РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Жервэ А.В. Страницы строительной истории Софии Новгородской. В журн. София, № 1, 1999. Все права сохранены.

Размещение электронной версии в открытом доступе произведено: http://www.sophia.orthodoxy.ru. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2008 г.

 

 

 

А.В. Жервэ

СТРАНИЦЫ СТРОИТЕЛЬНОЙ ИСТОРИИ СОФИИ НОВГОРОДСКОЙ

Прошло уже семь лет с тех пор, как ушел из жизни замечательный исследователь новгородской архитектуры Г.М.Штендер. Значение проведенных им работ на памятниках новгородского зодчества XI-XVI вв. чрезвычайно велико. Это классика научного исследования. Особенно, когда речь касается Софии Новгородской -  памятника, к которому ученый возвращался на протяжении всей своей жизни и который по праву занимал главенствующее положение в его работах. Публикации материалов раскопок относятся в основном к 60-м - нач. 80-х гг. С тех пор появились новые данные о новгородской архитектуре. Наша публикация - это дань памяти Г.М.Штендеру и попытка по-новому взглянуть на известные факты.

"... Софийский собор - палладиум древних новгородцев! Он много видал около себя происшествий, славных и позорных, радостных и плачевных. Он все их пережил, был увешиваем трофеями и омываем слезами. Такой старец достоин низкого поклона от всякого мимоходящего."  

(Епископ Старорусский и викарий Новгородский Е.Болховитинов)

 

София Новгородская - первый каменный храм не только Новгородской земли, но и всего Русского Севера. Ее значение как памятника древнерусской культуры, архитектуры, живописи, равно как и святыни христианского мира, места многочисленного паломничества, Дома Св. Софии Премудрости Божией трудно переоценить.

На протяжении веков облик собора менялся. Только в домонгольское время известно около пяти важных строительных мероприятий, повлиявших на его черты. Это и строительство галерей, законченных чуть позже основного объема и не входивших в первоначальный замысел постройки, и ремонты - поновления алтарной части, притворов и полов. Причины таких изменений зачастую выходят за рамки истории собора и указывают на природные катаклизмы или значимые изменения в политической, военной, духовной жизни города.

Так, стихийным бедствием был вызван ремонт северной галереи Софии Новгородской. Участок, выделенный под строительство собора, северной своей стороной упирался в склон оврага, засыпанный в 1044 г.  Но грунт, не успев слежаться, просел. Последовавшие за этим в домонгольское время трещины в конструкциях привели к обрушению северной галереи в 1276 году, восстановлению (возможно в конце  XIII в.), и последующей ее перестройке в 30-х гг. XIX века . Галереи были первым строительным деянием, изменившим первоначальный облик собора. Как показали исследования Г.М.Штендера, Св. София была задумана с одноэтажными крытыми галереями, такими же как в Киеве и Константинополе. Однако, щель между фасадной стеной основного объема и стеной северной и южной галерей, а также специально прорубленные в кладке второго этажа пазы для тяг определенно говорят о втором строительном этапе, но в рамках работ середины XI века. Причем, в их возведении мастера избегали единого приема. Западная галерея возводилась первой и была перевязана в верхних частях с лестничной башней и основным объемом. Но из-за различных нагрузок на стены, своды галереи не выдержали и дали трещину на обоих этажах. Прошлось срочно ставить дополнительные перекрытия, врезая арки в лопатки основного объема. Они были выполнены в той же технике и из тех же материалов, что и стены и датируются последними годами строительства собора .

О самом известном ремонте такого рода упоминают летописи. Подмывание берега в излучине  Днепра вызвало обрушение восточной части церкви Михаила в Киевском Выдубицком монастыре,  построенной в кон.80-х гг. XI века, несмотря на то, что в конце XII века, когда храм был еще цел, зодчий и "приятель" Рюрика Ростиславича Петр Милонег возвел  особую подпорную береговую стену, приведшую в восторг летописца и киевлян .

Благодаря археологическим изысканиям в северо-западном приделе Усекновения главы Иоанна Предтечи в темнице (в летописях он будет называться сокращенно - "в темнице"), мы можем представить жизнь этого храма и, отчасти, всего собора на протяжении девяти веков. Стратиграфия как застывший воск запечатлела все этапы строительства. Чуть ниже современного пола видны следы благоустройства собора, проведенные по мнению Г.М.Штендера, архиепископом Корнилием в 70-х гг. XVII в . Тогда были растесаны стены и поднят уровень пола на высоту 60-70 см. Это самое мощное повышение за всю историю Софии. Таким образом, уже к концу XYII в. высота храма практически совпадала с современной. Следующий строительный этап мы можем отнести к концу XIII в. и связать с обрушением северной галереи. Огромные плиты длиной 140 см. (а по чертежам - до двух метров) были положены на слой строительного мусора толщиной в полметра, состоящий из материалов XI-XII вв. Привлекает внимание то, что в алтарной части придела плит не обнаружено. Ремонт конца XIII в. перекрывает древнейшие полы Софии. Истертые, изборожденные трещинами, точно морщинистое лицо, они представляют собой ленты цемяночного раствора толщиной 5-8 см. и отстают от современного пола на высоту человеческого роста.

Очень интересен блок кладки, найденный у северной стенки апсиды Иоанновского придела. Лежащий, по-видимому, на плитах пола конца XIII в., он сложен из плохо сформованной плинфы светло-оранжевого обжига (32 х 22 х 5; 28 х 19 х 4 см.) и серого плитняка на цемяночном растворе. Кладка была выполнена небрежно, а ее система выражена нечетко. Однако заметно чередование - один ряд плинфы, два ряда камней и четыре ряда плинфы. Подобные формат, формовка и обжиг встречены на памятниках первой трети XII в.: в ц.Благовещения на Городище 1103 г. и Георгиевском соборе Юрьева монастыря 1119 г.,  что говорит в пользу ее датировки тем же временем. С трех сторон блок был обмазан известковой штукатуркой без росписи. Остается догадываться, откуда, когда и каким образом он попал на это место, но может статься, что перед нами один из элементов "архитектуры малых форм".

Археологические исследования позволяют также говорить об особенностях богослужения храма Иоанна Предтечи. В восточной части были обнаружены остатки плиты основания древнего престола, к которым примыкал первый пол и которые перекрывал второй . Найден фрагмент круглящейся кладки апсиды, по которому можно восстановить ее древнюю форму. Кроме того, оказались открытыми уникальные следы деревянной алтарной преграды сер. XI в. Именно к ней подходили древние плиты, тогда как пол алтаря, вероятно, был сложен из какого-то другого материала. Деревянные столбики были украшены резьбой. Пазы между ними оказались настолько узки, что Г.М.Штендер предположил наличие либо завесы из ткани, либо очень тонких досок. По его реконструкции темплон имел необычную форму, т.к. в центральной части находился "П"-образный выступ, обращенный к западу. Он больше напоминал солею, нежели известные нам алтарные преграды. Уникальная находка сохранилась благодаря каменной прикладке домонгольского времени, сделанной для укрепления северной стены. Система таких прикладок, примыкавших к лопаткам северной галереи, выявлена на всем ее протяжении.

Можно предположить, что придел перестал существовать после возведения второго цемяночного пола и прикладок, к которым он примыкал, из-за опасности обрушения конструкций. Древние входы в него находились с запада и юга, но в последствии были заложены. Причем южный оказался закрыт еще в домонгольский период. Современный проход был сделан лишь в середине XIX века.

Еще одним уникальным открытием оказался аркосолий с фрагментами росписи, расположенный в северо-западной части северной галереи. Он представляет собой нишу в стене, место, куда помещался саркофаг. К одной из его стенок примыкают оба цемяночных пола. Это, а также размер плинфы (40 х 24 х 3,5-4,5 см.) говорит о древности постройки. Однако, щель между кладкой западной стены и более небрежная формовка плинфы свидетельствуют о небольшом временнoм перерыве. Таким образом, перед нами место одного из древнейших захоронений времени строительства собора, хотя и претерпевшего некоторые изменения еще в домонгольское время. Часть конструкции была сложена на цемяночном растворе, но из плинф во вторичном использовании. Вопрос о том, кто мог быть погребен здесь до сих пор не получил окончательного ответа. Г.М.Штендер затруднился определить принадлежность аркосолия и лишь отметил, что на сохранившемся фрагменте фрески видна часть фигуры, м.б женской. В свою очередь В.Л.Янин предположил, что это место перезахоронения Изяслава Владимировича, сына Владимира Мономаха. Он был убит под Муромом в 1096 г. Олегом Святославичем, князем муромским во время "брани лютой" . Но этому противоречит примыкание к одной из стенок аркосолия первого цемяночного пола, сооруженного, как надо полагать, сразу после окончания строительства.

Изменения, которые переживал собор на протяжении веков, касались конечно, не только его северной галереи. Наиболее значимыми оказались ремонты в алтарной части: переустройство синтрона и престола. Причем две эти важнейшие литургические и архитектурные формы оказались перестроены в разные периоды, хотя характер работ схож - увеличение размеров. Археологические исследования и материал, запечатлевший тепло рук и особенный для каждой строительной эпохи, позволили определить и относительное время перестроек и их место в новгородской домонгольской строительной традиции.

Первоначальный синтрон и горнее место (скамья и место для священников и архиерея в алтаре за престолом) известны нам по фотографиям, сделанным во время реставрационных работ конца XIX в. под руководством В.В.Суслова и по рисунку Г.М.Штендера с этих фото. Оба сооружения были двухступенчатые и имели оштукатуренные поверхности. К сожалению, остается неясным, как взаимодействовали друг с другом древние и более поздние формы. Из изображения следует, что трехступенчатое сопрестолие появилось путем повышения на одну ступень древней кладки, а именно с ней связывает исследователь два типа небрежно формованных плинф: 37 х 23 х 5 см. и 23 х 22 х 5 см. Толщина отдельных экземпляров доходила до 7 и более см. Такое сочетание признаков характерно для новгородских памятников первой трети XII века - ц. Благовещения на Городище 1103 г. (35-38 х 21-22 х 4-5 см.) и особенно для ц. Рождества Богородицы Антониева монастыря 1117 г., где найдены и подобные форматы, и бoльшая толщина материала. Квадратные плинфы есть и в Троицком соборе во Пскове, построенном, вероятно, в 20-х гг. XII в.  Кроме того, в приделе Иоанна Предтечи мы уже встречали упавший блок кладки, материалы которого также соотносятся с первой третью XII столетия - временем строительства "больших соборов". Сохранившийся фрагмент фрески может относиться к росписи собора в 1108 г. (ссылка-лет.) Если это так, то мы получаем дату, к которой строительство синтрона должно было быть завершено.

Но когда и как произошло переустройство? На вертикальной стенке третьей ступени, которая была сложена на ином растворе, обнаружены углубления, оставленные мастерком под кусочки смальты. А на одной из фотографий конца XIX в. четко видны небольшие мозаичные плитки - облицовка синтрона, лежащие у его подножия. На ступенях остались их оттиски и обнажились торцы вертикально поставленных плинф. Они отделяли мозаики друг от друга. Таким образом, переустройство сопрестолия и его облицовка произошли одновременно.  Устройство мозаичного пола, закрывавшего нижнюю часть фрески 1108 г., также можно соотнести с появлением обкладки из смальты и связать со строительной деятельностью архиепископа Нифонта (1130-1157 гг.). Последний из подвижников печерских, занимавших новгородскую кафедру, он много преуспел в церковном строительстве. Три постройки, в которых он участвовал и которые   засвидетельствовала летопись - в Новгороде - ц. Успения на Торгу 1135 г., в Пскове - Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря сер. XII в. и ц. Климента в Старой Ладоге 1153 г. - представляют три линии развития новгородской архитектурной школы. Первая - завершает этап возведения "больших соборов" и отвечает торжеству и величию традиции киевского искусства XI - н. XII вв. Вторая - самый оригинальный храм середины XII в., византийский росток на северной почве. К сожалению, ему не сужено было пустить корни, хотя особенности плана проявляются в некоторых новгородских постройках второй половины XII в. Это подтверждает и первоначальный замысел ц. Георгия в Старой Ладоге . И, наконец, третья - сыграла ведущую роль в сложении нового "малого" типа храма середины - второй половины XII столетия.

Г.М.Штендер соотнес мозаичные полы с летописным известием 1151 г.: "архиепископ Нифонт поби святую Софию свиньцем всю прямь, известию маза всю около"  и привел убедительный ряд аналогий полов в храмах Древней Руси, датирующихся не XI в., а серединой - второй половиной XII в. Он предположил, что это работа приглашенных Нифонтом южнорусских мастеров. И действительно, следы другой строительной традиции проявились не только во время работ в Св. Софии. Уже в ц. Дмитрия Солунского во Пскове 1143-44 гг. мы находим иной строительный материал - плинфу с клеймами. Для Новгорода - это черта необычная. Клейма встречаются и в Спасо-Преображенском соборе Мирожского монастыря во Пскове, и в церкви на берегу Волхова в Старой Ладоге.

Таким образом, ремонт полов и синтрона в середине XII в. и украшение их мозаичными плитами  раскрывают черты более широкого культурного явления, связанного со строительными традициями киево-черниговских земель и политической ролью новгородских архиепископов, которые с середины XII в. оказывают сильное влияние на судьбу новгородской вечевой республики.

Последнее переустройство, которое мы рассмотрим, касается главной принадлежности алтаря, его святая святых, места совершения литургии - центрального престола Св. Софии Новгородской. (в статье сознательно не рассматриваются изменения сер. XII в., произошедшие в Мартирьевской паперти, поскольку этот вопрос требует отдельного изучения).

История его сооружения повторяет все этапы домонгольского строительства собора. На самый древний цемяночный пол толщиной 6-8 см., истертую ленту которого мы обнаружили в приделе Усекновения главы Иоанна Предтечи, была положена плита основания. В ней устроены пять углублений для небольших каменных столбцов. На них помещалась верхняя плита престола - трапеза. По периметру столбцов из плинф был выложен ковчег - заглубленная в центральной части ступень. (Она повторяет свидетельство Кодина о Софии Константинопольской: "Вокруг престола Юстиниан сделал златые ступени, на которые входят священники для целования священной трапезы") Но ковчег появился в слое раствора, положенного под мозаичный пол, т.е. одновременно с ним (ок.1151 г.) и вновь может быть связан со строительной деятельностью архиепископа Нифонта. Далее, по контуру плиты основания "на ребро" ставятся плинфы, оштукатуренные со стороны столбцов, которые, по Г.М.Штендеру, являются вторым этапом оформления ковчега и соответствуют времени появления пола из плит (вторая половина XII - н. XIII вв.). Последней появляется облицовка столбцов плинфой на цемяночном растворе и покрытие их фресковой росписью "полилитии" или "мраморировки" под "флорентийскую мозаику белых, красных, желтых и черных тонов" . Облицовка сделана из плинфы двух форматов: 26 х 11 х 5 см. и 19 х 11 х 5 см. со следами травы, оставшихся либо от травяной подстилки под форму, либо после просушивания и "бортиками" на нижнем крае торцов от выхода глины за пределы неразъемной рамки. Оттиски травы на плинфе появляются уже в Старой Ладоге, т.е. с начала 50-х годов XII в. и далее известны почти на всех новгородских памятниках второй половины XII - первой трети XIII вв. Другое дело формат. Подобный софийскому найден при исследованиях церкви Параскевы Пятницы 1207 г.  

Последнее крупное переустройство престола Г.М.Штендер связывает с деятельностью новгородского архиепископа Антония (Добрыни Ядрейковича) - заказчика палат архиепископа Митрофана, церкви Антония (завершены в 1211 г.) и церкви Варвары (1218-19 гг.). В 1211 году он совершил паломничество в Константинополь и "привез с собой гроб господен..."  Эта фраза до сих пор остается загадкой для исследователей. В ней видят и каменную трапезу, и меру Гроба Господня, равную по длине 175 см., тем более, что в ризнице новгородского Софийского собора хранилась лента, с запечатанным на концах сургучом. Длина ее та же, что и длина престола после увеличения .

В подобном деянии видится не столько благоустройство алтаря, разметка по "мерной сажени" (175 см.) или устранение возможных повреждений XII века, сколько стремление следовать древней литургической традиции в устройстве престолов и уподобить плиту-трапезу святая святых новгородского собора мере Гроба Господня церкви Воскресения в Иерусалиме и храма Св. Софии в Константинополе.

Итак, перечислим еще раз основные домонгольские события в архитектурной истории Софии Новгородской. В середине XI в. в последние годы строительства собора меняется первоначальный замысел - возводятся двухэтажные галереи и изменяются конструкции лестничной башни. Однако, не закончив строительные работы, мастера вынуждены дополнительно укреплять западную часть. Вероятно, причина в засыпанном за год до возведения Софии овраге, проходящем под северной галереей. Одновременно со строительством или спустя небольшое время в северо-западном углу северной галереи появляется плинфяной аркосолий. Это одно из древнейших погребений собора, которое до сих пор не идентифицировано.

Следующий строительный этап относится к возобновлению каменного зодчества Новгорода в начале XII века - времени зарождения новгородской архитектурной школы и следованию торжественности и величию искусства Киева XI-XII вв. Тогда строится первоначальный синтрон. Причем если он возведен до 1108 года (росписи собора), то его постройку либо следует отнести ближе к 1103 г. - строительству церкви Благовещения на Городище, либо связать с лакуной, образовавшейся между 1103 и 1113 гг. (строительство Никольского храма), и поставить вопрос о продолжении работ в это время. К первой трети XII в. относится и блок кладки, найденный в алтаре придела Усекновения главы Иоанна Предтечи. Обмазанный с трех сторон штукатуркой (четвертая уходила в стену раскопа), он чрезвычайно напоминает престолы-блоки (по терминологии Т.А.Чуковой.) , а его местонахождение лишний раз подтверждает это.

Далее, архитектурные работы, вызвавшие изменения Софии Новгородской, связаны с деятельностью новгородского архиепископа Нифонта и иной киево-черниговской строительной традицией. Она проявилась прежде всего в укладке мозаичного пола по всему периметру собора (храмы Северо-запада мозаикой не украшались), в достройке и оформлении мозаичными плитами синтрона и в возведении ковчега - ступени из плинфы вокруг древнего каменного престола. В панегирике Нифонту упоминается также создание кивота над престолом: "инии же мнози глаголаху яко полупив святую Софию пошьл Царюграду; и много глаголаху на нь собе на грех. О сем бы розумети комуждо нас: который епископ тако краси святую Софию, притвори испьса, кивот створи и всю извну украси"  Трудно сказать, к какому времени относится появление второго цемяночного пола, перекрывавшего плиту основания престола, а также стенных прикладок по всей длине северной галереи, благодаря которым сохранились уникальные остатки алтарной преграды. Возникли они в результате деформаций, происходивших с фундаментами северной галереи. Вероятно, эти работы можно отнести к первой половине - середине XII в. Именно тогда в Св. Софии разворачивается бурная строительная деятельность.

К середине - второй половине XII века относятся несколько полов, в том числе из плит. Последний был обнаружен в алтарной части собора. Но заключительный аккорд домонгольских строительных работ прозвучал в 10-х гг. XIII в., когда, вернувшись из паломничества в Константинополь, новгородский архиепископ Антоний (Добрыня Ядрейкович) привез с собой "меру Гроба Господня". Что это было сказать трудно, но после поездки происходят изменения в святая святых Софийского собора. Обстраиваются кирпичом и расписываются столбцы, поддерживающие верхнюю плиту престола. Меняется и сама трапеза. Ее размеры увеличиваются до "меры Гроба Господня".

Следующий ремонт относится уже с послемонгольскими событиями. В 1276 году рухнула северная галерея и с ее возведением связано начало строительных работ после более чем полувекового затишья. Первая полноценная каменная постройка Новгорода появится лишь в 1292 г. Ей станет церковь Николы на Липне, но это уже другая страница каменной летописи Города.

Таким образом, каждое из строительных деяний, совершенных в Св. Софии Новгородской, служит богатейшим археологическим, историческим и литургическим источником по изучению истории Господина Великого Новгорода и особенностей древнерусского государства в целом.

Несмотря на произошедшие изменения, храм сохранил свой первоначальный облик в отличие от остальных Софийских соборов - в Константинополе, Киеве и Полоцке. Этот образ старца, ветхозаветного Денми, который почувствовал епископ Евгений (Болховитинов), впервые взглянув на Софию Новгородскую, сохранился и до ныне. И действительно, "такой старец достоин низкого поклона от всякого мимоходящего."

  

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский