РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Тимофеева Т.П. Золотые ворота во Владимире. М., 2002. Все права сохранены.

Электронная версия материала предоставлена библиотеке «РусАрх» автором. Все права сохранены.

В электронной версии иллюстрации оригинала отсутствуют.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2008 г.

 

 

Т. П. Тимофеева

Золотые ворота во Владимире

 

 «Да будет память всему Отечеству моему»

 

Не так уж много найдется в мировой архитектуре памятников, замыслом, значением, обликом и даже самим своим именем выразивших целую эпоху в жизни народа, государства, цивилизации. К числу таких памятников-символов принадлежат белокаменные Золотые ворота города Владимира. На протяжении более восьми веков, претерпев изменения и утраты своих важнейших частей, они остаются красноречивым свидетельством расцвета, величия и благочестия Владимирской Руси XII в. и яркой архитектурной метафорой времени владимирского князя Андрея Боголюбского. Свидетельство о том, что значили Золотые ворота для князя Андрея, сохранила Ипатьевская летопись, приписав ему знаменательные слова, в которых видится осознаваемый современниками замысел о Золотых воротах: "Хочу создати (в Киеве - Т.Т.) церковь таку же, ака же ворота си Золота; да будет память всему Отечеству моему"1. Контекст этой княжеской речи можно толковать по-разному2. Однако нельзя не заметить здесь главного - смысла, вложенного князем в строительство Золотых ворот: "память всему Отечеству моему". Золотые ворота и остались памятью о державном княжении Андрея Боголюбского (илл. 1). Наследник киевского престола, сын киевского князя Юрия Долгорукого, вышгородский князь Андрей, в 1155 г. "без отне воли" покинул киевскую землю, чтобы вернуться в свою Ростово-Суздальскую вотчину, на родину, где провел большую часть жизни. Здешняя боярская знать, стремившаяся обособиться от киевского, общерусского влияния, надеялась найти в нем послушного исполнителя своей воли. Однако Андрей Юрьевич не только проявил крутой нрав "самовластца"3, но и распорядился властью совершенно неожиданно: оставив старые политические центры Северо-Восточной Руси - Ростов и Суздаль, он приступил к созданию новой столицы в городе "мизиньных" людей (т. е. не боярской знати, а ремесленников, торговцев и прочих обитателей посада) - Владимире.

Отсчет истории Владимира следует начинать, очевидно, с конца X века, со времени крещения Руси при Владимире Святославиче4. Три Владимира знает Древняя Русь - город Владимира в Киеве, Владимир-Волынский и Владимир-Залесский5. Все они основаны в одно время, одним князем, с одной целью - стать опорой киевского князя и новой для славян веры - греческого христианства, православия. Его же именем и названы. Тогда же или несколько раньше пришли сюда, на высокие берега Клязьмы, и славяне; здесь и крестились вместе с здешним народом в реке, сохранившей старое, дославянское имя, данное ей местным населением угро-финского племени меря. Крещение могло случиться и в притоках Клязьмы, названных по-киевски: Лыбедь (Лебедь), Рпень, Почайна. Первоначальный Владимир X в. пока не найден, хотя и есть указание Тверской летописи: "На реце на Клязьме, на усть-Лыбеди"6. Может статься, это был еще не "город", но небольшое укрепленное подворье княжеских дружинников и христианских миссионеров. Вблизи восточной окраины Владимира сохраняются архаичные топонимы, свидетельствующие о древности славянского освоения восточного отрога владимирских высот: Ярилова долина, Княжой луг. Эти урочища смыкались с древним городищем Доброго села и его курганным могильником7.

В летописях упоминается еще один строитель Владимира - князь Владимир Мономах, правнук Владимира Святославича, построивший здесь на рубеже XI и XII веков новую крепость8. Место города Мономаха доподлинно неизвестно, не обнаружена и его Спасская церковь вне крепости - первый каменный, из плинфы, храм во Владимире.

В середине XII в. судьба города круто изменилась. На полтора столетия предстояло ему стать столицей Северо-Восточной Руси. Честолюбивые замыслы владели князем-"самовластцем": "Да будет сей град великое княжение и глава всем"9. Именно Андрею удалось создать город, образ и обаяние которого оказались сильнее времени (илл. 2).

Незадолго до Андрея во Владимире уже начал строительство Юрий Долгорукий: заложил белокаменную церковь, которую достраивал Андрей. Белокаменное владимиро-суздальское зодчество начиналось при Юрии Долгоруком, получившем готовую строительную дружину во главе с зодчим галицкого князя Владимира Володаревича. С середины 1140-х гг. до переезда Юрия в 1155 г. в Киев на княжение немало успела построить эта дружина: белокаменные храмы в Переславле-Залесском, Кидекше близ Суздаля, Юрьеве-Польском, Владимире и, может быть, в Суздале.

Белый камень - природный материал известняк, залежи которого образовали подземную, выходящую местами на поверхность жилу, протянувшуюся от подмосковных притоков реки Клязьмы до среднего течения Оки10. Происходит известняк владимиро-суздальских храмов из подмосковных карьеров близ сел Мячкова, Тучкова и Домодедова. Известняк мячковского горизонта, добытый с определенной глубины в штольнях и доставлявшийся речным путем и посуху, проявил прекрасные инженерно-строительные качества: необходимую прочность, но при этом достаточную мягкость и пластичность. Разведка и добыча его, очевидно, начались с переходом во владение Юрия Долгорукого замка боярина Кучки, где потом встала крепость Москва. Это и позволяет датировать начало строительных работ около 1147 г.

Технология строительства из крупных блоков природного камня появилась в Галицком княжестве вместе с романской артелью из соседней Малопольши11. Для строительства храма требовалось несколько тысяч тонн белого камня. Доставленный известняк на месте обрабатывали "каменосечцы" инструментами типа долота, молотка и тесла12. Чтобы обработать грань 40х40 см, нужно было нанести около 1200 ударов, а каждый кубический блок имел тщательную лицевую теску с пяти сторон, и только заднюю грань, обращенную внутрь стены, в забутовку, обрабатывали более грубо. Забутовка заполняла бутом, туфом, отесами известняка и известковым раствором прослойку между наружной и внутренней белокаменными кладками. Раствор применялся известковый с добавлением цемянки (кирпичной крошки) и древесного угля. Строительство здания продолжалось три-четыре сезона. Сначала заготавливали материал, затем размеряли на месте план и закладывали фундамент глубиной 1,7 - 2 м, до промерзания грунта. У белокаменных зданий он, как правило, ленточный, т.е. заложен не в котлован, а в фундаментные рвы по периметру и по осям столбов. Рвы заполнялись глыбами валунов, булыжником, обломками туфа и известняка; сверху заливался раствор. Затем возводились стены и своды и, наконец, обустраивался интерьер. Для кровель использовали тес, но, может быть, и свинцовые доски ("олово" летописей). Шлемовидные главы и некоторые фасадные детали покрывали красной аравийской медью с позолотой. В окна вставлялись деревянные оконницы с круглыми или фигурными отверстиями, которые иногда заполнялись стеклом13. Не исключено, что во владимирских храмах, таких аристократических и репрезентативных по стилю и совершенных по исполнению, применялось и витражное стекло. Все вместе создавало гармоничный, эффектный и блистательный, почти мистически неземной облик храма.

После смерти Юрия в 1157 г. галицкая строительная дружина перешла к Андрею. Вместе с князем она осуществила грандиозный замысел созидания столичного города.

 

 

Формирование территории древнего Владимира. Ворота города XII в.

 

Стольный град Андрея Боголюбского раскинулся на гряде высоких холмов в междуречье Клязьмы и Лыбеди. Важнейшей частью города стала новая крепость. Князь Андрей, по словам Никоновской летописи, "град Владимир заложи зело попремногу болши первого"14. Новая крепость простерлась в окружности более чем на 7 км, превзойдя Новгород (6100 м) и Киев (4600 м). В разных местах по сей день сохраняются внушительные земляные насыпи - некогда 9-метровой высоты и 24-метровой ширины у основания, с деревянной рубленой оградой наверху: Козлов вал у Золотых ворот (теперь его высота 6 м), Троицкий вал в средине города на линии Успенского собора, Ивановский вал напротив Рождественского монастыря, Зачатьевский на восточной окраине. Валы не только окружали город снаружи, но и разделяли его внутри на три части: западную, среднюю и восточную. Клиновидную линейную фигуру города, как кажется, определила сама природа: протяженное плато, стиснутое меж двух рек, текущих в одном направлении, на северо-восток. В трехчастном делении, как и в линейной доминанте плана, также отразился естественный рельеф: глубокие овраги меж холмами, превращенные умелыми градодельцами в рвы и усиленные валами.

Однако ощущается в этой трехчастной вытянутой линейности и некая вынужденность: будто новая крепость задалось целью непременно включить в себя ряд уже освоенных, удаленных друг от друга поселений, отказаться от которых градостроитель не мог. Особенное недоумение вызывает западная треть города (см. илл. 2). Земляной вал здесь спускается к реке, а не возвышается неприступно по гребню холма, как на остальном протяжении крепости. Вряд ли это было рационально с точки зрения фортификации. Если только не допустить другой причины: здесь располагалась давно освоенная территория, которой князь не мог пожертвовать. Поселок этот занимал впадину на южном склоне холма в непосредственной близости к реке. Интересно, что несколько западнее, у подножия соседнего холма, тоже издревле обосновался ремесленный поселок - Гончарная слобода, а еще западнее тянется цепь оврагов, из которых самый большой еще в XIX в. был известен как урочище Чертовье (Чертов яр, Чертолье, Чертополье)15. Не могут ли эти поселки и это урочище, так же как Ярилова долина, быть следами первого славянского освоения будущего города и ближайших окрестностей? Невольно напрашивается аналогия с киевским Подолом, заселение которого происходило одновременно с городом Владимира на Старокиевском холме16. Археологическое исследование материала киевского Подола позволило предположить, что некрополь посада на Подоле помещался в XI в. выше поселения, на горе - там, где возник Ярославов город17. А во Владимире выше юго-западного склона холма, обведенного валом, разместился на кромке двор Андрея Боголюбского с белокаменной церковью Спаса (этой церкви, возможно, предшествовал не обнаруженный одноименный храм Владимира Мономаха на его дворе). Старый же ремесленно-торговый поселок остался на прежнем месте, став в городе князя Андрея торгом, выходящим через южные городские ворота к пристани на реке Клязьме.

Противоположный, восточный конец города включил в крепостную черту – возможно, не полностью - первоначальный город-форпост, не угасший к середине XII в., тот, который Тверская летопись помещает "на усть-Лыбеди". При Владимире Мономахе между восточным городком и западным торгово-ремесленным поселком возникла новая крепость. Однако этот средний, Мономахов город, связывается с именем Мономаха все же условно. Если действительно на этом холме была крепость времени Мономаха, то территорию она занимала весьма скромную: на кромке холма. Естественной ее границей с северо-востока служил овраг, рельеф которого был заметен еще в XIX в. (наблюдения археолога В.П. Глазова). Разумеется, такой путь формирования города Владимира - только предположение, которое трудно проверить археологически, но которое, пожалуй, многое объясняет.

Андрей Боголюбский превращает город "мизиньных" людей в стольный, опираясь в своих замыслах на интересы этих же "мизиньных" людей и поэтому не жертвуя никакой из прежних территорий. Так сложился трехчастный план Владимира: западный "Новый город", средний "Печерний", называемые так в Лаврентьевской летописи под 1238 г.18, и восточный, в XVII в. известный как "Ветшаный", т.е. ветхий.

Внутренние ворота соединяли среднюю часть города с остальными. Западные получили название Торговых, однако это случилось не при Андрее, когда торг оставался у реки, а позже - когда Всеволод Большое Гнездо "взогна торг на гору". Восточные ворота были известны впоследствии как Ивановские - по близости к церкви Иоанна Богослова19.

Наружные ворота соединяли город с внешним миром: на западе Золотые, на востоке - Серебряные с надвратной церковью Андрея (вероятно, Первозванного), на юге, со стороны реки Клязьмы - Волжские, на севере - Оринины и Медные. Все эти названия упоминаются в летописях20.

Кроме Золотых, никаких других ворот не сохранилось и следов от них так и не найдено, поэтому их место определяется весьма предположительно. При этом наибольшие сомнения вызывают северные ворота. В Воскресенской летописи рассказывается, что татары ворвались в город "от северныя стороны от Лыбеди ко Орининым воротам и к Медяным"21, т.е. ворот оказывается двое. По Львовской летописи это одни и те же ворота: "тако и от Лыбеди во Оринины ворота в Медяные"22.

Здравой кажется мысль, что от ворот непременно должна начинаться значительная дорога. Так, Серебряные ворота вели в Боголюбов-город, Волжские - к речному пути Клязьма-Ока-Волга, Золотые - во вновь построенную крепость Москов, еще двое - в Юрьев-Польской и Суздаль. Юрьевская дорога с XII в. не менялась и начиналась на севере, от Нового города. Сюда помещают Оринины ворота. Следуя этой логике, Медным отводят место в восточной части города, при выходе через Лыбедь на север, к Суздальской улице23. Однако в XII в. здесь не было Суздальской дороги, в Суздаль ездили через восточные Серебряные ворота, т. е. через Боголюбово, затем только поворачивая на север24. Интересно, что так называемый "чертеж" Владимира 1715 г. показывает все перечисленные дороги, кроме Суздальской25, которая, очевидно, появилась вместе с Суздальской улицей гораздо позже, едва ли не в губернское время (илл. 3).

Поэтому вопрос об Орининых и Медных воротах остается открытым, как, впрочем, и многие другие. Но где бы ни находились эти ворота, средний, Печерний город оказывался совершенно замкнутым и вовсе лишенным внешнего сообщения: выйти из него можно было только через западную и восточную трети города, не считая потайных выходов к Клязьме и Лыбеди. В Ветшаном же городе единственные ворота, в достоверности которых можно не сомневаться, - Серебряные. С точки зрения надежности и безопасности населения Печернего города это труднообъяснимо.

Еще одна непростая задача - понять, каким образом крепостные башни ворот, находившихся вблизи границы с Печерним городом, соотносились с поперечными линиями укреплений - рвами и валами. Очевидно, что они должны быть сдвинуты в сторону от поперечных рвов, и подъезд к ним, возможно, должен быть устроен в виде рукава-"захаба" (наблюдения археолога В.П. Глазова).

 

 

 

Золотые ворота Иерусалима, Константинополя, Киева

 

Загадочной представляется ориентация на запад главных ворот - Золотых (илл. 4). Какая из дорог потребовала их сооружения с этой стороны? Уж конечно, не московская дорога, не Москва, едва затеплившаяся в недрах Залесской земли, повернула к себе их царственный лик. Может быть, Киев и его "город Ярослава" с юго-западными Золотыми воротами послужил образцом западной - княжеской - трети вновь созидаемого города? В самом деле, владимирским Золотым воротам предшествовали киевские, а тем - константинопольские, иерусалимские... Для средневекового градостроительства следование образцу было неизбежно - так в Константинополе - столице Византии, круг архитектурных символов складывался с ориентацией на расположение святых мест в Иерусалиме. Однако в "иерусалимской топонимике" Константинополя совершенно не было стремления воспроизвести реальную топографию Святой земли. Не заметно такого стремления и в Древней Руси. Земного Иерусалима с его Золотыми воротами, Голгофой и храмом Гроба Господня, Гефсиманским садом и ручьем Кедрон, Елеонской горой и другими географическими реалиями могли и не видеть воочию строители Киева, Владимира и многих других христианских городов. Однако сокровенная связь этих городов с ветхозаветными описаниями святого града, Крестным путем Спасителя и пророческим видением Иоанна Богослова явственно проступает в средневековой топографии и топонимике.

В Иерусалиме Золотыми назывались одни из четырех главных ворот: от них начиналась на востоке центральная улица города-крепости, воссозданного после Первой римско-иудейской войны. Через них Христос в день Вербного Воскресенья под возгласы "Осанна" вошел в Иерусалим. До завоевания Иерусалима турками восточные Золотые ворота открывались единственный раз в год - на праздник Входа Господня для торжественного входа патриарха со множеством народа.

До сих пор посредине здания заметна двойная арка с обильным орнаментом. В XVI в. арочный проем был заложен по приказу турецкого султана, поскольку среди христиан, а также среди иудеев и мусульман Золотые ворота Иерусалима считались открытыми только для Господа, и никто другой не должен был ходить ими. Именно эти ворота отождествлялись с пророчеством Иезекииля: "Ворота эти будут затворены, не отворятся, и никакой человек не войдет ими. Ибо Господь, Бог Израилев, вошел ими, и они будут затворены" (Иез. LXIV, 2).

Золотые ворота Константинополя-Царьграда тоже незримо присутствуют в образе владимирских и киевских Золотых ворот. Построил царьградские ворота в первой половине V в. император Феодосий Великий в память победы над тираном Максимом как главные ворота вновь созданной им крепости. Золотые ворота Константинополя представляли собой величественное сооружение из пестрого с зеленоватыми прожилками мрамора в виде трехпролетной арки с фризом, украшенным барельефами, изображающими подвиги Геракла, Прометея и других героев26. Над триумфальной аркой помещалась надпись: "Haec loca Theodosius decorat post fata tyranne. Aura saecta gerit qui portam construit auro" - "сии места Феодосий украсил после поражения тирана, золотые украшения принятия тому, кто ворота устроил золотом"27 (илл. 5, 6).

От Золотых ворот на западе начиналась центральная улица - Меси, параллельная берегу Мраморного моря. Ворота эти служили исключительно для торжественных триумфальных императорских процессий. Их название отражало, очевидно, не только имперскую роскошь и величие земной власти, но и надмирное сияние христианства. Всю полифоничность и символическую многозначность иерусалимских и константинопольских Золотых ворот восприняли в Древней Руси - Ярослав Мудрый в Киеве, Андрей Боголюбский во Владимире. Именно Золотые ворота стали основным градостроительно-архитектурным символом подобия Иерусалиму и Констатинополю.

Киевские Золотые ворота представляли собой крепостную башню с арочным пролетом, встроенную в систему бревенчатых стен-городен. Ширина проезда составляла 6,4 м. Стены внутри проезда членились пилястрами, которые на высоте 10 м завершались арками с коробовыми сводами перекрытия. Три центральные арки свода поднимались несколько выше, что, вероятно, объяснялось желанием возвысить надвратную церковь над боевой площадкой, расположенной перед ней. Внутри проезда на высоте 5 м могла помещаться еще одна площадка-настил. Золотые ворота в Киеве сохранились лишь в руинах, и в их конструкции остается много неясного. Тем не менее, здание реконструировано в 1981-1982 гг. по проекту Е.В. Лопушинской28. В отличие от Золотых ворот Константинополя и Иерусалима, киевские Золотые ворота венчались надвратной церковью во имя Благовещения. Вероятно, это был небольшой четырехстолпный храм так называемого крестово-купольного типа из кирпича-плинфы с профилированными пилястрами и зубчатым орнаментом. В сводах для облегчения конструкции были вмурованы голосники, а интерьер украшали фрески и мозаика. Посвящение надвратной церкви богородичному празднику Благовещения - Благой вести, принесенной Марии архангелом Гавриилом, означало благословение, милость и заступничество для крепости и всего города. Киевский митрополит Иларион так выразил это в своем "Слове о законе и благодати": "Да еже целование Архангел дасть девици, будет и граду сему. К оной бо: "Радуйся, обрадованная, Господь с Тобою". К граду же: "Радуйся, благоверный граде, Господь с тобою".

Ансамбль "города Ярослава" в Киеве - Золотые ворота, Софийский собор, монастыри - Георгиевский, Ирининский, Лазаревский и четвертый неизвестный (Екатерининский?), равноудаленные от Лобного места с крестом, как бы переносят в Киевскую Русь священные образцы Константинополя и Иерусалима.

Эпитет "Золотые" далеко не исчерпывается, очевидно, действительным наличием золоченых створ, купола и других украшений как знака роскоши и власти. В христианской культуре золоту усваивалась богатая сакральная метафоричность, вслед за Византией воспринятая и в Древней Руси. Золото являло образ света, и таинственный золотой фон иконы скрывал в себе блистание и свет горнего мира, ибо "Бог есть свет, и нет в нем никакой тьмы" (I Ин. I, 5).

Золотое сияние лучше всего выражало ветхозаветное понятие "Славы Господней". Золото сочетает в себе и тяжелое блистание, и светлую прозрачность. Небесный Иерусалим именно таким и открылся Иоанну Богослову: "Город был чистое золото, подобен чистому стеклу" (Откр. XXI, 18). Золото - не просто свет, но свет солнца, а солнце еще в Ветхом Завете выступало синонимом высшей правды: "...взойдет солнце правды" (Малах IV, 2 - это пророчество осуществилось с пришествием Христа). Золото также эмблема царского достоинства: ведь среди своих подарков новорожденному Спасителю волхвы принесли и золото - как царю. Далее золото стало в христианстве и символом чистоты, нетления и целомудрия, поэтому чистое золото способно символизировать и Деву Марию. Еще одна важная для христианства способность золота - близость к огненной среде, а огонь очищения содержится в таинстве покаяния, в исповедничестве, поэтому золото - еще и эмблема мученичества29. В той или иной степени такое отношение к качествам золота усвоила и Древняя Русь.

 

Золотые ворота. Современный облик

 

Замышляя новую столицу Залесской земли, князь Андрей осуществлял такую же миссионерскую программу, как Ярослав - в Киеве: "И славный град Киев величьством, яко венцем обложил, предал люди твоя и град...святей Богородице". Воплощение этой программы началось со строительства Золотых ворот Владимира.

Летописи ничего не сообщают о закладке Золотых ворот - надо полагать, что их начали строить одновременно с крепостью и Успенским собором, т.е. в 1158 г.: "Сверши же церковь пять верхов и все верхы золотом украси и створи в ней епископью и город Володимер заложи болий"30. Окончанием же постройки стало освящение надвратной церкви Положения Риз Богородицы в 1164 (1163) г.31 Главные ворота столичного Владимира, очевидно, во многом напоминали киевские. Они так же были встроены в крепостную линию валов и рубленых стен, так же имели боевые площадки и венчались надвратным храмом. Но материал их другой - тесаные блоки природного камня известняка.

Дважды на камнях Золотых ворот обнаружены так называемые княжеские знаки Рюриковичей - процарапанные значки, похожие на литеры. У каждого князя или княжеской ветви был свой вариант знака. Один из этих двух знаков - в виде трезубца, обнаруженный в одной из ниш на южной стене башни,- принадлежит Юрию Долгорукому, а другой, более сложного рисунка - его старшему сыну Ростиславу-Николаю32(илл.7). Должно быть, обработанные блоки остались от прежних строительных заготовок галицкой артели Юрия Долгорукого. Так или иначе связь сложных ворот с постройками Юрия Долгорукова очевидна - слишком еще лаконичен и лапидарен, пластически сдержан и пространственно неразвит стиль этого здания33. Впрочем, и само его крепостное назначение требовало аскетизма, воинственной мощи и не слишком располагало к обилию резного узорочья.

Ныне Золотые ворота выглядят суровой богатырской башней прямоугольной формы, вросшей в землю, по археологическим наблюдениям, на 1,5 м (илл. 8). Стремительную стройность и впечатление собранной силы, присущие ей изначально, меняют поздние - круглые, со шпилями - пристройки по бокам. Массив здания прорезает прекрасный, упругой формы, арочный свод с перемычкой. Верх башни завершают окна крытой галереи-паперти, над которыми возвышается надвратная церковь с одинаково решенными западным и восточным фасадами и выпуклой кровлей.

Уже на первый взгляд понятно, что здание понесло серьезные утраты и перестройки и далеко от первоначального облика,- и все же уцелело достаточно, чтобы осталось волнующее впечатление величия и подлинности древнего зодчества. Прежде всего сохраняется могучий холм древней земляной насыпи - Козлов вал. Подлинна в основе своей сама белокаменная башня: прямоугольная в плане, образованная двумя пилонами - южным и северным (илл. 9). Между ними - проезд с полуциркульным арочным сводом высотой почти 14 м и шириной 5,30 м. Внутренние стены проезда профилированы шестью лопатками с простым карнизом, выше которого лопатки продолжаются на своде. Примерно посредине арочного проезда ритмично перекинута перемычка таких же очертаний; в основании ее сохранились подставы для навески на петлях воротных полотнищ; тут же сохранились глубокие врубки в камне - для засова (илл. 10).

По бокам башни, на наружном южном и северном фасадах, заметны арочные ниши разной ширины и высоты. Назначение их неясно, так как с боков башню сжимала земляная насыпь, и ниши, вероятно, были засыпаны землей. Возможно, это усиливало прочность конструкции. Над перемычкой в белокаменной кладке стен внутри пролета заметны неглубокие квадратные врубки двух форматов: меньшие от так называемых пальцев строительных лесов и побольше - для бревен, на которые настилался тес для боевой площадки над створами ворот. Эти створы - дубовые, окованные золоченой медью, могли быть роскошно расписаны золотой наводкой по гравированному рисунку, подобно суздальским золотым дверям Богородице-Рождественского собора. "Житие Андрея Боголюбского" упоминает о небывалых "красотах" Золотых ворот, на которые сошлось полюбоваться множество народа, имея в виду, вероятно, убранство самих створ: "Тамо же созда великий князь Андрей и Златые врата граду каменные и на них церковь построи Положения Ризы Пресвятыя Богородицы: и тогда народу многу сшедшуся зрети их красоты".

Далее в "Житии Андрея Боголюбского" повествуется о падении только что построенных врат: "известь же мокра сущи и врата падошася, и под ними дванадесять человек каменьем засыпа"34. Эту катастрофу передает миниатюра Лицевого летописного свода XVI в. (илл. 11). Однако упали скорее всего не своды, как рисует миниатюра, а створы, как о том повествует "Сказание о чудесах иконы Владимирской Богоматери": "Бе бо не суха известь во вратех, абие же внезапу истергшися от стен врата и падоша на люди...и взяша врата, и видеша сущих под враты живых и здоровых"35.

Над этими створами и помещался боевой настил. Интересно, что на уровне перемычки с южной стороны сохранился арочный дверной проем - выход на эту площадку изнутри башни. В южном пилоне со стороны города прорезан ход наверх - 64 крутые ступени белокаменной внутристенной лестницы с коробовым ступенчатым сводом (илл. 12). Арочный проем - вход на лестницу, - очевидно, закрывался дверью с засовом, от которого остались небольшие, но глубокие квадратные врубки в белом камне. Посредине лестница прерывается, образуя небольшую площадку. Справа виден выход наружу, на боевой настил над перемычкой, к которой крепились створы ворот, а слева в стене - кирпичная закладка второго арочного проема. Если здесь и был выход наружу, то он попал бы в толщу земляного вала. Тем не менее, раструб белокаменных стен на средней площадке, теперь выровненный кирпичом, свидетельствует, что здесь скрещивались два людских потока36. Справа, в косяке дверного проема в сторону боевого настила, сохранились граффити - процарапанные на белом камне значки, по преимуществу в виде крестиков. Но среди них читается слово - "Гюргич" (Георгиевич) (илл. 13). Мы можем острожно предположить, что это память трагических событий осады Владимира монголо-татарами в феврале 1238 г., когда защитники города увидели с Золотых ворот среди завоевателей плененного московского князя Владимира Георгиевича - сына владимирского князя Георгия Всеволодича. Об этом рассказывает Лаврентьевская летопись: "Володимирцы пустиша по стреле на татары, и татарове тако же пустиша по стреле на Золотые ворота...Всеволод же и Мстислав стояста на Золотых воротах и познаста брата своего Володимера"37. На лестнице, ниже этого дверного проема, теперь застекленного как окно, можно видеть полубутовую кладку белокаменной стены: снята часть облицовки, и обнажена забутовка (илл.  14).

Оборону Золотых ворот можно было вести на двух уровнях: с настила над створами и с боевой площадки наверху башни, куда ведет верхний марш лестницы. Возможно, лестница освещалась в этой части окном, подобно тому, как изображено на миниатюре Лицевого летописного свода XVI в. в сцене падения Золотых ворот. В древности наверху была открытая галерея по периметру башни, огражденная зубчатым парапетом. На миниатюре Лицевого свода зубчатый парапет, снабженный машикули, несколько выступает над стеной. Иллюстрации Радзивилловской летописи также чаще изображают Золотые ворота с нависающим зубчатым парапетом или бруствером (илл. 15, а-в).

На "чертеже" 1715 г. (илл. 15, г) наверху башни перед надвратной церковью также заметен выступающий двухступенчатый парапет. Выяснить, каков в действительности был верх башни и как выглядели боевые площадки, вряд ли когда-нибудь удастся, поскольку верх перестроен из кирпича и превращен в закрытую галерею с небольшими окнами вместо открытой площадки с зубчатым бруствером.

Золотые ворота в оборонительной системе города были по существу стенной башней. Ее массив выдвигался вперед за линию валов и позволял держать под фланговым обстрелом с верхней площадки значительные участки стен и рва по бокам. Через ров настилался деревянный мост, который при необходимости мог просто сжигаться. В Западной Европе башни средневековых замков и крепостей были устроены иначе: они не имели такого огромного арочного проема, в низком своде помещалась падающая решетка-герс, а через ров опускался подъемный мост. Оригинальность Золотых ворот как фортификационного сооружения, отличного и от византийских, и от западно-европейских аналогов как инженерно-техническим решением, так и назначением, очевидна даже сейчас, когда облик здания далек от первоначального.

 

Реконструкция надвратной церкви

 

Наиболее сложно обстоит дело с реконструкцией надвратной церкви. Существующее здание лишь восполняет впечатление древнего ярусного сооружения, мало напоминая формы белокаменного зодчества XII в. Очевидно, первые утраты и повреждения могли произойти при осаде татарами и сопутствующих пожарах. Последующие чинки и ремонты насколько возможно поддерживали ветшающую древнюю конструкцию, и лишь в начале XIX в. верх башни и в особенности надвратная церковь подверглись радикальной перестройке.

Анализ архитектурных, графических и документальных материалов (о некоторых из них речь пойдет далее) дал возможность Владимирскому архитектору-реставратору А.В. Столетову выполнить проект реконструкции надвратной Ризположенской церкви и всего здания Золотых ворот (илл. 16). Без сомнения, по материалу, стилю и пропорциям церковь  полностью принадлежала традициям владимиро-суздальского зодчества с его аристократизмом, гармонией форм, точным следованием социальному заказу. Надвратный храм главной крепостной башни имел, очевидно, по преимуществу символическое значение; возможно, что церковная служба в нем не была ежедневной и носила скорее экстренный характер - как молебен в случаях общего бедствия. Согласно проекту А.В. Столетова, церковь представляла собой обычный для этой поры крестово-купольный тип конструкции, где две пары внутренних столпов, соединенных арками, поддерживают купол и арочные своды, образуя внутренний объем в виде пространственного креста. Четыре крестчатых в плане столпа составляли подкупольный квадрат строгой геометрической формы. План всего здания тоже близок к квадрату, с востока углубленному тремя алтарными нишами-апсидами. Расстояние между столпами в два раза превышало расстояние между столпами и стенами (т.е. ширину бокового нефа).

Согласно исследованиям А.В. Столетова, для размерения храма зодчему послужила мерная маховая сажень - 176 см, локоть (четвертая часть) которой - равен 44,1 см. Два локтя составили толщину стены и столпа, четыре локтя - ширину боковых нефов, а восемь локтей - сторону подкупольного квадрата и одновременно диаметр купола. Наружная ширина надвратной церкви равна ширине арочного пролета. Простыми ясными пропорциями плана определяются и вертикальные размеры объема и фасада. Высота храма от пола до барабана совпадала с наружной шириной (или длиной без апсид). По такой простой, несколько статичной формуле строились храмы Юрия Долгорукого.

В западной части здания помещался балкон-хоры - "восходние полати", как в других белокаменных храмах. Барабан со шлемом поднимался на высоту, равную его диаметру, т.е. стороне подкупольного квадрата. При этом общая высота храма до верха купола достигала 17 м. Внутрь церкви вели три портала. Наружных пластических украшений было, вероятно, немного - лишь пояс геометрического орнамента на барабане. Относительно зубчатого парапета церковь располагалась асимметрично: была несколько сдвинута к востоку, внутрь города, освобождая место для боевой площадки38.

Внутреннее убранство белокаменных храмов обычно складывалось из невысокой алтарной преграды с деисусом, полихромных настенных фресок, поливных плиток пола, икон, драгоценной утвари и тканей. Вблизи Золотых ворот при благоустройстве территории тоже удалось найти фрагмент поливной плитки с петлевидным орнаментом, но, судя по всему, не середины, а конца XII в.39

Рационально решается сложная инженерно-конструктивная задача: тяжесть от надвратной церкви, передающая силы распора на пилоны, погашалась плотно примыкавшими с обеих сторон массами земляной насыпи. Это позволяло как можно выше и просторней раскрыть арочный свод. Неожиданную находку сделали в 1988 г. владимирские художники-реставраторы на своде арочного проезда Золотых ворот. При расчистке белокаменной поверхности здесь были обнаружены остатки древней фресковой росписи. Фрагментов этих, хотя и небольших, оказалось двенадцать, причем в тех местах кладки, которые считались переложенными: при переходе вертикальной стены в свод и едва ли не в самом замке его. На некоторых фрагментах можно было разглядеть желто-серые штрихи, напоминающие перья ангельских крыльев либо латы воинского доспеха.

Белокаменные храмы в древности имели защитное известковое покрытие; эту роль исполняла и фресковая роспись по штукатурке. Наружная фреска сохранилась в Успенском соборе андреевского времени, украшала она и Всеволодовы галереи того же собора. В последующие века белый камень тоже старались защитить побелкой или окраской. Оставить на открытом воздухе уникальные фрески Золотых ворот не решились и для сохранности закрыли известковой побелкой.

За кажущейся ясностью форм, монолитностью белокаменной массы, лаконизмом художественного языка Золотых ворот скрывалось сложное многофункциональное сооружение, в котором зодчий с гениальной простотой сумел сочетать несочетаемое: эффективную в действии военно-оборонительную башню с двумя уровнями боя и надежной защитой, "триумфальную арку" для торжественных процессий и надвратную церковь.

Золотые ворота - свидетель многих важных городских событий прошлого. В 1177 г., по кончине князя Михалки, здесь присягали владимирцы его брату, Всеволоду Юрьевичу Большое Гнездо. В 1252 г во Владимир торжественно въехал Александр Ярославич Невский, признанный в Золотой Орде великим князем. Митрополит Кирилл, игумены, священники, бояре и все горожане встретили его у Золотых ворот. Вероятно, здесь же, в эти ворота, в 1723 г. по повелению Петра I были вынесены останки этого святого князя, чтобы упокоиться в Александро-Невской Лавре Санкт-Петербурга.

 

                        Праздник Положения Риз Богоматери

 

Посвящение надвратной церкви Положению Риз Богородицы продолжало киевскую и константинопольскую традицию особого почитания Богородицы и ее реликвий - ризы и пояса. В предании об Успении Божией Матери сообщается, что через три дня после Успения гроб Богородицы был открыт, но вместо тела лежали только погребальные ризы. По другой версии, Богородица накануне Успения завещала свои ризы двум вдовицам, и те получили по части ее одежд. Кроме того, существует отдельное предание о поясе Богородицы, который она передала апостолу Фоме, ставшему свидетелем ее вознесения. Риза (покров) и головной плат (мафорион-омофор) иногда понимаются как одно целое или взаимозаменяются. Согласно большинству средневековых источников, местом хранения реликвий был Влахернский храм в Константинополе, куда они были торжественно перенесены из Иерусалима и положены в примыкавшую к Влахернской базилике ротонду Агиа Сорос.

Одеяниям Богоматери присваивалась градозащитная роль. В византийской литературе многократно повествуется о спасительном действии ее риз при нападении врагов на Константинополь. Так, например, в 626 г. при нашествии аваров город был спасен с помощью ризы, которую вместе с образом Спаса Нерукотворного вынесли на городскую стену, после чего вражеские корабли погибли. Подобным образом описывается и нападение на Царьград киевского князя Олега в 860 году, только при этом омофор погружали в воду. В византийском повествовании IX в. омофор Божией Матери, хранившийся во Влахернском храме, выносят в ковчеге, и он вновь спасает Константинополь от врагов.

В священных одеждах Богородицы виделась сама Богородица - защитница мира. В службе праздника Ризположения 2 июля эта мысль передается такими текстами: "Богородице Приснодево, человеком Покрове, ризу и пояс пречистаго Ти тела, державно одеяние граду Твоему дарова", "Одеяния всем верным нетлениа, Благодатнаа Чистаа, дарова, священную ризу свою, с неюже священное тело свое покрыла еси, Покрове всем человеком". В службе 2 июля риза уподобляется ветхозаветному огненному облаку, осенившему храм: "И рече Господь к Моисию, глаголя: в первый день месяца перваго поставиша храм сведениа. И да положиши киот сведениа, и да покрыеши киот завесою…Постави Моисии храм...и внесе киот в храм и вложи покров...И покры облак храм сведениа, и слава Господня наполнила храм...облак бо бяше над храмом..." (Исх. XL). В службе 2 июля читается и такой текст: "Иже облакы чистаа, одевающа все небо, ризу свою обвила еси, Пресвятаа, ейже поклоняющися верно, Тя славим, покрове душам нашим".

Дева Мария и главная богородичная святыня - ее риза - уподоблялись также Ковчегу Завета: "Освятися вся земля, всесвятое Владычне покоище, положением ризы Твоея, и Давид радуется древле положением кивота, прообразующего Тя, Приснодево". Давид перенес Ковчег на Сионскую гору, а Соломон - в храм в Иерусалиме. В византийских богослужебных текстах на Успение Божией Матери с этими знаменательными событиями сравнивается иерусалимская процессия перенесения гроба и тела Марии из Сиона в Гефсиманию. Эта процессия становится образцом для еженедельного крестного хода в Константинополе из Влахернского храма в Халкопратийский (где, по некоторым сведениям, тоже хранилась часть одежд Богоматери). Отсюда становится понятной взаимосвязь Успения и Положения риз и то значение, которое этим праздникам придавалось во Владимирском княжестве - ведь через Богородицу и ее ризы напоминалось о Ковчеге Завета, Давиде и Соломоне - главной ветхозаветной святыне и ее хранителях.

Надвратная церковь киевских Золотых ворот посвящением Благовещению Марии поручала город покровительству Чистой Девы, ставшей вместилищем Спасителя. Успенские храмы, первым из которых был Успенский собор Киево-Печерской лавры, еще отчетливей являли мысль о Богородице-Церкви, о градозащитнице и "нерушимой стене"40. Эта идея была заложена уже в церковном предании об Успении и получила развитие в службе на Положение ризы: "Верою ризу Твою лежащу почитаем яко ковчег свят и благочестивым покров". Выбор Андреем Боголюбским посвящения для надвратной церкви главных владимирских ворот, очевидно, следовал общей грандиозной программе - освящения Владимиркой земли особым, тонко и разносторонне осмысленным почитанием Богородицы. Праздники богородичного цикла и посвященные им храмы - Успения, Рождества, Положения Риз, Покрова (правда, летописного названия церкви Покрова не существует) последовательно развивали идею покровительства, сугубого предстательства Божией Матери за владимирского князя и княжество, возведенное таким образом в достоинство, равное Киеву, Константинополю и Иерусалиму.

Праздник Положения риз кажется особенно уместным для крепостного храма, так как в византийской традиции ризу выносят на городскую стену, и происходит чудо спасения от врагов в минуту военной опасности, а в надвратной церкви Золотых ворот риза как бы неотлучно пребывает с воинами гарнизона и незримо осеняет главную башню и примыкающую к ней крепость. Надвратная церковь Положения Риз сама становится главным и самым надежным оружием и щитом крепости в стольном граде Андрея Боголюбского. Не случайно одним из первых чудес Богородицы и ее иконы стало спасение двенадцати засыпанных руинами владимирцев уже при строительстве самого здания Золотых ворот. Молитва князя перед иконой Владимирской Божией Матери уберегла их от смерти и увечья, оставив невредимыми.

 

Золотые ворота в XVXVIII вв.

 

В феврале 1238 г. Золотые ворота выдержали штурм татарских орд. Именно с запада, с равнинной стороны был направлен главный удар. По Львовской летописи, "татары начаша пороки рядити и ко граду приступати, и внидоша, стену выбившу (у) Златых врат"41. Лаврентьевская летопись уточняет, что татары "взяша град до обеда; от Золотых ворот от святого Спаса внидоша по примету через город"42. Проникнув в город через пролом в рубленой деревянной стене, завоеватели, надо думать, сорвали с петель дубовые створы и содрали с них драгоценную золоченую медь. Однако насколько в действительности пострадали Золотые ворота при осаде Владимира, неизвестно. Во всяком случае, уже в XV в. здание потребовало капитального ремонта. В Ермолинской летописи сказано, что в 1469 г. "во Владимире обновили две церкви камены, Воздвиженье в торгу, а другую на Золотых воротех, а предстательством Василия Дмитриева сына Ермолина"43. В это время Василий Ермолин уже был известным подрядчиком, архитектором и скульптором, перестроившим стены Московского Кремля и украсившим Спасские ворота скульптурой святого Георгия из раскрашенного камня. Строил он и церкви: так, в 1469 г. одновременно с владимирским заказом он построил каменную трапезную в Троице-Сергиевом монастыре, в следующем году собрал из руин Георгиевский собор в Юрьеве-Польском. В 1472 г. Ермолин возглавил артель, приступившую к созданию нового Успенского собора в Московском Кремле, однако впоследствии отказался от заказа.

Возможно, Золотые ворота затронул и ремонт, предпринятый после большого городского пожара 1536 г., когда крепость восстанавливал государев горододелец Истома Курчев44. В 1641 г. известный московский зодчий Антипа Константинов составил смету на починку Золотых ворот45, однако сами работы состоялись гораздо позже. В "Описи городам" 1678 г. о Золотых воротах сказано следующее: "Да от Московской стороны по Московской дороге в той же стороне осыпи церковь каменная, под нею ворота без затворов, кровля на церкве вся обвалилась"46. Ясно, что к этому времени никакого ремонта еще не случилось. Ремонт состоялся несколько позже - в 1691-1695 гг. Об этом становится известно из "Росписного списка Владимира": "В Володимере же кругом деревянного города от Московской да от Нижегородской сторон земляные осыпи, и на осыпи от Московские стороны церковь каменная, а над нею ворота без затворов, а словут те ворота Золотые, и на тех воротах церковь и кровля в прошлом в 199 (1691) году построена вновь, и по указу святейшего патриарха та церковь освящена"47. Патриарх Адриан освятил эту церковь в 1695 г.48 Однако ремонт 1691-1695 гг. состоял, очевидно, лишь в замене кровли и главки; вероятно, тогда же открытый зубчатый бруствер превратили в галерею- паперть, перекрыв тесом. Церковной кровле была придана форма невысокого шатра, что отразило изображение Золотых ворот на "чертеже" 1715 г.49

Такой Ризположенская церковь оставалась еще столетие, и такой запечатлел ее рисунок 1764 г. на панораме "Вид города Владимира от Москвы с приезда к северо-западу" - единственный сделанный с натуры рисунок древних Золотых ворот (илл. 17). Эту панораму первоначально выполнил подполковник А.И. Свечин, посланный в 1764 г. Сенатом для обследования лесов казанской губернии. Из этой экспедиции он вывез 28 "проспектов" "случившихся по тракту городам", в числе которых оказался и Владимир. Подобные панорамы в то время не столько рисовали, сколько "снимали" со специальной камерой-обскурой, что обеспечивало почти документальную точность изображения. Рисунок Свечина затем был передан известному мастеру "грыдоровально-ландшафтного и словорезного дела" М.И. Махаеву, который в 1766 г. исполнил его "выправкою", т.е. привел "помощию перспективных правил сколько возможно в порядок". В 1769 г. с исправленного рисунка гравером А. Колпашниковым был сделан офорт (илл. 2).

 Центр листа на этом офорте занимает городской холм, видимый с запада. Отсюда рисовальщику с высоты помоста, на котором стояла камера-обскура, хорошо видны были Золотые ворота. Земляной вал, в древности примыкавший к башне, совсем или частично осыпался, образовалось понижение или даже разрыв насыпи, и вблизи этого места нарисован колодец-"журавль". Несмотря на не слишком крупный масштаб гравюры, рисунок Золотых ворот сделан достаточно отчетливо и подробно. Здание выглядит высокой прямоугольной башней. Над проездной аркой различима перемычка, над нею - углубление-киот. На уровне перемычки по сторонам едва заметны узкие окна или ниши, наверху башни четыре окна. На западном фасаде отчетливо прорисована деталь, которую можно принять за лопатки по бокам проездной арки, делящие фасад на прясла.

В настоящее время никаких следов этих лопаток нет, так как облицовка верха башни переложена - с запада из белого камня, а с востока из кирпича. Восстанавливать лопатки при перестройке здания не имело смысла, поскольку большую часть стен закрыли круглые башни. Между тем, лопатки на западном и восточном фасадах были бы совершенно естественны на этой крепостной башне, построенной зодчим Юрия Долгорукого - тем более что шестью лопатками снабжена внутренняя поверхность свода проездной арки.

На башне изображена церковь меньшего объема, так же, как и башня, разделенная на три прясла, каждое с арочным верхом. В каждой ее закомаре - по одному окну. Церковь перекрыта высокой четырехскатной кровлей, напоминающей шатровую, с главкой на барабане. Здание имеет вытянутые, как бы готизированные пропорции, как и вся гравюра в целом. Одновременно с рисунком А.И.Свечин составил и словесное описание памятника: "Ворота называемая Золотые...отменной архитектуры, на коих и церковь, и как соборная церковь, так и оные ворота требуют починки, а естли вскорости починены оные не будут, то сожалетелно, что оная древность совсем в забвение придет".

Чуть раньше, в 1761 г., свидетельство о Золотых воротах оставлено в "Топографическом описании привинциального города Володимера и уездом": "Церковь Положения Честныя Ризы Пресвятыя Богородицы, что на Златых вратех каменная, строена купно с теми воротами так называемыми Златыми...Оная по прошествии нескольких лет от нашествия безбожных иноплеменников опустев стояла без пения праздна многие лета, но с 1687 г. возобновлена". Понятно, что "возобновление" касалось скорее не архитектурной, а богослужебной стороны - "пения", само же здание, исключая верхнюю нависающую площадку и кровли, оставалось древним50.

Служба в ветхой церкви все же бывала: во всяком случае, в описи дел Владимирской духовной консистории упоминается дело за ноябрь 1773 г. "О увольнении в Московскую епархию града Владимира Ризположенской церкви, что на Златых вратах, священника Василья Антропова"51.

 

Ремонт Золотых ворот в конце XVIII - начале XIX вв.

 

В июле 1778 г. во Владимире случился один из самых масштабных и опустошительных в его истории пожаров. При этом сильно пострадали и без того ветхие Золотые ворота, и здание стало внушать новым властям (Владимир стал центром наместничества и губернии) серьезные опасения. К тому же в узкой арке пролета застряла, по местному преданию, карета императрицы, в 1767 г. посетившей Владимир.

И вот, наконец, 1 сентября 1779 г. Владимирский генерал-губернатор граф Роман Воронцов и президент коллегии экономии Петр Хитрово представили по высочайшему повелению "Доклад о восстановлении Золотых ворот и церкви на них". Архитекторы - владимирский губернский архитектор Николай фон Берк и "архитектурии поручик" коллегии экономии Александр Гусев - составили "план, опись и смету, на которой подкрепление и починку оных и возобновление имеющейся на тех воротах погоревшей церкви, на покрытие по железным новым стропилам листовым железом, за зделание вновь иконостаса и протчих каменных и железных необходимо нужных исправлений и на платеж работным людям потребно всей суммы 9044 рубли"52 (илл. 18). Гусевым же был выполнен и проект иконостаса (илл. 19).

Чертежи фон Берка и Гусева точно и тщательно фиксируют существующее здание, и их скорее можно считать обмерными, чем проектными. На плане первого этажа в южном пилоне, несколько более широком, показана лестница и угловые контрфорсы, более мощные с западной стороны - неясно, уже существовавшие к этому моменту, или новые, проектные. План второго этажа рисует четырехстолпный миниатюрный храм, совершенно совпадающий по типу и стилю с храмами Юрия Долгорукого. К западному порталу, профилированному тремя простыми обломами, подводит с южной стороны лестница. Барабан ("лантернин") вписывается в подкупольный квадрат. Вокруг храма, совпадая в плане с первым этажом, обозначена паперть с окнами. Фасад, за исключением контрфорсов и некоторых деталей, очень близок рисунку 1764 г. Однако в этих чертежах отсутствует деление фасадов башни на прясла, а также окна (или ниши) по бокам арки. Зато отчетливо видна вторая пара профилированных карнизов, чего нет на рисунке. Окна крытой паперти не вертикальные с треугольными наличниками, а широкие и отделенные карнизом. Киот, видимый на рисунке 1764 г., выглядит в их ряду средним окном. Кровли паперти и церкви в обоих случаях примерно одинаковы, но на чертеже они выглядят более пологими. Окна в закомарах полуциркульные (на рисунке прямоугольные), на барабане проработан обычный для белокаменных храмов орнаментальный карниз, главка шлемовидная. На рисунке барабан выглядит как "шейка" главки, орнамента не видно, форма главки скорее луковичная. Трудно сказать, какой барабан изображен на рисунке - древний или перестроенный в 1691-1695 гг. Возможно, его тонкость следует отнести на счет "готизированности" стиля гравюры. "Чертеж" фон Берка и Гусева сочетает обмерные свойства с проектными. Однако работы по этому проекту не состоялись, за исключением, вероятно, устройства контрфорсов.

В 1795 г. губернский архитектор Иван Чистяков составил новый "Прожект, учиненной в плане и фасаде для укрепления и возобновления древнего здания, состоящего в городе Владимире у земляного валу, под названием Золотых ворот, и находящейся сверх оных церкви" (илл. 20). По "прожекту" предстояло следующее: "1. Церковь над вратами и те своды с перемычками, на коих оная основание имеет, поелику ветхи, то, следовательно, разобрать. 2. Приделать вместо контрфорсов, к подкреплению со всех сторон оных врат, показанные в плане каменные башни, с приличными к ним павилионами, кои как для подкрепления, так и для украшения, с назначаемою надобностию, служить могут. А потом вышеупомянутую церковь соорудить в знак достопамятности по прежнему ее расположению. По обеим сторонам два корпуса, из коих один для кордегардии, а другой для питейного дому, и притом оные к регулярному с обеих сторон проезду имеют быть пристойны, ибо в средине яко главные врата могут оставаться единственно на случай крестного хода или для какового особливо торжественного въезда"53. "Прожект" И.Чистякова, как видно из чертежа и описания, помимо реставрации Золотых ворот, имел в виду и градостроительную цель: создание нового архитектурного ансамбля с Золотыми воротами в центре. Круглые пристройки со шпилями, достаточно случайные на одном здании, становятся оправданными в общем проекте. Здесь они поддержаны элементом "повторного" проектирования в соседних зданиях левого и правого флангов на поперечной оси Золотых ворот. Эти здания - кордегардии и питейного дома - должны были, очевидно, примыкать к земляным валам. Интересно, что в это время уже существовали каменные дома, начинающие Большую улицу от Золотых ворот. Оба дома имеют скругленные углы, обращенные к Золотым воротам, что еще более подчеркивало единство ансамбля. По неизвестной причине, скорее всего за неимением денег, кордегардия и питейный дом по этому проекту не были построены.

Впрочем, и на сами Золотые ворота средства нашлись не сразу. Купеческое общество попыталось было купить у клира Успенского собора старую соборную ограду и использовать ее материал для Золотых ворот. 30 марта 1795г. протопоп собора Иоанн Певницкий писал епископу Виктору: "Сего марта 15 дня присланным от Вашего Преосвященства ко мне, протопопу с братиею, определением предписано состоящую при оном Успенском соборе ограду продать для возобновления по желанию здешнего купечества обветшавших от древности Золотых ворот"54. Однако несколько ранее Городская дума "приняла от приказа общественного призрения нового кирпича 50 тыс., которого уповательно до окончательной отделки быть может, потому состоящая при Успенском соборе ограда ныне нужною к покупке не состоит", и владимирские купцы и мещане во главе с градским старостой Андреем Сомовым от сделки отказались55.

Проект И.Чистякова при возобновлении Золотых ворот если и был выполнен, то неточно. Строители не только отказались от фланкирующих частей ансамбля, но и превратили надвратную церковь в бесстолпную. Проект не показывает угловых контрфорсов, а только круглые башни-пристройки. Однако контрфорсы в это время уже существовали; время их сооружения неясно - вероятно, после 1779г., но не исключено, что и ранее. Документов о ремонте по проекту И.Чистякова не известно. Из чертежа видно, что древняя лестница в южном пилоне уже не предполагалась, зато в южной средней пристройке показана "новая деревянная лестница, поднимающаяся через арку в древней постройке здания в направлении стены от востока в западу на верх ворот к церковной двери"; в двух других южных пристройках, по описанию XIX в. - "чуланы, при северной стене в средней части и одной боковой жилое помещение в четыре комнаты, в остальной - лестница к нему. Постройки эти сложены из кирпича с клеймом А.С. Такое клеймо замечается на кирпичах в кладке здешней Пятницкой церкви, построенной в 1770 г.; вероятно, означает фамилию бывших кирпичных заводчиков Свешникова или Сомова"56.

Во время ремонтно-реставрационных работ летом 2001 г. после очистки старой штукатурки в кладке пристроек и церкви обнаружили кирпич двух типов. Подавляющее большинство составляет кирпич размером 29-31х14х8 см; на многих было замечено клеймо: миниатюрные литеры АС в зеркальном отражении, с затекшей в тонкий контур известковой побелкой (илл. 21). Гораздо реже встречается кирпич размером 27х13х7 см, без клейм. Кирпич первого типа изготовлен, очевидно, на частном заводе, принадлежавшем, возможно, уже упоминавшемуся градскому старосте купцу Андрею Сомову. Небольшое  количество кирпича второго типа, видимо, как раз и есть те самые 50 тыс., полученные с казенного завода приказа общественного призрения57.

В храме был устроен одноярусный дощатый иконостас с гладкими колоннами, украшенными золоченой резьбой; в нем помещались 4 иконы, а также - северная и южная двери со священными изображениями. В алтаре над престолом находилась сень с изображением Троицы, на восьми колоннах с золочеными капителями, увенчанная золоченым яблоком с крестом. Этот иконостас сохранялся до 1867 г. Невозможно сказать, был ли он сделан по проекту 1779 г., или в 1795 году - в том случае, если Чистяковым тоже был составлен проект иконостаса. Стены храма расписал штатный служитель Архиерейского дома Строкин - с востока на сюжет "Моление о чаше", с запада - "Лобзание Иудино", по сторонам - лики четырех евангелистов58.

Год завершения работ и освящения церкви точно неизвестен; краеведы называют разные даты: 1801 г.59, 24 июня 1806 г.60, 1810 г.61 По рассказам, записанным священником Симеоном Никольским около 1870 г., при губернаторстве И.М. Долгорукова (1802-1812 гг.) в Муроме был кем-то найден жемчуг стоимостью в 1000 р. Когда в известный срок владелец не объявился, Долгоруков распорядился продать жемчуг и на вырученные деньги возобновить храм над Золотыми воротами62. При этом престол был освящен во имя Положения Ризы Господней, а не Ризы Богородицы, как в XII в.

Однако вопрос о времени окончания работ и их внутренней хронологии остается открытым. По мнению некоторых исследователей, Золотые ворота получили контрфорсы при фон Берке по его проекту, башни построены по проекту Чистякова, а надвратная церковь перестроена не в 1810, а в 1827 г. по проекту Е.Я.Петрова63. Правомерным кажется предположение, что церковь могла быть перестроена не Чистяковым и не Петровым, а А.Н. Вершинским, бывшим губернским архитектором в 1800-1811 гг., по вновь составленному им проекту. Косвенным аргументом в пользу того, что церковь перестроена по другому проекту, может служить следующее обстоятельство. В 1799 г. Чистяков выполнил акварельные рисунки для "Атласа Владимирской губернии"64, в том числе южную панораму города - полную развертку от Вознесенской церкви до восточного конца. На этой панораме виден верх Золотых ворот65. Даже мелкий масштаб и некоторая условность рисунка не мешают различить в нем характерный, почти шатровый верх церкви, какой она имела до ремонта (илл. 22). Если бы церковь была перестроена по проекту Чистякова, он бы нарисовал ее иначе, и, надо думать, с особенным тщанием. Вероятно, следует искать еще один, неизвестный пока, проект надвратной церкви, и автором его должен быть Вершинский.

 

Золотые ворота в XIX – начале XX вв.

 

Документы XIX в. содержат много неожиданного в истории Золотых ворот. В "Описании города Владимира" (1801 г.) указаны "проезжие каменные с башнями по сторонам ворота, называемые Золотыми, на коих церковь во имя первоверховных апостол Петра и Павла" (?)66. В 1822 г. объявляется сбор пожертвований "на поддержание Золотых ворот", что принято считать попыткой восстановления их первоначального облика67. В мае 1823 г. составлен план "на подкрепление Золотых ворот", который было высочайше повелено переделать члену Строительного комитета Иосифу Шарлеманю. Последний составил вопросник о состоянии Золотых ворот, на который даны были следующие ответы: "1) фундаменты как под главным строением Золотых ворот, так и под контрфорсами тверды, так что поныне осадки в оных никакой не приметно...; 2) своды и стены главного здания, складенные из тесаного белого камня с кирпичною вверху надделкою, трещин не имеют, кроме как в самом подъезде; наружные углы выпусков во многих местах обкрошились и имеют небольшие трещины, простирающиеся сверху вниз аршина на четыре; контрфорсы от первоначального строения не отстали, которое во многих местах имеет железные связи; 30 карнизы имеют горизонтальное без всяких выгибов положение; 4) здание крыто по деревянным стропилам листовым железом; 5) в церкви находится кирпичный свод, как в профиле показано"68. 4 января 1827 г. были высочайше утверждены "План Золотым воротам в губернском городе Владимире" и "Фасад с восточной и западной стороны", подписанные И.Шарлеманем (илл. 23). В этом же комплекте чертежей - обмерные (под литерой "А") и проектные (под литерой "В") планы и фасады, составленные губернским архитектором Е.Я. Петровым69 (илл. 24). Некоторые исследователи считают, что "высочайше утвержден" был проект новой надвратной церкви, который разработал Е.Я. Петров70. Однако "высочайшее утверждение" 1827 г. стоит на чертеже плана и фасада, обозначенных на других листах литерой "А" и снятых с натуры, в то время как проектный чертеж обозначен литерой "В" - "фасад с восточной и западной сторон Золотым воротам, назначаемо по оному отделать вновь". Как видно из чертежей, проект предполагал усиление декоративной стороны - наличники оконных и дверных проемов, декоративное оформление верха башен, ажурные металлические ворота под аркой, даже некоторое изменение верха церкви. Проект этот осуществлен не был.

В 1834 г. составлена "Опись каменному зданию, называемому Золотые ворота... Каменное здание, называемое Золотые ворота, состоящее из двух белого камня столбов с помещениями, поверхность коих соединена храмом, где помещается полковая церковь, крытая железом. Отделение 1, занимаемое полковою церковью. В ней имеется комнат одна, пол дощатый, окон с рамами без подъемов 41, дверей деревянных две, крючья и петли железные четыре...деревянных лестниц две. Крыльцо из белого камня. Отделение 2 (северная средняя пристройка - Т.Т.), занимаемое первою частию полиции, разделено на два этажа. В верхнем этаже комнат имеется три. Потолок штукатурный, пол дощатый, печь голландская изразцовая...Отделение 3 (северная средняя пристройка - Т.Т.), занимается десяцкими и арестантами. В нижнем этаже комнат две. Потолок штукатурный, пол дощатый, печь кирпичная русская. Сени, в них деревянных лестниц две. Крыльцо белого камня. Отделение 4. Палатка для складки инструментов, находящихся в оной части. Комната одна, дверь деревянная... Отделение 5. Пробирная палатка. Комната одна, окно безподъемное, дверь деревянная. Отделение 6. Состоит из трех лавочек, которые отдаются из найму от Думы. Комнат в них три, дверей деревянных три"71. Остается удивляться, сколь тесно были заселены и заняты не столь уж вместительные башни, пристроенные к Золотым воротам. Когда и по какому случаю церковь переименовали в Петропавловскую, названную в "Описании..." 1801 г., какому полку она принадлежала - остается неясным.

После возобновления Ризположенская церковь долго оставалась без богослужения. Лишь в декабре 1814 г. подполковник Владимирского внутреннего баталиона Иван Быков от имени владимирского дворянства просил епископа назначить в церковь священника, диакона и дьячка с условием их содержания на средства просителей. Богослужение стало регулярно совершаться, но штатного причта церковь так и не получила72. Возможно, церковь считалась полковой именно потому, что служили в ней по просьбе баталионного начальника?

В путевой повести В.А.Соллогуба "Тарантас", написанной в конце 1830-х гг., есть несколько строк о Золотых воротах этих лет: "Иван Васильевич осмотрел Золотые ворота с белыми стенами и зеленой крышкой, постоял у них, поглядел на них, потом опять постоял да поглядел и пошел..."73.

К 1840 г. в здании обнаружилось много дефектов. Городская полиция, первая часть которой помещалась в северной пристройке (откуда позже переселилась в построенный в 1848 г. пожарный дом), сообщала в губернский строительный комитет, "что при частых дождях нынешнего лета сквозь железную крышу на Золотых воротах во многих местах и в занимаемые первою частию комнаты пробивается течь чрез потолки, а сверх сего вокруг всей крыши желоба и водосточные трубы все проржавели и оттого по самым стенам обвалилась штукатурка"; осмотр ветхостей был поручен городовому архитектору Ф.И.Гавердовскому74. Тот составил смету "на исправление на Золотых воротах кровли" - замену железных листов с надстенными желобами и их окраской, штукатурку и побелку наружных стен. Сам же ремонт состоялся в 1843 г.75

В 1849 г. ворота вновь осматривались и были найдены "ветхости, которые требовали немедленных исправлений" - в основном, это касалось помещений в пристройках, но также крыши, наружных стен и крыльца76. Однако никаких работ, видимо, произведено не было.

Золотые ворота этого времени запечатлены на нескольких рисунках (илл.  25).

В 1850 г., летом, во Владимире ожидали приезда великих князей Николая и Михаила Николаевичей. "На случай могущего быть посещения значительных лиц из внимания к древности Золотых ворот" вновь появилась необходимость "привесть в благовидность Золотые ворота, поправить штукатурку, выкрасить, исправить лестницу и крыльцо первой части, переменить в рамах ветхие стеклы и в нижних комнатах половицы...". К этому времени надвратная церковь оставалась уже длительное время бездействующей; деревянной лестницей, устроенной по проекту 1795 г., не пользовались, и в ожидании приезда великих князей губернские и городские власти намеревались "очистить заложенный всход в находящуюся на Золотых воротах церковь и вставить в коридоре разбитые стеклы", что и было исполнено: "отчищены во всходе к церкви мусор с отвозкою оного, вставлены в коридоре стекла, оштукатурено и отбелено кругом все здание снаружи, а внутри в коридоре и по лестнице и поправлено крыльцо первой части"77. Но первая часть полиции в 1850 г. была переведена в построенный в 1848 г. пожарный дом, и вопрос о ремонте ее помещения в Золотых воротах отпал сам собой78.

Все это время, а также и впоследствии, Золотые ворота и надвратная церковь находились в ведении не епархиальной власти, а городского управления, которое вело учет своих владений. "Подробный инвентарь недвижимых имуществ" города Владимира, составленный в 1852 г., показывает и Золотые ворота: "В нижнем этаже этого здания одну комнату занимает арестантская первой части; три заняты мелочными лавочками, две без всякого употребления, в одной из них находится горн, устроенный для пробирной палаты. Мелочные лавочки отдаются Владимирскою городскою думою с торгов...на три года с ежегодною платою. Одна комната в среднем этаже в настоящее время ничем не занята (прежде здесь помещалась пробирная палатка), две прочие комнаты заняты канцеляриею первой части городской полиции...Перилы, из сеней деревянная лестница ведет на чердак. Верхний этаж соединяется с прочими посредством деревянной лестницы, выкрашенной желтою краскою, с деревянными перилами. Окон подъемных: на Большую улицу 4, на Дворянскую 4, на Никитскую 4 и на Вознесенскую 4. В нижнем куполе на все улицы по одному, а в верхнем 6, на все стороны. Дверей две железных... На крыше две дымовые трубы. При всем здании особых ретирадных мест не имеется. Крыша во многих местах проржавела, отчего и во многих стропилах оказались повреждения. Во всех помещениях, даже при входе в церковь, заметна большая неопрятность. В верхнем этаже находится церковь во имя Положения Ризы Господней, но в настоящее время в ней службы не бывает"79.

В 1853 г. о состоянии Золотых ворот доносил гражданскому губернатору полицмейстер: "С давнего времени не совершается божественная служба в церкви в память Положения Ризы Господней, находящейся на владимирских Золотых воротах. Причина этого заключается как в прежнем неустройстве лестниц, переходов, так и всего вообще церковного здания, так и в неимении денежных средств на покрытие церковных расходов и содержание священноцерковнослужителей". Выход из такого положения предлагался простой: в одной из четырех лавочек в пристройках завести продажу свеч и таким образом накопить средства. К сожалению, по тогдашним правилам продавать свечи можно было только в церкви, а средства от их продажи использовать только для духовных училищ, и из этого намерения ничего не вышло80. В 1858 г., в год семисотлетнего юбилея, "ярко заблистала глава храма, позлащенная усердием владимирского первой гильдии купца Петра Васильевича Козлова"81.

В 1862 г. на этот храм обратил внимание губернатор А.П. Самсонов и предложил городской думе изыскать средства для поддержки богослужения. Службы в Ризположенской церкви действительно возобновились: их совершал заштатный священник с. Пестяки Гороховецкого уезда о. Иаков Никольский. Возможно, они не были регулярными и частыми, поскольку в Городской думе возникла мысль об утилитарном использовании здания: в 1864 г. проект владимирского водопровода инженера К.К. Дилля помещал в надвратной церкви Золотых ворот резервуар для воды (илл. 26). Осуществиться этому проекту помешал несчастный случай: при прокладке водопроводных труб у Золотых ворот обрушилась земля, и одного рабочего задавило насмерть82.

Возможно, эти обстоятельства ускорили ремонт здания. В 1865 г. был заложен открытый внутрь купол надвратной церкви и по закладке написано изображение Святой Троицы усердием купца П.В. Дуйкина83. В 1866 г. было получено разрешение учредить постоянный штатный причт для этого храма с содержанием за счет городских расходов и вскоре, со смертью Иакова Никольского, к Ризположенской церкви был назначен его сын - студент Владимирской духовной семинарии Семен Никольский84, который проявил большой научный интерес к памятнику древности. Тогда же, в 1866 г., усердием церковного старосты купца второй гильдии М.И. Иванова было начато устройство и украшение храма: приобретен новый колокол весом более 20 пудов, старые оконные рамы заменены новыми двойными, с большими "бемскими стеклами", устроены две духовые печи, обновлен иконостас, который украсили резными колонками, резьбой по полям и вторым ярусом икон. Образцом послужил рисунок царских врат в иконостасе Троицкого собора в Иерусалиме85. "Губернские ведомости" в 1868 г. сообщали: "Церковь на Золотых воротах украшена новым иконостасом работы Корнева, а все новые иконы - художественной кисти известного палеховского иконописца Сафонова... Все прекрасно, но, к сожалению, не все соответствует древности самого здания"86. В 1870-1871 гг. в процессе ремонта обнаружился и был расчищен засыпанный и забытый древний ход к церкви в южном пилоне и древний же арочный проем для выхода на боевую площадку, настилавшуюся над перемычкой, в которой висели створы Золотых ворот под аркой87. В 1872 г. епархиальный архитектор Н.А. Артлебен составил чертежи Золотых ворот -"с показанием на чертеже № 1 древней лестницы в церковь и на бывшую под сводом ворот деревянную платформу, означенную в разрезе (чертеж № 4) пунктирными линиями", а в 1873 г. им же составлена смета88. Древняя лестница была возобновлена, а прежняя деревянная, очевидно, закрыта, однако еще долго сохранялась: ее показывает обмер Г.Ф. Корзухиной, сделанный уже в советское время89 (илл. 9). Деревянная лестница была разобрана лишь в 1948 г. во время ремонтно-реставрационных работ90.

В 1873-1874 гг. в юго-восточной пристройке-башне, обращенной к зданию почтовой конторы, усердием купцов Боровецкого и Седова была устроена часовня с иконами (илл. 27), "как это устроено на многих церковных папертях и в других местах и в самом городе Владимире...Дабы помещаемые в паперти иконы имели историческое значение и свидетельствовали о самом строителе Золотых ворот святом великом князе Андрее Боголюбском, мы полагаем в средине поместить икону Божией матери Боголюбской, как написанную по его повелению; с правой стороны икону Божией Матери Владимирской, привезенную им из Вышгорода, а с левой образ самого святого великого князя, создателя Золотых ворот и храма на них. По плафону имеем намерение поместить изображение и прочих владимирских чудотворцев". Часовня, а через нее и древний ход наверх были открыты 29 июня 1874 г., в день 700-летия кончины Андрея Боголюбского91.

Тогда же, в 1870-е гг., высказывалась мысль, которая не была осуществлена: расписать "стены и свод внутри проезда Золотых ворот и окрасить их наружность, выделив их от пристроек; образцом для расписания могут служить Спасские ворота в Москве"92.

В последующие десятилетия богослужение в церкви продолжалось. Причта полагался один священник, а на содержание его и всего здания выделялись средства от городской управы93. Пристройки, кроме той, где была часовня, использовались, как и прежде, для разных целей. В 1880 г., например, в одной из них размещался архив городской управы94. В 1898 г. просила помещения Владимирская ученая архивная комиссия для музея, архива и библиотеки, Но вместо всех, кроме часовни, просимых пристроек ей предложили лишь одно помещение - в верхнем этаже с северной стороны, к зданию театра, т.е. там, где прежде была полицейская часть. Все остальное оказалось занято; "пристройка с правой стороны Золотых ворот отведена под квартиры, верхняя - сторожу городской управы, а нижняя - церковному сторожу... первый из них оставлен будет в нижнем помещении, а для последнего может быть приспособлено помещение в одной из пристроек к тем же воротам, выходящих на Дворянскую улицу". Архивная комиссия благодарила за такое предложение - и отказалась95.

В 1893 г. здание Золотых ворот ремонтировалось снаружи: меняли и красили медянкой все крыши и желоба, меняли все оконные рамы и стекла, вычинивали белый камень цоколя, стен, крылец, перемычек, врубали скобы, ставили железные связи96 (илл. 28 - 31).

Еще в 1858 г., в год 700-летия здания, главка Золотых ворот засияла новой позолотой на средства купца первой гильдии П.В. Козлова97. Однако в 1870 г. вопрос о позолоте главки встал вновь. В это время применялся уже гальванический способ золочения, но стоил он дорого - 4 тыс. рублей. С 1876 г. собирали по подписке деньги. К 1910 г. их накопилось около 2,5 тысяч - этого хватало на позолоту червонным золотом; однако в 1898 г. главка была позолочена сусальным золотом на средства церковного старосты купца Вострухина98.

В 1907 г., очевидно, в связи со строительством Реального училища и срытием вала, 12 апреля был предпринят осмотр Золотых ворот, в котором участвовали городской голова Н.Н. Сомов, член Городской управы Г.Е. Бубнов, архитектор П.А. Виноградов и инженер строительного отделения губернского правления П.И. Невский. Осмотр установил: "Фундамент был отрыт в двух местах - с правой стороны, обращенной к противоположному зданию Реального училища: в одном - около угловой круглой башни, а в другом - около стенки сторожки, т.е. почти посредине самой пристройки. Фундамент оказался заложенным на 1 аршин 6 вершков, кладка состоит из белого известкового камня с расщебенкою кирпичом на известковом растворе. Фундамент выступает из линии стен на 10 вершков около башни и на 6 вершков около средины здания. Фундамент заложен на недостаточно плотном слое. Ниже основания фундамент на глубине от поверхности земли 1 аршин 14 вершков и имеется слой более плотного грунта - суглинка. О прочности его и над ним лежащего слоя можно сказать только в упомянутых общих выражениях, так как на глубине 1 аршин 14 вершков слой суглинка находится в совершенно замороженном виде"99.

К 1910 г. в Городской думе созрела мысль о реставрации древнего здания: "Эту-то часть Золотых ворот (древнюю башню с аркой - Т.Т.) представлялось бы более необходимым реставрировать, устроив здесь металлические или деревянные обитые медью и покрытые позолотой ворота и украсив своды, стены, пилоны и капители орнаментацией, соответственной времени построения Золотых ворот. Кроме того, считалось бы также нужным устроить вновь наружные окна в верхней части Золотых ворот, которые пришли теперь в совершенную ветхость и по своей конструкции не соответствуют тому времени, когда строили этот древнейший памятник гражданского зодчества". 1 сентября 1910 г. Городская дума постановила разработать проект реставрации "при участии членов местной Ученой архивной комиссии...а также при участии архитектора и специалистов". 27 марта 1911 г. Ученая архивная комиссия избрала в комиссию по реставрации Золотых ворот бывшего губернского инженера И.О. Карабутова и священника П.В. Ильинского; ожидался приезд члена-корреспондента Императорской археологической комиссии архитектора-художника К.К. Романова100. Карабутов выполнил обмерные чертежи Золотых ворот; судьба их неизвестна. Реставрационные работы не состоялись. Священник П. Ильинский изложил свои соображения о реставрации памятника в статьях, а в одной из ниш южной стены Золотых ворот заподозрил подземный ход101.

 "Ведомость о церквах города Владимира" за 1913 г. сообщает о Ризположенской церкви, что на Золотых воротах: "Построена в 1164 г. Престол один. Имеется каменная звонница. Один священник. Жалованья не положено. Земли и зданий нет. Имеется одноклассная церковно-приходская школа, содержится от казны. Священник - П.Д. Линницкий, 36 лет. Староста - купец второй гильдии В.И. Вострухин"102.

К привычному нам ныне облику Золотых ворот следует прибавить еще одну подробность: наружные иконы. О них известно следующее. В 1872 г. С. Никольский писал: "С незапамятных времен на нижней арке ворот помещались две иконы, на обе стороны подъезда, в старинных киотах, утверждавшихся на железе, перекинутом через арку. В 1862 г. эти иконы исчезли неизвестно куда. Говорят, в то время ремонтировали Золотые ворота. В 1864 г. в церковь на Золотых воротах тайным образом принесена была связка икон с различными священными изображениями, в числе которых - трехчетвертной образ святителя Николая Чудотворца в "Чудесах"; поясное изображение святителя покрыто медной ризой, поля украшены разноцветными стеклами, утвержденными в мастику. Икона очевидно старинная, живописцы...определяют за полтораста лет. В церкви есть и другая икона - Нерукотворенного образа Спасителя, писана на полотне, заметно подновлена, с греческой подписью: "то агион мандалион" (святой убрус), в старинном резном крашеном киоте, с двумя железными петлями на верхней части киота. Не эти ли две иконы помещались некогда на нижней арке ворот?"103.

С западной стороны, очевидно, над аркой в киоте, известна, по крайней мере, с середины XIX в. - еще одна икона. О ней сообщает иеромонах Иоасаф: "С западной стороны Золотых ворот поставлена икона, замечательная не стариной, а тем, что на ней изображено совершившееся здесь чудо во время Боголюбского, переданное летописцами. На ней представлены: молящийся пред Владимирскою иконою Божией Матери святой князь Андрей и спасшиеся его молитвами люди, находившиеся под развалинами павших ворот"104. Эта икона считалась иллюстрацией рукописного текста "Жития Андрея Боголюбского": "Тамо же созда...и тогда народу многу сшедшуся зрети их красоты, известь же мокра суща и врата падошася и под ними дванадесять человек камением засыпа"105. "Историко-статистическое описание церквей и приходов..." тоже упоминает об иконе на западной стороне Золотых ворота с изображением падения свода и створ и чудесного спасения засыпанных горожан106, однако предлагает и другую версию, восходящую к тексту "Сказания о чудесах иконы Владимирской Божией Матери": "Бе бо не суха известь во вратех, абие внезапу истергшися от стен врата и падоша на люди...и взяша врата и видеша сущих под враты живых и здоровых"107. Подобная икона о местных чудесах хранится и сейчас в ВСМЗ (Чудо Глеба Георгиевича).

С востока - со стороны города - над аркой помещалась в конце XIX в. еще одна икона. На старой фотографии конца 1890-х гг. удается рассмотреть на этой иконе силуэт Богородицы, скорее всего, Владимирской108.

Таким образом, губернское время открывает неизвестные или малоизвестные, однако своеобразные грани в архитектурной истории здания. Историческое бытие Золотых ворот в XIII - начале XX вв. оказалось иным по сравнению с другими белокаменными памятниками. Очевидно, эта разница судеб заложена в самом архитектурно-функциональном своеобразии Золотых ворот.

 

Военно-историческая экспозиция в надвратной церкви

 

Последние полвека Золотые ворота находятся в ведении Владимиро-Суздальского музея-заповедника. В надвратной церкви располагается военно-историческая экспозиция – идеальный пример музейного использования памятника зодчества. Ее пафос и содержание точно совпадают с эпическим звучанием архитектуры здания, георическим прошлым памятника и города. Центральное место в экспозиции занимает диарама, передающая драматические события февраля 1238 г.: защиту Владимира во время штурма войском хана Батыя (1972 г., автор – народный художник РСФСР Е.И. Дешалыт). Диарама на научной основе воссоздает облик древнего Владимира: мощные оборонительные укрепления, златоверхие белокаменные храмы и Золотые ворота, на боевых площажках которых владимирская дпужина держала упорную оборону. Створы Золотых ворот завеователям так и не удалось открыть: согласно летописи, враг проник в город через пролом в городской стене (илл. 33).

В экспозиции представлено оружие и воинское снаряжение разного времени: боевые болты метательной машины, наконечники стрел и копий XII в., кольчуга, бердыши, трофейный польский арбалет начала XVII в., кремневые ружья екатерининской эпохи, стальная кираса и мушкетон периода Отечественной войны 1812 г., трофейное турецкое оружие (илл. 34 - 36).

С Владимирским краем связаны судьбы выдающихся военачальников: Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Петра Багратиона, Николая Столетова. К числу интересных экспонатов относятся бронзовая скульптура «Минин и Пожарский» с разрушенного в 1930-е годы мавзолея на могиле Д.М. Пожарского в Суздале, прижизненный портрет А.В. Суворова. Зал надвратной церкви осеняют наградные знамена полков, отличившихся в сражении под Плевной во время русско-турецкой войны.

Экспозиция продолжается на бывшей боевой площадке, превращенной в начале XIX в. в закрытую галерею-паперть. Здесь расположена «Галерея героев-владимирцев»: портреты, мемориальные вещи, документы, фотографии 160 Героев Советского Союза – участников Великой Отечественной войны и героев мирного времени (илл. 37). Одним из первых звания героя был удостоен известный летчик Н.П. Каманин, участник операции по спасению экипажа парохода «Челюскин» в 1934 г. Об этих событиях напоминают его летный шлем, ветрочет, секстан, фотографии. Здесь же находятся личные вещи многих полководцев и солдат, молчаливые свидетели их подвига: мундир командира К.А. Мерецкова, кожаный плащ танкиста А.В. Кукина, воевавшего на р. Халхин-Гол, фронтовая шинель генерала И.П. Корчагина, вышитый рушник и мундир генерал-майора Е.В. Бедина (илл. 38), героя переправы через Днепр, алюминиевая фляжка бойца бронепоезда «Илья Муромец» А.В. Солдатова с процарапанными на ней названиями городов от Мурома до Берлина, пробитый пулей портсигар владимирского ополченца В.И. Морозова.

Владимирскую землю прославили также герои тыла. В экспозиции представлены образцы лучшего стрелкового оружия, созданного выдающимися конструкторами-оружейниками из г. Коврова: В.А. Дегтяревым, С.Г. Симоновым, Г.С. Шпагиным, П.М. Горюновым, С.В. Владимировым.

Многие герои не вернулись с войны, и об их подвигах удалось узнать лишь в результате поиска. В их числе – владимирец Евгений Беллин, погибший в воздушном бою под Сталинградом осенью 1941 г. Его личные вещи и остатки самолета более полувека пролежали в болоте, прежде чем стать экспонатами.

Необычную витрину составили вещи космонавта В.Н. Кубасова: скафандр, первый в мире космический сварочный аппарат, тюбики с космическим питанием.

 

                                                           * * *               

Золотые ворота - один из девяти памятников владимиро-суздальского белокаменного зодчества XII - начала XIII вв., сохранившихся до наших дней. Каждый из сохранившихся памятников наделен общими признаками единого стиля, единого среза историко-культурной эпохи, и при этом каждое здание глубоко своеобразно. Золотые ворота вместе с другими памятниками в составе Владимиро-Суздальского музея-заповедника внесены в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Своеобразие, свойственное Золотым воротам, заложено уже в их социальной функции. Но здание, предназначенное для масштабных политических и государственных целей, как бы выходящих за пределы отдельной личности, невольно задевает сокровенные струны каждого человеческого сердца. Глядя на Золотые ворота, исполняешься вдруг безотчетной гордостью, как будто обретаешь для себя лично частичку их эпического достоинства и величия. Их несуетная строгая красота приобщает нас к вечным ценностям древнерусской христианской культуры (илл. 39).

Вечность и мимолетное время нашли здесь свою меру и пропорцию, свое золотое сечение. Замысел, двигавший их создателями, возвысился над злобой дня - как давно минувшего, так и нынешнего. Без них современный город утратил бы нечто очень существенное и сокровенное - драгоценную сердцевину, верную закваску. Без Золотых ворот немыслим, невозможен Владимир, как Москва без Кремля и Спасской башни. Для человека XXI века Золотые ворота больше, чем просто средневековый белокаменный памятник, больше, чем главные ворота древнего города - это сама овеществленная бессмертная история, материализованное героическое прошлое, говорящее с нами языком ясных архитектурных форм.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1. ПСРЛ. II. С. 598.

2. Обзор различных версий см.: Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV веков. Т.I. М., 1961. С. 322-323.

3. "Хотя самовластцем быти" - Ипатьевская летопись // ПСРЛ. II. 520; Воскресенская летопись // ПСРЛ. VII. С. 76.

4. Рапов О.М. Русская церковь в IX - первой трети XIII вв. Принятие христианства. М., 1988. С. 288-302.

5. Мокеев Г.Я. Преображение Древнего Киева // Памятники Отечества. 1988. №1. С. 100.

6. ПСРЛ. XV. С. 113.

7. Воронин Н.Н. Социальная топография Владимира XII-XIII вв. и "чертеж" 1715 г. // СА. VIII. 1946. С. 163.

8. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.-Л., 1950. С. 436; ПСРЛ. XXXV. С. 36; XVI. С. 43; XX. Ч. I. C. 103.

9. Никоновская летопись // ПСРЛ. IX. С. 222.

10. Викторов Л.И., Звягинцев А.М. Белый камень. М., 1981. С. 3-4; Звягинцев Л.И., Викторов А.М. Белый камень Подмосковья. М., 1989. С. 5-7.

11. Иоаннисян О.М. Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XIII вв. // Дубов И.В. Города, величеством сияющие. Л., 1985. С. 144: он же. О раннем этапе развития галицкого зодчества // КСИА. 1981. Вып. 164. С. 35-42; Воронин Н.Н. Зодчество... С. 107-110.

12. Новаковская С.М. Камнетесное дело Владимиро-Суздальской Руси в XII-XIII вв. // СА. 1983. №3. С. 74-79.

13. Столетов А.В. Конструкции владимиро-суздальских белокаменных памятников и их укрепление // Памятники культуры. М., 1959. С. 188-193; Раппопорт П.А. Строительное производство Древней Руси X-XIII вв. СПб., 1994.

14. ПСРЛ. IX. С. 211.

15. Никольский С. Деревня Быковка и Чертовье, в предместии города Владимира. ВГВ. 1874. №30.

16. Асеев Ю.С. Архитектура древнего Киева. Киев, 1982. С. 16-17; Килиевич С.Р. Детинец Киева IX- первой половины XIII веков. Киев, 1982. С. 49, 98.

17. Сагайдак М.А. Городской план Киева как источник изучения структуры городов Древней Руси // Сообщение на полевом семинаре "По итогам архитектурно-археологического изучения памятников "Золотого" кольца России и проблемам русско-итальянских архитектурных связей в эпоху средневековья и ренессанса. Владимир, 5-11 сентября 1999 г.

18. ПСРЛ. I. С. 517-518.

19. Воронин Н.Н. Зодчество...С. 515. Примеч. 7.

20. Воронин Н.Н. Зодчество...С. 515. Примеч. 9, 4.

21. ПСРЛ. VII. С. 194.

22. ПСРЛ. XX. 157.

23. Дудорова Л.В. Новые данные о местоположении древних ворот во Владимире // СА. 1980. № 1. С. 281-284.

24. Островзоров Н. Историческое описание Боголюбова монастыря. Владимир, 1875. С. 47-50.

25. Воронин Н.Н. Социальная топография...С. 150-151.

26.Кондаков Н.П. Византийские церкви и памятники Константинополя. Одесса, 1886. С. 158.

27. Никольский С. Золотые ворота и на них церковь Положения Ризы Господней // ВГВ. 1968. № 47.

28. Асеев Ю.С. Архитектура древнего Киева... С. 46-47.

29. Аверинцев С.С. Золото в системе символов ранневизантийской культуры. // Византия. Южные славяне и Древняя Русь. Западная Европа. М., 1973. С. 44 и далее.

30. ПСРЛ. I. С. 348; II. С. 491; XV. С. 226.

31. Лаврентьевская летопись. ПСРЛ. I. С. 351; Никоновская летопись. ПСРЛ. IX. С. 213.

32. Янин В.Л. Княжеские знаки суздальских Рюриковичей. // КСИИМК. 1956. № 51. С. 10-16; Воронин Н.Н. Зодчество…С. 323, 325 (рис. 155).

33. Воронин Н.Н. Зодчество...С. 145; Иоаннисян О.М. Зодчество...С. 146.

34. Воронин Н.Н. Зодчество...С. 132.

35. Воронин Н.Н. Зодчество...С. 133-134; Ключевский В.О. Сказание о чудесах Владимирской иконы Божией Матери. М., 1878. С. 42 - 43.

36. Воронин Н.Н. Зодчество...С. 140.

37. ПСРЛ. I. С. 461, 516.

38. Столетов А.В. Проект реконструкции Золотых ворот. ГАВО. Ф.8. Оп.1. Д. 60. Л. 21-42. Вариант реконструкции опубликован: Софронов Н.С. Золотые ворота. Ярославль, 1970. С. 15.

39. Маслов В.М. К истории строительства Золотых ворот во Владимире // Средневековая Русь М., 1976. С. 201-203.

40. Лихачев Д.С. Градозащитная семантика Успенских храмов на Руси // Успенский собор Московского Кремля. М., 1985. С. 17-23.

41. ПСРЛ. XX. С. 157.

42. ПСРЛ. I. С. 463.

43. ПСРЛ. XXIII. С. 159.

44. ПСРЛ. XIII. С. 110, 111; Воронин Н.Н. Зодчество...Т. I. C. 135.

45. Воронин Н.Н. Зодчество... С. 135, 517, примеч. 35.

46. ДАИ. IX. С.220. Эту отписку стольника и воеводы Федора Григорьева Орлова приводит без комментариев Артлебен: Артлебен Н.А. Владимирский кремль-город по описной книге 1626 г. // ВГВ. 1877. № 6.

47. Текст обнаружил Косточкин В.В., опубл.: Воронин Н.Н. Зодчество...С. 135, 517, примеч. 37.

48. Воронин Н.Н. Зодчество...С. 135, 517, примеч. 36.

49. Воронин Н.Н. Социальная топография...С.150-151.

50. Тимофеева. Т.П. Архитектурный облик г. Владимира по рисунку 1764 г. // Памятники культуры. Новые открытия. М., 1994. С. 548-558; она же. Об одном неизвестном изображении Золотых ворот 12 в. во Владимире. Тезисы доклада // Воронинские чтения-94. Материалы областной краеведческой конференции. Владимир, 1995. С.259-161.

51. ГАВО. Ф.560. Оп.1. Д.391. Л.88.

52. Смета и чертеж были обнаружены Косточкиным В.В.; их отчасти использовал Воронин Н.Н: Воронин Н.Н. Зодчество... Т. I. М., 1961. С.137-138. Еще раз этот материал - план, фасад, проект иконостаса и смету нашел Гусев В.В. Текст приводится с незначительными сокращениями: опущены цены за единицу материала. Орфография оригинала сохранена. // Фотокопия сметы: ВСМЗ. Инв. № Р-2769. Текст сметы полностью публикуется впервые.

"На поданной описи и смете от архитекторов: Володимерского наместничества Николая фон Берка, коллегии экономии Александра Гусева на возобновление находящихся в городе Володимере Золотых ворот показано.

Работным людям за разобрание поделанных старых контфорсом и за выбрание буту с вырытием вновь рвов с разверском по валу земли - 100 р.

Для забучения рвов буту на - 525 р. Камня белого 5200 камней - 1040 р.

Кирпича зженого 110 000 штук - 440 р. Извести круховой 8000 пуд - 480 р. Песку 20 сажен на - 60 р. Железа 500 пуд - 500 р.

Каменщикам и штукатурам за работу 620 р.

Да на исправление состоящей на оных воротах церкви каменщикам за разобрание латернина, в церкве и олтаре сводов, перемычек, столбов и со стены церковной ветхих камней, папертных стенок и кирпичных полов с очисткою всего мусора и негодного материала, а годного с положением посотно - 110 р.

Железа связного на проемные в церковь связи 85 пуд - 85 р.

Камня белого на сделание в церковь столбов, перемычек, сводов и лантернина 4500 - 900 р.

Кирпича на свод 40000 - 160 р. Извести круховой 3600 пуд - 216 р.

Песку на 30 р. Железа связного и полосного 85 пуд - 85 р.

Каменщикам за сделание столбов, сводов и перемычек, лантернина и папертных стенок - 450 р.

Штукатурам за обмаску куполного свода известью - 5 р.

На покрытие куполного свода железа луженого 120 листов 30 пуд - 135 р.

За покрытие главы, паялщикам с их оловом и свинцом - 24 р.

Полосного железа при укреплении при главе листов 5 пуд - 7 р. 50 к.

Золотарям за золочение оной главы и креста с яблоком червоным золотом за работу - 425 р.

За поставку креста и укрепление, с починкою цепи мастеровым людям - 10 р. Железа на покрытие церкви с олтарями, на стропилы связного 150 пуд - 120 р. Полосного на решетины 150 пуд - 120 р.

Листового черного 90 пуд - 202 р. 50 к.

Х паперте связного на стропилы 120 пуд - 96 р.

Полосного на решетины - 120 р. Листового аршинного 120 пуд - 270 р.

За работу кузнецам за зделание на церкве с олтарем и папертью стропил и покрытие кровель листовым железом с их угольями и инструментами - 470 р. Малярам за крашение кровель с их краскою и маслом - 100 р.

К выстилке полов лещеди 500 - 10 р.

Штукатурам за подмаску в церкве старых стен - 40 р.

Оконниц разных мер 39 с поставкою по местам - 97 р. 50 к.

За зделание трех железныъх дверей и навеску оных - 60 р.

За зделание пяти подстав в двери и за заделку оных - 2 р. 50 к.

Малярам за крашение дверей, оконниц, связей с их краскою и маслом за работу - 12 р.

Камня белого ступенного 104 камня - 52 р.

Белого камня к перемычке 20 камней - 4 р.

Каменщикам за разбирку оной лестницы, зделание вновь с переделкою на оной перемычке, с выстилкою площадок и с починкою свода - 30 р.

За зделание и навеску железной двери - 20 р.

Штукатурам за беление всех наружных воротных стен - 40 р.

К показанному строению полагается на все леса, доски, причалки и канаты, ведры и ушаты сынструментами - 200 р.

За сделание во оную церковь столярам и рещикам иконостаса с поставкою на места оного - 180 р.

Живописцам за написание святых икон с их красками - 200 р.

Золотарям за золочение и крашение оного иконостаса с их материалами - 250 р. Столярам за зделание престола, жертвенника, двух шкафов и амвона - 30 р. Итого на исправление церкви с иконостасом - 5279 р., а всего 9044 р."; причем эту сумму Воронцов и Хитрово предлагали отпустить из экономических средств в три года, а деньги на строение поручить в распоряжение Владимирскому наместническому правлению РГВИА. Ф. ВУА. Ф. 418. Д. 464. Л. 1-3 об.

53. Опубликовано полностью: Ильинский П.В. Какой был первоначальный верх Золотых ворот // ТВУАК. Вып. XIII. Владимир, 1913; частично: Воронин Н.Н. Оборонительные сооружения Владимира XII в.// МИА. 1949, № 11, С. 207, 213; Воронин Н.Н. Зодчество... Т. I. М., 1961. С. 137-138. Местонахождение чертежа неизвестно.

54. Владимирский конволют // ВСМЗ. Инв. № В-5636/462. Л. 235.

55. ГАВО. Ф. 400. Оп. 1. Д. 12. Л.2; Малицкий Н.В. Из прошлого Владимирской епархии. Ризположенская церковь и Золотые ворота // ВЕВ. 1904. № 21.

56. Никольский С. Золотые ворота, памятник гражданского зодчества XII в. во Владимире // ЕВГСК. Вып. IX. Владимир, 1872.

57. См.: Тимофеева Т.П. Кирпичное производство губернского Владимира // Материалы исследований ВСМЗ. Владимир, 2001. С. 78-84.

58. Никольский С. Золотые ворота, памятник гражданского зодчества XII в...

59. От этого времени до 1866 г. в храме сохранялся антиминс. - Никольский С. Золотые ворота и на них церковь Положения Ризы Господней...; Малицкий Н.В. Из прошлого Владимирской епархии. Ризположенская церковь и Золотые ворота // ВЕВ. 1904. № 21

60. Тихонравов К.Н. Город Владимир в начале XVIII столетия. // ЕВГСК. Вып. IX. Владимир, 1871. C. 16.

61. Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. Вып. I. Владимир, 1892. С. 106.

62. Там же.

63. Гусев В.В. Достопримечательности наших городов. // Интересное о крае. Ярославль, 1973. С. 66-68.

64. ГАВО. Ф. 418. Оп. 1. Д. 319. Л. 36-36 об.

65. РГВИА. Ф. ВУА. Д. 18632. Л. 10 об.-11.

66. РГИА. Ф. 1350. Оп. 312. Д. 52.

67. Воронин Н.Н. Зодчество...С. 131.

68. ГАВО. Ф. 14. Оп. 1. Д. 2516. Л. 1, 11, 12.

69. РГИА. Ф. 1488. Оп. 1. Д. 465. Л. 2-6. Обнаружено Гусевым В.В.

70. Гусев В.В. Указ. соч. // Интересное о крае. Ярославль, 1973. С. 68.

71. ГАВО. Ф. 445. Оп. 1. Д. 12. Л. 86-87 об.

72. Малицкий Н.В. Из прошлого Владимирской епархии. Ризположенская церковь и Золотые ворота // ВЕВ. 1904. № 21.

73. Цитир. По: Соллогуб В.А. Тарантас. Факсимильное издание. М., 1982. С. 61.

74. ГАВО. Ф. 445. Оп. 1. Д. 65. Л. 4.

75. ГАВО. Ф. 400. Оп. 3. Д. 80. Л. 1-7; Оп. 2. Д. 18. Л. 1-19, 39.

76. ГАВО. Ф. 445. Оп. 1. Д. 244. Л. 9.

77. ГАВО. Ф. 40. Оп. 1. Д. 13332. Л. 1-2, 11 об.

78. ГАВО. Ф. 40. Оп. 1. Д. 13350. Л. 5.

79. ГАВО. Ф. 40. Оп. 1. Д. 13802. Л. 13-14.

80. ГАВО. Ф. 24. Оп. 1. Д. 9767. Л. 1-8.

81. Никольский С. Золотые ворота и на них церковь Положения Ризы Господней...

82. ГАВО. Ф. 556. Оп. 1. Д. 2290. Л. 1, 3-3 об.; Никольский С. Золотые ворота и на них церковь Положения Ризы...; Воронин Н.Н. Зодчество... Т.1. М., 1961. С. 516 - примеч. к  С. 132 со ссылкой на ВГВ, 1964, 3 11 и 17; Попова М.П. О владимирском водопроводе. // Записки владимирских краеведов. Сборник второй. Владимир, 1998. С. 72-73.

83. Никольский С. Золотые ворота, памятник гражданского зодчества XII в...

84. Никольский С. Золотые ворота и на них церковь Положения Ризы...; ГАВО. Ф. 400. Оп. 2. Д. 148. Л. 1-8 об.

85. Никольский С. Золотые ворота и на них церковь Положения Ризы...

86. ВГВ. 1868. № 44.

87. Никольский С. Золотые ворота, памятник гражданского зодчества XII в...; ГАВО. Ф. 431. Оп. 1. Д. 503. Л. 1-40; Воронин Н.Н. Зодчество...Т. 1. М., 1961. С. 517 - примеч. 46 к С. 140.

88. ГАВО. Ф. 431. Оп. 1. Д. 503. Л. 10; Труды I археологического съезда. Табл. XXIV. ГАВО. Ф. 431. Оп. 1. Д. 503. Л. 35-37.

89. Воронин Н.Н. Зодчество... Т.1. М., 1961. С. 139. Рис. 40; Воронин Н.Н. Оборонительные сооружения...МИА. 1949. № 11. С. 209.

90. ГАВО. Ф. 8. Оп. 1. Д. 58. Л. 9.

91. ГАВО. Ф. 556. Оп. 1. Д. 3002. Л. 1-8. Часовня была закрыта в 1924 г. (ГАВО. Ф. 24. Оп. 1. Д. 587. Л. 274.), сам же памятник в 1918г. попал в ведение Губмузея (ГАВО. Ф. 1826. Оп. 1. Д. 1. Л. 40).

92. ГАВО. Ф. 431. Оп. 1. Д. 503. Л. 17.

93. Историко-статистическое описание...Владимир, 1892. С. 107.

94. ГАВО. Ф. 390. Оп. 1. Д. 43. Л. 1.

95. ГАВО. Ф. 390. Оп. 1. Д. 1137. Л. 1-6.

96. ГАВО. Ф.390, Оп.1. Д.294. Л.12, 17. Вскоре после ремонта облик ворот был запечатлен на некоторых старых фотографиях и открытках: фото В.Г.Кукушкина 1876-1881 гг. (ВСМЗ. Инв. № В-1332/3), фото. Я.Я.Мелехова до 1893г. (ВСМЗ. Инв. № В - 8410, с. 50), фото В.В.Коренева 1893-1897 гг. (ВСМЗ. Инв.№ В-5845/1) и открытка. (ВСМЗ. Инв. №.В-39780/583).

97. Никольский. С. Золотые ворота и на них церковь Положения Ризы...

98. ГАВО. Ф. 390. Оп. 1. Д. 881. Л. 53; Ф. 526. Оп. 1. Д. 7. Л. 4 об.

99. ГАВО. Ф. 390. Оп. 1. Д. 881. Л.74.

100. ГАВО. Ф. 390. Оп. 1. Д. 881. Л. 48-70.

101. Ильинский П.В. О реставрации Золотых ворот в губ городе Владимире // ТВУАК. Вып. Х. Владимир, 1908; Ильинский П.В. К реставрации Золотых ворот // ТВУАК. Вып. XIII. Владимир, 1911.

102. ГАВО. Ф. 556. Оп. 1. Д. 4850. Л.194.

103. Никольский С. Золотые ворота, памятник гражданского зодчества XII в...

104. Иеромонах Иоасаф. Церковно-историческое описание владимирских достопамятностей. Владимир, 1857. С. 108; Никольский С. Золотые ворота и на них церковь Положения Ризы Господней...

105. ПСРЛ. XXI. С. 428.

106. Историко-статистическое описание... Владимир, 1892. С. 106.

107. Воронин Н.Н. Зодчество... С.133-134; Ключевский В.О. Сказание о чудесах Владимирской иконы Божией Матери. М., 1878. С. 46, 48.

108. ВСМЗ. Инв. № В-5845/1.

 

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ВГВ - Владимирские губернские ведомости

ВЕВ - Владимирские епархиальные ведомости

ВСМЗ - Владимиро-Суздальский музей-заповедник

ВУА - Военно-ученый архив

ГАВО - Государственный архив Владимирской области

ДАИ - Дополнение к Актам историческим

ЕВГСК - Ежегодник Владимирского губернского статистического комитета

КСИА - Краткие сообщения Института археологии

КСИИМК - Краткие сообщения Института истории материальной культуры

МИА - Материалы и исследования по археологии СССР

ПСРЛ - Полное собрание русских летописей

РГВИА - Российский государственный военно-исторический архив

РГИА - Российский государственный исторический архив

СА - Советская археология

ТВУАК - Труды Владимирской ученой архивной комиссии

 

СПИСОК ИЛЛЮСТРАЦИЙ

 

1.      Золотые ворота. Вид с запада

2.      Гравюра по рисунку 1764 г. «Вид города Владимира от Москвы с приезда к северо-западу»

3.      План г. Владимира

4.      Золотые ворота. Вид с юго-запада

5.      Золотые ворота Константинополя

6.      Золотые ворота Константинополя (реконструкция)

7.      Княжеские знаки на белокаменной кладке Золотых ворот

8.      Золотые ворота. Вид с запада

9.      Золотые ворота. Обмер Г.Ф. Корзухиной

10.  Арка Золотых ворот. Вид с запада

11.  Падение Золотых ворот. Миниатюра Лицевого летописного свода XVI в.

12.  Древняя лестница в южном пилоне

13.  Граффити в косяке дверного проема при выходе на боевую площадку

14.  Забутовка белокаменной стены Золотых ворот

15.  Золотые ворота по миниатюрам Радзивилловской летописи XV в. и по «чертежу» г. Владимира 1715 г.

16.  Золотые ворота. Вариант реконструкции А.В. Столетова. 1966 г.

17.  Золотые ворота по рисунку 1764 г. 

18.  «Чертеж» Н. фон Берка и А. Гусева 1779 г.

19.  Проект иконостаса А. Гусева 1779 г.

20.  «Прожект» Ивана Чистякова 1795 г.: фасад и план

21.  Прорись литер на кирпиче поздних пристроек Золотых ворот

22.  Золотые ворота по акварели И. Чистякова «Вид города Владимира  с полуденной стороны от Муромской дороги с песков» 1799 г. (из «Атласа Владимирской губернии» 1801 г.)

23.  План и фасад Золотых ворот, «высочайше утвержденные» 4 января 1827 г.

24.  Фасад Золотых ворот. Обмерный и проектный чертежи Е.Я. Петрова. 1827 г.

25.  Золотые ворота. Открытка по рисунку 1847 г.

26.  Проект устройства в Золотых воротах резервуара для городского водопровода 1864 г.

27.  Часовня в юго-западной пристройке Золотых ворот: фасад и план

28.  Золотые ворота. Фотография В.Г. Кукушкина (1876 – 1881 гг.)

29.  Золотые ворота. Фотография Я.Я. Мелехова (до 1893 г.)

30.  Золотые ворота. Фотография В.В. Коренева (1893 – 1897 гг.)

31.  Золотые ворота. Открытка с фотографии В.В. Иодко (1909 г.)

32.  Военно-историческая экспозиция в надвратной церкви Золотых ворот

33.  Диарама «Штурм Владимира войском хана Батыя в феврале 1238 г. (автор Е.И. Дешалыт)

34.  Русское снаряжение и оружие XVII в.

35.  Трофейное польское оружие начала XVII в.

36.  Русское оружие XVIII в.

37.  Галерея героев-владимирцев

38.  Витрина генерал-майора Е.В. Бедина

39.  Золотые ворота в современном городском ансамбле

 

Текст на обложке:

Золотые ворота - уникальный памятник древнерусской фортификации, построенный в XII в. мастерами владимиро-суздальского белокаменного зодчества. Золотые ворота задуманы владимирским князем Андреем Боголюбским как главные крепостные ворота города Владимира - новой столицы княжества. В их архитектуре гармонично сочетается несколько значений: триумфальная арка, боевая башня и надвратная церковь. Величественный облик Золотых ворот запечатлел время недолгого, но необычайно яркого и мощного расцвета Владимиро-Суздальской Руси, высокого аристократического стиля искусства и зодчества.

 

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский