РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ АВТОРОВ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Заграевский С.В. К вопросу о длине, очертаниях и внешнем виде домонгольских укреплений Владимира. М., 2016. Все права сохранены.

Материал предоставлен библиотеке «РусАрх» автором. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2016 г. 

 

   

С.В. Заграевский

К ВОПРОСУ О ДЛИНЕ, ОЧЕРТАНИЯХ И ВНЕШНЕМ ВИДЕ

ДОМОНГОЛЬСКИХ УКРЕПЛЕНИЙ ВЛАДИМИРА

 

Топографию домонгольского города Владимира определило протяженное плато между Клязьмой и Лыбедью (ил. 11). В делении Владимира на три части также отразился естественный рельеф – глубокие овраги между холмами. (Для простоты мы будем называть три части домонгольского Владимира соответственно западной, средней и восточной).

 

План Владимира XII–XIII веков (по Н.Н.Воронину).



Цифрами на плане обозначены: I – город Мономаха (Печерний город); II – Ветчаной город; III – Новый город; IV – детинец; 1 – церковь Спаса; 2 – церковь Георгия; 3 – Успенский собор; 4 – Золотые ворота; 5 – Оринины ворота; 6 – Медные ворота; 7 – Серебряные ворота; 8 – Волжские ворота; 9 – Дмитриевский собор; 10 – Вознесенский монастырь; 11 – Рождественский монастырь; 12 – Успенский (Княгинин) монастырь; 13 – Торговые ворота; 14 – Ивановскиt ворота; 15 – ворота детинца; 16 – церковь Воздвижения на Торгу.

 

Ил. 1. План Владимира XII–XIII веков (по Н.Н.Воронину).

Цифрами на плане обозначены: I – город Мономаха (Печерний город); II  Ветчаной город; III – Новый город; IV – детинец; 1 – церковь Спаса; 2 – церковь Георгия; 3 – Успенский собор; 4 – Золотые ворота; 5 – Оринины ворота; 6 – Медные ворота; 7 – Серебряные ворота; 8 – Волжские ворота; 9 – Дмитриевский собор; 10 – Вознесенский монастырь; 11 – Рождественский монастырь; 12 – Успенский (Княгинин) монастырь; 13 – Торговые ворота; 14 – Ивановские ворота; 15 – ворота детинца; 16 – церковь Воздвижения на Торгу.

 

Сохранились и прослеживаются на местности многие фрагменты древних владимирских валов2.

Так, на территории западной части домонгольского Владимира к югу от Золотых ворот находится Козлов вал, далее на юго-восток вдоль границы Патриаршего сада спускается вниз к Клязьме Галейский вал, доходящий до Николо-Галейской улицы. К северу от Золотых ворот вдоль Никитской улицы до улицы Передний Боровок проходит Театральный вал. Над северным склоном плато над улицами Передний и Задний Боровок прослеживается Боровой вал.

На территории средней части домонгольского города с западной стороны хорошо заметен Троицкий вал, проходящий вдоль Комсомольской улицы до ее пересечения с улицей Воровского. Вдоль северной кромки плато можно проследить плохо сохранившиеся Лыбедский вал, восточная часть которого называетсяПоганым валом. С восточной стороны плато вдоль ведущего на юг участка улицы Воровского уцелел значительный фрагмент Ивановского вала. Возможно, холм со смотровой площадкой на южной кромке плато около Дмитриевского собора также является сохранившимся фрагментом вала3.

В пределах восточной части домонгольского Владимира на северной кромке плато в районе стадиона «Лыбедь» и бывшего кинотеатра «Мир» сохранился небольшой фрагмент Зачатьевского вала. На южной кромке вдоль Вокзальной улицы напротив ликеро-водочного завода и вдоль Рабочей улицы видны остатки Богословского вала.

И тем не менее, в задаче определения  длины, очертаний и внешнего вида укреплений Владимира XII–XIII веков, на первый взгляд кажущейся давно решенной, на самом деле немало спорных вопросов. 

По Н.Н. Воронину, суммарная длина домонгольских владимирских укреплений составляла «почти 7000 м»4. Исследователь приводил и длину валов каждой из частей города: восточная – 2460 м, западная – 1926 м, средняя – «несколько более 2500 м»5. Эти цифры в настоящее время являются общепринятыми.

Но сразу возникает вопрос, как можно было с точностью до метра указать длину укреплений восточной части города, лишь гипотетически предполагая местонахождение Серебряных ворот и, соответственно, очертания линии укреплений в районе этих ворот. То же самое относится к западной части, где аналогичная проблема возникает из-за точно не установленного местонахождения Волжских ворот. Оползни грунта на обрывах тоже могли изменить очертания границ укреплений.

Мы имеем возможность более-менее точно (конечно, с точностью не до метра, а до десяти) определить длину только укреплений средней части домонгольского Владимира (как мы говорили выше, эту длину Н.Н. Воронин назвал приблизительно – «несколько более 2500 м»). На самом деле в случае, если южный край укреплений проходил по существующей кромке обрыва, эта длина составляет около 2410 м6. Если в домонгольское время края обрывов были дальше, то длина укреплений была больше, и чтобы ее вычислить, надо прибавить к ней удвоенную ширину предполагаемого оползшего края (например, если бы оползло 20 м грунта, то первоначальная длина укреплений составляла бы примерно 2450 м). Но ниже мы покажем, что таких больших оползней на владимирских обрывах не было.

Наши измерения длины домонгольских укреплений остальных частей города дали следующие результаты: 2450 м (восточная часть) и 1940 м (западная). Точность измерений – плюс-минус 30 м в зависимости от степени приближенности предполагаемых очертаний укреплений к реалиям домонгольского времени и масштаба гипотетических оползней.

Таким образом, суммарная длина городских укреплений домонгольского Владимира составляла около 6800 м (не считая детинца, двора Юрия Долгорукого, других укрепленных дворов и монастырей). Внешний периметр владимирских укреплений составлял около 5560 м.

Спорным является вопрос и о внешнем виде домонгольских владимирских укреплений. По Н.Н. Воронину, на всем их протяжении это были мощные валы, достигавшие у основания ширины 24 м, высотой до 9 м, с деревянной рубленой оградой наверху. Такие выводы исследователь сделал, исходя из современных размеров Козлова7 и Ивановского8 валов.

А.В. Столетов сделал поправку на то, что находящееся рядом с Козловым валом здание Золотых ворот «вросло в землю» примерно на 1,5 м относительно домонгольской дневной поверхности, и полагал, что первоначальная высота этого вала была еще больше, чем считал Н.Н. Воронин, – почти 11 м9. А В.П. Глазов определял ширину валов Владимира в 28–30 м10.

Такую огромную высоту и ширину владимирских валов мы видим и на других реконструкциях11, и на макете домонгольского Владимира, представленном в экспозиции Владимиро-Суздальского музея-заповедника12. Жилые и общественные здания стоят как будто в ямах, образованных колоссальными укреплениями. Соответственно, трудозатраты на такие укрепления должны были быть воистину титаническими. Например, Н.Н. Воронин полагал, что среднюю часть города при Владимире Мономахе строили тысячи людей с привлечением сотен подвод13. Вряд ли в это время в Северо-Восточной Руси, еще не вполне христианизированной и колонизованной русскими князьями14, была возможна мобилизация таких значительных ресурсов.

 

 

Ил. 2. Макет Владимира XII–XIII веков, находящийся в экспозиции Владимиро-Суздальского музея-заповедника.

 

На самом деле домонгольские валы и Владимира, и огромного большинства других русских дерево-земляных крепостей были далеко не столь внушительны. Многие сохранившиеся до нашего времени городские валы, традиционно считающиеся домонгольскими, в результате многочисленных подсыпок грунта в XVXVIIвеках получили гораздо большую высоту, чем в домонгольское время. Докажем это.

Во-первых, если высота владимирского Козлова вала в XII веке составляла 9–11 м, то его верх оказывался выше боевой площадки, устраиваемой на настиле в проеме арки Золотых ворот на высоте около 6 м (соответственно, в домонгольское время – около 7,5 м). В этом случае становится неясным назначение заложенного кирпичом дверного проема напротив выхода на боевую площадку под аркой со средней площадки лестницы, так как этот проем вел бы в толщу насыпи вала (на это обращал внимание еще Н.Н. Воронин15).

Во-вторых, согласно археологическим исследованиям, владимирский Ивановский вал первоначально имел высоту 1,8–1,9 м16, внутри него видны следы многоэтапности строительства, и он покоится на культурном слое XIXII веков, т.е. был насыпан позже появления на этом месте города17.

В-третьих, внутри вала в Суздале в районе древних Ильинских ворот (экстраполированная современная высота более 6 м) домонгольский вал сохранился только на высоту 1,5 м18;

В-четвертых, первоначальная высота валов Дмитрова составляла 1,5–2 м при экстраполированной современной высоте до 18 м19;

В-пятых, первоначальная высота валов Пенешского (Смотроковского) городища XV века составляла 2,4 м, а в наше время она приблизительно равна 4 м20;

В-шестых, валы Пинска в конечный период их существования имели высоту до 18–20 м, а в начальный – около 3 м21;

В-седьмых, следы многочисленных подсыпок автор наблюдал в разрезах валов и Перемышля Московского, и Радонежа.

В-восьмых, во многих случаях домонгольские валы, если они в дальнейшем не подсыпались, вообще исчезали с лица земли, даже если вокруг в новое время не велось никаких мало-мальски интенсивных строительных работ (как в Кидекше, Вышгороде на Яхроме, Городне Тверской области, Каменском Наро-Фоминского района Московской области и мн. др.). Характерно, что в Коломне домонгольские валы не только не сохранились, но их следы до сих пор не найдены – при весьма интенсивных археологических изысканиях, проводимых в ХХ веке22.

Из вышеизложенного мы можем сделать вывод, что по сравнению с домонгольским временем были существенно подсыпаны и городские валы Владимира (в частности, известны ремонты стен в 1536 году, а также стен и валов в 1670–1674 годах23).

Может возникнуть вопрос: зачем в XVI–XVII веках могло понадобиться подсыпать древнерусские дерево-земляные укрепления, типологически соответствующие укреплениям древних галлов, которые в массовом порядке захватывал еще Юлий Цезарь? Укрепления, по мировым меркам считавшиеся безнадежно устаревшими еще в домонгольское время24?

Ответ здесь такой: древнерусские дерево-земляные крепости, как это ни парадоксально, в XVI–XVII веках получили «второе дыхание» в связи с развитием артиллерии. Валы играли роль брустверов и бастионов, на которых можно было эффективно размещать пушки. И эти укрепления (разумеется, их земляные, а не деревянные части, которые было легко сметать с валов при помощи не только пушек, но и катапульт, что и делали монголы во время Батыева нашествия) были весьма устойчивыми к действию вражеского артиллерийского огня. Пушки, размещенные в земляных бастионах, были прекрасно защищены. Не зря во времена Петра I земляные бастионы устраивались вокруг многих каменных русских крепостей, в том числе Московского Кремля.

А заложенный боковой дверной проем Золотых ворот на высоте 7,5 м относительно дневной поверхности XII–XIII веков указывает нам на уровень боевых площадок городских стен в домонгольское время – не зря на средней площадке лестницы Золотых ворот, где скрещивались два людских потока (с городских стен и с боевой площадки), был устроен значительный раструб белокаменных стен25.

Поскольку мы не знаем высоту городней (клетей, тарасов), формировавших городские стены Владимира, мы можем определить первоначальную высоту Козлова вала лишь приблизительно. Если принять высоту городней за 2–3 м, то высота этого вала не превышала 5 м (уточнить эти цифры могут новые археологические исследования). Соответственно, меньше были и ширина вала, и глубина рва перед ним.

Не приходится сомневаться, что никакие укрепления Владимира не могли быть выше Козлова вала, расположенного с напольной – самой угрожаемой – стороны.

А со стороны обрывов над реками валы, скорее всего, вообще отсутствовали, укрепления состояли лишь из деревянных стен. Это доказывается следующими положениями:

– согласно археологическим исследованиям А.А. Юшко, такая ситуация имела место практически во всех древнерусских городищах26;

– во Владимире насыпка 3–5-метровых валов над 50-метровым обрывами над Клязьмой привела бы к большим дополнительным трудозатратам, но практически не повысила бы надежность укрепления;

– эти дополнительные трудозатраты были бы тем более велики, что грунт для насыпки валов над обрывами пришлось бы возить из окрестностей города (для напольных валов грунт брали из выкапываемых перед ними рвов, но над обрывами к реке это было сделать невозможно).

В связи с этим мы можем выразить сомнения в том, что на владимирском плато в течение истории существования города имели место значительные оползневые процессы.

В.П. Глазов полагал, что именно оползнями было вызвано то, что на южных кромках владимирского плато, выходящих к Клязьме, валы отсутствуют уже на планах XVIII века27. Но здесь, во-первых, предпочтительной видится основанная на актовой информации позиция Н.Н. Воронина, состоящая в том, что валы на северной и южной кромках плато были срыты (сброшены со склонов) в начале XIX века28. Во-вторых, исходя из сказанного нами выше, срыты были валы, подсыпанные позже XIIXIII веков. В домонгольское же время этих валов либо вообще не было (стены шли прямо по верху склонов), либо они были очень малы. Соответственно, мы полагаем, что с тех времен края плато над обрывами оползли не столь значительно – не более чем на 5–10 м от края.

В пользу нашей позиции свидетельствует и то, что владимирский Успенский собор, несмотря на свои огромные размеры, расположенность не далее десяти метров от края обрыва и невысокую конструктивную надежность29, не стал жертвой оползней30. К счастью для владимирских памятников архитектуры, Клязьма имеет тенденцию отходить не к северу, а к югу (это мы видим на примере изменения ее русла в районе Боголюбова).

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII–XV веков. М., 1961–1962. Т. 1. С. 129.

2. Названия владимирских валов приведены по А.П. Субботину (Субботин А.П. Губернский город Владимир в 1877 году. ВГВ, № 46, 1881): «Памятники древности в основном религиозные, затем валы, окружающие собственно город на протяжении версты; валы эти высотой от 15 до 20 футов (со стороны города)... Самый большой вал Козлов, или Коровий, в 1 дес. 575 сажен, идет дугою вправо, к нему примыкает Галейский вал в 300 кв. сажен. На Козловом валу в 1868 году установлен бак городского водопровода, от него отделяется ближе к Клязьминскому мосту вал (примостовой) в 440 сажен. Театральный вал в 1273 кв. саж. идет влево от Золотых ворот к проезду против 2-й Никольской улицы, у его подошвы приютились театр и пруд, в старину он продолжался до Девичьего монастыря, но вторая половина срыта (600 кв. саж.) в конце 60-х годов, и на том месте устроено нечто вроде сквера. Далее идет Боровой вал (300 кв. саж.) около Девичьего монастыря, в кремле от фонтана Троицкий вал (1 дес. 565 кв. саж.) в два уступа; на нем попадаются камни от старинной башни; от него заворачивает вдоль Лыбеди Лыбецкий вал (420 кв. саж.), а затем Поганый (мимо Поганого пруда, от которого к югу Ивановский вал 1585 кв. саж. до Рождественского монастыря, эти валы огибают Троицкие улицы); за Ивановским мостом осталось два вала, на север Зачатейский (1056 кв. саж.), склон к Варваринской улице, а на юге Богословский вал».

Вариант названия Галейского вала – Николо-Галейский, Боровского – Боровецкий (Скворцов А.И., Строгова Л.П., Шагова О.А. Владимир. Путеводитель-справочник. Владимир, 1984).

3. По сообщению Т.П. Тимофеевой, какие-либо документы, описывающие появление этого холма, на сегодняшний день отсутствуют, и существует и другая версия его появления: он был насыпан из грунта, вынутого при строительстве здания Присутственных мест. Однако это здание было построено в 1785–1790 годах, а валы на южной кромке плато были срыты (сброшены со склонов) в начале XIX века (Воронин Н.Н. Из ранней истории Владимира и его округи // Советская археология, 1959, № 4, стр. 74–81). Следовательно, к моменту строительства Присутственных мест южный вал, вероятно, еще существовал, и вряд ли была необходимость дополнительно подсыпать его вынутым грунтом или устраивать искусственный холм рядом с ним. Логичнее было при срытии вала в начале XIX века сохранить его фрагмент в качестве смотровой площадки. Но это лишь гипотеза, подтвердить или опровергнуть которую могут только археологические исследования.

4. Воронин Н.Н. Зодчество… Т. 1. С. 131.

5. Там же.

6. Измерения проведены с помощью компьютерной программы «Google Earth».

7. Воронин Н.Н. Зодчество… Т. 1. С. 131.

8. Там же. С. 40.

9. Реконструкция А.В. Столетова приведена в кн.: Тимофеева Т.П. Золотые ворота во Владимире. М., 2002. С. 25.

10. Глазов В.П. В лето 6616-е (к топографии Владимира) // О крае родном. Люди, история, жизнь, природа земли Владимирской. Ярославль, 1978. С. 32.

11. Например, см. реконструкцию О.В. Гришанчук в кн.: Древнерусское градостроительство X–XV веков. Под общей редакцией Н.Ф. Гуляницкого. М., 1993. С 174–175.

12. Собрание ГВСМЗ, НВ-9351, 1980.

13. Воронин Н.Н. Зодчество… Т. 1. С. 40.

14. Согласно «Житию Авраамия Ростовского», при жизни преподобного на площадях Ростова стояли идолы (Житие преп. Авраамия Ростовского // Древнерусские предания (XI–XVI вв.) М., 1982. С. 137). По мнению В.О. Ключевского, Авраамий жил в конце XI века (http://www.pravenc.ru/text/62956.html). Но, независимо от реальности и времени жизни Авраамия, вряд ли Мономах, управлявший Северо-Восточной Русью из Киева и бывавший там лишь эпизодически, мог довести до конца процесс колонизации и христианизации далекой Залеской земли.

15. Воронин Н.Н. Зодчество… Т. 1. С. 140.

16. Романова О. На месте древних валов были городские постройки // Информационный портал «Призыв.ru», 18.05.2011. http://www.prizyv.ru/archives/336014.

17. Воронин Н.Н. Зодчество… Т. 1. С.. 41.

18. Седова М.В. Суздаль в X–XV веках. М., 1997. С. 52.

19. См. Интернет-сайт www.dmitrov.su.

20. Овсянников О.В. Укрепленные усадьбы XIV–XV вв. как памятники оборонного зодчества Русского Севера. В кн.: Краткие сообщения Института археологии. Вып. 172. С. 97–104.

21. См. Интернет-сайт http://pinskhistory.by.ru.

22. Мазуров А.Б. О расположении детинца и размерах Коломны в XIIXIII веках // Краеведческие записки. Сб. научных трудов Коломенского краеведческого музея. Коломна, 2001. С. 28.

23. Воронин Н.Н. Зодчество… Т. 1. С. 135; Мазур Л.Д. Укрепления Кремля и посада Владимира в XVII веке // Академический вестник УралНИИпроект РААСН. № 2, 2012. С. 46.

24. Для примера приведем Палестину, где в бедном, пустынном и необжитом краю, в условиях постоянных войн с мусульманами, в XII веке было построено более двухсот каменных крепостей. Пример одной из них – городские укрепления Акры (Акко), которые состояли из системы двойных стен, сходящихся под прямым углом и составляющих в плане прямоугольный треугольник, основанием которого служило море. Каждая из стен была длиной около 500 м, и имела двенадцать мощных башен. В точке пересечения восточной и северной внутренних стен (северо-восточном углу укреплений) стояла огромная круглая «башня Генриха». Перед городскими стенами были глубокие рвы, а перед рвами, прикрывая сообщения города с внешним миром по суше, стояли башни, окруженные собственными рвами. Все стены были снабжены внутренними коридорами с бойницами. И северный пригород Акры, Монмюсар, тоже был укреплен двойной каменной стеной с башнями. (Информация Интернет-сайта http://arhistroika.ru/fortifikacionnoe-stroitelstvo-krestonoscev).

25. Воронин Н.Н. Зодчество… Т. 1. С. 140. 

26. Юшко А.А. Московская земля IX–XIV веков. М., 1991. С. 97.

27. Глазов В.П. В лето 6616-е… С. 36.

28. Воронин Н.Н. Из ранней истории Владимира и его округи // Советская археология, 1959, № 4, стр. 74–81.

29. Подробнее см.: Заграевский С.В. Юрий Долгорукий и древнерусское белокаменное зодчество. М., 2001. С. 82.

30. Обнаруженный в свое время автором этого исследования наклон главы храма на 2,5 градуса к востоку (а не к югу, т.е. не в сторону обрыва) был связан не с оползнем, а с пожаром 1185 года (подробнее см.: Заграевский С.В. Успенский собор во Владимире: некоторые вопросы архитектурной истории // Памяти Андрея Боголюбского. Сб. статей. Москва – Владимир, 2009. С. 95).

 

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский