на котором разселина надлежит около того замка, сверху, где надлежит, разобрать и сделать в том своде замок новый».

            Из соборных Описных книг известно местоположение придела в южной галерее, и эти описания касаются  трех ячеек южной галереи, где были кирпичные простенки и свод ниже уровня хор, а на хорах, в крайней южной ячейке, под главой, помещался Антипиевский придел.

Теперь посмотрим, как эта версия выглядит в свете сведений о дверях.

Опись 1693 г.: «У церкви передние и южные двери створные железные, а северные двери створные деревянные обиты медью красною чеканною бывала золочены. Да двери ж створные железные лежат в церкве». 32

Опись 1708 г.: «Над входными церковными южными дверьми образ Отечество».33 В описании ветхостей 1725 г., южной стороны, сказано: «В заднем западнем углу сверху со входных глухих дверей до своду разселина, также и в самом углу разселина ж». Далее две фразы о северной стороне, и после них: «Двери с западной стороны в углу закласть». 34 Отсюда можно понять, что кроме трех «взходных дверей» были еще «входные глухие» юго-западные двери, заложенные, видимо, при устройстве в 1692 г. теплого каменного придела; в 1890 г. при разборке закладки этого портала оказалась печь. «Да двери ж створные железные лежат в церкве» описи 1693 г. – это, очевидно, о снятых дверях юго-западного портала, заложенного при устройстве теплого каменного придела. Были еще одни, северо-западные двери, которыми, видимо, не пользовались; поэтому они не упомянуты в описи 1693 г.  Их собирались в 1725 г. «закласть». 

Отсюда следует, что «западные двери» в выражении «в томже пределе к западным дверям над гробом преосвященного Максима митрополита» – двери придельные, а не соборные, и все описание относится к приделу Пантелеймона в южной галерее. Значит, гроб Максима в 1725 г. стоял справа у юго-западного столпа, вдоль кирпичного простенка придела, в направлении к ближайшим придельным дверям (рис.).

Впоследствии, между 1725 и 1849 гг., гроб Максима перенесли из придела в самый храм, соорудили над ним сень и поместили прочие признаки реликвария для большей значительности и видимости. В приделе, за стеной, реликварий был менее заметен и менее доступен.

Подведем итоги. Придел Пантелеймона первоначально мог находиться в угловой юго-западной ячейке на стыке южной и западной галерей; тогда появиться он мог только после пристройки этих галерей, например, при епископе Кирилле между 1250 и 1280 гг. В 1305 г. в приделе Пантелеймона, в алтаре, поставили гроб митрополита Максима, где он и упоминается в описаниях гробниц XVII в.

В 1692 г., во время ремонта собора, в южной галерее устроили теплый каменный придел в то же именование. Гроб Максима остался на своем месте в приделе, а придел, возможно,  распространился вперед на две ячейки, при этом алтарь переместился на восток от гроба. В 1725 г. гроб упоминается в приделе Пантелеймона. Позже, вероятнее всего, в ремонт 1768-1774 гг., гроб переставили по другую сторону того же столпа и соорудили над ним новую сень. О причинах этого перемещения можно только догадываться: переименование придела во имя князя Георгия, желание придать гробу Максима с новой сенью над ним более заметное, чем в тесном приделе, положение; упорядочение некрополя: упразднение одних и перестановка других гробниц, перекладка останков из нескольких гробниц в одну и т.д.35 Окончательно прояснить ситуацию могли бы документы о ремонте 1768-1774 гг., если, конечно, в них оказалось бы конкретное указание на перестановку этой гробницы, что маловероятно.

 

Примечания

1.      Львовская летопись // Русские летописи. Том IV. Рязань, 1999. С. 224.

2.      Виноградов А.И. История кафедрального Успенского собора в губ. гор. Владимире. Владимир, 1905; Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси. Т. I. М., 1961. С. 355-356.

3.      Иеромонах Порфирий. Древние гробницы во владимирском кафедральном Успенском соборе. ВЕВ. 1890. №  15. С. 490-491.

4.      Антипов И.В. О датировке придела Св. Пантелеймона владимирского Успенского собора // Церковная археология. Часть 2. Христианство и древнерусская культура. СПб. – Псков. 1995. С. 97-99; он же. Древнерусская архитектура второй половины XIII-первой трети XIV в. Каталог памятников. СПб., 2000. С. 43-44; Ульянов О.Г. Летопись древнего собора: неизвестные страницы // Свет невечерний. Владимир, 2001. С. 28.

5.      Ульянов О.Г. Указ. соч.

6.      Летопись Авраамки // ПСРЛ. Т. XVI. М., 2000. Стлб. 55.

7.      Поппэ А. Митрополиты и князья Киевской Руси // Герхард Подскальски. Христианство и богословская литература в Киевской Руси (988-1237 гг.). СПб., 1996. С. 468.

8.      Правда, летописного свидетельства о домонгольской церкви в Галиче с таким посвящением нет. Однако датированные началом XIII в. надписи с названием найдены на наружных стенах храма. – Раппопорт П.А. Русская архитектура X-XIII вв. / Свод археологических источников. Вып. Е-147. Л., 1982. С.110.

9.      Виноградов А.И. История…Владимир, 1905. С. 64.

10.  Виноградов. История…Владимир, 1905. С. 60 (примечание 2).

11.  Доброхотов В.И. Обозрение гробниц и могил великих мужей во Владимирском Успенском соборе // ВГВ. 1849. № 27; ГАВО. Ф. 556. Оп. 1. Д. 1348. Л. 4.

12.  Сиренов А.В. О начале традиций описей древних гробниц // «Сих же память пребывает во веки»: Мемориальный аспект в культуре русского православия / Материалы научной конференции. СПб., 1997. С. 86-91.

13.  Роспись великим князем, которые опочивают во граде Владимире в соборной и апостольской церкви Успения Пречистыя Богородицы (Сборник 1640-х гг.).  - Сиренов А.В. Описи древних гробниц в рукописных сборниках XVII века // История в рукописях и рукописи в истории: Сб. ст. к 200-летию Отдела рукописей РНБ. СПб. (в печати).

14.  Роспись, что во Владимире у Пречистые Богородицы лежат благоверные и великие князи и княгини и их дети и епископы (Сборник 1640-х гг.). - Сиренов А.В. Описи древних гробниц в рукописных сборниках XVII века // История в рукописях и рукописи в истории: Сб. ст. к 200-летию Отдела рукописей РНБ. СПб. (в печати).

15.  Описание святые и великие соборные церкве пречистыя Богородицы…и о мощех… (Сборник Троице-Сергиевой Лавры XVII в. № 810) // Виноградов А.И. История…Владимир, 1905. Приложения.  С. 66-67. Описание составлено после перенесения мощей князя Георгия.

16.  Описание во граде Владимире, где положены святые мощи в соборной церкви (Сборник 80-х гг. XVII в.) // Сиренов А.В. Путь к граду Китежу / Князь Георгий Владимирский в истории, житиях, легендах. СПб., 2003. С. 37-39. Описание составлено после перенесения мощей князя Георгия.

17.  РГАДА. Ф. 235. Оп. 3. Д. 53. Л. 15-15 об.

18.  Там же. Л. 56 об.

19.  Там же. Л. 80 об.

20.  РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Д. 274. Л. 11.

21.  Виноградов А.И. История…Владимир, 1905. С. 22 (примечание); он же. История Владимирского кафедрального Успенского собора. Владимир, 1877. С. 114.

22.  Виноградов А.И. История…Владимир, 1905. С. 89.

23.  РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Д. 274. Л. 10 об.

24.  Там же. Л. 28.

25.  Там же. Л. 28 об.

26.  Там же. Л. 28 об.

27.  Там же. Л. 10-11.

28.  Там же. Л. 11.

29.  Там же. Л. 11 об.

30.  Там же. Л. 11 об.

31.  Виноградов А.И. История…Владимир, 1905. С. 56-57 (примечание 1).

32.  РГАДА. Ф. 235. Оп. 3. Д. 53. Л. 87 об.

33.  РГАДА. Ф. 237. Оп. 1. Д. 274. Л. 29.

34.  Виноградов А.И. История… Владимир, 1905. С. 57.

35.  «Не при епископе ли Иерониме, во время обновления им собора, утрачены для соборной истории те белокаменные великокняжеские гробницы, которые в описании собора, находящемся в сборнике Троице-Сергиевой лавры XVII века, значатся, но которых в настоящее время уже нет в соборе». – Виноградов А.И. История…Владимир, 1905. С. 65 (примечание 2).

 

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский