РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Заграевский С.В. История цветовых решений средневековых укреплений Москвы // Журнал Томского государственного педагогического университета «ΠΡΑΞΗΜΑ. Проблемы визуальной семиотики». № 3, 2015. Все права сохранены.

Материал предоставлен библиотеке «РусАрх» автором. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2015 г

 

   

С.В. Заграевский

ИСТОРИЯ ЦВЕТОВЫХ РЕШЕНИЙ СРЕДНЕВЕКОВЫХ УКРЕПЛЕНИЙ МОСКВЫ

 

Аннотация

 

На основе документальных, архитектурно-археологических и иконографических данных прослежена история цветовых решений укреплений Москвы (Кремля, Китай-Города, Белого Города, Земляного Города) с времен Юрия Долгорукого до середины XX века.

 

 

1.

 

Цветовые решения средневековых укреплений Москвы в разные исторические эпохи – вопрос, широко освещенный в популярной литературе и породивший ряд стереотипов, как верных, так и неверных. Поэтому видится полезным специальное исследование на эту тему.

Прежде всего необходимо коснуться деревянных укреплений Московского Кремля, впервые в документированной истории Древней Руси возведенных в 1156 году при Юрии Долгоруком, расширявшихся и поновлявшихся вплоть до строительства Дмитрием Донским белокаменных стен и башен в 1367–1368 годах.

Существует множество сведений о том, что древнерусские деревянные крепости обмазывались глиной и белились. Подробно этот вопрос исследовал В.В. Косточкин, приводивший следующие примеры1:

– указывая на суще­ствование высокой деревянной вежи, стояв­шей на каменном основании посреди города Холма в 1259 году, летописец отметил, что она «убелена яко сыр, светящися на всей сторо­ны»;

– глиня­ная обмазка была сделана на стенах Тверского кремля: сообщая, что в 1369 году в столице Тверского княжества был срублен деревянный «город», летописцы отметили, что его сразу «и глиной помазали»;

– глиняный покров имели снаружи де­ревянные стены Звенигорода;

– в конце XVI века такой же покров существовал на укреплениях Великих Лук: сообщая, что эти укрепления состояли из больверков, срубленных «из огромных и очень крепких бревен», Р. Гейденштейн отме­тил, что они «не были покрыты дерном, но по старому обычаю были обмазаны гли­ной»;

– фрагменты глиняного покрова в конце XVI в. оставались на обвет­шавших деревянных стенах Можайска.

К сожалению, указанные исследования В.В. Косточкина практически никакого резонанса в популярной литературе не получили, и на всех известных реконструкциях деревянных крепостей, в том числе и Москвы, укрепления изображаются не белыми, а черно-коричневыми – по цвету неокрашенных бревен (один из примеров приведен на ил. 1).

Но мы должны обратить на эти исследования самое пристальное внимание, так как обмазка глиной защищала укрепления от гниения и пожаров (как городских, так и возникающих при штурмах города неприятелем), а известковая побелка, в свою очередь, защищала обмазку и придавала деревянным укреплениям более эстетичный вид. И в целом уход за укреплениями – хотя и деревянными, но лицом, гордостью и защитой города – в той или иной степени не мог не производиться, и побелка и обмазка были важной составной частью такого ухода. Вероятно, перед обмазкой укрепления обшивали тесом или дранью.

Все сказанное нельзя не применить к городу, быстро росшему и процветавшему и в домонгольское время, и в конце XIII–первой половине XIV века, – Москве. И мы можем со значительной долей уверенности полагать, что деревянный Московский Кремль был не черно-коричневым, а белым. Во всяком случае, в те периоды своей истории, когда укрепления были свежепостроенными или свежеотремонтированными, так как глиняная обмазка, если ее не восстанавливали, могла практически полностью обвалиться уже через несколько десятилетий, а побелка – быть смытой атмосферными осадками еще быстрее. Поэтому мы обязаны считать белый цвет московских укреплений условным.

 

А.М. Васнецов. Московский Кремль времен Ивана Калиты.

 

Ил. 1. А.М. Васнецов. Московский Кремль времен Ивана Калиты.

 

 2.

 

В 1367–1368 годах при Дмитрии Донском укрепления Московского Кремля были выстроены из белого камня. По данным археологии и исторических источников, они частично оставались деревянными2, но поскольку дерево, как мы видели, обмазывалось глиной и белилось, общим цветом укреплений Кремля был белый. (Или, как мы говорили выше,  условно-белый, причем эта условность относится не только к деревянным, но и к белокаменным фрагментам укреплений: уже через несколько десятилетий после постройки белокаменная кладка чернела от копоти печей и частых пожаров).

Возможно, в кремлевских укреплениях дерево даже не обмазывали глиной, а штукатурили строительным раствором (известью с добавлением песка и различный примесей), так как при масштабном белокаменном строительстве образовывалось огромное количество обломков, которые можно было пережигать на известь. Оштукатуренные деревянные стены выглядели еще более эстетично, чем обмазанные глиной (пример, когда оштукатуренное дерево очень сложно отличить на взгляд от оштукатуренного кирпича, мы видим на устроенных в конце XVIII века деревянных барабанах Успенского собора в Дмитрове).

По штукатурке даже могли быть проведены борозды, имитирующие белокаменные квадры (подобные приемы имитации каменной кладки в домонгольское время применялись в Новгороде на Софийском соборе3, в Чернигове – на Борисоглебском соборе, Ильинской церкви, соборе Елецкого монастыря4 и пр.). Впрочем, в деревянных крепостях такие борозды могли проводить и по глиняной обмазке.

По аналогии с деревянным крепостным зодчеством и широкой практикой штукатурки, побелки и окраски деревянных зданий в XIX веке мы можем полагать, что представление на реконструкциях всей древнерусской деревянной церковной и гражданской архитектуры в черно-коричневой цветовой гамме (по цвету неокрашенных бревен) тоже спорно, и многие здания обмазывались глиной, а при наличии извести – штукатурились и белились (или даже окрашивались) и внутри, и снаружи в тех же целях, что и укрепления: эстетика, сохранность древесины, пожарная безопасность. Но вопрос оштукатуривания, побелки и окраски храмового и гражданского деревянного зодчества выходит за рамки настоящего исследования, посвященного крепостной архитектуре.

Для Русского Севера, где климат способствует сохранению древесины и со временем придает ей благородный серебристый оттенок, все вышесказанное относительно штукатурки и побелки не столь актуально. Но для климатических условий средней полосы, крайне пагубно влияющих и на сохранность, и на внешний вид незащищенной древесины, – актуально в полной мере.

 

3.

 

В 1485–1516 годах, при Иване III и Василии III, были построены новые кремлевские стены и башни – из кирпича. По данным архитектурной археологии, в начале XVI века кирпичная кладка не штукатурилась и не белилась (примеры – Архангельский собор Московского Кремля5 (ил. 2), первые храмы Александровской слободы6 (ил. 3) и др.). Соответственно, существующие в наше время кремлевские укрепления первоначально имели кирпично-красный цвет.

Стены и башни Московского Кремля оставались кирпично-красными в течение всего XVI века, что подтверждается планом Герберштейна 1556 года (ил. 4) и миниатюрами Лицевого летописного свода 1560–1570-х годов (ил. 5–8).

В 1535–1538 годах были построены кирпичные укрепления Китай-Города. Их подробные описания и изображения XVI века нам неизвестны, но по аналогии с кремлевскими стенами и башнями мы вправе предполагать, что китайгородские укрепления также не штукатурились и не белились. Впрочем, этот вопрос остается открытым.

 

Архангельский собор Московского Кремля. 1505–1508 годы. Реконструкция В.В. Кавельмахера.

 

Ил. 2. Архангельский собор Московского Кремля. 1505–1508 годы. Реконструкция В.В. Кавельмахера.

 

 

Троицкая, ныне Покровская, церковь в Александровской Слободе. 1510-е годы. Реконструкция В.В. Кавельмахера.

 

Ил. 3. Троицкая, ныне Покровская, церковь в Александровской Слободе. 1510-е годы. Реконструкция В.В. Кавельмахера.

 

 

План Москвы Сигизмунда Герберштейна. 1556 г.

 

Ил. 4. План Москвы Сигизмунда Герберштейна. 1556 г.

 

 

Иван Грозный посылает послов в Литву. Миниатюра Лицевого летописного свода. 1560–1570-е годы.

 

Ил. 5. Иван Грозный посылает послов в Литву. Миниатюра Лицевого летописного свода. 1560–1570-е годы.

 

 

Иван Грозный и царские иконописцы. Миниатюра Лицевого летописного свода. 1560–1570-е годы.

 

Ил. 6. Иван Грозный и царские иконописцы. Миниатюра Лицевого летописного свода. 1560–1570-е годы.

 

 

Строительство Покровского собора на Рву. Миниатюра Лицевого летописного свода. 1560–1570-е годы.

 

Ил. 7. Строительство Покровского собора на Рву. Миниатюра Лицевого летописного свода. 1560–1570-е годы.

 

 

Освящение Покровского собора на Рву. Миниатюра Лицевого летописного свода. 1560–1570-е годы.

 

Ил. 8. Освящение Покровского собора на Рву. Миниатюра Лицевого летописного свода. 1560–1570-е годы.

 

4.

 

В царствование Федора Иоанновича, в 1585–1591 годах, в Москве из кирпича был возведен новый пояс укреплений, получивший название «Белый Город» или «Царев Город»7.

По поводу происхождения названия «Белый Город» существует версия, что поскольку это была территория, где в XVI–XVII вв. жили главным образом бояре и дворяне, находившиеся на постоянной царской службе, земля, занятая их дворами, называлась «белой», т.е. была освобождена от земельных налогов, которыми облагались «черные» земли ремесленников, торговцев и землепашцев8. Но для нас принципиально то, что укрепления Белого Города были белыми в буквальном смысле этого слова: в записках иностранцев, посещавших Москву в начале XVII века (С. Гейса, принца Иоанна, С. Мацкевича и пр.)9 говорится, что стена была побелена, даже оштукатурена (последнее, впрочем, В.В. Косточкин ставил под сомнение, считая, что иностранцы могли принять побелку за штукатурку)10.

Сразу после укреплений Белого города, в 1591–1592 годах, были сооружены из дерева стены и башни Земляного Города, также называвшегося Деревянным Городом или Скородомом.

Если бы деревянные укрепления Земляного Города имели черно-коричневый цвет, то напрашивалась бы такая «цветовая иерархия» укреплений Москвы: Кремль и Китай-Город – красные (а слово «красный» было синонимом слова «красивый», красными были гербы и владимирских, и московских великих князей), Белый Город – белый, Земляной Город – черный.

Но версию о такой «иерархии» мы не можем принять по следующим причинам.

Во-первых, ни в каких источниках ни Кремль, ни Китай-Город не называются «Красным Городом», что было бы очень вероятно при наличии такой «иерархии».

Во-вторых, иногда встречающееся в литературе название Земляного Города «Черный Город» связано с тем, что в северной и восточной частях его территории находились «черные» (ремесленные и торговые) слободы11.

В-третьих, ни на «Петровом чертеже» 1597–1599 годов (ил. 9), ни на «Годуновом чертеже» начала 1600-х годов (ил. 11), ни на «Сигизмундовом плане» 1618 года (ил. 12), ни на других планах Москвы XVII века существенной разницы между цветом укреплений Кремля, Китай-Города, Белого Города и Земляного Города не наблюдается.

Эту ситуацию можно объяснить следующим образом: практически одновременно с укреплениями Белого Города были побелены стены и башни и Кремля, и Китай-Города, и Земляного Города (последние, вероятно, были предварительно обмазаны глиной или оштукатурены: как мы показывали выше, это была обычная практика для деревянных крепостей). Но побелка быстро смывалась атмосферными осадками, укрепления покрывались копотью от печей и пожаров, и все московские крепостные стены и башни приобретали средне-коричневый цвет, который и был отображен на планах Москвы.

Эти соображения подтверждаются и планом Кремля 1600–1605 годов – «Кремленаградом» (ил. 10), где на кирпично-красных укреплениях явно читаются следы побелки.

Таким образом, мы вправе полагать, что на рубеже XVIXVII веков все укрепления Москвы приобрели белый цвет. Как мы уже говорили, из-за атмосферных осадков, пожаров и копоти печей этот цвет необходимо считать условным.

Почему были побелены не только деревянные, но и кирпичные укрепления, – при том, что кирпичные стены и башни в побелке, по большому счету, не нуждались, и В.В. Косточкин показывал12, что на Руси каменные крепости, как правило, не обмазывались и не белились?

Какие-либо соображения, исходившие из эстетики и символики белого цвета, здесь маловероятны, так как никаких известий об особой роли этого цвета в древнерусских источниках нет, в отличие от красного (выше мы уже отмечали, что на Руси слово «красный» было синонимом слова «красивый», красными были гербы и владимирских, и московских великих князей). Надо полагать, что причины побелки кирпичных укреплений Москвы были следующими:

– таким образом достигалось эстетичное единообразие цветовых решений всех московских укреплений (другим вариантом достижения такого единообразия могла стать только покраска стен и башен Земляного Города в красный цвет, но это было невозможно вследствие редкости, дороговизны и низкой светостойкости красной краски);

– поскольку оштукатуренные и побеленные деревянные стены и башни Земляного Города выглядели практически так же, как побеленные укрепления Кремля, Китай-Города и Белого Города, вероятный противник мог принять их за каменные и побояться штурмовать их;

– побелка хотя и незначительно, но повышала сохранность кирпичной кладки.  

 

«Петров чертеж» Москвы. 1597–1599 годы.

 

Ил. 9. «Петров чертеж» Москвы. 1597–1599 годы.

 

 

«Кремленаград». 1600–1605 годы.

 

Ил. 10. «Кремленаград». 1600–1605 годы.

 

 

«Годунов чертеж». Начало 1600-х годов.

 

Ил. 11. «Годунов чертеж». Начало 1600-х годов.

 

 

«Сигизмундов план» Москвы. 1618 год.

 

Ил. 12. «Сигизмундов план» Москвы. 1618 год.

 

5.

 

Насколько часто поновлялась побелка московских укреплений в течение XVII века, нам неизвестно. Во всяком случае, на миниатюрах «Книги об избрании на царство Михаила Федоровича Романова» 1670-х годов (ил. 13, 14) и на иконе Симона Ушакова «Древо Государства Российского» 1667 года (ил. 15) мы видим, что кремлевские укрепления имели розоватый цвет, т.е. на них могли присутствовать следы побелки.

В XVIIIXIX веках периодическая побелка московских укреплений продолжалась, и на изображениях разных лет мы видим стены и башни то белыми, то частично белыми, то красными со следами побелки (ил. 16–32).

Укрепления Белого Города были снесены в 70–80-х годах XVIII века, Земляного Города – после 1812 года, Китай-Города (за исключением небольшого фрагмента) – в 1927–1934 годах, а стены и башни Кремля белились вплоть до начала Великой Отечественной войны, когда в маскировочных целях на них была изображена жилая застройка (ил. 33). После войны (перед Парадом Победы) эти изображения были смыты (ил. 33), и с тех пор укрепления Московского Кремля были только красными, как и восстановленные в 1968–1973 и 1995–2000 годах фрагменты укреплений Китай-Города.

   

Московский Кремль на миниатюре из «Книги об избрании на царство Михаила Федоровича Романова». 1670-е годы.

 

Ил. 13. Московский Кремль на миниатюре из «Книги об избрании на царство Михаила Федоровича Романова». 1670-е годы.

 

Московский Кремль на миниатюре из «Книги об избрании на царство Михаила Федоровича Романова». 1670-е годы.

 

Ил. 14. Московский Кремль на миниатюре из «Книги об избрании на царство Михаила Федоровича Романова». 1670-е годы.

 

 

 

Ил. 15. Московский Кремль на иконе Симона Ушакова «Древо Государства Российского» 1667 года.

 

 

Московский Кремль. Фрагмент гравюры К. де Брюйна. 1702 год.

 

Ил. 16. Московский Кремль. Фрагмент гравюры К. де Брюйна. 1702 год.

 

 

Московский Кремль на гравюре П. Пикара. Начало XVIII века.

 

Ил. 17. П. Пикар. Московский Кремль. Фрагмент гравюры. Начало XVIII века.

 

 

Московский Кремль на акварели Дж. Кваренги. 1768 год.

 

Ил. 18. Дж. Кваренги. Московский Кремль. 1768 год.

 

 

Ф. Гильфердинг. Красная площадь. 1783 год.

 

Ил. 19. Ф. Гильфердинг. Красная площадь. 1783 год.

 

 

Ж. Делабарт. Вид на Москву с балкона Кремлевского дворца в сторону Москворецкого моста. 1797 год.

 

Ил. 20. Ж. Делабарт. Вид на Москву с балкона Кремлевского дворца в сторону Москворецкого моста. 1797 год.

 

 

Ф. Алексеев. Алевизов Ров и Никольская башня. 1800 год.

 

Ил. 21. Ф. Алексеев. Алевизов Ров и Никольская башня. 1800 год.

 

 

Московский Кремль на акварели И. Вейса. 1852 год.

 

Ил. 22. И. Вейс. Московский Кремль. 1852 год.

 

 

И. Вейс. Ильинские ворота Китай-Города. Середина XIX века.

 

Ил. 23. И. Вейс. Ильинские ворота Китай-Города. Середина XIX века.

 

 

Спасская башня на картине С. Шухвостова. 1855 год.

 

Ил. 24. С. Шухвостов. Спасская башня на картине. 1855 год.

 

 

П. Верещагин. Вид Московского Кремля. 1879 год.

 

Ил. 25. П. Верещагин. Вид Московского Кремля. 1879 год.

 

 

. Кремль зимой. Картина М.В. Нестерова. 1897 год.

 

Ил. 26. Красная площадь. Фотография 1880 года.

 

 

Владимирские ворота Китай-Города. Фотография 1883 года.

 

Ил. 27. Владимирские ворота Китай-Города. Фотография 1883 года.

 

 

. Кремль зимой. Картина М.В. Нестерова. 1897 год.

 

Ил. 28. М.В. Нестеров. Кремль зимой. 1897 год.

 

 

Стены Китай-Города. Фотография 1900 года.

 

Ил. 29. Стены Китай-Города. Фотография 1900 года.

 

 

Московский Кремль на фотографии 1909 года.

Ил. 30. Московский Кремль. Фотография 1909 года.

 

 

Московский Кремль на фотографии 1910 года.

 

Ил. 31. Никольская башня Московского Кремля. Фотографии 1910 года.

 

 

Парад физкультурников на Красной площади. 1932 год.

 

Ил. 32. Парад физкультурников на Красной площади. 1932 год.

 

 

«Замаскированный» Кремль в годы Великой Отечественной войны.

 

Ил. 33. «Замаскированный» Кремль в годы Великой Отечественной войны.

 

 

Парад Победы на Красной площади. 1945 год.

 

Ил. 34. Парад Победы на Красной площади. 1945 год.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Косточкин В.В. Русское оборонное зодчество конца XIII – начала XVI веков. М., 1962. С. 202.

2. Подробнее см.: Мокеев Г.Я. Древнерусские крепости комбинированного типа. В кн.: Проблемы теории и истории архитектуры. М., 1973. С. 72-85.

3. Информация Интернет-сайта http://www.mmkv.org/istoriya-drevnerusskoi-zhivopisi-str37.html.

4. Раппопорт П.А. Строительное производство Древней Руси (X–XIII вв.). СПб, 1994. С. 77.

5. Кавельмахер В.В. О приделах Архангельского собора. В кн.: Архангельский собор Московского кремля. М., 2002. С. 123–160.

6. Кавельмахер В.В. Древности Александровой Слободы (сборник научных трудов). М., 2008.

7. «Соловецкий летописец» писал: «В лето 7097 (1589 год – С.З.). Того же году совершен бысть на Москве Белый город каменной и нарекли Царев город, а заложен в 93 году (Малоизвестные летописные памятники. Исторический архив, Том VII. М-Л. 1951. С. 230).

8. Сытин П.В. Из истории московских улиц. М., 1958.

9. Подробный обзор этих сведений см.: Косточкин В.В. Государев мастер Федор Конь. М., 1964. С. 68.

10. Там же.

11. Памятники архитектуры Москвы. Земляной город. М., 1989. С. 13–14.

12. Косточкин В.В. Русское оборонное зодчество… С. 203.

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский